Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » "the girl that you lost to heroine"


"the girl that you lost to heroine"

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://savepic.su/6072424.jpg
Martin Juhl & Barbara Bosco

ночь, клуб
5 июня 2015 года

+1

2

вв
Пьяный угар! Да! Это всё, что мне сейчас нужно! Пусть этот угар и не такой уж и пьяный. Пиво сшибает меня и с половины стакана. Мне хватает. Элис, дура, завидует моему замужеству, напоминает своим восхищенным видом, что я всю жизнь мечтала о Джейке. Мне двадцать, всего лишь двадцать, а все мечты мои сбываются, как по щелчку феи-крестной. С виду всё так, всё так. А на деле? Где моя счастливая улыбка?
Я выпиваю и вторую половину стакана. Если я хочу, значит, хочет и ребенок. И плевать, что кто-то там считает, что это вредно. Я до беременности пиво терпеть не могла. Мой мальчик будет пьяницей, ха-ха. Пусть. Я всем скажу, что это в папашу, в его безмозглого, бессовестного папашу, который украл мою улыбку с 6 класса... Бен или Майк - вот за кого мне нужно было выходить замуж. Но мне хотелось по любви, по безумию. Как я обожала его наглость... Как я ее до сих пор обожаю... Где эта сволочь? Кого сейчас имеет? Не могу об этом думать, меня трясет. Скорее, скорее в клуб, забыться, затанцеваться, может быть даже перепихнуться с кем-нибудь ему на зло: даром что ли такие сиськи отросли.
Майк отговаривал, как мог. Я его люблю, какой он лапочка, как повезло Алиске.
Бен будет моим кавалером. Он знает, что меня отговаривать бессмысленно. Обожаю его за эту скрытую тревогу где-то там глубоко в смеющихся глазах. Я умею выбирать себе друзей, этого не отнять. Но я не умею любить правильных парней.
И вот мы здесь. Я хочу заказать текилу, но Майк смеется, делая вид, что я пошутила. А я вообще юмористка, да. Почему он думает, что все с первого взгляда определяют, что я беременна? У меня живот меньше груди. Может, комплекция такая, может, он пивной? «Еще пива?» - спрашивает Бен, чтобы предотвратить нашу с Майком ссору.
- Да, пожалуй, - соглашаюсь я, отводя от Майкла гневный взгляд. - Светлое.
Музыка здесь до дрожи громкая и пронзительная. Обожаю эти басы, этот ритм! Хороший ди-джей, вечно путаю их имена.
Начинается моя любимая композиция, и я, предоставляя Бену выбрать для меня из предложенных вариантов еще малознакомого напитка тот, который мне точно понравится,  ухожу, подняв руки, к глубину танцующей в хаотично мигающем  неоне толпы. Люди задевают меня локтями, а мне не страшно. Я точно знаю, что тут моему ребенку ничто не угрожает. Все самое страшное - у меня дома. И это я. Нет ничего страшнее тотально одинокой меня для моего сыночка. Многие парни западают на мои округлевшие ляжки и вываливающиеся сиськи. Изнасилованной быть неохота, и я двигаюсь чуть аккуратнее. Не хочу просто рисковать жизнями друзей, которым выпадет очередная забота выгребать последствия моей глупости. Один из парней проявляет самцовые навыки и демонстрирует всем свой выбор. Одним беглым улыбающимся взглядом определяю, что он живой, стало быть, не опасный, и отдаюсь танцу, где-то очень-очень глубоко в обиженном сознании представляя себе возможность того, что Джейк будет тут и увидит меня. Я стараюсь не прикасаться к партнеру, а он так и цепляет меня, пока что за руки, за локти, хоть мимолетно, но дотрагивается. Спасибо, что мимолетно. Не наглый, стало быть, шанс выйти сухой из воды вроде как еще есть. Боже, как я люблю рисковать... Особенно сейчас, на четвертом месяце беременности! Знаю, что его временная цель - плечи. Уворачиваюсь, как могу. Получается кокетливо.  Я надеюсь, что это не слишком раззадорит парня. Его прикосновения не неприятны, но они отдают чужой похотью и обливают меня волнами защитного озноба. Он старше меня. Что он тут делает? Ищет утешение, как и я? Не смей западать на меня, парень. Наше знакомство - на один только танец. Я не боюсь. Я уже давно не боюсь таких. Я боюсь других, с безжизненным взглядом. От них я никогда не знаю, чего ожидать. Только благодаря моей изворотливости, а когда она не помогала - моим друзьям - я все время умудрялась спастись от таких. Ко мне приближается Майк. Он чувствует свою вину (я умею сверкать глазами так, что даже самый невиновный решит, что он больно задел меня), и тактично подтанцовывает ко мне слева. Бедняга. Совсем танцевать не умеет. И я так благодарна ему за эту помощь! Улыбаюсь ему во всю ширь своего рта и всплескиваю руками.
- Майки! - ору. - Ты нашел меня! Как там мое пиво, готово?
Мой самец обижен. И это именно то, что требовалось. Теперь важно не перегнуть палку, и я опускаю ладони на плечи Майкла, целуя его в лобик, а не в губы, как планировала поначалу. Мой партнер быстро разворачивается на 90 градусов, и вот уже перед ним другая сисястая девчонка.
И вуаля - мы свободны, как птицы, с моим малышом, и всё благодаря Майку.
- Я хотела поцеловать тебя в губы. Как думаешь, Элис бы обиделась?
Майк исподлобья зыркнул на меня, переставая играть беззаботность.
- Спасибо тебе, Майки, - провожу я ладонью по его спине, приближаясь к оставленным у барной стойки друзьям.
Но что это?.. Останавливаюсь, как вкопанная.
Вот он, сука! Вот эта тварь, что отняла у меня вменяемого мужа, заменив его на долбанного наркомана! Стоит, разукрашенный, с другого края стойки, не подозревая, что его ждет. О, я его татуировки и не при таком полумраке за километр распознаю!
- Эй! - толкаю я его в плечо. По ходу, у него там разливается напиток. Но мне плевать.
Меня клинит. Я уже не думаю о моих друзьях. А они, как ошалелые, уставились на меня кучкой.
- Ты! - он поворачивается. А мне не страшно. Вот вообще ни капельки. Я, наоборот, шагаю к нему так, что оказываюсь почти вплотную. - Где Джейк? - шиплю я ему в глаза, едва не сорвавшись в плач. Конечно, я его узнала. Это Юль, наш бывший знакомый, почти приятель, научивший меня на первом курсе правильно ловить кокаин.
- Это ты посадил его на иглу! Ты знаешь о нем больше, чем его беременная жена! Так вот мы с ребенком хотим знать, где и с кем ширятся сейчас наш гребанный блядун!

