Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » самоубийство убивает двоих ‡каждый думал об этом


самоубийство убивает двоих ‡каждый думал об этом

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s2.uploads.ru/OicrU.gif
http://s6.uploads.ru/8UBx0.gif

Участники: Морган и Роб
Место: квартира Морган
Время: 26 мая, 2015 год
Время суток: вечер-утро
Погодные условия: пасмурно, надвигается сильная гроза
О флештайме: Морган обессилена предательством бывшего мужа и не видит ничего лучше, кроме как уйти из жизни. Хорошо, что Йорк - психотерапевт. Хорошо, что он слишком давно знает девушку, чтобы заметить, что с ней что-то не так. Хорошо, что он знает, где лежит запасной ключ от ее дома.

Отредактировано Robery York (2015-08-26 21:52:15)

+1

2

http://media.giphy.com/media/E7yGmHAsZbFEQ/giphy.gif

God I wish I never spoke.
Now I gotta wash my mouth out with soap.
-   -   -   -   -   -   -
melanie martinez – soap

— ...даже когда ты предпочтешь футбольный матч мне, я клянусь любить тебя. Я клянусь тебе, Марк. - по её румяным щекам текут слезы. Макияж, который битые часы накладывался несколькими мастерами, был заметно испорчен. Губы дрожат на нервной почве. Не удерживается и смеется. Кажется, что он тоже готов зарыдать. Глаза блестят. Но теперь становится очевидно ясно, что виной всему слишком яркий свет прожектора, выбивающий синеву из его зрачков.
— Люблю тебя. Клянусь. - целует её в губы. В воздухе пахнет воском тающих свеч. Музыку разбивают аплодисменты и овации. Счастливая пара скрывается за титрами и пестрыми фразами типа "вечной вам любви".

    Свадебное видео уже не кажется мне таким радужным. Цвет платья не белоснежный, а какой-то молочный. Только сейчас я это осознала. Да и прическа была не такой какой я изначально её представляла. Всё пошло не так, оказывается, еще в самом начале. Столько мелочей было потеряно на фоне слишком красивой и дурманящей улыбки. Не стоило отвечать тебе взаимностью и идти на свидание. Не стоило позволять брать руку в свои. Не стоило целовать тебя чуть более страстно, чем это делал ты. Тогда бы не было одного колена. Тогда бы не было этого кольца, что до сих пор сдавливает фалангу безымянного пальца. Тогда бы не было удушливой боли в районе грудной клетки.   
    Прошло чуть больше недели. Ты, я, она. Вы. И я. Дура. Улыбалась так радостно. Крутилась в этом чертовом платье, словно мне пять лет и такого ни у кого нет. Хотела показать его тебе. Хотела be good for you. Все долгих три года. Я почему-то пропускала сквозь себя все твои "fuck this casserole and you with it", закрывала глаза и растворялась в тебе, когда ты того сильно желал... а я — нет; чужие духи на твоей одежде не вызывали у меня подозрения, потому что я знала как тяжело быть тобой, потому что ты, казалось бы, искренне прижимал меня к стене и с некой угрозой шептал в ухо, что "я буду делать всё, как ты захочешь". Я смотрела на твою всю ту же дурманящую улыбку и кивала головой. Cause I just wanted to be good for you.
    Совсем скоро мне будет двадцать пять. А я жажду остановиться на четыре. Мне надоело врать все семь дней своей любопытной мамаше. "Как ты? Как Маркус? Когда вы подарите нам внуков?" Я — невероятно хреново. Он — последняя свинья на Земле. Внуков — никогда не будет. Уже никогда.
    — Всё хорошо, мам. Ты же знаешь, как я люблю вас? И папу. И Скай. Пожалуйста, передай Скай, что её особенно. Всё... мне пора, mommy. - нажимаю на кнопку сброса. По щекам текут слезы. Судорожно глотаю их. Соленые. На мне шелковое белье. Я нежна и красива. Я готова запомниться миру такой. А какой запомнит меня он? Влюбленной до беспамятства в его улыбку, или пустую. Опустошенную его поцелуями с другой. Выпиваю залпом виски. Кривлюсь. Не люблю пить. Спиртное. Оно затмевает рассудок, но сейчас трезвость мне ни к чему. В спальне просторно и тихо. За окнами темно. Моя квартира находиться на последнем этаже одного из высотных зданий. Ближе к звездам. Я надеялась найти хотя бы одну до того как всё перед глазами поблекнет, но, к сожалению, последним, что я увижу будет белый потолок. Ставлю граненный стакан на прикроватную тумбочку. Откупоренная бутылка бурбона едва ли надпита. Мне много и не надо, чтобы стать куклой. Кусаю губу, которая уже усеяна кровяными потеками. Тянусь к листку бумаги, который смялся после неоднократных попыток что-то исправить или дописать. Пробегаю по нему изумрудными глазами. Но сейчас они едва ли похожи на драгоценный камень.

