Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Сука, ну какой пиздец, а.
Дверцу машины ты захлопываешь с такой силой, что звук рассыпается по всей улице, звенит в ушах, вспугивает парочку пиздецки нервных подростков с банками пива, которое...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » savin' me


savin' me

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Lydia Porter & Jacob Evans
14 апреля 2015 | полицейский участок
- - - - - - - - - - - - -
cause there's no one but you
http://funkyimg.com/i/21cnp.png

+2

2

Умиротворение настигает Лидию в один из пятничных вечеров, когда она сосредоточенно перебирает многочисленные файлы с документами, перепроверяет итоговые числа и мысленно торжествует всякий раз, когда набор цифр из одной колонки соотносится с тем, что записан во второй. Её нездоровый перфекционизм достигает своего апогея, когда количество разобранных папок стремительно приближается к последним пяти, а финансовые сводки, отчёты и прочая документация выполнена идеально, без сучка и задоринки, и вот Портер уже вовсю предвкушает премиальные, на которые обязательно купит себе новые туфли и соблазнительное бельё, которым любуется каждый вечер по дороге домой, замирая у витрины. Дику, конечно же, дорогостоящее кружево может прийтись не по вкусу, но именно на то, что с неё его снимут как можно скорее, она и рассчитывает, лелея наивную мысль о сохранении расползающегося по швам брака... Впрочем, раздумья эти быстро испаряются, покидая её сознание ровно в тот момент, когда её личные записи перестают совпадать с официальными, вводя Портер в минутный ступор, а после в самую настоящую панику. Она, как и следует ожидать, изначально винит во всём себя, проклиная за невнимательность, и принимается пересчитывать, сверяясь с таблицами и значениями в итоговой строке калькулятора; двумя часами позднее Лидия окончательно убеждается, что её вины в этой ошибке нет. Легче не становится, а в голову начинают закрадываться мысли иные, мрачные и не имеющие ничего общего с кружевным комплектом из "La Perla".
Все выходные она старательно пытается посвятить семейному очагу, сдержанно прикусывая язык и осаждая себя каждый раз, когда беспокоящий её вопрос грозится сорваться с губ; предчувствуя наступление чёрной полосы в плане карьерном, семейные дела она старается не омрачать, растягивает губы в снисходительной улыбке и задумчиво сидя перед телевизором, уложив голову супругу на плечо и думая вовсе не о забавной и неуклюжей Бриджет Джонс, рассуждающей о выборе трусиков для первого свидания.
В понедельник же Лидия весь рабочий день проводит как на иголках, боясь, что в любой момент её вызовут на ковёр к начальству и тактично попросят собрать вещи; указание держать язык за зубами явно будет высказано в иной, куда более грубой форме. Ей кажется, будто вокруг неё каждый догадывается, что она знает больше, чем положено, и лишь к обеду Портер удаётся подавить ничем необоснованную панику и успокоиться ровно настолько, насколько это вообще возможно в её состоянии, осторожно подкорректированном таблеткой "Валиума" под языком. Позднее она спешит домой, решительно проносясь мимо излюбленной витрины, нетерпеливо дожидается Дика и заставляет его поперхнуться ужином, внезапно выпаливая, что ей грозят большие неприятности. Портер прокашливается, нарочито медленно промакивает губы салфеткой и осторожно приступает к расспросам, чтобы немногим погодя громко рассмеяться и любовно сказать "Дурочка, вечно же ты себя накручиваешь". Впервые в жизни Лидия воспринимает это как оскорбление и притворяется крепко спящей тогда, когда супруг опускается на свою половину постели.
Всё это в действительности смешно и глупо донельзя: увидев лишь пару несоответствий в числах, за которыми скрывались немалые суммы, уходящие из городского бюджета прямиком в неизвестность, она успевает представить государственную измену, невольным свидетелем и соучастником которой оказывается неожиданно для себя же самой. Портер уверена, что за этими просчётами, которые уже никак не списать на собственную ошибку (не после стольких перепроверок уж точно), скрывается нечто серьёзное, и Дику об этом известно вовсе не потому, что она сама об этом предположила, прервав мирный семейный ужин. Теперь его образ некогда любимого и любящего мужа, ещё недавно ассоциировавшийся ею с бесконечными изменами и их несчастливым браком, омрачается, меняясь и трансформируясь, отчего перед глазами теперь пылает огромная надпись "лжец и предатель". Конечно, всё это лишь её домыслы и догадки, подкормленные и взращенные на женской обиде, но думать теперь о супруге без содрогания она не может. И потому отправляется в полицейский участок в надежде, что там его не застанет. И, конечно же, так и случается.
Лидия петляет между столами, выискивая взглядом фигуру человека, сталкиваться с которым лицом к лицу еще пару недель назад ей хотелось меньше всего. Не заметить Джейкоба в полупустом участке, по которому копы передвигаются сонными мухами, невозможно: он выгодно выделяется на фоне измученных коллег, и дело вовсе не в его высоком росте. Подойдя ближе, Портер пытается обратить на себя внимание, покашливая в кулак, но Эванс старательно выполняет данное обещание, делая вид, что не замечает её.
— Мне очень нужно с тобой поговорить. Это важно, — произносит она, опускаясь на стул перед его столом и складывая ладошки на коленях. — Понимаешь, я тут кое-что обнаружила и думаю, что тебе это покажется интересным, — папка с документами скользит по поверхности столешницы в сторону Джейка, вынуждая его обратить-таки на Портер внимание. — Кто-то в мэрии крадёт очень большие суммы денег. Невообразимо огромные.
Где-то здесь, наверное, можно было бы добавить "А еще мне жаль, что я тогда наговорила, и вообще я соскучилась", но... нет.

