Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Жаркие ночи в городе Ангелов!


Жаркие ночи в городе Ангелов!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Amelia O'Dwyer, Kathlyn Johnson
Место: Лос-Анджелес, бар, пляж
Время:27-28 Июля 2015
Время суток:вечер, ночь, утро
Погодные условия:ясная погода, +25 легкий южный ветер.
О флештайме:Отпуск такой отпуск! Кэйтлин воспользовавшись этим приехала в родной город навестить родителей и просто отдохнуть на побережье солнечного Лос-Анджелеса. В один из вечеров Джонсон оказывается в баре где сталкивается с коллегой по работе Амелией О'Двайер. И как всегда все приключения начинаются с пары бокальчиков виски...
http://funkyimg.com/i/211mw.jpg

+1

2

Look вот прямо так, да хд
Мир меняется. Знакомые картинки распадаются, а им на смену приходит что-то другое, совершенно непривычное и чужое. Но в этот раз мир Амелии побил все рекорды по распаду знакомых картин. Он вообще просто взял и перевернулся с ног на голову. Ей это не понравилось. Она не терпела таких резких изменений, напрямую касающихся её самой. Однако никто её не спрашивал. Голова шла кругом, факты отказывались складываться на полочки взаимопонимания, а желание сбежать становилось с каждой минутой все ярче. Ей казалось, что её сломали, лишили привычного уклада и сделали совершенно недееспособной. Наверное, она должна была обрадоваться существованию старшего брата, но почему-то как раз-таки осталась не в восторге. Ну, знаете ли, тридцать лет – не самый подходящий возраст, чтобы найти потерянных родственников, о существовании которых ты даже не думала. Тут определенно требовалось время, чтобы просто осознать, даже не принять. Требовалось время на себя саму. Просто требовалось время, которое должно расставить всё на свои места. И Амелия не нашла ничего лучше, чем просто сбежать из Сакраменто. Сбежать от той себя, что была ошарашена и сбита с толку. С работы её отпустили на все четыре стороны на целую неделю, так что можно было себе позволить уйти во все тяжкие. Обычное решение проблемы. Ничего странного.
Вставал вопрос: где затеряться среди толпы? Бостон отметался сам с собой. Там родители, куча знакомых. Так или иначе, придется объяснять, почему ты свалила с работы и почему у тебя в сумке лежит травка. А эти объяснения в планы Амелии не входили. Хотя, да не было там никаких планов! Просто не было. Было только горячее желание раствориться в неизвестности. Неизвестностью стал знакомый Лос-Анджелес. Однажды он уже помог ей встать на ноги, вернуться к нормальной жизни и распрощаться с вредными привычками. Поможет и сейчас. Не то, чтобы она так уверена, просто любит полагаться на великий «авось».