Отредактировано Barbara Bosco (2015-09-02 22:42:48)

+3

3

Жизнь в Сакраменто постепенно налаживалась. Мартин вообще всегда легко приспосабливался к новым условиям, быстро обживался на новых местах, без проблем избавлялся от ненужного. Ненужных вещей, ненужных людей, ненужных мест.

Ему вообще-то повезло встретить в Сакраменто Барта, своего давнего покупателя, парень когда-то плотно сидел на траве, да и отношения у них были достаточно хорошие. Короче, теперь Юль спокойно околачивался у него в клубе, и толкал тут разное дерьмо. Без всяких нервотрепок. Главное, отстегивай управляющему его долю и все будет пучком.

Он и сегодня тут был, толкнул много колес, был доволен проведенным вечером. Собирался пропустить пару стаканов и, возможно, кого-нибудь подснять для остатка ночи.
У стойки оказалось полно народа, но бармен хорошо его знал и между делом налил стакан, игнорируя остальных, ждущих своей очереди. Мартин благодарно кивнул, расплатился и взял стакан. Парень только развернулся, чтобы понаблюдать за беснующееся на танцполе толпой, когда его кто-то толкнул. Со стакана вылилась добрая половина и Юль нервно рыкнул, поворачиваясь к девчонке, которая, судя по всему, обращалась к нему.

- Блять, - он осмотрел брюнетку с явным недовольством и недовольно махнул рукой. – Пошла нахуй.
Лицо ему показалось смутно знакомым. К тому же, эта сучка заикнулась о Джейке и Мартин без проблем понял, о ком она говорит, но не собирался выслушивать эту хуйню. Она уже обратила на них внимание несколько человек, находящихся рядом.
- Иди проспись, ненормальная, - Юль отвернулся и отставил стакан, отряхивая ладонь от пролитого на нее алкоголя.

Наивно полагал, что девчонка, услышав не очень вежливый ответ, сама отвянет, но та явно не собиралась сдаваться и все еще торчала рядом. Кстати, беглого осмотра вполне хватило, чтобы убедиться в верности ее слов – она была беременна. Ему, конечно, похуй было до этого факта, как и до Джейка, который с самого начала дико прилип к нему и возомнил себя его другом. Мартин его и не посылал, старательно делал вид, что все так и есть. Дилеру это было на руку, так можно было больше стрясти, а отпускать ее муженька, не стряхнув с него бабок по-максимуму было тупо.

Конкретно сейчас, проще было развернуться и уйти, хотя бы для того, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. Он ведь собирался уходить, просто придется сделать это без компании, как он планировал.

+3

4

- Ка-а-а-зёл! - протянула я к ужасу моих друзей, подоспевших тут как нельзя кстати.
- Она беременная! - предостерегающее вякнул Майк. Элис вцепилась в плечо, но это только разозлило еще больше. Я грубо вырвала руку и оттолкнула Майка. Мне было вообще не до их правоты.
- Сам иди нахуй, понял, урод!
Как же они все боялись за меня! А мне просто надо было разорвать эту тварь на части. Вот с этим помогли бы лучше, а не меня останавливали.
Бен вцепился в меня сзади за оба локтя и выволок на улицу.
- Ненавижу вас, - выбрызгивала я слюной и слезами. - Вы, все, предатели. Пусть он сдохнет, да? И ребенок его сдохнет, да? А это дерьмо пусть живет, правильно я понимаю? - и совсем уже перед дверью, обернувшись, - Сволочь ты, Юль! Мерзкая, поганая сволочь...
На улице стало легче. Здесь воздух.
- Уйдите все от меня.
- Ты дура, ты понимаешь, что он мог сейчас тебя ударить! - нервно дрожал голосом Бен.
- Ты понимаешь, что не только нас сейчас подставила! - подвизгивала в панике Элис, не зная, куда еще заправить свои три пера на башке. - Ты ребенком своим рисковала!
Какие же они были все мерзкие в этот момент. Всем им было посрать на меня, на Джейка и на жизнь моего ребенка. Они просто боялись мести этого наркодилера.
- Вот он правильно сказал - проспаться бы тебе, - вякнул Майк и сразу как-то выбыл из моей жизни навсегда.
- Ну, кто из вас? Кто следующий? Кому еще хочется научить меня жить? Или нет, выживать! Вы ведь только этим и намерены заниматься всю жизнь, правда?
И я пошла по улице, прочь от них и этого заведения.
Они еще какое-то время стояли, а потом Бен догнал меня, когда я уже переходила улицу, дождавшись светофора.
- Нельзя тебе так ходить одной, - попытался голосом извиниться он.
- Вот как? - остановилась я резко. - Нельзя? Снова нельзя? А что можно, Бен, расскажи мне, что можно!
Люди стали огибать нас по большой дуге. Мы походили на семейную парочку, устроившую здесь разборку. На моих каблучищах я была почти с него ростом, а чувствовала себя на две головы выше. Зря ты подошел, Бен. Теперь вся моя злость на Юля направилась против тебя.
- Можно пойти и сесть в машину... - начал он, стыдливо косясь на прохожих.
- А вот хрен тебе, Бен. Нельзя мне пойти и сесть в машину, понял! Я еще до сих пор не выяснила, где этот гребанный чертов Джейк, папаша этого гребаного сыночка! - указываю я маникюром на живот и сиськи, которые раздражают меня больше всего. - А этот гребаный хрен знает, где Джейк. Я видела, как он сморщился, видела, как он узнал меня и поняла, что хочет, чтоб я скорей отвалила.
Дальше я не могла говорить, я могла только плакать. Но плакать мне не хотелось, не при Бене. И я пошла обратно. Зачем - еще неясно. Главное - от Бена, назло Бену.
- А Элис с Майком суки, - сказала я, зная, что Бен плетется в двух шагах позади.
Открываю дверь и вхожу в клуб снова.
Бен галантно подныривает своими пальцами под мой локоть. Охрана на входе впрягается, но пропускает нас после серьезного кивка моего спутника.
- Они ушли. Мы с тобой и сами повеселимся, правда? Только прошу тебя, давай не будем устраивать здесь драку.
- Помереть за меня боишься, да, Бен? - хмыкаю я, попутно оглядывая барные стойки в надежде увидеть там еще не ушедшего Мартина.
- Ну конечно, - отводит он меня к диванчикам, надевая на себя улыбку. - Вот прирежет он меня, кто тебя домой-то повезет?
- Вот то-то и оно... - уныло и глухо отзываюсь я, - что больше некому...

