vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » So fuck you anyway


So fuck you anyway

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

10 декабря 2015 с Лолой и Патриком.
(за нпс играет Guido Montanelli)
США, Сакраменто, бар.


There's a look on your face I would like to knock out
See the sin in your grin and the shape of your mouth
All I want is to see you in terrible pain
Though we won't ever meet I'll remember your name


Кое-что не можешь стерпеть даже ты. Например, новость о том, что твоя Ло принадлежит кому-то другому. Официально, с штампом и печатью в паспорте. А ты, осел. Ну, или чувствуешь себя таковым.

+3

2

шмотки. ток на ногах кеды

Всё бывает в первый раз. И ты замечаешь, что повторяешь эту фразу в своей голове каждый день, вот уже на протяжении пяти дней. Всё бывает в первый раз. Определенные чувства и эмоции, определенные желания, мысли, за которыми еще месяц назад себя саму застать было бы страшно и стыдно.
Тебе всего восемнадцать, но ты уже повидала за свою жизнь столько всего... Такое огромное количество происшествий, случаев, людей, что у некоторых за всю жизнь столько не накапливалось, сколько вышло у тебя. И логично было бы предположить, что после всего это, удивить тебя невозможно, ну либо достаточно сложно. И всё же, ты ощущала себя непоседливым ребенком, у которого в руках находится большая, разноцветная коробка с подарком. Даже, пожалуй, слишком огромная. Шуршащая бумага, габариты, пышный, нарядный бант - всё это просто сводило тебя с ума от любопытства. Стягиваешь один слой упаковочной бумаги за другим, каждый раз удивляешься как-то по-новому, но, что самое главное, не можешь добраться до сути. Что же там внутри? И стоит ли вообще открыть?

Ты сидишь в баре, но сегодня изменила практически всем своим привычкам. Например, ты не на высоком стуле у барной стойки, а за столиком, совершенно одна. Не пьяная и не заливаешься звонким хохотом так, что все вокруг оборачиваются. На столе не шоты с текилой, и даже не бокал с виски или ромом. Бутылка светлого пива, из который ты, может быть, сделала пару глотков. Ну и, конечно, внешний вид. Тебе всегда казалось, что чем меньше на тебе одежды - тем лучше. И даже холодное время года тебя не останавливало, поэтому под зимней курткой вполне могли скрываться короткие шорты и миниатюрный топ. Тем более, в Сакраменто, где даже зимой было намного теплее, чем в Нью-Йорке, к погоде которого ты привыкла. Ну... Похоже, действительно всё бывает в первый раз. Например, несколько слоев одежды, в которых ты, на удивление, ощущаешь себя комфортно. Ты замечала. Одежда для тебя сродни защите. Чем более слабой и уязвимой ты себя чувствуешь, тем меньше оголяешь и выделяешь тело. Обстоятельства сложились таким образом, что тебе хочется максимально слиться с толпой, в коем-то веке, может быть, даже стать невидимкой.
Но, разумеется, от самой себя не убежишь.
- Девушка, вы кажетесь смутно знакомой. А еще, кажется, скучаете. Можно присесть? - паренек вырастает перед твои столиком, улыбается вполне приветливо, но тебя это почему-то раздражает. Ты сидела, а точнее, почти лежала на столе, разложив локти и подпирая подбородок ладонями. Хмуришься, а затем чуть приподнимаешь голову для того, чтобы ответить. Ты не в духе. Тебе не нравится в этом баре, а Том опаздывает. Не сильно, однако...
- Можно, конечно. Но куда-то туда, за другой столик, - произносишь не слишком дружелюбно, а затем морщишь нос, когда он начинает улыбаться шире и все-таки занимает стул напротив тебя. И что это, блять, значит?
- Эм... Чувак. Я как-то не так разговариваю, что ли? Ну извини, язык "у-меня-вместо-головы-кривой-хуй" я пока не освоила. Съебись, плиз, - ну... Ладно, хорошо, ты очень сильно не в духе. Фиг знает, какая бешеная муха тебя покусала, но паренька, кажется, твоя реплика все-таки задевает. Он резко вскакивает, так, что стул со скрипом отъезжает от стола. Выглядит возмущенным, а еще делает шаг к тебе, но ты этого не замечаешь. Тебя понесло. - Боже мой, только не плачь. Я не хотела случайно пройтись по чужому комплексу. В ответ слышишь оскорбление. Вздыхаешь, закатываешь глаза. Да уж, хороша невидимка...

