В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » сhinatown. vol.1


сhinatown. vol.1

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://funkyimg.com/i/21knY.gifhttp://funkyimg.com/i/21knZ.gif
___
Amelia O'Dwyer, Ki Zhao
12 апреля, 2015 год
китайский квартал, чайная

0

2

Документы. Много документов. Ими завален весь стол. Абсолютно весь. Амелия с тоской на лице разглядывает разбросанные папки и бумажки, потом перекладывает их местами, вздыхает и снова начинает разглядывать. Она их гипнотизирует. Считает, что если она посмотрит на них ещё полчаса, то они испугаются и убегут от неё с дикими воплями. Но они почему-то не убегают. Их как-будто даже становится всё больше и больше. Амелия точно помнит, что вон той синей папки с красным стикером не было ещё пять минут назад. Или она была и попала между глаз? Черт побери, Амелия уже сейчас и не вспомнит. Все папки на одно лицо, а буквы, напечатанные на них, она вообще уже не разбирает. В голове сплошной туман, какой бывает после снотворного. Хотя ирландка не в курсе, как оно бывает, потому что снотворные таблетки – единственные, наверное, таблетки, которые она не пробовала. Не довелось. Даже в клинике предпочитали «убаюкивать» уколами или Моцартом, что всегда наводил на Амелию тоску и скуку. Он стойко ассоциировался у неё со скучным и правильным районом Бостона, в котором она повзрослела. Родители просто обожали классику и затыкали уши, когда с комнаты Амелии начинал вырываться тяжелый рок. Он им не нравился. А ей не нравилась классика. На этой почве они нашли взаимопонимание и принялись слушать музыку в отсутствии друг друга. Сейчас такую же смертную скуку, как Моцарт, на неё наводили документы, норовящие соскользнуть со стола и шлепнуться на пол с жутким грохотом.
- Работаешь? – в дверях образовывается чья-то голова. Амелия не смотрит, она все так же гипнотизирует документы, - ага, - в подтверждение кивает и осторожно отклеивает стикер, вопящий о срочности, с одной из папок. Ей плевать, какие сроки горят у начальства. Раньше думать надо было, а не когда жареный петух до пятой точки дотянулся.
- А домой когда пойдешь? – коллега не унимается. Ему нечем заняться, поэтому он ходит и вяжется ко всем, - завтра, - отвечает односложно, в ужасе наблюдая, как по столу начинает скользить целая стопка, а не отдельная папка, - ииииии, бах! – фейерверк бумаг. Красиво. Разноцветные бумажки медленно опускаются на пол, успевая выделывать в полете кульбиты. Папки открываются и выпускают всё свое содержимое. С какой-то выпала целая стопка фотографий. Амелия улыбается и переводит взгляд на коллегу, - классно, да? – он смотрит на неё, как на душевнобольную. Правильно смотрит. Сейчас она такая и есть. Душевнобольная. У неё колёсики зашли за ролики от количества бумаг, - сейчас ещё одна стопка соскользнет, - ирландка даже не видит, она чувствует, как папки скользят по полированной досточке стола, отчаянно стремясь к своим собратьям на полу. Скользят, скользят. И падают. Они тоже разбиваются фейерверком, взрываясь яркими красками и разноцветными огнями. Амелия восторженно смотрит на все это буйство, - здорово, - коллега испуганно закрывает двери. Теперь он побежит рассказывать всем, что у Амелии помутнение разума или сочинит рассказ, что она обдолбанная. Все совсем не так. Ей просто нравится наблюдать полеты бумаг, которые её раздражают. Она никогда не любила документы. Ей нравились головоломки и нестандартные ситуации, которые перепадали на долю детективов. И все. Больше ей в работе не нравилось ничего. Разве что ещё зарплата. 
