Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » To step in to... Once again!


To step in to... Once again!

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники: Melor Datskovskitas, Deirdre Burns
Место и время: темная улица Сакраменто, поздний вечер 15 августа 2015
О флештайме: Обычно хватает около месяца времени для того, чтобы какие-то случайные знакомые про тебя забыли. И вроде бы можно уже возвращаться в былые места... Вот только там тебя может поджидать не только старые приятели, но и неприятели, которые хотят вернуть должок за обиду товарища.
Да, это спасение, дубль два, вот только кто кого спасет на этот раз - пока остается загадкой.
https://media0.giphy.com/media/AsrqSB7MCl5AY/200_s.gif


[AVA]http://funkyimg.com/i/215sR.png[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/215sT.png[/SGN]

Отредактировано Deirdre Burns (2015-08-14 21:41:33)

+1

2

Мэлор по привычке бросил свой внедорожник со стороны черного хода, точнее, на параллельной улице, втискивать здоровый внедорожник в подворотню, ведущую к черному ходу, он, понятное дело, не стал. Закурил сигарету, не торопясь, прогулялся по до боли знакомой подворотне – сколько времени прошло с тех пор, как он подрался здесь с каким-то доходягой и выручил Дейдре – почти месяц. Она так и не позвонила, он ее номера и не знал. Случайно они тоже не встречались. Он выбросил окурок и вошел в бар через черный ход. Прошел по привычке к барной стойке.
– Райан, рад тебя поприветствовать.
Он перегнулся через барную стойку и пожал бармену руку.
– Привет, Мэл, что тебе налить?
Мэлор сел на барный стул и потянулся.
– Давай виски двойной для начала.
Сегодня Мэлор был одет в черные туфли, черную майку, черные джинсы, белый джинсовый пиджак, толстую цепь на шее, платиновый браслет на правой руке, на левой – дорогие часы. А на правой щиколотке – кобура с пистолетом.
– Я рад, Райан, что ты все-таки принял мое предложение.
Бармен плеснул и себе виски.
– Знаешь, я подумал: пусть этот бар лучше будет ирлано-американо-русским, чем его вообще не будет, и я разорюсь. Его открыл мой отец, и я хочу, чтобы им владел мой сын. И к тому же я слишком стар, чтобы искать работу.
– Ой не прибедняйся. Ты мой ровесник, а я еще ни разу не старый и таким себя не считаю.
Они чокнулись стаканами и выпили.
– Завтра-послезавтра мои юристы приедут, все оформим официально, а потом все будет, как обговорили – мне в твои дела резона лезть нет, сам понимаешь.
– На это я, если честно, и рассчитываю, Мэл.
Датчанин закурил сигарету, пододвинув к себе пепельницу.
– Вот мне делать нечего – лезть в управление твоим баром.
Хозяин снова разлил виски.
– Тогда за будущее успешное сотрудничество, партнер.
Мэлор улыбнулся.
– За него.
Они снова выпили. В этот момент дверь открылась, и в зал вошла Дейдре. На Мэлора она, скорее всего, не обратила внимания, благо, он не поворачивался к ней, по привычке наблюдая за залом в отражении. Девушка села за столик, и Мэл повернулся к бармену.
– Два Мерфис Айриш Ред.
Датчанин взял два бокала, подошел к девушке и поставил их на столик.
– Я же обещал, что при случае угощу тебя ирландским пивом.
Мэлор сел за столик напротив нее. Сейчас он руководствовался принципом «Наглость – второе счастье».
– Прости мою навязчивость. Но, увидев тебя, я не мог не подойти.

+2

3

"Какой же все-таки паршивый день," - Дей покачала головой, выходя из метро и поднимаясь на поверхность города. Какой там был день недели? Четверг? Так вот, четверг, ты - гавно. Больше не приходи, а если придешь - то только с повинной и штрафной бутылкой хорошего красного вина.
А этот четверг нужно было хоть как-то исправлять и чем-то заливать свои неурядицы на работе, а в частности внезапную проверку, которая должна была прийти со дня на день и проверить... Вот с этим была загвоздочка. Кое-у-кого еще не были готовы документы на проверку, а сроки поджимали так, что Дейдре аж чувствовала, как ее голову будто бы берут в тиски в висках.
Именно их она и помассировала пару секунд: как там советуют, по часовой стрелке, а потом и против, потому что по - совсем не помогало. Но либо кто-то наебывал человечество с этими чудесами массажа головы, либо Дей была особенной, потому что голова разболелась только еще сильнее.
Перед глазами возник один из баров, в которых она раньше достаточно часто зависала, а потом перестала. Почему-то. Постаралась вспомнить - и в памяти сразу возник образ мистера Датсковскитаса, чью визитку она тогда так умело потеряла, что не могла ее найти даже когда один вечер было ну очень скучно и одиноко и попробовать того пива, которое он тогда советовал, хотелось как никогда раньше.
Она толкнула дверь бара и скучающим взглядом оглядела присутствующих - путь был чист, за столиками нигде не наблюдалось ни Мэлора, ни того парня, который прошлый раз стал виной их знакомства. Дей лишь пожала плечами и прошла вперед, сев за один из столиков и теперь ожидая, когда к ней кто-нибудь подойдет.
Но она совсем не думала, что подойдет к ней именно Мэл и... Именно с этим пивом.
- Мэлор! - удивленно произнесла, чуть было не привстав с места, но вовремя передумала, - Какая неожиданная встреча... - поправила волосы, убрав их назад, и улыбнулась, - Ты не поверишь, я только что вспоминала про тебя и про... Айриш ред, - добавила, переведя взгляд на бокалы в его руках, название как-то само всплыло в памяти, а на лице появилась улыбка, нет, серьезно, это было просто удивительно, что он так вдруг появился прямо перед ней, - И я хотела позвонить, но не могла найти... Ты ведь не веришь мне, да? - посмотрела на него немного сщурившись и как-то хитро улыбаясь, а самое главное - говорила ведь чистую правду!
Она кивнула на стул рядом с ней и пригласила так его сесть рядом. Компания Мэла показалась ей не такой уж плохой для этого вечера, а даже, наоборот - очень подходящей, потому что настроение было такое, что хотелось кого-нибудь убить, и в таком случае человек с криминальным прошлым был очень подходящим собеседником...
- Паршивый день, Мэл, сегодня - очень паршивый день, - заговорила она, водя пальцем по запотевшему от холодного пива стеклу стакана и оставляя на нем разводы, - Худший в мире! - Дей почему-то действительно очень сильно разозлилась на этот гребаный четверг, который мог бы быть намного приятнее, чем оказался.
[AVA]http://funkyimg.com/i/215sR.png[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/215sT.png[/SGN]

