vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Годик


Годик

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Участники: Sabrina Montanelli, Leo Montanelli, Agata Tarantino, Frank Altieri, Juliette Altieri, Sheyena Teipa, Guido Montanelli
Место: Дом Монтанелли
Время: 8 сентября 2015
О флештайме:
Первый день рождения самой младшей Монтанелли

Ограничение в 3000 символов (притворимся, что раньше оно безотказно работало, да)

+4

2

Традиционная пора осенних американских праздников для Монтанелли начиналась немного раньше, чем для остальных людей; а умудрившись появиться на свет за полторы недели до дня рождения своей старшей сестры, Виттория эту дату ещё сильнее сдвинула, и, глядя на свой дом, который сегодня выглядел так, словно Новый Год уже наступал, Гвидо вдруг неожиданно для самого себя пришёл к мысли о том, что теперь так будет всегда... Ну или пока его младшая дочка не станет взрослой - но это будет нескоро, до этого момента он и сам успеет состариться. И оглядываясь назад, даже не верится, что прошёл уже целый год с тех пор, как он стал отцом в четвёртый раз; сколько всего произошло за этот период, а сколько изменилось, и даже сама Виттория, когда вырастет, едва ли поймёт, для скольких вещей она стала причиной, одним своим появлением... Хотелось бы, чтобы это для неё так и осталось тайной, во всяком случае. Оглядываться назад - вообще довольно страшно временами. Гвидо старается этого не делать, хотя бы сегодня позволяя себя почувствовать абсолютно счастливым, как и сама виновница торжества, с трудом и понимавшая, что вокруг происходит - а просто радовавшаяся вместе со всеми взрослыми, что её окружали... Только ради того, чтобы такой мир воцарился, и стоило пережить это, особенно жаркое для них, лето две тысячи пятнадцатого. Кто-то делал это в Неаполе, кто-то в Мексике, кто-то в Испании, кому-то самый жаркий его период довелось пережить чуть ближе к дому, но это неважно; пока останется что-то, что ещё способно собрать всех за одним столом - они всегда будут одной семьёй.
Стол ломился от угощений - часть из них повторяла меню "Маленькой Сицилии", другая часть - была приготовлена стараниями самого Гвидо, кое-что даже по личным его рецептам из потрёпанной записной книжки, но стол этот был всё-таки больше "шведским", чем "сицилийским" - в доме, где есть маленькие дети, трудно присесть больше, чем на десять-пятнадцать минут, потому стулья всё больше пустовали; именинница, которую пища и вовсе пока не слишком-то интересовала, и вовсе передвигалась по дому больше всех - всегда или почти всегда в сопровождении хотя бы одного более взрослого, и то и дело обращая на себя внимание кого-то из гостей, пытаясь втянуть их в понятные больше ей самой игры, либо повторять действия взрослых... Вот прямо сейчас Гвидо, например, просто уселся вместе с младшей дочерью прямо на газон, плетя вместе с ней что-то из мягких травинок - попутно общаясь и с остальными гостями тоже. Чему учат маленькие дети - так это многозадачности...
- Есть ещё панна-котта в холодильнике, кто хочет... Агата, ты когда-нибудь панна-котту пробовала? Кстати, Фрэнк, стейки тоже есть в холодильнике. И твоя любимая игрушка вот стоит... - показал в сторону стоящего чуть в отдалении гриля; Лео тоже ему может помочь, хочешь занять мужиков - дай им поиграть с огнём и мясом... вот только детей лучше не подпускать туда слишком близко. Жаль, Виттория пока ещё не сможет оценить старания дяди Фрэнка в полной мере, ей такое пробовать ещё рановато... - Рина, а мой пёс твоего не съест?.. - оглянулся, когда Боппо, Гамбит, и Дольфо вслед за ними, в очередной раз пронеслись мимо со смехом и гавканием (это уже кто как умел). - А ваш младший как поживает, Джулс?.. - Виттория, видимо, решив, что сделала достаточно, протянула Джульетт своё "творение". - Тебе.

Внешний вид

Отредактировано Guido Montanelli (2015-08-14 13:57:08)

+9

3

День рождение это не так уж и весело, если вдуматься. Ну вот представьте - кто будет радоваться тому, что постарел на еще один год? Пожалуй, только ребенок, который знает, что в этот день получит подарок. Или гору подарков от гостей, которых пригласили родители, или он сам - когда стал достаточно взрослым. Рина сейчас радовалась своим дням рождения только потому, что это очередной повод собрать друзей и хорошенько отдохнуть, запечатлив все на компрометирующие снимки, которые, иногда, даже отцу и не покажешь. Чем старше становишься - тем хуже твое поведение - доказано.
Дом был полон гостей. Пришла и Агата, которую Рина безумно любила. Были и Альтиери. Лео крутился где-то рядом с мангалом. Пожалуй, она радовалась, что сегодня выдался теплый, погожий день. Как всегда жаркий и солнечный. Ри принесла в подарок сестренке большую куклу - раза в два больше нее самой. И, стоило видеть лицо ребенка, когда это чудо игрушечной инженерии стало двигаться и разговаривать. Конечно, она была еще мала, что бы понять всю прелесть такого подарка, но крепко обняла сестру и от прилива своих детских, еще совсем не сформировавшихся в более сдержанные чувств. Объятие это было сродни тискам, которые не разжать так просто. Наверное, у Лео хватка и то не такая крепкая.
Сейчас она сидела на траве неподалеку от сестры и отца, который игрался с Торри. Гамбит радостно высунув язык пробежал мимо нее, даже не остановившись. Сейчас с ним играл Дольфо и это оказалось куда более интересным, чем крутиться рядом с хозяйкой. Щенок быстро рос и за месяц вымахать на двадцать сантиметров. Черты его стали более угловатыми, с ушей уже сняли повязки после купирования и те остро направленные вверх, ловили любой непонятный и незнакомый шорох.
- Па, я думаю, что Боппо не захочет лакомиться косточками моего Гамбита, - она, конечно, шутила.
Доберман представлял собой счастливую, сытую и ухоженную собаку, чья шерсть красиво блестела на солнце, а во взгляде был энтузиазм и нетерпение.
- А кто у нас тут самая красивая девочка на всем белом свете? - улыбнулась Ри сестренке и протянула к ней руки.
- Я! - уверенно проговорила малышка и довольно улыбнулась.
- Правильно, - Сабрина поправила упавшую на лицо челку сестры и поцеловала ее в макушку.
Лео стоял поодаль и Рина подошла к нему, оставив на минуту остальных. Выглядел он достаточно задумчивым.
- Что кислый такой? От одного твоего вида панна кота отца может превратиться в прокисшее молоко, - ухмыльнулась девушка, налила себе немного сока в стакан.
Так много еды - можно было лопнуть от огромного количества яств и вкусняшек. Ри окинула взглядом столы и вздохнула. Только неделю назад она села на диету, что бы сбросить пару килограммов. Но ведь один кусочек чего-нибудь вредного не повредит? Да? К тому же она не могла отказать себе в родной итальянской кухне. Пускай и родилась она в Штатах, душей Рина всегда была итальянкой и ратовала именно за эту страну, за этот народ, коей частью себя и считала.

вв

https://pp.vk.me/c623731/v623731408/1fadd/mEKvK4yE3MQ.jpg

Отредактировано Sabrina Montanelli (2015-08-14 15:21:08)