+1

3

« в ы к и н у т ь   т е б я   и з   г о л о в ы
п о с е л и т ь   к о г о - н и б у д ь   е щ е »

http://funkyimg.com/i/21nNr.gif http://funkyimg.com/i/21nNq.gif
И карусель закружилась-завертелась, выветривая из головы лишние мысли и заглушая их отголоски шумом в ушах; все возвращалось на круги своя быстро и незаметно, словно и не было ничего, нарушающего привычный ритм его жизни, словно та ночь ему приснилась и стерлась с наступлением рассвета, ускользая из памяти навсегда. События шли чередой одно за другим, накладываясь и скрещиваясь между собой, и времени на глупости у Джейка не оставалось. А если и выдавалась свободная минутка, он занимал ее очередной девушкой, о которой забывал ровно через пять минут после того, как покидал ее постель. Такая жизнь была простой и удобной, она подходила парню, не желающему углубляться в серьезные реалии, помогала ему оставаться непринужденным и по-своему безразличным. И никто не мог упрекнуть его в отсутствии обязательств, потому что в тайне сами мечтают о такой жизни без рамок и запретов. Работа - единственное, что якорем держало Эванса в течении настоящей жизни и отрезвляло на время, прочищая мозги, что в остальное время бесполезной ватой клубились в его голове.
Отец, как обычно, не остался доволен жизнью отпрыска и одна из и без того редких семейных встреч закончилась очередным скандалом и обещанием больше никогда не возвращаться в родительский дом. Он и не ждал одобрения, но и нравоучений терпеть не собирался, ему не нужны перечисления собственных ошибок и недостатков от того, кто и сам образцом для подражания не является. Мать поджала губы и промолчала, когда Джейк остервенело захлопнул за собой дверь; ее бездействие и неспособность противостоять всегда раздражала его, а сейчас и вовсе выводили из себя, напомнив одну знакомую замужнюю даму.
Впрочем заглушить хитро проскользнувшую мысль было легко, ведь в его жизни помимо нескончаемой работы были многочисленные друзья-приятели, любители пропустить стаканчик другой в шумном баре. Так что он честно придерживался из договора - держался от нее подальше, сократив даже контакты с капитаном, который оказался не слишком доволен его отказом поучаствовать в последнем дельце. Эванс и без того едва сдерживался, чтобы не дать этому козлу в морду, так что прикинулся дурачком, отмазываясь больной бабушкой, которую обещал навестить. Детский сад, штаны на лямках, но прокатило, хоть и не без подозрений со стороны Портера. Лучше пусть подозревает Джейка в работе налево, чем в интрижке с его женой. Хотя какая там интрижка! Так... ерунда.
Он заметил ее почти сразу, притворившись жутко занятым и совершенно, абсолютно безразличным к ее персоне. В голове парня злостно клокотали едкие предположения по поводу ее прихода в участок, который, он был уверен, Лидия станет избегать. Так что на этот раз? Снова притащила благоверному любовно вылепленные наманикюренными пальцами печеньки? Или может пришла показать новое белье? Чертов Дик Портер, чтоб его!
Когда девушка подошла прямиком к его скромной и незаинтересованной персоне, удивлению Эванса не было предела, но он сохранял каменное выражение лица, и бровью не ведя в сторону брюнетки, покашливающей в кулак, желая привлечь к себе его внимание. Парень нарочито игнорировал ее, придерживаясь ею же предложенного плана, делать вид, что они не знакомы и избегать друг друга. И почему ей так нравится устанавливать границы и самой же их нарушать, словно для нее правила не писаны? Математики они такие! Раз-два, почеркают все, что-то посокращают, и на тебе, коротенький ответ, полученный магическими манипуляциями, которые не понять простому смертному, и под принятые каноны не подстроить. Но Лидия явно пришла не задачки решать, так чего же его надо?
- Если у Вас какие-то проблемы, мэм, - наконец подает он голос, не отрывая глаз от папки с давно закрытым делом, - то подайте заявление дежурному. - Джейк усаживается за стол, стараясь все так же не смотреть на девушку, улавливая лишь, как неуклюже она переминается с ноги на ногу. Вряд ли осталось еще что-то, о чем им нужно было бы поговорить. Если бы что-то из их приключений всплыло, Эванс бы уже знал об этом, но Портер с утра прибыл в хорошем настроении и даже похвалил его за отличную работу над последним делом, что удивило не только самого Джейкоба, но и добрую половину участка, разинувших рот от удивления на такое непривычное добродушие босса.
Лидия опускается на стул рядом, явно не намереваясь уходить. По столу скользит папка, ударяясь об руку молодого человека, заставляя его все же поднять на девушку глаза, встречаясь с ней взглядами. Джейк слушает ее вкрадчивые слова без энтузиазма и чуть было не прыскает со смеху в конце. Она принесла ему дело! То ли умилиться, то ли умереть от гордости. Парень отводит глаза в сторону, не скрывая насмешки на своем лице. Глубокий вдох и он снова серьезно смотрит Лидии в лицо.
- Какого черта ты пришла, Лидия? - просто спрашивает он без каких-либо эмоций. - Кажется, мы договорились. Твой муж вернется в участок в любую минуту. Уже придумала себе оправдание? - Он отталкивает от себя брошенную девушкой папку, касаясь ее только кончиком шариковой ручки, словно не хотя даже касаться этой своеобразной подачки или наживки, черт ее знает. - Если тебе и правда нужна помощь, попроси Дика. Он не откажет любимой женушке. - Последняя фраза была сказана с таким отвращением, что Джейк не в силах был скрыть. С одной стороны ему приятно, что Лидия пришла именно к нему, но с другой - у него не было поводов доверять ей, и меньше всего ему хотелось попасть на крючок, с которого потом не сможет сорваться.