Отредактировано Barbara Bosco (2015-08-26 15:19:30)

+3

5

У этой ненормальной еще и защитнички под боком оказались, подоспели сразу, как только поняли, что назревает скандал. Если честно, Юлю было срать и на рыпающуюся девчонку и на ее компанию.
- Да мне пох, - лениво отозвался дилер на предупреждение парня об интересном положении его подружки. Та продолжала выделываться, и сами ее дружки были явно этим недовольны. Юль бросил взгляд на парня, который пытался его успокоить, и пожал плечами. – Убери ее нахуй отсюда, раз так переживаешь.

Кажется, это подействовало. Эта психическая не успокоилась бы, если бы ее не выволокли. Парень взял у бармена полотенце, которое он уже протягивал Мартину и озадаченно покачал головой, как бы говоря «пиздец, бабы пошли неуравновешенные».

Учитывая, что вся заводная компания слилась самостоятельно, вечер можно было считать неиспорченным. Да, Мартин слегка понервничал, но теперь уже был совершенно спокоен. К тому же, пока он провожал взглядом буйных, неподалеку от него на высокий барный стул приземлилась симпатичная блондиночка и стала явно строить ему глазки.

Завязался короткий разговор-знакомство. Имя у нее было совершенно обычное – Кейт. В общем, она как раз искала, с кем можно повеселиться и Мартин пообещал ей в этом помочь. Они поболтали о том, о сем и Юль предложил ей прогуляться. Та согласилась без всяких уговоров. Видимо, это было компенсацией за подпорченное настроение, так что дилер это воспринял как что-то, само собой разумеющееся.

Они вместе двинули к выходу, Юль прихватил с собой пару бутылок пива, но за столиком заметил девчонку Джейка, которая все еще была на взводе. Какой хрен его дернул попросить блондиночку подождать и направиться прямиком к столику, за которым девчонка торчала со своим дружком?
- Успокоилась? – Юль с усмешкой посмотрел сначала на девчонку, а потом глянул на парня, который сразу заволновался из-за его появления. – Я тебе, знаешь, что скажу? Забудь про Джейка, ты его уже не вытащишь. Хочешь обвинять в этом меня? Окей. Но я тебе советую сделать аборт, пока не поздно. Типа всякие уебки рождаются от наркозависимых, это тебе любой док скажет. Удачи тебе разгрести это дерьмо. Я передам от тебя привет Джейку, – дилер недобро улыбнулся и поднялся с места, направившись к выходу.

Юль уже на ходу приобнял блондинку за плечи и повел за собой, не вслушиваясь в ее вопросы по поводу того, к кому он подходил и зачем. Ебаный в рот, эта курица уже начинала задавать много вопросов. Может быть, нахуй ее? Но, ладно, это все равно ненадолго.
На улице оказалось в разы свежее. Дилер спустился с крыльца и направился к стоянке, закуривая на ходу и шаря по карманам в поиске ключей от тачки.

