Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » diamonds are forever..


diamonds are forever..

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

[audio]http://pleer.com/tracks/5524266Hj5K[/audio]

https://thenypost.files.wordpress.com/2013/10/diamonds.jpg

Участники: Addison Hudson, Medeya Gini, Frederick KlementeGuido Montanelli
Место: особняк Клементе, особняк Монтанелли
Время: вторая половина Августа, 2015
Время суток: вечер
Погодные условия: спокойные
О флештайме: Бриллианты завораживают всех, но женщин поголовно!

Отредактировано Frederick Klemente (2015-09-13 00:32:46)

+1

2

Ей не стоило соглашаться и ехать сюда. Ни в коем случае, ни за что в мире – она не должна была оказаться здесь, это… нехорошо. Эддисон вновь проворачивает ключ и машина заводится; довольно странно, что эта развалюха все еще на ходу (довольно странно, что у тебя бриллиантов на много тысяч, или даже десятков тысяч, или даже сотен тысяч долларов и ты все еще жива, вот это действительно странно и удивительно, и совершенно невероятно), учитывая, что ей пришлось пережить в мае, когда, собственно говоря, бриллианты и были найдены. Но ехать сюда было – нельзя, невозможно, неправильно. Ничем хорошим это тогда для нее не закончилось, одни беды от такого случаются, правда, довольно странно смотреть на почти два десятка драгоценных камней (у нее никогда не было таких вещей, и никогда не будет, хотя… хотя… если она продаст…).
Эддисон судорожно пыталась нарисовать для себя сцены новой, роскошной, бесподобно счастливой жизни. У нее будет красивый новый дом, шикарная одежда (а, быть может, даже операция), хорошая работа, которую она получит, после того, как пойдет учиться, превосходная школа для Шарлотты, и вообще – хорошая новая жизнь, жизнь о которой она могла только мечтать всю свою жизнь. Но что-то у нее в голове не склеивалось; слишком долго рыжая наблюдала за чужими хорошими жизнями, чтобы вообразить, что она сама может стать частью подобного. Кроме того, в ее голове жил зрелый скепсис – разве налоговая, или кто там таким занимается, разве они не начнут интересоваться источником невероятного внезапного богатства?
Как-то глупо все выходит. Все то, о чем она мечтает – на дне бархатного мешочка (Эддисон специально съездила в ювелирный, где, отчаянно краснея, попросила самый лучший из возможных мешочков; продавщица сказала какую-то гадость, но нужное продала), и как это получить, рыжая не имела понятия.
Пожалуй, Ливия бы сказала, что дело не в бриллиантах, а в самой Эдди – в ее страхе перед возможным лучшим будущим, мол, ей нравится жалеть себя и винить в своих бедах окружающих. И тот август все изменил; ей понадобилось почти пять месяцев и одно землетрясение, чтобы собраться с духом и позвонить единственному, кто пришел в голову: Сонни, быть может, и знал про камни, но что-то мешало рыжей довериться ему до конца. И Ливии тоже. И Фредо она не верила совсем, после их знакомства в борделе (и Аляска, пожалуй, ничего не изменило), и поэтому… поэтому с ним можно было вести бизнес.
Она еще раз смотрит на особняк и еще несколько раз проворачивает ключ. Ну ладно, надо идти. Надо встать, подойти к двери, постучать…
Когда раздается ее собственный стук (черт подери, какого черта он такой оглушающе громкий!), она едва ли не бросается бежать, но внезапно, дверь открывается. Она не успевает.
-Д… добрый вечер, мистер Клементе. У меня очень важное дело.

Отредактировано Addison Hudson (2015-09-02 21:08:11)

+3

3

День постепенно подходил к концу и не отметился чем-то выдающимся. На вечер тоже планов не было, а значит можно было лечь по раньше. Фредерик находился у себя в кабинете, за своим креслом и письменном столом. Мужчина развернулся в правую сторону, рассматривая свой книжный стеллаж. Почему бы и не почитать книгу на ночь? Пока он выбирал подходящую литературу, рация на его столе заговорила.
- Босс, у нас незваный гость.
- Che? 1
- Какая-то девушка.. Ответил Вико.
- Проверь, одна ли она и на чем приехала.
Фредерик был помешан на безопасности. Он установил различные, современные системы охраны, которые реагируют на движение как внутри дома, так снаружи. Скрытые камеры, полностью охватывающие территорию вокруг дома, а так же ближайшее пространство на улицах и прилегающие участки. Всё это передавалось на мониторы комнаты безопасности, доступ к которой имели только доверенные солдаты и на компьютер в его кабинете. В подвале даже находился запасной генератор питания, на случай если кто-то решит вырубить питание в доме.
Мужчина открыл ноутбук и посмотрел на изображение. Кажется я догадываюсь..
- Она на Форде Торино.
- Вижу. Пусть заходит, это одна необычная знакомая..
Закрыл крышку ноута и спустился вниз, в чем был, черная рубашка, джинсы и черные спортивные туфли.
Девушка ступила на порог, когда он спускался по лестнице.
- Мисс Хадсон, добрый вечер. Неожиданный визит. Что произошло?

----
1) Кто? (итал)

Отредактировано Frederick Klemente (2015-09-03 16:38:05)

+3

4

Наверное, ей стоило все-таки позвонить ему заранее. И с чего это Эдди вообразила, что имеет право обратиться к нему, и что это будет для нее вообще безопасным? Она помнит – как лежала в сугробе, вдавленная в снег невероятной, каменной тяжестью этого словно бы окаменевшего тела, как клыки животного вгрызались в мягкую плоть, пытаясь добраться чего-то по-настоящему лакомого, как Шарлотта барахталась под ней, как гнилое дыхание опаляло кожу… и как Фредерик все это заставил прекратиться – всего одним выстрелом спас ей жизнь, не смотря на то, как закончилась их встреча перед этим. То воспоминание, совсем иного рода, и никаких благодарностей в голове более не вызывающее, оно теперь тоже перед глазами маячит. Он лупил ее по заднице, как провинившуюся школьницу, он спас ей жизнь. Вот как к нему после этого всего относиться? Не слишком уж она наивна, когда идет к нему с огромным, невероятным богатством – это ведь наверняка и по его меркам очень и очень много. А если он ее убьет? Или просто обманет? Стоило или нет ей брать с собой Чарли? Сейчас девочка в детском саду; если Эддисон не придет за ней, то воспитательница просто позвонит в социальную службу, и они наверняка решат, что она подло сбежала, бросив малышку, нерадивая мамашка. Никто не будет ее искать, никто не узнает, что она мертва, если Клементе решит забрать камушки себе, так что итальянец ничем не рискует.
Смотрит на него. Громко втягивает воздух. Еще раз смотрит – пристальней, испуганней.
-Я хочу продать бриллианты. – и быстро добавляет, словно речь идет о какой-то детской игре. – Только по-честному.

