Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Before The Books will open


Before The Books will open

Сообщений 1 страница 20 из 38

1

Участники: Michael Rinaldi, Frank Altieri, Guido Montanelli
Место: Ресторанчик "Маленькая Сицилия"
Время: 12 августа, вечер
О флештайме:
Разговоры трёх первых лиц клана о том, о сём; перед тем, как начать писать новую главу Истории.

+2

2

Гангстерские войны, насилие, кровь, смерти и похороны - наконец, всё это осталось позади; и дав отпор врагам, пережив самое нелицеприятное и дрянное, пожалуй, из возможных времён существования для мафиозо, организация Торелли теперь вступала в самый интересный, и самый торжественный, пожалуй, свой период - если даже и вовсе не основополагающий: ведь Омерта - главная их клятва, главное их Правило и главная из традиций, которая и олицетворяет собой круговую поруку, благодаря которой итальянская Мафия - бессмертна; какие бы изменения не претерпевала сквозь время и как бы её членам не пришлось подстраиваться под особенности этого времени, Омерта и церемония связанная с ней осталась неизменной - даже после того, как её таинство, собственно, перестало быть таинством много лет назад, и её начали красочно описывать в книгах, фильмах, говорят даже - и видеоиграх... а частыми свидетелями подобных их собраний стали люди с камерами в руках и значками под одеждой - федералы и копы, снимающие свою хронику. Впрочем, они лишь только добавляли той суматохи, что тоже стала уже почти традицией - когда до улиц доходили известия о том, что начался приём (или хотя бы слухи начинали идти об этом), молодые "cugines" начинали выслуживать рекомендации с утроенной силой - и даже забавно было наблюдать за этим, со стороны... Как тайны не делай - всё равно обо всём прознают; а в данном случае - догадаться и вовсе не трудно, Семья только что прошла через войну, потеряв много людей - освободились "вакантные" места, и нужно было восполнить потери. Да и подготовки Парадиза к сопутствующей вечеринке сложно было не заметить...
Хотя изнутри, глазами самих соучастников, готовившихся примерить костюмы - не так уж и смешно было, часто и открытие Книги сопровождалось кровопролитием - Церемония могла стать хорошим поводом для устранения кого-то лишнего, и даже причиной насилия между самими соучастниками, тоже иногда оканчивающегося летально, порой даже и для всех сторон конфликта. Тонкий момент, бесспорно - зачастую самый лучший кандидат мог из-за своего нетерпения или чрезмерной ретивости совершить роковую ошибку за пару дней до того, как стал бы членом Семьи; а слишком самоуверенный - попросту пролететь мимо "профсоюза", оставшись до следующего раза - который тоже ещё неизвестно когда будет... За то время, которое Гвидо руководил Семьёй - Книга открывалась уже в третий раз; в 2013 - это было в середине весны, после массовых арестов, всего через пару месяцев после того, как это сделал Альваро в первый и последний раз, в 2014 - тоже весной, почти в это же самое время, после той бойни на стройке... Но это - скорее как раз просто череда совпадений. Нету никакой определённой традиции, что приём в Семью обязательно надо начинать весной или в другое время года, всё определяется стратегической необходимостью или желанием босса организации. В этом году всё происходит гораздо позже - в августе, за день до дня рождения старшего сына Гвидо, к слову сказать... Лео становится всё старше. А ведь скоро, не успеешь оглянуться, и он сам будет клятву произносить...
В среду "Маленькая Сицилия" всегда закрывалась в семь вечера; впрочем, в том, что огни в зале и после семи продолжали работать, не было ничего странного - потому Монтанелли и составил расписание таким образом, чтобы иметь возможность свободного вечера, если понадобится таковой, а необходимости возникали довольно часто, как и люди, внешне совсем не похожие на сотрудников заведения, но заходившие внутрь, игнорируя табличку "Закрыто" - так что, пожалуй, сегодняшним вечером ресторанчик не так уж и выделялся. Разве что людей, как и припаркованных неподалёку машин, было немного больше, и костюмы входящих внутрь - слишком уж заметно шикарные, выглаженные, только из химчистки, аж блестящие. Впрочем, в ленивом вечернем полумраке этого вполне можно было даже и не заметить... если только ты не специально за этим сюда пришёл.
- Благодарные зрители тоже уже собрались?.. - итальянцы, впрочем, могут быть не единственными в округе, кто носит костюмы; и Гвидо, не желая попадаться лишний раз федералам в объектив, большую часть сегодняшнего дня провёл в ресторане, оставшись и после закрытия, благо, что занятие он мог себе найти и внутри. Откуда-нибудь, но ветер всё равно дунет - такие люди, как они, почти словно знаменитости, так что и тот факт, что фотографы начинают собираться вокруг каждой их "тусовки", тоже не особо удивительно - после того, как они собрались в последний раз, за четыреста миль отсюда, и подавно. Но - пусть. Они и мешают не так сильно... даже создают определённую атмосферу.
- Напечатал изображения? - каждая Семья, всё же, да и каждый босс, одну и ту же церемонию проводит немного по-своему; в Семье Торелли вот было принято сжигать изображение Иосифа Обручника - потому что назывались они раньше, в далёкие двадцатые-тридцатые, которых из ныне живущих никто и не помнит уже, так же "сиротской бандой", и святой Иосиф считается покровителем сирот... Как и "крёстные отцы", пожалуй. И по сей день среди Торелли немало тех, кто встал на скользкий путь из-за того, что был сиротой, или стал сиротой - ну или боялся осиротеть. Майк, к которому и обратился Гвидо, тоже вот потерял родителей давным-давно... есть в этом нечто жуткое, наверное; но - и нечто общее, нечто настоящее, объединяющее. Большее что-то, чем кровные узы.

Внешний вид

+3

3

Любил Фрэнк бывать в ресторанчике у Гвидо: небольшой, по-домашнему уютный, с настоящей сицилийской кухней. Если кто-нибудь хотел вдохнуть итальянской культуры, лучшего места в Сакраменто для этих целей было не найти, отзывы о нем переходили из уст в уста, и заведение постепенно обретало заслуженную популярность. Не такую громкую и скандальную как у «Доллз», конечно, но достаточную, чтобы постоянными клиентами здесь бывали не только хозяин и его друзья. Впрочем, сегодня вечером двери «Маленькой Сицилии» были закрыты для всех, кроме них, и соответственно никого из посторонних в зале не наблюдалось. Чувствуя себя как дома, Фрэнк прихватил из бара бутылку красного вина, Неро Д’Авола, его любимый сорт винограда, выращиваемый на сицилийских землях, урожая 2009 года, и вернулся обратно за стол к Гвидо и Майклу.
Войну с Крусанти, ставшую одной из самых кровопролитных не только за последние годы, а в принципе на памяти – когда еще они теряли убитыми стольких членов Семьи? – и в самом деле можно было считать завершенной. Но, тем не менее, Фрэнк не тешил себя мыслями о том, что кровь, насилие, смерть и похороны остались у них в прошлом, это были такие вещи, с которыми им зачастую приходилось идти в ногу. Мирное время от военного (у Торелли особенно) можно было отличить разве что по периодичности, с которой на улицах появлялся новый труп. И поэтому расслабляться было рано, в Лос-Анджелесе и Сан-Диего еще долго предстояло наводить порядок, убийство Большого Джека вовсе не означало, что Торелли и Мелаграно в тот же день займут его место, на это нужно было время, и проблемы наверняка возникнут, особенно с местными бандами, коих там была тьма. Вряд ли они упустят возможность подобрать то, что плохо лежало.
- Мм? – Разливая по бокалам вино, поднял взгляд на Гвидо. Кого тот имел в виду под благодарными зрителями, андербосс так и не понял, не ожидая в свою очередь, ни газетчиков, ни телевидения. Вообще слабо представляя о том, что бы они тут забыли. В отличие от Монтанелли Фрэнк жаден до общественного внимания не был, об этом говорило и то, что на светских мероприятиях он появлялся куда реже. Андербосс придерживался мнения, что мафиози привлекать к себе внимания не должны, это плохо заканчивалось, не только для них самих, но и для всей организации в целом. Джон Готти, Аль Капоне и Лаки Лучиано наглядные тому примеру. – А ты каких-то особенных гостей пригласил? Или кто-то еще? – Сегодня вечером должна была состояться церемония Посвящения, по этой причине они и нарядились в лучшие костюмы. Для их тайной организации это мероприятие также было таинством, и пускай весь ритуал давно уже был известен общественности, это не было причиной рассылать пригласительные для тех, кто не имел ни малейшего к Коза Ностра отношения, да и трепаться об этом не следовало. В общем, насторожило сказанное Монтанелли, словно тот наверняка знал, что среди них была крыса, способная слить информацию. Как бы то ни было никаких «зрителей» Фрэнк, подъезжая, не заметил – ни репортеров, ни красной ковровой дорожки. Всё как обычно.
Держа в руке дымящую сигарету, Альтиери глянул на распечатки изображения святого Иосифа, более известного как муж Девы Марии, которые принес Майкл. Такие же сжигали и они во время своего Посвящения. Он и сейчас чуть было одну из них не подпалил, когда брал в руки. Выругавшись, Фрэнк смахнул упавший на нее пепел и, сделав затяжку, поинтересовался просвещения ради: – каким сиротам он покровительствовал? Разве Иисус был сиротой? Сын бессмертного Бога… - Глянул на Гвидо с Майклом, любителей ходить в церковь и жертвовать деньги сиротам. Альтиери всем этим не особо увлекался, не думал, что на небесах им это зачтется, он вообще и набожным-то не был, несмотря на то, что крестик носил, и прошлогоднюю новость о том, что Папа отлучил всех мафиози от Церкви, принял в отличие от некоторых спокойно.
Вернув изображение Святого боссу, Фрэнк докончил сигарету, затушив ее в пепельнице, и взялся, наконец, за вино. С консильери, слава богу, они почти что за год определились, и Майк, разобравшись в своих желаниях, согласился им стать, с чем его поздравят (те кто еще не успел или кто не знал), пожалуй, уже в Парадизе, куда ближе к ночи планировали переместить неофициальную часть сего торжественного мероприятия.
Оставалось разобраться с еще одной «пробоиной» образовавшейся в структуре их организации.
- Всё это, конечно, хорошо, - Иосифы Обручники, новые солдаты. Кивнул головой на приготовленный для церемонии инвентарь. – Но надо еще с западной командой что-то решать. – С Майклом у них уже были кое-какие соображения на этот счет, но вот насколько они увязывались с соображениями Гвидо, судить пока не могли.

+2

4

По довольно понятным причинам, светить свою машину возле "Маленькой Сицилии" Майкл Ринальди не стал. Вместо этого он припарковал  синий "Рэйнджровер" на  стоянке неподалеку, около парикмахерской, после чего прошел около километра пешком. Вблизи от семейного ресторана Монтанелли капитан южной стороны заметил какой-то фургон с затемненным стеклами  - это вполне могло быть как наблюдательным пунктом федералов, так и просто обычным транспортным средством. Однако осторожность никогда не помешает, даже если другим она кажется просто мнительностью.
В темном пиджаке от Генри Хантсман, красном шелковом галстуке и щегольских ботинках крокодиловой кожи, капореджиме выглядел так, словно собирался на  торжественное мероприятие - и на самом деле   так оно и было. В небольшом файле, который мафиози держал в руках, таились отпечатанные на цветном принтере изображения святого Иосифа Обручника, небесного покровителя сирот. Сегодня бумажным ликам праведника было суждено сгореть пламенем, выводя на новую дорогу будущих членов организации.
Когда Ринальди целеустремленно шагал в сторону входа в заведение Гвидо, он чувствовал какой-то прилив бодрости, охватывающей тело и душу. То, что сегодня должно было произойти, было краеугольным камнем всего его существования, основой его философии. Церемония Посвящения лежит в центре всего образа жизни Коза Ностра, является традицией из традиций - а правила и традиции Коза Ностра капо ставил выше всего, выше даже выше личного успеха и обогащения. А зная амбициозность Майкла, можно было понимать, что это значит.
К тому же, сегодняшняя церемония должна была cтать особенной для него самого. Согласившись на предложенное Гвидо повышение, Майкл  станет консильери, третьим человеком в организации, членом Администрации. Выйти на совершенно новый уровень, вместе с Гвидо и Фрэнком управляя делами  всего клана, помогая руководить капитанами, принимать стратегические решения, разрешать внутренние конфликты - это было классно. И если Монтанелли не передумал в последний момент, то именно сегодня Ринальди должен был быть, в новой должности, представлен остальным членам Семьи, а Мэнни Фиоре занять его прежнюю позицию в южной команде. - Buono sera! - подойдя прямиком к столику, где сидели дон с его подручным, Майки поочередно обнял обоих, после чего занял стул рядом с ними. - Ну и денек! Вся молодежь как на иголках сегодня! Вы помните, как у вас это прошло? Для самого Майкла тот час, когда ему предложили одеть лучший костюм и явиться в указанное время в указанное место, стал едва ли не самым главным.  Он до сих пор помнил все детали, до самой мелкой - от того, что у табурета, на котором он сидел, была расшатанная ножка и потому он адски скрипел, до тяжелого старческого дыхания Антонио Фьерделиси. И Франческо, кстати, стал "человеком чести" в тот же самый вечер - а вот при каких обстоятельствах в верности кодексу Омерты поклялся Паталагоанатом, Ринальди в точности не знал. Кажется, произошло это где-то в девяностых, ведь он был на восемь лет старше и Майка, и его лучшего друга. - Принес, конечно. - итальянец выложил на стол изображения, уже предусмотрительно разрезанные ножницами. - Благодарные зрители? Я тут фургончик какой-то видел неподалеку... Взял в руки бокал, но пить пока не спешил, предпочтя ответить андербоссу на его вопрос насчет Обручника. - Дело в том, что святой Иосиф - опекун, воспитатель, Фрэнки. Он ведь взрастил нашего Спасителя. Потому он и заботится о сиротах, как и вообще о христианских семьях...  Мужчина поболтал вино в бокале. Он не мог назвать себя очень уж усердным прихожанином  - но в Бога и католические догматы верил твердо. И полагал, что религия - неотьемлимая часть того пути, который заповедали им предки. Без знания о том, что мир не сводится к бренному, что все поступки и потом будут сочтены на небесах, человек, видя деревья, не замечает леса - и вряд ли сможет взять на себя ту страшную власть над людскими жизнями, которую давало членство в мафии. Итогом может стать торжество вседозволенности, существование по принципу "после нас хоть потоп" - что плохо как и для большого мира, страдающего от действий такого гангстера, так и  для того малого и сокровенного, каковым являлась Коза Ностра. Без морального барометра внутри не будет ответственности, дисциплины, умения жертвовать своими интересами ради блага Семьи- а без этого всего их древнее общество станет лишь бандой, лишенной всякого глубинного смысла. Некоторые вот капитаны и солдаты докатывались до того, что начинали торговать даже детской порнографией  или органами, как Куинтон - разве это не следствие потери именно этих самых духовных ориентиров? Именно потому, когда некоторые мобстеры нового поколения, вроде Клементе, открыто называли себя атеистами, это заставляло Майкла вздыхать и качать головой.
Однако небесное небесным, а земное земным - Фрэнк, как всегда, взяв быка за рога, затронул весьма острые и важные вопросы. После кровавой войны с Крусанти, унесшей жизни многих достойных людей, в Торелли стало не хватать не только рядовых посвященных, но  и руководства. Из всех капитанов старой формации, не считая пошедшего наверх Майка, в деле сейчас оставался исключительно Розарио Сальваторе, чья команда была самой маленькой.  - Да, западу нужен новый шкипер. Да и не только западу - пока Фредо в больнице, кто-то должен командовать на востоке. И в Сан-Диего нам нужны свои представители - теперь когда оно наше. Сверкнул бриллиантами на своем золотом портсигаре, доставая излюбленное гаванское курево. - Мы проглотили большой кусок, джентльмены, теперь его надо переварить. Приподнял бокал в тосте, решив наконец отведать отличного напитка.  - За процветание "Маленькой Сицилии" и здоровье ее хозяина!

