Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Откровенное замедление


Откровенное замедление

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Участники:
Vincent Jervis, Alexandra Lexsanti
Место:
одна из частных галерей Сакраменто, дальше как пойдет
Время:
май 2015 г. (точную дату никто не помнит)
Время суток:
Вечер, около 22:00
Погодные условия:
Небо чистое, если сильно напрячь зрение, то можно увидеть звезды.
О флештайме:
Иногда люди встречаются в нужное время и в нужном месте. А может и нет. Как бы то ни было, Винсент и Алекс определенно ожидали провести этот вечер как-то иначе, а не за разговорами по душам...

Отредактировано Alexandra Lexsanti (2015-08-17 20:59:42)

+1

2

В галерее было много людей: я имею в виду высокомерных снобов со слегка вздёрнутыми носами и подбородками. Особенно под большим углом они задирались, когда мимо проходил я, ей-богу, если бы я был хоть чуточку внимательнее к окружающим, вообще к кому-то кроме себя, то стопудов у кого-нибудь увидел пучок неудалённых волосиков в недрах сильно вздёрнутого носа. Это всё вызывало во мне желание скорее занюхать дорожку кокаина, ведь я действительно был чужаком здесь, а на моих пальцах до сих пор ощущалось что-то стрёмное после влажного рукопожатия с секьюрити на входе, с которым в знак приветствия мы переплели кончики пальцев, а потом панибратски дотронулись костяшками как самые близкие друганы. Таким образом я попал сюда внутрь.
Сном теперь казались мне те времена, когда самые роскошные вечеринки для бомонда устраивал мой техасский предок. Я на них никого не знал и не стремился к этому, важные люди меня утомляли. Меня бесили псевдоинтеллектуалы с их наивным творчеством: пейзажиками пляжа Мексиканского залива и рыбаков мексиканцев, жизнерадостной музыкой, которую разве что на детские праздники ставить, стишками, которые демонстрировали их интеллект, который они могли спрятать за дорогими костюмами, вином и холодными взглядами. О да, я наверное призванный социопат. Обкурившись каннабисом, я сбегал из дома отца с подобных приёмов на свежий воздух подальше от всех этих людей, и укуренный пугался каменных фигур на воротах, мне казалось, что ещё немного и они сорвуться с каменного постамента и начнут клевать мой блэйзер от Томми Хилфигера как орёл клевал печень Прометея.
Надо же, прошло столько времени, и теперь всё так кардинально изменилось, я сам хочу быть на этих тусовках, на которые меня теперь никто не зовёт. И я никого не знаю, лишь разве что, ага...
Я плюхаюсь на кожаный диван в углу галереи рядом со своей бывшей любовницей, клиенткой (я не знаю как правильно назвать) я немного пьян и со смешком рассматриваю её никудышного мужа, о котором я знаю, что он ужасно пыхтит во время секса как её бульдог Рокки, и у него настолько маленький член, что ей приходится пускать его в жопу. Я чую как она напряглась, когда от моей задницы рядом с ней приминается диван, и меня это сильно радует. Я не отдаю себе отсчёта, это минутная слабость, я просто заебался быть вещью или что-то типа этого. Хизер всегда было так хорошо со мной, что мне кажется, она сейчас бросит своего мужика, мы сядем в мою разбитую битой одним рогоносцем машину, и вместе уедем отсюда, она разведётся со своим мужем, отхапает у него половины имущества, и мы долго будем жить на эти деньги в его доме.
- Как приятно находиться в обществе известного писателя, - сигарета тлеет, зажатая между кончиками моих пальцев. - Хизер всё-таки решилась выгулять своего домашнего зверька? Давно пора, - с вызовом произношу я.
Мужчина с презрением смотрит на меня и презренно морщит лоб, затем переводит взгляд на Хизер.
- Вы знакомы, кто это? - требовательно спрашивает он, профессионально игнорируя меня. Хизер безразлично пожимает плечами и ставит бокал на стол, ещё недавно касавшийся её губ. Безразличие получается у неё настолько убедительно, что слегка ранит даже меня.
- Какой-то бухой постпубертатный неудачник, - бросает она, звучно хмыкает и резко встаёт, обдав меня ароматом дорогих духов, и уходит виляя задницей, даже не оглянувшись, утащив за собой своего карманного дряхлого пса. Я никогда не видел её такой жёсткой по отношению ко мне, наверное, дело в том, что мы ни разу не пересекались вне её спальни.
Эта ситуация отрезвляет меня. В конце концов я здесь, чтобы найти кого-то влиятельного, и не возвращаться на ночь в съёмную квартиру, не видеть кислую рожу соседа Пола. Ночью заниматься сексом в кондоминиуме, утром просыпаться на кинг сайз кровати рядом с платиновой карточкой и ломаными лучами солнца сквозь жаллюзи, готовить себе на завтрак тосты с икрой.
Хватаю со стола бокалы Хизер и бульдога и подхожу ещё к одной женщине, стильно одетой.
- Я Винсент, - говорю, протягивая ей бокал мужа Хизер, на что получаю ответ, что зря стараюсь, и её интересуют девушки.