+2

5

Мужчина на секунду подвис, с одной стороны его мозг посылал сигналы к смеху, с другой желание отчитать девчонку, которая решила так глупо пошутить. Джо тоже завис и стоял рядом с дверью, не закрывая её, хотя девушка уже переступила порог и стояла в холле.
Фредо махнул рукой, словно джедай, говоря ему, что дверь пора закрывать. - Мисс Хадсон, я бы сейчас рассмеялся, если бы сегодня был праздник юмора и приколов. Он сказал это нахмурив брови. - Пройдите. Капо прошел в гостиную, присел в кресло и указал жестом на одно из подобных мест. - Чай, кофе, возможны вы голодны? Итак, расскажите всё по порядку, о каких бриллиантах речь.

+2

6

А потом она вспоминает ту бесконечно унизительную, мерзкую сцену; отлупить ее, заставить гадость делать, а потом еще выговаривать за то, что она, дескать, недостаточно гордая и смелая, чтобы отказать большому и недоброму мужчине в его постельных, и, как он намекал, законных желаниях. Нет, он ей все-таки не нравится – она вспыхивает, когда осознает, что он смотрит на нее как на сумасшедшую, и еще ей не нравится этот дылда, что навис за ее спиной.
В кресло садится – на самый край, поджав ноги; этакая школьница в кабинете директора, и иллюзия только усиливается из-за того, что она приперлась к нему в рабочей форме.
-Нет. Мне ничего не надо. Я просто хочу продать вам бриллианты. Вот эти.
– она протягивает ему обычную салфетку, в которую благоразумно завернуты целых три камушка; лучшие из тех, что ей достались. – У меня еще есть много. Больше.

+2

7

Интересно, о чем она думала, когда пришла в таком наряде, на ночь глядя и стала предлагать безумные идеи, затем зашуршала салфеткой, в которой лежали три драгоценных бриллианта. Мужчина не стал верить своим глазам, он покрутил их в руках, посмотрел на свет. На вид они были настоящими, но он не был экспертом в этом деле. - Ты точно ничего не хочешь? Наша встреча затянется на некоторое время. Он достал мобильный и набрал номер. Гудки, гудки, гудки. Почему она не берет. Наконец. - Медея, дорогая, здравствуй. Не отвлекаю? Хорошо. Тогда мне потребуется всё твое внимание. Не волнуйся за это, поужинаешь у меня. Да, я знаю как это выглядит. Небольшой смех. - Поверь, оно того стоит. И захвати пожалуйста твой волшебный набор. Мои ребята уже выезжают, жду. Положив трубку. - Джо, метнитесь за Медеей. Быстро, но аккуратно.
Возвращаясь к Эдди. - Итак, мисс Хадсон, пока сюда едет моя подруга, расскажите о том, как эти камни оказались у вас. Говорите правду, я не собираюсь их у вас отнимать, но хочу знать, с чем имею дело.

очередность

Следующий пост за Эдди, потом Медея, потом я

+2

8

-Я хочу побыстрее с этим закончить и уехать домой. – она старается избегать его взгляда и одновременно с этим – наблюдать за тем, что делает и сам Клементе, и его помощник; в крупных пальцах мужчины, камни уже не производили того зачаровывающего воздействия, которые они оказывали на Эддисон, когда она высыпала все из бархатного мешочка себе на ладонь; так, какие-то стекляшки или стразы, крошечные плевочки, удивительно ярко играющие на свету. С чего она вообще взяла, что это дорого стоит? Может, долларов по двести дадут… или всего двести…
Если бы это стоило пару тысяч, никто не стал бы убивать Дерека. И пытаться убить тебя.

-Все по-честному. – небось он думает, что она украла это у кого-нибудь из нанимателей. А вот фиг тебе! Не стоит ее недооценивать. – Мне Дерек это оставил, а я не знала. Недавно нашла. Я не знаю откуда он их взял, но они мои и Шарлотты. Я ничего не крала. - она ерзает в кресле, а закончив тирраду, сердито почти утыкается в телефон. Не о чем им разговаривать совсем, у каждого ведь своя жизнь, и каждый по-своему с ней справляется. Вот он ее неудачницей считал, и жалкой, и Ливия тоже, а теперь все иначе будет.

