vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Об этом мы не расскажем детям


Об этом мы не расскажем детям

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s7.uploads.ru/Nw6R8.png

Leo Montanelli & Samantha Riley
Сакраменто. Конец октября, 2015.
Ночной город. Клуб, улицы, закоулки.

Отредактировано Leo Montanelli (2015-10-21 13:06:38)

+2

2

внешний вид

http://d.ibtimes.co.uk/en/full/244838/megan-fox.jpg

Переступив порог роскошного ресторана, я хотела только одного - убить. Мои руки уже испачканы в крови, и я словно хищница - почувствовав кровь раз, хочу еще. Убийство моего мужа не было первым убийством, но я этим не горжусь. Ради дочери я готова идти по головам, а про это некоторые люди забывают. Материнский инстинкт делает женщину опасной. Львица голову откусит, а я проткну как индейку на Рождество.
- Миссис Райли, он ждет вас.
Мужчина в смокинге и белых перчатках улыбнулся мне, и открыл дверь в огромный зал, где по центру стоял один стол. Став продажной девицей, я только и смогла склонить вниз голову, и вдыхая позор, зашла внутрь зала. За спиной тут же закрылись двери. Ты сможешь. Ради Грейс. Он может тебе помочь, а взамен просит только ... мерзость. Не скрывая отвращение к происходящему, с недовольной миной на лице я медленно прошла к столику. Спиной ко мне сидел взрослый мужчина с легкой сединой на черных волосах. Крепкое телосложение внушало смирение, а тихий голос страх. И если я считала себя хищницей, то сегодня я вошла в логово монстра пострашнее...
Неделю назад, когда я искала работу, в мое временное жилище проникли неизвестные мне люди. Мою дочь украли, ссылаясь на социальные службы. Ага, словно в жизни овечки прыгают друг за другом, и меня заждались! У моего мужа были как друзья, так и враги, и я уверенна, что Грейс понадобилась кому-то из них. Наверное они до сих пор ищут Саймона, и не знают, что его тело закопано на заднем дворе маминого дома. Каждый день собаки справляют нужду на его кости - только это греет мне душу. И в попытке узнать куда отвезли мою дочь, я и попала на этот ужин. Не зная имени и фамилии, да и в целом ничего не зная об этом мужчине, я согласилась на встречу, так как мне важна была любая деталь.
Отужинав с мужчиной, я поймала себя на мысли, что он использует меня. Постоянно уходит от темы, старается прикоснуться ко мне, а его оскал пугает до дрожи в коленках.
- Простите, но я не вижу смысла продолжать беседу. Я думала вы сможете мне помочь, но вечер прошел бессмысленно глупо.
Встав из-за стола, подхватила сумочку и быстрым шагом направилась к выходу. Беги! Беги отсюда, Сэм! Стараясь не переходить на бег и не оглядываться, рывком распахнула тяжелую дверь, и вскоре оказалась на улице. Как-только спустилась по маленькой лесенке, и оказалась на улице, сделала вдох полной грудью. Черт! Твою мать! Что за хрень! Мне нужна была информация. Я рассчитывала на нее. Смахивая волосы с лица на затылок, огляделась по сторонам, и приняла еще одно глупое решение - прогуляться до дома пешком. Освежить мысли. Для умницы бываю редкой дурой.
Шагая на неудобных каблуках, я настолько погрузилась в собственные мысли, что не заметила довольно знакомую фигуру. Пройдя мимо молодого человека, я не поздоровалась, и даже ухом не повела, когда задела его плечом. Пофиг. Но на темном пути дороги вдоль шоссе, я вскоре пожалела о своем намерении пройтись. Поздно вечером. В холодный и страшный вечер, переходящий в ночь.

+1

3

[AVA]http://s6.uploads.ru/6tnsK.png[/AVA]
Прохладный вечер октября. Через месяц Хеллоуин, все снова нарядятся в шлюшек-тыкв, и прежних дам Сакраменто будет отличать от нонешних только огромный оранжевый мешок на теле. В нём через прорези можно будет без стеснения рассматривать их нижнее бельё, если они удосужатся надеть его на себя. Всё те же старые-добрые путаны Мидтауна. Сколько жарких ночей Лео провёл в их заботливых нетрезвых объятиях? Не счесть. Но сегодня не повезло. Всё изначально пошло не так. Сначала Крис умудрился подцепить сисястую блондиночку, которая сперва заглядывалась на Монтанелли. Но тот был слишком занят виски, которое стакан за стаканом употреблял внутрь. Оглянуться не успел, а она уже тащит Кристиана в женский туалет. Нет в мире справедливости, нет в нём утешения для Лео Монтанелли.

Второй его проблемой стал счётчик, который он покормил недостаточно сытно. Поэтому дорога домой стала для Лео, своего рода, испытанием трезвости - требовалось преодолеть несколько километров по извилистому тротуару, ни разу не переступив паребрика. Это было бы не так сложно, используй он для равновесия обе руки. Но правая держала большой стакан с пивом, а левая - телефон, который Лео использовал в тщетных попытках вызвать такси.
- Да откуда мне знать, мисс, - громко кричал он в трубку, - где я нахожусь? Если бы вы выпили столько, сколько выпил сегодня я, то облевались бы до полусмерти. - Монтанелли озирался, крутясь как волчок, отыскивая указатели, названия улиц. - О, чего дерзкая какая, а? - окликнул он девицу, ткнувшую его плечом в бок. Она прошла мимо и даже не обернулась, чтобы проронить извинение. - Щас спрошу, повисите, - Лео живо сунул мобильный в карман куртки, и погнался за девушкой, мимоходом отмечая соблазнительно короткую длинную её юбки.

