vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » И мы увидим, кто был прав в своем посмертии


И мы увидим, кто был прав в своем посмертии

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Канцлер Ги - Конец игре
http://s4.postimg.org/i4n64a2t7/angels_4_2.gif
Sachiel, Astaroth
ЛЕТО, ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ ВЕК, ЮГ ФРАНЦИИ

На любого святого найдется свой инквизитор.

Отредактировано Kirill Lazarev (2015-08-20 02:17:13)

+1

2

Сашиелю быт отца Бертена нравился именно своей простотой и незамысловатостью. Он сидел, скрестив ноги, на пороге дома, где жил его сосуд, и с наслаждением пожевывал щедро отрезанный ломоть грубого хлеба. Он видел наслаждение и в этой простой еде, и в простой утвари маленького дома, и в простом обществе, которое дали ему люди вокруг и местный священник. И даже в кусавшихся блохах было нечто приятное. Человеческая жизнь полна своих маленьких радостей.
Еще недавно молодой мужчина по имени Франсуа был обычным крестьянином, и не помышлявшем о том, что сейчас делал пребывавший в его теле ангел. Сашиель был полон решимости помочь людям, и люди, как бурные потоки воды, стекались в эту деревню, принося с собой связанных по рукам и ногам одержимых, и херувим изгонял из них демонов, и для него это было проще, и выходило быстрее, чем у человеческих экзорцистов.
– Привезли еще одного… – короткая заминка, – Сашиель.
Херувим открыто и мягко улыбнулся. Он не видел нужды скрывать от святого отца то, кем является на самом деле, и теперь смущение человека вызывало у него чувство, которое люди могли бы назвать умилением. Потерев лицо и получив от этого простого действия такое же, как и месяц назад, удовольствие, Сашиель, не прекращая улыбаться, поднял глаза к небу.
– Присядьте рядом, кюре, отдохните немного, сегодня такой хороший день.
Крем глаза он успел заметить, как покачал головой и заулыбался отец Бертен. Однако священник все же внял его просьбе и сел недалеко от Сашиеля, на траву.
– Тучи же… – пробормотал себе под нос человек, словно бы и сам не верил, что спорит с ангелом.
Сашиель пожал плечами – ему нравился этот человеческий жест. Помолчал немного, следя за медленно плывущими облаками, закрывшими все небо. Запахи в воздухе обещали скорый дождь, и он всем своем существом чувствовал, как сгущается и тяжелеет воздух. Вдохнул этот тяжелый воздух полной грудью и встал. Священник вскочил в следующую секунду и тщательно отряхнулся.
– Она в моем доме.
– И какая она? – ангел размашистым шагом двигался в сторону дома отца Бертена, за последний месяц повидавшего в своих стенах стольких демонов, что с человеческой точки зрения и подумать страшно.
– Кривит губы, показывает мне язык и рассказывает, как хорошо мы бы порезвились, – равнодушно ответил кюре. Он тоже успел привыкнуть к тому, что происходило в его доме.
– Ну вот и славно.
У дома священника стояли родственники одержимой: мужчина в летах, наверняка отец, и несколько крепких парней постарше. Братья. А может, где-то среди них и муж несчастной. Сашиель рассматривал их лица, видя на них печать боли, страха и беспокойства о бедной девушке. Как любил он в людях их лица, и их жесты, и все, чем они так ярко выражали свои чувства, особенно такие чистые и светлые. Он любовался ими, хотя сердце его и переживало вместе с ними. Входя в дом, он услышал, как отец Бертен, прежде чем войти следом и закрыть дверь, сказал ожидавшим людям:
– Не бойтесь, он спасет ее.
В словах его было столько веры, что Сашиелю показалось, будто его духовные крылья расправились, чтобы закрыть от зла всех этих людей. Он, наконец, увидел демона – деву в неприлично разорванном, грязном платье, которая извивалась на жесткой постели и кусала тряпицу, которой кто-то завязал ей рот.
– Ты сказал, что она говорила с тобой.
– Пришлось закрыть ей рот, – усмехнувшись, ответил святой отец.
Сашиель сорвал тряпку, позволив демону задышать, широко раскрывая рот. Она обратила к нему потемневшие глаза и уже открыла рот, кривя полные губы, чтобы сказать что-то, но ее взгляд уперся в его глаза. Ярко-голубые глаза херувима излучали свет.