+5

3

Конечно, этому клише уже больше лет, чем бедуины верблюдов по пустыне гоняют, но всё же: жизнь - это дорога такая. И ты можешь её преодолевать как угодно, ехать по ней на Харлее, или за рулём многотонного грузовика, можешь топать пешком, стаптывая подошвы своих кед или кирзовых сапогов, а можешь даже на жопе ползти - в итоге, каждый пройдёт свою дорогу до конца... а от себя самого, действительно, убежать всё равно не сможет. Не сказать, чтобы Патрик никогда не пытался - не раз пробовал уплыть алкогольными морями, улететь марихуановым дымом, даже уйти кокаиновым песком пару раз - хорошо, что ушёл тогда не так уж и далеко, чтобы заблудиться в наркотических барханах, но больше не пытается - а в итоге... в итоге всё равно обнаруживал себя снова на своей же дороге, валяясь на обочине, уткнувшись носом в седло или колесо своего мотоцикла. Это грустно? Да нет, как раз наоборот, это было прекрасно! Гораздо хуже было бы оказаться без руля и орла "Пропащих" на своей спине, хотя пару раз Пэт и впрямь задумывался о таком исходе когда-то... Но от себя, и слава богу, не сбежишь - а вот от кризиса среднего возраста уехать всё-таки можно в места поинтереснее, чем старый ржавый трейлер. Жизнь - в движении... Восприняв эту пословицу слишком буквально, Патрик, с относительно небольшими перерывами на остановки, и по сей день колесит по дорогам Соединённых Штатов, больше разрушая на своём пути, чем созидая; везде наживая себе и врагов, и друзей, и приключения на рыжую задницу с попеременным успехом. Ну, а дорога... она петляет. Она кружит. Частенько возвращая в места, где он уже побывал ранее - вот и в столицу Калифорнии его снова попутным ветром надуло...
"Пропащих" давно уже немало; в Лос-Анджелесе, в Сан-Франциско, в окрестностях - популяцию мотобратьев Патрика сокращают, конечно, как могут, представители других криминальных - и антикриминальных, конечно, - объединений, но всё же - находятся и другие, кто желает примерить на себя нашивки... Монстр "Lost MC", вырвавшись из Нью-Джерси, продолжает расти и крепнуть, гуляя по всей стране - и пусть даже немногие знают, с чего всё начиналось... наверное, тем и лучше; дерьма на восточном побережье немало осталось, того дерьма, которым гордиться не стоит. В любом случае, Пэт чувствует себя частью чего-то большого и важного - а постоянные перемещения не дают возможности устать от одних и тех же рож, дабы не перестали они быть родными.
Оказавшись в Сакраменто в компании пятерых братьев, разумеется, Патрик первым делом наведался в свой трейлер - шайка с комфортом разместилась там, и стоянка тут же начала напоминать филиал клуба; затем, когда Пэт вспомнил о том, что выиграл в прошлый раз, когда был в этом городе - байкеры, к ужасу узнавшего О'Перри продавца, обнесли на халяву полмагазина (ну так и нечего устраивать такие халявные промо-акции), а вот что было дальше - и вовсе было вспоминать страшно (а кое-что и получилось не у всех), в общем, это были вполне обыденные "выходные" для The Lost, останавливаясь подробно на которых - можно было бы написать книгу; но Пэт, извините, для мемуаров слишком молод - да и время у него есть, что ли, на такую писанину?..
Нельзя было, конечно, не вспомнить и о другого роде писанине - той, которая полгода как отсвечивала в его помятом и потрёпанном паспорте... Побывать в Сакраменто, и не увидеться с законной супругой? Было бы преступлением. Было бы хуже, чем преступление. Так что - и неудивительно, что судьба в итоге свела их вновь... в стенах другого бара. В немного других обстоятельствах. Сложно сказать, что Патрик узнал раньше - голос Лолы, или всё же манеру выражаться; но это было не столь важно, пожалуй. Сколько угодно могла на себя одежды навешать, Пэт ведь не только задницу её запомнил...
- Ты-чё-прыстаёшь-х-моей-жжжене... - ах, да, совсем забыли - Патрик был выпимши... ну, или если совсем правдиво - пьяным он был, поэтому фраза прозвучала немного смазано, и вот так, в одно слово; впрочем, даже если бы он её произнёс так же чётко, как парень обозвал Лолу, неважно - он всё равно вряд ли услышал бы что-то, поскольку Пэт уже успел по-свойски схватить его за ухо, потащив в сторону. И по пути всё-таки сумел настроить говорильный аппарат, продолжая говорить уже более внятно: - Хуй я тебе могу искривить ещё покррруче, могу узелком завязать, а м-могу и уаще оторвать, если подвалишь снова... Так что, па-автаряю слова девушки: съябись, пожалуйста. - доведя парня до места, на котором он находился до того, как решил подкатить к Лоле, Патрик вальяжным, почти танцевальным движением, опустил его задницей на стул, развернулся на пятках, и вернулся к столику Хантер, со всего размаху плюхнувшись рядом с ней, по-дружески прихлопнув по её коленке:
- Здарова!.. - и улыбнулся во все свои тридцать два не-все-своих зуба, как будто не виделись они с Лолой не полгода, а пару дней, минимум. Потому что неважно всё это, сколько они не виделись, и бла-бла-бла - а важно то время, которое люди проводят вместе... А стесняться? Вообще не в его привычке. - Как ты? Чё-то слишком уж одетая сегодня... Но куртяшка милая.

Внешний вид:

Да прям вот так и выглядит, только сверху ещё жилет с нашивками и всё такое.

[NIC]Pat O'Perry[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i620/1508/b6/fe8c7549c5c8.jpg[/AVA]
[STA]Lost MC, baby![/STA]
[SGN]http://s014.radikal.ru/i326/1508/90/93f9779a63b2.jpg[/SGN]

+5

4

На самом деле, ты смелая только потому, что вокруг очень много народу. С парнем в одиночку тебе не справится совершенно точно... Ну или, справиться, но только в том случае, если произойдет действительно что-то из ряда вон выходящее, и адекватность будет больше не к лицу. Ты давно заметила: острые предметы в руках у людей вселяют неуверенность и сомнения даже у мужчин. Особенно, если этот острый предмет в руках у человека с диким, злым взглядом. А у тебя такой получался очень даже запросто. Но сейчас речь совсем не об этом, а о том, что мир не без добрых людей. И даже большее впечатление, чем разъяренная девица с осколком бутылки в руке, на людей вокруг произведет девушка совершенно обычная, мягкая и слабая, попавшая в беду и просящая о помощи. Поэтому, да, ты даже не думаешь бояться. пользуешься тем, что вокруг полно народу, и, при желании, можно укрыться за чьей-то широкой спиной даже до того, как подоспеет Том.
Но помощь приходит даже до того, как ты успеваешь её позвать. Практикуясь в остроумии, ты как-то совсем упустила из виду окружающую обстановку, поэтому, когда рядом с пареньком вырастает фигура мужчины, вдвое его шире, удивляешься слишком сильно для того, чтобы суметь это скрыть. Хмуришься, отодвигаться на стуле чуть дальше, чисто на всякий пожарный, и силишься разобрать реплику защитника. Голос кажется знакомым ровно до того момента, пока не поднимаешь голову и не вглядываешься в лицо. Не кажется. На самом деле, вполне себе такой знакомый.

- Ну ничего себе, - произносишь удивленно, и не можешь не улыбаться, когда настойчивого юношу за ухо уводят куда-то подальше от тебя. А он и не сопротивляется. Пэт выглядит периодически так грозно, что сопротивляться ему ссыкатно. Да и вообще. У него же на морде написано, что он байкер. Ну, или если быть совсем точными, на спине... А приставать к старушке байкера, хотя тебя вряд ли можно было бы так назвать, это поступок неоправданно храбрый и тупой. Что-то близкое к деятельности камикадзе.
Пэт возвращается почти сразу же, один, и это - хорошая новость. Какая бы муха тебя ни покусала, а настроения ссориться или наблюдать за дракой, у тебя все-таки не было. Да и вообще, если честно, ты была рада видеть Патрика. Он был твоим мужем в самом приятном смысле, какой ты только могла себе представить. Муж, которого ты видишь, может быть, раза два за год, и во время этих встреч случается только что-то хорошее и приятное. Всё остальное время вы вольны делать абсолютно всё, что вам вздумается. Ну чем не идеальные отношения?
- Мы не виделись... Сколько? Три месяца? И это всё, что ты можешь сказать любимой жене? - вскакиваешь со стула и обнимаешь его, потому что, да, как уже было сказано, ты была рада видеть Пэта. Даже не потому, что он тебя спал, защитил или чет такое. Нет. Ну почему бы не порадоваться встрече с хорошим человеком? И да, тебе иногда казалось, что и тебе, и Патрику, доставляло удовольствие произносить такие слова, как муж, жена и брак, в отношении друг друга. Что-то такое серьезное для всех людей вокруг, то, чего ты всегда боялась, и будто бы наслаждаешься тем, как ваши отношения высмеивают саму идею брака.
- Клево, что ты в Сакраменто. А давно, кстати? Мог бы позвонить! Я могу точно так же, между прочим, пройтись по твоему внешнему виду. Что вот это за херня такая? - хихикаешь и теребишь его за рубашку. Как будто он только что покинул поле для бейсбола, ну честное слово.