- Стой, говорю! - кринул он ей в след, но незнакомка, почувствовав своей очаровательной пятой точкой, которая так притягивала его взгляд, неприятности, ускорила шаг. - Да стой ты! - нагнав её и дёрнув за руку, Монтанелли повернул девицу лицом к себе. Мгновение, молчание, а затем пьяный голос умаслился приятным узнаванием. - Вот это встреча! .. эм. Салли? Сьюзи? Санта-Мария? - перебирал он известные ему женские имена. - Э-э.. Сэм? Точно, Сэм. Кстати, Саманта или Саммер? - он ухмылялся, глядя девушки в лицо. Дружелюбия, которого изначально и не наблюдалось, теперь не было и в помине. Саманта (или Саммер?) глядела на него со страхом и отвращением, тщетно пытаясь вырвать руку из цепкой хватки.
- Ну стой ты, не рыпайся так уж убедительно. Ни одного бешеного кроме нас на улице нет, - и действительно, единственным свидетелем их встречи стала драная кошка, копавшаяся в мусорном бачке. - Я - Лео, помнишь? Мы как-то встречались с тобой.

На самом деле то, что произошло между ними встречей назвать было сложно. За этой девчонкой как-то пару недель назад пытался приударить Кристиан, когда они в очередной раз совершали круг почёта по местным барам. После того, как ловко Сэм его отшила, за дело принялся Монтанелли. Он был упрямее и во сто крат упорнее Криса, поэтому и ответ от девушки ему пришёл много резче. Она называла его "скотиной, трахающей всё живое", на что раздражённый Монтанелли дал ей упреждающий ответ, что "ебать ему нравится живых, но молчаливых" и предложил "суке" закрыть пасть и в следующий раз открыть, только когда он надумает натянуть её ради минета.

- Приятная у нас была встреча, согласна? - он усмехнулся, улыбка вышла кривая, почти что дикая. Свободной левой рукой Лео схватил Сэм за полу пиджака и резко притянул к себе. Ткань треснула, дырка для пуговицы стала шире. - Опс, ну ничего, тебе без этой тряпки будет лучше, - он закусил губу, подпитывая злость воспоминанием о позоре, который ему пришлось испытать в первый день их встречи. Так живо его спроваживали разве что в средней школе.

Отредактировано Leo Montanelli (2015-08-07 18:37:27)

+1

4

Шагая на каблуках по дороге, я думала об одном. О том же. О Грейс. Постоянно. Каждый день. Туфли натерли мозоль на пятки, но эта боль отрезвляет от дурных мыслей. Она напоминает мне, что я еще жива. Что могу чувствовать что-то еще. Не знаю правильное ли время молится, но... Поднимая взор на небо, я готова была спихнуть свои проблемы на всевышнего. Может, он решит?
Задев молодого парня, я не услышала его обращения ко мне. Просто шла, и думала о своем. Может, я проклята? В прошлой жизни была ведьмой, которая испортила жизнь многим, и теперь ... будучи в этой жизни плачу за грехи? О боги! Что только в голову не придет, если из ушей не торчат наушники!
- Да стой ты!
Внезапно меня дернули за руку и повернули назад. Еле устояв на каблуках, я хотела было уже врезать по будущим наследникам парня, но вместо этого, уставилась на парня. Откуда я его знаю? Ах да! Удивление сменилось опоздавшей открытой неприязнью, и я попыталась выдернуть руку.
Я - Лео, помнишь? Мы как-то встречались с тобой.
- Главное, чтобы ты помнил, идиот пьяный, - резко вырвав руку из его звериной хватки, сделала несколько шагов назад, - Сэм меня зовут. Но запоминать не обязательно! Иди своей дорогой, а я своей, и все останутся в полной комплектации.
Какое-то время назад мы встретились в баре, где я пропускала очередной бокал виски. За последний месяц я была частым гостем. Напивалась, а потом поднималась домой, и спала всю ночь. Единственное действующее снотворное, когда особенно все хреного, но еще не то дно, которое я достигаю с очередным мальчиком. Они липнут как клей. Словно намазано на стуле рядом, и потом задницу поднять не могут. Сначала был один, потом еще, и потом сел он. Я помню эту его стрижку аля экономлю на мужском стиле. Самый надоедливый. Кем он себя возомнил? Чьим сыном?
- Приятная у нас была встреча, согласна?
Только я повернулась к нему спиной, как пришлось повернуться обратно. Что? Он не собирается идти по своим делам? Сохраняя молчание, я выбрала тактику игнорирования. Сам отпадет. Как бумажка с ботинка. И вдруг он хватает меня за пиджак, и рывком тянет к себе. Смогла услышать только треск рвущейся ткани, и увидеть его наглую ухмылку.
- А ну отвали!
Отпихнуть не получилось. Отойти да, но его рука по прежнему держала меня за одежду.
- Последний раз говорю. По хорошему!
Я словно анекдоты рассказывала, потому что его довольная улыбка становилась шире и шире. Щеки вот-вот треснут как мой пиджак. Стараясь сохранить спокойствие, я огляделась по сторонам, и на мою голову - ник ого не было. Ни машины. Ни мужчины. Ни старенькой бабули. И тогда, собрав в левую руку смелости, а правой сжав сильнее сумочку, размахнулась и как треснула парня по голове. И еще раз. Но после третьего удара, я решила вывернуть его руку, хотя, произошло крайне неудачно. Перебросив правую руку с сумочкой через его левую руку, я оказалась прижатой спиной к его груди. Пальцы разжать не получилось. Угодив в его объятия, вновь попыталась выбраться, но со стороны было похоже на последнюю минуту рыбы на суше.
- Я буду кричать!