+1

4

Меж бровей Лидии пролегает едва заметная морщинка, когда она неодобрительно хмурится, сжимая губы в тонкую полоску и пальцы в кулачки. Ей хотелось, чтобы эта неожиданная для Джейкоба встреча прошла точно и чётко по намеченному ею плану, и в него, увы и ах, не входило столь холодное приветствие и немногословные фразы, которыми Портер мужчина награждал сполна, хоть и сквозь стиснутые зубы. Конечно, радостных объятий она тоже не ждала, прекрасно понимая, что их не удостоится после того, как сама же настоятельно порекомендовала держаться от неё в стороне и виду не подавать, будто он знает её куда больше, чем следует. То есть, совсем. И всё же это не отменяло её недовольства таким "радушным" приёмом: вместо того, чтобы тратить драгоценное время (Дик и вправду мог объявиться в любой момент, согласно закону подлости, хоть и утверждал, что весь день проведёт в разъездах) на эти отнюдь не любезные приветствия, они могли бы заняться... делом. Делом, Лидия, думай о делах, а не о том, что напротив тебя сидит молодой, привлекательный, чертовски сексуальный... нахал!
— Мэм? Мэм?! — сначала передразнивая, а потом меняя интонацию на возмущенную, восклицает Портер, крепче сжимает пальцы в кулаки и нарочито медленно и шумно выдыхает, явно выказывая своё недовольство данным обращением. И дело даже не в том, что так обычно обращаются к малознакомым дамам солидного возраста, а в том, что он и впрямь делает вид, будто видит её впервые. Вот же наглец! И, ой, только не надо вот сейчас говорить, что она сама этого хотела, что явно дала понять в их прошлую встречу — она женщина, ей можно думать одно, говорить другое и подразумевать вообще третье. И любой, кто когда-либо состоял в долгих отношениях, знает эту простую истину. — Я что, похожа на мэм? — с губ Лидии срывается возмущённое шипение, и она тут же себя одергивает, качнув головой и выставив вперёд в останавливающем жесте ладошки. Спокойно, никаких истерик; на мгновение прикрыв глаза, девушка подавляет в себе обычно несвойственное ей желание разразиться громкой тирадой и ловит себя на мысли, что почему-то именно рядом с ним, с Джейкобом, за ней наблюдается повышенная эмоциональность. Вот умеют же люди бесить с первого взгляда!
Ей с точностью удаётся копировать выражение лица Джейка, поэтому секунд пять между ними ведётся негласная игра в гляделки: Эванс, конечно же, одерживает победу, даже особо не прилагая усилий, потому что Лидия сдаётся слишком быстро, закатывая глаза и кивая на папку. Сейчас она даже готова уступить ему в упрямстве, потому что пришла сюда вовсе не для глупых состязаний и детских игр. У неё, между прочим, серьёзное дело! Или все копы такие беспечные, когда речь заходит о работе?
Мы ни о чём не договаривались, — с подчёркнутым спокойствием произносит Портер, закидывая ногу на ногу и подаваясь вперёд, чтобы опереться локтем в столешницу. — Ты просто сбежал, тебе ведь, наверное, не привыкать, — она взмахивает рукой, нечаянно сбивая со стола стаканчик с карандашами, и тут же меняется в лице, округлив глаза и растянув губы в дежурной улыбке, говорящей "это не я, меня здесь вообще не было". Приходится наклониться, а заодно потянуть за рукав Джейка вниз, чтобы не прерываться ни на минуту, вдобавок маскируя их разговор за изображением крайней сосредоточенности. — Но сейчас речь не об этом. А со своим мужем я как-нибудь сама разберусь, спасибо за заботу, — всё это слетает с её губ таким ехидным и в то же время слащавым голосом, что в воображении невольно всплывает картинка образцовой жёнушки из пригорода, которая весь день провозилась с розовым кустом в своём саду, закапывая под ним труп собственной свекрови, а потом именно этим тоном спрашивает у дражайшего супруга, как давно он что-то слышал от мамы.
Грациозно кинув последний упавший карандаш в стаканчик, Лидия выпрямляется, одёргивая кофту, и вопросительно смотрит на Эванса. Нотки раздражения в его голосе не остались ею незамеченными, но понять, чем именно они вызваны, она и правда не может. Вот если бы для этого понадобилось доказать теорему или воспользоваться какой-то хитрой формулой — тогда да, возможно ей и удалось бы сложить одно с другим, чтобы понимающе кивнуть в ответ. Но никаких ключей к загадке столь необъяснимого поведения ей не давалось, поэтому оставалось только теряться в догадках или же начисто игнорировать наличие проблемы. И в данном случае Лидия предпочла второй вариант.
[float=left]http://33.media.tumblr.com/b69515d9af43df310334eae961bf0afa/tumblr_inline_n8v2n56UJH1ssoiqt.gif[/float]— Вот что бы я делала без твоих ценных советов? — протягивает она, недовольно покачивая головой и раздражённо закатив глаза. — Уже попросила. Он сказал, что у меня слишком богатое воображение, вот только подзабыл, что на Хэллоуин я всегда предлагаю одеться парой из семейки Аддамс. Каждый год, — это невольное напоминание Эвансу о том, что она не только замужем, но ещё и достаточно долго, само собой слетает с губ, потому что сама Портер в этих словах не видит ничего предосудительного, чего о самом Джейке точно сказать нельзя. Но даже если в этот миг он явно дал это понять, то Лидия попросту не заметила, продолжая свой монолог. — Я всегда веду свои подсчёты, чтобы не упустить ничего из виду. И цифры не сходятся. Они уходят из городского бюджета куда-то ещё. Не удивлюсь, если по чужим карманам. И раз Дик так реагирует, то что-то об этом знает. Мне нужно знать, кого он покрывает, — и, конечно же, в её светлую голову и мысли даже не закрадывается, что он сам во всём этом участвует напрямую. Она свято верит, что её муж тот ещё подлец — это аксиома, которую нельзя поставить под сомнение, но всё же истинным злодеем его не считает. Скорее пешкой, взятой в плен обстоятельств. Может, его шантажируют? Угрожают? — И ты мне в этом поможешь. Ты не можешь мне не помочь, — и с этими словами Лидия вновь подталкивает папку к Эвансу. — Все мечтают раскрыть такие дела, разве нет?

