Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
- Хей! Ты тут случайно не вздумал расслабиться?! - Переводя почти грозный взгляд на друга, возмутилась Тори по поводу его сонной ленивой неряшливости.
Вот так настроение рыжей изменчиво, как вода - еще секунду...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » all we do is hide away ‡all we do is lie and wait


all we do is hide away ‡all we do is lie and wait

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

I've been upside down. I don't wanna be the right way round.
I'll find paradise on the ground.
http://38.media.tumblr.com/tumblr_m4c3399zuC1qjv7iko3_r1_250.gif     http://38.media.tumblr.com/1a0ad5b6e7c74ea81d24b36eb24df816/tumblr_n899ke4F2e1qhdlwqo4_250.gif

Участники: M. J. Hades, M. Day;
Место: Ванкувер, Канада, отель Fairmont Pacific Rim.
Время: май 2015 года;
Время суток: с утра до вечера;
Погодные условия: +12, легкая прохлада. 
О флештайме: сюрпризы не всегда бывают приятными. Ложь не всегда бывает сладкой. Правда неизменно будет горькой, когда тебе есть что скрывать. Он скрывал от неё правду слишком долго и наконец судьба решила раскрыть изумрудные глаза.

Отредактировано Morgan May (2015-08-21 14:31:34)

+1

2

8:20 a.m.
Сакраменто, США

    Играет моя любимая песня. Какой-то лиричный deep house. Я смотрю сквозь шампанскую копну своих волос. Свет утреннего солнца пробивается сквозь окна нашей спальни. От тебя остался только запах дорогого парфюма. Тянусь к прикроватной тумбочке и беру ультра новый девайс в свою руку. Легкое движение большого пальца.
    — Да? ...Доброе. ...Хорошо, малыш. Всё в порядке? ...Ну, ничего. Пей больше травяного чая. Он успокоит и согреет. ...Да. И я тебя. Хорошего тебе дня. - говорю неестественным сонным голосом. Но за все эти почти два с половиной года он должен был давно привыкнуть. Кладу телефон обратно на деревянную поверхность и томно выдыхаю. У меня выходной. Мой супруг едва ли пересек границу. Я могла бы как обычно заняться покупкой продуктов в близ находящемся бакалейном магазине, но спустя чуть больше получаса на рабочую почту пришло письмо. Резюме, комментарий моего менеджера. Перекидывая с одной щеки в другую зубную щетку пропитанную пастой, я открыла на лэптопе e-mail и внимательно стала изучать его содержание. Тощий парень с впавшими щеками. Очки в тонкой оправе. Немного предвзятый взгляд. Достижения и навыки поражали. Где-то к середине я стала понимать, что в понедельник нам придется забросить удочку и начать охоту на крупную рыбу. 
    Другой трэк того же жанра разорвался на моем мобильном. Не торопясь поднимать вызов, я двинулась в ванную комнату, чтобы выплюнуть ментоловую жижу.
    — Да, Боб... Да, как раз... Что? Сегодня? Но сег... Да. Да, конечно. ...Да, я понимаю. ...Хорошо, Роберт. ...Ванкувер? Что в Канаде Ванкувер? ...Да! Мне будет нужно не более часа. Хорошо. ...Хорошо, Боб. ...Хорошо. - и снова вдох-выдох. До меня доходит суть сказанного. Внепланованная командировка. Поездка в Канаду. Поездка к мужу. А ведь в этом было что-то новое... Большой палец застыл в воздухе. Я была готова пройтись по нескольким кнопкам, чтобы совершить быстрый звонок, чтобы поделиться радостной новостью. Вибрация и звук колокольчиков. Sms: Через 59 минут надо быть в аэропорту!
    Вдох-выдох. Откладываю телефон и лечу обратно в спальню за гардеробом.

3:58 p.m.
Ванкувер, Канада

    Мы сидим в местном кафе. Уютное место. Бюджетные цены. На нём настоял Майкл, парень, который был изобретателен не по годам. За ним гонялось свыше трех влиятельных корпораций. Талантливый парень, который вложил парочку своих гипотез и формул в несколько хорошо продающихся проектов. Именно такие парни и нужны нам. Именно таких мой муж набирает в команду Black RoseCo International. Я не стала ему звонить. Весь перелет я читала роман Донны Тартт и думала о том какое платье одену на предстоящий съезд предпринимателей, который организовывала наша компания этим вечером. Именно ради этого он сегодня был здесь. Именно поэтому он в очередной раз не смог провести эти выходные в нашей постели. Со мной. Что ж... К счастью, судьба имела на этот счет другие планы. Я смотрела сквозь буквы меню и мечтательно закусывала губу. Мне уже хотелось посмотреть на его удивленные глаза цвета океана. Хотелось, чтобы он улыбнулся так, когда впервые увидел меня в свадебном платье и прошептал "люблю". Давно я уже не слышала от него этого слова... Давно не чувствовала каждую из его букв.
    Боб проговаривает моё имя дважды. Только на третий раз я поняла, что отошла от реальности. Коллега просил озвучить меня точные координаты проведения мероприятия. Похоже, что парню не хватало наших аргументов. Он пылко жаждал обсудить рабочие детали с самим президентом. Я поспешно открыла ноутбук, проклиная себя за расеянность. Извинилась раза три, наверное, пока открывала Google Chrome. 
    — Так... Встреча пройдет в отеле Fairmont Pacific Rim. Вам нужен адрес, или Вы... Да-да. Он достаточно броский. На месте нужно быть в восьмом часу вечера. Однако, конференция начнется ближе к девяти. Но, я бы порекомендовала Вам всё же прийти раньше. Официанты будут преподносить вкусные закуски и редчайшие сорта вин. К тому же, Вам будет интересно пообщаться с нашими партнерами. Возможно, они также смогут повлиять на Ваше решение, Майкл! - улыбаюсь своей сладчайшей улыбкой, в которую невозможно не влюбиться. Даже этот каменный индюк не в силах устоять. Улыбается уголками губ и опускает глаза, ковыряясь вилкой в своём стейке. Мы с Бобом переглянулись, понимая, что дело у нас в шляпе. Парень мигом размякнет, когда попадет внутрь отеля. Никому еще не удавалось отказаться от нашей маркетинговой зависимости.