+7

4

внешний вид
Устроившись в плетеном кресле и подставив солнечным лучам лицо, итальянка слушала короткие диалоги, иногда почесывая макушку подбегающему Боппо. Они не так уж часто виделись с псом, но ее он запомнил. А еще, думала о Маргарите, чьей дочке сегодня исполнился год. Казалось, что еще вчера ди Верди ходила беременная, в то же время - будто вечность прошла. Виттория с Дольфо такие маленькие, но уже лишились одного из самых главных и незаменимых людей в жизни. Джульетт с трудом представляла, каково это; сам факт расставания со своими детьми представлялся ей диким событием. Одно дело, как сегодня, оставить Марка со свекровью - временное событие; внутри - твердая уверенность, что через пару часов она его увидит, но если так посудить - кто знает наверняка? Маргарита, возможно, тоже не знала. А если знала, Джулс ей не завидует: это еще ужаснее. В любом случае, сегодня точно не тот день, когда стоит думать о плохом, ровно как и о прошлом.
- Спасибо. - Наклонившись вперед, подхватила что-то наподобие венка, с легкостью опустив на волосы. - И чем я заслужила, а? - Обхватив руками Витторию, зацеловала той щеку. Наверно, малышке понравились подарки от крестного, что порадовало именно Джульетт, как ответственную за выбор и покупку. Иногда хотелось скупить десяток крошечных платьев, только Марк вряд ли оценит по достоинству такое предательство. Поэтому, не без удовольствия, приобрела пару для Виттории, не забыв также об объемном мягком зайце, чьими ушами можно обернуть саму Тори. Постаравшись сильно не отвлекать и не задерживать активную девочку, с усмешкой отпустила, взглянув на Гвидо. - У младшего жизнь удалась, знаешь ли, - деловито ответила. - И слава богу, он ею доволен. Смеется, веселится, только в последнее время не хочет толком спать по ночам. Но это еще ничего, терпимо. А у вас как вообще, в целом? - Хорошие новости, к примеру, никогда не помешают. А еще, хотелось ему похвастаться кое-каким прогрессом, но она терпеливо удержалась, не сразу заметив, как хитро и многозначительно пялится на Гвидо.
- Если не ела, попробуй, - обратилась к Агате, все же собираясь удивиться, если нет. Весьма популярный десерт, а какой нежный, не передать. Услышав про гриль и стейки, Джульетт замотала головой, словив руку подошедшего Фрэнка. - Даже не думай, никаких игрушек, тут и так столько вкусностей, а еще.. Я вроде как видела что-то из твоего, Гвидо, - довольно протянула брюнетка, подмигнув. Монтанелли готовить умел и делал это хорошо, с чем вряд ли кто поспорит. - У меня только сейчас аппетит просыпается, - пожала плечами, усмехнувшись. Когда ехали сюда, как-то не очень хотелось есть.

Отредактировано Juliette Altieri (2015-08-14 18:22:29)

+7

5

Надо же, прошел уже год, с тех пор как родилась малышка Виттория, с одной стороны казалось, было это только вчера, с другой, прошла целая вечность. Год этот был крайне тяжелым. Едва появившись на свет Тори уже потеряла мать, как бы к Ди Верди Фрэнк не относился при жизни, ему ее все же было жаль, поэтому он и считал неправильным втягивать своих любимых женщин в этот бизнес, чтобы не пришлось делать то же, что сделал Гвидо. Альтиери и не был уверен, что смог бы. Впрочем, поминать покойников на дне рождении точно было лишним, особенно Маргариту, ее имя они все это время старались не упоминать, и будут дальше молчать, как будто ничего не случилось...
Несмотря на все эти мрачные мысли, атмосфера в доме у Монтанелли была по-домашнему теплой и семейной, никаких тебе толп гостей, только близкие родственники, с некоторых пор и Фрэнк чужим ему не был, согласившись, стать крестным для его младшей дочери. Наряженная в праздничное платье, Виттория напоминала куклу, она уже умела стоять на ногах, забавно перебирала своими маленькими косолапыми ножками и произносила некоторые слова. Не успеют они с Джулс оглянуться, как и Марк будет носиться по их дому, как это происходит они, вырастив двоих детей, прекрасно знали.
- Еще б не удалась, - усмехнулся, вернувшись с двумя бокалами вина, один из которых протянул нежившейся под солнышком жене, - мне бы так жить – спишь, ешь и ни о чем не думаешь, я ему реально завидую. – Джульетт практически все свое время посвящала малышу, упрекнуть ее в этом, конечно, нельзя было, но Фрэнк все же чувствовал иногда нехватку внимания, такие дни как сегодня и спасали, когда можно было оставить ребенка маме, а самим немного расслабиться и отдохнуть.
- Фу, иди отсюда, - отогнал пса, не желая находиться с ним рядом. Ему не нравилось, что и Джулс его трогала. Не доверял он этим псинам, особенно таким породам как доберман. - Как бы нас они не съели, - отозвался, услышав шутливую реплику Гвидо, со своей стороны, однако, мужчина вовсе не шутил. – Ты не боишься собаку с ребенком оставлять? В новостях показывали, как одна такая псинка скальп с пятилетнего парнишки сняла. Это опасная порода, требующая воспитания и дрессировки, ей надо серьезно заниматься. – Глянул и на Сабрину тоже. В том, что ей удастся воспитать добермана, мужчина сильно сомневался, это ведь не цирковая собачка, чья дрессировка заключалась в умении выполнять команды «лапу» и «место». – Пес должен четко осознавать, кто хозяин, с ним нельзя проявлять слабость. – Решил поучить уму разуму, был у него один приятель, которого он знал с детства, серьезно занимавшийся дрессировкой собак и рассказавший несколько секретов своего дела. - Это ж кобель, если он почувствует вожаком себя, могут возникнуть серьезные проблемы. Я бы на твоем месте пуделя завел или пекинеса. - Усмехнулся, подколов Рину. – Ну, или ежика, вроде модно сейчас. Как они в дрессировке, Агат? – обратился к Тарантино, увлекавшейся разведением различной экзотической живности. Она также была приглашена на день рождения в качестве сестры Монтанелли… Об этой забавной истории Фрэнк рассказывал как-то Джульетт и вопросов ее появление вызвать было не должно.
- Кстати как там мама ваша поживает? – переменил тему, вновь обращаясь к Сабрине и находившемуся рядом Лео. Фрэнк и в самом деле интересовался как дела у Барбары. Слышать о ней не так уж и часто приходилось, а ведь раньше ни один семейный праздник у Монтанелли без нее не обходился, и в гости вместе с женой Гвидо часто ходил. Итало-американцы, особенно та их прослойка, связанная традициями тайного общества, имели привычку держаться своих, все их семьи общались друг с другом, Фрэнк поэтому и Лео с Сабриной знал еще с того возраста, когда они голышом по лужайке бегали. Но почему отсутствовала сегодня Барбара, спрашивать не приходилось, итак понятно было. Для Рины и Лео маленькая Тори однозначно была родней, а вот для их матери.… Едва ли она горела желанием посещать это мероприятие. 
- Э? – удивился предложению пойти пожарить стейки и почувствовал хватку супруги, та кажется, возражала против затеи заняться грилем, и Фрэнк, в общем-то, согласен с ней был, еды тут итак хватало. Хотя и не только в еде было дело. – Так ты меня за этим пригласил, значит? – шутливо упрекнул Гвидо. Чем себя занять Альтиери найдет, у него вино было и красивая женщина под боком. Чего еще итальянцу для счастья надо? – С голоду мы умереть не должны, это точно, - поддержал Джульетт. - А если хочешь моих стейков, приезжай к нам в гости, ты же знаешь мы всегда тебе рады.

Внешний вид

+8

6

в н е ш н и й  вид
Из всех дней рождений наиболее ярко Лео запомнил празднование в честь первого года Сабрины. Ему уже исполнилось четыре, достаточно, чтобы понимать, что внимание родителей больше не будет всецело принадлежать только ему. Ровно наоборот, младшая, к тому же девчонка, завоёвывала симпатии матери и отца куда быстрее, чем хотелось бы Лео. На его долю оставалось лишь трепание щёк разными тётушками с заверениями, что скоро он вырастет в привлекательного мужчину, который девчонкам спуску не даст. Эти отвратительные ужимки, выглядевшие как способ утешить его ущемлённое самолюбие, заставили Монтанелли-младшего крутиться и вертеться, и быть милым и активным мальчиком, который не скупился на выдумки и проделки, лишь бы вернуть себе ту долю интереса, которая была утеряна с рождением Сабрины.
Это дало ему ценный опыт в области общения и манипулирования людьми. Многими своими "приёмчиками" он и по сей день успешно пользовался. Как это, притвориться больным, чтобы вызвать чужую тревогу. Или говорить людям приятное и заставлять их чувствовать себя нужными, чтобы остаться в их памяти. Улыбаться и шутить, не быть похожим на других, демонстрировать лучшие свои качества.
Хорошо, что сейчас, в окружении семьи, можно было оставаться собой вкупе со своим настроением. Паршивым, что и сказать.

- С Ло поцапались, довольно конкретно. Разбежимся наверное, - Лео старается, чтобы голос звучал ровно и не добавляет в него слишком много трагизма, чтобы не вызвать беспокойства сестры. Вместо этого он целует её в макушку, правой рукой переворачивая стейки на порядком раскалённой решётке гриля. - Я бы, кстати, от одной порции панна-котты не отказался, - полупрозрачно намекает он сестре, улыбаясь и потягивая остатки первой порции. - Не могу же я отойти от мяса. Эти псы только того и ждут, - он с подозрением коситься на две беснующиеся тушки под ногами гостей.