Отредактировано Deirdre Burns (2015-08-21 10:03:49)

+2

4

– Он самый, Дейдре. Мне приятно, что ты помнишь, как меня зовут.
Датчанин улыбнулся девушке, увидев ее реакцию, сел за столик и пододвинул один из бокалов к себе.
– Ну, если посмотреть правде в глаза, то, если ты приходишь в бар, в котором я завсегдатай, то есть небольшой процент, что это встреча состоится. – Он оставался серьезным, но в глазах были искорки смеха. – Вот теперь я могу начинать думать, что ты подсознательно хотела меня увидеть.
Мэлор поднял руки вверх, а потом сделал большой глоток пива.
– Прости, это шутка. Наверное, неудачная. Видимо, за последние несколько дней уровень моего занудства слишком повысился – работа, будь она неладна.
Датчанин внимательно смотрел на девушку и внимательно слушал ее.
– Дейдре, какая разница, верю я или не верю? Не хотела звонить или не могла. – Мэл пожал плечами. – Положа рука на сердце и учитывая все тонкости нашего случайного знакомства, я бы себе тоже не позвонил.
Помнил ли он Дейдре Бернс – конечно, но если быть абсолютно честным, то нельзя сказать, что он прямо не спал ночами, ожидая ее звонка и думая о ней каждую секунду. Конечно, он был бы не против увидеть ее снова: такого интересного разговора, как с ней в тот поздний вечер ну или раннюю ночь, у него давно не было. По его мнению, Дейдре была вообще прелюбопытнейшей девушкой.
Паршивый? Что-то случилось? – Мэлор поднял руку. – Хотя нет, подожди. Жареные креветки, я правильно помню?
Мэлор поднялся и подошел к стойке.
– Райан, жареные креветки и фисташки.
– Сейчас, Мэл.
Через несколько минут он вернулся за столик, снял пиджак и положил рядом на стул, предварительно достав из него портсигар и платиновую зажигалку. После того как интересная девушка с ирландским именем достаточно точно поставила ему клеймо профессии, татуированных рук он мог уже не стесняться, благо, их значение ей, рожденной в Америке, вряд ли будет понятно.
– Попробуй пиво, оно действительно того стоит.
Он раскрыл портсигар, достал сигарету, а потом пододвинул его девушке. Щелкнул зажигалкой, закуривая.
Так почему этот день самый худший и паршивый в мире? – Он выдохнул в потолок дым. – Может, расскажешь? Вдруг мне удастся убедить тебя, что не все так плохо?  Как ты сама говорила, все субъективно.
Мэлор приготовился слушать – ему на самом деле было интересно. Иногда людям надо выговориться, а может, он и помочь чем сможет. Уж в паршивых днях Мэлор хорошо понимал, дни у него часто бывали паршивыми.

+2

5

"Чуть более удивительно то, что ты запомнил, как меня зовут..." - хотела ответить Дей, но промолчала, лишь удивленно приподняв бровь и улыбнувшись. Ее имя и правда часто было камнем преткновения для людей, хотя она сама к нему уже давно привыкла. Где-то уже 33 года как привыкла. За это время вообще сложно к чему-то не привыкнуть, надо обладать недюжинной силой и упорством, а Дейдре даже смирилась со значением имени "разбитое сердце" и вообще не видела смысла что-то менять.
И она совершенно не знала, что мистер Датсковскитас в этом баре завсегдатай... Может потому что сама не так часто сюда заходила, а лишь изредка, в худшие свои дни.
Ей даже захотелось спросить, кем он работает, но затем в памяти всплыл текст на визитке "Совладелец ресторана "Маленькая Москва" и вопрос отпал сам с собой. Она вообще как-то пока в этой беседе лишь успевала набрать воздуха в грудь, чтобы начать говорить, а затем тихонько выдыхала, потому что вопросы либо отменялись, либо откладывались.
Но когда он спросил, почему был паршивый день, Дей уже не выдержала и заговорила:
- Да на работе там один идиот... - начала она, облокачиваясь на стол и придвигаясь ближе к Мэлу, готовая рассказать ему все, что накипело за сегодня, но тут мужчина снова что-то заговорил, - Ну я же... - Дей готова была уже начать ругаться за то, что он не дает ей и слова вставить, но он вдруг вспомнил про жареные креветки.
Она аж осела и руки опустила со стола, сложив их теперь на коленях, и только кивнула ему в ответ. А когда он отошел к барной стойке - приложила руки к щекам и поняла, что те горят. Какого черта?
Разве она говорила ему про креветки? Разве прошло не дофига времени? Зачем он это запомнил? Почему он этого еще не забыл?
Дейдре незаметно, пока он еще не повернулся обратно, взяла свой стакан пива и сделала глоток, поставив его на место. И сделала это так юрко и быстро, что Мэл и не успел заметить, пока возвращался к столику.
Но когда он подошел, она постаралась сделать вид, будто не брала в руки свой стакан до этого и невозмутимо попробовала пиво.
- Стоит того, чтобы я его попробовала? - улыбнулась игриво, ставя стакан обратно на стол, - Да, неплохое. У тебя хороший вкус, - ох, что же это? Дейдре Бёрнс флиртует? Что же, интересно, заставило ее это сделать - неужели жареные креветки?..
- Да на днях придет проверка по документации, которая у меня еще не готова, - она села глубже в диванчик, прижавшись спиной к его спинке и теперь водила пальцем по стакану, - И у меня времени просто не хватит, чтобы ее сделать. И я бы с удовольствием откупилась от этой проверки, но хрена с два у меня это получится, потому что это внешняя проверка от головной компании из Чикаго... - пока Дей говорила это, ее лицо становилось все недовольнее и недовольнее, она покачала головой, словно отгоняя от себя эти паршивые мысли, и взглянула на Мэла, улыбнувшись, - Может у тебя в ресторане есть вакансии? Я, правда, в русских блюдах не разбираюсь от слова совсем. Балалайка? Перестройка?... Борщ! - последние три слова она говорила на каком-то очень ломаном русском, очень отдаленно вернее его напоминающим, - Что-то из этого еда, да? - может она смогла бы отвлечься от работы за такой легкой беседой?
Сделала еще глоток пива и с третьего раза оно показалось еще лучше.
[AVA]http://funkyimg.com/i/215sR.png[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/215sT.png[/SGN]