Отредактировано Samantha Riley (2015-08-07 22:00:20)

+1

5

[AVA]http://s6.uploads.ru/6tnsK.png[/AVA]
- Сука! - заорал Монтанелли, отпуская девчонку и хватаясь рукой за ухо, по которому только что прилетело с нелёгкой женской ладони и зажатой в ней сумочки. Ревя как раненный медведь, расплёскивая пиво и свирепея от этого ещё сильнее, Лео рванул вперёд и зажал её в руках будто тисками. Сильно, не вырваться. Она сучит ногами, пытаясь отдавить ему ступни острыми каблуками. - Я тебе их сейчас с корнем выдру, а потом через глаз воткну, ещё раз сделаешь это, - говорит он Сэм уже тише. Та понемногу успокаивается. По крайней мере, больше не пытается лягнуть его, но зато усиленно работает локтями, пихая его в рёбра. Напрасно, амплитуда её замахов смешная, ощущения боли - детские. Всё достаётся куртке и телефону в кармане, через динамик которого слышно, как диспетчер такси призывает заказчика к обратной связи.

- Подождут, - рычит Монтанелли, сопя от злости. Он выдирает из рук Сэм сумочку и отбрасывает в сторону, туда, где уже валяется его опустевший стакан. Та плюхается на асфальт, гремя ключами и прочей женской чепухой, вроде газового баллончика, который сегодня никого не спасёт. - Я хотел обойтись парой поцелуев по доброй воле, но, видимо, придётся научить тебя быть послушной подстилкой. Поверь мне, Сэмми, это полезно. Тебе ещё пригодится, - глумливо потешается он, убеждая её не только силой слов, но и действием рук, которые принялись с силой выворачивать девушке локти. Она сначала стонет, затем кричит. Но ведь это Мидтаун, дыра центрального Сакраменто. Здесь по ночам обитают только шизанутые наркоматы, в поисках дозы обчищающие карманы зазевавшихся прохожих. И такие как Лео, пьяные и безбашенные ребята, которым море пива по колено. Она ещё наклонятся, чтобы отхлебнуть из него.

Он резко потянул на себя скрученные руки Сэм. Она, что есть сил, заорала. Даже уши заложило. Наверняка в соседних домах слышали, но никто не шелохнётся, не выбежит на улицу, не позвонит в полицию. Такой уж это район, не совсем здоровый рассадник насилия и преступности. Дёргая её за собой, Лео увёл Сэм с тротуара к маленькому прямоугольному закоулку, который оканчивался неминуемым тупиком. Здесь в грязи отходов копалась та самая кошка-свидетельница. Весьма удачно, что её невозможно привлечь к суду с показаниями.

- Послушай меня, милая, - пихнув девчонку вперёд и вжав её в холодную каменную стену, придавив своим телом, Лео задышал часто и глубоко. - Если пикнешь, я порву тебя в таких местах, где ещё не бывал никто до меня. А хахалей, мне кажется, поимело тебя не мало.
Его животные инстинкты возобладали надо всякой человечностью. Впившись грубым поцелуем в тонкую шею, он медленно всасывал нежную кожу, пробуя её на вкус. Будь он хищником, то по оттеночным вкусам пота учуял бы страх. Но Лео достаточно было слышать, как поскуливает его жертва, чтобы понимать - она боится его и кричать пока не станет. А значит, у него есть как минимум всё то время, что даёт ему парализовавшие её боль и ужас от неизбежности происходящего.
Он медленно и с наслаждение трётся об неё набухшей областью в паху, а когда Сэм предпринимает очередную попытку вывернуться из захвата, с силой надавливает на её голову, вжимая ту в стену. Чёрные волосы в аккуратной причёске треплются, становятся грязными. Лео вдыхает их аромат. Пока ещё они пахнут розами и свежестью тропиков, через несколько же минут пропитаются мусорной вонью, которая наполняет собой воздух в этой кирпичной коробке.

- Слушай Сэм, у меня уже недели три никого не было. Представляешь, как тебе повезло? Потому что сейчас я оторвусь на тебе по полной, на сколько хватит. Я не буду нежным, - он медленно тянет её за волосы на себя. Слёзы текут из глаз девушки, размазывая тушь по щекам. Чудесные разводы, он как художник-сюрреалист рисует на её лице никому не понятные символы. Только Монтанелли знает, что эти подтёки и царапины - следы его жадной звериной страсти. Когда он закончит, ты выплеснется ей на эти очаровательные глазки и милый ротик, рисуя ещё один пошлый сюжет.

