vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » просто на время потеряться в пространстве


просто на время потеряться в пространстве

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Участники:
Marcus J. Hades vs Jessamine Bosco
Место:
трасса, пригород Сакраменто
Время:
03 сентября 2015
Время суток:
поздний-поздний вечер
Погодные условия:
Холодно, ветрено
О флештайме:
Бывают такие ситуации, которые судьба подстраивает будучи жутко самостоятельной. Не все от нас зависит - факт. Вот и от Джессамин в этот вечер ни черта не зависело. Но Маркус, будучи человеком порядочным, решил еще разок спасти её задницу из неприятностей...но что если выбраться им двоим сегодня из них не суждено?

Отредактировано Jessamine Bosco (2015-09-25 17:45:19)

+1

2

Октябрьская погода не радовала солнцем, светло-синим небом над головой и беззаботными улыбками прохожих. Напротив. Добивала жителей Сакраменто дождями, беспрестанной ходьбой под зонтами и порывистым ветром. Свалить бы на несколько дней в Канзас, к дальним родственникам, но нет — проблемы. Миллион проблем в компании, свалившихся на Хэйдсову многострадальную голову, требовавших сиюминутного решения. На работе появлялся ежедневно: закрывал возникающие вопросы, следил за отчетностью, подписывался размашистым почерком на документах фиг знает какой важности, присутствовал на собраниях, деловых встречах. На одной из последних сорвался,  высказал директору одной мелкой компании всё, что о нем думает прямо в морду лица, чем наверняка заработал себе туеву хучу не самых лестных отзывов в первую очередь о себе, а потом и о Блэк Роуз за компанию.  Но поебать. Очередная проблема скоропостижно решена. Можно с почти чистой совестью приступать к выполнению очередного пункта плана — поездке к друзьям за город. К ней Маркус подготовился основательно: заполнил багажник продуктами питания из ближайшего маркета, алкоголем, захватил с собой сменную одежду, дабы не жрать шашлыки в официальном костюме и не вызывать вполне объяснимый, обоснованный ржач со стороны окружающих.
Хэйдс почти выехал за черту города, когда на одной из остановок увидел знакомый силуэт. Остановившись на светофоре, пригляделся получше, нет, не ошибся. Боско. На сей раз обстоятельства их почти встречи были куда более безобидными: не вызывали чувства вины, не заставляли извиняться, не принуждали идти у нее на поводу. Более того — сейчас мог диктовать свои правила. Кстати, о правилах. Последние пришлось немного нарушить и подъехать к девчонке под гнущимся от дождя зонтом.
— Ныряй в салон, — скомандовал мужчина, рискнув-таки высунуть нос из приоткрытого окна автомобиля, — смелее, иначе придется применить грубую мужскую силу. — и открыл дверь рядом с собой, приглашая девушку забраться внутрь. Что дальше? Хэйдс уже минут пять, как решил. Он заберет её на шашлыки с собой. Сутки пробудут в доме слишком шумной компании, отлично проведут время. Потом, никуда не денется, отвезет её домой и даже позволит выходной взять. Её работу поручит другому сотруднику.
— Пристегнись. Планов у тебя никаких не было, да? — последний вопрос ни разу не риторический — с подсказкой, какой ответ на него будет правильным, — Едешь со мной. Это не обсуждается. — окинул шатенку скептическим взглядом, — Спецодежду тебе выдадут по прибытию. — потому что шмоток у Зоуи хоть отбавляй — может и заделиться, иначе полный провал.