***
    Пол девятого. Швейцар подает мне руку. Я ему мило улыбаюсь и ступаю носком туфли на красный ковер. Сколько пафоса для обычной встречи бизнесменов. Сжимаю в руках черный клатч и взмахиваю шифоновым подолом своего дизайнерского платья. Повсюду вспышки. Яркие огни. Таблички с рекламой и указателями. Роберт, мой менеджер, уже успел завязать с кем-то разговор и параллельно пожимает руки всем проходящим мимо людям. Я вхожу в фойе. Внутри этого отеля еще лучше, чем с внешней стороны. Всё сделано со вкусом. Интерьер наполнен чувством современности. Стеклянные стены, внутри которых растекается вода. Мебель в стиле хай-тек. Ничего напряженного. Разве что мраморные стены отвлекали. Но даже и их чрезмерная дороговизна не вызывала отвращения. Я стучала каблуками по мраморному полу и двигалась в сторону фуршета. Хотя... Мне было наплевать куда двигаться. Я только хотела найти его быстрее, чем он сможет обнаружить меня. Мои глаза судорожно бегают по лицам присутствующей публики. Слишком много людей. Здесь и вправду можно потеряться. Однако, всех наших линейных руководителей я насчитала в первые же несколько минут. Не доставалось только президента. Где же ты, Маркус? Персона важная. Такую нельзя потерять из виду. Если очень захотеть, то её можно найти везде. Я допиваю бокал своего игристого и, не выдержав, ступаю к метрдотелю. Это был старичок с ухоженными усами. Стоит за стойкой рецепции и "лижет задницы" своим гостям. Стоило ему увидеть меня, как я почувствовала неудобство в районе собственных ягодиц.
    — Прошу... - слово почему-то стало горьким. Словно какой-то неприятный комок, проглотила его и после глубокого вдоха начала сначала. — Скажите, где я могу найти мистера Хэйдса? - мужчина, казалось, выставил еще два ряда дополнительных зубов. Глаза на выкате от восторга. Может наркотики? Называет мне номер его комнаты, объясняет подробно как добраться до лифта, но в середине его "налево-там-тут-направо" я осмелилась остановить монолог и выразить свою благодарность.
    Лифтовая кабина открывается передо мной с характерными звуком. Странно, внутри никого. Обычно в таких заведениях всегда есть дополнительный персонал, который нажимает вместо тебя кнопки, предлагает мятную жвачку без сахара. Слушаю хит Maroon 5 и наблюдаю, как цифра вверху увеличивается. Пентхаус. Двери открываются. Каблуки по мягкому ковролину. Номеров не много. На удивление, здесь тихо. Музыка осталась в банкетном зале и в лифте, который закрылся за моей спиной. Иду вглубь, по коридору. Похоже я ошибалась. Здесь есть живые. Смесь приглушенных звуков развязывается с каждым моим неуверенным шагом вперед. Немного грубоватый. Мужской. Смех. Это точно Маркус. Губы непроизвольно растягиваются в ухмылке. Сердце трепещет. Кажется, я уже готова скинуть это платье, которое выбирала целый день в местных бутиках. Едва ли не бегу в сторону последней двери. Вижу, как дергается ручка. Сейчас он покажется в дверном проеме и я по закону всех сопливых мелодрам обхвачу его торс своими ногами. Вижу половину его туловища. Он на мгновение показался и как-то быстро вернулся обратно. Мои брови нахмурились, а ноги резко вцепились в ковер. Звуки преобразовались и в женский голос. Смех. Это уже не Маркус.
 

http://38.media.tumblr.com/tumblr_m4c3399zuC1qjv7iko1_250.gif

Is that alright? Give my gun away when it's loaded.
Is that alright with you?
-   -   -   -   -   -   -
damien rice - 9 crimes