+4

5

Верно, вот так прям и написано, на лице, на спине, и не только на той части, где кожаная обработанная - но и на его человеческой, вполне живой коже, тоже стоит дубликат, эдакий сертификат качества: Пэт - байкер, член мотоклуба, слава которого летит впереди него самого... хотя, нет. Зачастую случается и так, что это его сначала в лицо узнают, а потом уже по нашивке - круг его общения ведь вовсе не ограничивается одними только мотоциклистами, байкерами, рокерами и прочими сочувствующими и "разбирающимися", так что, нет, вытворять всякое Патрик может как в нашивках своего клуба - так и без них; хоть нагишом (что тоже было неоднократно), так что... Знаете, у него самого иногда складывается такое впечатление, что его, куда он бы он не припёрся, везде ждут. И не только приключения, но и довольно радостные моськи - какую вот Лола состроила, радостная от встречи. И чёрт возьми, ведь приятно это! Пэт ведь не злой человек по своей натуре. Гордый, конечно, по-своему; отмороженный, сексуально озабоченный даже, может быть, - но совсем не злой. И когда тебя везде приветствуют, словно короля - это определённо здорово, чувствуешь, что всё-таки не зря колесишь, прожигая свою жизнь. Но что ещё приятнее - так это то, что при этом не нужно быть королём - ведь куда веселее быть и шутом, которому не обязательно заботиться о том, насколько ярко сияет его корона; и гвардейцем - чтобы, при случае, можно было бы кому-нибудь навалять, два раза не раздумывая... Отметка его "гвардии" на спине - означает то, что есть и другие, кто мог бы его поддержать. "Пропащие", может, и выглядят как сборище бандитов, но цвета свои они носят с честью...
Ну что, сунется этот кривоголовый... почти уже одноухий к девушке здоровенного рыжего байкера? Нет, уткнулся в свою тарелку, прижимая ушную раковину к черепушке... Забздел. Даже жаль немного. Слишком лёгкая какая-то получилась победа - а Лола... может, она и не всегда выглядит соответственно, но героя заслуживает посерьёзнее, чем чувак, тупо давящий своей массой - но это так, наблюдение взрослого человека с подтухшими от мудрости возраста мозгами; благо, такой "тухлятины" в голове Патрика не очень много.
- А что? Ну я... это... скучал!
- Патрик охотно смыкает объятия вокруг талии девушки, глядя ей в лицо своими подёрнутыми алкогольным блеском глазами; впрочем, хоть принял он и немало - и говорит немного в раскоряку; движения его, при этом, довольно твёрдые - не в том плане, что тяжёлые и он Лоле сделает больно, а чёткие. - Враки. Некогда мне было скучать... но оттого я тебя рад видеть ничуть не меньше. - словно в подтверждение своих слов, Пэт притягивает Лолу к себе, бесцеременно и властно устраивая на своих коленях вместо сидения стула, и затем, равернув кепку на своей голове козырьком назад - впивается своими губами в её - вспоминая, какие гадости эти соблазнительные маленькие губки умели произносить... удивительно, что оставались такими нежными. И вот так вот по-молодёжному сосаться, на глазах всего честного народа, его, в его-то сорок шесть, когда уже и виски седеют, совсем не смущало. Мог бы и поинтереснее чего показать... как вот Лола в своих видео - только без камеры, бесплатно и, что самое главное, с удовольствием. - Нэ-э, пару дней всего... мы с братишками из ЛА едем - были вот на игре Доджерс. - игра уже несколько суток, как окончена, а на нём всё ещё футболка с логотипом команды и кепка - а не во что переодеться было даже, вещи его сейчас в другом месте, далеко отсюда, а в том магазине, где они могли купить что-то, мало что поменялось - пиво там лучше, чем одежды; такой ширпотреп, что лучше уж гулять в форме "Доджерс". Да и кого ебёт, впрочем? Он болеет за Доджерс; и состоит в "The Lost" - во всяком случае, приоритетов не стесняется. - Вот, и-их, держи... - снимает с головы бейсболку, обнажая торчавшие рыжие кудряшки, и нахлобучивает её на голову Лолы - девушке она великовата немного, правда, но его это не останавливает... - Дарю! - и снова щедро целует. Привязываться к вещам - вообще не стоит; если это не косуха и не байк, разумеется... Хотя, про Лолу ведь то же самое можно сказать; но, в общем и целом, это означает, что кепка эта и так, и так будет утрачена - так почему не выжать из неё максимум?.. - А это вот чего за херня?.. С каких пор ты перешла на ру.. ур-р... уринотерапию? - что называется, вздумал выпендриться, но получилось криво - язык Патрика всё-таки не для сложных слов был заточен. А если говорить по-простому, последний раз, когда они виделись, Лола, находясь в таких заведениях, пила что-нибудь хотя бы на одну единицу выше. Пиво - оно для утра скорее... но Лола вроде похмельной не выглядела. Взяв бутылку, Пэт придирчиво (с невероятно глупым выражением, на самом-то деле, но он думал, что оценивающе) осмотрел этикетку, даже к носу поднеся, понюхав, но оставшись всё так же недовольным (пахло сейчас пенное понижением градуса; а находиться в стадии размазни внутренне - для байкера может окончиться превращением и в ту, размазню что с асфальта соскребать придётся), а затем вернул её на столешницу, а руку свою - на бедро своей законной жёнушки. - М?.. Или у тебя печень отваливается? - почти с тревогой прозвучало. И рука так скользнула выше, под куртку Лолы, на талию - да нет... вроде не отваливается...

[NIC]Pat O'Perry[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i620/1508/b6/fe8c7549c5c8.jpg[/AVA]
[STA]Lost MC, baby![/STA]
[SGN]http://s014.radikal.ru/i326/1508/90/93f9779a63b2.jpg[/SGN]

Отредактировано Guido Montanelli (2015-08-20 13:34:29)

