В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » did we make a mistake?


did we make a mistake?

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Алекса и Селин
пара недель назад, улицы города

http://funkyimg.com/i/ZVgL.gif
А город скоро будет засыпать на ладони тысячи ветров, он укроется в ночную пустоту, и никто даже не заметит, как две любопытные девушки совершат большую ошибку

+1

2

Мягкая темнота спустилась на город слишком внезапно для теплого июльского вечера. Виной тому были свинцовые тяжелые тучи, которые словно пузатые бегемоты ползли по небу. Они не дали возможности насладиться прелестью розовых лепестков заката, скрыв солнце ещё задолго до него. Они и сейчас заволокли небо огромным покрывалом, из-за чего город угнетали какая-то напряженная атмосфера. Это словно затишья перед бурей.
-Наверно, скоро пойдет дождь. –Как-то вяло протянула я Алексе, разглядывая мыски собственной обуви, выхватывая белоснежный материал в окружающем нас сумраке. Мой голос звучал тихо, даже скучающе и раздосадовано, будто я не была рада встретить девушку этим вечером. На самом деле, все было совершенно иначе. Мы встретились случайно. Я зацепилась взглядом за удаляющуюся знакомую фигурку в толпе. Я не могла ошибиться в собственных догадках, это была Алекса, и я, сто раз спросив, не помешаю ли ей, предложила проводить её до дома. Самой мне этот вечер больше занять было нечем. Как оказалось, сегодня в баре, где я работаю, давала выступление какая-то малоизвестная джаз-группа. Я ничуть не удивилась, что забыла об этом, в последние время мысли/планы/задачи/идеи уплывали куда-то, словно бумажные кораблики по воде. Я была рассеянной, как никогда прежде. Вот и сегодня, совершенно забыв о выступлении, я посидела в баре немного, послушала ребят, попивая ароматный чай, а потом медленно поплелась обратно домой. Дочка, как и всегда по вечерам, была у мамы. И я не хотела нарушать эти минуты единения бабушки с внучкой, поэтому решила забрать её чуть позже. –Как прошел твой день? – Я удивилась, что не спросила сразу, едва мы встретились. У нас пошел слишком оживленный разговор, едва мы встретились. Болтали обо всем, как делают это любые хорошие знакомые, которые приятны друг другу и которые не виделись достаточно давно.
Мы пересекали пустынную улицу, по которой гулко раздавались наши шаги, девичьи голоса, сплетничающие о чем-то, и шум редких проезжающих мимо машин. Из окон квартир на серый, казавшийся в такое время черным, асфальт лил уютный свет, а за тканью взлетающих от порыва ветра занавесок можно было увидеть редкие силуэты проходивших внутри комнат людей.
Только я раскрыла рот, чтобы сказать что-то, как из дома, мимо которого мы проходили, раздался резкий возглас. [float=left]http://38.media.tumblr.com/422a410fbc936c4fa46f31099e4544bf/tumblr_n5p5mjg0Jf1r12sfko4_250.gif[/float]Я встала на мгновенье, словно вкопанная, похлопала глазами от удивления и пошла дальше, едва вслед за женскими грубыми словами донеслись мужские. Невольно подняла взгляд к источнику звука, коим было открытое настежь окно одной из квартир. То и дело там возникали тени двух молодых людей, отчаянно ссорившихся друг с другом, а их возгласы и колкие фразы разносились по всей улице.
-Ну хоть окно бы закрыли. – Как-то совсем неуместно буркнула я, отводя взгляд от раскрытого окна. Казалось, у этой паре все летело к чертям и терять им больше нечего, поэтому они и выплевывали друг на друга самые обидные, самые мерзкие слова и фразы, проклиная друг друга, поливая грязью, будто желая утопить в ней свою половину. Это как разбивать на мелкие осколки упавшую вазу. Склеить – не получится, а от того, что ты её ещё сильнее разобьешь – хуже точно не станет. Я почему-то подумала, что ничего необычного в этой ссоре нет. В конце концов, это нелепая болезнь, отравляющая все отношения на одном из этапов их развития. Редко встретишь таких, словно созданных друг для друга, которые поймут свою половину лишь по упрекающему взгляду, без ссор, без криков и истерик. Но громкие раскатистые возгласы врезались в уши, не давая нормально мыслить, поэтому я снова и снова сбивалась с нужной мысли.
-Эм…так о чем мы? – Непонятно почему, но я задала этот вопрос слишком тихо, почти шепотом, будто боясь помешать ссорящимся ругаться дальше.
Но неожиданно по улице раздался неожиданный раскатистый хлопок, как раз из того дома, который мы только-только обошли, в котором ссорилась та пара. Звук этот прошелся по все улице, раздался эхом по всем переулкам и тупикам, отдался в ушах и звенел там до сих пор. Как и любой другой ночной звук, этот был нервно беспокоящим, будто заставляющим воображение заметить то, чего нельзя увидеть с отрытыми глазами. Ведь воображение питается по ночам, впитывая все самые ужасающие страхи. Мы постояли ещё пару минут на перекрестке, где неугомонно мигал светофор. Я все ещё смотрела в сторону того дома, будто пытаясь понять, что это был за звук, снова и снова перебирая всевозможные варианты. В то время на улице наступила полная тишина, лишь где-то в дали раздавались сирены патрулирующих машин.
-Господи… -невольно вырвалось у меня и я начала дергать Алексу за рукав, чтобы она обернулась и тоже посмотрела в ту сторону. Это выглядело глупо, будто я маленький ребенок, захотевший красивую игрушку и хватающийся за маму, чтобы та её купила. Но я просто надеялась, что мне показалось, поэтому и дергала девушку, чтобы та убедила меня, что я окончательно сошла с ума и это просто галлюцинации, ибо то, что я увидела действительно поражало. Тот самый парень – а сомнений не было, что это был именно он – водрузил на плечи огромный черный мешок и уверенно тащил его за дом.