+3

6

Как я его не разглядела за этими бабами? Я была уверена, что он свалил! Вот что за нафиг? Сидишь с другом детства, разговариваешь по душам, успокаиваешься, матом ставшими только что бывшими закадычных друзей обзываешь, а тут на тебе! Нарисовался, будто преследовал! Бэн взвился. Зря я вернулась. Теперь мне его надо успокаивать. Поменялись ролями, называется. Как же его перекосило тогда, беднягу, когда этот хрен велел ему меня, цитата, «нахуй увести отсюда»! Я думала, он сквозь меня пройдет, чтобы его придушить. Каждый раз, когда такое случается и он проявляет немыслимую силу воли, чтобы сдержаться, я буквально физически ощущаю, насколько сильно Бэн дорожит мной. И от одной этой мысли мир становится не бесцветным, а дыхание легким. От одной этой мысли, мгновенным сквознячком проскальзывающей в душу, самая отвратная муторность в сердце улетучивается, как страшный сон по пробуждении, и все дальнейшие капризы и продолжение игры в обидки становятся какой-то повинностью что ли, которую просто надо хорошо закруглить и незаметно прикончить, чтобы никто не догадался, что меня уже выключило, а заботит сейчас только жизнь и сохранность друга.
- Тихо, Бэн, прошу. - Мне надо сейчас еще одно чудо от тебя, Бэн, пожалуйста, - говорю я глазами, но мой одноклассник уже подорвался, уже стоит, и уже не держит меня за локти, чтобы было попроще вот так взять и забыть то, что хотелось сделать сразу. Он слушал почти уравновешенно, пока не прозвучало слово «аборт».
Господи, Бэн! Ну не ты же отец ребенка, в самом деле, ты бы ни под каким сиропом им быть бы не мог, уж прости... И прежде, чем Бэн, позеленев окончательно, смог произнести свое сакральное и предваряющее не лишенные крови сцены «слушай, ты!» я начинаю смеяться. Упоенно, сладко, запрокинув голову, вот от души.
- Господи, - хохотала я, перекрывая его «уебков», которых всё же услышал Бэн, - он будет мне еще советовать, что делать! - я закатилась до слез. Слезы, кстати, были искренними. А еще едкими и злыми. - Красавчик.
Это был, тупо, расчет. Мне важнее всего в данный момент было именно сбить Бэна с толку и сделать это искусно, безошибочно, чтобы он не заподозрил игры. Да и игрой это почти не было. Это был лишь иной ракурс нескончаемой, патологической обиды, которой я обпилась за долгие годы до и еще более долгие месяцы после, и от которой уже почти физически ощущала опьянение. Я не думала о последствиях провала, я ставила всё на Бэна. Моя боль о Джейке не касается здесь никого: ни бестыжего наркодилера, за один обезображенный неизбывным хамством и вседозволенностью, надменный вид которого хочется внезапно оказаться знакомой какого-нибудь киллера, ни Бэна, который уж столько раз выручал меня из подобных ситуаций, в том числе и с участием Джейка. Поэтому я сумела взять себя в руки и сконцентрироваться на эгоистичной цели: добиться того, чтобы негодяй в этой сцене был нейтрализован, а герой остался цел и даже смог проводить меня до дома. Эх, никогда, никогда Джейк не ревновал меня к Бэну... Может, и не любил, правда, никогда?
Господи, какой же униженной я сейчас себя ощущала... Я в западне. Джейк, выходит, смилостивился, проявил героическую деликатность, не свойственную его натуре, когда, получив информацию о залете и моем яростном нежелании делать аборт, всё-таки вспомнил, что когда-то там перед первым трахом, звал меня замуж...
- Нет уж стой! - взревел Бэн, когда человек-черновик, гордо взмыв профилем, развернулся в сторону выхода.
Ох-ох-ооох, самое время терпеть фиаско и чувствовать свою вину и весь свой идиотизм... Амбалы, правда, в этот раз не подкачали и во время перехватили моего орущего в спину дилеру неконтролируемый поток вполне литературной (он берег мои уши и нервы малыша) брани друга.
Тем временем Юль с какой-то полуиспуганной девицей вышел на улицу. «Он передаст от меня привет... И еще не забудь передать свой совет об аборте, сволочь!» - хотелось мне крикнуть, поддерживая подростковую выходку Бэна. Но я знала, чем это может закончиться, и просто обняла его. Да, встала, подошла к этим троим и обняла центрального, тактильно передавая привет от малыша и нашу с ним благодарность за поддержку.
Амбалы, опешив, ослабили хватку, и так и оставили нас стоять в обнимку чуть ли не в проходе дорожки к танцполу, прикидывая, стоит ли выпихивать Бэна к еще не уехавшему наркоторговцу, чем спровоцировать, быть может, продолжение конфликта.
Впрочем, быстро вспомнив, что амбалам думать не положено, они, перекрикивая сотрясающую до мозга костей басами новую музыкальную волну, сообщили, что нам придется покинуть заведение после произведенной за заказ оплаты. Подостывший от неожиданности моих объятий  Бэн, нахмурился (я это знала и без подглядывания, но потом все же удостоверилась, насколько суровый клубок эмоций он испытывает в данный момент), а встретившись со мной взглядами, отстранился, повернулся к столику и отошел знакомиться со счетом. А я на своих каблучищах умудрилась неприметно дойти до окна, за которым было видно, как Мартин направился к своей машине, оставив блондинку дожидаться его неподалеку от выхода.
Надо же, я когда-то думала, что он друг... Что делает людей такими жестокими?
- Он знает, где Джейк, знает... - услышала я свой сдавленный шепот, отраженный от стекла, и почувствовала, как предательски горько горячеют веки.
Господи, пожалуйста, удержи меня, не дай унизиться еще больше!
Я вдруг почувствовала себя уродцем: мои черные капроновые носки, которые при надевании мне казались такими прикольными, смелыми и забавными, теперь вкупе с этим неуклюже коротким для беременной платьице в горох, с этими золотыми кегле-платформами, в этом растрепанном, чумазом от потекшей туши и обосранном морально виде делали из меня форменное пугало с фермерских сельхозугодий, где мне почему-то очень сильно захотелось вот прямо сейчас оказаться.
Юль подъехал к подъезду. Блондиночка вильнула бедрами, выбирая опорную ногу под прыжок в его машину. Бэн еще не окликнул меня сзади. Он опоздал на пару секунд. Я отчаянно толкнула прозрачную дверь. Наши взгляды встретились. Я не злилась на него больше, во мне не осталось ни тени негодования, ни капли желания убить его. Он просто знал, где сейчас Джейк. Он проговорился. Девушка была уже в машине, я стояла на верхней ступеньке. Я просто смотрела в его глаза и не видела их, не видела что там за ними, какой ад и ад ли. Мне было все равно. Мой ад был яснее, жестче, он был моим. А когда глаза устали, я просто сморгнула до противного теплые слезы.