+1

6

Этот мил полон придурков. Самых разных! Прямо палитра неудачников и ублюдков, и чем ярче его цвет, тем больше хочется его убить. Ну или кастрировать. Сразу такие спокойные становятся, послушные, милые. Так и хочется погладить по макушке, и почесать за ушком, а потом наградить вкусной печенькой. Но такие женские прелести запрещены законом. Вроде бы Конституция Соединенных Штатов Америки гарантирует тебе свободу, но отбирать свободу кого сегодня трахнуть у других уже другое.
Когда Лео, не знаю почему я вспомнила его имя, схватил меня и наорал, я почувствовала страх. Парализующий ужас, проходящий маленькими разрядами тока по нервам до кончиков пальцев. Замираешь в ужасе, и не понимаешь как реагировать, что сделать, чтобы спастись. Он как большой медведь, схвативший свою добычу, но что-то мне подсказывает, что вариант "стой, и медведь сам уйдет" не спасет мое положение. А оно довольно неприлично, так как в какой-то момент я почувствовала сигнал возбужденной мужской плоти под одеждой. Единственное, кто мог меня спасти - девушка на том конце телефонного разговора. Она что-то спрашивала, и даже переспрашивала, но я не могла разобрать слова. Разве что по интонации голоса могла понять, что это не автоответчик.
- Помоги! Вызовите полицию! Пожалуйста! - прокричав это в полуоборота, как смогла повернуться, к концу предложения чуть ли не сложилось пополам от бессилия, - Лео, отпусти меня! Ты же хороший парень, и тебе не нужны неприятности. Ты же не хочешь жалеть об этом всю свою жизнь.
Его действия. Его слова. Его похотливое дыхание на моей шее. Боже мой, пусть это прекратится! Пусть кто-нибудь появится на улице. Пожалуйста!
- Слушай Сэм, у меня уже недели три никого не было. Представляешь, как тебе повезло? Потому что сейчас я оторвусь на тебе по полной, на сколько хватит. Я не буду нежным.
Он тянет меня за волосы назад, и от боли я уже не могу сдержать слезы. Пожалуйста, не надо! Отпусти меня! Сквозь слезы в темноте было сложно что-то разглядеть, но я нутром чувствовала его взгляд. Жестокий. Опасный. Прожигающий все мое тело.
- Эй, парень, отпусти ее. Девушка, у вас проблемы?
Услышав голос за спиной, я буквально ощутила второе дыхание. Как-только Лео отвлекся, и повернулся назад, я со всей силой своим тонким каблучком наступила на его ногу. Его крик чуть не оглушил меня, но на это я и рассчитывала. Кричи, засранец! Пытаясь выбраться из его хватки, я резко вытащила руку, и случайно врезала локтем парню в челюсть. Случайности бывают приятными! Вырвавшись из его хватки, я чуть было не угодила в них вновь. Лео схватил меня за пиджак, но мне не жалко было этой тряпки, поэтому я вынырнула из него, и оставила его ублюдку.
Единственной мыслью было бежать, но потом, вспоминая эту ночь, я поняла, что лучше бы я направилась к тому мужчине, а не в темный парк. На улице было прохладно, но бежать на каблуках было сложно. Сбросить их или нет? Пробежав по дороге метров пять, я свернула в кусты. Перепрыгивая через маленький овраг, потеряла одну туфлю, и не задумываясь, сбросила следующую. Бежать босиком через парк, наступая на ветки было очень больно. В темноте сложно было разглядеть на что я наступала, но мысленно я молилась только о том, чтобы он меня не догнал. Лучше на стекло наступить, или подхватить инфекцию, чем позволить ему сделать задуманное. Пробежав через детскую площадку, я вышла на тропинку для пробежки, и пройдя еще какое-то расстояние, скрылась за двумя деревьями. Боже! Боже! Боже! Сейчас мне нужно еще одно чудо! Пусть он потеряется! Пальцы впивались в кору деревьев. Дыханье было сбито, так как в попытке бегства я забыла что такое дышать, но ноги - они болели больше всего. Одна ступня была в какой-то белой краске. Я и подумать не могла, что оставлю след на краске, который и привел парня ко мне.
- Саманта!
Услышав свое имя, прижалась к дереву спиной еще сильнее. Нет! Нет! НЕт! Слезы от страха вновь пробивались, и я готова была вновь расплакаться. Ну почему? Почему именно я? Если бы отец или один из братьев узнали о таком нашем знакомстве, от Лео бы и мокрого места не осталось. Но к счастью, эту "милую историю" я никому не расскажу.

+1

7

Он заорал с такой силой, что сам испугался собственного крика. Но боль была такой неожиданной и сильной, что на некоторое время вывела его из строя. Готовы был поспорить, на ноге остался кровавый след от острого каблука, который прошил кожаную чернь ботинка и лёгкостью наточенного ножа. Теперь там красовалась глубокая вмятина, уходившая точная между костьми большого и указательного пальцев.
- Сука! - Монтанелли брыкался, стоя на месте, хватаясь за ступню и в безотчётных попытках пытаясь ослабить болезненный эффект. Но тщетно, а между тем ярость его крепла, и проходивший мимо случайный свидетель, невольно ставший соучастником и повинный в его ране, получит от Лео сильный удар в нос с руки, в которой было зажато выхваченное из-за пазухи оружие. Дурацкая привычка, пришедшая к Лео с годами. Раньше он носил ствол с собой, потому что это было круто, и так делали все парни его отца, да и отец, конечно, тоже. Но последние месяцы он неустанно следил за тем, чтобы оружие оказалось не забытым дома в кое-где разбросанных вещах, а всегда висело на кобуре за пиджаком или под рубашкой. Нервный год, что и говорить.
- Пшёл вон, щенок, - пнул он скрючевшегося парня, пострадавшего от собственного участия, но не потерял своей главной цели, за которой следил краем глаза. Она перебежала дорогу, бросилась в кусты, а что потом?