Сегодня в доме шумно, и обстановка праздничная, располагается к тому, чтобы расслабиться и наслаждаться, смакуя мирно летящие дни. Гроза миновала, и после своего побега на север, Лео достаточно продуктивно переговорил с отцом, получив от него порцию наставлений и пару увесистых затрещин. По делом, и не поспоришь. Теперь можно считать, что инцидент исчерпан, а пока плацдарм для новых выкрутасов не заготовлен, можно передохнуть и перекинуться словечком с Фрэнком, которого Лео не видел уже.. давненько.
- В своём репертуаре, - пряча ухмылку, проговорил он негромко. Фрэнк был той извечной силой, что всегда умудрялась наставлять других грубой прямотой своей незыблемой правды. За это его и ценили. Принципиальный, придирчивый, грозный. Разбавляющий свою суровость недвусмысленностью чёрного юмора, в котором был хорош. Ох, как дядя Фрэнк был хорош с этими своими шутками. Интересно, он и на дне рождении Виттории расскажет про Лоренцо, которого развезло от попадания в него артеллирийского снаряда? На моём десятилетии рассказывал, и на семилетии Сабрины тоже.
- Хорошо, - ответил Монтанелли, проверяя, не подгорело ли мясо с обратной стороны. - Я думаю.
Ответ был промямлен в пустоту, как если бы ему было очень стыдно. Истина была к тому близка.
Последний раз Лео выдел Барбару больше двух месяцев назад. Пытаясь оправдать свою поездку к матери, он всё говорил: "Дела, дела", но истинная причина заключалась в ином. Об этом так с порога не расскажешь. Просто, с момента возвращения из Лос-Анджелеса Лео долгое время чувствовал себя не в своей тарелке. Даже в бега подался, импровизированные, конечно, и вернулся довольно скоро, но в действительности лишь разговор с отцом смог всё поставить на свои места. Оставалось поговорить с матерью. А это много сложнее. О её чувствах и отношении сын беспокоился с гораздо большим рвением. Он не боялся обидеть отца, не боялся поссориться с сестрами, братьями. Но мама, она была для него драгоценна, незыблема, и невероятно бесконечно важна.
- Думаю, съездить на днях.

Отредактировано Leo Montanelli (2015-08-19 23:13:51)

+9

7

Принято говорить, что дети растут быстро, что время убегает мимолетно. Но для меня этот год выдался тяжелым и длинным. И если ранее я уставала в моральном плане, теряя близких людей или переживая разрывы и впадая в депрессии, то этот год с момента Виттории отнимал и физические силы и моральные в том числе. Ребенок вообще штука непростая и я ощутила это на себе в те дни, когда забирала Витю к себе и разгружала Гвидо. Но дальше должно быть легче. Хотя глядя на Монтанелли-старшего складывается впечатление, что ему все ни по чем: вон, успел даже с одной блондинкой покуролесить. Не устаю ему повторять о том, что он уже стар и пора завещание писать, а не по женщинам шататься. Но Гвидо от чего-то думает, что я все время шучу.
И вот стою я неподалеку от лужайки, на которой играет дон со своей дочерью. Одну ногу скрестила вокруг другой, в руках стакан с соком и льдом.
- Агата, ты когда-нибудь панна-котту пробовала? - название, по правде говоря, странное. Может речь не о еде?
- Если не ела, попробуй - а нет, Джулс своим вопросом убедила меня, что это еда. Еда с жутким названием.
- Если это не из облезлого кота соседки Люси, то я готова на пробовать - я улыбнулась и, скинув босоножки на каменной тропинке, подошла к Гвидо и Сабрине.
- Я сменю тебя, Ри - блондинка, выполнив свой сестринский долг, пошла помогать или доставать (тут уж как получится) старшего брата, а я двинулась к имениннице.
- У меня только сейчас аппетит просыпается
- И мало что можно сейчас кушать, да? - Джульет вроде на грудном кормлении. А это значит строгая диета: никакого жареного, жирного, копченого, соленого, сладкого. Только парное и вареное. Звучит довольно грустно и скучно.
- Эй, человек-чебурек - приветствовала я малышку, которая, заметив меня, широко открыла рот в улыбке и позабыла про игры с отцом. - У меня для тебя тоже есть подарок - как же без подарка для любимой девочки? В подарок для Виттории мы с Аароном (который, кстати, с Дольфо рассматривал и играл в новые игрушки Тори) выбрали развивающий яркий домик со множеством дверц, окон и замочков.
Я поймала подошедшую ко мне малышку, поцеловала ее в мягкую пухлую щечку и вернула папе.
- В новостях показывали, как одна такая псинка скальп с пятилетнего парнишки сняла. Это опасная порода, требующая воспитания и дрессировки, ей надо серьезно заниматься.
- Поэтому у меня нет собаки. Хотя и не только по этому - я задумалась, глядя на бегающих неподалеку псинок. Что поделать, а собак я не любила. Много с ними хлопот. Больше, чем с мужиком или ребенком. - От них воняет
- Я бы на твоем месте пуделя завел или пекинеса. Ну, или ежика, вроде модно сейчас. Как они в дрессировке, Агат?
- По прежнему срет в тапок Сонни - хохотнула в ответ. Дрессировка и еж вещи несовместимые. Когда я жила на квартире, то Таракан обосрал все углы, но к тому времени когда меня это начало реально доставать, я уже прикипела к игольчатому и сдать его в зоопарк или магазин для животных не могла.
- Лучше завести рыбок. Я на днях купила пираний. - и они были такие милые! Напоминали чем-то лангольеров из одноименного фильма по роману Стивена Кинга. И я бы с умилением сейчас начала рассказывать о том как круто за ними наблюдать ,как это расслабляет и успокаивает, но, боюсь, меня не поймут. Мою любовь к экзотике не все оценивали здраво.
- МАМА! - громко воскликнула Виттория и потянула свои ручонки ко мне, при этом задрав голову и глядя когда я отреагирую. Не первый раз, когда малышка называет меня так. Полагаю, это нормально, ведь ребенок не понимает еще что у нее нет матери и кличит так ту, что чаще рядом. Иногда мамой называет и няню. Она тут же исправляется, говорит что не мама. А я вот не спорю и всегда с особой тоской и в то же время умилением, прижимаю к себе девчонку.

внешний вид

+8

8

Моменты, когда можно почувствовать себя патриархом не криминальной организации, а обыкновенного семейства, бесценны... поскольку в соотношении другого времени, когда мистер Монтанелли вынужден носить дорогой костюм, либо потёртую куртку с джинсами, пытаясь слиться с толпой, решая важные вопросы, или приводя решения в исполнение, это и кажется - всего лишь моментами. Но, пусть и удалившись от исторических уже достаточно, Монтанелли остаются верными итальянским принципам - всё для семьи... Для Гвидо - было бы хуже всего, пожалуй, чтобы собираться они так и стали только бы по большим семейным праздникам; став друг другу всё равно, что чужими, во всё остальное время. Впрочем, наверное, такое в каком-то плане - неизбежно. Дети вырастают, разъезжаются, потом и свои семьи заводят... Поэтому это вдвойне хорошо, что Виттория появилась в жизни Гвидо, а у супругов Альтиери родился Марк. Дети объединяют взрослых вокруг себя.
Виттория смеялась, неловко, по-детски, обнимая Джульетт, а Монтанелли, наблюдая за всем, что происходит вокруг, вовсю наслаждался этим странным чувством - его дети, Агата, супруги Альтиери... Он собрал всех самых дорогих ему людей в одном месте. Что он испытывал, воодушевление? Но явно не того сорта, которое ощущал находясь среди "своих", в те моменты, когда Семья сплачивалась; нет, что-то куда более умиротворённое. Спокойное.
Вот только при этом, всё равно, как будто не хватало кого-то... наверное, не так уж трудно понять - кого. Хорошо, что Виттория уже не помнит этого, просто радуясь всеобщему вниманию, не позволяющему ей ощутить вкуса своего сиротства. "Сиротская семья"... что сказать, сам образ жизни мафии Сакраменто как будто нашёл смысл в этих, казалось, взаимоисключающих понятиях. Для каждого - немного по-своему.
- В целом - хорошо; жаль только, я дома не так часто бываю...
- хорошо хоть, что ребёнок Рокки "папой" не называет... в том, что к Агате Виттория относится, как к матери, Гвидо не видит ничего предосудительного - вот уж точно, кто заслужил право услышать от неё такое слово, так это она. - Начал садик подыскивать... Думаю отправить в тот, куда младший Алекса сейчас ходит - они с Паулой вроде хорошо отзывались. - не гувернёра же ребёнку нанимать, в самом деле? Вряд ли жизнь Гвидо станет спокойнее в ближайшие несколько лет. Впрочем, если станет - чего результатом станет это спокойствие скорее всего, слишком понятно для того, чтобы... "успокаиваться".
- Ну ты нашёл, что рассказать, конечно... - недовольно пробурчал Монтанелли, глядя на Витторию и проведя ладонью по макушке отбежавшего от Фрэнка Боппо. Тоже не лучшая история для детского праздника. - Нет, с Боппо-то - не боюсь нисколько. А вот с Гамбитом... - впрочем, и поучительная, бесспорно... новый питомец Сабрины - пока ещё щенок, но зубы у него уже крепкие и острые, а вот соображение - щенячье. Боппо - всё уже взрослый пёс, воспитанный должным образом, и приставания к себе Виттории сносит терпеливо. - А я думал, тебе нравится сам процесс... - парировал, усмехнувшись. Лео вон и впрямь, вроде бы, удовольствие получал - хоть еды и впрямь было навалом. Когда Виттория перекочевала в объятия Агаты, Гвидо поднялся с травы. - Тогда сейчас принесу... все будут? Лео, Рина, панна-котту будете?..

