В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » you'll never enjoy this if you try to understand this


you'll never enjoy this if you try to understand this

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Ki Zhao and Bernadette Rickards

16 мая 2015 год; выставка современного искусства; вечер

_______________________________

Если бы им не сказали, что находящееся перед их глазами - высокое искусство, они вряд ли поняли бы это.

Отредактировано Bernadette Rickards (2015-08-19 10:46:56)

+1

2

Чжао относилась к современному искусству весьма созидательно, не отрицая факт его наличия, но и не стремясь познать всю истину этой области. Слишком много экспрессии, слишком много тайных смыслов и острых углов для тонкой и ранимой души женщины, привыкшей к мягкости форм и мирному течению жизни. В какой-то мере она была консерватором, признающим исключительно классику, где человек был человеком, а не образом, а замысел мастера таился в аккуратных мазках на полотнище, а не в его голове, содержимое которой он скрыл под семью замками, а для пущего эффекта кинул зрителям кость, мол, додумайте сами. Речь о картинах, да. О картинах,  что заставили Ки задуматься о тщетности бытия и, в целом, своего нахождения в стенах выставочного зала, что сегодня ломился от количества гостей. Респектабельные мужчины, сверкающие золотыми браслетами часов и бриллиантовыми запонками, дамы в нарядах от кутюр, все, как на подбор, хвастливо (словно между прочим) демонстрирющие уровень своего достатка через величину и количество драгоценных камней, что удалось нацепить на себя, в купе со слащавой улыбкой. И все беседуют. Естественно об искусстве, не забывая восхищаться хозяином и автором выставки. У него был талант. Как в этом можно сомневаться, если об этом говорит сама миссис Годман, завсегдатай подобных раутов и главный ценитель подобного творчеств? Ох, нет-нет, что вы. Ровеснице французской революции едва ли отмажешься в авторитете... И дернул же нечистый китаянку, что не смогла устоять от возможности скоротать вечер в компании искусства. В её голове это выглядело немного иначе (читать, как совсем), но пути назад не было и они с дочерью замерли возле очередной картины, пытаясь разглядеть в ней хоть что-то напоминающее... Хоть что-нибудь.
Похоже на башню, — задумчиво протянула Ки и пригубила шампанское из хрустального бокала, ножку которого снимала меж пальцев, — Может, это фаллический символ?
Фаллический? Это когда от недотраха письки на заборе рисуют? — хихикнула девушка, кажется, слишком громко, чем заставила женщину нахмурится и шикнуть.
Тише, — чем-чем, а чувством такта эта паразитка никогда не отличалась, — Но, в целом, да, все так и есть, — уголки губ китаянки дернулись в улыбке, а аккуратный нос чуть сморщился.
Слушай, это все, конечно, здорово, — в своем репертуаре протянула дочурка, явно уставшая от всего этого “великолепия“, а затем без особых раздумий продолжила, совсем не жалея мать, — Но можно я пойду? — она сморщила носик под стать Чжао, — Мы с Кевином договорились сегодня встретиться.
Никогда о нем раньше не слышала, — резонно заметила женщина и поджала губы. Аде уже исполнилось двадцать, а привыкнуть к этому она никак не могла. Терзали смутные сомнения, что и двадцати дополнительных лет будет мало. Дети — всегда дети.
Не переживай, мамулечка, — залепетала девушка, совсем, как в детстве, не забыв положить голову на материнское плечо. Вот только теперь она была выше самой Ки и выглядело это забавно, — Я его предупредила, что ты можешь навалять, как Брюс Ли, — от услышанного губы брюнетки не произвольно растянулись в ребяческой улыбке. Звонкого смеха она сдержать не смогла, переняв эстафету по привлечению внимания.
Как Брюс Ли не смогу.
А как Джеки Чан? — котошрековские глаза дочери оказались аккурат напротив её лица, что приняло наиграно-задумчивое выражение.
Можно попробовать, — и снова смех, теперь уже на два голоса, — Ты смотри, я же проверю, как он рисует... башни на заборах. Для него лучше, если они будут размером с Эйфелеву, — Чжао кивнула в сторону картины, а потом махнула рукой, еле сдержавшись, чтобы не закатить глаза, — Ой, иди уже.
Я позвоню, — радостно протараторила девчонка и, клюнув женщину в щеку, испарилась из зоны видимости, оставив несчастную мать на произвол судьбы. Она ещё раз внимательно посмотрела на полотно, возле которого они остановились минутами ранее и тихо фыркнула. Заборное творчество куда художественнее.
Нужно было куда-то приткнуться, дабы не слоняться средь всей этой высоты одной. Китаянка несколько раз огляделась, успела сделать пару глотков шипучки, а потом направилась к картине, возле которой собралась небольшая группа. Сбоку от произведения стояла дама неопределенного вида и о чем-то живо рассказывала, то и дело поправляя очки. Взору Ки предстало очередное творение, больше напоминающее мазню детсадовца, чем искусство. Остальные так не считали, кажется.
Эта картина написана мастером в особый период его жизни, — воодушевленно трещала дама, — Он болел... — этой фразы было достаточно женщине, чтобы сделать свои выводы и не удержаться от тихого комментария, — Ага, на всю голову, — слушателем стала особа справа и Чжао очень надеялась, что она не из тех сумасшедших, что фанатели с этого художника (от слова худо). И та картина, так и останется висеть, а не займёт место на хрупкой азиатской шее.
Вы что-то сказали? — по-снобски выдала дама в очках и поправила окуляры на носу, — Нет-нет, что вы! Я от восхищения потеряла дар речи, — заверила её Ки и уткнулась в бокал с шипучкой. От греха.