Жизнь. Смерть. Начало и конец. Но не для меня.
Каковой была моя жизнь? Свет, ярко освещающий путь. Мрак, сквозь который он пробивался.
Ложь. Всё окутано ложью. И боюсь, что теперь даже я не могу с уверенностью назвать себя настоящей.
Мама, папа, Скай. Я люблю вас. Я не хочу, чтобы вы плакали обо мне. Не хочу, чтобы вы обвиняли в чем-то кого-то. Я просто хочу, чтобы вы меня помнили. Немного странной и капризной, но всегда искренней и справедливой. Я старалась следовать всегда своим принципам. Этому научил меня ты, отец. А без тебя, мам, я бы не была такой красоткой (думаю, ты это оценишь). Спасибо, за что сделали меня той, кем я являюсь. Являлась. Скайлер, ты всё знаешь сама... Девочка моя, будь сильной. Это в тебе есть. У меня нет и никогда не было. Может быть будет, но не в этой жизни. Не в этой.
Марк. Эти четыре буквы с трудом были написаны моей рукой. Они несколько дней висят для меня проклятьем. Но, я думаю, что обязана что-то оставить и тебе. Я не могу простить. Сейчас — не могу. Потом — уже поздно. Хочу, чтобы ты знал... я любила. Жаль, что именно это позволило нам задержаться на столь долгое время. Только это.
Жизнь и смерть. Для кого-то конец, а для меня — новое начало.

    Буквы начинают двоиться. Я улыбаюсь сквозь истеричные всхлипы. Сентиментально целую предсмертную записку и кладу её рядом с собой. Другая рука сжимает пузырек со снотворным. Момент портиться после неожиданного мобильного звонка. На панели имя "Робби". Может быть, если бы это был кто-то другой, я бы и не подумала отвечать... Но... С ним я не могла не попрощаться.
    — Робби... - протягиваю надменно сладко, словно не видела его уж совсем давно. — Подожди... Ты послушай. Я... Ты знаешь, что я очень люблю тебя?! Конечно, знаешь. Просто мне хотелось сказать это вслух еще раз. Еще один раз. Я... я дома. И мне пора, Роб. Правда, извини меня. За всё. - он еще что-то говорит, но я выключаю телефон. Навсегда. Раскручиваю крышку и высыпаю пилюли на ладонь. Беру пальцами одну и ложу на язык. Глотаю. Вторую. Третью. Ладонь пустая. Пузырек тоже. Пустая я и мои мысли. А перед глазами белый потолок. Жаль, что я так и не застану звезды. Хотя бы одну.

Отредактировано Morgan May (2015-08-29 12:07:58)

+2

3

"Ну кто ж из нас на палубе большой
Не падал, не блевал и не ругался?
Их мало, с опытной душой,
Кто крепким в качке оставался".