Вечер. Великолепие светомузыки, поражающее воображение. Тут и там горят яркие неоновые вывески уже открытых ночных клубов, баров, пабов и уютных ресторанчиков. Отовсюду доносится музыка, совершенно разная, но так удивительно гармонирующая между собой. Амелия шла вверх по улице, разглядывая здания, освещенные цветными огнями. Может быть, не следовало приезжать одной. Надо было дернуть с собой Джека. Но повернуть время вспять уже нельзя, да и одной растворится в мире Города Ангелов намного легче, чем вдвоем, особенно, когда вы оба довольно шумные и любите находить причины для споров. Шла и наслаждалась полным одиночеством, теплом и легким ветерком. Выбирала наугад бар, который станет сегодняшним её собеседником и другом. Правда, многие ей не нравились. Где-то раздражала музыка, а где-то слишком яркий свет. Но на самом деле Амелия придиралась, боясь ошибиться в выборе.
Остановилась возле какого-то здания. Оно привлекло её внимание. Оттуда доносилась хорошая, качественно исполненная музыка, характеризующая больше девяностые, чем нынешние года. В девяностые Амелия была совсем девчонкой, что сбегала из дома ради ночных посиделок на старой, богом и людьми забытой детской площадке. И сейчас эта мельком услышанная музыка напомнила ей о тех временах: о сигаретах, выкуренных от нечего делать; о пиве, пущенном по кругу; о веселом и таком заражающем смехе; о легкой перебранке и нагромождении матов; о Городе и о том, что уже не вернуть. В окнах ярко, но не раздражающе горел свет, отражаясь от зеркальных поверхностей и во много раз удваиваясь. Кажется, ирландка сделала свой выбор. Толкнув тяжелую дубовую дверь, Амелия зашла в помещение. На неё сразу же повеяло запахом различного алкоголя, крепкого табака и женских великолепных во всем своем разнообразии духов. Практически все места уже были заняты. Люди шутили, смеялись, проливали на стол алкоголь и звенели стаканами, что переливались в электрическом свете. Кто-то «помогал» музыкантам, старательно подвывая и называя это «пением». А кто-то просто целовался в дальнем углу, надеясь, что никто не видит их маленькой шалости. Амелия недолго простояла на входе. Она предпочла пройти, пока не осталась с носом. Это место оказалось весьма популярным. И не только среди местных. С каких-то близких к стойке столиков доносился немецкий говор с характерной жесткостью, оттуда же шел и переливчатый французский. Удачно попала в чудесное место. Вот, что значит, старательно и долго выбирать, придираясь к каждой, даже самой, казалось бы, неважной мелочи.
- виски со льдом, - очаровательно улыбнулась бармену, что только и успевал раздавать стаканы. Амелия осторожно попробовала напиток. А ничего так, качественный. Пожалуй, она запомнит это место. Может быть, когда-нибудь позже её снова занесет в Город Ангелов на сомнительный отпуск. А может она и вовсе решит вернутся, оставив Сакраменто в прошлом. От нечего делать, Амелия оглядела весь зал. Знакомых не было. Ладно. Хватит одного старого знакомого. Виски. Его зовут Джек. Ухмыльнулась и объявила вечер открытым. Ещё парочка стаканов и можно будет отправляться на поиски приключений. Если они к тому времени не найдут её сами….