    Чувствую, как внутри что-то резко опустилось. И тащит вниз. Удар за ударом. Страх вяжет веревки на нервах. Каждый следующий шаг, как на иглах. Моя рука неуверенно ложиться на дверную ручку. Я беззвучно нажимаю на неё и толкаю дверь. Моё тело мякнет. Я становлюсь неживой куклой, которую поставили в этом самом месте. Просто так. Стоять и пылиться. Звук. Звуки. Один за другим. Стон, полукрик. На его торсе чужие ноги. Не мои. Рабочий стол прогибается под весом неизвестной женщины, которая сейчас занимается любовью с моим мужем. Любовью, потому что нашу он уже давно увел из семьи. Я смотрю в её спину. В её отдернутое платье. Точно такое я сегодня видела на витрине. По-моему даже выбирала между ним и этим, в котором сейчас так отчаянно стою и наблюдаю. Он что-то шепчет в её ухо, рычит. Выдыхает и поднимает глаза. На удивление, эти самые глаза встречаются с моими. Хрустальные слезы брызгают на мои румяные щеки. Он делает еще несколько прерывистых толчков. А я, кажется, уже ничего не вижу. Глаза утонули в океане. Она что-то удивленно спрашивает, а я молча бегу назад. Снова перебираю трясущимися ногами коридор. Один раз даже споткнулась и чуть не полетела лицом в пол. С пятого раза попадаю по кнопке вызова и тихо всхлипывая, смотрю вниз. В темную пропасть. Пожалуйста, пускай я сейчас окажусь в аэропорту. Пускай я буду лететь не_важно_каким классом. Пускай я снова буду в кровати мечтать о том, что следующие выходные я проведу вместе с ним. Обжигая кожу ядовитыми поцелуями и уже не_нашей любовью.

Отредактировано Morgan May (2015-08-21 18:28:39)