+2

3

Алекса только пожала плечами на предположение о дожде. Эти тяжелые тучи, накрывшие город, навевали мысли скорее о хорошей большой грозе. И честно говоря, она бы не отказалась. Лето редко балует их городок подобной погодой, вместо того Сакраменто, да и вся Калифорния, наслаждается несколькими месяцами жары за 30 градусов и непрекращающегося солнца, которое заставляет город вымирать на несколько часов каждый день. Так что она бы не отказалась прогуляться ночью под дождём, а если это невозможно – пусть он хотя бы умоет город и прибьёт пыль, уже подарок.
- Ну, ты же не против намокнуть, правда? – Алекс чуть улыбнулась, разглядывая окружение. Обычно она идёт домой другим путём и придерживается более людных улиц – полиция, гражданская ответственность, это всё очень круто, но оно поможет только наказать преступника после, а не предотвратить что-то плохое. Но компания, пусть даже просто приятельницы, действовала успокаивающе. Приятный разговор, разномастные дома, укладывающиеся в какой-то странный узор, кафе и бары, часть из которых уже закрыта, но всё ещё продолжает светить уютными вывесками в темноту – и чего здесь боятся? В окнах даже видны люди, занятые своими делами. Алекс иногда очень хочется заглянуть туда, в кусочек чужой жизни, подглядеть, и только чувство неправильности такого поступка всегда останавливает. Вот и в тот день она старательно отводила взгляды от окон, стараясь смотреть на подругу или под ноги, но иногда очередная картинка сама попадала под взгляд.
- Мой день? О, знаешь, это всегда история десятка психов. Если день хороший, эта десятка будет из числа пациентов, но, увы, обычно это работники больницы, - она вовсе не собиралась жаловаться на жизнь. Скорее обычное сетование работника, который, в общем-то, доволен своей работой, но не может просто так это признать. Люди живут в мире, где почему-то принято не любить свою работу, заводить хобби, которое не только для души, но и от этой убийственной работы отвлекает… - На самом деле у нас здорово. Иногда тяжело, конечно, но чувствуешь причастность к чему-то действительно важному, а это перебивает почти любые минусы. Даже ночные смены и двойные дежурства, пусть и звучит невероятно.
Очередная улица, слишком уж пустая для своих размеров. Американцы помешаны на всём большом, идеально – самом большом. В Нью-Йорке это заметно в небоскребах, а в этой части Америки они обходятся невероятно широкими улицами. Европейский пример маленьких и узких улочек, жмущихся друг к другу домов – не для американцев. Алекс это нравилось, пока не приходилось путешествовать пешком.
- А как ты? У тебя явно больше свободного времени для интересных историй, - и это единственное, чему можно завидовать. Но ответить на вопрос Селин не успела, их отвлёк женский  возглас, громкий, громче, чем разговор девушек между собой или ранее доносившиеся обрывки жизни обитателей окрестных домов - у кого-то играет тихоньку музыка, где-то включен телевизор, на улицах всё ещё не стих гул машин, но это всё отошло на второй план. Алекс не хотела обращать внимание. Вот для чего вечерами у неё с собой плеер на одно ухо – подкаст или аудикнига. Позволяет отвлечься и не вникать в чужие жизни. Правда, всего этого хватает на работе, не стоит ещё и своему природному любопытству потакать, только неприятностей наберешься. Но теперь выбора у неё не было – ситуация привлекла и её подругу, так что и Алекса позволила себе поднять глаза. Дома здесь невысокие, но даже в окна второго этажа видно плохо, да ещё и занавески, вопреки обычным жалюзям – разглядеть можно было только силуэты, словно пара приведений маячит в окне. Но приведения не ссорились бы так банально, посыпая друг друга градом оскорблений – приведениям уже нечего делить, они мертвы. А эта пара скандалила ещё как, впрочем, за ловким подбором взаимным оскорблений и обвинений нельзя было уловить сути ссоры. Будто это было нечто, копившееся очень долго, так что и последняя капля не так уж важна. Такие ссоры всегда самые страшные.
Алекс стало противно из-за своего интереса. Влезая в чужие истории ты становишься немного сопричастным, и одно дело посочувствовать другу в его неудачах, и совсем другое – приобщиться к этому.
- Не думаю, что закрытое окно сильно бы помогло. Пошли! – они едва успели пройти мимо того самого дома, когда раздался этот хлопок. В нескольких окнах тут же загорелся свет, но любопытных особенно не было видно. Оно и понятно, кому охота лезть, если что? А Алекса лихорадочно соображала. Это не было похоже на выстрел, по крайней мере, не из обычных пистолетов, которые тут обычно держат – их звуки она прекрасно знала. Выбор карьеры врача с городе, где есть мафия, накладывает свой отпечаток. Но она не может знать всё оружие, так что…
Её отвлекла Селин, настойчиво дергая за рукав. Хотя и её «Господи» вполне хватило было для привлечения внимания, пусть это было тихо, зато каким тоном. Алекс развернулась резко и как раз увидела парня, который пытался поднять и взять на плечи большой огромный мешок.  Огромный и явно тяжелый черный мешок, вытащенный из дома волоком. Алекс втянула в себя воздух, отступая на полшага в темноту. Она надеялась, что Селин, до сих пор не отпустившая её рукав последует за ней.
- Мы обе видим одно и то же, да? – Глупый вопрос, реакции подруга более чем достаточно, но Алекс должна была спросить. В наступившей тишине даже шёпот звучал довольно громко. – Те сирены – они едут не сюда, поверь мне. Эти районы… Ладно, просто поверь мне, не сюда, - инстинкты вопили, что отсюда нужно уходить и побыстрее, пока парень занят. Уютные тучи, превратившиеся в жуткое предзнаменование, дают им отличное укрытие, чтобы парень никогда и не узнал о присутствии на улице посторонних. Полицию можно вызвать потом. Но та часть, из-за которой она стала медиком была категорически против. Что если в том мешке человек? Что если та самая девушка, которая ещё пару минут назад была приведением из окна, частью подсмотренного эпизода чужой жизни. Что если ей можно помочь?
- Мы же не можем просто оставаться на месте. Вперёд или назад? – Алекс снова прошептала это замершей девушке. Она не обязана ввязываться, скорее даже не должна, но Алекс не могла командовать. А ещё очень не хотела оставаться одна. Не можешь принять решение - оставь его другому человеку, да?

p.s. в тему

http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/08/aaa4e61e54dee642c16cac409320ab33.gif

+2

4

Я всегда была уверена, что со мной ничего не может случиться. Что в мире не существует никаких опасностей, а жизнь спокойна и беспечна, она, словно тихое море, а я лишь плыву по течению. Смерть мне казалась чем-то далеким. Ведь, может, кто-то и умирает, но я то живу, не замечая ни последствий, ни ответственности, ни тех опасностей и неожиданностей, что могут ожидать за каждым поворотом. Но сейчас мои взгляды резко изменились, пока по улицам растекалась атмосфера тревоги, она заползала в дома. А следом за ней, на мягких лапах, следовал остро ощущаемый в ночи страх. Он взрывался немыми брызгами крика где-то глубоко внутри. Именно тот страх, когда боишься издать хоть один лишний звук, когда невольно забываешь, как дышать, пытаясь вообще не привлекать чье-либо внимание своим нелепым существованием.
Я просто стояла, словно вкопанная и наблюдала за человеком, который под покровом ночи тащил за собой огромный тяжелый мешок. Меня пугала эта тишина, наступившая сразу же после невыразимо громкого звука, раздавшегося по всей улице. Не было больше слышно криков девушки, с которой ругался молодой человек, что крался сейчас между домов. И силуэта её в окне больше видно не было. Лишь редкие пульсирующие вспышки света от оставшегося включенным телевизора.
В голову лезли самые страшные, самые пугающие мысли. Тишина стала напрягать всё больше. Её будто было необходимо заполнить хоть какими-то звуками. Просто чтобы убить тишину, задавить её, задушить случайной инъекцией звука. Ведь в полной тишине мысли такие громкие, а воображение становится реальнее реальности. И это воображение напускало на меня самые разномастные мысли. Но почему-то разум выбирал лишь самые страшные. Он убил её? Этот вопрос кружил огромным прожорливым коршуном вокруг черепной коробки, вгрызаясь в неё острым клювом, впиваясь когтями. Я поёжилась. Скорее от страха, что пробирался под легкую кофту волной колких мурашек, чем от дуновений прохладного ветерка. Я невольно начала размышлять о смерти, о быстротечности времени, о том, как оно движется, утекает, вечно катится вперед. И, может, тебе вовсе и некуда торопиться. Возможно, впереди у тебя ещё множество счастливых моментов и дней. Столько, что можно купаться в них и тратить их впустую. Но может случиться и так, что завтрашний день не наступит. И ведь заранее никогда не узнаешь. Может случиться всё, что угодно. Эти мысли угнетали и я окончательно убедила саму себя в том, что он её убил. Сама же ответила на мысленно поставленный себе вопрос.
От звука голоса Алекс я дергаюсь в непроизвольной судороге. В этой назойливой тишине он казался слишком громким. Я боялась, что парень нас мог заметить. А, может, и запихнуть так же просто в непропускающий свет черный мешок. Издали мне казалось, что ему бы это ничего не стоило. Он был хорошо сложен и из-под рукавов футболки были видны крепкие мышцы. Вопрос о том, обе ли мы видим одно и тоже, заставил пугливое в темноте ночи сердце надеяться на то, что это просто галлюцинация. Но увы. Этого быть не могло.
Внизу улицы было слышно, как кто-то поет. Даже не поёт, а выкрикивает слова какой-то популярной песни.  А ещё где-то раздавались звуки множество телевизоров или радио. Казалось, будто всем этим людям, в плотном кольце которых оказались мы и которые не видели нас, было необходимо, чтобы у них что-нибудь орало на заднем плане, будто их пугает тишина и они физически не находят себе места, если случайно оказываются в ней. Начинают метаться, пытаясь включить хоть что-то, издающее шум. Наверно, в эти минуты они с ужасом обнаруживают самих себя, реально существующих, а не только вечно слушающие бормотание, ор и рассказы якобы последних и важных новостей. Я невольно ловлю себя на мысли, что, наверно, так легче не слышать действительного мира и его страхов. Именно тех, что кроются в темноте. Как звук тяжелых шагов незнакомого парня, тащащего тяжелый мешок. По улицы раздавался неприятный шорох, когда материал мешка соприкасался с асфальтом. Этот звук въедался в уши и растворялся в мыслях.
Мы, наверно, так бы и стояли на том перекрёстке, скрытые тенью одного из невысоких домов, если бы не вопрос Алекс. Я, наконец, поднимаю взгляд на девушку. Внутри роились, натыкаясь друг на друга, тысячи сомнений. Смотрю на неё как-то жалобно, будто в поисках помощи и поддержки. Что мы могли сделать в этой ситуации? Мы беспомощны. А на выручку к нам никто не поспешит, если сами попадем в беду - в этом городе все слишком заняты своими делами, никому нет и дела друг до друга. И всем плевать, если их сосед может оказаться серийным убийцей и утаскивал порой молодые девичьи тела в мешках, они лишь вякнут полицейскому, что он казался подозрительным, а сами и вовсе не поймут, о ком идет речь, если вдруг начнется расследование.
-Вперёд. –Я была недовольна своим ответом, но он мне казался наиболее разумным и логичным в данной ситуации. В конце концов, пострадать могли и мы. Я уже развернулась и даже сделала шаг, чтобы перейти дорогу, но в ушах всё ещё отдавался жуткий шорох тащащегося мешка по холодному асфальту. А если она ещё не мертва? Если мы можем помочь? –Назад. –Тут же раздается мой голос и я, разворачиваясь на одной ноге, делаю шаг в обратную сторону, напустив на себя самый серьезный и героический вид. Ей-богу, мне было страшно до чёртиков, внутри всё тряслось от дикого ужаса, но я пыталась не показывать этого. -Мы не можем оставить её там. -Почему-то у меня не было сомнений в том, что наши с Алекс мысли по поводу мешка и его содержимого совпадали. Парень к тому времени совсем скрылся из виду, завернув за дом, из которого вышел. Мы тихо, но вполне уверенно пошли вслед за ним. Я то и дело оглядывалась и смотрела по сторонам, будто боясь, что он выглянет из-за совершенно другого дома. Мы довольно быстро прошли нужное расстояние и, посмотрев на дом, у которого мы стояли, а позже и в до сих пор распахнутое окно, я убедилась, что это точно нужное нам место. –Стой тут, я сейчас. – Почему-то мне не хотелось пропускать девушку вперёд. И нет в этом поступке никакого доблестного героизма. Я просто за неё боялась, ибо чувствовала ответственность и за себя и за неё в данной ситуации, ведь именно я решила потащить нас сюда. Я чуть слышно выругалась. Может, я была не права и нам не надо было лезть сюда. Но думать об этом уже было поздно. Крадучись , я приблизилась к стене дома и выглянула из-за неё. К моему удивлению поблизости так никого не оказалось. Парень уже успел пройти чуть дальше – в небольшое пространство между домами, ведущему на следующую улицу. –Он там. – непонятно зачем прошептала я. Ясное дело, что деваться отсюда ему было некуда. Тем более, с огромным мешком в руках. Последний раз смотрю на девушку, дабы удостоверится, уверена ли она, что мы идем дальше и, наконец, делаю шаг в полную темноту. Здесь не было фонарей или каких-либо других источников света. Полная темень. Спертый воздух, чуть кисловатый запах гнилых отбросов и холодного кирпича домов. Тут было холодно и сразу же обхватила себя руками, то и дело смотря то на Алексу, то на впереди идущего парня, боясь потерять из виду одного из них.