+3

7

Юль подъехал к крыльцу клуба и остановился, дожидаясь, когда блондинка запрыгнет в тачку. Он уже и имя ее забыл, но это не страшно, употреблять что-то вроде «детка», «зайка», «солнышко», дилер никогда не стремался, это его выручало в такие моменты. Так вот, эта самая зайка спустя пару мгновений уже сидела на пассажирском сидении, а Юль тем временем заметил Барбару, выскочившую из клуба. Что-то забыла ему сказать? Да ему похуй.

Мартин никогда не отличался добрым отношением к окружающим. В смысле, в каком-то порыве благородства его можно было иногда лицезреть, но это были очень-очень редкие случаи. Он сам когда-то торчал на игле и что? Хоть кто-то протянул ему руку? Хуй там. Ему наоборот помогали тонуть и он на тот момент все прекрасно понимал. Понимал, почему это происходит, потому что до этого занимался тем же самым, как и сейчас.

Что до Джейка. Да, тот считал Мартина другом, он до сих пор лип к нему с сопливыми звонками или предложениями затусить и, чаще всего, Юль не отказывал, потому что у Джейка все еще были бабки, он все еще мог платить. Ему не было жалко Барбару, та просто не понимала, что это, в принципе, финиш и дальше нестись бесполезно. Поймет сама со временем.

Так что же сейчас-то случилось? Наверное, вот так, сходу Мартин и сам самому не смог бы объяснить, почему повернулся к блондинке и спокойно сказал ей:
- Иди нахуй из машины.
- Что?
- Вали из тачки, я сказал, вали отсюда.
- Вот мудак, - зло выпалила та и распахнула дверцу, выпрыгивая из Корвета почти так же резво, как и усаживалась туда.

Мартин тоже вышел и подошел к крыльцу, на котором все еще торчала зареванная знакомая, которой он кивнул на тачку.
- Садись, увезу тебя к твоему любовничку, - чтобы та не тормозила, он взял ее за запястье и потянул за собой к машине. – Поехали, поехали. Не веришь мне, так посмотришь своими глазами.

Он заставил ее сесть в машину и через минуту уже выруливал со стоянки у клуба, наблюдая в зеркало заднего вида, как ее дружок выскочил из клуба и какое-то время пытался их догнать, что-то крича вслед.

Отредактировано Martin Juhl (2015-09-06 03:58:26)

+1

8

Не уехал. Не уехал... Только бы Бен не помешал...
Мимо проносится остервенелая блондинка, нарочно задевая меня плечом. Найдешь еще себя парня для траха, милая. Тебе ли переживать.
Надежда из самой глубины сознания начала подниматься наружу и перекрывать дыхание. Ты все-таки человек. Негодный такой, и подлый, и низкий, но.
Пока ты приближаешься ко мне, я выравниваю дыхание. Вытирать слезы - слишком слюнявый жест. Не собиралась вот вообще давить на жалость. Просто чувствовала, что ты еще немножечко, капельку, самую малость, но живой.
Я едва не улыбнулась от счастья, когда услышала его старательно грубое обращение. И от его сжатых на моем запястье пальцев было совсем не больно. Я просто быстрее бы не смогла. Бен уже открывал дверь, когда я садилась. Хлопок дверцы перед моим носом был залпом маленькой, но такой важной сейчас победы. Он отвезет меня туда. Я увижу его. Я узнаю, что с ним, у меня будет еще один шанс. Смотрю без движения мысли на бегущего вслед Бена. Он меня любит, наверное. Как хорошо, что есть такой человек, который любит меня не за то, что его люблю я.
Мы заворачиваем за угол, и я, наконец, теряю связь с тотальной обидой Бена. О, так дышать гораздо, гораздо легче. Веки непроизвольно смыкаются, я могу расслабиться, первый раз за много дней спокойно и просто выдохнуть.
- Ребенок... - он шевельнулся! Меня не обманешь, это было именно первое шевеление малыша!.. Он чувствует, что едет к папке. Он верит вместе со мной. Мой сыночек... Я поднимаю сияющие глаза на затылок Мартина и вижу его колючий взгляд в зеркале. Он продолжает думать, что я давлю на жалость? Вот досада... Свет в моих глазах быстро гаснет.
- Джейк говорил, что ты сам на игле сидел. - вместо благодарности, вместо злости и бесполезных придирок, поясняю тебе, почему во мне еще есть надежда: Джейк живой, он еще живой. Значит, его можно спасти. Надежда есть, пока есть человек.
- Что ты там можешь мне показать? - ёкает в сердце, отдаваясь волной тревоги моему малышу. - Пену изо рта? Закатившиеся глаза? Если он будет жив, я прощу ему всё...
Но я умолкаю, не договорив фразы, которая родилась в голове. Знаю, что вру, не всё я могу простить ему. Измена - слишком больное место. Я смотрю в окно на мелькающие в уже опустившейся темноте дома, фонари, магазины. За окном все темнее, все реже встречаются зазывающие вывески и огни реклам. Мы въезжаем в «плохой» район города... Я боюсь увидеть Джейка не готовым к встрече со мной. Мне тоскливо, ужасно тоскливо оттого, что я точно знаю, что Джейк не сорвется домой, вспомнив про нас, он останется дожидаться Мартина. И Мартин, полноправный его господин, точно знает, чем он занят и где он этим занят. Очень обидно. Злость душит меня снова. Я не знаю, как я буду добираться отсюда домой. Ведь Джейк просто пошлет меня. А у Мартина я ничего не попрошу. Я, видимо, снова вызову такси и поеду к Бену. Кто еще, кроме него, способен каждый раз с неподдельным сочувствием, с маниакальным упорством изучать мои душевные раны и пытаться снова и снова заживлять их бальзамом неразделенной любви? Как же мне осточертела эта чертова карусель! Мы здесь уже были, но снова и снова возвращаемся в это же место.