+4

3

Отпуск. Как же давно Маркус не применял это слово ко своим выходным дням. Частенько слышал его от работников компании, видел это слово, начерченное почти идеальным почерком на белом листе бумаги. Не больше. Молча ставил свою подпись, а затем снова работа, контракты, контакты, Маркус, подпиши то, подпиши это, у тебя встреча с тем-то и тем-то, обед с новым спонсором и еще черт знает с кем, тебя ждет недовольный клиент или клиентка. В первом случае не совсем повезет, а во втором, если дама попадается симпатичная... сводил в ресторан, облил комплиментами, переспал и все довольны. Она будет звонить, он не возьмет трубку. Перезвонит через пару дней, скажет, как скучает, но оповестит, что уехал далеко, надолго и, наверное безвозвратно. Встретятся? Ок, повторим. Не встретятся? Еще лучше. Интереснее, обойдется без повторения. Впрочем, сейчас не об этом. Отпуск Маркуса никогда не складывался. Как только доезжал до аэропорта на его голову начинали сыпаться снежным комом проблемы самого разного характера. Всё вплоть до не оплаты счетов за свет. Всё, что угодно, лишь бы не позволить мужчине уехать.
В этот раз всё было продумано им буквально до мелочей. Зарплата выдана, заявления об отпусках подписаны, долги закрыты. Никаких зацепок. Никакая тварь не испортит его отпуск. Билеты на самолет выкупил, номера на всем этаже лучшей в своем роде гостиницы Ванкувера тоже, чтобы никто даже обожаемая жена не потревожил. На работе все были уведомлены о том, что босс уехал в другую страну. На кой хрен? Личное дело босса. Так, кстати, на собрании и сказал, когда предупреждал о своей недосягаемости в конкретный период времени. А кто осмелится потревожить - пухом ему земля, – сообщал, склонив будто бы в трауре голову. Коллеги перекрестились, кто-то откашлялся, кому-то резко захотелось в туалет, но в целом, – никто не пикнул. Вот и отлично.
Долгожданный день наступил быстро. Телефон, во избежание кровавых убийств, отключил едва оказавшись в аэропорту задолго до вылета. Проверку багажа, личности и всего прочего прошел быстро и спустя какое-то время уже сидел на борту роскошного самолета в компании очаровательной девушки, по правую руку от него. Разговорились, нашли много общего, но номерами так и не обменялись. Если суждено было встретиться еще раз – встретятся. Сейчас же Хэйдс с удовольствием погружался в сон с мыслью о том, как же всё-таки хорошо, когда никакая тварь его не дергает. Потрясающее чувство удовлетворенности, свободы и полного спокойствия. Чувство воистину потрясающее.
Просыпался от неуверенных, легких толчков в плечо. Стюардесса. Оповещала, что уже на месте, диктовала последующие инструкции, напоминала о последующих его действиях. Вместо того, чтобы прислушаться, честно пялился на её бесспорный третий размер и подумывал о том, где бы дать ему экспертную оценку. Девушку за руку увлек за собой, правда, активный процесс более детального осмотра тела красавицы был прерван кем-то, яро стучащим в дверь туалета. Кому там неймется? О, пилот. Круто, но пошел бы ты... Закрывал дверь перед носом и продолжал начатое. Тем более стюардесса не против.
В отель приехал около шести вечера. Чемоданы проверил, убедился, что прихватил свои, а не какого нибудь трансвестита Антона из Нижнего Новгорода, но распаковывать не спешил. С неделю вещи проваляются в чемодане, а потом столько же (если не больше) дома в силу почти постоянной занятости  и лени (что уж скрывать) их обладателя. Сразу же, по приходу проверил свой основной номер, внимательно осмотрев, затем проверил остальные комнаты на этаже на предмет надоедливых туристов, но, к счастью, на горизонте чисто. Никакого топота ног, криков: мать, поменяй памперс, стонов из-за стены поселившихся рядом молодоженов, еще не успевших друг другом пресытиться. Ничего этого нет. И не будет. Аллилуйя!
Облегченно выдохнув, мужчина возвращался обратно в свой номер, находил в чемодане старые, но любимые, джинсы, надевал на себя,  футболку снимал, бросал на диван, что рядом с кроватью и, развалившись на последней, в наслаждении прикрывал глаза. Ровно неделя покоя. Неделя, Маркус. Это надо отпраздновать. Но не сейчас. Ужраться в первый же день, – идея не из гениальных. Согласен. Но право на жизнь имеет. После длительной поездки устал, не смотря на то, что проспал почти всё, что можно. Глаза всё равно закрывались, тонко намекая на возможность и острую необходимость организма в отдыхе. Но для начала включить телефон, чем и занимался с несколько минут. Пропущенных вызовов, а также новых сообщений от кого бы там ни было не обнаруживал. Видимо, мотивация таки сработала. Все возжелали остаться в живых. Пожалуй, это только на руку Маркусу. Правда, один звонок сделать всё же стоило. Набрать Морган, оповестить о своем приезде. Чтобы в первую очередь не названивала, во вторую - не волновалась.
— Прибыл. ..На месте. ..У тебя всё нормально? - зеленый чай.. ненавидел зеленый чай, но... — Да, конечно. ..Уже заскучал за тобой. ..Скоро встретимся, - знал ли сейчас, что его слова станут пророческими? Увы. Если бы знал, не стал бы даже заикаться об этом.
Вновь плюхался в мягкую кровать, мысленно жалея, что приехал сюда один. Сейчас бы с удовольствием опробовал на мягкость постель с какой-нибудь страстной испанкой. Постоянные уже успели осесть в печенках. Самое время отвлечься. Но не сейчас. Веки, в один миг будто покрывшиеся свинцом, неумолимо слипаются. Впрочем, Хэйдс не желает с этим бороться. Засыпает.
И всё было просто замечательно. Было. До определенного момента. Момента, когда чей-то ключ ненавязчиво повернулся в замочной скважине. Странно. Гостей не ждем. Решившись это сказать прямо в лицо пришедшей особе, Маркус потягивался, поднимался на ноги и направлялся в импровизированную прихожую. Каково же было его удивление, когда на пороге британец замечал ту самую стюардессу, с которой ранее успел бесстыдно развлечься на борту самолета. Она приближается максимально близко, нашептывает на ухо о своих пожеланиях, чем заводит с пол оборота. Хэйдс прикрывает дверь. Срывает с бесстыжей юбку, довольно ухмыляется не найдя под ней ничего, кроме чулков, усаживает шатенку на стол, разрывая к чертовой матери блузку и оголяя грудь. Продолжать своего рода прелюдию не намерен, поэтому резко входит в нее, находя ожидание слишком бессмысленным.
Этим день приятных сюрпризов окончен не был.
Завидев её в дверном проеме не ощутил чувства вины. Опустошенности. Чувства потери или чего-то отдаленно напоминавшего это. Едва супруга исчезла из виду, его губы растянулись в торжествующей ухмылке. Опомнился спустя секунду. Вспомнил, что от Морган всё еще зависело слишком многое. Чувствует, как внутри вскипает злость.
— Вот черт, — рычит, нехотя прерывая начатое. Девчонка пытается возмущаться, — Продолжим позже. В спешке натягивает на себя потертые джинсы и, ясное дело, двигается вслед за супругой. Нагоняет её, когда та успевает скрыться в лифте, едва успевает влететь внутрь перед тем, как дверцы сойдутся, закрывшись. Прижимает Мэй к зеркальной стене лифта и произносит максимально внятно единственный вопрос, что в данный момент тревожит его, — What are you doin' here, darling? — с особым ударением на последнем слове. Рычит, злится, бесится. Всё не так. Не так. Признает тот факт, что у женушки талант не особенно играющий ему на руку, — подозрительно вовремя умела оказываться в том самом месте, где её меньше всего ждали. Или не ждали вовсе. Сжимает хрупкие, тонкие руки. Ну же, Морган. Скажешь, какого хрена ты здесь забыла? Почему здесь? Сейчас. Почему сегодня? — Работы полным-полно, а ты разъезжаешь следом.