+3

9

Целый день в разъездах, черт, это выматывает. За время моего отсутствия накопилось слишком много дел, требующих личного вмешательства. И ведь не сказать, что моя замена плохо справлялась, вовсе нет, но никто не сделает работу именно так, как нужно тебе. К тому же слишком много нюансов упущено, слишком много связей разорвано, полезных связей. По сути, ближайший месяц, а то и дольше, я только и буду, что поднимать все практически с нуля до состояния дел на момент отъезда. Это требует слишком много сил, слишком много времени, которых у меня катастрофически нехватает.
Вот и сейчас я несусь с бешеной скоростью домой, хотя могла бы еще работать и работать. Правда на то есть веская причина. Даже целых две.
- Тетя Дэя, тетя Дэя! - я слышу их раньше чем вижу. Иногда мне кажется, что они могут уловить звуки моих шагов еще на подземной парковке. Меня буквально сносит вихрем детского счастья. - Тетя Дэя, а ты знаешь, что мы сегодня делали? Я нарисовал воооот такой замок, - слова подкрепляются жестами, показывающими размер замка. Марк пытается раставить руки как можно шире и чуть было не теряет равновесие, - в нем есть рыцари, драконы, и стена большая пребольшая, как в том замке, куда мы ездили! И все они сражаются с наглыми захватчиками! И побеждают! - на последнем предложении голос пацанёнка от гордости повышается чуть ли не до ультразвука. - А Силь рисовала каких-то скучных розовых русалок, - наконец вспоминает Марк про сестру, которая, в отличии от брата, терпеливо ждала за его спиной, пока я не разберусь и не войду в комнату.
Насколько же они разные, хоть и близнецы. Взрывной Марк и скромная Сильвия.
- Здравствуйте, мои дорогие, - я обнимаю обоих и меня тут же ведут показывать уже описанные рисунки, но в сумке начинает звонить телефон. Дети моментально замирают, а я с милой улыбкой успокаиваю их:
- Кто бы это ни был, я уже дома. Подождут до завтра. - мои слова моментально возвращают радость на маленькие лица. Вот только телефон не смолкает. Если бы это было по работе, то звонок бы уже прекратился. Значит что-то важное. Я вздыхаю и встаю с колен у детского стола.
- Одна минута, ребята, и я снова с вами.
Быстрый взгляд на экран. "Фредо? Только бы все было в порядке!"
- Алло? - слава Богам это он сам, а не его охранник, экономка или кто-то еще, значит жив-здоров. В последнее время я дергаюсь от любого шороха, угрожающего друзьям, да и просто знакомым. Уже даже нервный тик начался. Пора к врачу. - Нет, ничего серьезного. К тебе? Клементе, я только пришла домой, будь милосерден, дай мне хотя бы поесть. Ты приглашаешь меня на ужин? - в голосе звучит удивление и улыбка, но за приглашением следуют небольшие подробности. Значит работа. - Хорошо, но дай мне время собраться. Пол часа и я буду у тебя, если без пробок. Ах, ты пришлешь ребят. Хорошо, так будет быстрее. - Щелчок, я вздыхаю и поворачиваюсь к детям, но те уже все прекрасно понимают и без слов. Я чувствую себя виноватой.
- А хотите мы на выходных сходим в зоопарк? На каруселях покатаемся, сладкой ваты поедим? - предложение воспринято без энтузиазма. - Вы же знаете, работа...
- ...есть работа. Да. Ничего, тетя Дэя. Мы будем тут. Поиграем с Мари. Как всегда.
Отвечает только Марк и уходит в детскую. Сильвия же просто молча меня обнимает и следует за братом. Каждая такая сцена буквально разрывает мне сердце. Я зову Марию, нашу няню, нанятую еще в Италии, и даю краткие инструкции на случай, если сегодня не вернусь ночевать. Кто знает насколько затянется этот ужин. Быстро собираю сумку со всем необходимым. Как раз вовремя. Звонок в дверь и на пороге уже стоит один из телохранителей Фредо.
- Привет, Джо.
- Добрый вечер, мисс Джини. Вы готовы? Мистер Клементе вас ждет.
- Да, поехали.

Каких-то 15 минут на бешеной скорости по городу и я стояла в гостиной особняка Фредерика.
- Здравствуй, дорогой, - трижды целую воздух возле уха друга и присаживаюсь на диван, вслед за приглашающие жестом хозяина. Сумку ставлю у своих ног. - Итак. Посвятишь меня в срочность дела? И не познакомить ли с этой очаровательной юной особой? - я улыбаюсь девушке как можно доброжелательный. Испуг на ее лице читает без труда. Что она, чёрт возьми, тут забыла?

+4

10

Он еще раз взглянул на камни, они прекрасно переливались. Он даже поймал себя на мысли, чтобы было бы здорово иметь шкатулку полную таких самоцветов. Но с другой стороны, зачем они ему? Это состояние, просто выраженное в более материальной и заманчивой форме. - Забудьте обо всем, что было, Эдди. Я не тот человек, которого вы встречали раньше. Он вернул ей бриллианты, чтобы она чувствовала себя в безопасности и изменила о нём свое мнение. Фредерик, как всякий уважающий себя мужчина не терпел, когда она о нем думали через призму своих собственных представлений и считали, будто это истинная правда, не зная, какой человек он внутри.
Ветта уже быстро накрыла стол к ужину, а Медея как раз к этому времени переступила порог особняка. - Здравствуй, милая. Приобнял, поцеловал любимую подругу. - Проходи, чувствуй себя как дома.
Он сел за стол. - Прости, что вырвал тебя из дома. Я сам пол часа назад не предполагал, что вечер обернется так. К концу фразы он многозначительно приподнял брови и перевел взгляд на горничную. - Это мисс Хадсон. Мы с ней познакомились когда-то при очень.. странных обстоятельствах. Она работает горничной, а сегодня, пришла ко мне с заманчивым предложением. Он подошел к девушке и протянул руку. - Вы позволите? Получил вновь от неё камни и разложил их на стол, перед Медеей.
- Вот оно, это предложение. С тонкой усмешкой в голосе сказал он, посмотрев на удивленный взгляд подруги.

Отредактировано Frederick Klemente (2015-09-06 00:22:15)