----------
ВНЕШНИЙ ВИД

Отредактировано Ki Zhao (2015-08-19 18:54:30)

+2

3

Когда Александр в первый раз переступил порог ее пентхауса и углядел на полуголой стене огромное полотно – копию картины Кандинского, явно переоцененную и купленную в Лондоне шестью годами ранее, но перевезенную в Америку лишь три года назад, он тем самым слепо возомнил себе веру в явную увлеченность Бернадетт данным видом искусства. Крутило молодую женщину в вихре необъяснимой и кратковременной страсти к русскому авангарду когда-то, а теперь Кандинский напоминает о тех временах, когда мир так называемой современной буржуазии перестал быть для нее чем-то далеким и малопонятным. И Александр отчего-то считает, что границ между русским авангардом и тем современным искусством практически не существует, а поэтому и водит Рикардс по всем выставкам и мероприятиям, посвященным данному увлечению светского народа и тем самым вдалбливает его прелести в мозг как на наковальне.
Но не скажи друг дней ее суровых о том, что, к примеру, полотно глубоко-синего цвета с желтой полосой посредине или кучка ржавых гвоздей являются представителями того самого современного искусства, она бы ни за что до этого не догадалась. Идя мимо выдолбленной в стене дыре и одновременно огороженной ленточкой да табличкой, Берн думала, это искусство такое или правда кто-то особенно удачливый подпортил красоту внутреннего убранства здания. Спрашивать подробности не совсем удобно, вдруг посчитают бескультурной, а Александра, в который раз, в толпе и на горизонте не видать, так что больше лиц, способных пролить свет на мрак сомнений не наблюдалось.
В общем, великосветская атмосфера мероприятия не была для Рикардс неприятна или дискомфортна, но она настолько отвыкла к подобному времяпрепровождению, да еще и без бокала чего покрепче в руке, что в животе начинало сводить от тоски и уныния, желания сбежать от мишурного общества как можно дальше. А может, все дело было в одиноком переходе из зала в зал, с этажа на этаж, в попытках высмотреть лицо своего непутевого товарища и страстного любителя всеобщего внимания, в ожидании чуда, что вечер внезапно может окраситься более яркими красками.
И даже когда Алекс вновь оказался рядом, весь явно воодушевленный вниманием напомаженных девушек и влиятельных людей, выдержавших его краткие лекции по поводу выставленных на данном вечере картин художников, в настрое не прибавилось и грамма. Нет, определенно, было относительно забавно встречать старых знакомых и говорить о чем угодно, но только не о тематике вечера и уж точно не о современном искусстве в целом, ибо тут мало кто вообще понимал, как в кляксах можно высмотреть диссонанс чувств писавшего картину художника. Но все это было не то, и Бернадетт не покидали смутные сомнения, да вопрос, стучавший молотком по вискам: «Что я здесь, черт возьми, забыла?»
- Ты собираешься что-нибудь покупать? – а мужчина все не унимался, и Берн уж было подумала позвонить его жене да попросить забрать ее взрослое дитя с выставки, но вспомнив даму, у которой от женщины только юбка да ридикюль, она тут же передумала.
- Если я что-нибудь куплю, ты успокоишься? – особо чувствительная к грядущей печали правая коленная чашечка говорила с утра, что не надо идти без настроения и с видом угрюмой тучи на собрание любителей бокала Кристалл и хвастовства размером своего кармана, а теперь молодая женщина понимает, что надо было ее послушаться.
Внезапно полоса света проникла в погруженную во мрак комнату, когда на горизонте показался стол с различными закусками и легкими алкогольными напитками, и на душе сразу же стало теплее от мысли, что хоть перекусить удастся и возможно легкий перекус хоть как-то воодушевит на остаток мероприятия. Путь к столу был долог, как казалось, и осложнен тем, что около одной из картин небольшая группа наблюдателей слушала женщину, воркующую о глубине смысле холста с бессмысленным буйством красок. Дама, видимо, посчитала, что Берн заинтересовалась ее рассказами, когда та, рассматривая цвета, остановилась на несколько мгновений неподалеку, пропуская мимо себя пожилую пару.
- О, вы правы, эта картина способна восхищать, - произнесла рассказчица и ее взгляд коснулся взгляда Рикардс, искренне пытающегося понять причину восхищения полотном. – Художник говорит своим творением, что упадок сил переворачивает в нас понимание мира с ног на голову, но не делает его менее прекрасным. Какой вы находите эту картину? – и Бернадетт думает о том, почему она. Почему из десятка относительно любопытных слушателей именно она стала предметом внимания дамы в очках, из-за которой многие из группы теперь вместе с ней смотрели на явно растерявшуюся американку.
- Ну… этот переполох цвета говорит о переживаниях и душевном смятении, наверно, - она была похожа на школьницу, стоящую возле преподавателя; вроде и вертятся на языке подходящие слова и идет правильная мысль, но в результате ответ получается каким-то несвязным. – Вообще картина хорошая, очень хорошая, - Берн случайно смотрит на стоящую рядом китаянку и словно пытается найти на ее лице дополнительные хвалебные фразы. 
Когда дама с группой любителей отошли к следующему полотну сразу же после изречения блондинки, она облегченно повела плечами и подошла чуть ближе к злополучному произведению искусства дабы рассмотреть все его наверняка существующие прелести.
- По-моему у мужика просто краска на холст красиво разлилась, когда он тянулся за валидолом, - произнесла мысли вслух Рикардс, посмотрев на все еще стоящую рядом китаянку да других гостей, что, кажется, были больше удовлетворены этим объяснением, нежели красивыми эпитетами да метафорами безымянной чопорной дамы – культуролога.