Отредактировано Barbara Bosco (2015-09-06 17:27:03)

+1

9

Девчонка поначалу сидела тихо и Юля это совершенно устраивало. Он приоткрыл окно и закурил, а потом покосился на нее, когда та что-то пробубнила. Ему не было ее жаль. Может, он просто хотел, чтобы она отстала – и от него и от Джейка. Какой смысл был искать встречи с наркоманом? Все эти родственнички, любовники, друзья наркоманов до ебеней наивны и сентиментальны. Процентов девяносто торчков никогда не выбираются из своей зависимости, подыхают от передоза или СПИДа, или своей жадности по отношению к джанку.

- В жопу и тебя, и твоего Джейка, поняла? Нашли няньку, - дилер больше не смотрел на брюнетку, сосредоточился на дороге. Кажется, замечание о его прошлом его никак не задело. – Он уже на дне и если у тебя нет бабок, чтобы вытащить его, можешь забыть о нем. А если есть, то нанимай людей, которые за шкирку затащат его в такую клинику, откуда он не вылезет по собственной воле. Нет у тебя бабок? Тогда думай о себе и о ребенке.

Он все равно не отпустил бы парня сам, это же потерянное время и бабки. Тогда получится, что зря он с ним возился все это время. Юль же не для собственного удовольствия все это делал, а чтобы заработать. Или она наивно полагала, что он сейчас скажет что-то вроде «да, забирай его назхуй отсюда, я ему больше не продам?». Нихуя. Джейк все равно найдет дилера, так почему бы именно Мартину не сорвать с него бабок?
- Ты только не забудь сначала спросить, нужно ли ему твое прощение и зачем оно ему? Он получит от него кайф? Нет, не получит, а ведь сейчас он живет именно ради него, а не какого-то там прощения.

Они почти приехали и пейзаж за окном действительно поменялся. Естественно, притонов в нормальных районах почти нет. Ну, если не считать притонами сборища чокнутой богемы на на всяких мелких закрытых вечеринках. Райончик был говенный, совсем не безопасный и Мартин уже на подъезде начал думать о том, как бы так пристроить тачку, чтобы за то время, пока они будут выискивать Джейка, ее не разули. В итоге припарковался под живым фонарем, недалеко от нужного им дома и заглушил мотор.

- Пошли, - он вышел и обошел машину, направившись к крыльцу. Им навстречу сразу вышел парень в грязной синей футболке и рваных кроссовках, но Юль его знал, тот, вроде как следил, чтобы торчки вели себя относительно подобающе и не особо привлекали внимание. – Привет, Майки, как жизнь? – парень что-то пробурчал в ответ, покосившись на Барбару и протянул Юлю ладонь для рукопожатие, Мартин же повернулся к девчонке и кивнул ей на дверь с усмешкой. – Иди, ищи своего благоверного.

Отредактировано Martin Juhl (2015-09-11 11:48:17)

0

10

И снова его грубость ошпаривает кипятком. Будто я всё никак не могу поверить в то, что он просто наживается на чужом несчастье.
Он продолжает. Ему мало того, что в моих глазах явно стоят слезы в мнимой попытке заслонить от меня обзор за окном.
- У меня есть бабки! - упрямо цежу я, потому что слезы скапнули на локоть и платье. Мне просто надо заткнуть тебе рот.
А вот дальше я задумалась и забыла о том, что мне только что было бесконечно себя жаль.
На этого неблагодарного еще и все «приданное» свое перевести в ущерб сестре и брату? Чтобы он благополучно проглотил его, отрыгнул и нагло выпер меня с ребенком, потому что мы ему никогда и нужны не были? Я трезво смотрю на вещи. Я вижу, что он не любит меня. А может и не любил никогда. Может быть, он понял, что я готова с ним... Ой, до головокружения тошно это вспоминать... Особенно в этом ракурсе.
А Юль думает, что решаю в уме сложные арифметические задачи? Да, вот это больше по мне, - смерила я его тяжелым почти невидящим взглядом. - Думать о себе и ребенке. Если бы сердце было еще в ладу с головой! Умный какой. Доктор Дулиттл просто. Лечит и словом, и делом.
Мартин везет меня к мужу и профессионально отговаривает от встречи с ним. Слушайте, да мне уже просто любопытно, что там за шняга с ним творится, вот правда! А ведь я когда-то считала его «нашим», угощала кофе, предлагала блинчики. Они и вправду были вкусные. Как можно продолжать верить в дружбу после такого?
То есть сейчас получается, что Джейку я не нужна нафиг с прощением своим и что это он еще не решил, прощает он меня или нет - поэтому он здесь, так? - и кажется, мне больно дышать, горло свело от обиды. - Решает он это сложнейшее уравнение! Что за непруха-то такая в жизни, а!
Ладно, вот об этом и спросим Джейка, когда поймем, что же там за таракан такой ползает по некогда снабженному душой телу моего мужа, - взяла я себя в руки, потому что, по ходу, Юль уже притормаживал.
Сердце ёк, невольно набираю побольше воздуха и дробно выдыхаю свой страх перед такой близкой теперь неизвестностью. Всё будущее, всё прошлое может вот-вот рассыпаться на кусочки, потеряй я сейчас на него надежду...
Не сразу я решилась выйти из машины. Только когда испугалась, что Юль сам вдруг откроет мне дверь, нажала на ручку. Но он и не думал проявлять чудеса галантности. А я решила держаться стойко. Но сразу потерпела в этом фиаско, когда чуть не лишилась чувств, заметив вынырнувшую из какой-то густой тьмы в проеме двери фигуру мужчины. Это был не Джейк, явно. И походка, и силуэт чужие, но мне и этого хватило, чтобы задышать вдруг ртом, смекая, что с давлением у меня сейчас явный косяк, ибо заложило уши. Коротко кивнув, я направилась к темноте, из которой только что вышел приятель Юля. Там было жутко. Я не сразу нашла Джейка. Баб вокруг него не было, и я расплакалась, как последняя тряпка. Он говорил мне такое долгожданное «прости», он называл меня Барби, он был еще под дозой, но я так верила его словам, его теплым нотам в голосе, его нелепой помятой улыбке, что уже праздновала победу, пусть и не безоговорочную, но такую нужную мне сейчас, победу над всеми, над собой, над Юлем, над Бэном, который, как и я, не верил в успех, который прочил мне здесь новый глоток боли, да такой, чтоб уж точно захлебнуться безвозвратно. Иначе зачем он так долго бежал? Я помогла ему встать, я сказала ему, что люблю, что ребенок во мне шевельнулся, когда мы подъезжали сюда. Он улыбнулся снова, я заметила, что улыбка эта пьяная и чужая, но я гнала от себя сомнения. Мне так нужна была его любовь. Я думала, что он захочет уехать домой. Ему ведь надо вымыться, покушать. У меня ведь точно что-то есть для него в холодильнике. Пока он будет в ванной, я всё разогрею...
Я вызываю такси, но он просит меня подождать. Он идет вперед, а я очень хочу послушать, о чем они будут разговаривать. Но он попросил оставить его наедине с другом. Я не спорю... С другом... Называй, как хочешь, только не бросай меня здесь.
Когда он скрывается за дверью на улицу, в сознание незамедлительно проникают посторонние звуки. Чей-то тихий плач, стоны странного содержания и внезапно дикий хохот где-то далеко, приглушенно и гулко, а оттого не менее пронизывающе. Я не могу здесь оставаться! Здесь одиноко и страшно, как в телеке, по которому не крутили за всю его жизнь ничего, кроме ужастиков и порнухи. Здесь кажется, что Джейка просто не будет на улице! Эта неожиданная догадка повергает в кромешный ступор, я хватаю ртом воздух и срываюсь с места.