+2

5

Ответ подруги на секунду озадачил Алекс. В её голове вперёд и назад были совсем не теми направлениями, о которых ей ответили. Нет разницы, куда они шли только что, ситуация изменилась, и теперь  «вперёд» было «пошли, выясним, что за чертовщина тут происходит и плевать на всё, что я только что успела передумать». Но, в конце концов, это не важно, важно только то, что их намерения совпали. Внутренняя ответственность вкупе с частичкой безрассудного любопытства оказались сильнее любого.
Она не шагнула за подругой в этом мимолётном стремлении к бегству, потому что уже всё для себя решила. Вокруг типичная Америка. Здесь люди улыбаются друг другу, незнакомый человек может спросить, всё ли с тобой в порядке, когда ты просто останавливаешься на велодорожке, могут даже вызвать полицию, потому что им почудился скандал, но когда случается что-то действительно важное – они не вмешиваются. Даже интересно, как так происходит, какая функция подсознания заставляет людей обходить именно те моменты, в которых помощь действительно могла понадобиться? Телевизоры из окон вокруг, гул города, чья-то песня – они все сказали себе, что ничего интересного на улице не происходит, а то резкий звук был чем-то совершенно обыденным. Может, у соседа что-то рвануло. Или слишком громкая музыка, выключенная спустя мгновение. Или что-нибудь ещё в таком духе. Человеческий мозг вообще ловок придумывать оправдания чему угодно. Часть загоревшихся окон уже потухла, людей Алекс так и не увидела, даже пробежавшись глазами вокруг. Ладно, этих людей не в чем винить. И им самим стоило поступить так же.
Окно парочки так и было распахнуто, но теперь свет выключен. Не удивительно, конечно, но если бы он там был, девушки  могли бы убедиться, что в квартире нет движения, что им правда есть чего бояться. Неизвестность пугала больше. Пока этот парень просто тащил мешок… С чем? Минутка разумности и адекватности рассуждений – что может нести человек в огромном черном мешке спустя минуту после огромной ссоры? Не пошёл же он в такой ситуации выкидывать старый ковёр или ещё какой габаритный мусор, это совсем бредовое предположение. Но если вдруг – что парень подумает о двух девушках, выслеживающих его? Да он может напасть на них только по этой причине!
Как ни странно, сначала Алекс не шокировало то, что парень мог сделать со своей девушкой. Да, она испугалась и не могла решиться, но этот испуг – страх за себя. Без него - она видела или читала про множество случаев, с которыми этот парень и рядом не стоял. Заранее, независимо ни от чего, он не такой бешеный маньяк и прошло всего ничего времени. Побочный эффект профессии – к какому-то моменту ты перестаёшь относиться к этому как к чему-то из ряда вон, но ведь это реальные люди и жизни. Теперь, стоило об этом задуматься, Алекс всё-таки прониклась сочувствием. Как она может думать, что в этом ничего особенного? Даже если она уже решила помочь, нельзя позволять себе такие мысли, пропитанные идеей «Ничего, случается и похуже». Так недолго и самому превратиться в доморощенного маньяка.
Но они не смогли бы защититься сами. У них нет даже оружия. Алекс давно хотела купить себе пистолет, какой-нибудь классический Вальтер. Не применять, так что хоть для собственного спокойствия. Но чертовы калифорнийские законы по поводу ношения оружия. Только так, чтобы окружающие видели наличие пушки и только с обоймой отдельно от пистолета. Впрочем, в такой ситуации трудно не согласиться, что это правила – сущая ерунда, если это сможет спасти тебя. Но увы. Алекс вздохнула, решив для себя, что в списке дел появится «НАВЕСТИТЬ ОРУЖЕЙНЫЙ МАГАЗИН». И именно такими огромными буквами. Потом. А пока – драться они тоже не могут. Селин не похожа на девушку, тайно увлекающуюся борьбой, а Алекс последний раз дралась ещё в школе, когда была уверена, что удар между ног – самое верное средство избавиться от парня, а не спровоцировать на ещё большую агрессию. И судя по испуганному выражению лица Селин – она тоже прекрасно всё это знает, но этот аргумент не помешал ей решиться. Смело. У Алекс не было такого же выражения только потому, что она прошла всё это ещё когда решила стать медиком. Ты обязан лезть в кучу всяких неприятностей, и чаще всего без гарантий собственной безопасности.
Селин оглядывалась, но Алекс уже несколько раз обежала глазами улицу и теперь смотрела только туда, куда ушёл парень. В таких районах домики обычно прилегают друг к другу стена к стене, образуя плотную защитную стену, которая скрывает от глаз прохожего закулисье жизни, но здесь было не так. Может, старый дом снесли, построив вместо него более маленький, но у него не было другого выхода, иначе, зачем бы ему идти на виду у всей улицы, через освещенный фонарями участок перед домом? Как только парень скрылся, неприятное шуршание перестало выделять среди городского шума. Алекс могла различить его, но скорее игрой воображения, которое знает, что звук должен там быть, чем реально слышала. Звук их собственных шагов должен скрывать такие вещи. Но она всё ещё слышала этот пластиковый звук и невольно вспомнила мешки для трупов – у выездных бригад бывают почти такие же – черные, непроницаемые, похожие на мешки для мусора, разве что застегиваются на молнию.
Теперь, приняв для себя окончательное решение – выяснить всё, она стала думать о том, куда они собираются дальше. Если это такой проход, какие бывают обычно, то у парня будет только один выход – идти назад, наткнувшись на них. Или он собирается уйти на другую улицу, погулять и вернуться другим путём? Ну да, им непременно настолько повезёт. Команду стоять на месте Алекс просто проигнорировала. Ей не с чего это делать. Они пошли сюда, думая о том, что этой девушке можно помочь – и конечно это будет её работа, если что. Да и идти в одиночку в этой ситуации… Выглядело бы как поступок из дрянного ужастика – давайте разделимся и посмотрим, что их этого выйдет! Ну нет, спасибо, если ужастики в чём-то правды, так что в том, что идея отвратительна.
Перед самым поворотом Селин затормозила, заглядывая внутрь, а Алекс нашарила телефон. Она всегда носит его в кармане или как-то ещё, чтобы иметь к нему максимально быстрый доступ, если что. Дитя двадцать первого века, но это чудесное изобретение человечества имеет в своём арсенале функцию фонарика, а так же экстренного вызова 9-1-1. И то, и другое точно привлечёт к ним внимание – фонарик довольно яркий для этого узкого прохода, который и днём то делает неплохую тень, а уж в безлунную ночь… А копам придётся хоть что-нибудь сказать и не таким свистящим шёпотом, которым они общаются между собой. Но это хоть какие-то гарантии.
- И куда этот ублюдок собрался? – она тоже шептала, и это не был вопрос подруге, скорее самой себе. У него немного выходов их этого прохода. Алекс пыталась шагать в ногу с испуганной подругой и держаться чуть впереди. Её труднее заметить – она маленькая, в тёмной одежде и с темными волосами, может изображаться из себя тень, прижавшись к стене дома. Что прекрасно, тоже тёмной. Почему парень их ещё не услышал? Не заподозрил? Именно так должны вести себя преступники, боящиеся, что их поймают. Он остановился, и Алекс замерла в то же мгновение. Ей даже дышать не хотелось и хотелось хорошенько врезать себе за все вопросы, которые только что крутились в голове. Но он только перехватил свою ношу немного иначе и продолжил движение. У Алекс почти вырвался истерический смешок, но собственная же ладонь успела погасить его раньше. Он остановился уже почти у выхода с другой стороны, сложил мешок у стены и… Ну конечно, затхлый запах подворотни и труп подруги – очень романтические обстоятельства для сигареты.