+3

11

-Разумеется, мистер Клементе – скепсис в ее голове даже не прикрыт налетом вежливости. Впрочем, здесь проблема не в мужчине, а в том, что рыжая никому и никогда не верит.
Ей здесь не место. И этим камням – не место у нее; пьянящее чувство столь обманчивого богатства дразняще манит; так бывает, когда вы нюхаете еду, очень вкусную, но совершенно определенно предназначенную не вам. И вроде аппетит бушует, и вроде перед глазами уже сцена стоит, как вы есть это собираетесь, но внутри все же тревожный звоночек: нефиг мечтать, твои ожидания будут обмануты. В конце концов, много лет назад, она уже воображала, что вот-вот станет счастлива; родится их с Дереком малышка, она начнет карьеру жены и матери, вместо опостылевшего труда говномойки, и все у них будет хорошо. А как иначе, если ей в этом клялся самый лучший мужчина в мире? Если и оставил ей чего хорошего Дерек в наследство, то это не камешки (в конце концов, судя по всему, он приложил все усилия, чтобы Эддисон не нашла их случайно), и даже не Шарлотта, которую, видит Бог, безумно любит,  но и временами едва выносит, из-за всех этих бед, проблем, и необходимости обеспечивать. Дерек оставил ей недоверие к людям в целом, к мужчинам и богачам (а особенно мужчинам-богачам) в частности, и отсутствие каких-либо иллюзий на счет собственного будущего. Наверняка, хоть что-то да пойдет не так, случится какая беда, и она не сможет этому помешать. Фредерик ее обманет, или эта телефонная тетка, с которой он ворковал, или они оба, или камни окажутся просто стекляшками (впрочем, Эдди решит, что это Фред ее обманул), или найдется их хозяин, или ее обманут, или она разобьется ко всем чертям на обратном пути отсюда, или Дерек появится и потребует свою собственность…
Десятки, сотни вариантов того, что обязательно произойдет; она их прокручивает в голове, стараясь найти то самое, и это занимает ее куда больше, чем тетрис в телефоне. А еще – она слышит в столовой шаги и звон посуды; обычно, стол в подобном доме накрывает она сама, и ужин она готовит, и осознание того, что сейчас этим занимается кто-то еще, добавляет ситуации общий налет нереальности. Вот и гостья оказывается – когда она только зашла, стройная, черноволосая со смуглой кожей и в отличном костюме, Эдди решила на мгновение, что это Ливия и та самая неприятность, которую рыжая ждала. Покраснеть судорожно, отвести взгляд, а потом понять – голос-то совсем не Ливии. И манеры тоже – очаровательной, Эдди даже Дерек не величал.
-Добрый вечер, мисс. – она еще сильнее вжимается в свое кресло. Надо уйти. Продать эти камешки и свалить, ее не должно здесь быть больше. Тем не менее, она без возражений передает камни Фредо, чтобы тот передал их этой мексикашке, или кто она там; впрочем, сейчас она злится не столько на незнакомку или хозяина дома, показавших себя весьма положительно, сколько на саму себя: свою слабость и трусость.
-У меня есть еще. Я хочу знать, за сколько могу продать каждый.

ОФФ: из предыдущего камушкиного отыгрыша выяснилось, что общая стоимость камней – несколько сотен тысяч долларов; соответственно, они большие и какие-нибудь там высококачественные.

+2

12

-Добрый вечер, мисс.
- Мисс Джини, - представляюсь девушке. Она ерзает, словно не в своей тарелке. Впрочем, она действительно выглядит здесь лишней. В этом особняке, в наряде горничной. Напоминает испуганного загнанного зверька, ожидающего в любой момент подвоха. Словно я или Фредо ее сожрем. Зачем она пришла? Ей нужна помощь? От Фредо? Один факт того, что она находится здесь уже признак небывалой храбрости.
- Смелость - это не отсутствие страха, - улыбаюсь, надеясь придать хоть немного уверенности гостье. В последнее время я стала слишком мягкой. Пора останавливаться.
- Прости, что вырвал тебя из дома. Я сам пол часа назад не предполагал, что вечер обернется так.
- Ничего. Я решу эту небольшую неприятность. Всяко не в первой. Но ведь светские разговоры не были целью твоего звонка, не так ли? Что за срочность?
Клементо долго вокруг да около не ходит. На мою ладонь падают три бриллианта весьма приличного размера. Теперь понятно, зачем понадобилась моя волшебная сумка.
- Весьма занятно. Мне потребуется немного времени, - без лишних церемоний опускаюсь на колени перед журнальным столиком, раскладываю на столе бумагу, ставлю лампы дневного света и ультрафиолетовую, раскладываю пинцеты, лупу, каратные весы, кислоты, набор эталонов цвета и т.д. Через несколько минут все было заставлено разнообразным оборудованием и я принялась за работу.
Первым я выбрала самый большой и круглый камень, уже на первый взгляд великолепной огранки. Сперва очистка, после осмотр, измерение, классификация по свету и т.д. К сожалению, с собой все необходимое взять физически не получилось бы, поэтому подобная оценка всегда приблизительная, но даже так я вижу, что камень стоит не менее сотни. В голове сразу же появляться образы изделия, которые могли бы отлично дополнить подобный алмаз.
За ним следует еще один круглый, размером поменьше, но красивым фэнтезийным голубоватым цветом. Потом самый большой, прозрачный и балетной формы. Каждый точно тянет на сотню. Откуда они у простой горничной?
Спустя сорок минут я поднимаю голову, разминаю затекшую, от практически полной неподвижности, шею и возвращаю камни девушке.
- Я готова купить у вас эти бриллианты примерно тысяч за триста. Почему примерно? Они нуждаются в более качественной оценке. Драгоценные камни, а особенно алмазы не терпят халтуры. Единственное, что я могу стать точно – это вес камней. Если у вас есть еще и все они схожего качества и размера, то куплю и их. Но прежде чем заключить подобную сделку, я обязана знать, откуда у вас такое богатство?