+1

3

Когда все идет через жопу, то это не просто наблюдение, это, мать её, констатация факта. так уж заведено. Я не стала исключением из правил и застряла посреди дороги, которая ведет из пригорода Сакраменто в город. Домой добраться мне, по всей видимости, сегодня не суждено. И вот я стою на проезжей части и "голосую". Докатились, твою мать. Кстати спасибо мобильному, который нахрен разрядился и показал мне жирную задницу. Спасибо гад, в следующий раз я с большим трепетом буду выбирать себе смартфон.
Машина тормозит, но тот, кого я вижу за рулем, вгоняем меня в ступор. Моя личная отрава для глаз, мой грациозный лев, встречайте Маркус. Хмурюсь, когда он приглашает меня в салон своей машины и оглядываюсь на свою. Она стоит одиноко и не едет. Не едет, мать её! Да почему сегодня все идет наперекосяк. Ноги ноют от высоких шпилек, а голова уже раскалывается от разочарования в этом длинном, и ужасном дне. К тому же я одета не совсем так, как встречаются со своим боссом. Ну и стою я тут на обочине уже не меньше часа. Дважды меня пытались купить, и один раз просто проехали мимо. Но это лирика.
- Может я не против грубой мужской силы, - ворчу себе под нос, когда слышу угрозу в свой адрес. Сегодня я явно не похожа на пай девочку, потому что все пошло под откос. Под откос! - я замерзла, - всплескиваю руками, пока обиженная на весь мир забираюсь в салон на неприлично высоких каблуках и короткой юбке. Естественно, я же еду с девичника. Хорошо хоть мозгов хватило не одеть какой-то ролевой костюм а-ля проститутки на выезде, - план был один- принять горячую ванну. Но в твои планы это не входит, поэтому мне все равно, - устраиваюсь на сидении так, что скорее похожу не на молодую женщину, а скорее на ребенка, который гнездится на сидении, - зачем мне одежда? - внезапно реагирую на вопрос так, что даже сама удивляюсь своему голосу. Перевожу взгляд с нахмуренными бровями на Маркуса и только сейчас догоняю, что вопрос звучит не однозначно.
- Почему ты не бросил меня на обочине? - спрашиваю и дую губы, гнев сменяется на милость, кажется, я уже не злюсь на свою чертову машину  и вполне искренне интересуюсь. Смотрю на него. Повернут ко мне и смотрит то ли как на дуру, то ли с жалостью как на котенка. Пока не поняла.
- Раздевайся, - спокойно произношу и осматриваю его торс, - я замерзла, иначе я могу полезть обниматься, - команда на команду. Вторая встреча и снова при таких обстоятельствах, когда моя задница во что-то влипает. Но поскольку я голодная, холодная, безнадежно выброшенная жизнью на берег, то меня блин все это бесит. И возможно его обнаженный вид немного подуспокоит меня, или возбудит ещё сильнее. Это ведь всегда сюрприз, верно?

+1

4

Она усаживается рядом: хмурая, разъяренная и адски сексапильная в своей короткой, едва прикрывающей упругую задницу, юбке, сыплет вопросами, десятком многозначительных фраз, намеков и Хэйдс вовсе не против ей подыграть, но сначала заводит автомобиль, дабы продолжить в путь в пункт назначения. К друзьям. И подальше от кипящего жизнью Сакраменто.
— Отчего же не входит? — Маркус скользнул по ней заинтересованным взглядом, — В мои планы входило принять ванную, — и добавляет спустя пару секунд, проехав очередной светофор, — с тобой. Выговорил вполне осознанно, с напускной серьезностью, ожидая, каковой будет реакция девушки на это не самое скромное заявление. Предложит ему губозакаточную машинку? Навернет по голове чем-нибудь тяжелым и выскочит, в духе второсортного боевика, на ходу из машины? Многозначительно улыбнется? Ответит согласием? А в целом, какая разница? Она уже сделала свой выбор.
— Будешь разгружать вагоны в короткой юбке? — шутка, кажется удалась, можно продолжить, — Вот грузчики-то возрадуются, полюбуются...как бы это помягче сказать, —  ..твоим видом сзади. Хэйдс усмехается, щурится, внимательно приглядывает за дорогой и параллельно, естественно, за девчонкой. Как бы не прилетело от нее. Каблуком по загривку. — Может, даже от зарплаты откажутся. Только бы привозил ежедневно, — красота — страшная сила. Даже грузчиков с толку сбивает. Поворот в сторону, дождь за окном льет с завидным рвением. Но по барабану. Сейчас они в машине, на всякий пожарный на заднем сидении валяется зонт. Вероятность промокнуть ничтожна. Слишком ничтожна, чтобы казаться возможной.
— Всему свое время, — произносит в ответ на её команду раздеться, протягивает руку назад, подхватывает темно-синюю теплую ветровку с заднего сидения, которую по идее брал для себя, и протягивает её продрогшей Боско, включает кондиционер, — набрось на плечи. Кондиционер я включил, сейчас должно потеплеть, — с ней слишком трудно сосредоточиться, — А что касается твоего вопроса, — почему подобрал, да? — сомневаюсь, что тебе чешется вернуться обратно. Я прав?прав. — Тогда к чему тратить время на бессмысленные вопросы?
Во процессе разговора ход времени ускоряется. Хэйдс бросает взгляд на часы, понимает, что до приезда остается минут тридцать от силы. Только проехать блядский пустырь. Тут-то Хэйдсова тачка и показывает себя не с самой офигительной стороны. Останавливается посреди дороги и отказывается реагировать на его попытки завести её снова. Он выходит из машины, с минут пять осматривает содержимое под капотом, но, смекнув, что ни черта в этом не шарит, возвращается обратно в салон.
— Кажется, твоя подработка отменяется.