+2

6

Courage doesn't always roar. Sometimes courage is the quiet voice at the end of the day saying,
«I will try again tomorrow»

--

Иногда жизнь требует от нас немного большего, чем то, что мы представляем на самом деле. Больше честности с самими собой, больше храбрости – всего того с чем, возможно, мы не встречаемся каждый день и повсеместно, именно то, с чем мы стоим лицом к лицу в такие моменты, как сейчас, когда опасность заволокла всё пространство вокруг. Она пробиралась под одежду, от чего по коже одна за другой пробегали волны мурашек, она  проникала в ноздри, так глубоко, что тошнотворный леденящий запах оставался всем, что мы могли почувствовать. Темнота сгущалась с каждым нашим шагом вперёд, в глубину подворотни. Я себя почему-то чувствовала, как в детстве, когда наивно полагала, что под кроватью у меня живет монстр с 6ю лапами и огромной пастью. Едва воспоминание ворвалось в мысли, я тут же начала озираться по сторонам, словно ожидая, что вот-вот этот самый монстр может вылезли из колонизации сожрать нас. Моя растерянность дала подруге возможность пройти вперёд. Я сразу же встряхнула головой и плотно сжала ладони в кулаки. Это помогало отвлечься от всех вымышленных страхов  - монстров, чудовищ, вампиров и прочей дряни, который нет и быть не может -  и сосредоточиться на реально существующей проблеме, на опасности, которая вставала перед нами грозным утесом действительности. И именно сейчас было так важно вспомнить о храбрости, попытаться превозмочь свой страх, бушующий где-то внутри смертоносным ураганом, ведь страх перед неизвестным он необычен, присутствует особый, липкий холод, словно сейчас ты встретишь само зло. И да, несомненно, мы боялись, но несмотря ни на что, шли дальше, заглядывая в глаза собственным страхам.
Ты можешь быть предельно осторожен, можешь верить, что избежишь любого риска, что опасностей и печалей жизни для тебя не существует, но нельзя обезопасить себя со всех сторон. Тебе не поможет тысяча замков и самая крепкая дверь в мире, тебя не спасет и то, если однажды решишь посадить себя в огромный шар. Не всегда всё зависит от того насколько мы обезопасили себя,  случай или обычная неудача здесь могут значить куда больше.  Да и опасности бывают разные: бывают люди, а бывают бушующие силы природы. Бывают опасности стихийные, охватывающие людей скопом, а бывают опасности личные опасности личные. Есть опасности, на которые мы напрашиваемся, они чаще встречаются людям азартным, тем, которые жить не могут без адреналина в крови. Я к таким все больше и больше была готова отнести нас с Алекс. А есть опасности непредвиденные, застающие человека врасплох. А порой ты просто можешь встретить не того человека, и вместо милого парня будешь жить под одной крышей с маньяком- убийцей. Чем дольше я думала б этом, тем пристальнее смотрела на парня, тяжело идущего чуть впереди нас.
Да, сейчас, в темноте ночи, молодой человек выглядел устрашающе. Но, если приглядится, в нем не было ничего особенного. Такой же, как и все. Он самый обыкновенный! Наверно, это и пугало больше всего: мысль о том, что в каждом есть больше, чем мы ожидаем увидеть. В каждом кроется способность к большому добру и большому злу. Неужели действительно каждый способен на убийство и все мы звери в глубине своей души, которую прячем под человеческим обличием? Неужели под красивыми словами, манерами, одеждами мы прячем свои истинные инстинкты? Наверно, не зря говорят, дай мы волю подлинным своим желаньям - сразу вцепимся друг другу в глотки.
Молодой человек остановился , что и сделали и мы, застыв, словно древние изваяния, в нескольких шагах от него. Я пристально наблюдала за ним, выглядывая из-за плеча Алекс. Его движения были повседневны, он вёл себя, как самый обычный, уставший после долгого рабочего дня и личных неурядиц, человек. И я бы с радостью уже повернула обратно, сказав, что нечего здесь делать, но мешок с телом темнел пугающим пятном у холодной стены, от чего у меня снова и снова леденели руки.
- И куда этот ублюдок собрался? – я серьезно посмотрела на Алекс. Нужно было что-то делать и делать сейчас же. Сию минуту! Но мы безоружны, а он, хоть и не выглядел уже столь устрашающе, мог прятать нож в кармане джинс. Казалось, ещё чуть-чуть и будет слышно, с каким трудом у меня крутятся шестеренки в черепной коробке. Мешок с неприятным хлюпаньем упал на холодный асфальт, задев в недолгом полете разбитую бутылку из-под пива. Осколок легко прошелся по черному материалу и образовал небольшую дырку, откуда тут же полилось что-то красное. На секунду казалось, что я забыла, как дышать, что вполне естественно, ведь я с детства боюсь крови и не переношу её вид. Я как-то нелепо схватилась за руку Алекс, ища в ней поддержку, кто-то, а она то точно крови не боится. Сейчас, когда я почти пряталась позади неё, мне казалось, что девушка вообще ничего не боится.
Щелчок зажигалки парня казался слишком громким в этой пугающей тишине, от чего я дернулась всем телом, но не издала ни звука.  Молодой человек закурил, смотря в другую сторону, и пускал кольца сигаретного дыма. Они медленно тянулись ввысь, всё выше и выше, пока и вовсе не растворялись в прохладном воздухе. 
На секунду я перестаю отдавать отчет своим действиям. Непроизвольно делаю шаг вперед. Не замечаю, как медленно приближаюсь к молодому человеку. По сути, делаю всего пару шагов, но мне их хватает, чтобы натолкнуться на пустую банку из под колы и начинать проклинать весь мир под шум укатывающейся вдаль по тротуару банки. Понимаю, что могла привлечь внимание парня. Поднимаю глаза. Делать что-либо было поздно – он уже меня заметил. А, значит, заметил и Алекс. Так же медленно, как ночь прокралась к границе города, так и меня охватило оцепенение. [float=left]http://33.media.tumblr.com/675d4ca2039103ea80f1eaf799c63e3b/tumblr_n3c223TX8b1qlfbsho8_250.gif
[/float]Полное и всепоглощающее. Казалось, я не способна сделать и шагу или хоть одного лишнего движения. Словно к земле приросла, будто и стояла тут так годами, в какой-то странноватой позе: ссутулившись, почти замахнув правую ногу для аккуратного, но так и не сделанного шага и с выпеченными глазами, которые блестели в этой темноте неожиданно ярко. Я втайне ещё надеялась, что, может, мы превратились в невидимок, и не на нас с Алекс он вовсе смотрит, а сквозь, увидел там кого-то. Глупая. Я не ожидала, что окажусь замеченной, а посему проклинала всё то время, ровно  с минуты, когда я вышла из бара и до момента, когда неосторожно задела банку, которая уже давно прекратила катиться и остановилась где-то посреди тротуара, из-за чего улицу залила полнейшая тишина, вообще ни звука, даже ни порыва ветра. Лишь трое незнакомцев, что застали друг друга врасплох одним своим существованием, и пару секунд пристально наблюдали друг за другом, не отнимая взгляда.
Так хочется крикнуть Алекс, чтобы она бежала отсюда. Бежала и как можно быстрее. Чтобы она позвала на помощь, чтобы вызвала полиция. Но вместо этого молчу. Молчу и смотрю на парня, не отнимая от него взгляда. Он был растерян. Сигарета выпала из его рук в тот самый момент, когда он услышал звук укатывающейся жестяной банки. Он смотрел на нас, выпучив глаза. В темноте они казались черными. Света с соседней улицы не хватало, чтобы разглядеть черты его лица.
И тут, словно кровь ударила мне в голову и все барьеры парил. Они разрушились, смылись, забылись. Кровь пульсировала в висках, растекаясь, распространяясь по всему телу, пробуждая столь понятное желание сделать хоть что-то. И я делаю. Делаю самую глупую вещь в данной ситуации.
-Лучше оставайся на месте. Мы уже вызвали копов. – Вру. Но не стоять же просто так и не продолжать пялиться на него. Я попыталась принять более уверенную позу, будто я знаю, что делаю, знаю каждый свой следующий шаг. Но вместо этого все мои мысли занимало лишь то, что я хочу прижать к себе покрепче дочь, почувствовать запах её мягкой кожи и сказать, что всё будет хорошо. Скорее, себе, чем ей. А сейчас… сейчас я не знала, чего ждать от этого вечера. Сегодня в этой подворотне могло случится всё.