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-12-28 14:56:24)

+2

5

Играть на внимании публики или пытаться избегать его - это выбор, который вынужден делать каждый босс, да даже и не только босс, каждый солдат организации, это один из тех выборов, который определяет его собственную политику, образ жизни, который он ведёт внутри организации; даже притом, что все они - члены не только единой преступной Семьи, они являются так же и элементами огромной системы - которая не была бы столь огромной и столь сильной, если бы всё, что представляли её, были бы совершенно одинаковы и обладали бы одними и теми же навыками... Будучи единым, каждый выживал своим способом - зависело зачастую и от того, на чём тот или иной солдат или капитан делали свои деньги. Вот Фредо был частым гостем на светских раутах, покойный Док - руководил командой из-за стен своего кабинета в госпитале; в положении Розарио вообще трудно оставаться блеклым, у Майкла это удаётся лучше - хотя с открытием "Доллз" ему уже явно не так просто оставаться в тени. Несколько труднее, чем, пожалуй, Ливии - кардинальная разница между стрип-клубом и публичным домом в том, что в первый приходят смотреть, и выглядеть он должен соответственно - те, кто ходят во второй, обычно стараются к себе лишнего внимания не привлекать... Такая тонкая грань между общественным и личным. Что до Гвидо - боссу важно уметь идти в ногу с каждым из тех, кем он руководит, не ломая его стиля, если нету необходимости - и поддерживая определённое равновесие. И это довольно непросто, касательно даже и того, какую именно игру при этом нужно вести самому, какой типа такого "равновесия" уравновешивает собственное положение... Учитывая, что отдача, которую он испытывает, исходит далеко не только от организации, он не хозяин всего города, не Господь Бог и не решает всё. Каждому необходимо подстраиваться. Мобстер далеко не всегда волен выбирать, какой именно образ жизни ему вести; и смена вида доходов, выполняемых функций и мест для посещения - тоже вовсе не странность. Нужно уметь быть и гибким тоже. Тот, кто слишком привык жить во тьме - на свету беспомощен...
- Я о тех, которым приглашение не нужно. - Гвидо приподнялся, выглядывая в окно ресторана. В наше время, сложность уже в том, что не только ритуал стал достоянием общественности, но и сама "общественность", горожане, начинает догадываться и о местах, где проходят такие мероприятия, и о событиях, которые становятся их предшественниками, и об атрибутах - вроде итальянцев в дорогих костюмах - тоже. Может, конечно, и раньше догадывались - но в наше время, когда любому дураку сделать фотографию и выложит её в сеть стало проще, чем в носу поковырять, копам и журналистам вовсе ничего не стоит понять, где в их городе собираются гангстеры - сделать-то, конечно, они ничего не в праве, противоправного в том, что они делают, ничего нет; собственно, даже в том, чтобы просто быть членом какой-либо организации, само по себе, нету ничего противоправного, пока дело не дойдёт до РИКО или терроризма. Сделают пару снимков из своей машины... максимум; в ФБР так уже десятилетиями новичков тренируют. Одни новички вносят на доску фотографии других новичков... Хотя без них, несомненно, было бы приятнее. Гвидо не так уж и любит быть популярным - не среди такого общества.
- Осень девяносто третьего... Проще прошло, пожалуй. - улыбнулся Гвидо, вспомнив. Другое было время, эхо процесса над Готти было ещё слышно, даже и здесь, в Калифорнии - как звуку, согласно законами физики, требуется какое-то время, чтобы преодолеть расстояние, так и грохот информации в Сакраменто утих немного позже, когда в Нью-Йорке всё начало возвращаться к порядку. Тоже чувствовалось присутствие камер, но устраивать представление настроения не было совершенно ни у кого. Было как-то гадко и непривычно. Сейчас, более двадцати лет спустя, удалось перетерпеть, свыкнуться...
- Не богохульствуй. - чинно добавил Гвидо к словам Майкла, посмотрев на друга с лёгкой укоризной; по сути, Ринальди всё правильно сказал - и даже, быть может, ставя Семью тайную не только превыше семьи кровной, но и превыше Бога, люди вроде них не отрицают его существования, и не смеются над Писанием и соблюдают его заветы - по возможности, конечно, убийство - даже в их деле, это мера не каждодневная и вынужденная. Они ставят себя и друг друга выше остальных людей, но не выше Господа; не забывая притом, что живут всё же среди людей... Это и отличает Мафию, их самих, от других преступных организаций, пожалуй. Как что-то, что отличает человека от остальных хищников; или обезьян - которые, впрочем, тоже хищны в большинстве случаев. А потому и судить их может только Высший судья... когда придёт время - тогда и станет известно, в Рай или в Ад. До той поры - свою жизнь они строят сами, не преклоняя коленей.
- За вас, джентльмены! Без вас нет ни "Маленькой Сицилии", ни меня. Салют! - усмехнулся Гвидо неожиданному тосту Майкла, осушив свой бокал и вернув его на стол. Вот теперь можно было, и впрямь, и о насущном поговорить; с Посвящением ничего не окончится, настоящее движение только начнётся, и надо определить, куда двигаться дальше. С учётом и того, что не все "двигатели" в порядке и команда не в полном составе... - На востоке - они и сами разберутся, я уверен; Фредо хоть и на больничном, но он жив... С командой Дока всё гораздо хуже. Не то, что шкипер - там и состава почти не осталось. - можно сказать, что пропало целое звено; солдат мало, поднять - тоже почти некого, бизнеса Куинтона давно уже не существует, бизнес Доктора сейчас пошёл на спад, и даже с поднятыми связями того и другого - переправка людей это сложно и ненадёжно для того вида, который сейчас команда представляет. И Ливия... - Ливия просила меня о переходе. В твою команду, Майк... - может, даже странно, что не в команду Клементе - кажется, они неплохо сдружились в последнее время?.. А может, в этом и дело; держи друзей близко, как говорится... У Андреоли было время подумать над выбором и решением. - Что скажешь? Последнее решение, что ты примешь в качестве капореджиме. Перед тем, как пойти наверх... - тоже ведь историческое событие - пусть и праздновать его не будут столь помпезно и ярко. А впрочем, и как знать?.. Для Фрэнка и Майкла это скорее победа, чем поражение - есть, что отпраздновать.

Отредактировано Guido Montanelli (2015-08-18 11:36:25)

+1

6

- Да, волнительно было как перед первым сексом, - усмехнувшись, Фрэнк вспомнил, как это было у него, их с Майком и в самом деле посвятили в один день, и событие это по важности не многим уступало свадьбе или рождению ребенка (какой уж там первый секс). Стать членом организации – цель жизни для таких, как они, совершенно иной уровень, на который поднимаешься, получив статус человека чести. Это не только ощущение себя избранным, причастным к обществу, основанному на вековых традициях, но и возможность, конечно же, зарабатывать больше. В первую очередь ведь что ни говори, они занимались этим ради денег, даже Монтанелли, любивший твердить, что для него Коза Ностра вовсе не средство для обогащения, пришел в это дело не ради общественной деятельности, из любви к линчеванию, а с целью заработать на лечение своей матери. И Фрэнк выбрал свой путь, насмотревшись на дядю и его приятелей, заметно выделявшихся среди остальных, стилем и привычкой тратить деньги.
- Фургон? – Удивился тому, что не обратил внимания, подъезжая на своем Кадиллаке прямо к ресторану. Если это и в самом деле были федералы, большую роль играть не будет, приехал ты или пришел пешком. Заснимут каждого, кто входил в двери, и в том, что их личности установят по фотографиям, сомневаться не приходилось, Фрэнк еще совсем недавно проходил по профсоюзному делу, и всех его партнеров, включая Ринальди, должны были взять на заметку. – И давно эти незваные гости паркуются возле твоего ресторана? – спросил у Гвидо, а перед этим подошел к окну и выглянул на улицу в поисках того самого фургона, о котором говорил Майкл. Его наличие само по себе не так страшно, куда хуже, если федералам удалось установить микрофон где-то в зале, в этом случае все, о чем они сейчас говорили, могло стать достоянием общественности. – Здесь точно безопасно? – уточнил, не горя желанием ближайшие полгода-год опять провести в судах и выкинуть на адвокатов все свои деньги, после чего доживать остаток дней на нарах. На защиту святых в этих вопросах Фрэнк бы не полагался, а приказал своим людям проверить каждый уголок, помощью детектора радиоволн к примеру.
- А разве я богохульствую? – удивленно посмотрел на Гвидо, а потом и на Майка взгляд перевел, дабы тот подтвердил или опроверг слова их босса. Возмутился даже этим упреком. Фрэнк вообще не любил когда его в чем-то обвиняли, особенно когда и повода-то особого на это не было. – В каком месте? Священники поясняют прихожанам моменты, вызвавшие у них вопросы, не называя это богохульством. Я, каюсь, давно не был в церкви, но раньше было так. Что-то изменилось? – Здесь у них не церковь, конечно, и Гвидо с Майклом священниками не были, но тем не менее Фрэнк надеялся такой вопрос не вызовет ни у кого возмущений, был он скорее проявлением интереса, и опытный проповедник наоборот поддержит его всегда, ответив на все вопросы, а не будет рубить на корню, провоцируя в дальнейшем нежелание касаться темы религии в принципе.
Не став, таким образом, дальше пускаться в обсуждение вопросов библии, чтобы не дай бог не задеть своими глупыми вопросами ничьи чувства больше, Фрэнк поддержал произнесенный друзьями тост и переключился на обсуждение дел мирских насущных.
- И кого Фредо вместо себя предложил? – отпив вина, поинтересовался у Гвидо. – Лежа в больнице ему проблематично будет за порядком следить, кто-то должен от его лица восточную часть города контролировать. – А то не долг будет час, что и восточной команды следом за западной у них не останется. – И надо территории Хонга под свой контроль забрать, заняться этим как можно скорее…
Впрочем, мысль о китайских «владениях» потерялась, когда до Фрэнка дошел смысл последней сказанной Монтанелли фразы о том, что Ливия попросила о переходе в южную команду. Сама. Надо же. Сложно забыть о том, как она брыкалась, жалуясь Монтанелли на то, что не хочет быть под боком у Альтиери, а вот под бочок к Майклу захотела. Когда же пригреть эту змеюку успел? Когда с евреем разбирался? Он выразительно глянул на лучшего друга и усмехнулся:
- Ничего себе, какой чести удостоили. Я что-то не знаю о ваших отношениях? – подколол его, догадываясь, впрочем, что дело было в другом – поумнела Андреоли просто, а может совесть проснулась, столько раз ее проблемами занимались люди из южной команды, что пора было уже задуматься о том, с кем ей выгодно быть. Вечно на халяву никто помогать не будет. – А она в курсе, что Майк консильери теперь? – Или он передумает, узнав такую новость? Ему ведь определенно нравилось общество Ливии, дело не только в ее деньгах было, которые он теперь и так и эдак получать от нее будет. Со своей стороны Фрэнку же параллельно было, под каким из капитанов она ходить будет, на запад он рассчитывал их с Майком человека протолкнуть.

+1

7

- Фургон не прямо около ресторана, вон там, за углом стоит. – Ринальди также подошел к окну, встав рядом с Фрэнком, указал  направление. – Может и не федералов вовсе, просто похож чем-то. Вернувшись, занял свое место. – Да и ведь мы ничего противозаконного не совершаем. Выпить вина пока еще не запрещается актом РИКО? Тему насчет религии далее поддерживать не стал, лишь покачал головой, когда Гвидо обвинил Фрэнка в богохульстве, а тот воспринял это в штыки. – Да ладно вам, все в порядке же. Еще не хватало, чтобы они тут поссорились, причем не из-за деловых вопросов, а из-за обвинений в недостатке набожности. Отличная будет сцена – если пришедшие на Посвящение новички увидят своих боссов, раздраженных, с красными лицами, орущих друг на друга и цитирующих Евангелие. Прямо для комедийного фильма в духе "Банды, которая не умела стрелять". Отличная – но не располагающая к единству структуры или уважению к ее первым лицам.  Вместо этого, капитан южной стороны на мгновение вернулся мыслями к оброненной  Гвидо фразе насчет того, что в девяносто третьем, когда его официально «сделали», все проходило проще. Действительно, чем сильнее и стабильнее Семья, тем с большей торжественностью и соблюдением всех необходимых правил она может провести священную церемонию. В минуты же упадка посвящение часто превращается в пародию на само себя и является зеркальным отражением происходящих в организации процессов. В девяностых, когда Филадельфийскую мафию, с одной стороны, разрывали копы и стукачи, а с другой, междоусобная война между фракциями, один из боссов-претендентов, ветеран-сицилиец Джо Станфа, «принимал в Семью» простым устным заявлением  - обещая, что уж после-то войны все проделают по настоящему. Таким образом солдатом стал бывший коп (!!) Рон Превите, уже долгое время являвшийся информатором ФБР. В прототипе изображенной в «Клане Сопрано» Семьи, ДиКавальканте из Нью Джерси.  босс, Сэм ДиКавальканте, решил убрать со стола, во время посвящений, традиционные пистолет и нож, как привлекающие, в случае облав, излишнее внимание полиции. Сменивший его консерватор Джон «Орел» Риджи  немедленно вернул их обратно – мол, нельзя забывать старые заветы. Говорили, что кое-где загнанные правоохранительными органами гангстеры были вынуждены штамповать новых членов на заднем сидении автомобиля, упростив древнее таинство до банального укола иглой и поцелуя. Так что тот факт, что Торелли могли сегодня проделать все по-правильному, был показателем их успеха и силы – и дай  Бог, чтобы все так и оставалось.
Допив вино, но продолжая держать бокал в руках, Ринальди прислушался к словам Монтанелли. – Уж не Мэнни ли Фредо решил предложить? – осторожно спросил он, когда дон сказал, что в команде Клементе сами разберутся, кто будет ими предводительствовать во время болезни капо. Едва заметно поморщился – недобайкер ему отнюдь не казался хорошим кандидатом в шкипера, пусть даже и временные. Бухнуть, закусить, дать по морде – это к нему, потрясти какого-нибудь непонятливого должника  – тоже, но никак не управлять всем криминальным бизнесом Семьи в восточной части города. Откровенно говоря, в ближайшем окружении Фредерика итальянец и не видел людей, способных быть достойными руководителями – всегда складывалось впечатление, что он приближал к себе персонажей, бывших на несколько голов ниже него самого. Эдакий снисходительный лорд и кучка туповатых слуг, на которых он то и дело покрикивает. – Насчет китайцев все верно. Что там у него осталось, после того, как залег на дно? – Майки-бой засунул в рот зажженную сигару, вдохнул немного пахучего дыма. Как-никак Триады на определенное время ушли в тень, сделав свое присутствие в Калифорнии менее явным – однако это не означало, что оно исчезло, как и денежные потоки, проходящие через их руки. Хитрый азиат ведь содержал всю ту ораву, которую пришлось перебить в ходе разборок с ним и Сальвиатти. – Что до запада  - была бы рыба, рыбаки найдутся. Мы ведь сегодня «выпрямим»* Реццолу? А его группка подает большие надежды. Пусть и мальчуганы еще и при других обстоятельствах Поли следовало бы подождать пяток лет - но все же не первый день в «нашем деле». Промышляют на западе давненько – и угоном автомобилей, и рэкетом, и грабежами разного рода. Вполне могут стать  тем низшим звеном, на которое новый лидер будет опираться при своих контактах с «улицей». Однако понятно, что их недостаточно. – Но да, тут нужен капитан, который сможет оживить команду, привести новых людей и найти новые возможности зарабатывать… Пожевал край кубинского изделия, после чего спросил босса – Ты никого пока не наметил? После чего, какое-то время помолчав, выдвинул предложение. – Дэнни Росси мог бы быть достойным продвижения, как мне кажется. Знаю, он дурит порой - но бабло поднимать умеет отлично, этому парню, кажется, зелень в руки сама так и лезет.  Организатор – в Сан-Диего заправлял фактически сам. И членом Семьи был не такое уж маленькое время – при их резко поредевших рядах «посвященных» это в плюс.
Известие о Ливии заставило Ринальди широко улыбнуться, внутри потеплело от радости. То, что ему удалось с ней выстроить отношения к взаимной выгоде, вопреки всей неблагоприятной предыстории, он считал победой – и вот ее логический результат. Конечно, если бы он оставался капо, это было бы более насущным для него, ведь теперь он так и так будет получить деньги с «Парадиза» - однако Майкл был уверен, что сможет договориться с Андреоли о более выгодных условиях, ведь в конечном счете она искала сотрудничества с ним, а не с Мэнни, принимая такое решение.  В накладе он все равно не останется. Да и чисто по-человечески Майку было приятно, что ни говори – значит, молодая женщина оценила его помощь. – Не надо тут грязи, наши отношения чисты, как ключевая вода в роднике. – шутливо подмигнул лучшему другу, когда тот принялся его подкалывать насчет причин неожиданного изменения поведения Андреоли в отношении Фрэнкова ближайшего соратника. После чего посерьезнел и ответил Гвидо. – Я думаю, Ливии  лучше быть там, где она чувствует, что ей безопаснее. Она приносит нам много денег и заслуживает, чтобы ее интересы защищались должным образом. Чего Винс последнее время не делал, как видно – и в итоге поддерживать Андреоли в трудных ситуациях приходилось, вместе и поочередно, лично Паталоанатому, Клементе, Фрэнку, Майку… Кому угодно, но не тому,  кому она заносила каждый месяц жирный конверт. Но этого Ринальди говорит не стал – о покойных либо хорошее, либо ничего. Тем более, этот покойный ведь был близким Гвидо человеком, надо проявить уважение. – Я буду рад, если Лив окажется на юге.