примечание

Шейенна войдёт в следующий круг
Сабрина сказала, что можем её очередь пропустить

Отредактировано Guido Montanelli (2015-08-27 17:11:57)

+7

9

Внешний вид

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/b/3/19/25/19025575_f_12835213.jpg

Спокойное утро не обещало дню никаких стрессов, экстремальных ситуаций и прочих нервно-испытательных работ. Шей сидела в кресле за столом Гвидо, составляя очередной (когда не чиста рука, то и салфеток надо больше одной, так и тут. Чтобы прикрыть махинацию, комбинат вел, если не тройной учет как денег, так тройное составление договоров, лишь с маленькими поправками. Кто не сведущ, не заметит разницы, а кто знает не только проформу, но и лазейки, сразу вычислит) документ, ища в книгах статьи, что были выгодны им и убедительны для партнеров. В кабинете было прохладно, что не давало возможности отвлекаться на всякого рода мелочи: попить, открыть окно, вздохнуть. Все было идеально. Ни Гвидо, ни Алекса на работе не было, и честно, это помогало спокойно работать.
В дверь постучали.
- Да, прошу, заходите. – Тишина. – Там кто-то глухой или как? – Опять тишина. Но силуэт Шейенна видела. А так хотелось быстрее закончить и поехать домой. Ночами, смотря странные сны, которых на утро она не могла вспомнить, чувствовала себя немного разбитой. Надо съездить домой. Противоборство по разные стороны двери, индеанка проиграла. Дернув ручку, чуть повысила голос, - да что ж… - уж тише, - такое. Джино!
Парень стоял и листал какие-то бумаги.
- Опять бумаги?! О нет! Я не выдержу! Мне бы с теми разобраться.
- Да, да, да. Опять. И снова. а Гвидо будет сегодня?
- Нет. Может завтра. У него выходной.
- Тогда вот, - он отдал ей документы. – Надо как я понял подписать у Монтанелли и завтра с утра отвезти в инспекцию. Потому что сегодня они принимают кого-то другого.
- Проще охранять заключенных, - запустила руку в волосы. – Ехать к нему домой, чтоб он послал меня на далекий остров.
- Да прям там. Ты как землекоп, вон сколько ям закопала тут. Все. пошел я. Мясо ждать не будет, разморозится. Увидимся. Да кстати, ты домой когда? Я бы с тобой махнул.
- Даже не знаю. Пока не получается. В выходные я отсыпаюсь после всех «интересных дел» тут. Отец звонил, тоже зовет. Созвонимся.
- Ага.
Поняв, что времени много, да и хочется отдыха, Шей собрала все бумаги в папку-сумку, проверила кабинет и поехала к дому Монтанелли, зная лишь адрес, до этого никогда не посещая особняка. Улица начиналась с небольшого подъема, и вдали показался огромный дом, рядом с которым она заметила машину Фрэнка. Припарковавшись позади нее, увидела как из ворот вышел охранник, пристально смотря в ее сторону. Едва она подошла к нему, как мужчина сняв очки, строго посмотрел на нее.
- Простите, но ваша машина мешает, и тут частная территория.
- Я понимаю, но я приехала к сеньору Монтанелли, подписать бумаги. Просто сообщите ему, что ждет Шейенна Тейпа. Секретарь.
- Минуту.
любопытство сыграло в ней, и Шей заглянула через плечо охранника, пока тот говорил в рацию, уловила кусочек видневшегося газона, опрятные клумбы.
- Я подожду, - кивнула, опережая слова молодого человека, отошла подальше в тень растущего возле забора раскидистого дерева.

+7

10

Гвидо пересёк порог кухни, собираясь достать панна котту из холодильника для желающих - когда на подоконнике зашипела оставленная охраной рация. Рокки устроил так, чтобы даже в отсутствие кого-то из них троих, его самого, Джипа или Алекса, дом Монтанелли оставался под присмотром - договорившись через какие-то контакты покойного Санто Ферреро, заключил контракт с охранным агентством, взявшего всю улицу под наблюдение (вроде как элитный район - ещё и всех соседей заставили скинуться), поэтому всех живущих здесь знали в лицо, а все чужие автомобили и всех чужих людей - проверяли. Что сказать - Рокки, может, и был тугодумом; но те тридцать лет, что он проработал в качестве "мускулов" и телохранителей почти безвылазно, безусловно, не прошли даром - как обеспечивать безопасность, он знал немногим хуже, чем какой-нибудь член охранной организации - разве только брал за свои услуги меньше, а в работе пользовался подручными средствами, за неимением всех этих элитных электронных приспособлений. Пожалуй, лучшего применения для Бульдозера Рокки Монтанелли и найти не смог бы.
- Мистер Монтанелли, тут какая-то девушка, говорит, что Ваш секретарь... Шей... на... - с "акцентом" радиоэфира то, как заплёлся язык человека в ярко-синей униформе, звучало ещё более забавно. И, не став заставлять его пытаться произносить имя ещё раз, если уж и его язык от индейского завязывался в узел, Гвидо соизволил ответить:
- Шейенна Тейпа?.. Не задерживай, пусть проходит. Сейчас я встречу. - у него и пальцы сейчас заплетутся, наверное, когда он попытается записать её имя в журнал. Впрочем, не суть... Монтанелли вышел во двор к остальным, поставив на столик поднос с панна коттой, и улыбнулся, состроив смешную рожицу Виттории. - Сейчас вернусь, с комбината приехала мой секретарь. Шей. - уточнил, кивнув Фрэнку: он-то уже был с Шейенной знаком, и касательно её нынешнего положения тоже находился в курсе. Только бы ничего серьёзного опять... впрочем, в любом случае, даже если и произошло что-то - чёрта с два он куда-то поедет, не в этот раз. Да и сколько можно уже?.. - Присмотрите за ребятами пока?
Боппо убежал к воротам вперёд хозяина; Гамбит, рванувший было за ним, затем решил развернуться, подбежав к Сабрине и Лео, начав гавкать - видимо, выпрашивая подачку. Запыхавшийся Дольфо плюхнулся на складной стул, снимая с подноса свою порцию прохладного десерта...
- Попробуй, Агата... А Торри это уже можно кушать?

- Здравствуй, Шейенна... - Гвидо вышел из ворот, приподняв руку - приветствуя патрульного охранника, заодно и показывая, что гостью он знает и вмешательство его не требуется. Тейпа даже и не заметить было так сразу в тени дерева у забора... и кажется, первый раз она его увидела не в строгом костюме... исключая их приключения во время подготовки к той проверке, быть может; но и тогда, вдрызг мокрые, они пытались сохранить некую строгость; остатки её, хотя бы... - Что случилось? - вот у неё в руках опять папки и документы. Тут ничего как раз не меняется... пора, наверное, самому уж заказывать чертово факсимиле. - У нас тут праздник - моей дочке сегодня годик... Пойдём, я угощу тебя чем-нибудь. - оставить гостя, даже неожиданного или незваного, за порогом, не предложив сесть за общий стол, не накормив - даже и не по-итальянски, негостеприимно, невежливо. - Пойдём, пойдём, ты хочешь, чтоб я прямо на дереве эту макулатуру подписывал? - отмахнувшись от возражений, Монтанелли просто взял её за руку, потянув за собой на кухню, вместе с папками.