Отредактировано Lydia Porter (2015-08-24 21:26:32)

+1

5

От пыхтения и шипения Лидии парень стремительно раздражался и одновременно испытывал извращенное удовольствие, выводя ее из себя. Это одно из тех ощущений, что Джейк не мог себе объяснить. Чем ярче ее эмоции, тем ощутимее в нем самом искрятся чувства, заставляя ощущать течение жизни внутри себя. Девушка порождала в нем все самое неизведанное, эти новые чувства пугали и в то же время воодушевляли его. Эванс всеми силами старался быть сдержанным и не показывать, насколько эта неожиданная встреча цепляет его, но его темперамент не позволяет иметь большой запас терпения и хладнокровия, так что эмоции постепенно просачиваются наружу, ярко отражаясь на его лице. Парень осторожно поглядывает по сторонам, стараясь уловить, не вызвала ли Лидия ненужное внимание других копов в участке своим визгом. Еще пару недель назад она боялась, не уцепился ли за ними хвост, а теперь сама заявляется в главную обитель угрозы, словно уже и не страшась разоблачения. Джейкоб решительно не понимал действия этой женщины, которые не поддаются человеческой логике.
- О, так значит я теперь во всем виноват?! - резко бросая взгляд на брюнетку, шипит Эванс, огрызаясь ей в тон. Не привлекать к себе лишнего внимания становится сложнее. Вот уже Альварадо косится в их сторону, подозрительно стреляя своими хитрыми глазищами, словно ведя тайную съемку, чтобы в удобный момент воспользоваться таким нелицеприятным компроматом, как ссора с женой капитана прямо в его участке. И почему, стоит Джейкобу приблизиться к Лидии, как во все стороны начинают лететь искры? - Кажется, это ты предложила забыть обо всем и сделать вид, что мы не знакомы. Я придерживаюсь твоего плана, если ты не заметила, - он понижает голос до минимума, склоняясь ближе к лицу девушки, говоря так, чтобы могла расслышать только она. Лидия в свою очередь подается вперед и между их лицами буквально остаются считанные сантиметры, так что Джейку сложно не думать о ее губах, вкус которых еще сохранился в его памяти с той самой ночи, после которой все пошло кувырком. Они задерживаются в таком положении, несколько секунд глядя друг другу прямо в глаза, сверля дыры острыми взглядами, пока Лидия не сдается, отводя свой в сторону, параллельно разрушая хаотический порядок на столе детектива. Джейк закатывает глаза, слушая, как карандаши и ручки, большинство из которых давно не пишут, одна за другой сыплются на пол, создавая, казалось, такой шум, что только глухой еще не повернулся в их сторону. Теперь то точно можно сказать, что их видели вместе, без сомнения. Как он только объяснит все это ребятам из отдела, которые явно с интересом наблюдают за этой отнюдь не типичной сценой?
Девушка наклоняется, таща за собой Джейка, и они, словно двое подростков шушукаются под столом, притворяясь сильно занятыми собиранием канцелярских принадлежностей с пола.
- Не стоит благодарностей, - недовольно бурчит он, бросая дурацкие карандаши в стакан в руке Лидии. Разговоры о ее муже раздражают Эванса больше, чем все остальное вместе взятое. Ну почему ее угораздило быть женой именно Дика Портера? Джейка просто невообразимо бесило это, хотя он до конца и не понимал, что конкретно. А Лидия будто назло говорила и делала так, чтобы нарочито подчеркнуть свой статус, блеснуть семейным положением, разжигая огонь в глазах парня. О, женщины, коварные твари.
Они выпрямляются, и Джейк отодвигает многострадальный стакан подальше от неуклюжих ручек миссис Портер. Боковым зрением он улавливает, как резко отвернулись пара патрульных, околачивающихся в участке с какой-то радости. Кажется, все чересчур расслабились, пока капитан катается по делам.
- Так может у тебя просто паранойя на нервной почве? - язвительно предполагает брюнет, глядя на Лидию, прищурив глаза. Тот факт, что он был ее запасным вариантом в этом деле, прибавлял ему ярости. - Иди подыши свежим воздухом и перестанут мерещиться теории заговоров. - Эванс перемещает внимание на стопку папок, сложенных в углу стола, принимаясь перекладывать их с места на место, словно это очень важное дело, которым он как раз давно хотел заняться. Ему хотелось, чтобы Лидия ушла и оставила его в покое, просто прекратила дразнить тем, что ему недоступно, словно быка красной тряпкой. Они ведь хотели избежать неприятностей, так зачем она намерено пытается навлечь на них еще больше проблем, придя сюда?
[float=right]http://funkyimg.com/i/21oFL.gif[/float]- Нет, представь себе, не все! - чуть громче, чем следовало бы, восклицает Джейк, отбрасывая в сторону свои ненужные на деле папки и вновь смотрит на Лидию, злясь за ее самоуверенность. - Финансовыми преступлениями, да будет тебе известно, занимается другой отдел. - Его тон звучит высокомерно, а пальцы бегло прохаживаются по эмблеме на лицевой части стопки документов с надписью "criminal intellegence unit", принадлежностью к которому он безмерно гордился. - Да и если твой муженек кого-то покрывает, зачем тебе так нужно это знать? - резко меняя тему на больную, с прежним раздражением бросает Эванс, откидываясь на спинку стула и скрещивая руки на груди. Его бы совершенно не удивили подобные делишки Портера, но Лидия столь наивно верит, что ее муж "самых честных правил", что для нее это стало бы реальным ударом. - В любом случае я не горю желанием тебе помогать. Ты могла бы обратиться к любому копу в участке, но пришла именно к тому, кого не желала, цитирую, больше встречать.