+4

4

    Зачем нужна я тебе? Ты едва ли говорил мне "люблю", когда я, стоя на коленах, смотрела снизу вверх щенячьими глазами и, кажется, скулила по-настоящему. Как преданная шавка. Стоило мне развернуться от тебя к стенке, ворочаясь в холодной постели, как твои грубые руки возвращали меня обратно под твоё крыло. Тебе было всё равно нахожусь ли я в кухне, когда на обеденном столе тебя ждал праздничный ужин, но каждый раз, когда я демонстративно уходила, ты дергал меня за тонкое запястье и усаживал, как маленького непослушного ребенка, на одна колено. Слушал разговоры о моём рабочем дне, кивал, но по-моему все издаваемые мной слова и звуки разбивались о твоё ледяное безразличие.
    Зачем нужна я тебе? Ты практически никогда не брал меня на все свои помпезные встречи. Люди говорят, и, конечно же, всем известно, что у нас с тобой отношения. Давний служебный роман, который повлек за собой почти что три года не_счастливого брака. Я — не твоё украшение. Я — не твой трофей. Ты не любил хвастать меня перед своими друзьями, зато охотно отвешивал комплименты их пассиям. Думаешь, я этого всего не замечаю? Каждый пьяный взгляд в декольте той или иной девушки. Ты голоден. Тебе всегда чего-то не хватает. Пожалуй, чревоугодие станет для тебя решающим грехом в аду. Так почему же мной ты жаждешь насытиться?
    Зачем нужна я тебе? Ты живешь на последнем этаже одного из лучших отелей. Будешь жить здесь еще неделю. Персонал обучен так, как ты любишь. Он язык засунет максимально глубоко в одно место, даже когда ты посмеешь нарушить одно из главных правил посещения. Вечер, другой город, свобода. Тебя ждёт голая девчонка в четырех стенах, из которых не выбраться. Ты очертил границы своей золотой клетки и должен был развлекаться в ней всё это время. Этим вечером, этой ночью, следующим утром, пока не объявят твой рейс в Сакраменто, домой, где я буду снова ждать, как верный пёс, на пороге. Так, скажи мне, Марк, какого черта тебе от меня нужно?
    Мне тяжело дышать. В этом платье нет корсета. Оно в пору. Но грудная клетка становиться всё меньше и меньше. Нужна прохлада и свежий воздух. Я машу рукой на лицо, которое наливалось кровью. Цифры этажей над дверьми лифта приближаются к нужной. А я уже чувствую где-то за спиной его шаги. Тяжелые, важные. Поворачиваю голову в сторону коридора. Из-за угла появляется он. Кое-как поправляет футболку, застегивает ремень на джинсах. На мгновение всё зависло. В ушах стоит гул. Я выжимаю кнопку вызова лифтовой кабины десять раз подряд. Ну да, словно она от этого приедет быстрее. Пожалуйста, остановись. Не иди в мою сторону. Останься здесь. В этом мире. С ней. Со всеми ними. Монстрами и скелетами в своём шкафу. Мне не хочется ничего знать. Я не хочу слышать правду. Не хочу понимать за что всё это время ты во мне нуждался. Уже не хочу.
    Нас отделяют метры от друг друга. Характерный звоночек. Двери открылись и я влетела внутрь. Нажимаю ладонью подряд несколько кнопок. Не важно куда. Куда-то, но подальше отсюда. Снимите меня с небес на Землю. Я уже больно оттуда шлепнулась. Гидравлическая коробка меня предает. Он одергивает металлическое покрытие сильными руками. Вваливается внутрь, сократив дистанцию до сантиметров. Я отчетливо слышу, как он тяжело дышит. Запах сигарет смешанный с чужим парфюмом. Женским. Я не смотрю на него. Я боюсь контакта. Как буд-то мы чужие. Возможно, именно так и было все эти годы. А я, дура, и не догадывалась... .
    Дурацкая музыка отвлекает. Задорные голоса какой-то группы не поднимают настроение. Сейчас они конкретно угнетают. Я прижимаюсь холодной спиной к зеркалу. Перед глазами его грудь. Наконец-то он разбивает напряжение фразой. Дорогуша? Он не в себе? Мне становиться, как никогда, страшно. Пуще прежнего. Я нахожу силы поднять стеклянные глаза, краснеющие в уголках от брызгающих слёз. Моя мимика напряжена. Брови сузились.
    — Это всё, что тебя сейчас тревожит? - задаю вопрос с неприкрытым осуждением. Но выражение лица, как и настроение, меняется после того, как вжатые за собой руки не оказываются в оковах его рук. Соединяю локти и поднимаю их перед собой. Теперь это всё, что нас с ним отсоединяет. Он кажется меня не слышит. Он продолжает. Командным голосом, который я слышала изо дня в день. Но еще тогда я думала, что зачем-то всё же нужна мужу.
    — Маркус, ты только что... ты... издеваешься? Я всё видела. Я только что видела как ты... - снова не хватает кислорода. Я смотрю в сторону, вдыхаю-выдыхаю, облизываю губы и вжимаюсь в стекло. — Майкл Шилдс теперь будет в нашей команде. В твоей. Я, в отличие от тебя, выполняю свою работу. - похоже, я впервые говорю с тобой в таком тоне. Похоже, я впервые поняла, что всё это время ты мне врал. — Мы приехали этим утром. Провели встречу. Я... я хотела тебе позвонить, но решила, что мы в любом случае увидимся здесь... На встрече. Я хотела... хотела... - задыхаюсь. Не могу подобрать нужные слова. — Сюрприз и... Господи... - томно выдыхаю. Закрываю глаза и опускаю голову. Слезы заливают мои щеки. Я не хочу, чтобы ты меня такой видел. К горлу поступает истерика. Я всячески сдерживаю её внутри. Вдох-выдох. Набираюсь с последними силами и добавляю полушепотом: — Пожалуйста, отпусти меня. Я не могу тебя сейчас видеть.
     Лифт начинает движение. Я молюсь про себя, что мы достигнем первого этажа быстрее, чем он меня отпустит. Тогда хотя бы я смогу чувствовать себя в безопасности. Он никогда не любил устраивать публичные сцены. Тем более, не перед всеми важными лицами его любимейшей компании.