+4

6

вв: темные джинсы, джинсовая куртка, черная футболка.
В отношениях с такой девушкой, как Ло, расслабляться нельзя. Ты прекрасно это знал, но ничего не сумел с этим поделать, не смог ничего поделать с собой. Раз-меч-тал-ся. Настроил уже великолепное будущее в своей слишком структурированной голове: свозить ее в горы, предложить переехать к себе, чтобы не теснится на диване, когда в квартире Иса. Доверится настолько, насколько никогда и никому не доверял. Но ты уже подпустил слишком близко человека, кажется, лишь для того, чтобы в очередной раз обжечься.
Закончив все свои дела, отзвонившись отцу, что на ближайшую неделю будешь занят, выбрав маршрут и весь такой радостный даже заказал билеты на ее и свое имя, спешил на встречу в бар. Безбожно опаздывал, за что тихо злился на себя, хоть и понимал - при первом же взгляде на свою маленькую, вся злоба уйдет, растворится, будто бы ее и не было, потому что каким-то волшебным образом последнюю неделю ваши отношения были похожи на какой-то рай. Серьезно, рай для двоих. И это чувство казалось правильным и каким-то нерушимым. Ты уже и забыл, что когда-то пытался кому-то что-то доказать. Пытался дать понять Лоле, что она твоя, а ты - ее. Наверное, не стоило верить счастью, свалившемуся будто с неба, когда в прошлом было столько дерьма. Потому как все хорошее рано или поздно заканчивается. Ты очень хотел, чтоб в вашем случае этого не случилось вовсе. Да, черт возьми, ты хотел нормальных отношений, совершенно позабыв, что вы как-то совершенно не попадаете под эту классификацию. Не попадаете и, кажется, никогда не попадете.
Глупый, наивный влюбленный мальчик. Именно таким ты себя ощутил, когда зашел в бар и как-то сразу выцепил взглядом свою Ло на коленях у какого-то старика. Сколько ему? За сорок?
"Ну, блять, Лола..."
Как-то это неправильно. В твоей голове просто не укладывалось, как так получается, Лола знала, что с минуты на минуту ты окажешься в баре, вот прям здесь, и увидишь ее вот такой: сидящей у кого-то на коленях и мило воркующей. Черт, да этот кто-то ей в отцы годится. Зачем? Что, черт возьми, происходит то?!
Зачем, Ло?
Естественно, злость на себя за опоздание разрослась до неимоверной высоты, став теперь злостью на нее.
На нее, этого мужика и всю ситуацию. Сколько можно обжигаться? Сколько можно натыкаться на одни и те же грабли?
Нет, ты не думаешь, просто не в состоянии думать, когда твое счастье вот так просто ускользает сквозь пальцы, подобно песку. Кажется, тебя даже начинает трясти. Они сидят к тебе спиной, потому небольшое, но преимущество у тебя есть. Бить сходу или не бить? Вопрос, который в данный момент даже не возникает, а тело действует на автомате: бить. И плевать, что он явно покрупней тебя. И плевать, что кругом куда народа. Плевать на все.
Оказываешься довольно близко и с размаху заезжаешь по лицо незнакомцу, отступаешь назад и рычишь: - чудесный подарочек, Ло. - Ты уверен, сейчас будет ответка от мужика, но ты не боишься. Пусть хоть убьет тебя прям на месте. Боль душевная всегда куда сильнее физической. И сейчас ты ею переполнен - хоть ведром черпай. Хоть топись в этой боли, блять.

+4

7

Улыбаешься чуть шире и киваешь. Ты не поверила в то, что Пэт скучал и была рада, что в конце концов он это признал. Даже не думала обижаться, потому что ты, в общем-то, не скучала тоже. Ни капли. Может быть, даже не вспоминала и не думала. Пэт появлялся в твоей жизни ровно в тот момент, когда являлся перед взором. И исчезал точно так же просто и легко, в тот самый момент, когда садился на своего козла и укатывал в неизвестном направлении. Да, вы действительно были женаты, но брак был предметом для шуток и не более того. Тебе нравилось видеть удивление на лицах людей, когда ты заявляла, что замужем. Потому что никто не мог подумать и даже предположить, что ты, в твоем возрасте, с твоим образом жизни, можешь быть связана узами брака. Это было хорошо. Это было круто. Еще один удар под дых нормальности, которую ты ненавидела всеми фибрами души.
Ты не ожидала такого напора с его стороны. Нет, в смысле, такое поведение было вполне в его духе, и сам факт того, что он сгреб тебя в охапку, а затем поцеловал, не удивлял. Просто ты не ожидала, поэтому, когда он отстраняется, выглядишь слегка пришибленной и даже охуевшей. Ты действительно изменилась. И это было нормально, потому что, если бы не изменилась после всего того пиздеца, который случился осенью, можно было бы усомниться в твоем психическом здоровье. Раньше ты бы потянулась к нему и обняла в ответ, стопроцентно поцеловала в ответ, потому что Пэт тебе нравился, даже несмотря на вашу огромную разницу в возрасте. Не просто так же вы оказались женаты.
Собираешься уже возразить и даже слезть с его колен, потому что, во-первых, скоро уже должен появиться Томас и он, ты это прекрасно знаешь, будет психовать, если увидит тебя вот такой; во-вторых, тебе не очень приятно (не в обиду Пэту, но тебе в принципе в последнее время не нравилось, когда к тебе прикасались. Исключением являлся разве что Том) и ты не зря так яростно отгоняла любого, кто хотя бы даже пробовал с тобой заговорить. Однако Пэт тебя отвлекает. Сначала бейсболкой, которая тебя веселит и которая тебе откровенно велика, прямо так, как тебе нравится. А затем бутылкой с пивом, как осторожно и забавно он вертит её в руках, словно ожидает, что она сейчас взорвется или что-то в этом роде. Его габариты, этот устрашающий вид, крылья на спине, всё так пиздецки не вяжется с этим глупым лицом, что ты не можешь удержаться от смеха. И даже ловишь себя на мысли, что он, вот такой, очень милый и забавный.
И всё же, тебе не комфортно сидеть у него на коленях. Он, наверное, удивится тому, как ты упорно пытается отстраниться, но тебе казалось, что в ваших отношениях только ты одна выстраиваешь рамки и границы дозволенного, в то время как Пэт, совершенно не волнуясь о том, как близко эти самые рамки стоят, просто за них не выходит. В смысле, скажешь, что вы больше не целуетесь и не обнимаетесь - согласится. Скажешь, что разводитесь - опять же согласится. А если поведешь после всего этого в какую-нибудь кабинку туалета, чтобы потрахаться, удивится, наверное, но опять же, против не будет. Ну, по-крайней мере, тебе так казалось. И эта была высшая степень свободы в отношениях, какую только можно было представить.

Однако, слезть с его коленей ты попросту не успеваешь. По закону жанра, Томас появляется в самый неподходящий момент, какой только можно было придумать за весь вечер. Подумать только, а? Умудрился уложить в эту короткую минуту, когда ты ждала его чуть ли не полчаса.
- Господи Боже, - восклицаешь, довольно резко спрыгивая с колен и делая несколько шагов назад. Для своей собственной безопасности, разумеется. Ты не хочешь, если Пэт вдруг решит ответить, оказаться между двумя дерущимися мужчинами.
Вскипаешь мгновенно, кажется, в ту самую секунду, когда лицо ирландца знакомится с кулаком Тома. Не злишься на себя и не злишься на Пэта. Исключительно на Тома, потому что тебя ужасно раздражает и бесит, когда он вот так вот делает.
- Ты не можешь этого делать, - обращаешься к Тому. Злишься, и поэтому позволяешь себе даже сделать к нему шаг и толкнуть в плечо. - Ты не можешь так поступать каждый раз, понимаешь? Врываться и вот так, сходу, блять, бить людей, только потому что тебе что-то не понравилось, - Господи, ну как же злит. Тебе даже немного неловко перед Пэтом, потому что ты, во-первых, не привыкла попадать в такие ситуации, а во-вторых, он не заслужил. Ну разве можно бить человека просто потому, что он такой вот, с таким характером? Ты могла бы сказать Тому, что ему нужно доверять тебе. Могла бы, но вдруг решаешь, что доверие - это то, что присутствует и должно присутствовать в нормальных отношениях. Коими ваши не являются. Раздракониваешься сильнее, и вся злость, всё раздражение, какое в тебе только имеется, всплывает наружу. Вдруг решаешь предъявить ему претензии совершенно иного характера, потому что ты, блять, свободная девушка, и вольна делать всё, что тебе захочется. Он просто не может это поменять. И с попытками исправить тебя, твой мир, мериться ты не собираешься. - Я тебе не какая-то, блин, вещь! И ты не можешь прицепить меня к себе, оставить только себе!