+2

3

Очередной прием. Они кажется смешались в одну сплошную дымку из алкоголя, напыщенной богемы и черт побери скуки, которую почти ничем не разбавишь. Тут никогда не бывает ничего крепче шампанского и едва алкогольных коктейлей. А так хотелось выпить виски, например. Она не могла больше слушать эту трескотню в ушах, но и уйти она тоже не могла. Необходимость присутствия рядом со своими картинами больше прописана правилами вежливости и богемы, нежели подлинным интересом ко мнению напыщенных павлинов. Она так и не привыкла к этому обществу, хотя вписывалась в него чисто визуально на все сто. Ее узнавали, ее признавали, ей восхищались. Иногда как художницей, чаще – как женой знаменитого бизнесмена Лексанти. Но она не унывала, тихо ненавидела всех, улыбалась и пропускала треск мимо ушей. Тоска… Побольше бы шампанского тогда, раз ничего крепче нет.
Ей удалось вырваться из числа жен бизнесменов и другой элиты и немного расслабиться в достаточно темном уголке галереи. Тут ее почти не замечали и она просто могла перевести дух и посмотреть за всем происходящим со стороны. Кто-то толпился возле картин, рассыпаясь высокопарными фразами, при этом слабо понимая, что на самом деле они значат. Вид у них был довольно горделивый, они явно отмечали свой триумф от того, что могли блеснуть на публике в новом наряде или огорошить очередными познаниями. Другую компании составляли те самые жены от которых удалось улизнуть. Они только и обсуждали наряды и сплетни о тех, кто не успел войти в их круг. Наверняка и она своим исчезновением создала им возможность поговорить за ее спиной. Кстати те, кого успевали обсуждать, топтались неуклюже по всей галерее, явно ощущая себя не в своей тарелке и пытались найти хоть какое-то удобное положение в этом обществе. Еще одна группа людей – собственно немногочисленные «счастливые» мужья. Их было немного, в основном те, кого просто достали жены – в прямом смысле этого слова. Они откровенно скучали, даже разговаривая о делах. На таких мероприятиях цель больше засветиться, нежели получить от них хоть что-то…
Она отпила из своего бокала и вновь окинула взглядом зал, цепляясь за еще одного представителя всего этого многообразия – охотник за деньгами. Она узнавала таких почти сразу – ведь она и сама совсем недавно была точно такой же. Мужа своего она подцепила к слову на точно такой же вечеринке. Он был для нее легкой наживой, но одно дело подцепить и совсем другое удержать. Не все на это были способны. Впрочем, судя по попыткам подцепить то одну, то другую женщину, парень явно был не так опытен, как хотел бы казаться. Ну, или это был просто не его день…
Она не знала сколько наблюдала за происходящим. Несколько минут или дольше. Но спектакль ее явно забавлял. Она даже готова была заплатить за него, чтобы просто увидеть, чем же все это закончится. По мере того, как она наблюдала, невольно на губах появлялась улыбка. К черту богему, к черту сплетни, она не могла больше стоять в стороне. Все ее естество требовало принять на себя роль в данной пьесе одного актера.
- Может быть, я подойду? – прозвучало по правде как-то насмешливо. Впрочем, она и не старалась скрыть это свое настроение. Он был, кажется, не намного старше ее, если не одногодка. Впрочем, она всегда прогадывала с возрастом: никогда не могла определить точно. Ей вообще казалось, что после 18 лет визуальные границы стирались вплоть до 35, пока мелкие морщинки не начинали давать о себе знать на лице. 
Она чуть наклонила голову и слегка прикусила нижнюю губу, будто изучая его. Времени на изучение было предостаточно, но все же, вблизи смотреть на молодого незнакомца, пытающегося устроить свою жизнь, было гораздо интереснее. Он был определенно хорош собой и умело этим пользовался, завоевывая внимание женщин. Да, они определенно смотрели на него внешние данные – и даже она, откровенно не особо интересующаяся таким типом мужчин, невольно задержалась на изучении внешних данных.
Несмотря на то, что многие спешат  сообщить, что их в первую очередь всегда интересует внутренняя составляющая, все же нужно признать, что всегда по одежке встречают, а потом уже провожают по чему придется. Вы никогда не подойдете к кривому и косому человеку, если в этом нет какой-то определенной необходимости. Хотя, смельчак, который решится подойти к красавице или красавчику, тоже не сразу найдется. Как бы то ни было, мы живем в то время, когда как ни крути, все же внутренний мир встречается с интересом гораздо позднее. Обидно, досадно - да ладно.
- Я конечно не настолько знаменита, но тоже кое-что могу. Да и ты, вовсе не плох… - она окидывает его взглядом, будто оценивая. Наигранно разумеется – она просто развлекается – не больше. А после начинает открывать свой клатч словно в поисках.
– Сколько? – интересуется так, словно задает этот вопрос каждый день, совершенно не думая о цене. Она хорошо учится, ее муж никогда особо не задумывался о вопросе денег. Нет, он откровенно хорошо умел вести дела, именно поэтому сейчас имел не слабое состояние и был готов разделить его полностью с ней. Но этот вопрос… Она бы никогда не научилась задавать его именно так, не будь его рядом. – И только не говори, что тебя интересуют более зрелые женщины – я этого не переживу, - наигранно, как будто издеваясь. Ну, а как же иначе? Больше смотреть на этот фарс просто не было возможности…

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Откровенное замедление