Отредактировано Morgan May (2015-08-29 09:22:20)

+4

5

Почему ты? Оказалась не вовремя /для нее/ рядом, запечалилась на сетчатке Дьявольских глаз, отлично вписалась в планы, казалась решением осознанно правильным, с первых минут пребывания в Блэк Роуз очаровала многих, помнится, офисный клэрк из фин отдела принес с собой шелковистую коробку насыщенно-синего цвета со скромным кольцом, обещал, что в скором времени подарит тебе, встречаться еще не предложил, но кольцо приобрел заранее; Хэйдс только ухмылялся, мысленно желал парню удачи и действовал по своему плану. Почему именно ты? Дух соперничества, желание показать себя лучше, чем он есть на деле, произвести единственно верное впечатление и не разрушить его до последнего, еще раз удостовериться в собственном превосходстве, а заодно обрести приятнейший бонус по истечению определенного срока.
Почему ты? Доверилась, поверила в искренность его решения,  отвечала взаимностью, посвящала Маркусу всё свободное от работы время, не тратя его на встречи с другими, менее интересными экземплярами, полгода стараний не прошли зря, на её день рождения сделал предложение, от которого она не смогла... не могла оказаться, с удовольствием перевозил её вещи в уже свой особняк, помогал обустраивать комнаты, потом подготовка к свадьбе: платья, костюмы, рестораны, меню, списки многочисленных приглашенных, которых одновременно и хотел и не хотел видеть, внешний вид открыток-пригласительных, торт, ленты, банты, цветы и цветовая гамма всего этого и прочие на удивление приятные хлопоты.
Почему ты? Смотрела преданно, шла следом слепо, глаза опустив вниз, не глядя вперед, будто вовсе не интересно, что дальше, только бы с тобой, за тобой, просто рядом, терпеливо ожидала после работы, на сколько бы не задерживался, встречала теплым ужином, а после делилась проблемами, ссорами, непонятками, беспрекословно прислушивалась к советам, считала своим авторитетом, умела довериться, сводила с ума своей невинностью, слабостью, изумлением, отношением, полным бережности, своим послушанием, своей покорностью, запоминалась грацией, легкостью, плавностью движений, поражала открытостью, скромностью, была чуть ли не единственной, кого вовсе не интересовали деньги, материальная сторона отношений в целом.
Морган была единственным осознанно правильным решением, но со временем сошла на "нет": пугала идентичными буднями, предсказуемостью поступков, но в то же время радовала отсутствием подозрительных взглядов, истерик, допросов, лишних вопросов, хотя то и дело мотался к другим, заглушал их запах стойким одеколоном, заглушал её подозрения букетами, поцелуями, прикосновениями, заботой; вины за собой почти не чувствовал, не видя в своих временных, не частых, но перманентных загулах ничего криминального. Так что, если и гореть Хэйдсу в Аду за один из семи грехов, этим грехом определенно будет похоть. Грех, со временем трансформировавшийся в хобби и уже не казавшийся чем-то сверхъестественным, выходящим за рамки, наступающим на пятки каким-то принципам.
Он проводит языком по пересохшим от волнения, смешанного со злостью, губам. В её голосе осуждение, из глаз по щекам слезы, она держит дистанцию, почти задыхается. И впервые за всё время совместной жизни Хэйдс чувствует себя отпетым скотиной. Ему... жаль её. Но сейчас не лучшее время для поцелуев, объятий и попыток убедить её в том, что ей показалось, померещилось. Всё, что чувствовал сейчас, — злость. Неприкрытую злость и негодование. Вдохнул-выдохнул, словил себя на единственно правильной мысли, гласящей о том, что ничего уже не изменить и выпустил из своих рук её руки.
— Единичный случай, – отмахивается он, вытирая с её щек следы разрывающих её чувств, а затем опирается спиной о стену, глядя не на нее. Глядя сквозь нее. Странно быть пойманным за руку, когда спланирована авантюра была до мелочей, предусмотрены все моменты... почти все моменты, как оказалось, — Стоит предупреждать о переменах в твоем рабочем графике и графике в целом. Осточертело обо всем узнавать последним, – злость сменяется равнодушием, осознанием того, что привычному спокойствию, штилю пришел неожиданный the end. Неожиданный, скоропостижный конец, хотя стоило бы протянуть еще хотя бы неделю. Маркус скрещивает руки на груди, пока лифт медленно движется к первому этажу здания, сначала медленно, затем набирает скорость, механизм над головой издает странные звуки, мигает освещение, секунда, резкая остановка и... — Твою мать, – в сердцах выпалил он, отметив, что за время адской трясучки успел притянуть Морган к себе, инстинктивно сжать крепче в объятиях, пытаясь уберечь таким образом от того, что могло произойти дальше. Вспоминает о ранее произнесенной ею просьбе отпустить её и... отпускает. Пальцами ощупывает стену на предмет кнопок разного назначения и мысленно успевает пожалеть, что не захватил с собой сотовый, какая-никакая подсветка сейчас не помешала бы. Благо, кнопки нащупал, принялся нажимать одну за другой и через пару секунд ответом на его попытки прозвучал голос диспетчера. В ответ Хэйдс озвучил всю сложившуюся ситуацию. Двое, застряли в лифте, поднимите вашу задницу и вызовите лифтеров, будьте добры, – если дословно. Не знал, как скоро их вызволят из чертовой коробки, но искренне надеялся, что произойдет это как можно быстрее. Слишком душно. И влажно одновременно. — Прекращай сырость разводить, затопишь всё к чертовой матери. Вообще не выберемся отсюда, – шутка, откровенно говоря, хреновая, наверное, стоит переключиться на другую, куда более актуальную тему дня, — Действительно единичный случай, инициатором которого являлся не я. Хотя, виноват, каюсь,просто было слишком сложно перед ней устоять.