+4

8

Брак был предметом для шуток - хорошим таким предметом, шутить над которым не становилось ни скучно, ни занудно, даже с течением времени, брак - для них, это было вообще способом знакомства, так что всё-таки справедливо будет сказать, наверное - что их брак держал их; а значит, не был таким уж несерьёзной вещью - вопрос, впрочем, в том, что вообще стоит воспринимать серьёзно?.. В жизни Патрика, как и в жизни Лолы, осталось не так много вещей, которые они могли бы воспринимать всерьёз - да и это тоже, кстати, их между собой роднило - для Патрика это было его клуб, безусловно... да и, пожалуй, всё. Родителей у него не осталось, да и при жизни он с ними не особо так ладил, а из всей многочисленной ирлано-американской рыжеволосой родни - чуть больше, чем просто знакомым, для него был племянник, который состоял в этом же самом клубе; то ли как раз потому, что был для него чуть более важен - то ли стал таковым, потому что цвета решил примерить, чётно причинно-следственную связь тут сложно проследить. Да и зачем надо оно? Чтобы перестать жить минутой?.. Пэт редко оглядывался в прошлое. В будущее - немного чаще, но это, в основном, для того, чтобы при очередном повороте из седла не вылететь. Но всё же - кое-что из прошлого он всё равно прихватывал с собой: и то колечко, что Лола каким-то чудом (или просто силы дурной хватило) умудрилась натянуть на его палец, лежало среди его скудных пожитков в дорожной сумке мотоцикла - соседствуя с инструментами и шампунем... Так что нет, нельзя сказать, что брак не стоил совсем ничего - меньше полученного опыта не стоил точно. Однако, и не больше добрых дружеских "ненормальных" отношений с этой милой слегка сумасшедшей девчонкой, годившейся ему в дочери, брак держал их, или даже сказать, поддерживал - но не они держались за брак. И самим свидетельством Патрик подтёрся бы, не раздумывая, если бы туалетная бумага вдруг кончилась... Куда важнее - как раз те рамки, что установили они с Лолой - существовавшие, но достаточно широкие, чтобы их вообще не видеть, если оказался в центре огороженного ими пространства, не выходить за них - достаточно просто. Океан возможностей. Здорово, когда среди знакомых есть такие люди. В ЗАГСе таких не выдают.
- Ты чего, Лола?.. - но сегодня что-то не так, и Пэт, даже пьяным, чувствует, что она ёрзает на его коленях - хотя это как раз было даже приятно поначалу - и вообще, на ласки его реагирует как-то без особенного энтузиазма, как-то не очень похоже это на неё. Подменили как будто Лолу - забрали на инопланетный корабль, а прислали какую-то другую... копию. Так не казалось, впрочем, когда он только-только увидел её, но сейчас даже такое количество одежды было как-то более "в тему", что ли... подходило к этому образу, который не знаешь, как назвать. "Недотрога"? Нет, в общепринятом понятии - хрен там, конечно; но по меркам Лолы - и впрямь... не то, чтобы Пэт сильно настаивал, конечно, у всех бывают плохие дни. А у женщин - ещё и критические.
Но вот вдруг Лола и вовсе вскакивает с колен, отбегая прочь - а вместо неё в физиономию тут же прилетает чей-то кулак, заставляя, когда откинувшаяся назад голова вернулась обратно в исходное положение, слегка так прифигеть, оставшись сидеть за столиком с удивлённым лицом пару секунд, пытаясь догнать ситуацию - поскольку хмельной Патрик от неё немножко отставал, а останавливаться, чтобы подождать, происходящее даже и не думало... и, хоть кожа вокруг глаза теперь слегка саднила (хотя это и не мешало особенно, опьянение удар смягчило значительно), а сам взгляд был подёрнут алкогольной пеленой, дальнейшая сцена от внимания не ускользала, Хантер кричала на ударившего его парня, который, к слову, Пэту знаком не был (это явно не тот, с ухом, хотя лицо его он успел уже отпустить из памяти), пихнула его в плечо, вроде оправдать действия О'Перри пыталась, словно нужен был ему адвокат... И как ни странно, всё было даже непривычно для их общения понятно. Даже и поведение Лолы становилось очевидным - видимо, чего-то такого она и боялась, что придёт тот, кого она ждала, и, увидев другого мужика, попросит мистера Поморде разрешить несправедливость - собственно, как будто сам Патрик поступил бы по-другому?.. Так что - нет, тут уж какие обиды.
Просто он сейчас
Встанет
Подойдёт
И ответит на удар.
И не из-за Лолы, а потому что нехуй его бить...
Не повезло Тому водить знакомство сразу с двумя чокнутыми, особенно с учётом того, что с одной из них он вроде бы встречается, а другой - спал с ней ранее... Но это, впрочем, ему станет потом уже понятно. 
Упершись руками в столешницу, Патрик неторопливо поднимается со своего места, немного нетвёрдо, но уверенно и тяжело ступая по полу бара своими кроссовками по пути к спорящей парочке; и, дойдя, кладёт ладонь на плечо Лолы, слегка отодвигая её в сторону, со словами:
- Так ты его долго будешь толкать, дай-ка я...
- бум! Возвращает Томасу мистера Поморде, стараясь сделать это с аптечной точностью - в плане, без процентов или попытки нанести какой-либо более сильный ущерб, чем кровоподтёк. Это труднее сделать, правда, поскольку Том-то не сидит - а Пэт-то пьяный... поэтому потревожить отдыхающих в баре по-минимуму уже не получается. - Ну что, познакомишь нас, может?.. У самих у нас, видишь, не задалось как-то. - обращается к Лоле, хотя глядит на Тома - вот чёрт его знает, может не успокоиться, а то и острое что-нибудь выхватить - молодёжь-то нынче нервная.