+2

7

Алекс перевела взгляд с парня на пакет. Это красный? Вокруг темно, и пусть свет от улицы уже немного достаёт - этого явно недостаточно, чтобы чётко видеть цвета. Может, и правда карсный, а может, мозг выдаёт свои страхи за действительность. Окей, пусть она и врач, но она действительно не знает, кровь ли это. Надо подойти ближе и рассмотреть. А ещё надо сделать что-то действительно жуткое, чтобы из пакета ТАК лилась кровь. Слишком много, слишком жидкая, если это она. А на его одежде нет следов. Успел переодеться? Успел просто одеться? Сумел не запачкаться сам?
Алексе хотелось сжать руку подруги, успокоить, но для этого требовалось бы повернуться. Или выдернуть ту руку, которую Селин уже сжала, а этого делать ой как не хотелось. Что она успеет подумать за пару секунд? Поэтому Алекс только аккуратно, не глядя, левой рукой ладонь подруги и сжала ей, а потом снова нашла карман, где лежал верный телефон. Интересно, её привычки к этому аппарату хватит, чтобы не глядя набрать службу спасения? Или как там её можно вызвать, не разблокируя телефон? Это становится так сложно, когда тебе реально нужно что-то сделать!
Газовая зажигалка. Ей всегда такие нравились - горит в любой ветер и холода, да и заправляется парой движений. Вот только света от неё ничуть, разве что сигарету и самые кончики пальцев чуть подсветит, да и последние только при большом желании обжечься. А жаль. Она могла бы разглядеть хотя бы черты лица, отличительные признаки парня, но всё, что она могла увидеть и полутьме - он совершенно обычный. Никакой. Полиции не скажешь, “ну тот парень, который ещё выглядит как стереотипный житель Калифорнии”. Ясно, куда с такими заявлениями пошлют... А парень пока просто курил, выпуская кольца из дыма. Это, вообще-то, совсем не так просто, ладно бы ещё с кальяном. Похоже, заядлый курильщик, который с сигаретами отдыхает. Много, много времени один на один с табаком, чтобы научиться делать такое на автомате.
Чёртова банка! Этого Алекс не ожидала и вздрогнула так же, как и остальные присутствующие. Банка грохотала посреди пустого переулка, казалось, ничуть не хуже того громкого звука, который они слышали на улице чуть раньше. Хотя это не могло быть правдой, конечно, просто обострившиеся чувства давали о себе знать. Но это определённо привлекло к ним внимание – парень повернулся и теперь ясно смотрел прямо на них. На замершую Селин, которая таким убийственным взглядом проводила укатывающуюся банку, что могла бы испепелить взглядом и её, и вообще все заводы Кока-Колы, если бы это было возможно не только в мире фантазий или комиксов. На Алекс, которая медленно и с видимым спокойствием подошла к подруге и положила руку ей на плечо. Они могут сделать вид, что оказались здесь случайно и пройти мимо? Неплохая идея. Можно даже поздороваться с парнем. Он ведь не станет нападать посреди улицы, ещё недостаточно поздно и люди по большей части не спят. А их двое, двоих сразу и не заткнёшь, одна точно успеет позвать на помощь..
Но пока он стоял и удивлённо смотрел на девушек. С виду не менее шокированный, чем были они. И сигарета, упавшая ровно в образовавшуюся лужу, тут же перестала гореть ярким огоньком. Там оставалась ещё добрая половина, если не больше, мог бы и докурить. Его вид напомнил Алекс демонов из сериала, когда их ловят охотники – черные глаза и испуганный вид. Ситуация чем-то комическая, люди так привыкли бояться друг друга, что можно испугать соседа, открывая поздно вечером дверь. И в то же время всё вокруг учит нас, что есть чего бояться, что убийцей может оказаться тот самый сосед, а с большой долей вероятности человек, которого ты знаешь и любишь, член семьи или очень близкий друг. И кому полагается верить в такой ситуации? А ещё психопаты. Вот кем может оказаться любой – и этот парень в том числе. Вопреки представлениям многих, психопаты не бешеные и не кидающиеся на людей без разбора. Они умные манипуляторы, просто не способные на чувства, вроде любви или страха. Этот парень мог умело играть, и со стороны этого не определить. К пункту про оружие стоит добавить дополнительный курс по психиатрии. Пригодится в жизни. Надо заглянуть к Хэйварду и узнать.
- Лучше оставайся на месте. Мы уже вызвали копов, - Алекс захотелось улыбнуться от этой фразы. Какие детективы смотрит на досуге Селин? С чего вообще ей пришло в голову ляпнуть «лучше оставайся на месте»? Это должно быть угрозой, а у него нет никаких причин, по которым оставаться на месте действительно лучше. Вот с пистолетом звучало бы убедительно – «Стой или я тебя застрелю». Да он сто раз успеет скрыться до приезда полиции, если не станет оставаться на месте. Алекс всю дорогу учили, что в таких случаях самое верное, если уж тебе точно не хватит сил победить человека физически – попытаться успокоить, отвлечь на посторонние темы и дождаться помощи. Но теперь уже поздно что-то менять, копы так копы, действия по обстоятельствам. Может, он решит на всякий случай не связываться, вдруг они мастера боевых искусств или копы в штатском, или ещё что-то такое бредовое? Но парень сначала едва дёрнулся в противоположную от девушек сторону, а потом словно сам себе удивился, сделал пару шагов вперёд и улыбнулся им.
- Круто, а зачем копов и оставаться на месте, весело вечер проводите? Сигареты, кстати, не будет? А то вы меня слегка испугали, а эта, - он кивнул в сторону лужи и развёл руками, - последняя. Мне бы не помешало расслабиться после такого дня.
Алекс отрицательно покачала головой. Её единственная собственная пачка сигарет, едва начатая, лежала дома в кухонном шкафчике. Да и вряд ли бы парень оценил что-то такое лёгкое, купленное из чистого протеста к вечным запретам на курение. Хотя она сама сейчас бы не отказалась. Расслабляющий эффект, всё такое – было бы очень кстати. И она непременно её выкурит, если, когда – поправила она саму себя, доберётся до дома. Интересно, в её квартире вообще можно курить по договору, или за такое и выселить могут? Да и Олли такое времяпрепровождения явно не понравится, ещё оставит потом традиционное кошачье неудовольствие… Ну, не в тапки, их просто нет, но вот в эти прекрасные балетки. Но уж с кошкой то она сумеет как-нибудь договориться, верно?
Парень подошёл ещё чуть ближе, словно бы уже намеревался идти домой, но не решался, дожидаясь ответа. Будто ему действительно требовалось разрешение. Следы испуга успели исчезнуть, и теперь он выглядел просто очень усталым, а ещё слегка расстроенным. Видимо, ему действительно очень нужна была та последняя сигарета. Вообще-то, это всё ещё похоже на психопата. Немного игры, усталость и абсолютное безразличие к чьей-то смерти. Алекс ещё раз кинула взгляд на мешок, на жуткую прорезь в нём, казалось, ещё более черную, чем мешок – на него попадало хоть немного света;  на чуть расплывшуюся лужу рядом, которая всё-таки отблескивала красным, мелком посмотрела на Селин, и снова на парня. Только не изображай из себя копа, мы успеем вызвать полицию потом, дай ему уйти!
- Не курю, прости, - ей хотелось, чтобы он ушёл. В конце концов, они повернули назад вовсе не ради него. Договорённости «давай поймаем возможного психа и убийцу» не было. Пусть он уйдёт, куда угодно, свободен.