* Выпрямить, straighten out  (жарг.)- как и make, сделать - посвятить в члены Коза Ностра

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-08-18 11:47:34)

+2

8

Темы религии, с другой стороны, иногда и впрямь лучше не касаться вовсе - когда речь идёт не о ней. Да и вообще... говорить поменьше лишнего - этому даже итальянцы, чья культура чуть ли не основывалась на отвлечённых разговорах за едой, сплетнях различного рода, отражённых даже и в народном творчестве в итоге, научились тут, в Америке, где предпочитают делать если не больше, чем говорить, то хотя бы примерно столько же. Они же были не в церкви сейчас, да и Гвидо на роль проповедника претендовать и не думал; впрочем, раз уж его слова в этом городе ждали, сказать честно, гораздо чаще, нежели речи священника - и должен был выражать некоторые мысли, открывать на что-то глаза, может и учить кого-то чему-то, в соответствии со своим собственным видением - и в этом не видел никакого неуважения.
- Ну вот, ты, например, сидишь и своим пеплом на икону трясёшь... а через полчаса она будет лежать в руках одного из наших ребят. - жечь изображение святых - тоже богохульство чистой воды, если вдуматься, но дело не совсем в этом, на то и расчёт в их церемонии - что интересы Общества с этого момента превыше Божественных. А Фрэнк этот момент ещё и со своим первым сексуальным опытом сравнивал, тем самым на "новую кровь", фигурально выражаясь... стряхнул не только пепел, в общем. Усомнившись притом в том, кому Иосиф должен покровительствовать - а тот, между тем, Иисусу и впрямь был наставником и воспитателем, каким, в общем, и они все за этим столом молодым солдатам немного являются. И для Марии - опорой и поддержкой, какой они являлись для вдов и сирот... коих и среди ближайшего окружения Фрэнка и Майкла в последнее время прибавилось. Ну и какое в этом уважение к ним? Нет, понятное дело, что никто из новоиспечённых молодых членов Семьи не увидят на своих изображения ни следа от пепла, ни этих слов Фрэнка никогда не услышат, но - всё-таки. Не только в богохульстве дело.
- Конечно, в порядке. Просто беседуем... - кивнул Монтанелли. Возмущение?.. Да смысла особого нету - они друг друга не первый уже знают. Устраивать ругань и вовсе бессмысленно после всего того, через что им удалось пройти, практически, вот только что. - Ну я же не первый год в деле!.. - улыбнулся, слегка разведя руки в сторону на вопрос, насколько тут безопасно. И свои контакты с хакерами и прочими грамотными в технической области людьми до сих пор поддерживает вовсе не зря, приплачивая, чтобы помещение регулярно проверялось - может и есть шанс, конечно, что в зале где-нибудь пришьют жучка (шумным днём он вряд ли запишет что-то более чёткое, чем звон вилки или звук шагов официантки, впрочем), но не в кабинете, и уж тем более, не в подвальном помещении, где самая важная часть и произойдёт... Так что федералы если и получат что-то - то никак не больше, чем обычно. Были бы причины думать по-другому - Гвидо проводил бы церемонию в другом месте, а может, и действительно - немного другим образом; по сути ведь, значение имеют совсем другие вещи. О которых, в принципе, все и так знают, и в Библии об этом тоже сказано, и детей им в школе учат - единство, взаимоуважение, дружба, честь... Можно как угодно Церемонию провести, хоть в лесу или посреди автомобильной свалки, если такие вещи по-прежнему имеют смысл. Гвидо таким образом это видит. Потому и друзей не забывает... тех, кто ещё хочет быть его друзьями.
- Да никого он не предлагал. - а потому и такой "демократии" в своём стиле руководства Семьёй допускает хорошую часть - если в меру, она не развалит их, а только укрепит. Фредо - у него есть свой стиль, конечно... но он работает. - Мэнни и Никко приглядывают за всем от его имени, пока он не встанет на ноги - справляются. - так и чего совать туда нос лишний раз, если для этого нету особой необходимости? Колёса, пусть даже Фредов Мэнни предпочитает, чтобы их было два, крутятся, конверты поступают, никто вроде не жалуются - да и Клементе не в настолько тяжёлом состоянии, чтобы было уместно слово "вместо"... Скоро встанет на ноги, если где-то что-то не так - порядок наведёт.
- В Лос-Анджелесе?.. Думаете получить что-то и с Чайнатауна? - Гвидо предпочёл бы не влезать так глубоко, не уверенный, что Семье хватит сил удерживать столько территорий и поднять столько точек, во всяком случае, в данный момент; уж тем более - если речь идёт о Триадах. У Хонга есть свои боссы, которые вряд ли что-то им отдадут, скорее между другими своими подчинёнными переделят... - Здесь есть у него была пара точек, но это всегда была спорная территория. Можно встретиться с его местными друзьями, переговорить; но вряд ли получим так уж много. - ребятам, которые будут только-только приняты, и которые пойдут вслед за ними, впрочем - это в самый раз, новые территории и новые контакты. Те договорённости, которых они достигли с китайцами, уже существенно поистёрлись, да и насчёт остальных - уже полгода прошло с тех пор, как они присели в баре Джека; на улицах жизнь скоротечна.
- Реццола... а вы помните его деда? - до того, как он изобразил своё помешательство, в смысле. Поли "Свиной хвостик" Реццола, формально, и сейчас является членом Семьи - он ведь всё ещё жив, хоть и очень стар, и содержится в пансионе для душевнобольных. Уже сложно сказать что-то о его психическом здоровье в данный момент, конечно... Здоровым людям тамошняя атмосфера на пользу вовсе не идёт. А бизнесу - на пользу не идёт долгое отсутствие, из нынешнего поколения Поли уже немногие помнят, ещё меньше людей - готовы туда к нему на свидания таскаться. - Думаю, он может гордиться своим внуком. - и если Поли-младший пошёл в Поли-старшего - в будущем поводов для гордости будет ещё больше... Гвидо допускает, что однажды Реццола достигнет большего, чем его некогда знаменитый дед.
- Дэнни? А в Сан-Диего он основаться уже не хочет?.. - по мнению Гвидо, родственнику Фрэнка было бы к лицу заправлять именно там - тем более, что почву он давно уже там прощупал, и справляется действительно неплохо. Был бы безбашенный Дэн близко, но - вроде и не слишком. Как тот же Бурундук для Сальвиатти, мир праху обоих. В западной же команде ему пришлось бы начинать всё с нуля - да ещё и имея в подчинении тех, кто с ним не был так уж близок раньше... не то, что это обязательно не сработает - но это будет тяжело; для Дэнни - в первую очередь, а он, при всех своих организаторских способностях, не производил впечатление того, кто любит поднимать такого рода тяжести.
- В курсе, конечно. - это её не останавливало, так что дело было не в Майке... ну или так скажем, не только в Майке. То, что Ринальди и Альтиери не оборвут контакты со своей командой после повышения Майкла, это и так понятно. С чего бы им это делать?.. - Тогда этот вопрос будем считать решённым. Сам скажешь ей об этом?.. - возможность-то будет уже очень скоро.

+2

9

- Надо послать кого-нибудь из парней проверить этот фургон, - не унимался, теперь тоже заметив его. Встречаться в ресторанах и выпивать вино акт РИКО, конечно же, не запрещал, но цель их встречи не только этим ограничивалась, поэтому андербосс и напрягся. Как знать, быть может вскоре им, как и Мелаграно, также придется по кустикам прятаться, чтобы поговорить о делах. Рост организованной преступности в Сакраменто не был выдумками жадных до громких новостей репортеров, на улицах города в последнее время все чаще происходили вооруженные столкновения, свидетелями и даже жертвами которых становились, в том числе обычные горожане. – Мы здесь не о футболе разговариваем, – ответил демонстрировавшему спокойствие Майку. О религии, быть может, но и то самую малость. То о чем они говорили, и было противозаконным, и хотелось надеяться, что ребята Гвидо хорошо проверили помещения. Впрочем, Монтанелли и в самом деле не первый год в деле, давать ему советы на этот счет было глупо.
- Да я случайно пепел уронил, тут даже следа не осталось, - ткнул рукой в изображение святого, по-прежнему возмущенный попыткой его отчитать. Оскорбительным было не то, что Монтанелли считал его недостаточно набожным, а то, что упреки делал за то, чего на взгляд андербосса вовсе не было. Мог бы извиниться перед ним и закончить недоразумение, но вместо этого начал уже чуть ли в неуважении к посвящаемым обвинять и церемонии в целом. - Чего ты раздул, как будто я окурок об него затушил, или жопу вытер? – развел руками. В других вопросах он бы Монтанелли послушал, но не в тех, которые касались их традиций, подтирать ими зад дон сам был горазд, не так как Донато, конечно, не в таких объемах, то есть, благо было кому ему под зад пнуть, а не за руку придержать во время процесса, и тем не менее... Выступая за членство женщин и лиц не итальянской национальности в организации, он оскорблял этим не только тех, кто собирались присоединиться к ним, но и в первую очередь тех, кто давно были «сделанными», тех, для кого традиции не были пустым звуком. Едва ли случайным образом оброненный на икону пепел от сигареты, мог сравниться с этим смачным плевком на голову каждому, кто был членом не только Торелли, но и всей Коза Ностра. Вот что сложно не заметить.
Чтобы и самому не раздувать из мухи слона, не поднимать очередную волну их с Монтанелли противостояния, Фрэнк оставил эти мысли при себе. – Я уважительно к нему отношусь, - к Иосифу, - строителем был, - как они с Майком, - наставником Иисуса, - кто ж это отрицал? – Я просто хотел выяснить, какое отношение он к сиротам имел. Короче, забудь об этом, - махнул рукой на Гвидо, чувствуя, что они начинали уже отходить от темы. На вопрос к тому же Майкл давным-давно ответил.
Что же касалось Фредо и его юных хлопцев, которыми тот себя окружил, тут Фрэнк считал, что и на востоке не помешали бы перемены. – Насколько хорошо они справляются, выясним к концу недели, - тот самый Мэнни или Никко должны подогнать их долю, - но дело не только в этом, - посмотрел на дона. Они с Майком его советники, приближенные лица, так что будут говорить откровенно. – Мне наша восточная команда напоминает королевство в королевстве, живут своей жизнью, и какие дела ведут, мы толком не знаем даже. Слыхали же про его дочь? – Про то, что ее пытались похитить или похитили даже, Фрэнк до сих пор толком не знал, что за терки и с кем были у Клементе, узнавал он о них через третьих лиц и черт знает спустя сколько времени. – Действия с администрацией согласовывать нужным не считает. Во время войны где они были? Ну, Фредо понятно, а Мэнни с Никко? – Как верные псы сторожили своего хозяина? – Остальные его парни?
Запад и север тоже не шибко отличились, конечно, но они и по силам уступали восточной стороне значительно. Клементе обладал неплохими ресурсами и, тем не менее, поддержки им не оказывал. Будь Альтиери доном, задумался бы над тем, а не провести ли им кадровые перестановки на востоке? Тем более и засылали не сказать что уж много. Последние полгода Клементе занимался не пойми какой херней, семейные проблемы улаживал, а не деньги зарабатывал.
- Я про Сакраменто, в Лос-Анджелесе мы не удержим территории, - вот тут с Монтанелли андербосс был солидарен, у них здесь-то людей не хватало – полтора землекопа в западной команде. Как бы собственные точки терять не начали. – Хонг ведь имел доходы с торговли наркотиками, надо его дилеров прижать, пускай продают наш товар. Индейская дурь, которой мой дядя барыжит в тюрьме, мы можем распространять ее в городе. – Предложил тему, волновавшую его последние несколько дней с момента знакомства с Шейенной. – Кстати, ты знал о его промысле? – Как-то не особо это увязывалось с запретом на наркоторговлю для всех остальных. В связи с этим Фрэнк и рассчитывал получить от Гвидо благословение.
- Реццола хоть и молодой, но толковый. – Впрочем, не моложе чем Агата, уже два года как являвшаяся членом организации. Ему наверняка было обидно, что какая-то девчонка, даже не итальянка по происхождению умудрилась пройти посвящение, а он нет. У нее ведь и выслуга лет была куда меньше. Разве что в отношениях с донами преуспела, она всегда была для них особенной. – Разумеется. Я его деда впервые, будучи школьником, увидел, на автовыставке, он каждый год участвовал, у него Кадиллак Эльдорадо был, 57-го года, кабриолет, красивого такого голубого цвета, всегда вокруг себя толпы собирал. – А отец работал в автомастерской, дядя и его друзья часто загоняли туда автомобили, многие из них были помешаны на автоклассике, еще с тех лет Альтиери и научился в ней разбираться. – Майк, ты помнишь, он нас катал? Даже за руль сесть разрешил, вокруг квартала прокатиться, у меня спина взмокла от мысли, какой счет мне выставит, если поцарапаю. Отличный мужик был. – Потом с ним и работать приходилось… Хватка была, дай бог каждому, говорят, он и в дурке неплохо устроился. Настоящий гангстер. Фрэнк вспоминал обо всем этом с приятной ностальгией.
Впрочем, они отвлеклись. Возвращаясь к баранам, а то бишь к Дэнни, андербосс почесал подбородок и поднял взгляд на Монтанелли. – Ты же знаешь, он давно хочет быть капитаном, в Сан-Диего перспективы все же не такие. – Несмотря на то, что город сам по себе был больше, влияние там итальянцы имели разве что в районе Маленькой Италии, и на нескольких близлежащих к ней территориях. Не факт еще, где проще будет дела вести, в Сакраменто, по крайней мере, его задница куда лучше прикрыта была. Хотя, конечно, и в СД им нужно было своего человека отправить, а лучше Росси там пока никто не ориентировался. Разве что Сонни мог стать возможной кандидатурой. – Ну, а кого бы лично ты предложил на место шкипера? Ливию? – усмехнулся, вспоминая старый разговор, состоявшийся после того, как Куинтона посадили в тюрьму. Или может Агату? Про испанку он озвучивать не решился даже, а то вдруг еще идею подаст. – Как Майк и сказал, Дэнни отлично умеет стричь бабло, ему по силам в западной команде порядок навести.