Отредактировано Jacob Evans (2015-08-24 21:46:25)

+1

6

И вот всё пошло не так. Казалось, что ничто, связанное с персоной Джейкоба Эванса в жизни Лидии не будет идти правильно и по выстроенному плану: просто знакомство в баре перетекло в приятную, но всё же порочную ночь в чужой квартире, ставшую началом её личной катастрофы; непримечательный ничем визит к супругу на работу обернулся неожиданной встречей, закончившейся еще менее ожидаемым скандалом; теперь же и эта встреча отличалась от той, что Портер выстроила в своей голове. Всё было неидеальным, неправильным и оттого в считанные секунды становилось ненавистным. Нездоровый перфекционизм давал о себе знать, будучи уязвлённым этим возмутительным нарушением всего, что она успела представить. Да уж, незавидная картинка.
В эти минуты её перестают волновать окружающие: она не замечает направленных в их с Джейком сторону взглядов, тихих перешептываний в другой части комнаты и угрозы разоблачения, нависшей над их головами чёрной тяжелой тучей. Её взгляд сосредоточен лишь на нём, решительно и яростно отмахивающемся от всех её слов, как будто бы она в чём-то виновата. Может, все мужчины, заводящие мимолётные интрижки с замужними дамами ведут себя так? Увы, Портер это было неизвестно за неимением опыта, а поинтересоваться о подобном раскладе у подруг она не могла. За неимением оных. Весь её мир сводился лишь к работе и разваливающемуся на глазах браку, который она старательно латала клейкой лентой и степлером, зная, что долго эта защита не протянет. А теперь туда вклинился Джейкоб, и пусть он сейчас не изъявлял ярого желания не то что разговаривать — находиться с ней рядом, вычеркнуть его из своей серой рутинной жизни она не могла. И даже не потому, что не хотела. Просто каким-то странным, необъяснимым образом он оказался единственным, к кому она могла обратиться... и кому было абсолютно неинтересно вникать в надуманные ею теории.
— Я знаю, спасибо, — лучшей защитой всегда считалось нападение, и раз уж выдирать ему кадык Портер не собирается, то вот огрызнуться в ответ — всегда пожалуйста. Она резким движением тянет папку на себя, теперь уже ею задеваю тот треклятый стаканчик с карандашами, который вновь падает на пол, рассыпая своё содержимое. И в этот раз она не позволит себе опускать голову и исправлять последствия собственной неловкости. Лидия недовольно поджимает губы, однако правый уголок нервно дергается вверх и в сторону — Дик знал, что это первый признак надвигающейся бури, что вот-вот вырвется наружу; Джейкобу, конечно же, такие нюансы были незнакомы. Откуда? Он всего лишь парень из бара. Всего лишь мимолетное увлечение. Минутная слабость. Головная боль, которую можно из себя вытравить правильной, подходящей таблеткой. И ей не нужна его помощь. И он ей тоже не нужен. Пусть трезвый разум сквозь распаляющуюся злость и уверяет, что хоть самую малость, но все-таки да, необходим. — Не надо делать из меня идиотку, потому что единственная глупость, которую я допустила — с тобой познакомилась, — эти слова звучат чуть громче (хоть и недостаточно громко, чтобы их мог услышать кто-то ещё, намеренно не пытаясь разузнать, о чём говорят эти двое), приправленные злостью, что так и сочится в её