+2

8

Life shrinks or expands in proportion to one's courage.
--

Мне казалось, что от страха у меня начали сдавать нервы. Хватало хотя бы того, как сорвался голос на неожиданной фразе, превратившись на последнем слове в тихий, еле различимый писк. Ладошки вспотели, голову кружило и, казалось, даже дышать было трудно. Поэтому я довольно сильно сжала руки в кулаки, а позже сделала глубокий вдох, прикрыв глаза лишь пару мгновений. Я воображала, что я не здесь вовсе, а в уютном кресле, что стоит напротив окна у меня в квартире. Оно огромное, выглядит каким-то чудовищным слоном среди вполне уточненного интерьера комнат, но мне оно нравится и я притащила его из дома родителей, когда те собирались его выкидывать после ремонта дома. Мысли об этом успокаивали, будто разглаживали, распутывали нервы, которые превратились в один огромный спутанный ком старых шерстяных ниток, никуда не годившихся кроме как для котенка, который бы играл с ними. В нашей ситуации этим котенком был парень, стоящий перед нами. Сейчас для меня он был тем самым пушистым котенком, который отчаянно дергал нитку за ниткой, не замечая, как рвет их по неосторожности.
Я изучаю  молодого человека, буквально скольжу взглядом по его телу, словно обладаю сверхспособностью –рентгеновским зрением. Не знаю, что я хотела увидеть. Нож, пистолет, белую маску на всю лицо, как в фильмах ужасов? Но в его внешности действительно не было ничего примечательного. Самый обычный парень. В его глазах читалась усталость, раздражение и досада от того, что мы так и не дали ему выкурить ту несчастную сигарету, что сейчас затухала в луже у ног парня. В принципе, его можно было даже назвать симпатичным – хорошо сложен, приятные, даже мягкие черты лица. Всё это меня озадачило. И причина явно была не только в том, что я представляла себе маньяков немного иначе : со сверкающими в ночи глазами от желания почувствовать, как жизнь медленно уходит из чьего-то трепыхающегося в его руках тела, с надломленной улыбкой, больше напоминающий оскал дикого зверя, вышедшего на охоту. Он и правда был самым обычным. Поэтому я лишь отрицательно киваю, когда он спрашивает о сигарете. Взгляд уткнулся на чернеющий асфальт, сейчас казалось, что это и не асфальт вовсе, а вода и что сделай я лишний шаг – провалюсь в пропасть. По крайней мере, чувствовала я себя именно так.
Парень сделала шаг навстречу нам, а я непроизвольно отошло назад к Алекс. В моих движениях чувствовалась неуверенность, словно я легкая добыча перед грозным львом, который тихо приближался на своих мягких пушистых лапах. Не знаю, заметил ли он, что мы обе наблюдаем за ним с любопытством и даже опаской, но отошел ровно на то место, где стоял, когда сигарета выпала из его длинных пальцев. Это расстояние между нами придало какой-то уверенности и я, наконец, подняла на него взгляд и даже выдавила из себя никчемную улыбку. На самом деле, у меня коленки тряслись от страха, но я наблюдала за Алекс, слышала несгибаемую уверенность в её голосе и это придавало сил и надежды на то, что всё будет хорошо.
-Прости. Неудачная шутка. –Тут же выпалила я. Если он и убил девушку, то не подавал виду даже после той глупости про полицию, которую я умудрилась ляпнуть. И так всегда – сначала говорю, а лишь потом думаю, совершенно забывая о последствиях. Мы стоим в какой-то чертовой подворотне, перед нами потенциальный маньяк, который, возможно, только что убил девушку, а я молю чепуху про то, что за ним вот-вот приедут и загребут невесть куда. Глупая. Наивная. Если однажды и попаду в какую-то страшную криминальную историю – меня точно прибьют в первую же секунду. Но жалеть о своих словах было уже поздно. Да и, в конце концов, моя фраза, если и вызвала интерес, то это явно было не той реакцией, которую я ожидала услышать. Парень скорее испугался от неожиданности, чем от страха быть пойманным за убийство. Он не предпринимал попыток убежать и пригрозить нам, наоборот, даже был вполне милым и радушным. Я покосилась на Алекс из-за плеча, прикусывая губу. В моем взгляде так и читалось «ну прости, я дура, я знаю». Но я молчу. Знаю, что она и так все поймет. Мы знакомы совсем недавно, но я уверена, что она уже успела понять, что от меня можно ждать всего и даже больше. Наверно, это одна из причин, по которым я была рада, что рядом со мной сейчас именно Алекс, а никто либо другой. Может, из-за своей профессии, может, ещё из-за чего, но она всегда была начеку, и это не могло не поражать. Вот и сейчас, казалось, она точно знает, что нужно делать, будто была в подобных ситуациях не единожды. А я лишь выгляжу маленьким ребёнком, путающимся под ногами. Слишком наивна. Слишком непосредственна. Слишком верящая во всё хорошее и светлый конец самых черных историй. В этом вся я.
Парень окинул нас недовольным взглядом. Наверняка, счел последними дурами. Меня то уж точно. В конце концов, кто ещё попрется за совершенно неизвестным человеком в какую-то темень, чтобы ни с того ни с сего выпалить, что с минуты на минуту здесь окажутся полицейские машины, огни которых окрасят стены домов в синие и красные всполохи. –Ладно. Шутка не удалась. – Он усмехнулся, посмотрев на меня с таким отвращением, что мне самой противной стало. –Придется идти за новой пачкой. –И мне явно не показалось, с какой досадой он это произнес. Звучало почти по-детски, от чего я невольно улыбнулась. Парень уже собирался уходить, но тут, словно вспомнив о манерах, щелкнул пальцами и произнес: –Хорошей ночи. – Я лишь буркнула что-то невнятное ему вслед и обернулась, наблюдая, как он удаляется от нас. Его шаги были тяжелыми, будто всё, о чем он мог сейчас думать – это как бы добраться скорее до кровати и завалиться спать. На секунду мне стало его даже жаль. Жёлтый свет уличных фонарей ненадолго высветил его образ, пока парень, наконец,  не скрылся за поворотом.
Я резко выдохнула, будто всё это время стояла неподвижно в одной позе и не дышала. По тому, как опустились плечи и ладони разжались, было понятно, что я, наконец, расслабилась. Присутствие парня и правда напрягало. Более того, я чувствовала себя гадко из-за всего этого разговора, да и вообще от того, что мы пошли за молодым человеком. Мысленно начинаю корить себя за то, что повела Алекс сюда. В конце концов, мы могли просто проигнорировать всё это. Ведь, меньше знаешь – лучше спишь, разве не так нормальные люди говорят? Наконец понимаю, что слишком явные представления о морали, воспитание и куча других факторов просто не дали бы нам поступит иначе и, пройдя ещё немного, мы бы все равно вернулись назад.
-Лучше ничего не говори! – Тут же воскликнула я, едва взглянув на Алексу, подняв руки на уровне головы, типа «сама всё знаю». А её упрекающего взгляда мне было бы вполне достаточно, чтобы понять, что веду я себя глупо. –Странный он. - Зачем-то произнесла я уже чуть тише. Нахождение в какой-то устрашающей подворотне оптимизма не придавало, посему и голос звучал мой какой-то загадочно. Хотелось поскорее отсюда убраться. Я огляделась, дабы убедиться, что парень точно ушел и кроме нас здесь больше никого нет. Делаю осторожный шаг к мешку, пристально разглядывая его. То и дело оборачиваюсь, чтобы убедиться в присутствии Алекс, буду боюсь, что она может куда-то испариться и я останусь здесь одна. -Слушай, а если мы найдем... - мне не хотелось говорить "труп" или "тело" поэтому я замялась и решила вообще не задавать никаких вопросов. Подойдя к мешку достаточно близко, я легонько пнула его ногой. Он не был прочно завязан, посему, размотался, едва я коснулась его ногой. Я не знаю, что я ожидала увидеть, но, видимо, успела настолько себя мысленно накрутить, что заорала, как резаная, наблюдая, как из мешка вываливались какие-то банки, порванный пакет из под томатного сока, всяческие упаковки...ЧЁРТОВ МУСОР И НИ ОДНОГО ТРУПА!