[NIC]Pat O'Perry[/NIC]
[STA]Lost MC, baby![/STA]
[AVA]http://s004.radikal.ru/i205/1508/1a/2ddc0ea95d56.jpg[/AVA]
[SGN]http://s6.uploads.ru/6zjsZ.gif[/SGN]

Отредактировано Guido Montanelli (2015-08-26 09:16:04)

+3

9

Нет, серьезно?! Да что, блять, в твоей голове?! То есть как это я не могу бить людей, когда ты ведешь себя, как последняя дешевка? Нет, я многое стерпел, со многим смирился, но не опять же! Не так и не сейчас! Кажется, в голове в данный момент обваливались все те построенные так некстати мною замки. Ладно, ладно, ладно, твою мать!
И я же всегда буду в твоих глазах гадом, который не держит себя в руках, да? А сама-то?! Сама-то почему не держишь свой зад подальше от чужих колен? Неужели, пол часа подождать - это слишком долго для тебя? Правда? Пол часа - это ебаная вечность?!
Толкаешь меня в плечо, а я даже не пытаюсь остановить тебя. Только хочется едко сплюнуть о том, что ведешь себя как шлюха с другими, а со мной - словно истеричка. Защищаешь какого-то типа, которого подцепила только что, не дождавшись меня. Нет, я не нервничаю, и я даже не злюсь, Лола, свет очей моих, да я просто в бешенстве. Разве ты этого не видишь? Потому, если хочешь орать на меня, прошу - отойти шагов на пять, чтоб у меня нашлись силы не сделать эти шаги и не врезать еще и тебе. Чтоб заткнулась и подумала что и кому ты сейчас говоришь. Прошу, отойди от меня...
Задумавшись о твоих словах, напрочь забываю, что сейчас тот дяденька решит мне таки ответить на удар. Замечаю несущийся на меня кулак лишь когда встреча с моим лицом неминуема. Отшатываюсь, но, чувствую, по скуле таки прошелся - саднит. Морщусь то ли от боли физической, то ли от осознания, какая ты все-таки... мразь? Но, на что я надеялся? Что девица, которая переспала со мной в первый же вечер знакомства, только от моего желания изменится? Ха, да я жалок и смешон, однако. Никогда не думал, что до этого дойдет. Никогда не думал, что буду чувствовать себя настолько использованным. Будто мною так хорошенечко вытерли пол в сортире.
Сам не знаю откуда во мне появляются силы, но губы расплываются в улыбке. Черт, да за этот оскал я бы сам себя двинул, если бы видел себя со стороны. Как хорошо, что не вижу. Ну, тварь ты мелкая, как смогла довести меня до такого, скажи, как, мать твою?! - Да, замечательная, познакомь уж нас. А то так неловко избивать человека, имени которого ты даже не знаешь. Ты то хоть сама успела поинтересоваться?- Это значит лишь то, что я не закончил. Понимаешь Лола? Я еще не закончил: и этот удар-приветствие всего лишь разминка. Но, раз уж все так хотят поговорить, то, вперед. Сука, я зачем-то все еще хочу драться за тебя. Рвать любого на куски, пускай тебе это совсем не нужно. Но, что же тебе тогда нужно? Закрывать глаза на всех этих - других? Подходить и сначала интересоваться - не трахнулись ли вы, пока я спешил к тебе? Что, ты, блять, хочешь, чтоб я делал?!
В моей голове просто не укладывается это все. Да и не привык я открывать себя настолько искренне перед кем-то, чтоб потом получать столько дерьма в ответ. Будто бы ты не знала, как я отреагирую. А, может, мы продолжаем играть в игру, которая тебе так нравится? Так я устал уже от нее. Все эти месяцы, все эти ебучи встречи, все то, что я ради и для тебя сделал, сейчас можно попросту забыть. Ничего не было, Лола. Ничегошеньки. Потому что, чтобы ты сейчас не сказала, чтобы ты сейчас не сделала - уже ничего не изменить. Я, блять, наконец-то прозрел. И от этого осознания горько. Но я же не могу остановится, уже не могу.
Хотя, Ло, ты же понимаешь, что ты наконец-то сумела довести меня до черты невозврата. Понимаешь? Так скажи же, какому из очередных твоих я только что заехал, а я подумаю насколько сильно хочу его уебать еще раз.

Отредактировано Thomas Reed (2015-08-26 03:27:44)

+3

10

В общем-то, ничего странного или удивительного в том, что сейчас происходило, не было. Всегда знала, что когда-нибудь окажешься в такой ситуации, потому что невозможно спать со всеми подряд, находясь в таком маленьком городе, и не наступить кому-то случайно на хвост. Ты просто думала, что это случится когда-нибудь не скоро... Ну, знаете, как та самая стрекоза, для которой зима каждый раз наступает очень и очень внезапно. Так и ты... Радовало лишь то, что Пэт, по сути, на тебя не претендовал, а значит и борьбы как таковой не было. Не может случиться ничего ужасного, когда только один человек борется, а второму, в общем-то, насрать. Тебе очень хочется в это верить...
Однако Пэт решает, видимо, что сидеть просто так и бездействовать - слишком скучно. Он поднимается со своего стула, делает шаг к Тому, и на какое-то короткое мгновением тобой овладевает весьма странное желание: повиснуть у него на руке и хотя бы попытаться не подойти к Тому ближе. Пэт кажется намного более массивным, широким и сильным по сравнению с Томом. В силах второго сомневаться тебе не приходится, однако даже в соревнованиях по борьбе не просто так людей разбивают по весовым категориям.

Морщишься, когда кулак Пэта знакомится с лицом Тома, а затем вдруг понимаешь: в момент удара Том смотрел на тебя. И слушал тебя. Ты его отвлекла, и, может, он бы как-то по-другому среагировал на этот удар. Но... Он сам виноват, да? Нечего было лезть с кулаками вот так сходу, даже не разобравшись. Почему творит хуйню он, а чувствовать вину должна ты? Ну уж нет, этот номер не пройдет.

И всё же, виноватой себя чувствуешь. Совсем чуть-чуть. Открываешь рот, действительно собираясь представить их друг другу, раз уж просят, однако Томас решает высказаться и одной репликой умудряется задушить и чувство вины, и сочувствие по поводу боевого ранения, и даже переживания. Снова морщишься, на этот раз брезгливо. Вот значит как, да? Решил, что ты сидишь и с незнакомым чуваком обжимаешься? Нет, в смысле, это понятно, ты не производила впечатление человека верного и целомудренного, однако тебе казалось, что эта неделя, та, что вы провели вместе, что-то значит и... Нет, черт, даже думать не хочется. Обидно. Неприятно... Действительно обидно. Настолько, что тебе, в какой-то момент, хочется подойти и ударить его, однако ты так и не сдвинешься с места. По правде говоря, немного побаиваешься...
- Не нужно, - произносишь предостерегающе, потому что слово "избивать" неприятно царапнуло слух. Смотришь сначала на Тома, затем на Пэта, чтобы он тоже не вздумал сейчас взбрыкнуть и начать творить хуйню. Он мог. Тем более, находясь в таком... скажем так, глубоко подпитом состоянии.

Тебе неловко. Почти все взгляды в баре обращены к вам и, будь твоя воля, ты бы взяла обоих под руки и увела куда-нибудь на улице, где меньше народа, и где вас не будут сверлить заинтересованными взглядами. Однако вряд ли тебя кто-то сейчас послушал. Ох, ну ладно... Облизываешь губы и выдаешь самым будничным тоном, на какой только способна: - Томас, знакомься, пожалуйста, это - Патрик, мой муж. Патрик, знакомься, это Томас, он мой... - вдруг осекаешься, смотришь на Тома несколько растерянно, даже не зная, как его назвать. Парень? Бойфренд? Друг? Любовник? Человек, который спас тебя? Человек, с которым хорошо? Ебырь, прости Господи? Все эти варианты вихрем проносятся у тебя в голове, пока ты не вспоминаешь последнюю реплику Тома. И нужное слово находится само собой: - знакомый. Ты видишь, что Томас в бешенстве, но тебе так чертовски обидно от его слов, что намеренно обижаешь и злишь его еще сильнее. Вы делаете это друг с другом. Раз за разом ударяете друг друга, всё больнее и больнее, словно скатываетесь куда-то, откуда выбраться будет очень сложно. Из-за ужасной тупости, из-за нелепого совпадения... И всё же, слова произнесены и точки на i расставлены. Расставлены?