Потом он нашёл её туфлю, одну, затем вторую. Стоило благодарить муниципалитет Сакраменто за проявленную заботу о парках, в которых укромные тихие уголки перемежались с освещённым яркими фонарями пространством. Монатнелли шёл по следу, словно охотничий пёс, вынюхивая свою жертву. Как это говорят, от страха кровь становится чуть кислой. Ему было ровным счётом всё равно, какой была на вкус Саманта (Саманта, чёрт побери!), а вот её запах сводил его с ума. Он запомнился ему с их первой встречи, когда он неаккуратным образом попытался прильнуть к её нежному плечу (или груди, Лео точно не помнил), но был отвергнут. Сегодня он возместит себе со сторицей всё то, чего не смог получить в прошлый раз.
Её след оборвался у беговой дорожки, которая перерезала парковую зову пополам. Здесь Лео притормозил, внимательно озираясь полупьяным взглядом оценивая своё положение и возможные пути бега Сэм. Как вдруг глаза его приметили такой смешной, немного наивный и поистине замечательный подарок судьбы, толкавший в его руки эту сумасшедшую - отпечаток тонкой женской ступни на окрашенной белым правой линии, которая границей пролегла вдоль асфальтированной тропы. Белый след продолжался дальше, вёл в темноту под деревья, за которыми он вскоре услышал шорох. Монтанелли остановился, прислушиваясь. Машины на дороге, редкие прохожие вдалеке, пьяная компания, орущая дикие песни.

- Саманта! - громко позвал он, зная, что никто ему не отзовётся. Но Лео хотел, чтобы она знала о его приближении и, струсив, рванула бежать, бросив своё тайное укрытие. Со своей хромой ногой Монтанелли не был уверен, что сможет догнать её быстро, и в большей мере надеялся на быстрые рефлексы и длинные руки, готовые в любой момент сцапать жертву.
Ветка под его ногами хрустнула, и в тоже мгновение чуть правее от него в траве что-то зашуршало. Загнанная в угол "птичка" поняла, что привлекла шумом опасно много внимания и тут же кинулась с места, но в последний момент длинная сильная лапища схватила её за запястье и рванула на себя.
- Попалась! - торжествуя, с предвкушением скоро расплаты, почти пропел он. И тут же поцеловал. Не пугая, не насилуя, только волнуя. Словно она была водой, которой он стремился утолить свою жажду от долгой изнуряющей погони. Он прижал её к себе, почти вдавив в свой твёрдый широкий корпус, и прислонил к дереву, губами и ладонями изучая нежное девичье лицо. Глаза её были прикрыты, губы и подбородок дрожал, словно Сэм только и ждёт, чтобы заплакать.
- Не переживай, - его мягкий голос был похож на шепот падающей листвы, покрывающий землю. - Я постараюсь быть нежнее, если тебя так пугает наша близость.
С этими словами он живо запустил правую ладонь под юбку, и Саманта в полной мере смогла ощутить внутренней стороной своих бёдер тепло его чуть влажной ладони, в которой он не так давно держал пистолет.
- Чёрт, ствол потерял, - прошипел он, улыбаясь ей в губы. - Придётся заставить тебя поискать его, ёлзая на корячках. Я придумаю как мне развлечься в это время. А сейчас расслабься, - он насмешливо подразнил её, демонстрируя покорную нежность, которую так часто требовали от него партнёрши в постели, и на которую Монтанелли был так скуп. Он и сейчас говорил одно, пока его рука и пальцы вытворяли совершенно иное, забравшись под нижнее бельё девушки. Вначале одним пальцем, затем вторым он принялся властно и больно трахать её влагалище, хоть выражение лица оставалось бесстрастным, он шептал:
- Тише, я буду нежен, обещаю. Расслабься и доверься мне, тебе понравится, Саманта, я очень чуткий и заботливый любовник, - но тело её говорило об обратном, сжимаясь и подпрыгивая от резких глубоких толчков. - Ты начинаешь течь, - Лео улыбнулся шире, усиленно работая рукой. - Я знаю, тебе нравится, - всё тот же тихий, спокойный, полный участия голос нежного любовника и сильные болезненные поступательные движения, которыми он заставлял её стонать и плакать, хныча и роняя слёзы на бархатную кожу щёк, которые он целовал и ласкал языком. - Ещё немного, солнышком, потерпи. Если ты перестанешь так напрягаться, то увидишь, в этом гораздо больше удовольствия, чем ты думаешь. Вот, попробуй, - и он протолкнул третий палец, но уже к другому тугому отверстию, ни под какими предлогами не желавшему пропускать его. Но если бы Монтанелли требовалось приглашение, их сегодняшняя встреча была бы иной. Он протолкнул его также бесцеремонно и резко, насадив её так глубоко, что девушка вскрикнула от боли и принялась умолять и извиваться. Он прижал её к дереву плотнее, левой рукой скручивая над головой тонкие женские локти.
- Правда ведь, так лучше? Согласись, было бы очень неприятно, окажись я в тебе весь и сразу. Поверь мне, я делаю тебе одолжение.