+3

13

- У меня есть еще. Я хочу знать, за сколько могу продать каждый.
- Вы богатый человек, мисс Хадсон. С легким сарказмом подметил он. - И смелый. Может быть кто-то подумает, что Фредо стал завидовать ей? Это вряд ли. Камни его нисколько не искушали. Это просто красивые безделушки, он бы купил их, если бы видел в этом необходимость, а так, его больше утешал кэш в его сейфе и на счетах в банке. А вот что его начинало слегка раздражать, это скукоженность девушки. Да, она пришла в дом к практически незнакомому человеку, дом - как крепость. Если он захочет, от неё останется только пыль, а те кто её знал, скажут "она словно сквозь землю провалилась". Но Клементе был не такой человек, у него есть принцип, а девушка это видимо совсем не понимала или не хотела понимать. - Расслабьтесь, Эдди. Я не люблю когда в моем доме дрожат как осиновый лист. Он сказал это спокойно. - Мы всё равно не заключим сделку, пока все нормально не поедят.
Джини уже во всю стала раскладывать свою переносную лабораторию. Мужчина и раньше видел, как она разглядывает камни под специальными приборами, но в этот раз подруга превзошла саму себя. Черт, это я не учел. За столом должна быть спокойная атмосфера, без суеты. Не важно что вы обсуждаете, завтрашнюю погоду или взятие Бастилии.
- Ветта, придержи пока горячее блюдо. Тут же сообщил он по рации и продолжил наблюдать на экспериментами Медеи.
- Я готова купить у вас эти бриллианты примерно тысяч за триста.
Названная сумма заставила его бровь скользнуть вверх. Дело принимало серьезный оборот - камни на такую сумму не перепрыгивают от одного владельца к другому, просто так. В голове у мафиоза закружились разные мысли. - Мисс Хадсон, с тех пор как у вас эти.. вещи, за вами кто-нибудь следил? Глупый вопрос с его стороны, откуда она могла знать, не обладая специальной наблюдательностью и опытом. Но всё же.
- Вико, как обстановка по периметру? Уточнил он у своего приближенного. - Всё тихо, кэп. Отозвалось в рации.
Но прежде чем заключить подобную сделку, я обязана знать, откуда у вас такое богатство?
- Именно. Торопиться не будем. Фредерик посмотрел на Джо и покрутил пальцем по воздуху. Это означало включение заглушки от прослушки из вне. - Включай музыку и неси инструменты, Джо! В контексте предложения, имелось ввиду музыкальные инструменты, но на самом деле, сканер, чтобы проверить мисс Хадсон на наличие жучков. Кто знает, может быть это ФБР подбросило ей камни и направило прямиком в логово волка. Если это так, я им устрою.
- Неси уже ужин, Ветта! С наигранным возмущением голодного итальянского мужчины, прикрикнул Клементе и подмигнул Медее.

+3

14

Джини? Наверное, все же макаронница, как, впрочем, кажется и вообще все из ее мафиозных знакомых; и где ж она только таких набралась? Ладно, что в Парадиз пошла работать, думая поначалу, что это всего лишь гостиница, и лишь со временем смекнув, чегой к чему, но дальше все как-то получилось по странному, нехорошо. Порно, продажа участка… сейчас все, через что ей пришлось пройти, кажется не только болезненным для гордости, не только унизительным, но еще и обидным, и глупым, и бесполезным. После такого, начать жизнь с нуля уже не получится, даже будь у нее сто миллионов долларов (почему-то именно такая сумма кажется девушке пределом финансовых возможностей человека, и сумму больше ей попросту не вообразить), все равно оно всплывет, оно напомнит о себе самым болезненным и мерзким образом.
Чего? Какая нахер смелость?
Правила приличия требуют от нее подать хоть какой-то знак и ответить нечто, приличельствующее случаю (не забывай, Эдди, что ты все еще горничная, пусть и с тремя камешками), но вместо этого она просто отрывисто кивает головой, не понимая, о чем говорит женщина. Так всегда – когда страшно, это словно лишает ее последних остатков соображения, и внутри остается лишь одно желание, сбежать да побыстрее. Клементе со своим сарказмом делает лишь хуже – Эдди бросает на него короткий злобный взгляд, видя в этом уколе лишь обиду.
-Я расслабленна, просто не хочу со всем этим тянуть.
– она бурчит себе под нос. Ужин какой-то… зачем это все нужно? Она хочет просто наконец-то разобраться со всем, и свалить, и наконец-то начать жить по-человечески, хотя любые перспективы будущего сейчас пугают ее до чертиков; она слишком слабая, чтобы решать все самостоятельно, чтобы взять на себя ответственность за все происходящее, и не верит, что все может закончиться хорошо. Надо было пойти в первый попавшийся ломбард, и сдать камешек за любую сумму, какую дадут, и жить потихоньку. Каждый сверчок, знай свой шесток, из грязи в князи не выбьешься…
Она и не подозревала, какое количество глупых пословиц знает. Смешно вытягивая шею, рыжая подозрительно наблюдает за происходящим на столике, словно опасаясь того, что Джини – мисс она, или миссис? Не поправила, наверное, мисс – может какую фигню с ее камешками сотворить. Ни понимает ни черта из того, что она делает; вот из-за чего вдруг камни стали блестеть еще ярче? Лампы, лупы… ерунда какая-то, зачем…
Стоп.
Триста тысяч?!? Триста штук?!?!?!?! Она всегда думала, что такое только в мультфильмах бывает, когда челюсть падает, но нет ее челюсть и в самом деле волшебным образом оказывается внизу где-то. Триста тысяч. Живот почему-то крутит до боли, и ей не радостно от таких слов, только страшно: во что она вообще влипла? Как какие-то стекляшки могут стоить таких денег? Теперь-то вот ей по-настоящему страшно становится. Без денег, быть может, ей и плохо, но с деньгами все только хуже.
-Я не знаю. Ко мне пришел мужик, пистолетом тыкал, хотел забрать, что мне Дерек оставил, а он мне ничего не оставлял совсем, а мужик не верил, он бы меня убил наверное, но пришел…
- тут у нее заминка; наверное, ене стоит вмешивать во всю эту историю Пульсоне. – знакомый, и вроде как мы все вместе обыскали машину, и я нашла камни, и мы поделили на троих камешки, и я их просто прятала, а теперь продать решила. – она подозрительно таращится на принесенный вышеуказанным Джо инструмент, который, кажется, никакого отношения к музыке не имеет.
-Я не хочу ужинать. Я хочу избавиться от камней и пойти домой. –
она отворачивается от присутствующих в комнате в угол, и сует руку в лифчик. Богатства, знаете ли, надо хранить у сердца. Она пересыпает камни на ладонь, но руки дрожат так, что сраз несколько из них летят на пол.

офф: землетрясение, как выяснилось, перенесли на ноябрь :/

Отредактировано Addison Hudson (2015-09-09 17:47:33)

+3

15

История девушки и вид новых камней произвели на меня неизгладимое впечатление. Лицо сразу нахмурилось, я поднялась с колен и обратилась к Фредо.
- Клементе, можно тебя на пару слов? Мисс Хадсон, надеюсь вы нас извините? - милая улыбка горничной, а сама я уже выхожу из комнаты в коридор, где ожидаю Фредо. Когда капо подошел, я жестами спросила, глушится ли прослушка и здесь и лишь получив утвердительный ответ заговорила.
- Тяжелый случай. Понятно, что от девушки толком ничего не добьешься, не похоже, что она выдумала эту историю, а если так, то камни попали к ней случайно и неизвестно каким людям они принадлежали. Подобные драгоценности у любителей не оказываются, значит рано или поздно за ними вернутся. Бриллианты первоклассного качества.
Фредо, откуда ты ее знаешь? Уверен, что реализовав товар мы не наживем себе серьезных врагов? Стать причиной новой войны как с триадами у меня желания нет. Этой горничной можно доверять? И кто такой вообще этот Дерек?