+2

10

- Проверить бы не мешало. – согласился Ринальди насчет фургона, аккуратно отряхивая сигару в пепельницу – а то как бы и его Гвидо не обвинил в том, что он богохульственно усыпает табаком икону. Когда Фрэнк  высказал свои замечания, относящиеся к деятельности восточной команды, Майки согласно покивал головой, у него и самого давно к Фредерику и его присным были весьма весомые вопросы. Действительно, почти все бремя войны на своих плечах вынесла южная команда – и больше всего денег за последний год для организации поднимала именно она. Инициативу в делах бизнеса проявляли опять-таки только южане...  Запад теперь сложно винить в чем-либо, его сама жизнь наказала хуже некуда – он был почти что уничтожен в разборках, его надо было воскрешать и восстанавливать. Что до севера, то он всегда самым маленьким подразделением и приносил Семье существенные доходы от азартных игр – его основными ресурсами были не люди со стволами, а жуликоватые  крупье и букмекеры, операторы покер-машин, продажные жокеи и конюхи на ипподроме. Однако восточная команда, вторая по величине в клане Торелли, находилась в весьма малопростительной прострации – и не только во время схватки с Сальвиатти, но гораздо дольше.
- Давно словно не в Семье... Эти личные терки, без разрешения - и с кем? С городским советником, долбаным миллиардером! А нам это надо? Он кем себя вообразил, Макиавелли?– когда Франческо заговорил об знаменитой одиссее с исчезнувшей дочуркой  Клементе, его лучший друг быстро перехватил эстафету и в негодовании всплеснул руками. – За последнее время ни одного стоящего проекта не пришло к нам с запада – а гонору много. Знаешь, что мне говорят ребята на улицах? «Как, Майк, вот это наш капо? Вот этот мистер Голливуд? Мы его не видим, не знаем!» Всей своей мимикой Ринальди тут изобразил недоумение быков и торпед перед фактом, что не выходящий со светских банкетов Фредо якобы держит их часть города.
– Шкипер должен быть промежуточным звеном между Администрацией и улицей – а тебя или Фрэнка простые парни знают лучше, чем Клементе, потому что он не появляется в их обществе вообще! Откинувшись на стуле, затушил сигару, пошевелил украшенными драгоценными перстнями пальцами. - Извини, если я сказал резко, я уважаю Фредерика – но как твой консильери, я не могу этот момент не затронуть… Наша структура основана на равенстве вкладов и рисков –а получается, что одни отдают все свои силы, жертвуют жизнями и имуществом. В то время как другие развлекаются и стригут купоны… Пулю, полученную Фредериком, Ринальди, кстати говоря, не считал чем-то особенным – она ведь была случайной. Он лично не участвовал в планировании боевых операций, никого не загасил, как Фрэнк, Майк или Гвидо. Просто словил заряд свинца, в кои-то веки удосужившись прийти на собрание руководства мафии.
- Я думаю, Лос-Анджелес оставим Крусанти и Мелаграно… - согласно кивнул головой Майкл. Как-никак был честный раздел  - они получают Сан-Диего, а Город Ангелов позволяют разделить нью-йоркским союзникам и ударившему в спину собственному боссу Гвендони. Вопрос же о Хонговых дилерах  в Сакраменто позволил Ринальди перейти от общего к частному. Он даже не стал затрагивать пока щекотливого момента о том, что Гвидо благословлял (и возможно, что-то имел) с наркоторговли в тюрьме, в то время как другим откусывать от такого аппетитного пирога не давал. Решил подождать, что ответит Монтанелли на прямой вопрос андербосса – а пока потихоньку стал озвучивать общие доводы в пользу отмены или смягчения, по крайней мере, ограничений на этот вид криминального предпринимательства. – Вообще дурь, коли мы об этом заговорили – вопрос очень сложный. Факт в том, что она продаются и будут продаваться, что бы мы не делали. Если мы попробуем полностью запретить ее распространение на нашей территории – то начнутся бодания с картелями, которые не захотят потерять Калифорнию как рынок сбыта…  Приподнял бутылку с вином, разлил по бокалам – под алкоголь и аргументы лучше воспринимаются. Пусть Гвидо подумает, хочет ли он бороться с латинскими колоссами за полную чистоту Сакраменто от вредных веществ –и кто поддержит его в такой борьба, когда большинство итальянских кланов давно уже зарабатывает на наркоте. – Если же этого не делать – получается полная хрень, как сейчас примерно. Ниггеры, узкоглазые, янки барыжат у нас под носом, продают ребятишкам,  подсовывают паленую дрянь, от которой дохнут, как чистый продукт – а мы изображаем, что этого не видим. И не имеем с этого ничего. На юге, разумеется, было по-другому – тут Фрэнк с Майком давно обложили банчил немалым налогом и указали четко, на каких условиях можно вести торговлю, если не хочешь получить пулю в лоб или бейсбольной битой по коленным чашечкам. Но другие капитаны и солдаты нередко напоминали знаменитый восточный символ – трех обезьянок, затыкающих себе глаза, рот и уши. "Ничего не вижу, ничего не слышу, никому ничего не скажу". – Потому не лучше ли бы было, если мы бы хотя бы контролировали процесс? Кому, когда, где, сколько…И главное - сколько с этого нам. Если не распространять напрямую, то можно хотя бы занять положение, скажем так, коррумпированных чиновников-монополистов, раздающих подряды. Решаем, какая сторона продаст какой товар какой стороне, сколько отдаст нам – а сами руки не пачкаем. С прокладками-то и работать куда безопаснее.
- Индейская дурь? А как она действует? Ты уверен, что ею все не потравятся нахрен в итоге? -  с некоторой опаской спросил консильери подручного Гвидо. Спросил отнюдь не из человеколюбия  - а из прагматизма. – Тюрьма это одно, но если в каком ночном клубе пять человек разом откинутся или свихнутся, расследование затеют – мало не покажется. Советнику бы больше было по душе иметь дело с проверенными препаратами, последствия приема которых известны. Даже про смертоносный героин знаешь все – от невеселого начала до трагического финала. - Трава, экстази, кокс-то –  более привычны народу и потребитель есть готовый… Кстати, можно ведь продавать и не на своей земле, а в том же СД или вообще искать новые маршруты – но об этом потом, когда станет ясно, куда заведет этот разговор.
- У Поли есть подходящая закваска, он с детства знает, что такое Коза Ностра. И да, дед его был достойный человек.  - с одобрением сказал Майк, также вспоминая, как они гоняли на элегатном Кадиллаке. Жаль, что такие люди старой закалки, как Реццола-старший, уходят из игры, все меньше и меньше их - а сменяет их не пойми кто. Очень часто - молодежь, понятия не имеющая о чести и правилах, думающая только о деньгах, бухле и шлюхах. - Его давненько ведь никто не навещал в этой психушке? Бедолага... Постоянно притворяться ненормальным, жить в окружении рехнувшихся - так и в самом деле шарики за ролики закатятся.
- В Сан-Диего бы нам над портом установить контроль, все в шоколаде бы были. Вы не в курсе, там кто-то из деловых ребят пытается рулить сейчас? – мечтательно сказал Ринальди, когда Гвидо спросил о том, не хотелось бы Дэнни остаться на плацдарме, на котором он сидел последние годы. Вопрос тут был сложный  - с одной стороны, фронт работы там для Росси привычный, много возможностей для развития, а c другой – запад собственного  Сакраменто вроде ведь как приоритетнее, его надо поднимать с колен.
– Через него к нам ведь и тачки ввозят, и большинство бананов в стране. А от нас – цемент и прочую подобную херь. А о вакансиях только подумайте! В Большом Яблоке некоторые гангстеры, устроившись на теплые местечки при портах, ухитрялись получать от государства по триста-четыреста тысяч в год жалованья, ничего не делая. Не говоря уж о воровстве, махинациях с грузами, а также подрядах на обслуживание местного хозяйства. Ради такой перспективы стоит попотеть. – Что до Дэниеля – я уверен, он справится на любом месте. Но ведь нам запад сейчас важнее, там и людей-то не осталось. А он сможет привести туда новые силы и вдохнуть в команду жизнь. Однако все, в конечном счете, упиралось в то, были ли другие кандидаты у самого дона – на запад либо на Сан-Диего. – А Ливии насчет перехода сказать могу – но она тебя спрашивала, может от тебя хочет и услышать? И для других решение босса будет звучать особо весомо, и никто не сможет сказать, что оглашает его лицо заинтересованное. Тот же преемник Винса, кем бы он ни был.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-08-19 13:17:53)

+4

11

Самым тяжёлым бременем Гвидо, как босса Семьи, были даже не федералы, дышащие в затылок - сложнее всего оказывалось как раз удерживать Семью единым целым, поддерживая некий баланс между капитанами и солдатами, стараясь разрешить, а в иделае - и предотвратить споры и ссоры между своими людьми; сложно сказать, было ли это только ему так тяжело, или в других Семьях происходило то же самое, но, в любом случае... непросто это. Вот и сейчас, снова началось - Фрэнк опять посчитал своё видение единственно правильным, Майкл - естественно, вторил ему; и если раньше доставалось Винсенту - теперь, когда он был мёртв, доставаться, видимо, будет одному Фредо вдвойне. Хотя, чего ещё ожидал Монтанелли, предложив Ринальди занять место консильери? Именно этого и ожидал. К этому и готовился. Злился, впрочем, Гвидо от этого ненамного меньше. Чем дальше Ринальди уходил в своих рассуждениях о восточной команде по накатанной Альтиери колее, тем заметнее мрачнело лицо босса и сильнее сжималась массивная челюсть - и это уже был не случайно оброненный пепел или необдуманное сравнение, на этот раз ребята уже откровенно разошлись, начиная поливать Клементе дерьмом.
- Всё сказал? - поглядел на Майка, нахмурившись. Если откровенно, восточная команда своей жизнью живёт ещё с тех пор, как умер дон Риккарди - и Фрэнк, Майк и остальные организовали свою команду, большая часть членов которой из команды Рика к ним и перешли; так что и неудивительно, впрочем, что отношения между ними и Клементе могут быть натянутыми - раньше они ведь под ним и ходили. Теперь они поднялись относительно своего положения в организации, Фредерик же занимается своей командой и своим бизнесом, поднимается там, где ничего не получили они - по-видимому, это их и тревожит; сложно сказать, что это - может жадность, может зависть, или просто дух соперничества - в любом случае, хорошего в этом не было ничего.
- То, что он не согласовывает свои действия с вами - не значит, что он не согласовывает их со мной. - в этом, в принципе, хорошего тоже было немного, но и действовал Фредо именно так, видимо, по тем же самым причинам - потому что поддержку дона чувствовал больше, нежели поддержку Фрэнка или Майкла. - Слышал я про его дочь. Он сам попросил не влезать в это. - может, не желая впутывать остальных попросту... Что, в принципе, было и вполне логично, людей, чтобы справиться с ситуацией, у него было своих достаточно, помощь ничья не требовалась - плюс, хорошие отношения Клементе с Сынами Анархии играли на руку; не только ему, к слову - вообще всем.
- А тыл наш кто держал в то время, пока мы были в разъездах - улицы наши? А?! - не западная же команда, потерявшая убитыми такую большую часть состава, и не букмекеры и крупье. Нет, впрочем, нельзя сказать, что кто-то отсиживался, каждый внёс свой вклад, и запад, и север, и восток; как Гвидо и сказал - все, кто должен был получить оружие, держал его в руках. И сравнивать, кто сколько убил человек, кто где находился, что сделал для того, чтобы дать Сальвиатти отпор - вообще некорректно, напоминает школьные игры с линейкой в туалете. Они - солдаты, у них есть приказы, у них есть фронты, напряжение на которых нормировать Гвидо не мог - попросту это не от него зависело; и виноват Клементе только тем, что не был так близок к боссу, как Фрэнк и Майк, со всей южной командой. - А ты знаешь, сколько эти тёрки могут нам принести, если дело выгорит? Всем нам?! - не только Фредо. Если выгорит. У всего есть свои риски - у скоростной железной дороги тоже были свои, собственно, она и послужила причиной пережитой войны, если посмотреть вглубь; нужно зачитывать списки убитых? Фредерик - тоже рискует, и действует согласно своим способностям и умениям. И мог бы многих остальных поучить кое-чему, если уж вдуматься, их денди-интеллигент. - Прежде чем болтать, или учить меня тому, каким должен быть шкипер, попробовал бы сам поговорить с ним, для начала... как мой консильери. - зыркнул Гвидо на своих подручных, постепенно остывая. Желание контролировать всё - это похвально, конечно, но так сильна их организация стала, в первую очередь, из-за того, что спектр направлений своего влияния имеет широкий - и улицы, и казино, и бизнес, Фредо пробует на прочность и политику - так молодец. - Оставьте вы Фредо в покое, дайте ему спокойно делать дела, так, как он привык. В бизнесе он не меньше вашего. - хоть и попал в него по другим каналам; их, собственно, и разрабатывает дальше. Да и вообще - из всех капитанов, Фредерик на своём месте дольше всего был с Гвидо, и всё было при нём в порядке на востоке всё это время - беспорядок сейчас на западе, этим вот и впрямь стоило заняться вплотную.
- А если разрешить полностью - получим либо конкурентов в виде картелей, либо - надзирателей, оттуда же.
- это уже они проходили, впрочем. Вопрос сложный - несомненно... - Раньше существовал договор с Триадами, мы не барыжим - они забывают про Хонга и его людей... Но сейчас Хонг - сам уже история, так что, думаю, договорённость эта уже не имеет силы. - этими словами Монтанелли, фактически, только что дал Администрации зелёный свет на наркотики - хотя тут же срываться на всех порах тоже не следовало бы. Хрень, конечно, хренью - она и так получится, и сяк, наркотики хороши только в трёх случаях - кофеин в составе кофе, морфин для операций да марихуана для больных раком, Гвидо так считал. Потому политику надо выстроить очень серьёзно - иначе хрень получится куда большая, чем уже есть, когда итальянцы, в лучшем случае, крышевали ниггеров да янки, отправляя наверх суровый процент. - А если в западной команде это и наладить? С Реццолой и его ребятами, под присмотром того же Дэнни - тем более, что он в этом явно лучше всех понимает. - Гвидо слегка усмехнулся; наркотики - как раз для Росси самое оно, для него это либо окажется трамплином, либо крышкой гроба... Монтанелли, который его не сильно чествовал, как раз из-за его зависимости - устроил бы и тот, и другой вариант. В любом случае, наркотики могли бы стать хорошим (относительно хорошим, конечно, но хотя бы доходным) способом для западной команды подняться с колен.
Открытый разговор о наркотиках - микрофонов в зале Гвидо явно не боялся; да и ресторан, собственно, проверили до того, как сюда появились - чем-то ведь надо было заниматься, сидя тут весь день?.. Как проверят и другие помещения, разумеется. Сегодняшняя Церемония - первая, но не единственная и не последняя на этой неделе. Пусть и самая важная, быть может... учитывая, о чём они договариваются.
- Потравятся? Да вряд ли, это почти то же самое, что отравиться марихуаной... если не стрескать много сразу, разумеется. А то может и впрямь крыша поехать... - порассуждал Гвидо на тему индейского сбыта. - Она же растительная. Вот в этом-то и проблема, её так много и не выращивают, чтобы можно было сбывать в городе. - с другой стороны, цена может взлететь до небес, если любители закинуться действительно оценят... Но это уже только время покажет. - Её индейцам ведь официально разрешают выращивать - обряды, все дела... но в нормированных количествах, я полагаю. Не целыми же плантациями. - Гвидо не знал точно; об этом скорее Шейенну следовало бы спрашивать или брата её. На тюрьму-то этого, может, и хватало, но город - куда большее пространство и куда больше потенциальных покупателей.
- Да, порт - это лакомый кусочек... - морской, разумеется; речная пристань в Сакраменто столько дохода в жизни не сделает. У Торелли есть, конечно, кое-какие связи в порту Сан-Франциско; учитывая перемены в Лос-Анджелесе - можно было бы и в его доках на что-то рассчитывать, но тоже - с позволения Роба... Всё равно, что ехать в чужом поезде пассажиром. - У нас есть кто-нибудь, кто был ранее занимался таким бизнесом? Я знаю, что Пульс в прошлом в Нью-Йоркском порту был занят. Джип вот с Куином раньше плавал... кто ещё? - водный доступ к Китаю, Японии, Кореи, России... контрабанда, оружие, те же наркотики даже, те же люди (и кто кому из них с русскими будет тогда диктовать свои условия?) - сидящий в порту голодным никогда не будет, если не дурак. Главное - сесть крепко...
- Ливия и сама не хочет, как ты видишь... - предложил бы; более того, она бы и справилась с этим, если бы на её стороне было несколько верных людей - Андреоли себя может ещё не так раскрыть... если захочет. Но пока что ей, видимо, "Парадиза" вполне хватает - кусок это и так неплохой, прибыльный и для всех полезный. - Ладно, - кивнул Гвидо. - Обрадую её сегодня. - что Майкл, что Мэнни, всё равно будут в это время неподалёку.