+1

3

Отпуск это всегда прекрасно. В особенности, когда подолгу службы приходится сталкиваться со смертью во всех ее обличиях, порой настолько ужасных что в пору выть и лезть на стену. На счастье Джонсон она не выла от увиденных ужасов, а по ночам ее не мучили кошмары. Она была из той редкой породы криминалистов, которые, видя преступление, видели каждую его деталь, что было в первую очередь сделано, как сделано, с какой силой и напором. Прочие мелочи, которые скрываются за ужасом  произошедшего преступления. И все же и ей нужны были отпуска, когда она могла жить, так как ей хотелось и не видеть ежедневно насколько люди могут быть порочны и ужасны в своих поступках.
В этот раз она взяла отпуск сразу на две недели. В Сакраменто почти не переставая, шли дожди, и она хотела наконец-то понежиться в ласковых солнечных лучах родного Лос-Анджелеса. В тот же день когда ей подписали заявление об отпуске, она собрала свою сумку и первым же рейсом улетела в родной город Ангелов! Прилетела она на рассвете. Лос-Анджелес встречал ее теплым свежим воздухом, который тут же стал прогревать замершие косточки Олив. Она, блаженно улыбаясь, стояла на входе в аэропорт, держа в одной руке сумку с вещами, а во второй сумку со всякой мелочью и документами. Она как кошка, блаженно улыбаясь и прикрыв глаза, нежилась в рассветных лучах солнца. В таком виде ее и увидел двоюродный брат Макс, которого Кей всегда считала родным.
- Привет, Рыжик, - громко проговорил брат, привлекая внимание женщины. Она тут же открыла глаза и посмотрела на подъехавшую машину. Обычная легковушка, форд фокус небесно голубоваго цвета. Кей счастливо заулыбалась брату и он, улыбаясь ей в ответ, выскочил из машины и, заключив сестру в крепкие объятия, закружил ее, слегка приподнимая над землей. Она задорно и заливисто рассмеялась, радуясь встрече с любимым братом. Максимилиан был из той породы парней, которые всегда выглядели как кинозвезды. Все девчонки сохли по нему. Но он был не сердцеедом и не ловеласом. Никогда не бегал по девочкам, переходя от одной к другой. Его не так воспитали Маргарет и Дэвид Хоулонды. Блестящий хирург, уважаемый в своих кругах, заботливый муж и отец – вот кто такой Максимилианн Хоулонд. И Кэйтлин его очень сильно любила.
- Привет, светила науки, - смеясь, проговорила Кей, когда брат наконец-то выпустил ее из своих рук. Она заметила, как слегка порозовели щеки брата, и еще громче рассмеялась, привлекая к ним еще больше внимания.
- Запрыгивай сестренка, прокачу с ветерком, - подмигивая брат забрал у нее из рук сумку и открыв багажник, закинул ее туда. Кэйтлин с удобством разместилась на переднем сидении, пристегивая себя ремнями безопасности. Брат, запрыгнув в машину, последовал ее примеру. Заведя двигатель, Макс лишь мельком глянул в зеркало заднего вида и рванул с места. Олив не боялась. Она знала страсть Макса к быстрой езде, но так же, она знала, что он предельно осторожен и почем зря рисковать не будет.
- Как дела, Олив? Выглядишь немного бледной, - брат говорил с искренней заботой и любовью в голосе. Джонсон посмотрела на брата, улыбаясь ему.
- Все хорошо, Макс. Много работы, как и всегда. А еще достали дожди льющие сутки напролет. Ты же знаешь, я как рептилии не могу долго находиться без солнца и тепла, - брат рассмеялся на сравнение сестры.
- Я сегодня на дежурстве, поэтому могу в любой момент сорваться. Дети уже заждались любимую тетю Кей, - смеясь, проговорил мужчина. Олив обожала детей Макса. Две дочурки и сыночек. Младшенький. Макс всегда хотел сына, но от этого он не перестал меньше любить дочерей. Теперь у него будет наследник, с которым можно будет поиграть в войнушку, покидать мяч на заднем дворе и обсудить какие девчонки все-таки странные существа на этом свете.