голосе. Лидия и припомнить не может, когда так сердилась в последний раз и из-за чего: ей всегда удавалось мысленно опустить ползунок, сводя излишнюю эмоциональность к минимуму. Всегда, кроме всех тех трёх раз, что она виделась с Джейком. И этот исключением не становится. Портер рывком раскрывает молнию на сумке, грозя оторвать бегунок к чертям своей излишней порывистостью и напористостью; краем глаза девушка замечает, как Эванс скрещивает на груди руки и откидывается на спинку стула, словно он тут король положения — желание всё-таки поднять карандаш с пола и воткнуть его ему меж глаз вспыхивает на подкорке сознания. — Тебя, — папка со свистом скользит по столу, — это, — Лидия пытается запихнуть её в сумку, но габариты последней явно не рассчитаны на подобные издевательства, поэтому сборник компромата так и остаётся торчать верхушкой наружу, — не касается, — и тут, о чудо, молния поддаётся, не без труда и угрозы разорваться на две половинки закрываясь с характерным звуком. Лидии хочется сказать, что ещё Джейка не касается, кто её муж и какие между ними отношения; что он не имеет права вести себя так, словно это ему она изменяет, возвращаясь к супругу и ожидая Портера с горячим ужином и тёплой (пусть и вымученной и по большей части фальшивой) улыбкой; что он вообще может позабыть о ней и не раздражаться при каждой их встрече, потому что таковых больше не состоится — о, она уж постарается, можно даже не ставить это под сомнение. Ей хочется сказать ему многое, и ничего из этого не будет произнесено мило и любезно, но она проглатывает эти слова, жалея, что так же поступить со своей обидой и злостью не сможет.
— Хотя нет. Я всё-таки дура. Потому что действительно думала о тебе лучше, чем следовало бы. Но видимо у меня встроенный магнит для мудаков, раз вас так ко мне и тянет, — с уже явными истеричными нотками в голосе завершает свою пламенную речь Лидия, решительно поднимаясь со стула и двигаясь в сторону выхода. Через три шага она замирает на месте, словно поводок, привязывающий её к Джейкобу, натянулся, не позволяя ей уйти и окончательно распрощаться с этим самодовольным нахалом; она лишь встряхивает головой, откидывая чёлку со лба, и переступает через всё, что их раньше связывало, но больше не будет. Столкнувшись в дверях с лейтенантом, которого она встретила впервые в тот же день, что и обнаружила, что "парень из бара" вовсе не Дин и работает под начальством её супруга. Что ж, видимо история и впрямь имеет дурную привычку повторяться. Вот только теперь всё разворачивается в обратном порядке.
— Лейтенант, вы не могли бы передать Дику, что я его искала? Ключи где-то потеряла, а до него никак дозвониться не могу. Вся надежда на супруга, — с обворожительной улыбкой проговаривает Портер, делая ударение на последнем слове. Скорее не столько для того, чтобы уколоть Джейка (в том, что он слушает, она даже и не сомневается), а чтобы напомнить себе, как должны быть расставлены приоритеты.
И выйдя на крыльцо участка она замирает, впервые в жизни жалея, что не переносит запах табака: говорят, курение успокаивает, а именно спокойствия ей сейчас и не хватает. Как и хоть малейшего понятия, что делать дальше.

Отредактировано Lydia Porter (2015-08-25 00:07:02)