+2

9

Вообще-то шутка и правда могла быть к месту. В другое время, не в темноте переулка, или скорее с другим человеком, но главное – чтобы во фразу изначально закладывали юмор, а не страх. Но даже для знакомства можно использовать, Алекс себя знала – однажды вполне может так поступить. Селин явно уровень абсурда не оценила и смотрела всё так же испуганно – а ну, как и на неё набросится прямо здесь, утаскивая куда-нибудь ещё, чтобы убить? А Алекс, конечно же, бросит подругу и сбежит, спасая собственную жизнь. Но профессия врача накладывает свой отпечаток. Не важно, что ты думал по этому поводу, чего боялся и хотел раньше, теперь люди смотрят на тебя как на главное спасение в жизни. Врач всегда должен быть начеку и мгновенно реагировать. Никакого выбора, если у тебя только три минуты чтобы спасти жизнь. И от Алекс всегда этого ждали.
Так что она посмотрела на Селин и чуть заметно кивнула. Неожиданно она поняла, что не имеет ни малейшего понятия, какой выражение лица будет выглядеть успокаивающим. Улыбка не подойдёт, потому что говорит «я смеюсь над тобой», а это не правда. Фраза забавная, но не более, и никакой насмешки над подругой не было. Серьёзное выражение лица её испугает – значит, есть чего бояться. А ещё довольно странно успокаивать человека, смотря на него снизу вверх. Минусы миниатюрного роста в примерах и картинках, поймут даже самые маленькие. Нужно очень постараться не ощущать себя маленьким ребёнком, у которого расстроился кто-то из старших. Вот в больнице хорошо – пациенты сидят или лежат, чего с ними стоя разговаривать? А тут очень нужно, но от ощущения отделаться трудно.
– Ладно. Шутка не удалась. Придется идти за новой пачкой. Хорошей ночи, - и этот щелчок пальцами, словно бы он собирался телепортироваться куда-нибудь подальше одним таким простым движением. Прекрасное было бы умение.
И вот в этот момент Алекс показалось, что парня за день достали уже все. Чёрт с ней, с удачностью шутки, он просто выглядел как человек, к которому весь день приставали с чем-то довольно глупым, и вот под конец дня заявился очередной остроумный идиот. Алекс знала это выражение лица слишком хорошо. Длинная смена, мечты о кровати и «сочувствующий» коллега с приторно-сладким «Устала?» И вуаля, выражение «я хочу, чтобы ты перестал существовать прямо сейчас» - подано. Вот и у него именно такое. Ещё и магазин будет трудно найти, обычные уже давно закрыты, а круглосуточных сильно рядом нет, насколько ей известно. Проще попугать ещё пару прохожих и выпросить несколько сигарет. У него получится, с таким-то настроением. И скурить потом одну за другой, укладывая мысли и нервы в нужном порядке.
- Ну, удачи! И хорошей ночи, - парень перестал быть пугающим. Слишком человеческие реакции, чтобы считать его психопатом. И в то же время слишком спокоен, чтобы быть убийцей – совсем ведь не проняло от упоминания копов, даже виду не подал. А ведь Алекс врач, она смогла бы заметить даже не самые явные признаки. Но нет, ничего. Пожалуй, Алекс была бы более испуганной просто от того факта, кто к ней ночью пристали какие-то странные люди со странными фразами и намерениями.
Так что когда он, наконец, покинул девушек, Алекс уже успела окончательно выдохнуть, отогнать сомнения и даже поругать себя, что они к нему вообще пристали. Конечно, они не могли знать заранее, и всё-таки. Ещё немного угрызений совести до заочных извинений за подпорченный вечер. Хорошо, что только заочных, потому что Алекс просто стояла рядом с Селин, так же развернувшись назад и провожая незнакомца взглядом. Прекрасный жёлтый свет фонарей, до сих пор попадающийся среди мира бело-голубоватых энергосберегающих лампочек. Она перевела взгляд на подругу – теперь то можно было вопросить и вслух о том, что это было.
- Да я вообще молчала, о чём ты? - теперь уже Алекса не удержала лёгкую улыбку, глядя на эту капитуляцию. Ладно, хорошо, что Селин вообще расслабилась после того, как парень свалил. Никаких вопросов. Алекс хотела даже ляпнуть что-нибудь в духе «Смотри, мы выжили», но тут же подумала, что подруга такое чувство юмора не оценит. Медикам вообще иногда свойственен несколько черный юмор. Настолько «несколько», что люди могут называть психами. Можно будет пошутить в следующий раз, пересказывая историю кому-нибудь и снабжая её парой преувеличений.
- И не то, чтобы странный. Скорее… Задолбавшийся какой-то, - Алекс пожала плечами. Парень пугал, пока он был далекой фигурой с мешком, а её на большую часть состряпало воображение, а потом… Ну, как обычно, со всеми людьми так. Просто обычное первое впечатление не страх. Восхищение, презрение, что-нибудь такое. А этот отличился.
А потом Селин шагнула в сторону мешка и только теперь отвлекшаяся было Алекс вспомнила, что у них есть ещё одно дело. И уже не особенно верила в убийство и всё, что к нему полагается, но это ощущения. Она не может быть уверена. А значит, они обязаны проверить. Что они будут делать, если найдут труп? Она позвонит своим, ребят пришлют бригаду. Рассказать своим, рассказать полиции, описать парня… Она не стала говорить вслух. Селин нечего забивать голову бюрократией, стоящей за смертью. Нужно будет – и так сама увидит.
Та уже подошла к мешку, и Алекс хотела было её остановить – ну кто же лезет к таким вещам с голыми руками? А если это кровь? Меры безопасности ещё никто не отменял, как и огромный список болезней через эту самую кровь передающихся. Но Селин не стала даже наклоняться, а только толкнула мешок ногой. Как почтительно для потенциального трупа.
В этот момент Алекс подскочила на месте от визга и мгновенно рванула вперёд. Настолько мгновенно, что не сразу успела что-то осознать или увидеть, что именно высыпалось из мешка. Всё это осталось на тот момент, когда она остановилась рядом с Селин, уже готовая успокоить человека, впервые увидевшего труп. Конечно. Банка из-под томатного сока, устроившая им красивое представление вокруг. Пакеты, упаковки, листы бумаги, и, вместо вишенки, наверху пристроившийся яблочный огрызок.
Алекс перевела взгляд на подругу и от осознания их собственной глупости, она рассмеялась. Прекрасное дополнение к пейзажу ночной подворотни – шуршание мешка и мусора, вопль ужаса и смех. Но последние сомнения и крупицы страха наложились на прекрасную увиденную картину и она не могла остановиться.
- Полагаю, реанимация не поможет. Пациент мертв, - перестав, наконец, так смеяться, проговорила она. Затем ещё раз посмотрела на кучу мусора и добавила, - и съеден. Но он был отличным яблоком, я уверена.
Только теперь, отсмеявшись и всё ещё улыбаясь, Алекс достала из кармана телефон, который так долго сжимала в руке. Следы этого общения остались на экране заметными отпечатками – должно быть, она слишком сильно стиснула руку, доказывая себе, что верная техника на месте. Алекс протёрла его краем кофты и нажала кнопку наверху. Экран послушно загорелся. Поздно, давно пора домой. Новости напоминают о существовании остального мира, смс, на которую надо позже ответить… Алекс на всякий случай осветила пространство вокруг и ещё раз осмотрелась. Обычная подворотня. Почему она казалась такой зловещей раньше?
- Отсюда нужно выбираться, и чем быстрее мы это сделаем, тем лучше. Как ты на счёт чая-кофе?