+3

12

Став консильери, теперь Майкл мог воочию видеть то, о чем ему рассказывал Фрэнк, уже больше года являвшийся вторым лицом в Семье. Проблема была в том, что являлся он им лишь формально, а фактически Монтанелли если и слушал кого, то вовсе не его, за советами он куда чаще ходил к Ливии или Агате, и этим признаться в значительной мере оскорблял своего андербосса. Заставлял того задуматься о том, какое он в действительности занимал место в иерархии их организации. Впрочем, если год назад Альтиери еще не позволял себе в полной мере демонстрировать свой гонор, вспоминая о том, что Монтанелли босс, требующий уважения и подчинения, и что за ним стоят силы вроде Маргариты с ее филиппинцами, ударная группа и прочие, то сейчас пользуясь тем, что всех вышеперечисленных уже не было, а его собственное влияние напротив возросло, Фрэнк мог позволить себе и огрызаться, более того, диктовать боссу условия, как это было на стройке. Задуматься если, Мелаграно и те, после истории с Линдой – а ведь Альтиери предупреждал его, что это плохо закончится – более были настроены на диалог с андербоссом и консильери, нежели с доном, все более и более напоминавшим прикрытие от федералов, нежели человека, реально представлявшего на улицах власть. Потеряв еще и их с Ринальди уважение и признание, Монтанелли и впрямь рисковал лишиться своей власти, как бы он не бил себя кулаками в грудь, ему стоило признать, что расставлять приоритеты он совершенно не умел. Это касалось и той же Линды, стоившей ему добрых отношений с Нью-Йорком, и Фрэнка с Майком. О последних, несмотря на всё их влияние, связи, деньги, которые они зарабатывали для Семьи, Монтанелли готов был с легкостью вытереть ноги, разменять ферзей на пешек, искренне полагая, что, управляя ими, ему дольше удастся продержаться на шахматной доске. Любопытное было заблуждение. Управлять пешками и в самом деле проще, мозгов для этого особо не надо, однако ферзь фигурой был совершенно другого уровня, Гвидо надо было научиться его использовать, и тогда бы он мог превратиться в серьезного противника.
- Майк всё правильно сказал, - поддержал друга, когда Гвидо готовился уже было обрушиться на него, защищая очередную из своих пешек. Ну, ладно, может и не совсем пешек, все же Клементе был капитаном, но то, что ферзем он не был - это факт. Выбирая сторону, чуть больше прагматизма Монтанелли бы вовсе не помешало. Вообще Фрэнка едва ли не каждое сказанное боссом слово поразило, не в лучшем смысле причем, и молчать он нужным не счел. – То есть мы тут никто, чтобы с нами что-то согласовывать? – уточнил у Монтанелли, не стесняясь быть излишне прямолинейным. Может, настроение у него сегодня было плохое, а может и терпение закончилось. Скорее всего, и то и другое вместе. Кроме них троих здесь всё равно никого не было, поэтому, почему бы им не разобраться? Претензий накопилось друг к другу достаточно. – И ты считаешь нормальным за нашими спинами дела вести? Может, разъяснишь, наконец, зачем тебе нужны андербосс и консильери? Это не охуеть какая честь, как ты думаешь, мы въебываем по полной, делаем так чтобы парни могли зарабатывать деньги, - не только ведь в собственные карманы бабло складывали, - а ты даже не считаешься с нами и других как мы видим в этом поддерживаешь. Ну, поделись хоть сейчас, какими делами наш Фредерик занят? У нас же тут экосистема, блять. Пруд. Все взаимосвязано. Если кто-то нагадит, отразится это на всех. Тебе ли не знать? – твердо посмотрел в глаза Монтанелли. Клементе лез на акул, связываясь с финансовыми воротилами, но больше во всем этом обескураживала позиция Гвидо, как дон он должен был смотреть на вещи трезвее, а вместо этого смотрел с открытым ртом на Фредо, дожидаясь лишь того как его отымеют. – От двадцати до пожизненного могут принести, ага. А вообще после услышанного от тебя, я уже сомневаюсь, что вы и делиться планировали. – Может, и им с Майком не стоило засылать Гвидо? С таким замечательным раскладом, когда и андербосса, и консильери их босс ни в хер не ставил, Фрэнк всерьез задумывался над тем, чтобы аналогичным образом поступать и с ним. А если начнет качать права, они найдут способ его заткнуть, ресурсов благо хватало. Не хотелось, конечно, доводить до этого, но порой Монтанелли выводил из равновесия. Вместо того чтобы принять к сведению слова (далеко не безосновательные) двух своих ближайших людей, сказать им «да, парни, с Фредо надо поговорить и утрясти» (убивать его никто не предлагал даже), Гвидо предпочел устроить разборки, которые внутри администрации уже вряд ли останутся.
- С латиносами можно договориться, у Агаты связи с мексиканцами, если подключить их к делу, они позаботятся о том, чтобы конкурентов у нас не было. Договоримся покупать у них кокс, сделаем так, чтобы им было выгодно с нами сотрудничать. – А кокаин у тех мексов был отменный, Фрэнк угощался как-то на одной из их встреч, когда помогал Агате на первых порах налаживать связи с картелем. Они точно найдут ему покупателей, даже разбавив его. – Индейская дурь – не основа, конечно, на ней много не поднимешь. Но чем меня заинтересовала – натуральный продукт, сейчас модно употреблять всё натуральное и растительное. Да ей потравиться сложнее, чем сосисками, которые в парке продают! – усмехнулся, отвечая Майку. – Что касается объемов и увеличения производственных мощностей – дело это наживное.
Хоть о чем-то с Монтанелли можно было сегодня разговаривать нормально – к удивлению жесткого «нет» в отношении наркотиков, как это обычно бывало, не прозвучало. И даже высказал здравую идею о том, что западной команде удалось бы на этом подняться. Наркотики приносят хорошие деньги, ни один другой бизнес не имеет такой же прибыльности. – Если начнут заниматься одни, то будут и остальные, одной командой эту сферу ограничить не получится, многие захотят урвать кусок. – Будучи откровенен ответил Гвидо. И тут повернулся к Майку, поясняя уже ему:
– В Сан-Диего какой-то большой силы нет, но есть множество мелких банд, контролирующих отдельные кварталы. В основном это черные и латиносы. Узкоглазых поменьше. Кстати, у Ренато есть опыт работы в порту, - вспомнил этого Терминатора, - учитывая его непростые отношения с Ливией, может, стоит его в Сан-Диего отправить?

+4

13

Сказать, что реакция Гвидо огорчила Ринальди – это не сказать ничего. Весь тот скепсис, который он испытал во время первоначального предложения босса стать его консильери и поутихший во время объединивший их войны, теперь вернулся обратно – зачем Гвидо нужны подручные, если их мнение ничего для него не значит? Как можно честно выполнять свой долг, если твои слова даже не хотят обдумать и взвесить, именуя болтовней? И предчувствия в эту секунду Майкл испытал весьма недобрые – от Семьи словно внезапно пахнуло нафталином и навощенным гробом.  Выглядело так, будто Монтанелли, вроде как заботясь о единстве организации, реально ее подтачивает своим отношением к тем, кто теперь играл на криминальном Олимпе крупную роль, кто по самим своим должностям, должны были быть ему ближе других, чья дружба и поддержка были ему нужны для того, чтобы клан работал как единый механизм. Получалось, дон был готов прислушаться к кому угодно, кроме них с Фрэнком – и из  духа противоречия вставать на сторону любого, против кого они высказывались, даже не оценив, резонны ли их претензии  – Да, спасибо большое им, что с коммерсов бабло стригли и в барах прохлаждались, пока мы воевали. – иронически прореагировал он на фразу босса о том, что люди Фредо, дескать, изрядно постарались – стерегли улицы от грозного врага. Свои-то, наверное, точно оберегали, но вот на собственных точках Ринальди что-то не заметил пресловутых Мэнни и Никколо – а если бы и заметил, воспринял бы негативно весьма, совать лапы  в чужие денежные дела противоречит всяким гангстерским приличиям. Заставляло задуматься – скольких долларов не досчитались южане, если братья-акробаты из команды Клементе прикрывали их тылы, так сказать?
– То есть согласовывать что-то с андербоссом Фредо считает ниже своего достоинства?–  желчно спросил  Майки-бой, когда Монтанелли заявил, что он, дескать, знает, что  творит Фредерик – и этого, мол, достаточно. Однако превращаться в  фасад и декорацию Ринальди не собирался, как и, разумеется, Альтиери. – Если так, то тянет на неуважение с его стороны, не считаешь, Франческо?  – вкрадчиво добавил итальянец. Строгий легалист в делах Коза Ностра, требовать такого же почтения к себе Ринальди тут не мог – он был, до недавнего времени, таким же капо, как и  отпрыск банкиров, пусть и делал для Торелли раз в сто больше. Однако подобного отношения к лучшему другу и вертикали власти терпеть было нельзя. – И что, скажи нам, эти терки могут нам принести, кроме конфликта с людьми, которые при желании и ФБР, и блядский Пентагон на ноги поставить могут? Все достижения в политике его – пфук. Мафиози сложил пальцы, изображая ноль. Если на то пошло, то это они с Фрэнком сумели тут занять определенную нишу, вовсю окучивая  влиятельного чиновника из окружения губернатора, Рональда Уэбстера. С членами городского совета и прочими сановными шишками они работали и раньше. У щеголеватого капитана восточной стороны же  все свелось к одним разговорам – Я, знаешь, не хочу сидеть из-за того, что кто-то решил покорчить из себя такого же большого мальчика, каким был его папаша. Ссориться с парнем, у которого было денег больше чем у всех Торелли в эпоху расцвета, плюс важное кресло, из-за собственного эго, было хуже чем идиотизмом.
Следующая рекомендация Монтанелли была опять-таки весьма интересной. -  Поговорить? А ты не находишь, что это он ко мне должен прийти и рассказать, что делает, а не я за ним, блять,бегать? – недоверчиво прищурившись, итальянец посмотрел прямо в глаза Монтанелли. Тот действительно не считал, что это младший по иерархии должен просить старшего уделить ему время, а не наоборот? Последняя фраза Гвидо, впрочем, подвела неутешительный итог его более ранним постулатам – он просто дал знать,  что они с Фрэнком не должны соваться в дела Фредо. – Ну и на хер мы тут сидим тогда, для красоты? -  встав с кресла, прошелся по залу, зажег еще одну сигару. Во время тяжелых разговоров желание смолить возвращалось – неудивительно, что за прошедшие двадцать с лишним лет Ринальди выкурил их такое количество, как только еще легкие остались? – Помнится,  Сэму Алессандро тоже позволяли делать дела, как он привык. И чем закончилось? Сказал он это не просто так – ведь именно Гвидо назначил капитаном предателя. Проигнорировал то, что о нем уже давно судачили как о заведомой крысе. И теперь опять не хотел увидеть тревожные маячки, в которые ему прямо-таки тыкали пальцем преданные ему и Семье помощники.
- Картелям главное не прекращать поставки и зарабатывать на этом столько же, сколько раньше. А уж кто распространяет их товар – им не так важно. Давайте встретимся с мексиканцами. – идея андербосса понравилась Майклу.  А вот новость о том, что Хонг некогда запрещал Торелли торговать дурью заставила консильери подивиться – нормально так, тех же негров или латиносов не смог так ограничить, а «славных парней» заставил признать свою тут монополию. Выгодное было соглашение, ничего не скажешь. – Насчет Сан-Диего –  можно сотрудничать с ребятами Даватца. Занимаются этим давно, бизнес Мо ведет честно – вот могут для нас и продавать, за свой процент, конечно. Таким образом, возникнет прокладка между наркотиками и мафией Сакраменто. При желании можно даже сделать так, чтобы представители картелей передавали  соответствующие вещества евреям прямо в руки  - а  Торелли были бы как бы и не при чем. Своеобразная франшиза – а еще одно направление крупнейшая группировка банчил в Сан-Диего точно потянет. – Но для начала важно  всех тех недоумков, что сейчас в Сакраменто этим занимаются, поставить под контроль. Объяснить, что надо делиться.  Мысль Гвидо  о том, что Дэнни, в качестве капо западной команды, мог бы сконцентрироваться на наркотиках, показалась Ринальди разумной – но был прав и Альтиери, обогащаться на этом захотят все и запрещать им нельзя. – Пусть занимается в сотрудничестве с представителями других задействованных команд? Тут надо будет регулировать и следить, чтобы народ не зарывался… Не продавал слишком много, не увязал в подобном виде предпринимательства слишком глубоко, не связывался с неправильными контрагентами.  Поскольку речь идет о вещах опасных, надо соблюдать особую осторожность.
Что до порта, то здесь возник резонный вопрос – кто может этим заняться? Гвидо назвал нескольких мобстеров, ранее имевших отношение к шахер-махерам подобного рода -  и Майкл тоже задумался о возможных кандидатах. – Кто-то из тех ребят, кто в речном порту занят сейчас? Пусть масштабы разные, специфика в чем-то одна, не придется элементарным вещам учиться. – Способов захода туда я вижу, два – через профсоюз докеров, там вроде были кое-какие концы у Бурундука, можно поискать их…. И через директоров порта, их сверху ставят, тут концов вообще никаких… Словом, работы непочатый край. Надо будет реально трудиться, в поте лица – здесь речь идет не о Сакраменто, где многое идет по накатанной, есть везде доброжелатели, готовые помочь. А настоящий вызов – и потому вариант с Ренато показался Майклу весьма неплохим. Тот был борцом по натуре – и без борьбы начинал чахнуть и либо дурить, либо впадать в апатию. – Может, в самом деле его там главным поставить? Тут он оторвался от своих корней, не находит места – а там сможет развернуться?