+1

7

Может в какой-то параллельной вселенной Лидия бы и стала умолять, слезно уговаривать и убедительно льстить, лишь бы добиться помощи от оказавшегося не таким сговорчивым, как она рассчитывала, Джейка; может она бы даже похлопала ресницами, проводя носком туфли по его ноге под столом, уповая на свои женские чары, перед которыми, к слову, парню было бы сложнее устоять. Но в этой реальности на каждый оскал девушка отвечает рычанием, не уступая Эвансу в упрямстве и гордости. Ей стоило бы набраться терпения перед тем, как идти за помощью к человеку, которого просила держаться подальше. Но почему ее выбор пал именно на него, даже учитывая отказ ее мужа, парень решительно не понимал; если только конечно это не просто повод увидеться, вопреки всем договоренностям и планам. Впрочем, последнее маловероятно, судя по тому, что Лидия злится и психует, общаясь с Джейкобом, не меньше него самого. Тогда вопрос остается открытым и ответа на него девушка так и не дала.
Вполне предсказуемо Лидия начинает пыхтеть, как маленький чайник, превращаясь в настоящую Мисс Разрушение, и ураганом проносится по рабочему столу Эванса, вновь рассыпая все его пишущие и непишущие принадлежности, размахивая своей папкой, ставшей очередным яблоком раздора между ними. Она принимается совать ее в сумку, пытаясь впихнуть невпихуемое, а Джейк, наблюдая за ее манипуляциями, едва сдерживался, чтобы не приложить ладонь к лицу в красноречивом жесте, именуемом "фейспалм". Сложно даже представить, что его коллеги видят со стороны. Вряд ли хоть кто-то из них хотя бы даже предположил, что эти двое могут быть любовниками, потому что выглядели они, как соседи, одному из которых на газон насрала собака второго. И это могло бы быть смешно и забавно, если бы не тянуло начало с намного более серьезных событий.
Лидия вскакивает со стула, отвешивая молодому человеку пару ласковых, в ответ на что он старательно сдерживается, играя желваками на щеках и с силой сжимая кулаки. Почему-то тема Дика Портера между ними играет роль катализатора взрывая их эмоции по очереди. Если Джейка злит сама роль капитана в жизни девушки, то Лидия превращается в подобие фурии, стоит только задеть ее отношения с оным, что невольно наводит на определенные мысли и выводы, как бы ей не хотелось убедить всех в обратном. Она врезается в Альварадо на пути к выходу, который явно навострил уши и внимательно следил за развернувшейся сценой. Хотя сейчас Джейкобу было плевать, что он слышал. Он сидит на месте, не двигаясь, тщетно утихомиривая бушующие внутри эмоции, затем принимается собирать с пола карандаши, остервенело бросая их в стакан, чтобы через несколько секунд с грохотом бросить его снова на пол и сорваться с места, задевая плечом того же Альварадо, что никак не унесет свою задницу по своим делам и перестанет сунуть нос в чужие.
- Что у тебя за дела с женой капитана? - без прелюдий задает тот вопрос в лоб, уперев темнеющий взгляд Джейку в лицо. Ему нужно было отмахнуться, типа "ну что ты, дружище! она просто искала мужа", хлопнуть того по плечу и сделать вид, что тема исчерпана, не привлекая лишнего внимания к себе и своим отношениям с миссис Портер. Но вместо этого Эванс бросает грозный взгляд на непосредственного руководителя своего подразделения, местом в котором он так гордится, и выплевывает ему в лицо:
- Не твое собачье дело! - и с размаха толкает дверь, пулей вылетая из участка.
Она стоит на крыльце, словно ждет, что Джейкоб рано или поздно пойдет за ней, остановит, может, извинится (ага, щас) и все пойдет дальше по ее идеальному плану, который, парень уверен, у нее был. Он секунду медлит, не спеша спускаться со ступенек, потому что еще до конца не знает, зачем рванул за Лидией и что скажет ей, чего еще не сказал. Не углубляясь в раздумья, Эванс резво соскакивает по ступенькам, резко разворачивая брюнетку к себе лицом.
- Если ты думаешь, что можешь вот так заявляться, когда тебе захочется, то ты ошибаешься! - выпаливает Джейк, глядя ей в глаза. Он конечно не имеет права запрещать ей какие-либо передвижения, но раз уж они договорились избегать друг друга, насколько это возможно, то вот такие неожиданные визиты никак этому не способствуют, как и душевному равновесию парня, который не чувствует себя самим собой рядом с Лидией. Он, не отрываясь, смотрит на девушку, вроде как намереваясь продолжить свою речь, но молчит, как будто забыв все слова.
- И вообще, дай сюда! - внезапно вырывается у Эванса совсем не в тему начатого. Он хватается за уголок папки, так и торчащей из сумки девушки, намереваясь вытащить ее, но получается лишь неуклюжий рывок и уголок какой-то бумаги остается у него в руке. Ну почему в кино обычно все происходит быстро и слаженно, всего одно движение и папка ловко оказалась бы в руках у импозантного главного героя, а героиня и не заметила бы этого жеста, отвлекаясь на его обворожительные глаза и телосложение Аполлона. Но нет, в реальности Джейку приходится дернуть еще раз, а потом под ворчание Лидии дернуть бегунок на сумке, чтобы все-таки вытащить злосчастные бумаги. Прохожие оборачивались и перешептывались, явно считая, что это ограбление перед полицейским участком среди бела дня, докатились. - Я посмотрю, - снисходительным тоном добавляет парень, смахивая упавшую на лоб прядь из идеальной прически. Оставалось еще добавить "так уж и быть, уговорила", но Джейкоб проглатывает эти слова ради своего же блага. - А ты, видимо, не разбираешься в мудаках, раз вышла замуж за главного из них, - бросает он вдогонку, предварительно отступив от Лидии на пару ступенек вверх, а иначе могло и по морде прилететь. - Свяжусь с тобой, если будет что сообщить, - указывая на папку в своих руках, добавляет Джейк, и возвращается в участок.