Отредактировано Marcus J. Hades (2015-08-29 19:11:25)

+5

6

    В горле стоит горечь. Словно я только что проглотила что-то смертельное. Яд, отравляющий не клетки организма, а душу, похороненную на местном кладбище разбитых сердец. Теперь там стоит и наша могила. Мраморная плита с каллиграфической надписью: "The Hades". Всё, что ты мне оставил — редкие походы на зеленую лужайку. Стеклянный взгляд на наши имена и невольные воспоминания. А ты будешь сюда приходить, Марк? Положишь скудный букет на камень, шепча слова прощения? Что-то мне подсказывает, что нет.
    Как давно? Сколько их? Почему? За что? Губы шевелятся не в силах произнести ни слова. Ни единого вопроса, который я намерена задать. Хочу узнать ответы, но когда жадно хватаю воздух ртом понимаю, что ответ может лишить меня сознания. На что был похож наш брак? На огромное морское судно, которое билось о волны преград и испытаний. Борт чесался о скользкие скалы, пока наконец резко не вошел в них. Разбился вдребезги, оставив несчастных пассажиров в отчаянье. Но ты не унывал. Ты, похоже, пришвартовался. В этот раз на невольной блондинке, которая по непонятным причинам оказалась в твоей комнате. Скажи, она была похожа на меня? У нас было что-то большее? Или тебя уже интересуют другие? Шатенки, брюнетки, смуглые, экзотической внешности? Сколько тебе нужно, чтобы ты наконец насытился, Марк? Зачем тогда возвращался каждый вечер домой, пряча в карманах чужое грязное белье? Ничего не смущало в моём бескорыстном взгляде, когда я с волнением спрашивала "как прошел день, любимый?"? Как ты мог ложиться в наше супружеское ложе, пропитанный запахом чужой Шанель, и жадно вдыхать аромат моей Коко? Как давно? Сколько их? Почему? За что?
    Ты не раз сдавливал мои запястья. На них, кажется, уже даже есть выемки специально для твоих рук. Твоя неприкрытая грубость мне иногда даже нравилась. Я закусывала губу и послушно шла у тебя на поводу. Я — твоя, мистер Хэйдс. Я была Вашей. Мне стерпелись крики в самую ушную раковину, когда что-то лежало не на своём месте. Мне сдержалось биться о холодные стены, когда я позволила себе тебе перечить. Собрала чемодан, пару вещей, одна ночь у подруги. Ты почему-то так по-больному не хотел меня отпускать, словно ни одна стюардесса не сможет сделать тебя самым счастливым человеком на Земле. Как я видела, хоть особого счастья ты и не испытал, незаменимых людей не бывает. И твои жемчуга в бархатной коробке, и твои редкие цветы с другого конца света, и долгий, нежно_грубый секс на всю ночь, не смогут сейчас залатать пробитые трюмы нашего корабля. Титанику конец, Хэйдс. 
    Маркуса ничего не интересовало кроме Маркуса. Мы говорили не о нас, не обо мне. Мы говорили о том, что в дальнейшем нужно сделать Маркусу. В привычной семейной атмосфере я бы выдохнула и кивнула головой. Он бы поднял меня за подбородок, пристально посмотрел в лицо, выискивая гримасу недовольства, а мне через силу пришлось бы улыбнуться и поцеловать его нижнюю губу. Но сейчас не тот случай. Как подсказывает мне интуиция, не единичный. Я была готова даже упрекнуть. Впервые стать в позу, как во всех европейских фильмах, но резкий толчок заставляет мои ноги пошатнуться. Возможно, я бы даже упала, но чувствую, как сильные руки крепко держат меня в объятиях. Сладкий аромат родного Hugo Boss. Прикрываю глаза. Но он отстраняется, возвращая мне рассудок. Снова хмурю брови и отворачиваюсь, скидывая с щек блестящие слезы. Он ковыряется в системе управления, а я ковыряюсь в своей сумочке. Снова приходится подчиняться. Достаю зеркало, поправляю случайные остатки макияжа. Губы и щеки порозовели. Глаза покраснели. Выдохнула и нащупала на дне свой мобильный. Выключен. Ну, конечно. Еще месяц назад я просила его поменять мне батарею, но кажется он был занят решением еще одного единичного случая.
    — Ну, конечно... - чертыхнулась, бурча под нос что-то еще, что не подобает произносить даме. Бросаю сумку на пол и скрещиваю руки на груди, отворачиваясь от него. Изучаю своё отражение в зеркале лифта, искоса посматривая на него. Похоже он решил проблему. По крайней мере, так показалось нам обоим. — Ты можешь хотя бы сейчас не лгать мне? Я молчала слишком долго, Марк. Я знаю о множестве несуществующих командировок, в которые ты неоднократно отправлялся. Я стираю твои рубашки, на которых они оставляли свою косметику. Я... я чувствую, как ты на меня смотришь, Марк. Это не единичный случай. Далеко не первый. И не последний, ведь так? - голос дрогнул. Зачем я задаю вопрос? Я снова в опасности. Загоняю себя в угол. Он снова свернет мне руки. Он снова заставит меня верить в обратное. Он проедет бульдозером по нашим могилам, утверждая, что мы бессмертны.