Отредактировано Deirdre Burns (2015-08-21 10:03:59)

+2

6

– Идиот. – Мэлор лишь кивнул головой. – Это мне знакомо, но к их наличию в природе можно привыкнуть, к тому, что они в любой момент могут все испортить. К сожалению, как бы это не было несправедливо, но это неизбежная данность.
В голове всплыли строчки из Киплинга, но он оставил их при себе, помня о том, что Дейдре поэзию не любит.
– Дураков надо воспринимать просто как налог на умных. Правда, очень высокий.
Мэлор вообще никогда не жаловался на память, а уж людей, которые были интересны или нравились ему, он запоминал вплоть до мельчайших фактов, которые те могли обронить в разговоре. А эта женщина с ирландским именем и шотландской фамилией не могла его не заинтересовать. Правда, чем именно конкретно, сказать Мэлу было сложно. Может, тем, что оказалась достаточно проницательной, чтобы почти сразу понять, кто он. А может, тем, как на это отреагировала. Нет, конечно, нельзя сказать, что все без исключения люди шарахались от него, начиная догадываться, нет, бывали и такие, кого это, например, даже привлекало, а кто предпочитал – и таких было большинство – прикидывается, что ничего не видит и не понимает – оно и понятно: так оно как-то безопасней. А кто-то вообще начинает лицемерно осуждать, только чтобы показать, что сами-то они не такие и ни при каких условиях такими не станут. А были и те, но таких, к сожалению, было меньшинство, кто относился к этому безразлично – обычно такие находились либо среди его «коллег», либо среди тех, кто волей-неволей был связан с ним делами. И, как ни странно, полицейских.
Было бы забавно, окажись Дей полицейским.
– Ну, мне кажется, что оно достойно даже такого взыскательного вкуса прекрасной женщины, как твой, Дейдре.
Мэлор постарался улыбнуться как можно обаятельней – он то ли заигрывал с ней, то ли просто старался сделать беседу более непринужденной. Хотя положа руку на сердце и то и то, но первого все-таки больше.
– Спасибо. – Русский сделал несколько глотков пива. – Мне всегда казалось забавным – красное пиво с изумрудного острова.
Датчанин курил и слушал собеседницу с неподдельным интересом, чуть склонив голову набок. Во-первых, девушка была ему интересна, а во-вторых, хоть у кого-то были обычные человеческие проблемы. Когда она закончила.
– Ох. – Мэл вздохнул. – Даже не знаю, что сказать, кроме как выразить сочувствие. Совершенно не знаю, что посоветовать. Если честно, то я, по-моему, в твоей ситуации и не был.
Вот поверки в его жизни бывали куда чаще, чем какие-либо начальственные проверки – точнее, таких вообще не бывало: налоговыми и чем-то подобным занимались обычно люди, отвечающие за законную часть бизнеса.
– В голову идет только древнее русское средство противодействия комиссиям и проверкам под названием «банкет». Но не уверен, что здесь это сработает. Если хочешь, можем попробовать.
Он стряхнул с сигареты пепел, потом отправил в рот несколько фисташек и запил их пивом.
– Ну, можешь считать, что первое собеседование ты прошла.
Мэлор рассмеялся: в данном случае его позабавила попытка произнести слова на русском.
– Такие познания. Ты абсолютно права: борщ – это блюдо, такой суп.

+1

7

- Ты мне льстишь, - ответила Дей уверенно на замечание Мэла о ее вкусе. Нет, правда. Она просто любила пиво, в данном случае - бельгийское. Не было у нее вовсе какого-то там высокого вкуса или как оно говорится, просто ей нравилось, что оно немного сладкое и... Да черт знает что еще!
Почему-то этот комплимент ее одновременно и смутил, и сбил с мысли, которую хотела потом сказать - и она теперь так и сидела со стаканом в руках и глядя то на Мэлора, то на стакан, то на бармена за спиной мужчины, изредка на них поглядывающего.
- Сочетание красивое - изумрудный и красный, как думаешь? - этот риторический вопрос задала, чтобы уже выйти из этого состояния молчаливого шока. Было как-то очень удивительно после всей этой скопившейся злости в груди теперь из-за пары фраз Мэла совершенно растеряться и растерять вместе с этим и все напряжение. Дей посмотрела на него внимательнее, пытаясь уловить что-то успокаивающее или что-то необычное в его лице, но затем отвела взгляд, все-таки сделав еще пару глотков айриш ред. Неплохого Айриш ред.
Она с сомнением посмотрела на Мэлора и покачала головой, вряд ли банкет сработает с той сучкой Браун, ей бы чем-нибудь рот занять да руки, но не едой...
- Ей не банкет бы, а мужчину. Такого, чтобы занял все ее... свободное время. Идиот - это не она, это еще один... - закатила глаза, - Неважно, извини, что вываливаю это все на тебя. Может если пивом запить, то пройдет? - постаралась привести свое предположение в действие почти сразу же, сделав еще пару глотков пива, - Нет, мгновенного эффекта нет, - улыбнулась и осмотрелась по сторонам, затем придвинувшись и облокотившись на столешницу.
- Так может поможешь мне? Она симпатичная, правда, молодая, - приподняла одну бровь, улыбаясь и надеясь, что Мэл поймет, что это шутка, - Ты ведь не женат? - взглянула мельком на его руки и перстни на безымянных пальцах обеих рук и на мгновение усомнилась в этом, - Они... Что-то другое значат, да? - перестала улыбаться и посмотрела на него немного нахмурив брови. Не то, чтобы она всю жизнь мечтала узнать о том, что значат те или иные мужские украшения, но сейчас так хотелось забыть о той сучке Браун, что Дей была готова завести почти любую тему для разговора.
Как в прошлый раз от поэтов-тезок Дейдре они дошли до любимых видов оружия - так и в этот раз их беседа могла зайти куда угодно. Если, конечно, что-то или кто-то, кто уже заходил в двери бара, не помешает им.
- Эй, ты! - сказал какой-то мужчина, встав позади Мэла. Дей подняла на него взгляд и узнала того самого паренька, что в прошлый раз приставал к ней. Ну что за чудное совпадение? Все трое снова на месте, - Идем-ка, выйдем, - и кивнул в сторону двери, похоже, думая, что Мэлор так вот просто встанет и пойдет с ним. Дейдре взглянула на мужчинку с сомнением: в прошлый раз Мэл уже дал ему жару, он хочет получить второй раз? Или все это время ходил на уроки рукопашного боя?
- Мэл, я думаю этого человека вполне может выпроводить охрана... - начала Дей, выставив руки вперед и стараясь успокоить мужчину, чтобы он не поддавался на уловки. Что-то с этим парнем было нечисто.