+2

10

Florence + The Machine – Long & Lost
--

Крик разносился по всей подворотне, отлетал, словно огромный резиновый мяч, от кирпичика к кирпичику, от одного дому к другому. Я просто стояла, выпучив глаза, и смотрела на груду мусора у моих ног, орала уже не от страха, а, скорее, от удивления, позже уже и от успокоения, которое волна за волной разливалось по телу, едва я услышала смех Алекс у себя за спиной. Я закончила орать так же неожиданно, как и начала. Просто в секунду неприятный высокий вопль оборвался, лопнул, словно воздушный шарик, утянутый воздухом куда-то ввысь к самому небу. Мой крик всё ещё разносился эхом по закалкам подворотни, смешивался где-то в её холоде со смехом Алекс, а позже, словно талая вода, выливался на тротуар улицы, где, словно испугавшись огромного нелюдимого пространства, и вовсе затихал. Оставалось надеяться, что никто его не воспримет как крик «спасите-помогите» и не прибежит сюда, поддавшись тому же порыву, что привел на это место нас с Алекс – храбрости и благородству, желанию помочь и оказаться полезным, ну а ещё любопытству отчасти.
В момент на меня обрушалась реальность. Ощущения такие же, как если бы на меня ведро ледяной воды вылили – захотелось убежать и спрятаться где-нибудь подальше. Проще говоря, мне стало стыдно. Хотя бы потому, что я, человек привыкший видеть во всех и во всем только хорошее и самое лучшее, приняла парня, которого видела впервые в жизни, за убийцу, привыкшего перетаскивать тела в огромных черных мешках. Мысленно я даже успела составить его психологический портрет, обругать самыми ужасными словами, надумать про него и его жизнь всякой чепухи. По моим меркам это было непростительно, уж так я воспитана, а посему меня ещё долго будет мучить совесть. Утешало хотя бы то, что парень вряд ли понял, что у нас на самом деле было на уме, а, может, завтра вспомнит, как ему повстречались две чокнутые на улице и расскажет об этом своим друзьям, которые, возможно, посмеются над его историей. 
Я внимательно посмотрела на Алекс, а потом перевела взгляд на несчастный огрызок яблока, о котором она говорила. Секундное молчание, я усмехнулась, а потом тоже рассмеялась вместе с девушкой. Через смех уходили все страхи и тревожные мысли, мир снова начал казаться тихой и спокойной гаванью, который он был для меня до сих пор. Натянутые, словно струны, нервы, готовые вот-вот лопнуть, наконец, расслаблялись. Ладони разжались, ногти больше не впивались в мягкую кожу, оставляя на ней красные отметины.  Взгляд потерял тот стальной блеск, с которым был готов встретить опасность за каждым углом, мягкая улыбка снова озарила овал лица. Мы просто стояли и смеялись на своей же глупостью. Наконец, опасаться больше было нечего. Нет, мы не встретили маньяка, мы не повстречали убийцу. Мы просто приняли за такового обычного паренька, утомившегося после тяжелого дня. Даже подумать страшно, что кто-нибудь так однажды и нас за убийц примет. Но я отгоняю эти мысли как можно дальше. Хватит на сегодня думать об этом. Казалось, всё, что сейчас было необходимо – это, наконец, окончательно расслабиться и довести разум до того самого состояния, когда в нем не останется ни единой мысли, опустошить его.
Алекс освещает пространство вокруг телефон, я внимательно наблюдаю за ней, опускаю взгляд на асфальт, как и она, пока, совершенно неожиданно, даже для себя, не выпаливаю:
-Лучше не свети, а то сейчас ещё другой мешок найдем! – Мой голос звучал настолько резко, что я невольно рассмеялась от его серьезности. –Хватит на сегодня «трупов». –Говорю все таким же решительным тоном, но уже с мягкой улыбкой на губах. Было заметно, что меня отпустило, что все начало казаться каким-то далеким и будто вообще произошло ни с нами, ни здесь и ни пару минут назад. -С радостью, тут через улицу есть неплохая кофейня… -Я ещё что-то болтала, пока мы выходили на улицу, залитую светом уличных фонарей, надеясь, что пустая болтовня опустит на второй план все мысли, что одолевали нас по пути сюда. Так и случилось. Выйдя на улицу, мы словно снова оказались в какой-то легкой безмятежности. Где-то неподалеку, всё так же орало радио у кого-то, кто отчаянно пытался подпевать, не зная слов. Я невольно улыбнулась, думая о том, каким устрашающим и зловещим здесь все казалось буквально несколько минут назад. Мы как раз проходили тот дом, в одном из окон которого увидели ругающуюся пару, я кинула в ту сторону быстрый любопытный взгляд. В эту самую минуту мимо окна промчался знакомый силуэт – та самая девушка. –Смотри-ка, живая. – Усмехнувшись кидаю я Алекс, кивая в сторону окна. Казалось, у этих двоих уже тоже все хорошо. К слову, они даже окно закрыли. -Да уж, весёлый выдался вечер. – Но в этих словах не было никакого сожаления. Наоборот, я знала, что этот день засядет в памяти надолго и станет причиной забавных диалогов, начинающихся со фразы «а помнишь…».- Хорошо, что, всё-таки, мы не успели вызвать полицию, неловко бы получилось. –Произношу, поджав губы, ибо и без того было неловко настолько, что хуже некуда. Мы как раз подходили к той самой кофейне, которая манила приятной музыкой и ровным желтым светом, как мне на нос упала дождевая капля, оставляя неприятный мокрый след. Я подняла голову вверх, к небу, которое всё ещё было затянуто тяжелыми чернеющими тучами. То тут, то там начали раздаваться удары капель о холодный асфальт. Я совершенно невозмутимым тоном подмечаю. -О, говорила же, что дождь пойдет. –И мы входим в теплое помещение, огородившее нас от всех забот.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » did we make a mistake?