Отредактировано Barbara Bosco (2015-09-23 04:27:03)

+1

11

Всегда есть родственники, есть близкие, есть друзья. Жены, мужья, дети, матери, братья, отцы и еще до ебаной фени всякого окружения. Желающие помочь, поддержать, дать надежду на будущее. По их мнению, очень просто – завязать с наркотой и начать жить прежней жизнью, стать нормальным человеком, как все, начать работать, - кому нахуй нужна эта ебаная работа, кому нужна эта кабала на всю жизнь? – путешествовать, развиваться, просто идти вперед, выполнять свою жизненную миссию, плодиться и размножаться. Кто на что горазд. Кто-то готов тратить свое время на бывшего наркомана, кто-то даже делает это вполне искренне, но этому всегда есть предел. Если у торчка нет силы воли, а ее, чаще всего нет, иначе он бы не стал торчком, то усилия всех этих сраных добродетелей катятся в зад. Потому что торчок не будет искать возможности наладить свою жизнь, он лишь будет искать причины, чтобы вернуться к прежнему образу, к существованию, к зависимости физической и эмоциональной. Сунь ему под нос шприц и он не задумается ни на секунду.

Дилер закурил, пропуская мимо ушей вялую болтовню знакомого и задумчиво глядя на девчонку, которая продолжала нерешительно топтаться у крыльца. Что с ней будет? Конечно же, не было у нее никаких бабок. Она сейчас, возможно, ненадолго затащит Джейка домой, теша очередную надежду на тихое семейное счастье. Она ведь, по любому, искренне верит в то, что ее сил хватит, чтобы пережить все это, вытянуть муженька, вытянуть ребенка, а потом забыть эти моменты из жизни, как страшный сон.
Почему люди не могут быть реалистами?

Барбара, наконец-то, решается, кивает и скрывается в темном дверном проеме, оставляя этих двоих на крыльце. Ее ждет не очень приятная картина, но Мартину до этого нет никакого дела, он просто ждет и даже не беспокоится о том, что может потерять клиента и даже сам этому поспособствовал. Потому что это не так и никуда Джейк от него уже не денется.

- А че это за телку ты притащил? – ни в словах, ни во взгляде знакомого нет ни единого намека на интерес, и Юль тихо усмехнулся. Блять.
- Мужа потеряла.
Майки хрипло и противно смеется в ответ и даже оборачивается на дверь. Мартину отчего-то захотелось двинуть ему локтем в челюсть, - уж очень удобно тот стоял сбоку, - но он обошелся лишь тяжелым вздохом. Покрутил ключи от Корвета на пальце и обернулся на звук шагов. Это был Джейк. Грязный, помятый, вонючий торчок Джейк. Дилер осмотрел его, брезгливо поморщился и чуть отошел, когда тот приблизился.
- Марти, дружище, а на кой хрен ты сюда притащил Барбару? Я же просил тебя. Мне пришлось свинтить из дома, чтобы она меня не доставала. Куда мне теперь деваться?

Наверное, Юлю нечем было ответить на это. Он ведь и не собирался тащить сюда девчонку, даже не знал, что его вдруг подтолкнуло к этому. Естественно, отвечать честно, что притащил ее сюда, чтобы показать, что все безнадежно, не стал. Он пожал плечами:
- Я не знаю, Джейк. Хочешь, увезу ее обратно?
- Еб. Конечно, хочу! Не надо было вообще ее сюда тащить.

Джей отвернулся к Майку, переключился на него, и Мартину оставалось только слушать, как тот упрашивает мелкого пушера отвезти его куда-нибудь подальше. Майк говорит, что ему не сложно, поэтому через пару минут они уже садятся в его раздолбанную тачку и отъезжают от дома. Пара мгновений и эта колымага уже скрылась за углом, а в этот же момент дверь дома распахнулась с такой силой, что ударилась ручкой об стену, и дилер повернулся, посмотрев на девчонку.
- Он съебался, - коротко и ясно пояснил он и отбросил докуренную сигарету куда-то на газон, где и без этого мусора была хренова туча, а потом спустился с крыльца и пошел к машине, но перед тем, как сесть в Корвет, поднял взгляд на девчонку. – Ты едешь или будешь торчать тут? Я могу увезти тебя обратно, мне в ту сторону.