Весь день проходит в сплошных сумерках. Давно погода приветливого Сакраменто не была столь бессердечна к избалованным жителям. Небо накрыто сплошным грязно-серым мятым полотном. Такое чувство, что находишься под куполом. Взгляд упирается в низкие тучи. И мне в очередной раз неприятно, неуютно, тесно. Еще и удушающая жара. Как вязкое желе. Тяжело дышать, тело липкое, гудит голова.
И на фоне всего этого - обычный день. Такой же серый, как и погода. Давно такого не было. Это я и называю встать "не с той ноги". Неудача, пропущенный важный звонок, потеря десяти долларов - нормально. У всех бывает. Но те редкие моменты, когда от привычного ритма жизни начинает тошнить, когда хочется вырваться из этого проклятого колеса Сансары, когда ненавидишь и устал ото всех вокруг, хотя это совершенно не свойственно - вот это настоящая пытка одного дня. А еще безосновательное чувство тревоги, когда аккуратней переходишь дорогу, не отвечаешь на незнакомые номера, садишься на более "безопасное" место в автобусе - вот это угнетает больше всего. Потому что думаешь только о плохом.
Я стою в освещенном невероятным количеством ламп фитнес-клубе. Смотрю на очередную жертву агрессивной пропаганды - худощавую костлявую девицу, которая уже полтора часа ходит на беговой дорожке. Не будь она такой высохшей, я бы вспомнил про хомяка, увлеченного бесцельным бегом в колесе. Обычно ничего, но сегодня - режет глаз. Мне хочется снять ее с тренажера, засунуть ей в рот пачку жирного творога и отправить на силовые. Или хотя бы на йогу. Пусть доводит себя до совершенства, а не до истощения.
Смотрю на часы - моя подопечная с явными признаками компульсивного переедания опаздывает уже на двадцать минут. Где-то в глубине души я понимаю, что в такую погоду, когда вот-вот грянет буря, я бы тоже предпочел остаться дома. Но сегодня слишком устал, чтобы вставать на чужое место.
Я переминаюсь с ноги на ногу, мне хочется поскорей уйти домой. Просто сменить обстановку, которая за несколько часов уже приелась. Но что меня ждет там? Икс-бокс, баскетбол по ящику или я смогу уснуть пораньше. Чтобы поскорее в новый день. Я знаю, что через 10 часов сна все будет гораздо лучше.
Наконец, я свободен. Выхожу на улицу, закидываю рюкзак с кроссами и формой на одно плечо. Останавливаюсь на пару мгновений, вдыхаю удушливый воздух. Чего я хочу? Как ни странно, тепла. Да, мне определенно хочется сейчас разделить оставшиеся до ночи часы с кем-то, кто не будет упрекать за плохое настроение. Кто вообще не заметит этого, а просто будет рад увидеть. В воображении проносятся несколько улыбающихся лиц.
Конечно Морган.
Тем более, что ей сейчас должно быть также одиноко.
После нашего "воссоединения" и ее разрыва с мужем я узнаю Мэй с большим трудом. Она глубоко ранена, истощена, опустошена... Словом, сломлена. И мне со всем своим опытом почему-то не представить, как переживают предательство такие, как она. Более жестокий и злой захочет отомстить. Пусть даже неявно - уйти в отрыв, нажраться, начать трахаться со всем подряд. Более глупый может начать жить мечтой о том, что "скоро он/она вернется ко мне". А она... Я интуитивно ощущаю, что вся ее прошлая концепция мира поставлена под большой вопрос. Что она пытается сопоставить случившееся с опытом прошлого. Одним словом, привычная почва уходит из под ног.
Набираю ее номер. Долго жду ответа. Гудки-гудки-гудки. И почему-то мне становится не по себе. Наконец, отвечает.
- Привет, - против воли губы растягиваются в улыбке, - Я зайду, а? Куплю там чего-нибудь...
Прерывает меня на полуслове. От ее голоса внутри все холодеет. Могло показаться, будто она только что проснулась, но я ощущаю нечто другое. В растерянности слушаю сбивчивый монолог.
- Что не так? - с трудом выдавливаю из себя. Руки стали холодными и влажными.
Мои слова не долетают до адресата. Сбросила.
Набираю еще несколько раз. Пальцы плохо слушаются. Я звоню не по тем номерам, скидываю. Злюсь на себя почти до исступления. А на том конце провода тишина. Раз за разом. Попытка за попыткой. Выключила телефон.
Сука.
Благо, такси оказывается рядом. По моему одичавшему виду мужик понимает, что у меня что-то случилось. Поэтому гонит чуть ли не во весь опор, не задает лишних вопросов, не пытается разговорить "из вежливости", как обычно принято. А мне поездка кажется вечной. Я не выпускаю из рук телефон. Постоянно смотрю на дисплей, чтобы узнать время. Отсчитываю минуты.
Что бы там не было, но я точно должен быть там.
Наконец, выскакиваю из авто и бегу к дому Мэй. Подъем кажется еще более бесконечным. Хорошо, что я знаю, где лежит запасной ключ от ее квартиры. Еще чуть-чуть. Несколько секунд. В голове пусто. Нет мыслей и сомнений в духе того: "А что, если я не вовремя?" Да и пусть. Я бы отдал все за это.
И вот я уже в квартире. Воровато оглядываюсь. Темно и тихо. Забегаю в ее комнату, включаю свет. Мгновенно замечаю почти нетронутый виски. Бледную Морган, которая, кажется, спит. И пустой пузырек снотворного. И в это мгновение мне становится настолько страшно, что я, кажется, готов убежать. Просто уйти, чтобы забыть то, что сейчас вижу. Выбросить из головы эту чушь. Ведь этого же не может быть. Мэй просто не может пойти так поступить.
Меня словно кто-то ударил сзади. Потому что ноги подкосились. Я как будто рухнул рядом с ней на колени. С трудом приподнимаю неестественно отяжелевшее тело Морган. Ее голова запрокидывается назад. И в этот момент мне кажется, будто бы я опоздал. Не позволяю этой мысли прорваться в сознание. Неловко придерживаю ее одной рукой, а другой открываю челюсть и засовываю пальцы ей в рот. Ничего, никаких признаков жизни. Наверное, недостаточно глубоко. Повторяю попытку, немного надавливаю ей на корень языка. Еще раз. И снова.
Боже мой. Только не это.
Мне кажется, я глубоко всхлипнул. Как будто сам задыхаюсь и не хватает воздуха.
Внезапно я чувствую, как ее тело содрогнулось в сильнейшем спазме. Еще раз. Она подается резко вперед. Слышу, как опорожняется желудок. Кашель. Несколько судорожных вздохов.