Вздыхаю, ожидая ответов, а сама начинаю судорожно соображать. Желание приобрести камни слишком велико. Их можно хорошо обернуть, причем даже если не использовать непосредственно в "Korlof", а сбыть на сторону, можно неплохо заработать даже с учетом процента, который придется отстегнуть Гвидо и компании. То, что эта мисс Хадсон ничего не смыслит в драгоценностях и ежу понятно и если раньше я была дамой совестливой и на обман не пошла бы, то сейчас жизнь серьезно подкорректировала характер и почти уничтожила совесть. Драгоценности, что она достала, при беглом взгляде, в большинстве своем были меньшего размера. Даже с учетом того, что некоторые могут оказаться фэнтезийных цветов, все равно за все оставшиеся можно отдать около полумиллиона и хватит. Почти лям баксов бедной горничной будут более чем щедрым подарком. К тому же она вряд ли будет знать, что делать с такими деньжищами, так что запросто можно будет договорится об оплате большей части суммы по безналу, тем более что все оборотные средства именно так и крутятся. Если у нее нет счета в банке, то придется завести. Но это все лишь в том случае, если дело выгорит.
После того случая с триадами и разгоревшейся войной я как-то больше не рискую ввязываться в сомнительные авантюры, а эта история особо доверия не вызывает.
Я только сейчас понимаю, что стою закусив губу и нахмурив брови так, что морщины между ними уже вряд ли исчезнут в ближайшие несколько часов.

+3

16

Фредерик внимательно слушал девушку, когда она рассказывала про мужика с пистолетом, про Дерека, про знакомого, который чудесным образом появился и ситуация изменилась. Всё это говорило о том, что она что-то недоговаривает. Но не пытать же её в конце концов? Кое где в закромах у него была "сыворотка правды", она досталась очень тяжело и стоила больших денег. Не сотни тысяч долларов разумеется, но всё равно, её необходимо было использовать в других целях. Тем более, было понятно, что концы этой истории уходят в воду. А Клементе еще в университете усвоил главный финансовый урок - не инвестируйте в идею, которую нельзя объяснить на пальцах. И пусть деньги были не его, он не мог позволить подруге выкладывать такую сумму с неизвестным уровнем риска - его дом, не казино.
- Клементе, можно тебя на пару слов? Мисс Хадсон, надеюсь вы нас извините?
- Разумеется. Он положил салфетку на стол, которую до этого успел уже постелить себе на колени и украдкой посмотрел на мисс Хадсон. Он ей ничуть не завидовал, бедняжка сама не поняла, как всё вокруг неё так закрутилось, если всё что она говорила до этого, было правдой.
Мужчина спокойно выслушал подозрения Медеи и сдержанно кивнул.
- Насчет неё, можешь не волноваться. Мы с ней познакомились при не очень благоприятных обстоятельствах, в Парадиз. Вся её внешность говорит о том, что она не врет. Либо она более чем профессиональная актриса. Образ жизни помноженный на опыт обязывал Клементе разбираться в людях.
В данном случае он верил Хадсон, но сомнения его так же не отпускали. Видя как Джини переживает, он решил снять с её плеч этот груз. - Не волнуйся, я разберусь. Он приобнял ее за плечи и уверенно посмотрел в глаза. Она всегда казалось для него милой в любом своем состоянии, радости, грусти, переживания. И он знал, за что она ценила его, поэтому быстро смекнув, продолжил. - Возвращайся к ней, а я сделаю звонок Гвидо, дальше будет видно.
Фредо поднялся в своё кабинет, чтобы позвонить Дону по защищенной линии. Она была сделана специально для доверенных людей, но позвонить Монтанелли можно было только из кабинета Клементе и только по паролю.
- Гвидо, бона сэра, брат. Извини, что беспокою в такое время. Час назад на пороге моего дома появилась знакомая, которая принесла бриллианты на круглую сумму. Медея уже у меня и готова их купить, но вся эта история имеет пробоины. Мне необходим твой совет и одобрение.
Не было смысла расписывать всё от и до по телефону, такие вопросы решаются при очной встрече, поэтому Гвидо любезно пригласил их всех к себе в ресторан.
Фредерик спустился в гостиную и с небольшим хлопком сложил ладони перед собой.
- Дамы, мы едем в гости. К кому, пока секрет. Но он гостеприимен ничуть не меньше меня. Уголки его губ слегка приподнялись, он посмотрел на Медею, затем на Эдди. - Простите, мисс Хадсон. Это ведь не телефон по кpедитке купить. Он развел ладони в стороны и приподнял бровь.
- Джо, едем на двух машинах.

НРПГ

Едем в ресторан Дона Монтаннели - Маленькая Сицилия

Отредактировано Frederick Klemente (2015-09-13 07:09:17)