+7

11

За каждым забором свое государство. И если у соседа трава пожухла, то твоя может лежать ровным изумрудным ковром, вопрос траты воды на уход. Но люди, живущие в этой части Сакраменто, данным вопросом озабочены не в первую очередь. Стоящие машины будто кричали «Я стою дороже тебя». Шей вспомнила, как впервые увидела машину, что ей отвели на комбинате.
Раздался лай, грозный, тяжелый, что Шейенна обернулась, ожидая несущейся где-то собаки. Она любила представителей волчьих, как и самих волков. Понимающие, видящие насквозь всю натуру подошедшего. И не надо говорить, что собака брехливая, если подойдя к вам она заливается лаем. Она все чувствует. Тейпа оторвалась от забора, видя как вышел Гвидо, перехватила пальцем ручку папки, вышла из тени листвы дерева.
- Здравствуй, Гвидо, - официальность перешла в виноватость, что от этого как-то чувствовала себя не по себе, но еще больше была удивлена его непривычной одежде. – Честно, мне уже надоело быть причиной «Что случилось?». Перевода попросить хочу в цех какой-нибудь. Завтра у нас назначена сдача предварительного отчета. Все сделано, но нужна твоя подпись, так как завтра к девяти уже они должны лежать на столе у Гройсмана в отделе контроля и качества.
Услышав о празднике, Шей чуть не взвыла. Она не знала о днях рождения детей Гвидо, да даже если он взял выходной, было уже кощунством отрывать от общения с младшими, а тут такое.
- Извини, - пожала плечами, смотря на итальянца, чуть приподняв голову. Стояла то она на небольшой горочке, скрытой под травой и все равно Гвидо был выше. – Может, я завтра с утра подъеду? Ну правда, хоть бы Алекс сказал. Ведь был вчера. – удивленно посмотрела на мужчину, замотала головой, пытаясь отнекаться и отвертеться, - давай завтра. Правда, я и без подарка, и мое незнание не оправдание....
Но и такой упорности угостить ее со стороны Гвидо она не ожидала. Будто та миссия спасения комбината от дерева, потом его сюрприз, что он появился с букетом в ее день рождения, а она партизаном молчала. Но кто-то ведь обратил на это внимание… Все события стерли грань между ними, давая каждому частички прав делать так как желает один из них.
- Ну куда? – поспешила за Гвидо, утягиваемая его рукой. – Я серьезно. – но кто бы еще слушал. Переступив порожек, оказалась на той самой «полянке», кусочек которой урвала, пока хозяина особняка предупреждали о гостье. Большой, королевский дог поднялся на ноги и чинно подошел к Гвидо. Шейенна остановилась, зажав папку меж телом и рукой, свободной потянулась к морду собаки, шепча что-то на своем языке. Мокрый нос ткнулся ей в ладонь, - умница, понимаешь же меня. Как зовут его? – они шли к дому, а Боппо не отставал, а вернее при его лапах, не отставали они с итальянцем.
За домом слышался детский смех, которым вторили взрослые голоса, но они зашли на кухню, что Шей едва сдержалась от громкого вздоха.
- Вот это царство кастрюль и сковородок! – тихо прошептала, остановившись посреди этой огромной комнаты. Да. Шейенна считала кухню комнатой, иначе готовка превращалась в некое обязательство, а еда теряла вкус. А рядом с ней сел дог, головой доходя ей до локтя. – Какой же ты большой.
Положив руку на холку собаке, стала поглаживать.

+6

12

Алекс. Он обратил внимание. Да и наверняка не он один; но пока что - он оставался главным свидетелем того, как развивались отношения Гвидо и Шейенны... да и не только свидетелем, пожалуй - деликатно, ненавязчиво, но хитрый Мескана как будто подталкивал их друг ко другу; вполне возможно, что и про день рождения Виттории не сообщил не просто так, поняв, что зная о празднике - в доме Монтанелли индеанка попросту не появится, ни с подарком, ни без. Со стороны Алекс видел, что они с Шей нравились друг другу... и он был прав, пожалуй - чего уж там. И сам знал, что был прав.
- Перевода? Ну да. Забудь об этом... - Гвидо хмыкнул. Она и сама знает, через его труп пройдёт такой перевод; или она работает с ним - или не работает вообще... Да и какие у неё в цехе будут полномочия? Рубить мясо? Покрывая их с Алексом деятельность - она сумеет принести своим братьям и родителям больше, нежели стоя у конвейера; на отбивных, даже с профсоюзным билетом, на лечение не заработаешь... - Ага, ещё и завтра утром тебя гонять? Перестань, ради бога. - вовсе отобрал папку с документами, зажав её под мышкой - они же подписанными ей нужны, так? Значит, без них она точно не уедет. Да и ради пяти минут работы ручкой, чтобы подписать, где необходимо, заставлять её совершать лишний круг по городу, ещё и завтра с утра - слишком уж нерациональный и неприятный одновременно расход времени. - И я тоже не шучу - не отпущу, пока хотя бы кастаньоле не попробуешь... - засмеялся Гвидо в ответ, продолжая тянуть её за собой ко входу в дом. Ну вот ещё - их знакомство началось, фактически, с блюда, которым она намеревалась его угостить, а теперь, когда у него праздник, она будет упираться? - Или я обижусь. Ты хочешь меня обидеть? - задал свой риторический вопрос без правильного ответа, со смехом и претензией в голосе одновременно. Пожалуй, они уже друг другу не такие уж чужие люди, после всего того, что пережили за то время, пока были знакомы... Чуть больше, чем рабочие отношения. Сейчас же она появляется на пороге его дома. Ничего ведь не происходит случайно. Даже если и кажется, что произошла случайность - всегда есть шанс сделать её чем-то большим, всегда есть выбор... А Гвидо верил в такие штуки - все ведь знают. Настроение у него было приподнятым, в доме собрались самые дорогие ему люди, праздник был не только у дочери, но и на его душе - никаких причин для недоброжелательности, даже ко всяким Гройсманам - которые, впрочем, вполне могут и подождать, сколько надо будет... Гвидо кивнул Боппо, посмотревшего на хозяина, когда чужой человек к нему протянул руку - словно разрешения спросив. Можно.
- Боппо его зовут. - почему так? Не знал, Маргарита его так назвала. Мать Виттории вообще отчего-то любила королевских догов - и в Риме у неё жили такие; Гвидо уже забыл, как их звали... пёс начал жмуриться, подставляясь под руку Шейенны. - Нравится? - улыбнулся, не без доли гордости, когда Шейенна оценила его кухню. Нет, что не говори - а похвастаться перед ней было приятно... отчего-то вдвойне - потому что получилось это неожиданно. Как-то по-домашнему, словно само собой разумелось. Кастрюли и сковородки, впрочем, это далеко не самая значительная часть его царства - настоящее его богатство, это его друзья и родные. Гвидо небрежно бросил папку с документами прямо на кухонный стол: - Пойдём во двор, представлю тебя остальным. - кивнул. Поздно - Тейпа уже попалась... - Ребята, это Шейенна. - мягко положил руку на её плечо. - Ну, с Фрэнком вы уже знакомы... Это его супруга, Джульетт; Агата, моя сестра. Это Дольфо, вон там - Лео и Сабрина, а на руках Агаты - виновница сегодняшнего торжества, Виттория. Все четверо - мои дети. - вообще засиял от гордости.

+6

13

- А ты прямо-таки самый обделенный во внимании? - Накрыв ладонью шею итальянца, коротко рассмеялась, качая головой. Что-что, а лишний раз напомнить о себе - в его стиле. - Эй, не шикай на него, - возмутилась, наблюдая, как муж с отвращением отмахивается от пса. - Нашел, когда рассказывать историю про снятие скальпа. - Она-то привыкла к таким рекламным паузам, а вот для неподготовленных такая прямолинейность иногда оборачивается шоком. Хорошо, что тут все свои.
- Лео, корми нас скорее, - нарочито серьезно воскликнула брюнетка, следом усмехнувшись. Трудно поверить, что дети уже такие взрослые, как бы банально и избито не звучало. Малютка Тори на фоне высоченного старшего брата особенно колоритно смотрелась. Интересно, способен ли Гвидо побить все рекорды и размножаться и дальше? А что, может пятого заведет. И шестого можно, за компанию. Отец из него вышел заботливый и добрый, и что удивительно - самостоятельный.
- Пираний? - Расширив глаза, Джульетт даже наклонилась вперед, не сумев пропустить мимо ушей такую впечатляющую новость. - И как ты с ними уживаешься? И вообще, боюсь спросить, но зачем они тебе? Наблюдать и щекотать нервишки? - К примеру, фантазировать перед сном, как лопнет аквариум и эти маленькие твари выплеснутся на кровать, в ожидании сладкой человечины. - Рассказывай, давай, мне интересно, - авторитетно добавила, заранее предугадывая реакцию того же Франческо. Ему не понять этой заинтересованности, впрочем, как и ей самой. - Гвидо, я пока десерт не буду. - Пускай и дальше охлаждается, надо еще продегустировать старания Лео.
Пока двор наполнялся болтовней, смехом и беготней - все смешалось: дети, псы, - хозяин отлучился, вернувшись через через какое-то время не один. Джульетт мгновенно обратила внимание на темноволосую незнакомку с интересными чертами лицами, глядящую вокруг явно скованно и неуверенно. Судя по словам Монтанелли, здесь ее знали только двое - он и Фрэнк, поэтому неловкая сцена была оправдана и понятна.
- Привет, - улыбнулась, приветственно помахав рукой. - Красивое имя.. Шейенна. - Не скрылся от глаз и жест Гвидо - он вел себя с ней, как с подругой. Да и вряд ли бы привел на праздник дочки чужого человека. Просто странно, что Джульетт видит ее впервые. Да и слышит тоже.
- А кто она? - Шепнула на ухо Фрэнку, склонившись вбок, пока все были отвлечены новоприбывшей. Пока что мысли не уходили в неправильное и нестандартное русло, так как это вообще было не в ее привычках - думать сразу о каких-то интригах, страстях и сплетнях. А вот собрать какую-нибудь информацию о незнакомке хотелось, прежде чем делать поспешные выводы.