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-08-21 12:13:47)

+3

14

То, что назначение Фрэнка, а затем и Майкла, свою долю раздора в движение их Семьи привнесёт - в этом Гвидо и в прошлом не сомневался; если посмотреть на то, что происходит в политике Торелли не с точки зрения Коза Ностры, как всего организма, а как всего одной ячейки её общества - реформистами два весёлых друга были ничуть не в меньшей степени, нежели Монтанелли, только называлось за глаза всё это "наведением порядка"... Хотя для многих ребят, даже и для большинства, возможно, и при Донато порядок устраивал, и потом тем самим пришлось перестраиваться против воли - кто-то смог, кто-то и нет. Революция - это всегда палка о двух концах, если только ты не кино смотришь. Но - Гвидо иногда казалось даже, что они его специально выводить из себя начинают, проверяя на реакцию... А он здесь кто, собака Павлова, что ли?
- Он согласовал это со мной. Какие ещё претензии? - тыкнул себя кистью руки в грудь. А для Гвидо - это что, роскошь - разрываться между всеми, кто пытается заработать себе на жизнь, но то и дело натыкаясь на палки в колёса или длинные носы со стороны андербосса организации и консильери, взявшего его линию на вооружение? Что пока что видел Монтанелли - так что они, наоборот, двигают вперёд свои проекты, а попытки сделать то же самое у всех остальных - стараются пресекать на корню; а так оно тоже не работает. Потому он и так хотел поднять Майка, чтобы поддерживал чужие идеи - ну или хотя приглядывался повнимательнее, прежде, чем обвинять... - Интересно, а я что - ничего не делаю, чтобы вы и ваши парни могли зарабатывать деньги?! Ты, Майк, Фредо, - при имени капитана восточной команды в сердцах отвёл руку в сторону, словно показывая, где он мог бы находиться. - Роз, - указал в сторону дороги, по которой сюда скоро прибудет капитан шкипер северной стороны. - Док?.. - куда-то вообще неопределённо, больше вверх; может, покойный Сольферини и впрямь был на небесах, этого уже никто не узнает, пока сам там не окажется. - А воевали вы на что, извини? - нахмурился Гвидо, глядя в сторону Майкла. Не на те ли деньги, что те, кто в боевых действиях не участвовал, "стригли с коммерсов"? Ринальди и сам ведь лучше всех знает, что всего не успеть - кто воюет, тот не пашет. Ребята Фредо и Роза неплохую работу провели, создавая им тыл - и в этом уж точно всё сделали правильно и по изначальному плану. Только в пылу сражения это рассмотреть было трудно, разумеется. - Тебе на пальцах перечислить? - развернулся к Фрэнку; и впрямь, выставив пятерню, начав загибать. - Наш бизнес с Токио, "Living Steel", Беллини, "проценты" с уличных гонок - да вся автомобильная тема на нём. - всплеснул руками, бросив оскорбительный счёт. Да вот ему самому ли, Фрэнку, не знать? Это было задолго до того, как восточная команда Риккарди стала разными двумя. И Мэнни - вот уж точно кто лучше всех в этой каше разваривался, со своими мотоциклами... и их всадниками, кстати, с которыми Фредо сдружился лучше всех. - А оружие? Чьи ребята Агату поддерживают? - Риккарди вообще раньше был собственником той сети оружейных магазинов, и на востоке до сих пор многие остались, кто и в этом бизнесе соображал; кто-то ушёл к Фрэнку тогда - кто-то и остался, тот же Кардини вот, который сопровождает Агату в Мексике, долю отдавал Клементе. Экосистема, мать её... В том-то вот и дело, что аппетиты в ней одних хищников начинают сокращать популяции других, а не только травоядных. И на вопрос о том, кто в их пруду самый голодный, любой явно вспомнит не Фредо и даже не Гвидо. - А ты не сомневайся. - в какой момент вообще такое было, что Гвидо Фрэнка на деньги кинул? Разве он повод дал для таких сомнений? - Да, поговорить - из вас двоих ты же ведь, блять, чем-то недоволен? - Клементе об этом недовольстве сам догадаться должен, опять же?.. Да и кто говорит о беготне, впрочем - сюда вроде тоже никто не летел, спокойно пришли, сидят, разговаривают, вино пьют. Сказать по правде, процентов девяносто времени их "криминальной, жестокой, полной приключений" жизни это и есть посиделки и разговоры - почему от бездельников отбоя никогда в их мире и не будет. - Даже если и пфук. Вы-то оба чем рискуете?.. - и на что вообще жалуются, собственно - их неосведомлённости явно не существует, раз уж они пытаются на неё давить; они и сами в курсе всего. А то выделываются перед ним так, словно перед прокурором... Хотя оба прямого отношения к деятельности Клементе и впрямь, не имели. Разве что вот опыт Алессандро, не к ночи будет помянут - но если с такой позиции думать, они вообще рискуют так, словно вообще на краю отвесной скалы живут. Особенно Гвидо; который в плане поддержки идеи Фредо и есть единственный, по сути, кто рискует из Администрации. - Да? И сколько времени прошло до того, как всё закончилось, напомни? - Самуэль продержался два месяца - Фредо во главе команды уже более двух лет, и назначен был с ним одновременно. Причём в такое тяжёлое время для организации, что подобное сравнение от лица консильери - вообще сродни удара ниже пояса.
- Может, этим и воспользоваться, пока Агата там?
- приподнял Гвидо голову: никто не против ведь, если Тарантино и те, кто сейчас в Мексике рядом с ней, поговорят от имени организации с местными - с "домом", с главами тех, кто в Сакраменто работает? Так и проще будет. Да и испанский, кажется, из всех них и знает только Агата да Санчес... Хоть за учебник садись. - Да это понятно. Но если первый кусок будет у западной команды - остальные сами туда побегут, даже зазывать не придётся. - останется только рассортировать; если сделать это удачно - собственно, и новый состав команды сколотится, а кто-то, может, и захочет перейти туда вместо Лив, увидев для себя лучшие условия, почему бы нет? Это непросто будет, конечно, но и не сверхъестественно. - Дэнни с таким справится? - тогда пусть и будет Дэнни. При самом худшем исходе, он просто в этой же каше и сгинет; таким же образом, как Фредо может - если его тема с советниками не прокатит. Риска немного. - И нужно определить чёткие порядки, как в старые добрые времена. Никакой дури у школ и детских садов, больниц, на центральных улицах, чтобы всё по уму. - чтобы никто ничего лишнего не увидел; разве что как мобстеры будут слишком грамотных, нарушивших этот порядок, подошвами своих итальянских ботинок потчевать. Всё-таки перед горожанами репутацию нужно иметь положительную. - Может, вообще пару притонов открыть, как вон китайцы и чёрные делают? - между прочим, тоже милое дело - пришёл, ширнулся, посидел среди таких же отбросов общества в располагающей к беседе обстановке, прочухался - и пошёл домой, никому не мешая. Прямо кружок анонимных наркоманов, только немного с другой целью. И даже не особенно затратно при этом.
- Ренато... а в Барракуде он не сильно занят? - взглянул на Майка. Барриано, сказать по правде, уже от всех корней оторвался, и ему же самому от этого тяжелее всего - вот только сделать они для своего друга могут не так и много. Наверное, как раз самое большее, что могут - отдать ему Сан-Диего, позволив там развернуться на всю катушку, бери что можешь.
- Как это никаких?.. У меня есть пара знакомых начальников - в Сан-Франциско, правда, но "пропуск" в эту тусовку они тоже могут выписать. - а как думаете, откуда у Гвидо взялись тогда яхта для Марго и катер для Фрэнка? Не из своего же кармана он за всё заплатил. Как работают связи между профсоюзами, за этим столом объяснять никому не надо; а моряк моряка и вообще видит издалека.

+4

15

- Какие претензии? – Складывалось впечатление, что разговор они вели с глухим. Фрэнк начинал выходить из себя и уже откровенно повышал голос, надеясь докричаться до Монтанелли. – Это и есть претензия, твою мать, или мы в одной лодке все плывем и в одну сторону гребем или разбегаемся каждый по своим. Ты не согласовываешь ничего с нами, мы не согласовываем с тобой. Такое тебя устраивает? – С вызовом посмотрел на него. В этом случае вполне возможно, что к прозвищу Дамский он получит и еще одно – Картонный, то есть не настоящий и ничего не решающий. Лишившись мощной поддержки в лице Ринальди и Альтиери, он едва ли будет представлять серьезную опасность. На Клементе уж точно далеко не уедет, не тот это человек, кто способен завоевать уважение на улицах, Фрэнк его и гангстером мог назвать с большим трудом, слишком он был чужд их обществу. – Более того, я считаю, что это тянет на неуважение и со стороны дона, - ответил Майклу, всецело соглашаясь с высказанной его другом мыслью. Какой пример подавал Монтанелли? Он должен был требовать от капитанов (вообще ото всех!) уважения к своему подручному, а вместо этого кажется, коалицию против него собирал. – Если ты хочешь, чтобы я оставался андербоссом, был частью администрации, определяющей политику, будь добр считайся со мной. Я в равной степени должен быть в курсе всего, что происходит внутри нашей Семьи. В противном случае я складываю с себя эти полномочия. И что будет дальше, я сказал. – Каждый поплывет в своей лодке. Картонным андербоссом Фрэнк быть не собирался, Майкл картонным консильери наверное тоже, и это был не блеф. Радоваться при этом Монтанелли не стоило – хотя попытаться он мог, конечно – ведь после этого Альтиери едва ли ему хоть цент подаст, и решением всех своих проблем их дон будет заниматься самостоятельно. – Не нужна наша поддержка? Окей. У тебя есть Клементе. – Как он поддержал их во время войны с Сальвиатти, Фрэнк был в курсе, и только на основании этого считал, что у него было полное право предъявлять ему претензии.
- Чего? – крайне удивившись, даже если можно выразиться, офигев, протянул, услышав о том, что воевать им приходилось на деньги Фредо. – Ты в своем уме? Или это Фредо тебе так уши зассал? Уж точно не на его деньги, поверь. - Да и как? Их войны в значительной степени отличались от тех, которые вело государство, танки и авиацию им покупать не надо было, снарядов для ковровых бомбардировок тоже не требовалось. Двести кусков назначенные за голову Хонга и те отдавать не пришлось. Каждый воевал за свои интересы и на свои кровные, а не за зарплату как профессиональные военные. Они ведь даже Ливии помогали восстанавливать «Парадиз», а вовсе не Фредо. О каких деньгах шла речь? Тех, которые причитались им с восточной команды в качестве доли? Не будь и их они бы обсуждали сейчас несколько иной вопрос – убийство капитана. – Нам нужны были его стволы, Гвидо, его команда должна была продемонстрировать единство со всеми, а вместо этого единство с нами демонстрировали Нью-Йорк, Сан-Франциско и Сан-Хосе. Делай выводы пока не поздно.
Пока разговор касался восточной команды и ее капитана, Фрэнк еще более или менее был спокоен, а вот когда Майк вспомнил про Алессандро и когда Гвидо попытался вывернуть эту тему в русло, что якобы ничего особенно и не произошло, тут андербосс уже дал волю чувствам и эмоциям:
- Этого времени хватило, чтобы племянника Майка отправился в тюрьму, и чтобы Джо лишился надежд выйти в этой жизни на свободу! Это наши родственники, Гвидо. – А были еще и другие парни, которые благодаря показаниям Алессандро также угодили за решетку. Имели ли они после этого право учить Гвидо тому, каким должен быть шкипер? Вероятно, что да. – И все из-за того, что ты, блять, отказываешь слышать и видеть! – выйдя из себя, треснул хорошенько по столу и встал из-за него, горя желанием вообще уйти отсюда. Впрочем, взяв себя в руки, сел обратно и как Майкл потянулся к сигаретам. Они сегодня должны были принять в свои ряды нескольких молодых (и не очень) ребят. Любопытно даже, какую речь толкнет перед посвящением Гвидо? Скажет о единстве? Уважении? Взаимовыручке? О том, что вступают в организацию, чтобы защищать своих друзей? Кто был у Монтанелли другом, они с Майклом сегодня поняли. Точнее еще раз в этом убедились. Их дон ценил кого угодно, но не их, которые в свою очередь всегда его поддерживали. Сокрушаться по этому поводу андербосс, впрочем, не собирался, у него пока еще было самолюбие.
- Дэнни в жопу без мыла пролезет, - ответил дону, сомневающемуся отчего-то в способностях этого проныры. Он и раньше дурью втихую приторговывал, кстати, травка у него всегда отменная водилась, как рассказывал гавайская, теперь же получив зеленый свет, мог развернуться на полную. Его сводили с поставщиками, и Дэнни предстояло лишь наладить распространение, а затем контролировать, чтобы был порядок на их территориях. Что бы Гвидо о нем не думал, у Росси хватало мозгов не толкать дурь в школах и уж подавно в детских садах. Соглашаясь с этими разумными требованиями, как и с предложением о еврейском сотрудничестве от Майка, андербосс кивнул головой.
- А почему бы не договориться, чтобы черные и китайцы торговали нашим товаром? Надо выяснить, у кого они покупают, возможно, удастся предложить лучшую цену… - Или же избавиться от конкурентов. Пора было возвращаться к временам, когда весь город контролировался итальянцами, и даже черные с азиатами отстегивали им за право вести на их территории бизнес. Впрочем, получиться это могло только лишь при условии, что внутри собственной организации им удастся навести порядок. А сегодня она вновь затрещала по швам.