+1

4

Китаянка восхищалась. О, она действительно восхищалась, в обход суровому взгляду дамы в окулярах и её попытке взглядом изничтожить бедную Ки. Вот только поводы для восхищений у них были слишком разные, чтобы понять друг друга. Всматриваясь на странное полотно, женщина невольно задумалась, вызывают ли в этой ярой защитнице современного искусства, какие-нибудь чувства картины Рембрандта, к примеру, с их изящностью и мягкостью форм, или Айвазовского, полные неукротимой силы и запахом моря? Кто знает, может она пред "Девятым валом" стоит с таким же выражением лица, какое сейчас украшает мурлетку китаянки, а в голове её роются подобные мысли, опускающие творение на уровень плинтуса. Нет! Нет, определенно, она не готова принять такое искусство, абсолютно не желая выслушивать рассказы о том, чем болел автор, от чего лечился и лечился ли вообще, судя по его больной фантазии. Что это? Биполярное расстройство? Шизофрения? Депрессия? Может, он жертва детского насилия? Может, мама его в детстве недолюбила? А может, он просто ленивый бездельник, который выливает свое нежелание трудиться на благо общества вот в такие вот формы? Чжао склонялась к последнему и еще больше отдалялась от цели "понять-простить", потому, как больше, чем современное искусство она не любила лодырей. 
Эмоции на лице китаянки сменяли, одна другую и чем больше говорила дама, восхваляя невероятное творение автора, тем больше оно принимало выражение аля "что за херню ты городишь, женщина? ". Она осторожно осмотрелась, наблюдая за другими людьми, некоторые из которых вслушивались в торжественно-восторженную речь с неким благоговением и трепетом, да еще с таким, что в Ки поднималось жгучее желание посмотреть, что же там внутри этих черепных коробок (и есть ли что вообще), раз они с такой простой восхищаются этим... Этим... Этим, одним словом. И как хорошо, что ей не пришлось высказывать свое мнение по поводу этого шедевра, потому, как блондинку, что стояла рядом, таки зацепило взрывной волной творчества. Не увернулась, бедняга. Женщина не без интереса чуть развернулась к ней, как и остальные присутствующие, в ожидании вердикта, но первоначальная заминка выдавала в ней такого же обывателя, как и она сама. Это радует, черт возьми. Не все еще потеряны в этой обители "высокого и непонятного".
О, да, — в ответ на растерянный и ищущий поддержки взгляд ответила темноволосая, — Прекрасная картина. Автор словно смотрит нам в душу. Заставляет переосмыслить существование, — чуть надменный взгляд дамы прошелся по обеим женщинами и с немым вердиктом "живите!" она повела группу к следующему полотну. Признаться честно, Чжао продолжать экскурсию с компании этих зомбированных очень не хотела, как и та блондинка, попавшая под расстрел недовольства. Пара личностей так же остались стоять на месте. Явно из их стаи. 
А потом его еще и стошнило, — скривилась Ки, дополнив комментарий незнакомки и опустошила бокал с шампанским до дна, оставляя его на подносе одного из снующих официантов, — Кажется, они просчитались с шампанским. Для такой выставки нужно что покрепче. Виски, коньяк, а лучше сразу текилла, — чуть прищурившись, Чжао еще раз внимательно осмотрела картину, — Быть может, после стопочки-другой, это полотно заиграет новыми красками, — надежда умирает последней, — Хотя, нет, я столько не выпью, — удержаться от ироничного смешка было трудно и губы женщины растянулись в улыбке, — Признайтесь, вас шантажировали? Или идея прийти сюда оказалась просто необдуманным поступком?