+3

17

Иногда кажется, что только дома ты и можешь чувствовать себя самим собой, забывая про свой статус, меняя строгий костюм на удобную домашнюю рубашку, а дорогие туфли - на тапочки. И только проводя время со своими детьми, начинаешь понимать главную причину, почему вообще ещё остаёшься в деле, зачем рискуешь собой... Гвидо начал забывать об этом, пожалуй, Лео и Сабрина становились уже совсем большими, а сам он занимал нишу достаточно прочно, чтобы не беспокоиться ни о чём; неожиданные перемены в 2013 году произошли одновременно и в Семье, и в его собственном доме - буквально через несколько часов после того, как он, фактически, возглавил организацию, выйдя из следственного изолятора, Монтанелли узнал и о том, что сын Маргариты, Дольфо - это его ребёнок... что она скрывала факт его отцовства всё это время. Жизнь тогда для всех переменилась очень круто, и для него, и для Медеи, и для Фредо тоже, когда он только-только возглавил восточную команду - которой ещё некоторое время назад заправлял Риккарди; если бы Рик в итоге остался боссом - для него это означало бы существенное продвижение, пожалуй, но Джованни, возглавлявший Семью где-то около четырёх месяцев, был мёртв трудами Донато, а Гвидо из своего рода его "смотрящего" превратился в босса... Впрочем, они с Фредо, по крайней мере, всё это время находились дома - Медее же пришлось провести два года вдали от Сакраменто. Да ещё и оставшись с двумя маленькими детьми на руках... Говоря о подвигах, не обязательно говорить о войне, в общем.
У Дольфо, Сабрины и Лео почти год назад появилась маленькая сестрёнка; спустя месяц - не стало её матери... Виттория. Гвидо ведь не случайно хотел назвать её именно так - в честь Витторе Донато, оставившего после себя пусть и разномастную, но сильную организацию, того, кто, начав путём оружия, сумел построить целую эпоху своего имени... даже если она была не так уж и продолжительна. Многое переменилось с тех пор, как он умер... но, кажется, это было именно в тот день - Риккарди решил окончательно открыть Джини глаза на то, кто они и чем занимаются?.. Так много изменилось за два года... Но всё же, самое главное им удалось сохранить.
- Да - синий кружочек... - улыбнулся Гвидо дочери. Они сидели на полу детской комнаты, Торри собирала пирамидку, сосредоточенно нанизывая разноцветные элементы на ось. Неподалёку за письменным столом расположился и Дольфо, обложившись листками, делая домашнее задание для школы; в углу комнаты посапывал, задремав, чёрный дог Боппо. Идиллия была прервана телефонным звонком; и все трое, разом, и Виттория, замерев с игрушкой в руках, и оторвавшийся от уроков Дольфо, и проснувшаяся собака, приподняли головы, выжидательно глядя на главу семьи - все уже (даже Торри начинала) понимали, что за подобными звонками следует. Скорее всего, отец, ответив на звонок, оденется и уйдёт. Выражение лица сына было почти усталым - из разряда "Ну вот, опять". Папины дела. Что-то, про что нельзя задавать вопросы... подтянув ползающий телефон к себе, Гвидо ответил на звонок, прямо так, не вставая с пола, придерживая другой рукой основание пирамидки:
- Ciao, Фредо! Что стряслось? - не похоже, что что-то плохое - голос Фредерика звучал вполне нормально и жизнерадостно, ничуть не встревоженно. Да и новости звучали скорее как хорошие... Скорее как. Дальнейшая формулировка Клементе сообщала о том, что разговор всё-таки не телефонный, и в трубку нужного совета ему не дашь. Нужно встретиться и поговорить... Хотя вот в чём, а в бриллиантах Гвидо понимал не так уж и много - учитывая, что и Медея там, могли бы разобраться без него; ну да ладно, с другой стороны, они хотя бы хотели его одобрения спросить. - Вы уже поужинали?.. Давайте встретимся в "Маленькой Сицилии" через полчаса? - Монтанелли поднял взгляд, посмотрев на часы. - Я только уложу Витторию и приеду. Передавай привет Медее. - отключив телефон, Гвидо склонился к дочери, поцеловав её в макушку, и приобнял, поднимая на ручки. - Это дядя Фредо звонил... я ненадолго, скорее всего, но если что - допоздна не засиживайся, ладно? Рокки придёт через час... - Рокки уже пора получать сертификат няньки, Испания с младшими Монтанелли было посуровее любых экзаменов - разве что вряд ли кто-то наймёт няньку с настолько бандитской физиономией... - Хорошо. - кивнул Дольфо, спрыгивая со стула и следуя за отцом к детской кроватке, пожелав помочь уложить сестрёнку - как и часто делает... помогает вот так. Для своих семи лет, Адольфо слишком много понимает, иногда даже жутко становится, но он и впрямь подошёл к тому, что в доме появилась сестра, очень ответственно, особенно когда не стало мамы... может, он видит её в сестре? Ничего удивительного, потому что иногда Гвидо и сам наблюдает её черты у обоих своих младших. Будем надеяться - Дольфо взял у обоих родителей только лучшее. В Монтанелли и Ди Верди не всё было таким уж хорошим...
Через полчаса, как договаривались, Гвидо присел за один из столиков своего ресторана с чашкой кофе в руках. Посетителей было немного, хотя до закрытия времени ещё оставалось порядком. Больше, наверное, чем потребуется им?..

Внешний вид

+3

18

-Да, конечно.
Они выходят – и Эдди вцепляется зубами в основание большого пальца. Руки трясутся, и сама она дрожит, и глаза кажутся ей подозрительно влажными,  но боль чуть-чуть притормаживает. Какого черта она тут делает? Может, свалить, пока не поздно? Придумать какую причину и сбежать, и избавиться от камней, и свалить из города, лишь бы больше к этому никакого отношения не иметь, совсем-совсем никакого… до крови вроде и не прокусила, но она обнаруживает неприятные красные отметины, когда наконец-то чуть успокаивается. Она не может теперь игнорировать «проблему камней», надо было или сразу их выбросить, или… ну… отдать Сонни. Эдди не может принимать решения сама, она никогда не могла о себе позаботиться даже в мелочах, а тут все закрутилось слишком сильно, и совершенно невозможно, и она не знает, что ей делать, кроме как жамкать несчастный палец во рту. Ей не уехать из города, если она не сможет избавиться от камней, но она просто не способна избавиться от камней, когда весь мир против этого, когда ей никто не верит, и когда сама по себе ситуация не только подозрительна, и попросту опасна. Может, стоило пойти к Ливии и ей все отдать? А она бы уже продала, и отдала бы Эдди… ну… десятую часть. Или пятую. И совесть чиста, и деньги есть. А так – что она будет делать с тремястами тысячами долларов? Горничная, которая не смогла бы оплачивать счета, не получай ежемесячно чеки от социальной службы, горничная, которой пришлось на камеру раздеваться, чтобы по долгам заплатить, не может просто так прийти в банк и положить на счет пару сотен тысяч долларов. Обязательно найдутся желающие узнать, что же случилось, и откуда она взяла эти деньги, а значит, ей нужно будет исчезнуть по-настоящему. Ну, знаете, во всех этих фильмах люди покупают поддельные личности и начинают жить хорошо, и если у нее будут сотни тысяч, то Эдди этого хватит. Все равно, в мире нет ни одного человека кроме Шарлотты, которому было бы не плевать, где она и что с ней.
Пересыпает камни в мешочек. Торопливо вспоминает про те три первых, и ссыпает и их тоже. Она как раз заканчивает с этим, когда возвращается Медея. Прятать камни обратно в лифчик глупо, и Эдди просто запихивает его в карман форменной юбки, которая теперь топорщится. Она не знает, о чем может говорить с итальянкой, даже то, что она увела куда-то Фредо, это уже повод ей не доверять, так что рыжая просто утыкается в телефон с тетрисом.
-Это много времени займет? Мне еще ребенка из детского сада забирать. –
так и просится жалобное «можно мне уйти?», но ее шанс уже профукан. Шанс отдышаться у нее появляется только в ее машине, пока она едет след за дорогущей тачкой Фредо, время от времени начиная едва ли не рыдать. Правда, салфетки в бардачке тоже находятся, так что, когда они выходят у ресторана, о том, что она плакала, напоминают только припухшие веки. В первый раз за долгое время, Эдди жалеет, что ей некому довериться и попросить совета. Был бы рядом Дерек, или бабушка, или, быть может, даже мать, все стало бы гораздо проще.