+7

14

Фрэнк и в самом деле любил быть в центре внимания, уж кто, а супруга знала эту черту, вот и подшучивала, пытаясь его притормозить. Женщины не замечают, а между тем не случайно большинство разводов приходится на первые два года после рождения ребенка – внимания мужу становится меньше, и это факт. Когда речь шла о третьем, эта статистика была несколько неуместна, конечно, да и Фрэнк все же с пониманием относился к такому положению дел, совсем уж эгоистом, ревнующим к собственным детям, он не был, но свою порцию любви и ласки, тем не менее, требовал. – Твоего внимания много не бывает, ты же знаешь, - приблизившись, коснулся губами щеки Джульетт и поправил венок, запутавшийся у нее в волосах.
А со стороны гриля, возле которого колдовал сегодня Лео, уже вовсю доносились приятные ароматы, и тут Альтиери был полностью согласен со своей женой, торопившей старшего отпрыска Монтанелли – не терпелось опробовать его стейки, пускай наверняка они и будут уступать тем, которые готовил Фрэнк, но ничего, это дело опыта. – Кстати, да, тебе ведь за фигурой надо следить? - подхватив слова Агата, решил немного поиздеваться над Джулс, голодом она себя никогда не морила, но за питанием своим следила, особенно после родов – не для кормления грудью, впрочем, а для восстановления прежней формы. С грудным вскармливанием, к слову, у Джульетт не сложилось. Не большая трагедия как сказал врач и порекомендовал смеси.
- А что такого? – пожав плечами, возмутился замечаниям касаемо его истории о доберманах и переглянулся с Агатой, чуть ранее для поднятия аппетита заявившей, что паннакотта приготовлена из дохлой кошки. – Я переживаю за свою крестницу… Торри, иди к дяде Фрэнку! – позвал малышку присев передней на корточки. Та его в отличие от Агаты или Рокки знала куда хуже, и с недоверием и некоторой даже опаской посмотрела на здоровенного дядю, однако сдаваться Фрэнк не собирался. – А что это за красоту ты подарила тете Джулс? – показал на венок. – Научишь меня делать такой же?
Любил он детей, несмотря на свой грозный вид и не менее грозную репутацию. Пока он пытался переманить Торри с коленок Агаты на свои, испанка, тем временем, продолжала рассказывать о своих питомцах. – Ревнует наверно, - усмехнувшись, предположил причину, по которой еж гадил в тапки Сонни. Забавный факт из их семейной жизни. – Как там ваша подготовка к свадьбе, кстати? Решили где церемония будет проходить? – Любопытно, почему его здесь не было. Монтанелли вообще благословил их союз? Или он не в курсе до сих пор был? Просить руки ведь у него придется.
- А карликовых акул видела? Тоже модно сейчас в аквариумах разводить, - продолжил тему подводных хищников, ей кажется и пацаны заинтересовались – Аарон с Дольфо, отвлекшись от своих игр, подняли взгляды на дядю Фрэнка. - Небось Сонни этими рыбками в тонусе держишь? Придешь, гад, пьяный и я тебя своим малюткам скормлю? Как-то так? – Альтиери мог бесконечно подшучивать над этой парочкой, он не сомневался, что Тарантино держит своего парня в ежовых рукавицах. А уж что с ним сделает Монтанелли, обидь тот его сестренку…
Кстати, о Монтанелли. Уходивший куда-то несколькими минутами ранее, он вновь присоединился к гостям, вернулся при этом не один, а со знакомой уже Фрэнку девушкой. Гангстер поднял руку в приветственном жесте, здороваясь, таким образом, с Шейенной, и негромко пояснил для Джульетт:
- У Гвидо на мясокомбинате работает, помогает ему с делами, бумаги какие-то оформляет. – Чем там занимался Монтанелли, с какими бумагами таскался, Фрэнк на самом деле не особое представление имел. Числившись одно время профсоюзным работником, Альтиери в офис только за деньгами приезжал. – Ее мой дядя рекомендовал. Джо, - пояснил какой именно. О том, что она работала в тюрьме и что именно там познакомилась с Нери, рассказывать он не стал, разумеется.
- Шей, вино будешь? – обратился к ней, поднимаясь с шезлонга, на краю которого сидел.
- Лео, там наши стейки еще не сгорели?! – Напомнил ему. А то ведь и впрямь собакам их отдавать придется.

+6

15

Несколько сочных рибаев аппетитно капали соком на раскалённые угли. Запах мяса разносился по всему двору, привлекая к себе в одинаковой мере всех голодных - людей и собак. Отмахиваясь от назойливой псины, Лео, сверяясь с внутренними часами, переворачивал стейки, доводя их до средней готовности.
- Я не против, - ответил он на вопрос Гвидо о выпивки и просяще взглянул на сестру. - Принесёшь?
Между тем жизнь во дворе кипела. Дольфо и Аарон погрузились в изучение игрушек Виттории, которая заняла место на руках Агаты. Тарантино невероятно шла роль заботливого материнства, не смотря на известные Лео истории о её нелёгком прошлом. Вскоре эстафету перенял дядя Френк. Было забавно наблюдать, как гангстеры мафии, Френк, Гвидо, нянчатся с крохой, размером чуть больше, чем хлебный батон.

Всё идёт свои чередом. Стейки не успевают прожариться до середины, легкая беседа за жизнь идёт своим чередом, собаки снуют под ногами, дети играют. Мир и покой, редкое явление, но от того всё более желательное. Как вдруг обстановка изменилась. Не сильно, но неловкое молчание, охватившее присутствующих при появлении новой гости, ощущалось. Лео впервые видел Шейну. Не сказать, чтобы он совсем не знал о ней. Информация о том, что появилась некая женщина в Семье, расположившаяся довольно близко к отцу, скоро достигла его ушей. Но за всеми заботами, личными проблемами, разговорами с Гвидо, Сабриной, встречей с Ло такая информация не показалась важной. И вдруг она стоит на пороге их дома, оказавшись гораздо ближе, чем удавалось многим.
Послав Шейне дружелюбную улыбку, Лео махнул рукой и сказал:
- Добрый вечер. Прошу к нашему столу, - никогда традиционное итальянское гостеприимство не должно нарушаться непредвиденными обстоятельствами.
Френк предупредительно заметил, не превратилось ли мясо в угли, и Лео поспешно отвёл глаза. Рибаи замечательно пропеклись с обеих сторон, на которых отпечаталась диагональная сетка решётки. Под хрустящей корочкой томился сок, средняя прожарка стейков удалась на славу. Раскладывая по тарелкам большие сочные куски, Монтанелли-средний принимал поздравления со своим успешным кулинарным дебютом.

- Что ж, Шейна, - он и Сабрина оказались рядом с отцом и их новой гостьей. - Рад познакомиться с вами. Давно вы работаете с отцом? Нам не удавалось познакомиться прежде, мы и сами возвратились не так давно.
За одним вопросом и парой приятных фраз стояло многое: кто вы такая? Что делаете здесь? Каким образом связаны с отцом? Кем приходитесь Семье и ему? Лео было не так много лет, чтобы с высоты нажитой мудрости оценить возможную связь отца и этой женщины. Она по-своему была хороша собой, однако допустить мысль о близкой связи с Гвидо было бы опрометчиво. Да и не его, Лео, это дело, чтобы вмешиваться в личную жизнь отца. По крайней мере ту её часть, где заканчивались их общие интересы.