+2

8

– Даже и не думал льстить. – Мэлор снова улыбнулся. – Да и в чем же здесь именно лесть? В том, что у тебя хороший вкус, или в том, что ты красивая женщина?
Мэлор внимательно смотрел на собеседницу, улыбаясь уголками губ, с плохо скрываемым интересом. Он с ней флиртовал и ничего с этим не мог поделать.
– Красиво, но несколько вызывающе на мой вкус, хотя я люблю изумрудный цвет, люблю изумрудный остров.
Датчанин чувствовал себя очень комфортно рядом с ней, ведя эту ни к чему не обязывающею беседу. Настроение из просто хорошего становилось отличным. Приятная компания, предвкушение интересного разговора, отличное пиво – что еще нужно, чтобы скоротать вечер спокойного и даже скучного дня. Для Датчанина любой день, когда ему ни разу не пришлось доставать пистолет, казался скучным, хотя это, конечно, было шуткой. На самом деле жизнь законника была куда спокойней и прозаичней, чем показывают в фильмах про гангстеров. Бумаги, встречи, переговоры, поставки. Хоть Мэл в своей жизни, как всякий правильный вор, никогда не работал, а только числился кем-то и где-то, пахать им приходилось, как и всяким порядочным бизнесменам, если еще и не больше.
– То есть она идиотка, а идиот – это тот, кто не подготовил документы?
Ну вот и скажите теперь, что Мэл не следит за разговором – следит; русский затушил сигарету и отправил в рот еще несколько фисташек.
– Да перестань, тебе нужно выговориться, мне интересно и приятно тебя слушать. – Мэл сделал несколько больших глотков пива. – Пиво поможет, но действительно не сразу. Могу предложить выпить по-ирландски, то есть добавить к пиву виски.
Он откинулся на спинку стула, внимательно наблюдая за девушкой.
Молодая? – Он усмехнулся. – Хочешь, чтобы я помог тебе? – Еще один глоток пива. – А тебе не кажется, что я слишком стар, чтобы соблазнять молоденьких девушек?
Он шутил, хотя в каждой шутке есть доля шутки, а вот все остальное – правда.
А тебе хотелось бы, чтобы помог именно я? А то у меня есть пара парней помоложе и посимпатичней, они даже рады будут.
Русский чуть склонил голову – осторожные заигрывания и флирт на самом деле были не самой сильной чертой Мэлора. А не делать это Датчанин не мог из-за того, что она ему нравилась. Правда, законник не давал своей фантазии разойтись в полную силу.
– Нет, не женат, ни в каком смысле этого слова. То есть и не женат, и ни с кем не живу.
Ему самому было интересно, зачем он так подробно ответил на этот вопрос – наверное, по той же, почему она спросила.
– Нет, эти татуировки значат совсем другое, могу сказать, если интересно. Значимые только для меня здесь, – он хлопнул себя по спине, – и здесь. – Показал пальцем на татуировку из двух славянских букв БР на кисти около большого пальца.
И тут их прервал голос за его спиной. Мэлор сделал еще глоток пива, потом нехотя лениво повернулся к говорившему.
Ты. – И снова повернулся к женщине. – Вот прекрасная иллюстрация к нашему разговору об идиотах. Я же ему говорил, чтобы он сделал так, чтобы его искали. А малыш, дурачок, взял и нашелся.
Датчанин вздохнул: вечер ему явно хотели испортить, конечно, нужно было бы ему врезать прямо здесь, но не хотелось делать это при Дей.
– Это маленький бар, охрана здесь бармен. – Он неожиданно сжал ее вытянутую руку. – Не бойся, я постараюсь побыстрее.
Взял сигарету из портсигара, встал, надел пиджак.
– Ты труп, козел, я говорил, что я тебя найду.
– Не кукарекай, петушок-камикадзе. Иди давай.
Уже на выходе из бара Мэл прикурил и тут понял, что портсигар он оставил на столе. Оставалось надеяться, что, даже если Дей его не дождется, хотя бы отдаст его Райану – потерять подарок сына было бы обидно.

Отредактировано Melor Datskovskitas (2015-09-19 00:32:27)