Пэт, ты не против, если мы поменяемся очередностью и после меня напишет Том?) у него просто больше действий предполагается в посте)

+3

11

Возможно ли убить словами? Несомненно! А когда все происходит вот так - тебя не просто опускают, а загоняют ниже плинтуса словами, пренебрежением и безразличием, возникает только желание убить или убиться. Думал ли ты когда-нибудь, что Лола поступит по отношению к тебе так жестоко? Нет, ты не мог представить, что она способна вынуть из тебя всю душу и вывалить ее на всеобщее обозрение.
Ты совсем недавно чуть не погиб из-за нее, а она оказывается замужем и, мало того, ты в ее глазах "знакомый". - Да ебись оно все конем. - Говоришь тихо, почти шепчешь. Но, наверное, не так уж далеко стоящая Ло может услышать твою первую реакцию. Это отображение того решения, которое принял не ты, но приняли за тебя всей этой ложью и постоянной попыткой прогнать куда подальше.
Сначала невидящий взгляд посмотрит в сторону Ло, сфокусируется, будто цепляясь хоть за что-то, что могло бы изменить решение. Вот только не за что уцепится. Она уже давно все решила и будет прогонять, прогонять и прогонять, не потому что ты ей интересно играть, а потому что ты ей не нужен. У нее уже есть все. Ты - перебор.
На лице больше не будет и тени улыбки, только расцветающие внутри черные цветки ненависти, в первую очередь к себе, а уж потом к ней. Может, ты даже что-то захочешь сказать, но этот ее "знакомый" станет поперек горла. Это ее единственное слово перечеркнет все, а статус мужа сотрет что осталось в порошок. Собственное же сознание развеет иллюзии по ветру.
Лицо медленно повернется к виновнику торжества, и сразу станет как-то легче. Не зря же есть такая поговорка: с глаз долой, из сердца вон. Сейчас не видеть Лолу - практически полное избавление от того удушающего чувства безысходности, что появляется при виде ее красивого, но совершенно чужого лица. - Муж, значит? - Слова похожи на плевки. Но в них срыто кое-то что куда глубокое, чем презрение. В нем скрыты забиваемые злостью теплые и нежные чувства. - Хороший же ты муж, который позволяет трахать его жену всем, кому не лень, а не ленивых хоть жопой жуй... блять, муж... - Тебе здесь больше нечего делать. Ни в этом баре, ни в Сакраменто вообще. - Адиос. - Машешь на прощание семейно парочке и поворачиваешь к выходу. Если бы сейчас тебя кто-то зацепил, ты бы его забил нахер. Наверное, это чувствовалось, потому что к тебе не подходил никто даже близко.
Что ты будешь теперь? Отправишь короткое сообщение отцу, что готов выйти на работу, сделаешь короткий звонок, отменяя забронированные билеты и заказываешь уже один, но совершенно в другую сторону. У тебя есть пара часов, чтоб собрать свои вещи, и уехать из города навсегда. Ты очень надеешься, что на этой ебаной планете найдется хоть небольшой клаптик земли, на котором ты никогда не встретишь ее. И если будет нужно, то ты сбежишь хоть на край света, будешь работать двадцать четыре на семь, только бы не видеть ее, не слышать и не вспоминать. Только бы забыть. Забыть навсегда. Так, как забывают страшный сон.
Нет, ты не зол на нее, ты зол на себя, что не проверил ее. Что не было готов к подобному. Ты никогда не сможешь простить себе того, что позволил кому-то так безжалостно обмануть тебя и уничтожить. А ей ты просто ничего не захочешь прощать. Больше нет.

Отредактировано Thomas Reed (2015-08-28 01:32:27)

+2

12

Лола и мужики: сцена вторая. Ну, как сцена... Хотя, по-другому, пожалуй, даже не назовёшь - только вместо занавеса незатейливые тонкие скатерти столиков, вместо сцены - относительно узкий коридорчик между ними, и зрители - за этими столиками, а не в зале, и аплодировать что-то не торопятся. А почему? Разве то, что у режиссёра-постановщика этого, мать его, арт-хауса явно поехала крыша - достаточный повод для того, чтобы не хлопать? Понятно, что то, как действующие лица были сведены вместе - это всего лишь такая шутка, настолько же поехавшего сценариста, Бога, Будды, кого бы то ни было; но как они же тянут эту трагикомедию!.. Такого ваш пластмассовый Голливуд не покажет, даже если наизнанку вывернется... Хотя, собственно, что они все и есть, в своей Калифорнии и далее - как не изнанка Голливуда?
Патрик снова изумлённо приподнял брови, окинув Тома оценивающим взглядом с ног до головы - избивать его собрался. ты погляди... Нет, не то, чтобы Пэт готов заявить, что его никогда не били, и даже и не "избивали" - было и такое, он не Супермен, и не каждую драку из тех, в которые ввязывался, выигрывал, но выводы паренька кажутся всё-таки немного поспешными... Впрочем, чёрт его знает. Вроде хоть и тощий, но жилистый, и ростом его не так уж и намного ниже, да и реакцией вовсе не обделён, как уже показала скудная практика... Но чтобы прям вот "избивать" он его будет? А где, интересно, прямо здесь, в этих же самых декорациях?.. так благодарные зрители тут же разнимут. Кое-кто ещё и счёт принесёт, за бой посуды и погром; тут, кажется, драться-то не принято. Потому, пока молодёжь выясняет отношения между собой, Патрик, оглянувшись на официанта, приподнял указательный палец, предостерегая, чтоб тот не ввязывался. А затем - оттопырил средний, когда кто-то из "зрительного зала" подал голос со смачным комментарием, то ли Лолу обозвав, то ли Томаса, то ли его самого. Связываться с пьяным байкером и его психованной компанией никто пока не решился, но это - пока. Пока они не так сильно всех тут заколебали, значит.
Муж, значит... Патрик совершил ещё один характерный жест, слегка разведя руки в стороны, слегка высунув язык и произведя непристойный звук, сопровождаемый небольшим слюноотделением - тем самым ещё больше усугубив схожесть разговора с плевками. Ну вот такой вот он хороший муж, да. А Лола - жена зашибись. Самое главное, что их-то с ней обоих это вполне устраивает, но "знакомый" этот явно ещё до такой кондиции миксера в мозгах не дошёл, и если так, по сути, с точки зрения людей, а не шизоидов с планеты с припиздием, он ведь и очень даже прав. Удивительно? Да не особо. Свингеров потому и не очень много, что сбиться компанией больше двоих - для них проблемно. Оказалось, Том - не такой уж плохой парень... и Лола ему явно не по хрену.
- В общем, у тебя тоже получилось как-то хуёво...
- расплывчато подытожил Пэт, глядя в спину спешно покидавшего заведение расстроенного Томаса, и неопределённо икнув. Потянувшись за сигаретами - плевать, можно ли тут курить или нельзя. - Хотя, знаешь, на его бы месте, если бы я вошёл в бар, а там моя старуха на коленях у кого-то сидит - я бы и ему морду бы разворотил, и ей. - затянулся сигаретой так задумчиво, выпустив из своего нутра рваное облако сизоватого дыма, и опустил руку с сигаретой... покачал ей немного, пытаясь что-то привести в порядок там, внутри, под рыжими кудряшками; потому что ситуация - честно сказать, говно, выход из неё Том тоже придумал какой-то дерьмовый (лучше и правда по роже попробовал дать ещё раз, наверное), и что самое фиговое - вроде как и сам Патрик в этом виноват в значительной степени. Так что надо разруливать это дело как-то, Лоле вон этот Том тоже, кажется, всё-таки побольше, чем знакомый - ему-то она явно не безразлична, раз обругал он в большей степени его, чем Лолу. Так что либо она ему нравится, серьёзно так - либо у него просто чести больше, чем в этом мире нужно бы.
- Ну что стоишь-то? Пошли, будем возвращать твоего принца на белом коне... - которым всё ебись. Патрик сунул сигарету в рот, почесав по горячим следам Томаса прочь из заведения, по пути всё-таки послав официанта, попытавшегося сообщить ему о том, что тут не курят.
Возвращать, ага... только каким способом-то? Действовать надо быстро, чёткого плана нету, и на его продумывание времени тоже не имеется - самое лучшая из мыслей, каким способом остановить удаляющегося Тома, что возникла у Патрика, это достать свой пистолет и пальнуть по нему - но Лолу такой вариант ведь вряд ли устроит? Слишком уж буквально остановить получится. Да и учитывая, что Пэт и протрезвел от происходящего пока ещё не полностью, обернуться может дыркой не только в жопе, но и в голове. Поэтому пушка так и осталась в дорожной сумке припаркованного мотоцикла, а Патрик, не придумав в итоге ничего лучшего, попросту крикнул Тому в спину:
- Эй! - и после короткой паузы, решил добавить что-то более разнообразное, уложив весь рассказ про их совместную с Лолой попойку, трейлер и паре импровизированных колец на пальцах в одно слово: - Дурак!.. - может, так лучше получится его внимание привлечь?..