Отредактировано Leo Montanelli (2015-08-31 16:52:39)

+5

16

- Пираний? И как ты с ними уживаешься? И вообще, боюсь спросить, но зачем они тебе? Наблюдать и щекотать нервишки? - похоже, что выбор рыбок удивил Джульет. Наверное, женщина давно не была в океанариуме. Я вот благодаря Аарону посещаю его несколько раз в пол года. Мелкий (хотя нефига он уже не мелкий) хочет застать акулу беременной, вот мы и ходим проверять периодически этих хищников. Но к чему я это? К тому, что толпу детишек и их родителей собирает большой во всю стену аквариум с пираньями. Есть что-то в них опасно завораживающее.
- Говорят же, что рыбки успокаивают - отшутилась я не сумев объяснить свой странный порыв приобрести именно этот вид рыб.
- Небось Сонни этими рыбками в тонусе держишь? Придешь, гад, пьяный и я тебя своим малюткам скормлю? Как-то так? - я рассмеялась шутке Фрэнка. Или это не шутка, а его предположение?
- Против пьянства есть более действенный метод: - я перевела взгляд на Джулс, чтобы она мотала на ус (хотя, думается мне, после двадцати лет брака итальянца знает этот прием куда лучше меня) - Никакого секса неделю - ой, я сказала "секс" в присутствии годовалого ребенка? Надеюсь Виттория не станет повторять. А если попытается, то у нее не получится. Я глянула на малышку, чтобы понять слушала она меня или нет. Тори вроде была увлечена разглядыванием своего крестного папы. Может ему попробовать улыбнуться? Так он будет выглядеть менее зловеще. Но самый действенный способ, чтобы расположить к себе ребенка, это одеться Санта Клаусом.
Представила себе Альтиери в красном костюме, брюхом и седой бородой. Мне пришлось подавить в себе смешок.
- Свадьба? - я рассчитывала, что Сантино сам расскажет своим друзьям эту весть. - Я хочу тихую церемонию - честно признаюсь - Но вы ведь этого не простите? - в моем голосе слышится смех - Узнаешь все из приглашения - красивого такого, в виде свитка обвязанного ленточкой с сиреневым искусственным цветком.
- А как проходила ваша свадьба? - обращаюсь к семейству Альтиери. На свадьбе Гвидо один раз мне побывать уже случалось, а вот как праздновали в старые (древние) времена, когда мне было восемь лет, я бы послушала. Это как рассказ родителей, который я никогда не услышу.

Пришел новый гость. Я оживилась, отвлеклась от Виттории, передав ее Фрэнку, так как решила, что это пришел Сонни. Он говорил, что ему надо решить пару дел, что постарается сделать все быстро и четко, и приедет до подачи горячего. Так что я воспрянула духом, полагая, что жених справился с заданием раньше обещанного. Увы, нет. Гостем оказалась незнакомая женщина.
- Кто это? - в отличие от большинства радость от прибытия гостьи я не разделяла. Наоборот, мой интерес был враждебный и раздраженный.
- У Гвидо на мясокомбинате работает, помогает ему с делами, бумаги какие-то оформляет. - подслушала я и насупилась еще больше. Как мышь на крупу.
Какие нахрен дела? Сразу видно, что спят они! И все бы ничего, я же вон, к Хеллен относилась с пониманием, была рада ее принять, но третья женщина за год это уже перебор. Все эти бабы хотят разорить моего доверчивого и через чур влюбчивого братюню. Да еще детей ему нарожают, а ему и мне воспитывай!
- Секас! - выкрикнула Виттория радостно. Вот черт, дети и правда все схватывают налету.

+3

17

Незваный гость хуже… Шейенна чувствовала, что не к месту была тут, но итальянец не унимался, будто именно ее сейчас там за домом и не хватает среди гостей.
- А вот этого не надо, - покачала головой, грозя пальцем Гвидо, - удар ниже пояса. Мог бы сказать о таком событии в твоей семье. – Девушка поглаживала сидевшего рядом дога, который уже обслюнявил ее джинсы, водя по ноге индеанки мордой. – Я хотя бы малышке подарок сделала. А так только тебе поздравления перепадают, - она улыбнулась, зная, что Гвидо прекрасно ее поймет. - Боппо значит, - пес тихо гавкнул, словно подтверждал слова хозяина, вовсе привалился к ее ноге. – Ты тяжелый. Да мне по пути было бы. Ну хорошо. Убедил, умеешь ты это делать, что мои аргументы сворачиваются в трубочку.
За большими стеклянными дверьми Тейпа разглядела бегающего по двору добермана, которого вероятно дразнили, а тому и весело. Из всех голосов «выбрала» Фрэнка.
- Племянник Нери, - утвердительно констатировала факт присутствия мужчины, - а хомячок тоже тут? – Шейенна так называла тайком Алекса, за его «уютную» внешность. Каков бы Мескана не был вне общения с ней, строг в работе, в ней он вызывал лишь эмоции радости. Будто общаясь с ним, девушка съедала ящик бананов.
Почему то потянуло домой. У нее и была семья и не было. Оторвавшись от корней, как когда-то ругала ее бабушка, индеанка так и не смогла найти в другом мире этого. И работа была утешением, некогда думать о всяких «глупостях», рвать в себе душу и дарить стенам своей квартиры слова и слезы. Сейчас она была если не счастлива, то вполне ощущала себя «полной».
- Я люблю животных. Ели бы можно, я привезла волчицу своего брата сюда. Но в квартире она просто умрет. А уж про моего волка и говорить не буду. Он редкий гость в моей деревне. – Услышав название чего-то там, выдохнула. – Кас... Вот у вас язык. Голова не запоминает, не говоря о том, чтобы произнести. А есть попроще название? Из чего оно сделано это твое ка….
Все же Шей надеялась на то, что Гвидо угостит и подпишет, но вероятно у итальянца были иные планы. Привыкшая к замкнутой жизни, не вторгаясь в чью-то, а в свою и вовсе не пуская, после знакомства с Монтанелли и Ко, увидев немного иную жизнь, перестала «закрывать дверь к себе», чувствуя вкус к этой самой жизни. Оказавшись во дворе, словно на сцене, ощутив на себе пристальные взгляды, Шейенна взглянула на Фрэнка, которого знала, кивая, улыбаясь.
- Здравствуй, - тут же посмотрела на его жену, которую представил стоящий рядом Гвидо. В который раз она убеждалась в тонкости понимания Монтанелли ситуаций. Чувствуя себя не в своей тарелке, обняла себя руками, неуверенность прогоняла ладонь итальянца, будто преграда к отступлению назад, успокаивала. – Добрый день. – поздоровавшись с старшими отпрысками Гвидо, обратила внимание на девочку, понимая, что та, которая держала ее на руках и есть Агата. Шей не слышала о ней никогда, и фраза «моя сестра» немного ее удивила. Но если так сказано, значит этому есть место. Да и не говорили они о личном, не столь близки они с итальянцем. Он знал столько, сколько позволяла знать Шей, она не лезла в душу с расспросами к нему.
- Да, как и названия ваших блюд, наши имена кажутся не от мира сего, а иногда я слышу «да это набор букв». – Вспомнила, как Фрэнк пытался с первого раза выговорить. – Фрэнк ощутил уже прелесть звукового сочетания.
Но всех перебила, не давая Шей ответить Фрэнку и Лео, малышка Тори, выдав чудеса запоминать все подряд.
- Оу, какое интересное слово, - увлеченная травой под ножками, Торри еще пару раз повторила, забралась обратно на руки к Агате. – Спасибо, я за рулем. Если только стакан воды. – Говорить стоя как у доски, создавая напряжение еще сильнее не хотелось, и Шейенна присела на расставленный шезлонг, обнимая колени. – Не долго, всего полтора месяца. Но какие, - прошептала, смотря в глаза сына Гвидо, который заинтересованно разглядывал ее.
Дог лег рядом с ней, мордой на туфли. Отодвинув те из-под него, Шейна наклонилась погладить собаку.
- Боппо ты не боишься? – мальчик присел, явно пораженный как его собака спокойно дает себя гладить чужаку, - вот это да.
- Он очень у тебя умный. – Дог буркнул что-то, - вот видишь. Он понял, что ты говоришь о нем. Даже немного неудобно получилось, - Шейенна сорвала с шеи амулет поднялась, подошла к малышке, аккуратно повесила тот на шею, поверх католического крестика и образа девы Марии, смотря с некоей опаской на Агату. Недоверие от этой женщины ощущалось очень сильно. Особенно как только Шейенна ослабила свою защиту, отдав ее Торри.
- Не переживай, это для нее не опасно. Она просто мала еще, чтобы могла бы сама защитить себя.
Кто не понимает, что Шей сейчас сделала, тот подумает в очередной раз о ее чокнутости. Из кустов вырвался доберман, который был весь в зеленой листве, похожий на страшилу, отчего два мальчика, залились смехом, а собаке это и надо, скакал вокруг них, пытаясь нырнуть в стаканы носом. Боппо даже ухом не повел.
- Умный, понимает, что покой дороже всего, а ума много – проблем больше, оттого и горе от ума.
Аромат жареного мяса сводил с ума. Правильно подобранные специи даже просто в запах добавляли интересную карту вкуса.