+2

8

High by the Beach -  Lana Del Rey

     Бежать без оглядки. Спасаться бегством. Бороться за свою жизнь. Забывая о том, что нужно дышать, в ответ получила не хилую бешеную одышку, стоило остановиться и упасть за деревом.  Я слышала биение своего сердца. Оно было настолько громким и быстрым, что мысли в голове терялись. Страх шептал мне на ухо "Беги!", но ноги словно наполнились свинцом, без права на бегство. Я загнана в угол. Загнана сопливым мальчишкой, которому кто-то однажды сказал, что весь мир упадет к его ногам. Самолюбие это, или отклонение от мира сего, но он явно не отступиться. Страх настолько силен, что мне начинает казаться, что парень рядом. Спина покрывалась холодным потом, от чего становилось холоднее, и словно поможет, крепко сжала края рукавов в кулаках, и притянула пиджак ближе к спине. Раненный загнанный зверек с раной на ноге. Не знаю во время я, или нет, но мне кажется, я сейчас сделаю что-то странное. Впервые. Прижавшись к дереву спиной, и подперев ноги к груди, я начала молиться.
     В голове крутилось много мыслей. Бежать? Я устала. Сопротивляться? Я слаба. Звать на помощь? Они пройдут мимо. Сидеть и ждать? Замерзну. Или хуже - он найдет меня. Смахивая слезы с лица, в очередной раз откинула волнистые локоны черных волос за спину, и прислушалась к движениям за деревом. Выглядывать было страшно. Оставалось надеяться на другие инстинкты.
     Я почувствовала как мое сердце остановилось в момент, когда тишину нарушил его крик. Он позвал меня по имени, и я знала - он хочет меня запугать. Но еще хуже - он рядом. Медленно подтягивая ноги под себя, постаралась тихо и аккуратно встать на корточки. Мне надо бежать. Это единственный шанс! Переминаясь с одной здоровой ноги на другую раненную, я старалась воспротивится боли, и разогнать кровь по ногам. Рана не была опасной, и не грозила моей жизни. Главная угроза - Лео.
     В момент, когда я решила выглянуть. Попытаться найти его. Узнать как близко моя смерть, я услышала хруст веток. Он рядом! Пора! Оттолкнувшись от земли, я сделала уверенный рывок чтобы бежать, но яро желая спасения, я как глупая птичка угодила в лапы хитрого кота. Он поймал меня.
прощальной песней твоей будет "прощай, соловей"
     Он был со мной груб, жесток, но словами словно хотел успокоить. Словно извинялся, и хотел быть добрее. Мягче. Словно тьма может быть светом, если ты мне поверишь. Я не хочу сдаваться тебе, но мой огонек потухает в твоих крепких руках. Я сгорю пламенем стыда и унижения, доставляя тебе возбуждение и удовольствие. Наверное, нужно поддаться...так быстрее закончится. И возможно, не так больно. После такого и умереть уже не страшно.
     Когда его рука скользнула мне под юбку, и тут же под трусы, я вздрогнула от холода, но через мгновение мое тело словно привыкло к его прикосновениям. Я почувствовала его тепло, которое было настолько отвратительным, что я не смогла сдержать слез. Не чувствуя сил, я почти не могла стоять, но он держал меня так крепко, прижимал к дереву, придавливал собой, что даже не чувствуя ног, я стояла и терпела унижение.
     Он говорил о том, как мне повезло, и что он может сделать мне приятное. Убей меня. И я скажу спасибо! Отвечать ему мне не хотелось. Ни сил. Ни желания. Прикасаясь вспотевшим лбом к коре дерева, я почувствовала неприятные ощущения. Оцарапалась, но повернув голову в сторону, вновь дотронулась нежной кожей до грубой поверхности дерева. Открыв глаза, сквозь слезы я заметила проходящую мимо девушку. Невысокого роста хрупкую блондинку в темно-синем пальто, с капюшоном на голове и с коричневым портфелем за спиной. Она остановилась лишь раз, вынимания наушник, и приглядываясь к нам. Помоги. Беззвучно прошептав, я почувствовала в груди что-то теплое. Шанс. Надежда? Но девушка судя по ее удивлению, решила, что мы некультурная парочка, которая нашла место для развлечения в темном парке. Вставив обратно наушник в ухо, моя последняя надежда скрылась за деревьями в ночи.
     - Я убью тебя, - прошептав, попыталась еще раз вырваться, но он так сжал мой локоть, что из груди вырвался стон, - Слабак! Большего ты не сможешь! Единственный способ трахнуть меня - прижать силой. Говорят, у таких мужчин проблемы с эрекцией. В твои то годы! Мне жаль тебя! Слышишь? Мне! Мне тебя жаль!
     Через мгновение я пожалела о своих словах. Зачем я провоцирую его? Если его шаловливые пальцы я еще могла стерпеть, сдержать боль, то дальнейшие действия были куда больнее. Резкий рывок вниз, но я сопротивляюсь. Он делает мне подножку, и ставит на колени. Нет! Нет. Пожалуйста, нет! Он уже не держит меня за локоть, но словно веревку намотал волосы в свою руку. До самых корней. Не вырваться. Даже пошевелить головой больно. Свободная рука расстегивает ремень. Его грубые повадки и немедленное желание ускорить процесс заставляют меня заплакать вновь. И как-только он расстегнул свои штаны, и достал свой член из брюк, я попыталась отстраниться руками. Случайно или специально, но дернув меня за волосы, Лео ударил головой о дерево. На виске появился кровавый след, оставляя незаметный отпечаток на дереве. Голова ненадолго закружилась, но ему было плевать. Сжав рукой челюсть так, что рот открылся сам, он сунул свой член так глубоко, что я не смогла дышать.