+1

5

О да, половина гостей в выставочном зале были прекрасно осведомлены о том, у кого и где деньгопровод имеется, куда эти деньги, в конечном итоге, сливаются, и какие меры владельцы подобного вида роскоши применяют для увеличения своих материальных средств. Сам выставочный зал был одним из множества стоков, воздух был пропитан позерством организаторов и напыщенной важностью участников вечера; и вот, смотря на даму в роговой оправе, такую закаленную временем и издержками своей профессии служительницу государства,  не перестаешь удивляться тому, как ей удается выжить овцой в волчьем стаде. И Бернадетт поняла, как, когда эдакая с виду строгая тихушница, погруженная в свои статичные и оплачиваемые по часу реплики начала тянуть свои руки к молодой женщине, углядев в ней своими зелеными глазами, видимо, одну из тех, кого сюда привели именно деньги. Одновременно вспыхнувшее негодование и смятение по поводу поведения безымянной дамы выставили Рикардс в том свете, в каком и ожидала та ее увидеть: неловкое бормотание о вещах, в которых блондинка ни черта  не смыслила, череда не менее статичных слов, какие произносила культуролог, только в хаотично нелепом порядке. Хорошо, что прошли те времена, когда незнания об искусстве своего времени считалось моветоном. Сейчас, наоборот, это незнание является общепринятой нормой, а знание – необыкновенным, дарованным навыком; впрочем, разбираться в припадочной мазне малоизвестного творца художественной культуры Бернадетт не стремилась, это далеко не то, что может сейчас ее по-настоящему заинтересовать.
- И кровь из носа пошла, - усмехнулась блондинка, указав на полосы красной краски в правом верхнем углу, имеющие сакральное значение для заинтересованных современным искусством умов, и будущие абсолютной бессмыслицей для всего остального народа. – Весь крепкий алкоголь ушел тем, кто писал все эти… все это. Тут на втором этаже есть фонтан с шампанским, наверняка его не заполняли чем-то вроде виски, чтобы потом в этом фонтане никто не захотел искупаться, - сам фонтанчик был маленький, скромного, но подходящего размера для вечера подобного рода, но мало ли что может взбрести в голову принявшему на грудь человеку.
Внутри сидело такое еще совсем маленькое желание нажаловаться на Александра, который в последнее время не знает, куда свое тело пристроить после заката солнца вне стен своего дома, где ждет его жена, дочь и собака, которую все же пришлось завести после найденного той самой дочерью ошейника в родительском шкафу. Кратко говоря, дурью мается, мечтая о сотрясаемых голосом стенах Ла Скала, но получая в результате полотна с кровью из носа и петухов с широкими карманами, которые видят в этом произведение искусства.
- Один мой друг сказал, что мне здесь понравится, а я наивно поверила ему. Он обидится, если я уйду, но его вечно где-то носит, так что я надеюсь в ближайшее время улизнуть, - пожала плечами Берн, улыбаясь незнакомке, которая парой минут назад выручила ее в разговоре с отошедшей далеко в сторону дамой. – А вы как здесь оказались? Мне весь вечер кажется, что тут половина гостей просто дверью ошиблись, но остались из-за бесплатных закусок и фонтанчика с шампанским, - рука ловко перехватила бокал с напитком у проходящего мимо официанта, и хоть шампанское молодая женщина не особо жаловала, в данной ситуации оно шло как нельзя лучше.
- Кстати, спасибо, что поддержали, - добавила вдогонку, совершенно искренне, без всякой задней мысли о необходимой вежливости и подобном проявлении такта, ибо всегда приятно ощутить руку поддержки, особенно в тот момент, когда ее особо и не ждешь.