+2

9

- И в том, и в другом! - живо ответила Дей, улыбнувшись уголками губ и сделав еще несколько глотков пива. Мэлор пытался ее подбодрить и смотивировать выговориться, но вместо этого лишь поставил в неудобное положение: услышав его предположение о том, кто же является идиотом в их компании, Дейдре чуть не выплюнула все набранное в рот пиво фонтанчиком, вовремя успев схватить салфетку и пересилить себя. А когда пришла в себя и вытерла салфеткой губы, смывая темно-красную помаду, заговорила, улыбаясь, но чувствуя себя как-то не комфортно, - Документы не подготовила я, - начала тихо, но продолжила уже громче, - Так что... Может и правда нужно было раньше думать об этом, - пожала плечами, зажимая в руках салфетку, - Теперь-то уже никак не узнаешь.
Он говорил о том, чтобы слишком стар для того, чтобы соблазнять молоденьких, но Дей понимала, что Мэл лукавит: "молоденькие" клевали на таких, как он, как раз настолько сильно, насколько было нужно - понимали, что вряд ли этот мужчина стал бы их спутником на всю жизнь, но побыть немного "папочкиной девочкой" никогда не отказывались. Она вспомнила профессора в университете, который был возрастом, наверное, как Мэлор или может быть чуть моложе, и то, с каким удовольствием на него тогда вешались студентки. Дейдре сама - не то, чтобы вешалась, но... Хорошо-хорошо, она проявляла к нему интерес, но не так, как остальные вертихвостки, крутящиеся вокруг него в коротеньких юбках и с глубокими вырезами. Тогда Бёрнс только училась общению с мужчинами и получалось у нее намного лучше ровесниц.
А теперь она сама стала настолько взрослой, что лучше бы и не умела...
Подошедший парень все-таки смог спровоцировать Мэла и мужчина поднялся, уйдя вслед за ним, до этого сжав руку Дейдре. Она лишь растерянно поглядела на его пальцы, а затем на него лицо и как будто не смогла сказать чего-то еще, что очень хотела и что... Нужно было сказать.
Ее интуиция редко ее подводила и теперь, глядя на его удаляющуюся спину и хлопающую дверь бара, Дей чувствовала беспокойство. Она сидела, словно на иголках и перебирала пальцами, делая время от времени по глотку пива и почти осушив бокал, пока Мэлора все не было. Даже креветки почти закончились, и она точно решила, что когда доест последнюю - выйдет за ним, вооружившись для начала перцовым баллончиком. На столе остался его портсигар, и Дейдре бережно взяла его в руки, сначала рассматривая, а затем понюхав, но предварительно посмотрела по сторонам, чтобы никто не заметил этого ее действия. Пахло сигаретами и немного, совсем чуть-чуть - его одеколоном. Запахом ей незнакомым, но очень приятным. А вместе они смешивались в один стойкий аромат, который было бы сложно потом забыть.
А на улице в это время Мэла поджидали действительно большие неприятности.
За дверью, например, поджидало еще двое парней, при чем покрепче и покрупнее, чем тот, который изначально на проблемы нарывался. Вернее, не сразу за дверью, а за поворотом, куда этот парень Мэлора отвел, чтобы поговорить "с глазу на глаз и без лишних свидетелей".
Как-то нелогично получалось - сам предлагал с глазу на глаз, а сам еще две пары этих самых глаз привел.
- Боб и Стив помогут с тебя спеси согнать, дерзкий дедуля, - парень пощелкал пальцами и теперь сжал кулаки, поглядывая на своих дружков, обступивших Мэла. У одного из них был кастет, а у второго - неплохое преимущество в весе, - Думаешь, если бывалый, то все можно? Хрен там, - и один разок ударил Мэлора в живот, пока двое других выворачивали ему руки за спину, - Получи, ёбаный Робин мать твою Гуд! И девку твою мы оттрахаем все трое!

+2

10

– Перестань, – Мэлор махнул рукой. – И в том, и в другом я честен.
Он улыбнулся краешком губ, сделал несколько глотков пива, пряча эту улыбку за бокалом.
– Я вообще не люблю говорить неправду: куда эффективнее и лучше просто не говорить всей правды.
Он усмехнулся и покачал головой.
– Дейдре, перестань, я не верю, что нет никого, более виноватого, чем ты. Главное – это найти того, кто виноват еще больше. Мне всегда казалось, что это – основа корпоративной этики. К большому сожалению, в моем бизнесе это не очень прокатывает: назначенные виноватые в моей отрасли не приветствуются.
Его настроение было почти отличным, и пусть день был суматошным, зато вечер казался многообещающим. Ровно до того момента, как на его горизонте появился этот придурок. Его бесило в этом идиоте ровным счетом все. Будь они где-нибудь в России, этот оборзевший работяга не подошел бы к нему даже с предложением обслужить орально. А здесь, в этой долбанной цитадели демократии, он даже не может вытащить пистолет и вышибить идиоту мозги, потому что окружающие этого не поймут. Но и снести его слова Датчанин просто так не мог: пацаны не поймут. Поэтому он поднялся и, коснувшись на прощание пальцев собеседницы, отправился выяснять отношения. По-мужски.
Когда они вышли через черный ход, Мэлор понял, что «по-мужски» для русского латыша и «по-мужски» для этого американца – это несколько разные понятия. В России «по-мужски выйдем поговорим» означало «выйдем, один на один, и поговорим». Американец же привел с собой компанию. Датсковскитас глубоко затянулся и выпустил струйку дыма.
– Мальчики, я не то чтобы был гомофобом, но ваши петушиные сборища меня мало интересуют. – Взгляд его холодных серых глаз остановился на побитом в прошлую встречу мужчине. – Ты что, любишь, когда другие смотрят, как тебя бьют?
Двое приятелей обиженного, названные Бобом и Стивом, подхватили Мэлора под руки.
– Эй, эй, эй, ребят, пошутили – и будет. Я уже понял: вы крутые.
Датчанин честно пытался держать себя в руках. Он честно пытался не доводить до греха, но вбитые годами понятия, принципы – все это заставило злость застлать ему глаза. Мужик ударил его в живот, Мэлор выплюнул сигарету и сложился почти вдвое, повиснув на руках держащих его дружков парня.
«Господи, разве так крутят руки? Вот екатеринбургский СОБР – вот он крутит руки». Внимание Боба и Стива ослабло, и в эту секунду Мэл лягнул вооруженного кастетом Стива в коленную чашечку – тот охнул и выпустил его руку. Резко развернувшись, он ударил Боба открытой ладонью в горло. Воспользовавшись их замешательством, сделал шаг вперед, к главному.
– А вот теперь я тебя, козлик, буду убивать.
От левой, брошенной в челюсть, парень с неожиданной ловкостью уклонился, ответил ударом в грудь, пытаясь разорвать дистанцию, но пропустил правый прямой в лицо. Хрустнула кость – и понеслось… Удар, еще удар, пропущенный удар – на стороне законника было профессиональное боксерское прошлое. На стороне американских гопников – превосходство в численности, массе и возрасте. Драка уверенно и быстро перешла в разряд свалки. Главной задачей Датчанина было не дать им себя окружить. Прошло пять, а может быть, пятнадцать минут, и в пассиве у русского были рассеченная бровь, усердно заливающая кровью глаз, и разбитые костяшки пальцев. В активе – один сломанный нос, пара выбитых зубов и вывихнутая рука. Он нырнул под вооруженную кастетом руку, ударил правой в живот, перехватил обладателя этого наручного украшения и отшвырнул в его напарника. Кровь заливала глаз, и сейчас Датчанину хотелось только одного – убивать. На несколько секунд он остался один на один с главным, и этого ему было достаточно: подставить корпус под удар и ответить серией, сбивая дыхание, потом – удар коленом в промежность, чему на боксе не учат. Мэл толкнул его в стену. Кулаки раз за разом врезались в лицо парня.
– Так кого ты там будешь трахать? Убью нахуй, педрила!
Мэлор слишком сильно увлекся. А может, уже просто выдохся и хотел завалиться хотя бы одного из них – и забыл о двоих, оставшихся за его спиной.