+1

9

Глубоко и жёстко насаживая Саманту ртом на свой член, он, казалось, не замечал размазанных по её виску пятен крови. Её сгустки слиплись с растрепавшимися волосами, которые Лео то и дело тянул на себя, заставляя девушку вскрикивать и по-щенячьи скулить от боли. Но всё, что его интересовало сейчас, это то, как её губы ложились на его плоть, обхватывая её у самого основания. Казалось, они были созданы извращённым божественным провидением, чтобы доставлять мужчине не только физическое, но и высокоморальное эстетическое удовольствие. От избыточного старания, с которым Монтанелли двигал жёсткой рукой голову девицы, по подбородку той текла слюна, капая на его приспущенные брюки. Саманта задыхалась и давилась этой слюной, пока он пытался просунуть между её губ массивный пульсирующий член, но её горла не хватало и на половину всей длины. Монтанелли злился и от тихих успокаивающих слов перешёл к грубой развязной брани.

-Сука, бери его глубже, ну же! - резкий рывок. Саманта стонет, нет, она кричит в голос, но член как кляп во рту приглушает все звуки. Он сморит на неё со смесью злобы и раздражения, этот взгляд не сулит девушке ничего хорошего. Буря внутри него превращается в ураган, смерч, крушащий все моральные принципы. Ему нужно совсем немного, только “Чтобы эта грёбаная тварь уже заглотила его по самую мошонку!”

Лео отпускает её волосы, и Саманта тут же выплёвывает член, пытаясь отдышаться, на что Монтанелли тут же влепил ей хлёсткую пощёчину свободной рукой, а второй сильно сдавил хрупкую шею, придушив девчонку, словно щенка. Слёзы, градом катившиеся из её глаз, мешались с ручейком крови на щеке. Поистине замораживающая палитра, он как душевнобольной уставился на следы, и мягко провёл подушечкой большого пальца по тонкой скуле, оставляя мазки, как влюблённый в своё творение художник. Жертва притихла, в ужасе ожидая нового удара, но его не последовало. Вместо этого Лео грубо встряхнул Сэм, ставя её на ноги, и резко развернул лицом к дереву, в кору которого тут же припечатал девушку щекой. Он коленом развёл её ноги, заставив занять неудобную позу с согнутой пополам спиной, и приказал сильнее держаться руками за клён, под ветвями которого развернулось действо. Её юбка была задёрнута высоко над талией, нижнее бельё порвано и ткань свисала бесполезной верёвкой на ягодицах.

Любуясь некоторое время её развратной и доступной позой, Лео пришёл к выводу, что был бы не прочь в следующий раз, если такой вдруг представиться, наблюдать за тем, как пара крепких ребят орудуют своими болтами в этих аккуратных дырках, отнюдь не выглядящих цивильными. Возможно Райли давно никто не имел, но то, что она была не невинна Монтанелли понял сразу, и по интимной стрижке, которая, увы, предназначалась не для его наблюдений, и по тому, как потекла, готовая принять его, сучка, инстинктивно прогибаясь в пояснице. Этот зов стоил ему пары центнеров хорошей выдержки, когда, касаясь головкой члена её щели, он почувствовал, как призывно она сжимается. Саманта боялась, ненавидела его, но её тело, быть может истосковавшееся по грубой и властной ласке, жаждало ощутить в себе мужчину. Лео понимал это и потому не спешил.

Она испуганно сжалась, когда настойчивые руки прикоснулись к ней, жёстко разводя ягодицы в стороны. Монтанелли пристроил головку к плотно сжатому анусу и увидел, как тихо затряслась Саманта от беззвучных рыданий. Не сдерживаясь, она закричала, когда в её задний проход медленно вошла истекающая смазкой головка, проникая дюйм за дюймом в туго сжатое отверстие. Она попыталась извернуться, но сильные руки прижали её к себе, лишая последнего шанса освободиться.

- Вот чёрт… А ты совершенно не тронутая, мой сладкая, - простонал Монтанелли ей на ухо.
Налитый кровью орган ударил особо сильным толчком, заставив содрогнуться всё её измученное тело в конвульсии резкой боли. Огромный член проникал в горячую тесноту измученного тела всё быстрее, преодолевая преграду плотно сжатых мышц, погружаясь в тепло. С громким хлопком мошонка насильника ударилась о пылающую жаром кожу Саманты. С каким-то особым остервенением Монтанелли начал резкими глубокими толчками, вбиваться в содрогавшееся от муки и рыданий тело, вырывая из сорванного горла Сэм сдавленные крики. Но крепкие руки сильнее сжали тонкие бёдра, впиваясь пальцами до боли. Каждую минуту Лео резко менял угол вторжения, намеренно доставляя ещё больше мучений, с особой жестокостью насилуя свою жертву.