Отредактировано Robery York (2015-09-03 18:03:09)

+1

4

https://38.media.tumblr.com/41fb0779cc2cdd224075351fbc827e54/tumblr_mlidmuUUjf1qbbuxio1_500.gif

...Так же в детстве далёком доверилась
Равнодушной и серой толпе,
С ней неравною силою мерялась,
Покоряясь коварной судьбе
.
-   -   -   -   -   -   -
mani beats – n&n

     Назад дороги нет. Гремучая смесь разбивается о стенки твоего желудка. Ресницы слиплись от соленых слез. Смотреть становиться всё тяжелее. Закрываешь веки, но вопреки мраку видишь свет. Видишь как не щадящее солнце пытается пробиваться через пилоны Голден Гейт Бридж. Мы стоим у воды на Марин Драйв, мама, отец, сестра и я. У меня на макушке два тугих хвоста, розовое платье. Мы слизываем пломбир на палочке и смотрим на неспокойный океан. Мамочка заботливо поправляет галстук папочки, пока он рассказывает историю о том, что каждую неделю здесь обрываются жизни отчаявшихся самоубийц. Мне эти слова чужды, поэтому я больше интересуюсь тем как держится на цепях в воздухе самая значимая достопримечательность Сан-Франциско. Как иронично.
     Наивная девочка с изумрудными глазами. Шелковые платья ласкают её персиковую кожу. Она всегда звонко смеется и танцует, когда слышит музыку. Резко бросается с пирса в воду и не может устоять на доске от серфинга. Пачкает пухлые губы о розовую сахарную вату и кормит мороженым с ложечки своего лучшего друга. Крепко держит руку в руке, тяжело дышит, когда он что-то шепчет ей в ухо и плачет на его грудной клетке, когда на сердце не спокойно.
     Ты помнишь это время? Непорочное, светлое, тихое. Когда ты знала себя... Когда ты была собой. Тебе не делали так больно. Тебе не приходилось дергаться от повышенных звуков чужого голоса. Ты была уверенна в себе. Ты знала, что правильно, а что нет. Ты хотела жить. Радоваться выходным и тяжелым серым будням. Планировать отпуск и ходить на Дни Рождения близких друзей. Быть свидетельницей на свадьбе лучшего друга. Стать крестной мамой ребенка сестры. Переехать в загородный дом. Завести собаку. Родить детей. Стать бабушкой. Умереть счастливой. И ты умираешь. Пульс слабый. Однако, тебе всего двадцать пять и ты не_счастна.
     Тишина. Ты видишь сотни картинок. Утраченное детство. Блеклое настоящее. Звуки и голоса исчезли. Всё растворяется в черноте. И похоже ты уже этому и не рада. Хочется встать. Убежать. Вынырнуть из этого забвения, но не можешь. Слишком поздно, Мэй. Слишком много таблеток.
     Хочется истерично биться в слезах и кричать. Но ты не можешь. Помощи не будет. Или будет? Что это? Треск, шум. Нарастает баритон. Ты его узнаешь. Робери. Молчишь. Ты еще не в силах произнести ни слова. Зато различаешь его фразы. Скорее, он что-то бурчит для себя. Что-то происходит, но ты в не состояние понять. До тех пор, пока в желудке что-то не дернулось. Из стороны в сторону. Мутит. Наконец-то! Первые жизненные толчки. Подаю сигнал рвотным рефлексом. Горло жжет. Передо мной уже не белый потолок. Пол нашей спальни. Уже только моей. Неизвестная консистенция лекарств и спиртного. Я тяжело дышу, кашляю и снова выбрасываю наружу несколько не усвоенных пилюль. Издаю какой-то нечеловеческий звук и вою. Поднимаю голову и вижу перед собой Робби. По щекам текут слезы. В голове клубок самых разных мыслей. Я впиваюсь пальцами в его мускулистую руку и прижимаюсь, как когда-то, к груди. Зарываюсь влажным лицом в рубашку и рыдаю. Рыдаю не прикрывая всей таившейся внутри боли.
     — Я не хочу. Не хочу жить. Не хочу. - едва ли понятно простанываю обрывки фраз. Я снова здесь. Я снова в мире, в котором мне делали больно. Маленькой девочки с тугими хвостиками нет. Здесь огнедышащий дракон, который разорвал на части свою принцессу. Сказка, в котором хэппи энда нет. И не будет.