Стоило им выйти, как семейство девушки, сразу же после кивка священника бросились в дом. Сашиель улыбнулся, но в следующую секунду заметил въезжающую в деревню богатую карету в окружении хорошо вооруженного отряда, за которым, по правде говоря, и карету разглядеть было непросто. Его глаза сузились на мгновение, и где-то рядом с сердцем кольнуло неясное беспокойство. Хотя что это он, ведь не только простой люд страдает от вероломства падших. Он окажет помощь любому, кто ее попросит. Он не двигался с места, следя взглядом за приближающимся экипажем.
[NIC]Sachiel[/NIC] [AVA]http://funkyimg.com/i/21fWv.png[/AVA] [SGN]http://funkyimg.com/i/21fZ1.png[/SGN]

+2

3

С утра накрапывал дождь. Да и сейчас небо оставалось пасмурным, поэтому он пересел из седла в карету. Мерно покачиваясь в такт выемкам на дороге южной Франции, епископ-иезуит, инквизитор Доменико Роччи жрал. За редким исключением это слово наиболее точно описывало вкушение инквизитором пищи. Отрывая огромные куски запеченного фазана, он с хлюпанием запивал его дорогим красным вином из золотого кубка, украшенного рубинами. Струйка вина, текущая из уголка рта, смешивалась с жиром в бородке и капала на епископскую мантию, заставляя его периодически вытирать губы и лицо парчовой салфеткой. Отец Роччи был грешен – он любил поесть. Правда стоит отметить, что в списке грехов, которым был подвержен отец Доменико, чревоугодие занимало далеко не первое место. Обжора, садист, сексуальный извращенец, алчный стяжатель – в общем, почтенный слуга Господа.
Инквизитор откинулся на мягкое сиденье кареты, громко, сыто рыгнул и небрежным взмахом руки показал служанке, чтобы та наполнила его кубок.
– Спасибо тебе, дитя мое.
Когда она слегка поклонилась, он отвесил ей смачный шлепок по попе. Он сделал еще глоток вина и предался одному из любимых занятий – начал полировать огромный рубин в перстне на мизинце. Проблема была в том, что переевшего Доменико всегда неудержимо тянуло на проповеди.
– Видишь, как тяжела судьба простого слуги Господа? И в зной, и в снег, и в дождь мы идем тропою Божьей воли, не получая элементарных удобств, отдыха, жертвуя собой… – его речь периодически прерывалась сытой икотой.
На самом деле единственное, что терзало тело инквизитора за всю его жизнь – это гастрит, изжога и пара чудом вылеченных венерических заболеваний. Даже по меркам современной католической церкви святой отец был выдающимся персонажем. Происходивший из знатной семьи, он семимильными шагами продвигался по иерархической лестнице. А следы всех своих грехов он обычно успешно смывал золотым дождем, а особо упрямые рты затыкались сталью – или ядом. Его осоловевшие глаза скользили по точеной фигурке служанки, которой на вид едва исполнилось тринадцать.
– Бедная сиротка. Но не бойся, Господь не зря послал тебя ко мне. Я уж найду способ утешить твое горе.
Он уже протянул руку, чтобы привлечь девушку к себе, но в этот момент колесо кареты попало в особо глубокую яму, заставив его подпрыгнуть на сиденье и клацнуть зубами.
– Вот же!.. – но Доменико сдержал ругательство. – Когда мы уже приедем?! Заметь, дитя мое, как исчадья дьявола боятся слова Господня и слуг его, что забираются в такие дыры, в которые мы сейчас едем.
На самом деле это было полной чушью. Кого настоящие демоны могли совращать в этих местах? Курей и свиней? Желание пропало. Доменико барским жестом пододвинул служанке тарелку с остатками фазана, предлагая угоститься, а сам, прикрыв глаза, погрузился в раздумья. В этом богом забытом краю несколько месяцев назад объявился полоумный, который начал проводить сеансы экзорцизма со всеми желающими – а также не желающими – этого. Самое неприятное, что сеансы были успешными, а уж что церковь не могла позволить, так это посягательств на свою монополию. И будь там хоть сам архангел Гавриил, его святым долгом было показать, что право на чудеса на этой планете имеют только они.
[nic]Astaroth[/nic] [ava]http://funkyimg.com/i/21fYY.png[/ava] [SGN]http://funkyimg.com/i/21fYZ.png[/SGN]

Отредактировано Melor Datskovskitas (2015-08-20 14:42:30)