+1

5

Общение с моим боссом всегда напоминает хождение примерно на таких каблуках в коих я сейчас, по самому краю от бездны. Один неловкий шаг и ты не только ломаешь свои собственные ноги, но еще и летишь вниз головой в жерло вулкана. Он, кстати говоря, с самой сексуальной улыбкой подпихнет тебя туда, поэтому ждать от него элегантных джентельменских замашек не стоит. Я уверена, что никогда их не дождусь, да и честно говоря, не уверена, что я бы так теряла голову от придурка, который выдвигает стул и облизывает баб с головы до ног, при этом элегантно целуя ручку при встрече. Дайте тазик, я блевану.
Хватаю ветровку и укутываюсь в неё. Жаль, мои мысли уже сформировали его превосходный образ без одежды…ммм. Ветровка красивого синего цвета и на удивление недурно смотрится с моей желтой юбкой. Девочки такие девочки. Все успеем подметить, даже когда в этом нет никакой необходимости.
- Моя задница пока не собирала залы любопытных зрителей, - хмыкаю, - но смотрю, ты успел её оценить, - подмечаю этот факт, потому что он говорил со знанием дела. Чего уж тут скрывать. При Маркусе всегда было это адское напряжение между ног, но при всем остальном я могла чувствовать себя довольно свободно. Я не ждала от него какой-то подставы, потому что он ляпал то, о чем думал. Именно поэтому его язык был практически его врагом. Колкости это просто его второе призвание.
- Да, на обочине мне явно не очень то понравилось, - нехотя признаюсь, но что поделать, иначе выбросит к чертовой матери на улицу, - тут, конечно, тоже не безопасно, но тут маньяк знакомый, - с хищной улыбкой подмечаю этот факт. Затем продолжаю, - заметь, в ванную приличные леди без лепестков роз не полезут, так что если планировал, организуй все, пожалуйста, так, чтобы мне было за тебя не стыдно, - мне кажется или у нас тут просто-таки словесный баттл в самом разгаре? Но оба кайфуем от этого, потому что мое взъерошенное состояние пришлось ему куда больше по душе, чем подыхающий лебедь в его офисе.
Но тут машина замирает и мне приходится выметаться на улицу, когда он оповещает меня, что все бессмысленно. Ноги предательски устали от каблуков и сейчас с новой силой сотни иголок впиваются в них, едва ли весь вес переношу на подошву. Но приходится преодолеть боль, которая сводит ноги и сделать пару шагов. Заворачиваюсь с ткань ветровки и подсобираю рукава возле локтя, застегивая её.  В машинах я понимаю неплохо, но на практике если подпустить, то напомню мартышку с гранатой.
- По всей видимости ванная откладывается, - вздыхаю и облокачиваюсь задницей на машину, - мне холодно, бросай её, разберемся утром, надо найти какое-нибудь теплое место, - понимаю, что дрожь пробирает меня до самых костей с каждым порывом ветра, что пробирается под ткань моего платья. Подхожу к мужчине ближе и потом осматриваюсь по сторонам. Если тут и есть какие-то мотели или гостиницы, то до них придется еще и идти. Это обнадеживает слишком сомнительно. Но когда поворачиваюсь через плечо, то вижу вдалеке какую-то светящуюся вывеску.
- Что таv написано? Не вижу отсюда, может какой-то придорожный мотель? – выдвигаю свои соображения на этот счет и привлекаю внимание Маркуса, аккуратно укладывая ладонь на его плечо, тем  самым прося обернуться и взглянуть.