- Не страшно, Макс. Мы же сначала к родителям поедем? Я хотела сначала с ними встретиться, а потом уже поехать к твоим проказникам, - улыбка не сходила с лица женщины. В ее сумке были подарки всем членам ее большого семейства. Матушке прекрасный кашемировый палантин песочного цвета. Он такой мягкий и приятный на ощупь, что Олив не удержалась и купила его, потратив боснасловную сумму денег, почти три сотни долларов. Но она ничуть не жалела об этом. Ей было совершенно не жаль этих денег, тем более она прекрасно знала, что Маргарет очень понравится ее подарок. Отцу она купила новый набор блесен для рыбалки. Брату дорогую перьевую ручку. Жене брата   - набор лент, она обожает вышивать лентами, так что ей такой подарок будет очень даже по душе. А детям Кей купила разные игрушки. Девочкам одинаковые куклы барби чтобы не спорили, кому какая достанется и у кого какая красивее. А мальчику машинку на пульте управления. Главное чтобы брат не сломал ее раньше времени до того как мальчик сам сможет ею играться.
Утро с родителями было прекрасным. Вкуснейший завтрак, приготовленный мамой, веселые шутки и прибаутки. Сидя на небольшой кухоньке, в окружении родных людей, Кей чувствовала себя полноценной и самое главное счастливой. Когда Кей уже хотела поехать к племянникам брата срочно вызвали на работу. Произошла крупная авария, и он необходим в больнице. Джонсон ничуть не расстроилась. Она прекрасно понимала всю важность работы брата, потому она лишь улыбнулась ему, взъерошила его кудри и поцеловала в щеку на прощание, пожелав удачи.
Из-за того что Макс уехал на работу Кей решила повременить с поездкой к племянникам. Она, переодевшись в купальник надела короткие шорты из старых джинс и простую майку борцовку прихватила все необходимое для отдыха на пляже поехала на пляж. День проходил не спеша и вот уже сумерки стали опускаться на город. Джонсон совершено не хотелось уезжать, и она решила зайти в бар, и пропустить пару стаканчиков виски наслаждаясь приятной музыкой.
Она зашла в свой любимый бар, где всегда играла приятная и главное качественная музыка и публика всегда была приличной. Сегодня народу было очень много и женщина с трудом нашла свободное место за барной стойкой. Она не смотрела по сторонам. Как только Кей присела на стул, перед ней оказался бармен, который как, оказалось, помнил ее с прошлого приезда.
- Кэйтлин! Сколько лет сколько зим! Давно тебя не видел! Тебе как обычно? – он широко и добро ей улыбался, так что и Кей ответила ему улыбкой.
- Привет, Джони. Да вот отпуск, наконец, взяла и вырвалась сюда, погреться на солнышке. А то у меня там уже всю дождями залило. Обижаешь старина. Я пью только один напиток, - мужчина рассмеялся и плеснул Кей в бокал старый добрый Джек Дениесл. 
- Отдыхай, Кэйтлин, - подмигнув женщине, Джон пошел обслуживать других клиентов. Джонсон сделала первый глоток виски и блаженно улыбнулась, почувствовав горячую волну, прошедшую по телу. Она достала телефон и набрала маму.
- Да, дорогая? – Маргарет всегда отвечала именно так, когда ей звонила Кэйтлин. Внутри все потеплело от любви к этой женщине.
- Мам, я сегодня задержусь. Решила в баре посидеть. Ложитесь спать без меня, а завтра обязательно куда-нибудь вместе поедем, - Маргарет не обижалась на Кей за ее поведение.
- Конечно, доченька. Хорошо тебе отдохнуть, - в этом и была вся Маргарет Хоулонд. Она не ругала Кей за то, что она в первый же день их бросила и умотала сначала на пляж, а теперь еще и в баре решила засесть. Миссис Хоулонд прекрасно знала характер дочери. И если на нее начать давить  она даст такой отпор что мало ни кому не покажется.
- Спокойной ночи, мама. И папе пожелай от меня. Я тебя люблю, - Кей говорила тихо с безграничной любовью в голосе.
- И я люблю тебя, дорогая, - на этом они распрощались. Джонсон убрала телефон в карман шорт и собиралась сделать глоток виски, когда ее толкнули в спину и почти весь напиток оказался на ней. Умиротворение и спокойсвтие как рукой сняло. Она за считанные секунды расверипела и готова была прибить любого.
- Какого хрена! – громко крича, Джонсон развернулась и гневно обвела окружающих людей своим убивающим взглядом. Все тут же потупили взгляд. Кэйтлин замерла когда увидела перед собой Амелию О'Двайер которая растерянно смотрела на Кей словно ожидая ужасной смерти.
- О'Двайер! Ты каким чертом здесь оказалась? – все дружно выдохнули, когда поняли что пронесло. Кей уже успокоилась, а Джони услужливо дал ей салфеток, чтобы промокнуть майку. Закатив глаза, Джонсон взяла пару салфеток и промокнула лишь зону декольте.  Джони повторил для Кей напиток и вновь удалился в другую сторону барной стойки.