+1

11

Креветок оставалось пять.
Дейдре сделала глоток пива и посмотрела на входную дверь бара. Мэл вернется... Вот сейчас! Нет? Тогда... Сейчас! И снова нет. Она покачала головой и немного сщурившись начала рассматривать посетителей - бармен вроде был Мэлору знаком, значит, он бы предупредил, будь тот парень слишком опасным, да?
Обмокнула пальцы в немного подсоленной воде и панцирь маленьких креветок теперь плавал в водяной западне.
Креветок оставалось три.
Она определенно чувствовала беспокойство. Нет, что-то пошло не так, что-то случилось. Его не было слишком долго, если бы все было в порядке, он бы уже заломил того парня и накостылял ему по самые гланды, а потом может быть эти же самые гланды вырвал. Мэлор мог, Дейдре так казалось. Но с улицы не слышно было ни криков, ни хотя бы какой-то возни, как будто они не просто "вышли поговорить", а прямо-таки ушли.
А что еще лучше Дей чувствовала и понимала - что ему нужна ее помощь. И что нельзя медлить ни секунды больше, поэтому она быстрыми и резкими движениями достала из сумочки несколько зеленых купюр, положила их на стол и, прижав к себе оставленный Мэлом портсигар, чуть ли не пулей выскочила из бара.
Как она и думала, рядом их не было. Звать кого-то было бесполезно, вряд ли Мэл мог бы ей сейчас ответить, а потому она сделала пару нерешительных шагов в сторону той подворотни, куда в прошлый раз ее завел тот парень - время идет, но ведь у таких типчиков привычки не меняются, да?
На улице стало совсем темно, а потому Дей какое-то время в темноте закоулков не могла разглядеть практически ничего, но потом услышала голос Мэла, который кричал что-то про "трахать" и она выглянула из-за одного из углов: Мэлор впечатывал того парня, который и позвал его на улицу поговорить, в стену, ударами кулаков одним за одним и, казалось, был готов убить его. В темноте позднего вечера Дейдре не видела его лица, но была уверена, что оно бы повергло ее в ужас или по крайней мере очень напугало бы. Где был предел злости и ненависти Мэлора Датсковскитаса, с которым на первой же встрече они разговаривали не о птичках или цветочках, а о любимом виде оружия?
Может быть его вообще не было?
Она заметила, что двое подходят позади него. Нужно было что-то делать, просто так кричать было бы глупо и бесполезно, или крикнуть и что-то сделать...
"Думай, Бёрнс, думай!.. - она блуждала взглядом по земле вокруг, надеясь найти что-то подходящее для броска, руки были приятно отягощены портсигаром, но не бросаться же им, - Точно, придумала!" - в ее сумке ведь с последнего нападения теперь лежал перцовый баллончик. Разбрызгивать его было бы бесполезно - обидчики были слишком далеко, но если попробовать...
Дей вылезла из-за угла и закричала:
- Эй, придурки! Мэл, сзади! - и кинула баллончиком, вытащенном из сумки, прямо в них, попав одному из парней  в голову. Она надеялась, что те отвлеклись на достаточное количество времени, чтобы Мэлор смог дать им отпор, а заодно отвлекла одного на себя - тот, кому угодила прямо в голову, теперь шел к ней, очень целенаправленно, и Дей пыталась прикинуть, что делать дальше, ведь баллончика-то у нее больше не было.
- Блять.

0

12

Ну вот почему всегда так? Вот только появится настроение, так обязательно найдется тот, кто его испортит. Законы долбаного Мерфи в действии. Но на самом деле Мэлор понимал, что во всем происходящем виноват он сам: он сам породил этих дебилов, портивших ему вечер – точнее, не остановил их. Ведь никогда нельзя довольствоваться полумерами, но он, видимо, слишком старался играть по новым правилам: страна, мать ее, победившей демократии и несущая во все щели, до которых может добраться, цивилизацию. Насилие порождает насилие, и лучший способ разорвать этот круг – действовать быстро и жестко, но Мэл в прошлый раз пожалел парня, и вот результат: оклемался, выпил, позвал дружков и вернулся. Это урок, и состоит он в том, что насилие – лучший универсальный язык, который понимают все без исключения на всех континентах.
– Тупое животное, шваль, твареныш ссученный, вша парашная.
Удар, еще удар, с каждым разом, когда кулак латыша врезался в парня, тот все меньше сопротивлялся – в боксе это называется «соперник поплыл».
– Сдохни, чертила.
Его кровь и кровь его противников, боль и адреналин – этот дикий коктейль застил глаза законника кровавой пеленой. Он превратился, а точнее, сквозь кожу страшной гротескной маской проступила настоящая сущность Датчанина: первобытная жестокость, живущая в нем, позволившая ему выживать на зоне и подняться на вершины преступного мира. Мира, в котором выживают только волки, готовые в любой момент вцепится противнику в глотку.
Мэлор чувствовал себя вампиром: больше всего он хотел сейчас напиться их крови, впитать в себя их смерть. Они должны ответить за то, что подняли руку на вора, за то, что оскорбили девушку.
Крик Дейдре вывел его из этого кровавого транса. Инстинкты оказались быстрее мысли: он не стал оборачиваться, а просто дернулся в сторону. Удар кастета вместо того, чтобы раздробить ему затылок, лишь скользнул по нему, рассекая кожу, но все равно оказался достаточно сильным, чтобы сбить его с ног. Он перекатился вбок, уходя в сторону от повторного удара кастета. Рука на автомате потянулась к кобуре на лодыжке, он рванул ствол – щелчок предохранителя, и тишину переулка разорвал выстрел.  Парень с кастетом завизжал и рухнул в грязь, зажимая простреленную ногу. Латыш успел заметить и третьего, который медленно приближался к Дей. Он вскочил на ноги, хотя «вскочил» – слишком громко сказано.
– Стоять всем, падлы, положу!
Оценив ситуацию, Датсковскитас направил ствол на единственного стоящего на ногах парня.
– На колени, пидор, и моли девушку о прощении. Ну!
Датчанин теперь мог оценить ситуацию. Один катался по земле с простреленной ногой, главарь хоть и оказался крепче и сознание не потерял, но из замеса выпал, сидя у стены – оставался лишь третий, что послушно встал на колени и что-то бормотал.
– Перестань верещать.
Мэл ударил подстреленного парня ногой в лицо, потом наклонился и снял с его руки кастет, надел на свою левую руку. Медленно подошел к стоящему на коленях парню и приставил пистолет к его затылку.
– Дей, отойди чуть в сторону, а то забрызгает.
Мэлору было больно: кровь из разбитой брови стекала по лицу, затылок и шея тоже были мокрые от крови.
– Хрен с тобой – живи, но молчи, понял? – Датчанин успел остыть. – Вякнете про нас, и вы трупы.
Он размахнулся и ударил парня кастетом по голове.
– Квиты. Дей, валим отсюда, быстро.- Он направился к выходу из переулка в сторону, где была припаркована его машина.
– Ты водить умеешь?