+3

16

- Так, давайте успокоимся все. Не будем забывать, зачем мы сюда пришли, для чего... -  дымя сигарой, Майк опять занял свое место за столом. Как бы ни кипело внутри, консильери, пока занимает свой пост, должен пытаться поддерживать мир внутри Семьи. Сделать последнюю попытку хотя бы. Не хватало еще, чтобы вместо посвящения, к моменту прихода кандидатов, тут были съемки фильма Синди Люмета "Двенадцать разгневанных мужчин". - Претензии в том, что, если у нас организация, он  обязан и с андербоссом  с консильери считаться. И они должны быть обо всем информированы. Иначе зачем андербосс и консильери? -медленно и терпеливо повторил Ринальди, когда спор между ним с Фрэнком и Гвидо словно пошел по кругу. Если Монтанелли хотел, чтобы руководство боргатой представляло собой театр одного актера, то  назначить тем же подручным следовало менее сильную личность, чем Фрэнк, какую-нибудь глупую безвольную марионетку а ля Мунардо или хотя бы Гвендони у Сальвиатти  - правда, над шкиперами тот все же всегда имел приоритет. Однако, сделав так, Монтанелли рисковал потерять поддержку мощных сил,  связанных с Альтиери - как говорится,  выбирайте. - Вот, например, тот же оборот наркотиков на тюрьме - разве хорошо, что ни я, ни Фрэнк не были об этом осведомлены? Обладая верховной властью, босс имел право делать все, что хочет, пока остается боссом, в рамках правил Коза Ностра, разумеется. Но фактически любому дону следовало учитывать расклад сил при ведении внутрисемейной дипломатии, иначе он  рисковал стабильностью своего клана. Феномен Гвидо заключался в том, что он не был авторитарным главой криминального семейства вроде того же Большого Джека (проложившего путь к абсолютной власти массовыми отстрелами и продвижением благоговевших перед ним младших родственников). Тому же Фредерику он вот позволял творить, что хочет, как и Куинтону, даже не одернул его за торговлю человеческими органами, которая ему, как моралисту, по идее должна была претить. Нет, небрежение Монтанелли почему-то демонстрировал исключительно в отношениях с сильнейшими в городе гангстерами, ближайшими к нему людьми, товарищами по Администрации, по-видимому, предпочитая постоянно оппонировать их мнениям. И этом для мафии Сакраменто, не сломленной ни Лос-Анджелесом, ни федералами, таилась величайшая опасность. - Разве кто-то сказал, что ты ничего не делаешь? Разве тебе когда-то отказывали в уважении? От нас ты не видел ничего, кроме поддержки.   - а вот Гвидо, получается, отказывал им с Фрэнком в уважении и поддержке, причем не в своем, что было бы аналогом вотума недоверия, увольнения, а строптивого и малоуспешного шкипера, который, дескать, мог перед ними не отчитываться.  - Не забывай, мы для тебя сделали и делаем... весьма немало. Деньги от проекта с железной дорогой, иных строительных рэкетов, икры, мехов, бриллиантов. Подогнанная "русская сделка" с перевозкой рабочей силы. То, над чем вкалывали во время войны - от боевых действий и до союза с Мелаграно, архитекторами которого они стали.  И после всего этого почему-то нерасторопный Клементе оказывался более значимым для Гвидо, нежели помощники, вместе с которыми он сегодня должен был проводить великое таинство. Непонятно и странно. - И никто не говорит, что Фредерик с пеленок, бля, не работал - речь о его поведении за последний год. А темы, о которых ты говоришь, еще со времен Рика существуют. Нет, естественно, что-то в восточной команде да творилось -  без бизнеса и ресурсов просто не было бы и команды, не так ли?  Однако вопрос о заслугах непосредственно принца-Нарцисса был очень неоднозначным. - Мы ничего не рискуем? Раздражая правительственных воротил, он добьется того, что прижимать начнут всех нас.А если запорется, сядет и запоет - то  потащит всех за собой, по цепочке. - Хорошо, тогда я позову его к себе в "Доллз" и... поговорю.  Если не придет - сочту оскорблением уже лично себя. Ринальди был действительно готов помочь капитанам с новыми проектами, видел в этом важную часть своей роли в качестве консильери.  Более того, он и сам желал видеть с их стороны креативность и инициативу - и отсутствие их были частью его претензий к Фредо, пусть и третьестепенной. Но одновременно  он  требовал, чтобы к его авторитету относились должным образом - и был готов идти ради этого и на жесткие меры.
- За эти пару месяцев Алессандро отправил в тюрьму кучу наших парней и половину ребят из Сан-Хосе. Одному Богу известно, почему тогда не законопатили всех. Было, cобственно, неясно, почему Гвидо сослался на краткий срок пребывания крысы в должности капо как на какой-то плюс в свою пользу - ведь того не выявили и не устранили. Он ушел так рано сам, потому что решил, что собрал достаточно  сведений, чтобы удовлетворить своих новых боссов. Тех, что со значками и удостоверениями.  - Я к чему веду...  Тебе не кажется странным, что Клементе стал так резко отходить от наших дел именно в последний год? Мне вот неприятно напомнило ФБР и их наказы стукачкам, не совершать преступлений, пока микрофон носят...Возмущаться, что Ринальди сделал такое предположение, не следовало - в их бизнесе надо было доверять, но проверять. Печальный опыт показал, что  информаторами нередко становились те, на которых в силу их положения, заслуг, стажа, нельзя было изначально и подумать. Каждый раз, когда за решеткой оказывался кто-то из "своих парней" - от Риккарди с Гуидони до последнего уличного отморозка, Майкл с замиранием сердца ждал, не станет ли известно, что они ссучились.  И заранее  готовился, смотрел, все ли у него в порядке в его "экстренном пакете", где находились несколько паспортов и удостоверений личности на чужие имена,  средства для маскировки и прочее тому подобное.  И полагал, что даже возможность подобного пиздеца надо душить в зародыше и проводить расследование даже при намеке на подозрения. И надеялся, что подобной осторожности начнет придерживаться и Гвидо. - Почему бы не последить за ним или что-то вроде того?  Просто чтобы быть уверенными? Иначе потом придется горько раскаиваться в опрометчивости - как уже было один раз.
- А не захотят ли главы картеля, помимо Агаты, увидеться еще с кем-то из старших, с тобой, cкажем?-  - cпросил Ринальди у Гвидо,  не будучи до конца уверен, что Тарантино, при всем почтении к ней мексиканцев, будет достаточно для переговоров такого уровня. Как-никак высокомерия у этих даго предостаточно - и им будут нужны гарантии серьезности намерений мафиози. Ведь латиносам собираются предложить чуть ли не революцию, радикально сменив поставщиков и методы поставки. Что до мыслей Монтанелли насчет ограничений в отношении трафика дури, то их  Майкл нашел здравыми, хотя бы тут они стояли на общих точках - учитывая ход всего разговора за последние минуты, уже это радовало. - Ага, никакой дури детям. И герычем  и другой тяжестью хорошо бы барыжить в притонах действительно, чтобы не расползалась по городу эта хрень.... Героиновые торчки самые опасные, именно от них исходит наибольшее количество преступлений на наркотической почве - от жестоких убийств, с целью раздобыть денег на дозу, до разных безумных выходок. Пусть Ринальди и стремился к прибыли, ему все же не хотелось бы, чтобы подобные дегенераты шатались где-то вблизи детсадов и школ, всюду разбрасывая свои шприцы.  Мобстер ухмыльнулся. - Еще, глядишь, поможем борьбе со СПИДОМ - ведь мы можем себе позволить использовать там только одноразовые иглы? Но затем нахмурился - идеалист мгновенно уступил прагматику. - Но  не легче ли будет на нас выйти,  если банчить будут в одних и тех же местах? Разве что менять расположение этих точек постоянно плюс конспирация...  Почесал гладко выбритый подбородок, затянулся, закашлялся. Быстро промочил горло вином. - Да, и, думаю, с марихуаной, коксом, таблетками можно более широко развернуться - это же тусовочная вещь, даже привыкания почти не вызывает. Физиологического, а не психологического, но это детали. Будучи сам потребителем порошка, тот же Ринальди полагал, что от понюшки-другой хуже не будет - наоборот,  делает ум острее и способствует бодрости  тела и духа. - Один человек говорил мне, что у него траву высокого качества покупают одни  сливки, блять, общества -   профессора колледжа, богатенькие стоматологи, даже один судья. По пьяни  наболтал сам Росси как-то - однако выдавать его Майкл не стал, мало ли как Монтанелли отреагирует на весть, что Дэниель и до его разрешения вовсю занимался этим видом бизнеса - хотя, судя по тому, какой функционал сейчас соглашается поручить родичу Джулс, может, об этом и догадывается. Но, как говорится, не буди лихо, пока оно тихо. - Ага, через черных и китайцев делать сподручнее. И чем больше звеньев между нами и ими - тем лучше. Вдруг щелкнул пальцами, деловито потер руки. - А может поручить Дэнни и разработать всю схему? Это будет лучшей проверкой - справится или нет.  А они потом выслушают и посмотрят -  достаточно ли безопасно и эффективно. Внесут изменения, если надо. Хочет быть шкипером - пусть сразу же себя покажет.
- Ал вполне справляется в Баррикуде и сам.  Да и я всегда под боком. - отозвался Майк, когда босс задал вполне  вполне логичный вопрос -  не слишком ли Ренато занят в бойцовском клубе. - Когда он только вернулся из Италии, то сам мне сказал, что хотел бы вернуться к портовым делам - так что это тема вполне для него. К тому же он одиночка - и легко сможет переехать  в Сан-Диего.  А это было тоже немаловажный момент - большинство гангстеров были людьми семейными, их многое связывало  с Сакраменто. Некоторые же были столь консервативны в своих привычках, что из родного района не вылезали неделями,  завтракали и обедали в одних и тех же местах - и с трудом могли себе представить мир без выпитого в любимой кафешке на углу утреннего капучино либо же пятничной беседы с одноглазым барменом в одном и тоже же кабачке. А  угрюмый брат Марчелло не любил этого города, он у него ассоциировался лишь с дурными воспоминаниями   - ему будет легче освоиться на новом месте.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-08-23 01:08:14)

+2

17

Если босс организации старше своего окружения - хорошие шансы, что это означает то, что своих ровесников, с которыми начинал и с которыми добился своего положения, он уже попросту пережил; в прямом, или переносном смысле - вопреки распространённому внутри самой Мафии мнению, не все ведь выходят из дела ногами вперёд, как минимум - есть ещё тюрьма, но это - самое худшее; есть ещё старость и недееспособность - которые, по сути, соседствуют между собой, хотя тоже - не всегда... Член Семьи - или даже и соучастник, пусть и неитальянец, который принёс в своё время достаточно пользы для остальных, должен рассчитывать на то, что друзья позаботятся о нём, если однажды он одряхлеет или не сможет зарабатывать по другим причинам; инвалидность или тяжёлая болезнь, как вариант - никто ведь в здравом уме не заставит слепого считать его долю для капитана, или безрукого - нажать на курок? Впрочем, большинство тех, кто доживает до преклонных лет - в итоге губит именно старость. Каждого что-нибудь губит, дело не в этом... Взглянуть хотя бы на покойных Сальвиатти и Фьёрделиси - первый добился того, чтобы у него была самая длинная память в своей организации, пережив или устранив практически всех, с кем начинал, заменив их своими, второй - он прошёл целый путь, почти не меняя окружающих его лиц, и закончил его с теми, кто его поддерживал, что администрация и приближённые к ней стали похожи на дом престарелых. В итоге... в итоге оба закончили не очень хорошо; впрочем, в смерти и вообще мало что хорошего.
Для Гвидо всё было немного по-другому, как все помнят... в отличие от трио Альтиери, Ринальди и Фиоре, у него не было тех, с кем он прошёл свой путь от начала и до конца, он был одиночкой по своей сути - из самого молодого человека в коллективе каким-то образом превратившись в самого старого. Были в этом свои плюсы, были свои минусы, были и свои особенности - и одна из них, это умение приспосабливаться, даже если придётся отказаться от старых привычек и старых лиц...
- Ты зарываешься, Фрэнк. - с предостережением процедил Гвидо сквозь зубы. Они ведь с Ринальди как никто должны помнить, как распался состав предыдущей Администрации - Марго и Энзо могли бы уйти одновременно, если бы не Виттория, получается, что собственная дочь дала ей отсрочку - а Монтанелли время на размышление... всё могло бы сложиться по-другому, всего за час или пару. Так Гвидо уже приходилось кого-то "переживать"... Кого-то, кого называл не "друзьями". И если бы пришлось - сделал бы это снова. Если бы дали причину... Фрэнк ведь на это хочет его спровоцировать? Или думает, что Гвидо не сможет сделать всё по-своему, если их не будет рядом? Органами мериться не хотелось, к тому же и было противно - что вроде как одна организация начинала превращаться в две, причём одна "картоннее" другой... Наверное, причина в том, что они ещё не вполне отошли после войны - кто-то до сих пор рвётся в бой, кто-то - ждёт перемен, кто-то - готов и пытается их совершать; ситуация остаётся нестабильной и после боевых действий... поэтому времена перемен длятся порой долго после окончания войн, перетасовывая колоду и проигравших, и победителей.
- Фредо делал то, что должен был делать. А на чьи деньги? Он не засылал, ты хочешь сказать?..
- каждый вложился в общий котёл - Гвидо не хочет сказать, конечно, что Фредо всю войну оплатил, он внёс столько, сколько мог заработать - те деньги, на которые покупалось оружие, на которые жёны солдат жили, пока мужей не было дома, ну и все остальные затраты, выкладывались из общих котлов... то, что Фредо делал - так формировал им тыл. Это не делало его безучастным. Вот только орденов за это не дают... - Его стволы были здесь - охраняли наш дом, не давали бизнесу заглохнуть. Или ты не согласен? - они живут в таком мире, где Сан-Франциско и Нью-Йорк могут показать единство, а в Сакраменто, в собственном доме, ближайший сосед ситуацией воспользуется - те же вон китайцы, мексиканцы, даже чёрные могут на договорённости наплевать, если решат, что итальянцы ослабли или ослаблены. То, что они одержали победу над Лос-Анджелесом - замечательно, но смысла в ней, если бы им потом не было, куда вернуться? Не всем хватает места на передовой. Нельзя всех выводить на линию фронта. Там оказались лучшие...
И вместо того, чтобы признать себя таковыми, они начинают кичиться боевыми заслугами перед остальными, обзывая остальных тыловыми крысами. Даже как-то это было и недостойно.
- Учти, что ходит он сейчас не так хорошо. - Фредо ещё и досталось довольно здорово, к слову сказать, почему-то об этом почти не вспомнили - их друг лежит на больничной койке, и его состояние было близким к состоянию Доктора, как раз на тот момент, когда они воевали - так чего же они вообще от него хотели, собственно? И что плохого в том, чтобы навестить больного друга - насколько бы он там ни был ниже тебя рангом... - Наш друг пулю за организацию принял, между прочим. Вы его навестили, хотя бы? - а то кажется, будто они решили воспользоваться его слабостью - как волки, либо же... как крысы. - ФБР? Да не похоже - слишком уж он далеко отходит. - общаясь со своими миллионерами и советниками - кого он запишет на микрофон?.. Если только Бюро его решило использовать, чтобы раскрыть какой-то правительственный заговор - но это тоже на них не похоже, слишком сложно и мудрено. Разве что кто-то покруче, чем Бюро? Да нет, тоже вряд ли... - У него же дочь объявилась... и дядя этот его. - семейные проблемы... к таким вещам тоже надо с уважением. Пока всё в меру, конечно... - Хотя проверить не помешает. - хотя бы потому что то, что происходит в доме Клементе, становится странным - а это всегда близко к подозрительному. И лучше и впрямь, убедиться, что всё в порядке - чем дождаться того времени, когда стрелять придётся уже вслепую, без возможности оглядеться.
- А-а... - выдохнул Гвидо, наблюдая за перемещениями Фрэнка по залу. Ну, крыс, что ли, за всё время мало было? Явно же, что здесь уже личный мотив играет, у Майкла - племянник попал под замес, у Фрэнка - дядя... - Забудьте вы про Алессандро, просто, блин, забудьте. Ал давно на свободе, Джо там как в старые добрые времена устроился, а Самуэль - мёртв. Вот и пусть в аду горит... - к слову, согласно той же клятве, которая скоро будет произнесена в этих стенах. Предателей поминать лишний раз - только чествовать.
- С чёрными легко договориться, но вот китайцы... они и с родины возят неплохо. Хотя и стоит попробовать - после того, что стало с Хонгом, нам с местными Триадами не помешают хорошие точки соприкосновения.
- потому что они за Хонга тоже могут выразить неудовольствие - это, всё же, был один из их людей, причём и довольно уважаемых, в Сакраменто тоже связи имевших. - Серьёзно? И где же он находит столько таких "сливок"? - усмехнулся Гвидо. Пахнет городской легендой, откровенно сказать - но, впрочем, кто его знает; некоторые несведущие горожане до сих пор полагают, что Патологоанатом, что криминальный чистильщик - это миф.
- Вот и я думаю - пусть Дэнни разрешит всё по-своему...
- кивнул Гвидо. Заниматься ли в притонах; заниматься ли переездами притонов, или, может, составить расписание их работы - по пятницам и средам там, по выходным - сям, понедельник и четверг - ещё где-то, и во вторник выходной, был лет пятнадцать назад один барыга, который так и делал. - А в Мексику - слетаю, если моего присутствия потребуют. Они в праве это сделать. - почему бы нет?.. Бизнес есть бизнес. Лишь бы всё в рамках уважения было - и его обменять на выкуп не попробовали, как Агату тогда пытались.