Отредактировано Bernadette Rickards (2015-09-08 13:09:40)

+1

6

Мне никогда этого не понять, — с хорошей долей трагизма в голосе выдала Ки и отмахнулась, то ли от полотна, то ли от всей этой затеи проникнуться чем-то сродни искусству, если его вообще можно таковым назвать, прости Господи. Возможно, они и от обычного искусства были далеки и мыслят лишь созерцательно, обывательски, оценивая перспективу, не заглядывая в её суть. Надо мыслить шире, рассматривать объект со всех ракурсов, задуматься, в конце концов, о смысли жизни! О чем еще можно думать, рядом с этаким шедевром? Только о смысле бытия, мать его ити, — Моя дочь явно просекла фишку раньше и смоталась на свидание. Даже завидую ей немного, — хохотнула женщина, прекрасно представляя, как хорошо сейчас девчонке в компании симпатичного кавалера (который, хочется верить, держит руки там где надо, а это значит при себе!) и, ох, чего таить, она и сама бы не отказалась от такой перспективы: лишь бы не здесь, не сейчас и не средь всей этой красоты, но особого выбора у нее не было и приходилось тянуть губы в странноватой улыбке и смотреть то сюда, то туда, с видом, как минимум, не скучающим, а желательно еще и заинтересованным. Благо теперь она нашла себе собеседника и собрата (или соссестру) по этому не легкому делу и можно было немного отвлечься от высокого и вернуться к приземленному, такому, как этот бокал шампанского, подхваченного с подноса. Коньяку бы сейчас, а лучше водки. 
Я, к сожалению, не могу все спихнуть на друга, — с абсолютно искренней улыбкой усмехнулась женщина и чуть скривилась собственной непроходимой тупости. Ну, а как еще назвать это её решение и... желание приобщиться к высокому, — Хозяин галереи мой частый клиент и эти два приглашения из его рук... Будем откровенны, кто не любит халяву? — рассмеялась темноволосая делая не особо деликатный глоток шипучку, чуть морщась от непроходимой кислятины, — Еще пару часов назад идея провести вечер средь ценителей прекрасного мне казалось не такой уж и плохой. Но, как я погляжу, эти ценители либо не пришли, либо, как я, топят свое чувство прекрасного в бокале, — очередной короткий взгляд на картину и … брр, — И ведь кто-то купит этот шедевр, — задумчиво отозвалась Чжао, передергивая плечиками и представляя сие творение венчающим чью-то гостиную. В свой дом она бы такую не повесила и под угрозой расстрела. Если только в самую темную комнату, туда, где этого никто не увидит. И, желательно, обратно стороной, — Вы никогда не хотели попробовать себя в этом … всем? — ладошка китаянки обвела своеобразный круг, захватывая и людей и картины, — Я не плохо крашу стены, как думаете, у меня есть шанс? —  если отсутствие таланта и умение хорошо выпить — единственное условие, то она сможет. Все сможет. А, может, даже переплюнет всех этих мастеров жанра! Где-то на задворках сознания Ки уже представила себя королевой абстракционизма, а потом была возвращена на землю легким толчком в плечо от проходящего мимо человека, — Нет, определенно нет, я сопьюсь, — саму себя осадила она.
Если честно, — чуть доверительнее и тише продолжила она, — Я побоялась, что наша дама, того и гляди и набросится на вас. А так, как мы стояли рядом, могла и меня зацепить, — и черт пойми, шутит она или нет, но слабая улыбочка, все же, выдавала её, — Я еще слишком молода, чтобы умирать. Особенно от рук всяких фанатичек. Кто знает, что она этими руками делала... — протянула она и вытянула губы трубочкой, — Но, не будем о грустном. Здесь этого и так слишком много. Давайте лучше выпьем, — темноволосая с тихим звоном коснулась краешком своего бокала, бокала блондинки, — За искусство. Не за это. За нормальное искусство: с натюрмортами, пейзажами и прекрасными дамами эпохи ренессанса.

+1

7

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » you'll never enjoy this if you try to understand this