Амелия с минуту ещё смотрит на буйство красок на полу. Потом смотрит на стол, все так же заваленный бумагами. Не смотря на то, что добрая часть свалилась, меньше документов на столе не стало. Ирландке кажется, что её решили похоронить под этой хренью. Она отодвигает какую-то папку, которая по инерции толкает следующие. Валятся на пол разноцветные стикеры. С таким успехом Амелия скинет на пол абсолютно все. Но чуточку позже. Она достает из кармана кофты таблетки. Маленькие круглешочки катает по ладони, разглядывая буквы. Даже на таблетках и на тех буквы. Что за мода пошла на буквы? Амелия играется, а потом закидывает таблетку в рот. Запивает водой из бутылочки, что стоит рядом на тумбочке. Амелия понимает, что эффект будет не скоро, но уже ощущает, как клубок из нервов расправляется. Теперь истеричный приступ веселья её отпустит. Ну, или не отпустит. Амелия прячет в карман кофты упаковку с таблетками, а пачку с никотиновыми палочками закидывает в сумку. Да не хочется ей сегодня работать. И поднимать документы с пола ей тоже не хочется. Она встает из-за стола, осторожно перешагивает разноцветные бумажки, в хаосе заваленные стикерами, и пытается пробиться к выходу, параллельно снимая тонкое пальто с вешалки. Пробиться оказалось не так уж и просто. Слишком много всего она свалила со стола. Навела истинный бардак в кабинете. Навела и решила уйти. Всё равно ничего дельного она сегодня не сделает. Лучше завтра придет уже готовая бороться с делами. Ну или не придет, решив посвятить себя и свое время общению со свидетелями.
На улице тепло. Для апреля. Да точно, это же Калифорния. Амелия привыкла к Бостону и теперь странно реагирует на жару в начале апреля. Она шагает вдоль улицы, увлеченно разглядывая знакомые вывески. Достает из кармана сигареты. Закуривает. По идее, пора было уже давно бросить.  Но ей не хочется. Ей даже чуточку лень бросать. Трудно избавиться от привычки, которую ты воспитывала в себе чуть ли не с детства. Амелия шагает, выдыхая дым. Истеричный приступ веселья все же отпустил. Теперь надо было и вовсе его прогнать раз и навсегда. И Амелия знает, куда пойдет сегодня. Нет, даже не к Джеку, к которому она обычно ходит за импровизированным лечением. Её дорога в чайную. Представляете. В чайную. Амелия и чай-то никогда в жизни не любила, предпочитая кофе или бухлишко. Но та чайная запала ей в душу и теперь она оббивала её пороги примерно раз в две недели, когда хотелось побыть в атмосфере абсолютно спокойствия.
Такси быстро довозит её до места назначения. Водитель странно косился на молчаливую девушку, но молчал. Его дело было везти и не задавать лишних вопросов. Амелия терпеть не могла, когда её отвлекали от её мыслей. Сейчас эти мысли были легкими и немного искрящимися. Таблетки успокоили её и сделали самым милым человеком в мире. Ей нравился эффект спокойствия и уравновешенности, который они дарили. Нравился, наверное, только потому, что по жизни этими эффектами она не страдала. А наоборот, была очень даже больная на всю голову. Расплатившись и дружелюбно улыбнувшись, Амелия вышла из машины и направилась прямо в чайную. Там, как и обычно, было тихо. И мирно. Играла негромкая музыка. Люди сидели, облокотившись на спинки стульев, и потягивали горячий чай. Амелия прошла к столику у окна. Оттуда открывается самый чудесный вид. Видно все. И улицу, и зал чайной. То, что и нужно параноику.
- Чай с мелиссой, пожалуйста, - улыбается и представляет собой вовсе не психа. Чай приносят быстро. Даже слишком быстро. Амелия забирает кружку, задумчиво водит в ней ложечкой. Кажется, про работу она уже забыла. То ли чай тому виной, то ли таблетки, то ли атмосфера постигания дзена. Кстати, о дзене! Вот его бы пора научиться постигать. Говорят, помогает не хуже, чем таблетки. Хотя откуда Амелии знать, она ведь так далека от всех этих… Но она бы с удовольствием научилась. Наверное. А пока чай. И все.

+1

3

[в архив]: нет игры месяц

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » сhinatown. vol.1