+1

4

На сегодняшний вечер встречи со знакомыми были не запланированы. Амелия очень, прямо очень-очень не хотела встретить кого-нибудь. Именно поэтому она сделала огромный крюк, избегая знакомые и некогда любимые кварталы. Именно поэтому она никому не сказала, что приедет. А ведь ей были бы рады. Некоторые, уже теперь бывшие, коллеги так и не смирились, что Амелия тогда махнула на все рукой и уехала в маленький, по сравнению с Лос-Анджелесом, Сакраменто. Некоторые до сих пор упорно пытаются дозвониться или добить письмами. Но у них ничего не выходит. Старую сим-карту О’Двайер выкинула по дороге в аэропорт, а почту, на которую летел весь «хлам», намеренно не открывала. Она старательно избегала любого давления на себя, любимую. Потому что знала, что даже её упорство отойдет в сторону, как только в игру вступят люди, с которыми она вместе училась. Знала и совершенно этого не хотела. Лос-Анджелес был для неё слишком большим, слишком шумным. Он ей нравился, но только лишь как город, в котором приятно провести неделю отпуска. Не больше. А вот Сакраменто запал ей в душу. И не только потому, что там внезапно нашлись «друзья прошлого». Друзья - это даже был минус в общую копилку. Честно говоря, она не знала почему. У неё не было ответа. Амелия просто знала. Знала, что любит этот город – херову деревню, где все друг друга знают, а вот этот – большой, утонувший в ярких цветных огнях – нет. Вот и все. И она даже не напрягала свою несчастную голову лишними мыслями. У неё их и без того чуточку больше, чем дохрена.
На сегодняшний вечер встречи со знакомыми были не запланированы. Амелия спокойно потягивала свой напиток, улыбаясь окружающим её мужчинам. Ей эта улыбка ничего не стоила, а их радовала. Ну, а ещё она наивно надеялась – как будто ей до сих пор, черт побери, пятнадцать лет, - что все тут понимают: за улыбками ничего не последует. Ни разговора, ни поцелуев в туалете, ни тем более секса в одном из темных уголков. Они ведь понимают это, да? Потому что говорить об этом вслух ирландка не хочет. После таких разговоров обычно нужно сразу же уходить, переписывая в очередной раз планы на ночь. Не то чтобы у неё были какие-то определенные планы. Они просто были. Планы у неё бывают редко, чаще всего она – королева импровизации, но когда они есть и ломаются – она расстраивается. А это вообще не весело. Не дай бог кому-нибудь в это время под руку попасться. Амелия надеялась, что сегодня планы не рухнут, как карточный домик. Но её жизнь была бы не её жизнью, если бы не приносила постоянно какие-то развлечения. Вот, например, опять.
- эм…за этим? – Амелия кивнула головой в сторону стакана, который держала в руке. На большее её не хватило. Она немного ошарашено смотрела на Кэйтлин, пытаясь осознать, что Джонсон – не призрак. И вообще, какого кошмара она здесь делает? Это, вроде бы, не самый известный район в LA, да и бар, собственно говоря, тоже. Шанс встретить здесь кого-то из Сакраменто равнялся практически нулю. Именно так. Равнялся. В прошедшем времени. Потому что внезапно оказалось, что нихрена подобного. Пару раз ещё медленно моргнув и сделав глоток виски, Амелия всё-таки ответила, - я раньше жила в этом городе. А теперь у меня отпуск и вот, ублажаю ностальгию, - неправда. Но не будет же она говорить, что прячется здесь от всех знакомых и близких, а в первую очередь от себя. Зачем грузить разговор излишними фактами? Зацепишь одно, подтянется другое. Скажешь про побег, придется рассказать, почему появилась его необходимость. Расскажешь про причину по имени Макс, а потом очнешься в слезах на чужом плече, повествуя о том, как ты лишилась родителей в восемь и оказалась в приюте. Ну, нет. Амелия терпеть такое не может. О себе она говорит ещё реже, чем никогда.
- А ты? Какого черта здесь делаешь ты? – ирландка уже даже смирилась с появлением на сцене Джонсон. Может быть, это судьба. Может быть, им было необходимо встретиться именно сегодня и именно здесь. Черт его знает, в судьбу и карму Амелия не верит. Или верит, но где-то в очень глубокой глубине её души, - да, стоило ехать так далеко, - говорит немного нараспев, а потом смеется. Действительно. Живут в одном городе, работают в одном участке. Но встретиться нужно было именно в Лос-Анджелесе, - ладно, составим друг другу компанию, - кивает бармену, чтобы обновил. Амелия разглядывала Кей. Интересно, как она относится к марихуане? Как коп, наверняка, отрицательно. Ирландка думала, спросить или нет. Она, разумеется, переживет и без марихуаны, но с ней было бы веселей. Исчезли бы все серьезные мысли, появилась бы легкость и чувство эйфории. Амелия хорошо знает эффект травки. Богатый опыт, весёлая юность. Пока проверять отношения Джонсон и марихуаны Амелия не стала. Сначала она её напоит. Не сильно, но качественно, - ты в этом баре уже была? Я в этом квартале первый раз. Случайно забрела, не хотела встретить кого-нибудь из старых знакомых. Уехала два года назад, а многие до сих пор не смирились, - улыбается. Ей-то льстит, что её полюбили. Знает же, что совсем не ангел и не солнышко, - все думают, что мне наскучит Сакраменто. Как же они ошибаются, наивные. Здесь все такие? – Амелия замолкает, старательно притыкая желание закурить прямо сейчас. Все позже, все позже. Сейчас она якобы правильная, с дилерами не знакомая и вообще, образцово-показательный полицейский. Да, все так, все так, - хотя не отвечай. Лучше скажи, ты-то здесь почему одна? Со мной всё ясно, а с тобой что не так?

+1

5

[в архив]: нет игры месяц

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Жаркие ночи в городе Ангелов!