+2

4

– Бертен, – тихо позвал Сашиель.
Он чувствовал, как священник оставляет радостную семью и подходит к нему, для этого даже не нужно было оборачиваться или прислушиваться. Херувим хотел было положить ему руку на плечо, но вовремя остановился: каждое прикосновение к человеку передавало последнему немного света, высшей благодати, а здесь, на земле, таким хрупким существами, как люди, она могла нанести вред, если даритель не контролирует себя. Святой отец был взвешенным, благоразумным человеком, и ангелу не хотелось бы рушить ему разум неосторожным расходованием благодати, которое, в конечном счете, не только прибавит ему жизненных сил, но и превратит его веру в фанатизм.
– Присмотрите за жителями, друг мой. Люди, облеченные властью, часто бывают злы, сами того не понимая. Я бы не хотел, чтобы слуги этого господина по скудости своего разума причинили вред нашим девушкам.
Он всегда говорил мягко. Он любил людей, младших братьев своих, вверенных в его руки и руки таких, как он, хоть иногда земные братья и делали дурное, и совершали ошибки, у которых были страшные последствия. Но разве братья небесные всегда были непогрешимы в своих действиях и решениях? Он сам был скорбным свидетелем падения многих из них. Он любил их всех и потому не кричал, ведь главное – правильно сказать, и тогда тебя услышат.
Отец Бертен кивнул и быстрым шагом пошел по деревне. Впрочем, жители ее и сами видели, какие гости на сей раз появились здесь, а они привыкли не ждать ничего хорошего от сиятельного дворянства – как, впрочем, и от властных церковников. Сашиель следил за ними и видел, во что превратилось некогда гонимое христианство. Сам он продолжал стоять на месте, не пытаясь скрыться и даже не шевелясь. Они приехали сюда за помощью, и, кто бы ни просил помощи, он ее получит, потому что в глазах ангела все они были равны. Поднявшийся ветер мало волновал его даже этим прохладным и пасмурным днем, но, повинуясь некому непонятному душевному порыву, мрачным предчувствиям, которые вызывал у него вооруженный отряд, херувим поплотнее запахнул потертый и перелатанный плащ из кожи и грубой шерсти и еще несколько находившихся под ним слоев одежды: тело следовало бережно хранить, пока он не выполнит свой долг, и тогда он вернет Франсуа к его прежней жизни.
Один из всадников, пришпорив лошадь, направил ее на одинокую фигуру Сашиеля, видимо, желая попугать, потому что всадник уже и за копье схватился. Ангел остался стоять, прямо глядя на приближающегося человека, метившего пяткой копья ему в грудь. Он мог заставить его лошадь повернуть, сбросить седока, мог заставить агрессора бросить копье, но к чему выкидывать все эти фокусы? Всадник сам остановился, увидев, что деревенский оборванец не пытается сбежать.
– Эй, ты! – он все-таки ткнул копьем в его сторону, но даже не коснулся, не говоря уже об ударе. – Где здесь найти человека, который изгоняет бесов?
– Сдержи свой пыл, добрый человек, – ангел посмотрел в глаза всаднику. – Я – тот, кто изгоняет бесов. Полагаю, вы привезли несчастного?
Сашиель чуть наклонился в сторону, чтобы человеческими глазами посмотреть на карету, стоявшую за кольцом охраны. Своим внутренним, нечеловеческим зрением он и так видел ее, но он уже успел перенять многие человеческие повадки, чтобы быть больше похожим на них. Перед его зрением также успело промелькнуть холеное мужское лицо, но куда сильнее было теперь ощущение тяжести, неприязни, которое скребло его изнутри: он чувствовал демонов так же, как они – а вернее, те, кто были равны ему в силе – чувствовали его. И правда – одержимый. Сашиель сделал шаг вперед, но тут копье всадника посмотрело в его грудь уже острием. Ангел с вежливой полуулыбкой на губах посмотрел на всадника.
– Ну же. Мне нужно видеть одержимого, чтобы помочь ему.
– Здесь нет одержимых, ты, сумасшедший. Его Преосвященство Доменико Роччи желает видеть тебя, еретик.
Внешне расслабленный, внутренне Сашиель словно бы весь подобрался, готовясь к удару. Его ощущения, в отличие от людей, обмануть невозможно, и значит, демон там был, но демон слишком умный, хитрый и сильный, чтобы так просто попасться людям, даже находясь в самом средоточии церкви.

[NIC]Sachiel[/NIC] [AVA]http://funkyimg.com/i/21fWv.png[/AVA] [SGN]http://funkyimg.com/i/21fZ1.png[/SGN]

+2

5

[в архив]: нет игры месяц

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » И мы увидим, кто был прав в своем посмертии