+1

12

Выдох и пульсирующий в ушах свинец опустошения.
Сбежал?
Врал? Наоборот всё?
Дыхание работает по инерции. Вдох-выдох, свинец раздувает голову, сейчас разорвет. Если бы. Застывает в крайней точке нестерпимым воем тишины.
Ребенок при чем? Так хочется это вдруг сказать. Глаза до боли сухие.
Зачем он испытывает ко мне жалость? Лучше б пинал, зарезал вот этим шприцем с бурой каплей засохшей крови. Он очаровательно грязен. Может, он Джейка? В чем я виновата? Кто-нибудь скажет мне??!
- В чем я виновата!!! - ору я несвоим голосом, не сразу понимая, что подкосились ноги, и я уже на земле, ближе к  шприцу. Боль в коленях приятная. Но потянуться к этой грязной гадости не могу, хотя мысль о том, что физическую боль надо как-то продлить, была. Я не знаю ответа на свой вопрос. Слишком сильно люблю? Или не слишком? Я ведь так изменилась, перестроилась под него. И всё равно не такая? За что мне эта долгая занудная пытка? За то, что считала себя лучше и достойнее других? За то, что сопротивляюсь полному порабощению и упрямо отстаиваю свое право на плохие привычки и полную разруху внутри и снаружи? Я растерялась, зато почти сразу перестала плакать. Жалость к себе надо давить на корню.
Он удрал, удрал, как последняя крыса. Почему он до сих пор мой муж? Потому что я сама его в это втянула? Весело мне было, радостно, что ему со мной так клё-ово?
- Господи, как же я ненавижу себя, - сквозь зубы бурчу я неразборчиво. Кто больше виноват в убийстве бывшего Джейка? Я или Юль? Я или ты? - вглядываюсь я в его безжалостный сухой взгляд.
Не бросился меня поднимать, но и не уехал. Может, уедет сейчас? Вот уже и отвернулся. Сейчас откинет руку на спинку сиденья и вывернет машину на вылет. Или так поедет, прямо?
Почему ему не стыдно? Что в них такое ломается или нарастает, что перестает их делать людьми? А во мне, может, тоже такое есть? Джейк ведь завалится еще домой. У нас еще много чего можно отнести на продажу. Мое белье, например. А потом распашонки... А может, он однажды зарежет нас и продаст на органы? И это всё сделала я? Я сломала? Он говорил, что Джейк меня не простит... Не простит.
Он не уехал. По его повороту головы я поняла, что пора подниматься. Послушно подворачиваю ноги в безобразно высоких платформах. Злато на туфлях и горох на коротком платье. Что может подходить больше столь драматической картине с воплем?
Мне надо отсюда убраться. Самое противное, что я не знаю, когда приедет Джейк. Опять я хочу, чтобы он никогда не приезжал и боюсь, что моё желание сбудется. Подхожу к машине, но не к пассажирской двери. Всё мое нутро сопротивляется тому, что надо сейчас просто надавить на ручку. Неровно шагаю к его открытому окну, хватаюсь одной рукой за край опущенного стекла и вдруг понимаю, что я совсем одна. Не хочу смотреть на Мартина, не хочу с ним спорить и спрашивать, зачем он так жестоко убивает людей, через моральное, добровольное, медленное самоуничтожение. Перенаселение планеты - вот единственно верный ответ. Но как насчет того, что могло бы быть, будь я чуточку лучше? Честнее, терпимее...
Не найдя поводов для диалога, я открываю свою дверцу за сиденьем водителя и, усевшись, вспоминаю, что именно сюда садятся люди с удавкой. Затягиваешь на шее эту безобидную леску, и кровь брызжет по всему салону. И руки в крови, тепло и скользко. Еще вырвется, развернется к тебе и тебя прикончит одним ударом лба, одним сжатием пальцев на шее. Захлопываю за собой дверь и не хочу сдвигаться с этого места. Уж больно сладкие для этого дня фантазии.

+1

13

Юль чувствовал, что Барбара сверлит его взглядом, но ему было похуй. Правда, похуй, совсем. Она не первая и не последняя и никто их подобных ей не будет вмешиваться, и указывать ему, как зарабатывать на жизнь. Пусть лучше обращают внимание на своих сторчавшихся родственников и друзей и ловят тот момент, когда их еще можно вытащить из этого болота.

Девчонка подошла ближе и встала у машины, Мартин даже подумал, что сейчас она скажет ему, что никуда отсюда не уедет, пока не вернется Джейк. Тогда он бы просто уехал и оставил ее, потому что это был ее выбор и он, блять, не будет ее переубеждать, потому что она сама хотела притащиться сюда и увидеть то, что увидела. Но она ничего не сказала, просто, спустя минуту, села в машину.

Хотя, Мартину, конечно, было не понять этого трагического молчания, поэтому он, отъезжая от притона, врубил музыку погромче. Лично он радовался, что они сваливают из этого места. Дилер хоть и был здесь частым гостем, мелким оптом скидывая товар, но никаких положительных эмоций в этот момент не испытывал. Противно.

Он высадил ее там, откуда и увез – у клуба. Они так ни слова и не проронили, а, может быть, он просто не услышал из-за музыки. Ему-то все равно нечего было ей сказать. Так что, как только девчонка покинула салон его тачки, дилер сразу развернулся и поехал домой. На сегодня путешествий было, пожалуй достаточно и если Барбара не сделала для себя сегодня никаких выходов, если не оставит свои попытки, то это будут уже ее личные проблемы. Как и были до этого.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » "the girl that you lost to heroine"