Отредактировано Morgan May (2015-09-05 12:31:54)

+4

7

Семья. Понятие для каждого второго человека свое. Сугубо индивидуальное. Кто-то идеализирует. Рисует банально-утопичные картины, что редко когда встречаются в реальной жизни. Редко. Один шанс на миллион. Шанс, когда ты срываешь не хилый куш и разом получаешь всё. Светлый, уютный дом, с лохматым псом во дворе в столь же светлой будке, дети, двое детей (потому что один — эгоистичный ублюдок по умолчанию), верный муж (почти упомянутый выше пес, что на заднем дворе), брезгующий услугами шлюх, не гуляющий налево-направо в свободное от работы время потому как трахаться в миссионерской позе порядком поднадоело за годы "счастливой" супружеской жизни, обязательно жена — типичная домохозяйка, просматривающая сериалы, годами прикованная к кухонной плите. Кто-то смотрит на мир широко распахнутыми глазами, подняв розовые очки на голову, а то и вовсе от них избавившись, выкинув в ближайший мусоропровод. Он понимает, что идеальных семей/ отношений вообще не бывает. Рано или поздно одна составляющая двух половинок сдастся, сгоняет на сторону. А дальше что? Дальше полнейший разлад, либо попытка смириться и сохранить. Сохранить отношения или то, что от них осталось. Нет, всё же то, что от них осталось.
К чему в итоге придет Морган? Ослу понятно — подаст на развод. Причем, Хэйдса вряд ли лично уведомит об этом. Скорее всего, с мужчиной свяжется их адвокат, сообщит "распрекрасную" новость и попросит явиться в нужное время, в определенное место, чтобы поставить свою галочку на нескольких бумагах. Супруга уйдет молча, ведь так уходят сильные и независимые? С высоко поднятой головой, идеальной осанкой. Реальное лицо, реальное положение вещей открывается только тогда, когда "сильная и независимая" остается наедине с собой. Тогда-то ручьем льются слезы, тогда-то появляется осознание ситуации и последствия того, с чем вы сыграли. Основы женской, мать её, психологии. Тонкая грань между логикой и безумием. Слишком тонкая, чтобы порваться в любой момент.
— Чувствовать и знать —  вещи разные, так ведь? — вторит ей, выдыхая, — Ты не можешь быть уверенной в собственной правоте, не имея существенных доказательств. Когда увижу перепачканные кем-то рубашки — продолжим разговор, так тому быть. А пока — прекращай, — спокойным, будничным тоном произнес он, махнул рукой, привалился спиной к стене и съехал вниз, усаживаясь затем на пол. По ходу ремонт лифта (и спуск вниз заодно) затягиваются. Придется еще как минимум с полчаса слушать её предъявы, пусть хоть тысячу раз по делу, но он будет уверять в обратном. Более того — сам поверит в обратное. Всё, чтобы скорее завершить ненавистный разговор. Или хотя бы направить в другое русло. Кстати, коснемся иного русла.
— Это мания, дорогая, — звучит всё тот же ледяной, ничем не выдающий его полу_беспокойство о том, что будет дальше, тон, — Нам стоит обратиться к психологу. Расскажешь ему о своих догадках, чувствах и предчувствиях. Он поможет. Поставит все точки над "i", а я держусь своей правды, Морган. Первый и последний раз,не первый и не последний раз. Но знать супруге об этом не обязательно. Он уверен в правильности своих слов, своих действий. Он не оставлял зацепок, тщательно заметал следы. Если и выезжал — по работе, в командировку, отлучаясь заодно по своим делам в свободное время. Он изворачивался, умело искал выходы из ситуаций. Утечка информации? Кто-нибудь поведал Морган о Хэйдсовых похождениях? Возможно. Но кто?
Он потирает ладонью шею, сверля параллельно взглядом голубых глаз супругу. Хэйдс ясно дал понять — будет стоять на своем до последнего вздоха. И черт знает, что должно произойти, чтобы он резко изменил свое решение, свою прежнюю позицию. Даже падение чертова метеорита на Землю вряд ли повлияет на модель его поведения. Пожимает плечами, в то время, как свет внутри начинает мигать и, наконец, включается. Перспектива сидеть в темноте отнюдь не радовала. Щурится от яркого света, закрывает и вновь открывает глаза, чтобы привыкнуть.
— Не так давно я уже ясно дал понять, что сожалею о случившемся. И о том, что ты стала свидетелем этого, — а позвонила бы, предупредила — всё получилось бы по-другому. Он бы сменил планы, перенес "бизнес-встречу" на когда-нибудь потом, уделил бы время своей драгоценной, с которой в последнее время не особо-то ладилось. Ладилось сложно, со скрипом. — Что еще я должен сказать или сделать, чтобы закрыть этот разговор?
Кажется, это конец. Неминуемый конец, Хэйдс.

Отредактировано Marcus J. Hades (2015-09-08 20:50:15)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » all we do is hide away ‡all we do is lie and wait