В последний раз тяжело ударившись о зудящую от яростных терзаний кожу, Монтанелли вдруг вытащил член, оставляя за собой блаженную пустоту, и тут же вошёл снова, во влажное тёплое влагалище. Он сделал ещё несколько мощных больных рывков, как сумасшедший дергая на себя женские бёдра. Ему было абсолютно наплевать кому они принадлежали, и в чьё чрево сейчас изливается его сперма. Он уже снова не помнил имени девушки, только чувствовал сковавший всё его тело приятный экстаз от ощущения оргазма и осознания того, что только что кончил в чьё-то податливое мягкое тело.

Отредактировано Leo Montanelli (2015-10-10 17:02:56)

+1

10

Muse - Psycho

     Как же мне хотелось сделать ему больно! Откусить головку члена, к примеру, но он сжимал мою челюсть с такой силой, что сопротивляться было куда более и травматические. Его лицо не скрывает удовольствия. Ненавижу! Стараясь отбиться от него руками, ощущаю как силы уходят. Мне сложно дышать. Он сует его глубже. Стоит ему сунуть, и у меня появляется рвотный рефлекс. Я не могу его ни проглотить, ни выплюнуть. Ни вдохнуть, ни выдохнуть. Мерзкие секунды идут так медленно. Прекрати! Пожалуйста! С каждым разом я пытаюсь словно задержать воздух, и стоит ему вынуть свой член, как я жадно хватают ртом кислород. Еще один вдох. Я не успеваю. Он вновь сует его!
     Что хуже - боль или унижение? Первое можно стерпеть физически, а второе никогда морально. Эта ночь на всю жизнь станет моим кошмаром. На всю жизнь? Сейчас я мечтаю о смерти.
     Сжимая кулаки так сильно, что ногти прорезают кожу, я чувствую как ладони становятся влажными от крови. Но боли я не чувствую. Все внимание моего тела приковано ко рту. Мои губы болят. Только когда он достает свой член, и бьет меня им по лицу, я дотрагиваюсь до губ. Он страха и ненависти меня передергивает. Пусть это прекратится! Медленно оглядываясь по сторонам, я не могу сфокусироваться. Голова кружиться. Огни фонарей размыты. Здесь есть люди? Кто-нибудь придет ко мне на помощь? Всхлипывая, вытираю с подбородка слюни, и стараясь встать с земли, чувствую как его руки помогают мне подняться. Но только подняться. Когда я решила развернуться, отчаянно пытаясь сбежать, он развернул меня и вдавил в дерево. Нет. Пожалуйста...хватит. Раздвинув ноги на ширину плеч, он копошиться за моей спиной. Мгновение. И его руки проникают под одежду. Резко рвет мое белье, от чего я вновь вздрагивают. Зверь. Монстр. Таких как он надо не убивать, а кастрировать. Чтобы всю жизнь писали сидя, и заглатывали унижение во всю его длину.

     Покорная рабыня. Я стояла возле дерева как грязная шлюха и терпела все, что он делал. Ему нравились мои всхлипы, и я старалась молчать, но он делал так больно, что стон вырывался из груди громким криком. Сжимая мои бедра, он снова и снова притягивал их к себе. Вскоре я расслабилась. Повисла на дереве. Смирилась с тем, что происходит. Может, так быстрее закончится? Как с холодом. Когда ты дрожишь, и единственное, что ты хочешь, так это попасть в место, где лучше и теплее. Где зубы не стучат. Где руки не сводит. И как только ты расслабляешься и впускаешь холод внутрь себя, неожиданно понимаешь, что он уже не так страшен. Разжимаешь руки от спокойствия, и чувствуешь, как кровь бежит по венам. Как мысли становятся ясными. Ты чувствуешь себя. Чувствовала ли я свое тело сейчас? Было ли мне холодно? Да, но это самое хорошее, что происходило со мной. Температура опускалась ниже и ниже, и в какой-то момент я увидела пар, выходящий из моего рта. Холод помогал мне не отключиться. Саманта, ты еще здесь! Ты жива!
     Я стояла смирно и ждала пока он закончит свое дело. Когда спустит курок. Ну же, давай уже! В какой-то момент он остановился и навалился на меня. Тяжелый. Мерзкий. Потный. Его лицо зарылось в мои волосы, и краем уха я услышала его стон. Он словно ухмылялся. А меня вновь начало трясти от страха и холода. Неужели все? Неужели этот ужас прекратится? Достав свой член, парень не спешил от меня отходить. Его холодная скользкая рука напоследок вновь залезла в мое влагалище. Он гладил меня с такой нежностью...словно прощался. Забавно, не находите? Погладил киску напоследок.
     Когда он наконец-то отошел в сторону, я поспешила отойти от дерева. Спотыкаясь, еле удержалась на ногах. Наступила на что-то острое, но никак не отреагировала. Боль была подобно щекотке. Делая шаг за шагом, я медленно, но стремительно старалась уйти оттуда. Он что-то говорил мне в спину, но я не слышала уже его. Еще шаг. Еще. Молодец, девочка! Ты сможешь! Убирая волосы с лица, я наконец-то вышла с земли на асфальт, но стоило мне сделать шаг, как я упала. Темнота.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Об этом мы не расскажем детям