+1

13

Кинуть перцовый баллончик в этих ребят - запросто.
Треснуть кому-нибудь сумкой прямо по макушке - проще простого.
Не закричать от страха, когда Мэлор стреляет? Невозможно.
Дейдре даже не то, чтобы закричала. Скорее вскрикнула, потому что как-то не сразу поняла, что вообще происходит. Действия разворачивались на ее глазах слишком стремительно, вся картинка смазывалась в одно большое расплывчатое темное пятно, в котором различимы были лишь очертания Мэла и приятная тяжесть портсигара в ее руках. Все остальное: обидчики, переулок, бар, пиво и креветки куда-то исчезли и не появлялись вплоть до того момента, пока Мэлор не обратился к ней по имени.
Он просил ее отойти, а то...
- Что?.. - ошарашенно и тихо переспросила, поднимая взгляд на мужчину. Она качала головой, не имея в принципе каких-либо очевидных причин не отходить, но... Мэл собирался убить этого парня? Дей посмотрела на пистолет в его руках, потом снова на него и не могла поверить, что это тот же самый человек, с которым до этого они сидели пили в баре пиво, а еще раньше говорили о поэзии и любимых видах холодного оружия. Нет, это все определенно не укладывалось в ее голове, а не сбегала она сейчас лишь потому, что ноги онемели и она не могла даже двинуться с места. И отойти поэтому тоже бы не смогла, и ее бы забрызгало, и в воображении она уже видела, как брызги крови окропили ее одежду и даже лицо, но Мэл смог вовремя остановиться. Дейдре посмотрела на него опять медленно поднимая взгляд (ей вообще казалось, что она сейчас очень сильно тормозит, но ничего не могла с собой поделать), а он, уже решив отпустить бедного парня живым, вдруг ударил его кастетом по голове. Вот в этот момент ей действительно стало страшно и когда он сказал, что нужно валить, на секунду в ее голове промелькнул вопрос: "С тобой?..", - но то ли трусость, то ли наоборот излишняя смелость наконец помогла ей сделать хоть шаг с места и она пошла за Мэлом, одновременно с этим отвечая на его вопрос.
- Я... - голос казался ей не своим, она прокашлялась, - Да, умею... - отвечала немного растерянно, следуя за его спиной и даже не ровняясь на ходу. То, что она умела водить, было небольшим лукавством, но сейчас ответить на какой-нибудь вопрос Мэла отрицательно казалось бы ей ужасной ошибкой.
Когда они уже сели в машину, Дей пристегнула ремень безопасности, положив до этого портсигар себе на колени. Она положила руки на руль и долго смотрела вперед, лишь потом сумев побороть нахлынувший страх и задать вопрос:
- Зачем ты его еще раз ударил? - повернулась к Мэлу и смотрела на него со слезами, застывшими в глазах, которым ни в коем случае нельзя было дать покатиться по щеке и все такое прочее. Нужно было держаться, Дей могла, она ведь уже очень многое пережила и могла бы справиться и с такой ерундой, как эта уличная потасовка, - Он бы... Он бы и так ничего не рассказал, - теперь она вдруг прозрела и увидела, как сильно досталось Мэлору, - Мэл, я... - мягко дотронулась рукой до его щеки, поглаживая так, чтобы не задеть рассеченной брови и других ушибов. Он выглядел ужасно и от осознания того, чья это вина, слезы все-таки покатились из глаз Дейдре, - Это я виновата в том, что случилось. Извини меня. Прости. Я... - взяла со своих колен его портсигар, - Забрала твой портсигар из бара, - мягко улыбнулась, положив его куда-то вниз возле рычага переключения скоростей, - Нам нужно ехать, да? - вытерла рукою слезы и покачала головой. Она, вроде бы, начала немного приходить в себя, но пока не могла понять, что им правда нужно делать дальше.