+4

19

- В том-то и дело, что сама девушка опасений не вызывает. Вряд ли она вообще понимала и до сих пор понимает, какие деньги были у нее в лифчике. И если верить ее словам, а рас уж ты говоришь, что вполне можно, то достались они ей как снег на голову. Меня куда больше беспокоит тот, кто оставил ей такое наследство и откуда он их взял. Подобные вещи просто так украсть, как булку в супермаркете нельзя. И все же, если не купим мы, она или просто сдаст их в ломбард за гроши, или вообще выкинет, а у меня ни совесть, ни деловая хватка не позволят пропустить подобное мимо.
«Ох, Джини, сказала бы уже откровенно – жадность!» - пронеслось в голове, но я не стала слушать внутренний голос, а лишь облегченно вздохнула, когда Фредо уверил меня в своей помощи по делу, да еще и привлечении Гвидо. Не то, что бы я и сама не разобралась, но тогда дома меня точно не увидят в ближайшие месяца полтора. Киваю другу и возвращаюсь к виновнице торжества.
-Это много времени займет? Мне еще ребенка из детского сада забирать.
- Боюсь, что да. У вас есть кому позвонить, что бы забрали… эм… у вас сын или дочь? – вопрос не только из вежливости, что бы знать как называть ребенка, но и из любопытства. Когда в моей жизни появились дети Анны и Витторе, как-то само собой начала интересоваться чужими. Обмен мнениями между мамашками или опекунами, как в моем случае, дает много полезной информации.
- Если нет, то  думаю, мы как-то решим эту проблему.
- Дамы, мы едем в гости.
- Дай мне пару минут все собрать, - бросаюсь к журнальному столику, складывая все обратно в сумку.

Пол часа спустя нам уже любезно открывал дверь машины Джо. Подъехав к «Маленькой Сицилии» почему-то радостно екает сердце, а на лице сама по себе образуется улыбка. Когда же вижу Гвидо, улыбка становится шире, а прямая напряженная спина слегка расслабляется. Здесь я всегда чувствую себя безопаснее, почти как дома.
- Здравствуйте, мистер Монтанелли, - подобное официальное приветствие, пусть и сказанное в теплом тоне, стало уже такой себе маленькой традицией, с тех пор как Гвидо занял пост дона семьи. Я обнимаю главу Торелли и трижды целую воздух у его ушей. – Рада тебя видеть, пусть встреча и не запланирована. Надеюсь, мы не оторвали от важных дел?

офф

Сорян за отсутствие, уезжала на несколько дней по делам в другу страну. Снова здесь, снова в строю, хотя и со спидпостингом)

Отредактировано Medeya Gini (2015-09-17 10:36:01)

+2

20

- Если это займет больше времени, мои люди без труда заберут вашего ребенка и привезут к нам, мисс Хадсон.
С этими словами они расселись по машинам.
- Не упускайте её из виду, она в нестабильном состоянии и может свернуть не туда. Поручил он своим людям, опасаясь что у девушки сдадут нервы.
- Я надеюсь ты назвала далеко не максимальную цену за эти камни. Задал он Медее риторический вопрос, пока они ехали до ресторана. Конечно она кита съела на этой деятельности, тем не менее, раз они ехали к Гвидо, который добродушно отозвался на его просьбу, Дона необходимо будет отблагодарить.
- А как вообще сбывают такого размера бриллианты? Их можно продать на обычном рынке?
Некоторые могут подумать, что Клементе задавал порой вопросы, ответ на которые был очевиден. На самом деле, в мире не так много вещей, результаты которых предсказуемы. Он это знал, поэтому любил задавать простые вопросы и получать простые ответы, особенно в сферах, в которых он не был экспертом. Тем более что продавать камни на черном рынке, не являлось гарантией безопасности. Там были свои кроты и стукачи, поэтому выбирать покупателей необходимо было с еще большей осторожностью.

Постепенно они подъезжать к ресторану и Фредо в нос ударил приятный аромат итальянской кухни, либо это был разыгравшийся аппетит, который подсознательно внушал, что рядом с рестораном должно хорошо пахнуть. Они не спеша покинули автомобиль, мужчина пропустил девушек вперед и проследовал с ними вместе к столику, за которым их уже ждал дон Монтанелли. Никогда не поверишь глядя на это доброе лицо, чем этот человек занимался еще до его становления в качестве главы организации. Тем не менее он оставался достаточно открытым и преданным человеком для своей семьи и друзей, за это его любили и уважали.
- Bona sera, Гвидо! Спасибо, что уделил нам время, очень рад тебя видеть.
Клементе улыбнулся и приобнял босса.

Отредактировано Frederick Klemente (2015-09-28 01:12:35)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » diamonds are forever..