Отредактировано Morgan May (2015-09-06 22:34:21)

+2

5

Я один. Время покидает меня. Пространство сжимается в маленькую точку.
Мое тело на месте, там, где должно сейчас быть - рядом с Морган. Одна рука крепко прижимает к себе, как будто сама Судьба желает отобрать ее. Другим рукавом рубашки вытираю ей рот. Вдыхаю запах волос. Такой простой. Свежий и легкий.
Почему от нее не пахнет смертью?
Да, пожалуй, я поступаю так, как должен поступить настоящий друг. Каждое движение - безукоризненно выверено, будто накануне репетировал эту сцену несколько раз. Но это внешнее.
Перед глазами проносятся картины прошлого. Они хаотичны, отрывисты, бессвязны. Я слышу голоса людей, которых нет рядом со мной. Это тоже воспоминания. Но почему они пытаются перекричать друг друга? Я в бреду. Мое сознание сходит с ума. Пытается замкнуться от пережитого стресса. Оградиться от реальности стаей встревоженных мыслей.
Я теряю самообладание.
Чувствую, как от ужаса сердце колотится в грудной клетке. А в голове только одно слово. Оно навязчиво повторяется, перекрывая все остальное: Страшно. Страшно. СТРАШНО. Я боюсь того, что не успело произойти. Я в ужасе от того, насколько удачно сложились обстоятельства. Звучит абсурдно? Но каково это: понимать, что еще мгновение, секунда, лишний простой на светофоре и - конец..? Нет больше этой хрупкой девчонки, которая заливается счастливым смехом, которая умеет радоваться жизни и дарить тепло и любовь каждому, кто окажется рядом.
Я опускаю взгляд на Мэй. Поглаживаю по плечу, словно проверяя, не призрак ли она. Может, ее уже нет?
Вслушиваюсь в судорожные всхлипы, бессвязные слова, рыдания. Это ли та солнечная Морган..? Она погибла до попытки самоубийства. А я даже не заметил, как из моей жизни ушел навсегда человек, к которому я был искренне привязан. От стыда и ужаса становится не по себе. Мне не хочется думать о том, какой я бессердечный мудак.
Только слепой мог не заметить такую боль, - констатирую с горечью, совершенно уверенный в собственной правоте. Не думаю о том, что, возможно, это не моя вина. От такой мысли возненавидел бы себя еще больше.
Что сделать сейчас? - внезапное озарение, заставившее меня встрепенуться. Почему я все еще тут? Врач, поглощенный горем и жалостью к себе.
- Морган, позволь, - бережно высвобождаюсь, укладываю Мэй поудобней на кровати. Аккуратно подкладываю подушку под голову. И мчусь на кухню. В холодильнике, к счастью, оказывается лед. Я ссыпаю часть в полиэтиленовый прозрачный пакет. Вернувшись в комнату, кладу сначала полотенце, которое захватил по пути, а сверху - лед. Несусь назад. Весь превратился в желание помочь. Лишь бы не думать о том, каким глухим и черствым оказался.
В следующий заход приношу большой графин воды с зажатой в руке пачкой адсорбентов. Потом - градусник. От температуры зависит все дальнейшее. Если она падает, то нужно укутать, как следует, если наоборот - положить лед на другие области тела. Лишь бы не дать подняться. При условии, что промывание желудка не поможет. Но мне не хочется думать об этом.
Я сажусь рядом с Морган. Опять приобнимаю ее. Сам кладу ей в рот таблетки и наливаю стакан за стаканом.
- Пей, пожалуйста. Как можно больше. Тебе нужно стаканов пять-шесть минимум.
Оказывается, голос у меня сдавленный и хриплый. Кажется, молчал целую вечность.
- Ты понимаешь, что мне нужно вызвать "Скорую"?
Хочется спросить у нее: "ЗАЧЕМ?" и "Как ты могла..?" Но знаю, что вряд ли получу ответ.

Отредактировано Robery York (2015-09-15 18:50:44)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » самоубийство убивает двоих ‡каждый думал об этом