+1

8

Лидия неуверенно топчется на крыльце и пытается понять, как ей теперь быть. Можно дождаться Дика (правда, далеко не факт, что он вернётся сегодня в участок, а не поедет домой... к своей любовнице, в существование которой Портер свято верит) и вместе с ним уехать в их семейное гнёздышко — будет неплохо, если их отъезд увидит Джейкоб, потому что от обиды хочется и его кольнуть побольнее в отместку. Или же можно перейти дорогу, завернуть за угол и дойти до конца квартала, чтобы появиться в том самом баре, где она впервые встретила человека, начавшего череду неприятностей в её жизни — пропустить стакан скотча будет даже полезно для успокоения разбушевавшихся нервов. А ещё можно просто поехать домой, чтобы в нервном порыве наготовить три дюжины кексов, съев которые не составит труда поправиться на три килограмма и не влезть ни в одно из любимых платьев, заработать себе сахарный диабет, кариес и парочку новых комплексов. И теряясь в таком разнообразии вариантов, Портер даже не замечает, что задержалась, когда нужно было как можно скорее покинуть это крыльцо и улицу, лишь бы не быть случайно застигнутой врасплох. Правда, боялась она встретить вовсе не того человека.
Увидев Джейкоба, девушка тут же горделиво вскидывает подбородок, скрещивая руки на груди и всем своим видом подчёркивая, что в их словесной баталии пять минут назад победу одержала именно она, а он может идти лесом. Она зла, она обижена, она не хочет его видеть отныне и впредь... ну, следующие сутки так точно, а там поглядим. Взгляд Лидии сосредоточен на вывеске салона сотовой связи на другой стороне улицы, и она старательно пытается не отводить взгляд в сторону, игнорируя существование Джейкоба и сохраняя мину при плохой игре — язык её тела так и говорит, что она его не только заметила, но и не может делать вид, будто это вовсе не так. Ломать комедию становится невозможно, когда руки Джейка ложатся на её плечи (и нет, она не вздрогнула! ну, разве что только от неожиданности, а не потому, что его прикосновения были приятны даже сейчас, так и знайте!), и он резко разворачивает её к себе лицом. Портер продолжает смотреть на него злобным взглядом, ясно давая понять, что прощения ему можно не ждать, а когда он начинает говорить, то и вовсе мечтает прожечь взглядом дырку в его голове.
— Руки убери, а то вдруг кто увидит, — передразнивает она (изначально себя саму, но об этом пока даже и не догадывается, ослеплённая эмоциями, переполняющими её до краёв) и дёргает плечами, пытаясь сбросить с них руки Джейкоба. — И вообще, хватит мне указывать, — ну-ка, кто тут сильная и независимая женщина? Она, между прочим, замужем, так что если кто и может говорить ей, что следует делать, а что нет, то явно не Эванс, а столь "любимый и обожаемый" им Дик Портер. Который и правда может появиться здесь в любую минуту и непременно потребует объяснений происходящей сцене. На мгновение между ними возникает пауза, от которой Лидия окончательно теряется и даже перестаёт брыкаться, не в силах понять, что вообще сейчас творится с ней, с ним и с ними обоими в целом.
— А? Что? — до Портер не сразу доходит, о чём идёт речь, поэтому тянущийся к её сумке Джейк вызывает вполне объяснимое желание отшатнуться. Она чуть было не падает, оступившись и теряя равновесие, но вовремя успевает ухватиться за его руку, хоть и одёргивает ладонь в ту же секунду, что чувствует себя на устойчивой поверхности. Неуклюжие попытки Эванса красиво вытащить заветную папку ожидает один провал за другим: выглядит это настолько смешно, что Лидия давится смехом, хоть и пытается сохранять серьёзное выражение лица. — Да-да, конечно, не торопись, — часто кивая головой, добавляет она, когда парень, наконец, получает желаемое и обещает ознакомиться с предлагаемым материалом. В голове Портер разрываются фейерверки, взрываются хлопушки, конфетти сыпется и разлетается во все стороны, а вопли ликования звучат как никогда громко и торжественно. Эта маленькая победа над Джейком — её первый выигрыш в их негласном соревновании, в котором он до этого момента лидировал, и потому девушка сейчас торжествует, как никогда раньше. Главное, не начать хлопать в ладоши; она вовремя вспоминает, что он согласился посмотреть компрометирующие её мужа бумаги, а не сходить с ней в ресторан на ужин при свечах. Последующие слова Эванса быстро тушат вспыхнувшую эйфорию и возвращают её на землю грешную: она вновь хмурит брови и недовольно поджимает губы, понимая, что этот хитрец благоразумно отошёл назад, чтобы не получить кулаком в нос.
— Сгинь с глаз долой! — отмахиваясь от Эванса, Лидия разворачивается на каблуках и спускается по лестнице, согласно кивнув головой. — Только не надо звонить мне на домашний посреди ночи и дышать в трубку! — ехидно кидает она, обернувшись через плечо и саркастично улыбнувшись. Хотелось ещё добавить "а то вдруг мой муж неправильно тебя поймёт", но эти слова она проглотила, оставив при себе. Всё-таки, не стоит его злить ещё больше — он ведь всё-таки согласился.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » savin' me