+3

18

Гвидо считал, что они и так ведут слишком опасный образ жизни, чтобы ещё и "щекотать себе нервишки" всякими другими способами, пираньями, акулами, или вот скоростными гонками - как Лео; впрочем, это, быть может, уже через призму возраста - не сказать, чтобы Монтанелли-старший был паинькой в возрасте Лео или даже Агаты. Вот в том-то и дело, для всего в этой жизни есть хорошее время, поэтому от старческого брюзжания по поводу чего-либо Монтанелли себя старается сдерживать, даже если с чем-то не согласен или согласен не вполне. Заглянем с другой стороны - автомобили это то, на чём Лео делает деньги (и немалые), а Агате плотоядные рыбы приносят радость и душевное равновесие (а не только банальное успокоение), вот такой вот прагматический заход. Хобби каждый выбирает себе сам, если уж есть время чем-то заниматься, в противном случае - занятие тебя само найдёт... Гвидо и собаководом-то не был особым, Боппо занималась, в основном, Марго - и Дольфо помогал. Но не на улицу же его выкидывать было?..
- Так я ведь и сказал. Только что.
- улыбнулся Монтанелли немного по-хулигански. Виттория не сильно расстроится, не досчитавшись подарка - потому что и считать их она вряд ли станет, ей пока что ещё не знакомо понятие "жадность", зато делиться и проявлять гостеприимство маленькую итальянку сицилийско-римского происхождения Гвидо учил уже сейчас. - Волчицу? Волка?.. - недоверчиво переспросил, взглянув на Боппо, словно тот мог бы как-то подтвердить то, что он услышал - "своего" волка?.. Каждый раз, когда он узнаёт такие новости, он начинает смотреть на Шейенну немного иначе... Как городской житель на индейца. Шей сказала об этом так, словно это было чем-то само собой разумеющимся - Монтанелли же ручных волков даже и в цирке не видел, и сомневался, что они поддаются какой-либо дрессировке вообще. Глядя на то, как Шей удалось расположить к себе Боппо, впрочем, удивился уже несильно... - Долго рассказывать, хотя готовить несложно. И очень вкусно! - как, впрочем, всё в итальянской кухне - начиная от трапезы бедняков, заканчивая блюдами для королей. Учитывая, что мафиози даже просто исторически всегда где-то посередине - для того, чтобы пройтись по всему широкому спектру вкусовых ощущений своей Родины, у каждого из них есть целая жизнь...
Гвидо занял одно из свободных мест за столом, переложив на свою тарелку один из стейков - тихо наблюдая за знакомством Шейенны с остальными, но подмечая все детали. Джулс показалась заинтересованной (ну ещё бы), Лео, похоже, решил взять на себя небольшой допрос гостьи, узнав, кто она и откуда (что тоже было правильно), Агата - судя по её взгляду, наверняка была готова помочь ему с этим... Дольфо вот просто подметил деталь. Интересно было так же мнение Сабрины... Каждый знакомился с новым для себя человеком по-своему. Одна Торри, кажется, просто радовалась... И кто её научил таким словам? Коротко взглянув на Лео - посчитав, что он, - Гвидо, напротив, не стал акцентировать внимание: дети не только новые слова впитывают, но и реакцию окружающих очень чётко подмечают - и если Торри сочтёт, что взрослые реагируют интересно, то слово это запомнит ещё быстрее, повторяя его просто для того, чтобы остальные улыбались. Впрочем, Шей тут же отвлекла внимание ребёнка на другое, и Виттория начала изучать подаренный амулетик...
- Ух ты! А что он означает?.. - для индейцев такие вещи, наверное, много чего значат - символика, магия; энергия, наверное... Так что подарок его дочке значителен не своей стоимостью, а тем, что до этого Тейпа носила его сама. Как вот во "Всаднике без головы", обмен одеждой - это как побрататься. Интересно, кстати, а это с точки зрения индейцев - правдиво?.. В этом случае, Виттория получила очень большой комплимент.

+2

19

Шейне я не доверяла. Те, кто работают со мной и знают меня в курсе, что недоверие - это мое второе имя. Я и Гвидо-то не так давно подпустила к себе, позволяя сначала самой занять место в его сердце. Что у ж говорить о незнакомке, которую я вижу в первый раз? Она мне не нравилась. Еще женщина совершила ошибку, подойдя к Виттории, которую я держала на руках.
- Не переживай, это для нее не опасно. Она просто мала еще, чтобы могла бы сама защитить себя.
- Поэтому у нее есть я - серьезно ответила я, показывая тоном в голосе, что никакие амулеты, тем более от посторонних мы принимать не будем. Было в моей фразе и открытое предупреждение: "не приближайся к нам. Не вставай между нами".
- Ух ты! А что он означает?.. - мой простофиля, который становился когда рядом оказывалась незамужняя женщина, был, наоборот, полон энтузиазма.
- Миру мир - хмуро отвечаю за мисс Тейпу и осторожно снимаю с шеи Вити только что подаренный серебряный медальон. - Мы его не можем принять - поправочка, Я не хочу его принимать - Он ведь твой - вообще, я считаю дурным вкусом дарить то, что принадлежало тебе. Можем мне на день рождение Лео свои стринги подарить?
Я вложила талисман в руку Шейны, обидчивым взглядом посмотрела на Гвидо и отошла от них двоих, давая понять, что мне это все не по душе. Еще один бокал вина, и я открытым текстом заявлю, что сегодняшний праздник только для друзей и близких девочки. Близких, ясно?
Погода, словно почуяв мое настроение, решила быть со мной солидарной: над виллой сгущались тучи. Пока что только в прямом смысле этого слова. Большая и смелая капля упала на лоб Виттории. Девочка подняла к небу свои глаза, я повторила за ней.
Через пять минут начался сильный ливень. Все блюда спрятать в дом мы не успели, шашлык, над которым корпел Лео, дождь застал врасплох. Я по этому поводу не расстроилась, мясо, кажется было куплено у некого Гоги. Меня еще в детстве учили ничего не покупать у людей с именем Гога. А еще впереди нас ждал праздничный торт с одной свечной посередине. С днем рождения, Виттория!..

+2

20

Как Шейенна и подумала, почувствовав некую настороженность от девушки, на руках которой восседала именинница, крутящаяся как красивая юла. Малышка была уменьшенной копией отца. Те же глаза, пытливые и заставляющие к ним быть прикованными, только озорства побольше, чем у взрослого итальянца. Едва кто-то успел что-то сказать, как Шей подняла взгляд на испанку, снявшей с Торри ее амулет.
- Его можно теперь выбросить, - индеанка сжала в ладони «защиту», поняла свою ошибку-желание, ответила на прямой взор Агаты, - вы не можете быть с ней всегда. И чаще опасны не люди, а образы.
То что ей перекрыли «дорогу» Тейпа поняла, едва войдя, мельком столкнулась взглядами с испанкой. Современные люди отличались от тех, кто обращается к древним знанием тем, что они прогматы, практики. Человек теряет связь с внутренним миром, живя лишь ощущениями своих основных чувств. Забывая напрочь заглянуть в себя. Потрогал – горячее, нельзя. Увидел камень – перешагнул. Это просто, сокращает время, которого катастрофически не хватает.
- Ребенок подчинен нашему выбору за него, а значит, совершает те же ошибки что и мы, - все понимали, что обстановка накалялась, хотя женщины говорили спокойным голосом, за исключением взгляды только что не искрились. – А это, - Шей повесила на пальце амулет, - для вас всего лишь украшение, безобидное.
Шей подошла к аккуратно спрятанной урне меж двух кустов, и отпустила в нее то, что было дано ей в том же возрасте, котором сейчас была малышка. Подувший ветер, принес запах дождя, который не заставил себя ждать, роняя каплю на шею индеанки. Как она не хотела сюда идти, так и вышло. Пора привыкать, что время упущено у нее.
- Я была рада встретиться с тобой Фрэнк, Джулс, - она слегка кивнула, прощаясь с женой Альтиери. В приветном жесте попрощалась с ребятами. И посмотрев в спину Агаты, которая держала на руках Торри, укрывая ту от порывов ветра и начинающегося дождя. – Не провожайте. Завтра Джино заедет за бумагами, или сам Алекс.
Вновь Вы, вновь откат на начало. Шейенна не стала дожидаться реакции Гвидо. Испанка права была в том, что это праздник для близких, показав Шей на ее законное место у стола секретаря. А Гвидо не забыл подарок на работе, чтобы она привозила ему его. А Алекс еще выслушает ее за то, что не сказал о празднике. Обиделась ли она? На правду не обижаются, как бы она не была сказана. Уж тогда надо было ей обижаться на Фрэнка с его обыском на обочине. Выйдя за ворота, индеанка вытерла лицо от струящихся по нему капель. Дождь это обновление. Может быть она ошиблась, и теперь поймет в чем?...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Годик