+5

18

- Зарываюсь? Мы столько делаем для тебя, Гвидо, и я хочу, чтобы ты ценил и слушал нас, а не тех от кого кроме конверта ничего не получаешь. И ладно бы конверт этот был толще нашего, - фыркнул с пренебрежением. Было обидно, что менее всего, вопреки логике, Монтанелли был готов прислушиваться именно к андербоссу с консильери, и в ответ на просьбу исправить это положение дел, попросил «не зарываться». Ладно хоть по морде не врезал, как в прошлый раз, - вспомнил развеселый разговор в Бурлеске, когда босс просил его о том же, и Фрэнк был еще капитаном. Если сравнивать, сейчас был прогресс конечно, мальчиком для битья его Монтанелли больше не считал, что уже не плохо, но вот в целом как к пацану продолжал относиться, полагая, что тот не в праве его учить чему-то. Может, думал, что андербосс и убить его не сможет? Это заблуждение могло дорого обойтись их дону, от одного такого они с Майком уже помогли избавиться однажды, и не факт что еще одного не укатают, если вдруг почувствуют, что тот перестал им быть другом. – Стволы Фредо охраняли его дом, - завернув на третий круг, в очередной раз не согласился с доном, - а никак не мой и не Майка. И, слава богу, ему хватило ума на наши территории не лезть, Гвидо, иначе бы мы сейчас тебя просили о другом – завалить его, а не поговорить. – Воспринято это было бы не как их защита, а как попытка отжать, воспользовавшись царившей на улицах сумятицей.
В этих обстоятельствах Фрэнку казалось вполне логичным, что территории Сан-Диего и западной части города делились между людьми команды Альтиери-Ринальди, а не Клементе, и то, что Гвидо шел им в этом навстречу, заставило, в конечном счете, успокоиться и замять тот ряд вопросов, которые у них с Майком накопились к дону за это время. – Мы знаем, какая у Фредо дочь, при всем уважении к нему и его семье, она, мягко говоря, проблемная, а федералы знают, на что давить. – Джин могли взять на каком-нибудь преступлении (Фрэнка не удивит, если она и наркотиками баловалась), а потом начать давить на Клементе. Оказавшись в подобной ситуации, Альтиери мог представить, какой нелегкий выбор предстояло сделать отцу, для которого дороже дочери быть ничего не может. - Проверим его, лишним не будет, - добавил касательно ФБР и возможных микрофонов, которые мог носить Фредерик. В словах лучшего друга была доля правды, и прислушаться в любом случае следовало, тем более что от Гвидо не требовалось лично каких-либо действий проворачивать, будучи боссом, ему достаточно было дать соответствующие распоряжения, ну или в конкретном случае просто согласие.
- Толкать дурь будут ниггеры и узкоглазые, организация притонов – уже их забота, передвижные или нет, не похер ли? – И усмехнулся в ответ на громкое заявление друга, приняв его за шутку, о том, что они помогут в борьбе со СПИДом. И в борьбе с детской наркоманией, чего уж скромничать, раз собрались контролировать районы распространения, исключив оттуда школы и детские площадки. Впрочем, вряд ли такие аргументы на суд присяжных произведут впечатление. На Гвидо разве что могли, их дон любил идеализировать. - Мы к распространению на улицах отношения иметь не будем, поэтому на нас и не выйдут. Да, пускай Дэнни этим занимается, - согласился, кивнув головой. Фрэнк вникать в эти дела особо и не собирался, как с оружием или порностудией, ему нужен был только процент с прибыли, а все заботы и риски пускай берут на себя другие, тот же Даниель, он и раньше приторговывал дурью втихую, а теперь, получив зеленый свет, и вовсе ограничивать себя не станет.
- Значит, решено, посылаем Ренато, и Рэя вместе с ним, - вспомнил о филиппинце. Заядлому серфенгисту Сан-Диего с его океаном был куда предпочтительнее скучного Сакраменто, и Фрэнк не сомневался, что тот захочет вернуться. Кроме того, он был в курсе касательно всех дел, которые там велись Торелли.

+5

19

-  Фредо вроде как почти поправился, должен быть здесь сегодня.–  заметил Майк в завершении разговора о Клементе. Когда Гвидо спросил, навещали ли они раненого капитана восточной команды, он пожал плечами  - при том режиме, в котором они существовали последние месяцы, разъезжать по больницам не было никакой возможности. Да и, показавшись там, они рисковали оказаться под ударом – стрелки Большого Джека наверняка караулили в тех краях, как и возле ключевых точек Торелли. Однако фрукты и шампанское Майк ему послал – даже если у него и были подозрения и он испытывал недовольство в течении последнего года, подобные жесты в отношении раненого собрата необходимы. Когда резюмировали по поводу проверки, консильери кивнул головой – а дальше посмотрят, как пойдут дела.  Следовало надеяться, что все прояснится и Фредерик окажется тем, кем был раньше, соратником и товарищем. Но и готовиться к худшему, если что, в это паскудное время все возможно.
- Наработал клиентуру. Говорят, и в других штатах есть покупатели, хозяева клубов каких-то. -   прокомментировал Ринальди умение Росси находить богатых потребителей дорогой марихуаны  - а затем приподнялся и, нахмурившись, выглянув в окно. Однако затем, с облегчением, пыхнул сигарой – к ресторану подъехала машина, но не полицейская,  а знакомая, "БМВ" Розарио Сальваторе.  В белоснежных брюках, темно-синем пиджаке и однотонно-полосатых рубашке и галстуке, капитан севера быстрым шагом прошел через парковку и вскоре, пропущенный бдительными охранниками, уже оказался в зале "Маленькой Сицилии".  – Гвидо, Майк, рад вас видеть. Надеюсь, все хорошо? – улыбаясь, король карточных колод  поздоровался с доном и консильери, обменявшись традиционными объятием и поцелуем в щеку. – Фрэнк, а тебя должен поздравить. Я насчет твоего piccino! Ну каково это  - ощущать себя трижды отцом? Заняв место за столом и взяв в руки бокал с вином, Сальваторе через какое-то время завел разговор о делах – еще бы, ведь сейчас тут собралась вся верхушка Семьи, почему бы не затронуть наиболее важные вопросы? А для Розарио наиболее важные вопросы были связаны, прежде всего, с его личным бизнесом. – Недавно одного из моих парнишек, бармена в «Европе», чуть не засадили за принятие ставок на футбол. Все рискованнее становится вести дела по старинке.  Попробовал напиток, взглянул на членов Администрации своими внимательными и лукавыми глазами. – Я вот пораскинул мозгами – не переместить ли всю основную часть наших операций в интернет и на Коста-Рику? Ну, наделать сайтов на их серверах, да хоть и телефонные комнаты с операторами – охват будет куда больше. Что думаете?  Ринальди кивнул головой – для него подобные идеи не были откровением, они не раз обсуждали этот вопрос с Торговцем Розами. У онлайн-букмекерства было будущее –клиентура из самых разных англоязычных стран мира, возможность обхода американских законов, запрещающих подобные вещи... Насчет Коста-Рики тоже было все понятно – под боком и при этом одна из тех юрисдикций, где можно легально и без особых расходов зарегистрировать занимающуюся букмекерской деятельностью компанию, а потом спокойно действовать в интернете и по телефону, не боясь длинной руки властей из Вашингтона.
-  По мне мысль дельная – но Коста-Рика не близковато ли? Фактически это ведь вассал Дяди Сэма  - а все знают, насколько мало США церемонятся с установлениями своих маловлиятельных соседей, когда это касается их интересов. И умеют добиваться у них своего - так что если решат прищучить мафию всерьез... - И там много кто работает… Те же Семьи из Нью Йорка, не станет ли тесновато? – Я бы подумал еще и о местах вроде Мальты или… Гибралтара какого-нибудь… «Налоговый рай», анонимность при создании офшоров  - просто идеальные места для столицы виртуального царства азарта. Роз же перешел на другую тему.  -  И еще это… Мой человек с ипподрома,  Джерри Барлетта, мне тут кое-что рассказал…. Вы ведь слышали, что Харли Роджерсон обанкротился? При этих словах Розарио многозначительно подмигнул компаньонам по незаконной деятельности. Речь шла о крупном бизнесмене и банкире, ведшем дела в основном в Сан-Франциско, но обитавшем в Сакраменто. Тот занимался и портфельными инвестициями, и ссудно-кpедитным операциями, и имел сеть магазинов. Считался усердным благотворителем и столпом общества, жил в роскошнейшем особняке в старом городе,  владел целым автопарком – но, в итоге рискованных манипуляций на финансовых рынках и приведших к аресту его основных активов мошеннических схем, оказался на мели. И теперь лихорадочно избавлялся от своего имущества, чтобы расплатиться с долгами. – Так вот, у Барлетты на конюшне находятся три скаковые лошади этого перца -  Изумруд, Смородинка и Вихрь. Говорит, первосортные животные, не раз призы брали А продаваться будут где-то на четверть меньше от правильной цены, если пошуровать. Вам не интересно? Ринальди подобное показалось любопытным, скачки ему всегда были по нраву – но вслух он пока только подтрунил над сидящими рядом  с ним Гвидо и Фрэнком. – Вот этим джентльменам, я думаю. Им после оперы самое оно – на дерби поехать. Усмехнулся – а что, разве менее аристократичное времяпровождение? - На таком коне и в оперу ездить можно, правильно, Роз? В то время народ постепенно стекался,  около заведения Монтанелли останавливались все новые машины. Одетые в дорогие костюмы гангстеры входили,  степенно здоровались с руководством организации, рассаживались. Из черного «Линкольн Навигатора» выбрался Мэнни Фиоре, который слегка нервничал – ведь сегодня ему предстояло возглавить команду.  Занял стул за одним из соседних столиков жующий сигарету Росси.  Долго откашливался и чихал в фойе Маленький Джон ДиМарко – простудился во время покушения в «Барракуде», когда выскочил из клуба весь в поту, а потом хватил кружку холодного пива.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-09-01 14:31:26)

+4

20

Говорят, в японских офисах есть специальная комната для того, чтобы сотрудники могли "выпустить пар" - лежат там палка и чучело босса... Не знал Гвидо, насколько такие легенды правдивы; им с Агатой прошлой весной довелось побывать в одном японском офисном комплексе, но никаких чучел и дубинок они там не встретили, так что скорее всего - эта легенда немногим более, нежели мотивирующее враньё. Но всё же - насколько жители Страны Восходящего Солнца мудры!.. В целом, идея-то ведь неплохая. Им бы тоже стоило, пожалуй, что-то вроде своего маленького Колизея придумать, где можно было бы пободаться друг с другом да разойтись спокойно... иначе не мудрено, что однажды первые лица всё-таки, вот так, ни с того, ни с сего, возьмут да и выяснят отношения с помощью пистолетов - прямо за столом. Впрочем... может и нет. Споры подобного рода давно уже стали традиционными - на самом деле, имели даже стратегическое значение, давая ещё одно направление для точки зрения.
- Ну вот видишь, какое у тебя отношение. - пожал плечами Гвидо. Фрэнк таким образом сам и заявил, фактически, о том, что не хотел давать ребятам Фредо быть полезными для организации, то ли не доверяя им, то ли из чувства собственничества или страха, что кто-то у кого-то что-то там отожмёт... Для Майка и Фрэнка теперь тяжело, конечно, относиться ко всем в равной степени - своих ребят, с которыми вместе начинали и долгое время работали, они всё равно будут несколько выделять; одиночке-Гвидо со своей колокольни это сделать, может, и несколько проще. - Хотите, чтобы я вас слушал, а сами продолжаете делить дом на свой и чужой, и мериться с капитанами конвертами, стволами и... прочим. - ну и про какое единство тогда вообще может идти речь? Конечно, те конверты толще, которым больше людей засылают - а под Фрэнком три капитана, будет четыре, когда разрешится вопрос с западной командой, плюс - Сан-Диего. Весь Сакраменто - это их территория. Но такого уже не будет, если они устроят тут второй Риверсайд, раздробившись на мелкие Семьи...
- Проблемная, это верно. Но всё же - она его дочь... - всех могут за что-нибудь взять, если уж на то пошло - когда начинаются проблемы, любого рода, будь то разборки с другими группировками или более тесное общение с представителями закона, в первую очередь - страдают семьи солдат... А что выходит в итоге - это уже сложно предугадать, одному Богу ведомо, шантажировать власти могут и невиновного, если кому-то сильно понадобится. В итоге всё зависит всё равно не от их решений, а от решений их мужей и отцов. Самой страшный выбор, пожалуй, который может сделать любой из "людей чести", не только Клементе - между женой и детьми или товарищами по оружию. Страшный настолько, что Гвидо предпочитает вообще на эту тему не зарекаться - уходя в крайности, тогда уж можно либо вообще не заводить семью, либо скрывать своих детей ото всех, словно незаконнорожденных. Так что ж они, не люди, что ли? - Ты сам отец. Нужно ли объяснять? - да и вообще, грех такие вещи загадывать... Есть проблемы, которые стоит решать по мере поступления. - Можно ведь и её тоже "проверить". - мало, что ли, у организации последователей её возраста?.. Да и её замашек. Чего уж там. Не похожа Джин на ту, кто любит общаться с полицией, конечно - но всё же, чем дышит, чем живёт объявившаяся наследница Фредо, узнать будет не лишним.
- Salve, Розарио! - расцеловался с капореджиме самой "молодой" из команд, позволив затем ему занять место за общим столом, и, поздравив Фрэнка, естественно, предложить и некоторые свои мыслишки. Азартные игры - для северной стороны в своё время стали почти таким же "трамплином", какой для западной сейчас могут явиться наркотики... так что, споря и обсуждая, они, похоже, всё-таки идут уже по накатанной колее. История ходит по кругу.
- А я вот думаю, Коста-Рика - не слишком ли далеко? - в тон Майку, ответил Гвидо, оглядев верхушку Торелли хитрым взглядом. И не слишком ли ненадёжно, латиносы, как известно, жить спокойно не умеют - вечно что-нибудь, да происходит, кое-где и вовсе ходить страшно - чтобы на Ирак стало похоже, только мин не хватает; Монтанелли не уверен, что хочет отправить деньги именно туда. - У нас же резервации почти под боком. И блага оттуда могут прийти не только растительного происхождения, а?.. Да и пара контактов оттуда у нас теперь есть. - взглянул на Майка и Фрэнка - они ведь понимают, о ком он говорит? В этом направлении, конечно, ещё работать и работать - но, хотя бы, есть, с чего начинать; не очень понятно пока, правда, насколько Розарио продвинулся со своей идеей, может и у него уже есть какие-либо основы - одно другому, впрочем, помешает несильно, все яйца в одну корзину можно и не складывать. - Попробую приглядеться к этой Шейенне. Может, выйдет что-то путное... И если что - свяжусь с тобой, Роз. - кивнул капитану. Если всё получится наладить - со временем можно хоть своё казино поставить на разрешённой территории, причём по закону - лишь бы были местные, кто в этом заинтересован... - На коне - в оперу?.. Может, в карету ещё запрячь? - усмехнулся Гвидо. Впрочем, вряд ли беговые лошади для этого дела вообще подходили, а предложение показалось ему заманчивым. - Я бы взглянул, на самом деле. Дяде Тону это не интересно? - не всё же его ферму как кладбище использовать, да и пастись лошади там, поди, будет где. И старику будет, чем заняться, опять же - не так одиноко, и с пользой... Во времена, когда он был помоложе, Тольятелло любил лошадей - это Гвидо ещё по собственным лихим дням помнил.
- О, а вот и Фредерик. Buonasera, Фредо, come stai?..* - в знак приветствия Гвидо приобнял Клементе, но с осторожностью - его костюм, поди, всё ещё скрывал повязки...

*Добрый вечер, Фредо, как дела?

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Before The Books will open