Немного саундрека, ребятки

[AVA]http://s017.radikal.ru/i440/1508/b4/eced4259fd94.png[/AVA]
[NIC]Pat O'Perry[/NIC]
[STA]Lost MC, baby![/STA]
[SGN]https://38.media.tumblr.com/b60c501bf6c6fb359859260ed9a1e822/tumblr_mipgl2MsWT1r8ilw4o1_250.gif[/SGN]

+3

13

Уговариваешь себя не расстраиваться слишком сильно и не жалеть о том, что сказала. Тому нужно научиться сдерживать себя, а не бросаться на людей, чуть что не так. Не думаешь о том, что ему нужно доверять тебе, потому что об этом речи не идет, да и не стоит, если честно, тебе доверять, уж больно ты взбалмошная и ненадежная. Просто нужно было говорить, что ли... Разговаривать. Иногда, самое лучшее, что люди могут сделать друг для друга - это поговорить. Но именно это, порой, было так чертовски трудно.
Тебе было обидно, правда. Не за то, что Том мог считать или считал тебя шлюхой. Никогда не обижалась на подобное, прекрасно понимая, как выглядишь со стороны, в чужих глазах, с чересчур беспорядочной сексуальной активностью. Люди могут думать всё, что им вздумается. Даже Том может думать, что ему вздумается, потому что вы не клялись друг другу в верности, в чем-то таком, и вас даже парой по факту назвать было сложно, какая верность? Тебе было обидно, что он, после этой такой показательной, хорошей недели, действительно мог подумать, что ты сидела в баре, ждала его, а потом... ну, типа, не удержалась. Взяла, да и забралась на коленки к какому-то незнакомому мужику. Вот это было обидно, хотя ты даже не пыталась думать о том, что Тому снесло крышу от злости, как это иногда бывает, и вряд ли он мог здраво оценивать ситуацию, рассматривать её с разных сторон и всё такое. Лучшее, что ты могла бы сейчас сделать: поговорить, объясниться. Но... Его уходы для тебя, похоже, уже входят в привычку и ничего не значат. Какой смысл так показательно сваливать, когда он в итоге уже через пару дней всё равно сам же и придет? Том тебе нравился, но проблема была в том, что ты уже не задумывалась о том, что он может действительно уйти. Насовсем.

Том уходит, и всё, что ты испытываешь - это раздражение. Готова, кажется, броситься на любого постороннего, кому бы пришло в голову как-то заговорить с тобой или, тем более, пошутить. Впрочем, шутки есть. Ты просто не слышишь их, увлеченная тем, что творится в голове и в сердце.
- Ну. Хорошо, что он - не ты, да? - произносишь несколько мрачно, потому что последнее, чего бы тебе хотелось: получить по морде просто так, ни за что. Ладно еще, хуй с ним, если действительно изменила. Но вот так...
- Блин, подожди... - морщишься, когда Пэт вдруг срывается с места. Блять, да что за день такой сегодня дурацкий?! Кидаешься следом, на ходу посылая официанта, который, посланный до этого Пэтом, попытался прицепиться к тебе. Он бы мог, наверное, вызвать полицию или охрану, потому что вы не заплатили, однако не переживаешь. Вы вернетесь и ты расплатишься.
- Не надо никого возвращать, - произносишь уже на улице, в след ирландцу. Но, вообще-то, ты не очень уверена по этому поводу... Может все-таки догнать? Может, даже извиниться за это "знакомый", брошенной так пренебрежительно и безразлично? Кусаешь губы в нерешительности, однако потом вспоминаешь слова Тома.
- Пойдем обратно. С ним всё будет нормально, - передергиваешь плечами и вот уже снова спускаешься по ступенькам вниз, в бар. Действительно сильно злишься, ощущаешь раздражение, разочарование. Доходишь до столика, и когда пальцы касаются холодного стекла бутылки, вдруг вскидываешь руку и замахиваешься. Тебе хочется как-то выплеснуть это жгучее чувство наружу. Разбить, разодрать, опрокинуть, покалечить. Останавливаешься буквально в последний момент, не желая попадать на деньги и влипать в еще большие неприятности. Донышко бутылки глухо ударяется о деревянный стол. Тошно.

Расслабиться и насладиться вечером тебе, в итоге, так и не удается. Ужасно себя чувствуешь, еще более злая и раздраженная, чем была. Даже не допиваешь своё пиво, в конце концов прощаясь с Пэтом. Бросаешь ему напоследок, чисто так, на автомате, чтобы позвонил, когда снова будет в городе. Уходишь и, если честно, жалеешь, что вообще сегодня вышла из дома...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » So fuck you anyway