+1

14

Адреналин продолжал бурлить в крови, доводя ее до точки кипения. Он, словно зверь, почувствовавший запах крови, опьянел от нее и хотел еще, все его нутро требовало еще крови и смерти, требовало разорвать обидчиков, заставить их заплатить жизнями за то, что посмели поднять руку на него, на вора. Они что тут о себе думают?! Демократия у них, мать, страна победившей законности, ну что, он им покажет, как живут по понятиям. И как по ним отвечают.
«Твари, фраера, сучары позорные».
Дейдре вскрикнула, и этот звук пробился в его затуманенное сознание приглушенным, как сквозь одеяло. Датчанин перевел взгляд на ирландку, потом на упавшего на колени незадачливого громилу-сластолюбца. Прижал пистолет к его голове.
– Проверим, есть ли у тебя мозг?
– Не надо, не надо, пожалуйста, простите, не надо.
Парень жалобно подвывал, уже, видимо, не чувствуя себя Карателем из комиксов. Ему уже не казалось, что он ухватил весь мир за яйца, и он уже просто проклинал тот миг, когда согласился наказать этого наглого ублюдка и заносчивую суку, которые так нехорошо обошлись с его другом.
Все эти сопли и стенания мало трогали вора в законе с погонялом «Датчанин» – больше всего на свете ему хотелось нажать на спусковой крючок: об этом кричали все его инстинкты. Они требовали этого. Но Дей явно впала в ступор: она так и не сделала ни одного шага в сторону, и это неожиданно охладило его, логика в очередной раз победила в латыше инстинкты. Нарисовать три трупа посреди города, при свидетеле – нет, это было бы полным идиотизмом. Что потом делать с Дей?
– Хорошо.
Это уже относилось к Дейдре: не хотелось садиться за руль, он еще и сам не понял, не словил ли сотрясение мозга.
– Быстрее, Дей.
Датчанин поторопил девушку: меньше всего он хотел продолжать торчать в этом чертовом переулке. Они вышли на улицу, Мэлор достал из кармана ключи от машины и нажал кнопку: черный Mercedes-Benz G 65 AMG приветливо мигнул фарами. Латыш сел на пассажирское сиденье.
– Что?
Датчанина вопрос ирландки поставил в тупик: он мог найти полсотни объяснений своему поведению, и ему в голову не приходило ни одной причины, почему он должен был проявить к ним хоть каплю жалости.
– А что, я должен был призвать их одуматься, помолится или взывать к их совести, выдать им почетные грамоты? А может, стоило убежать и вызвать полицию и дать тебе, пока она едет, испытать все прелести групповой брутальной любви? Я что, похож на мальчика Колокольчика из города Динь-динь?
Датсковскитас открыл бардачок и начал в нем копаться, потом достал пачку влажных салфеток, убрал в кобуру пистолет, который по-прежнему держал в руке, открыл пачку салфеток и начал вытирать лицо и руки, стараясь промокнуть кровь и хоть как-то привести себя в порядок.
– В моем мире их вообще нужно было бы убить, но я этого не сделал, причем во второй раз и, может быть, об этом опять пожалею.
Он посмотрел на девушку и улыбнулся ей.
– Перестань, в чем ты виновата – в том, что красивая девушка? Не говори глупости. –  Он протянул руку и кончиками пальцев стер с ее щеки слезинку. – Если тут и есть чья-то вина, то только моя: я недостаточно внятно преподал урок парню в первый раз. – Он помолчал. – Знаешь, самый кратчайший путь решения любой проблемы – это насилие, просто большинство людей боится это признать.
Он взял портсигар и покрутил его в пальцах, потом открыл и достал сигарету – другую предложил девушке.
– Спасибо. – Щелкнул зажигалкой. – Поехали, пока по закону подлости, какой-то особо ретивый гражданин не сообщил полиции, что слышал выстрел.

+1

15

Нет игры больше месяца. В архив.

0

16

- Динь-Динь, ха, - Дей усмехнулась, - Нет, не похож, - пожала плечами, внимательно наблюдая за каждым движением Мэла. За тем, как он очень привычно достал из бардачка салфетки, вытирал кровь с лица, ей не хотелось перехватить салфетку и помочь промокнуть все раны, вместо этого она сжимала пальцы в замок, напряженно вглядываясь в его руки и даже в его мимику. Было во всех этих действиях, как будто совершенно для него обычных, что-то страшное и наводящее ужас, заставляющее кровь застывать в жилах и не позволяющее расслабиться рядом с ним ни на секунду. Дейдре пыталась прийти в себя и что-то сказать, но Мэлор пугал ее, и она пока не могла понять, было ли это чувство страха манящим или наоборот отталкивающим.
- Надеюсь больше ты с ними не встретишься, - сказала она, невольно вздрогнув от его прикосновения к своей щеке. В следующий раз Мэл обязательно доведет дело до конца - и от тех ребят действительно не останется и мокрого места. Дей не прониклась к ним жалостью и вообще не отличалась добротой к обидчикам, но вот так запросто убивать кого-то даже ей казалось неправильным и даже непростительным, и дело вовсе не в каких-то заповедях, грехах или еще какой-то подобной хрени созвучной с "не убий", - И кратчайший путь не всегда самый верный, - добавила тише, поворачиваясь обратно и снова положив руки на руль.
Мерседес, конечно же. Сложно было ожидать чего-то другого. Руль приятно держать в руках, кожаный салон, похоже, очень неплохая комплектация, да и сама тачка не производила впечатление очень старой - Дейдре отказалась от сигареты, заводя автомобиль и потихоньку трогаясь с места. Вопросы о том, не будет ли проблем с тем, что у нее права не с собой, да и вообще в страховке ее нет, и много чего еще канули куда-то в небытие вместе с тем переулком, баром, пивом и креветками, заботливо принесенными Мэлором.
- И почему мы каждый раз встречаемся при подобных обстоятельствах? - Дей постаралась сказать это если не весело, то хотя бы бодро, бросила короткий взгляд на Мэла, который выглядел безусловно мужественно со всеми полученными ссадинами и синяками, но от этого не менее плохо, - Что в прошлый раз, что в этот. В этот бар больше ни ногой, да? - она улыбнулась, понимая, что те парни туда тоже вряд ли снова наведаются. Уж если Дей, наблюдающая за дракой со стороны, заметила ужасающее желание крови в глазах Мэлора, то им, непоредственным получателям жестоких и резких ударов Мэла, было все понятнее и подавно, - А куда мы едем? - они остановились на светофоре и Дейдре повернулась к мужчине.
"Наверняка к нему. Куда же еще. И как бы теперь технично оставить машину и свалить? - Дей наклонила голову чуть набок, - И нужно ли сваливать?".
- Может... В больницу? У тебя ничего не сломано?.. А вдруг сотрясение. Тебе ведь здорово по голове пару раз досталось, - вроде бы. А сколько еще она не увидела - вдруг они ему пару ребер успели переломать, пока она вальяжно попивала свое пиво и осуществляла жестокую расправу над креветками. Ее руки сжали руль сильнее - теперь и у нее на место страха и отвращения к тем придуркам пришла злость и ненависть. Дать ей сейчас в руки кастет - и она бы с удовольствием прописала каждому из них пару раз в челюсть.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » To step in to... Once again!