Отредактировано Jessamine Bosco (2015-09-06 22:21:53)

+1

6

Что бы там Боско не говорила, как бы не выеживалась, но Хэйдс был твердо убежден в том, что приличные леди не стоят у обочины в юбке, едва прикрывающей задницу и не садятся в машину, пусть и знакомого, но всё же маньяка. Кусочки мозаики быстро сформировались в куда более четкую картину (почти Репина) и эта картина вообще не радовала. Решила сменить сферу деятельности? Отдаться самой, что ни на есть, древнейшей профессии человечества? Вообще не логичный выход из ситуации, какой бы хреновой та не казалась. Впрочем, не факт, что его догадки хотя бы на один единственный процент совпадают с реальностью. Скорее всего, шатенка ранее хорошенько где-то отгудела, а теперь возвращалась домой. С одеждой только не рассчитала. Не догадалась ткнуть пальцев в экран гаджета и увидеть, что завтра (то бишь, уже сегодня) польется дождь. Он гаденько ухмыляется свои мыслям, но в следующую же секунду ухмылка сменяется недоумением. Бросить здесь, посреди дороги крошку? Она серьезно сейчас, да? Однако, взвесив в считанные секунды все "за" и "против" Маркус понимает, что это решение действительно будет наиболее логичным в данный момент времени. Можно было, конечно, дождаться попутку, сидя в машине. Можно. Но не желательно.
— Ладно, пойдем, — нехотя пробубнил Хэйдс, привыкший к тому, что соглашается обычно не он с кем-то. Соглашаются по обыкновению с ним. Чертов разрыв шаблона. Бесится, но забирает из багажника сумку с хавчиком, пиджак оставляет на заднем сидении и закрывает машину, ставит на сигнализацию. Хотя, что с ней может случиться?
Джесс кладет тонкую и холодную, что отчетливо почувствовал сквозь ткань аквамариновой рубашки, руку на плечо, указывает в сторону придорожного заведения, просит взглянуть. Наивная. — Ага, щаз. Три отеля, Боско. И все пятизвездочные, — скептически протягивает он, то и дело возвращаясь взглядом к одинокой крошке, бессердечно им брошенной, — Канзас кафе, Боско. Канзас посреди гребанного пустыря. Оху... офигеть. А че? Не без логики. Не совсем уж и бестолково. Закидывает дорожную сумку на плечо, тянет девчонку за собой. Только зря время теряют. Опять.
— Ты, кстати, что забыла на обочине? — бросает на нее подозрительный взгляд, — Приличные леди не стоят у обочины в таком виде, — общаться на подобной ноте с девчонкой всё больше нравилось. Пусть разговор и приобретал вполне предсказуемые очертания. — Лепестков нарвешь по дороге, а я всё организую, так и быть. Сделает одолжение, ага.
Шли, пардон, ползли, как улитки из-за её фиг-знает-скольки-сантиметровых каблуков минут двадцать. Прошли мимо упомянутого выше Канзас кафе, пустующего явно без посетителей. А потом наткнулись на придорожный мотель. — Стой здесь. Кажется, ванную нашли. Если через пять минут не вернусь, — звони копам. — Боско оставил у входа, хотя был твердо уверен, что девчонка упрямо зашагает следом. В любом случае, есть пару минут, чтобы разведать что почем.
Вошел внутрь, огляделся по сторонам, по правую сторону от себя заметил бабку лет... шестидесяти? Стоит, смотрит на него с явным подозрением, мол, какого хера ты здесь забыл? Сейчас расскажет. Положил на стойку, если это можно было так обозвать, триста баксов, а затем зыркнул на бабку, — сейчас сюда войдет девушка — денег у нее нет, номеров нет свободных. Только один, ключ от которого Вы мне сейчас отдадите, — бабка смекнула, забрала баксы, Маркусу вручила ключ от номера и как раз в этот момент на пороге объявилась Джессамин. — Ты вовремя. Второй этаж двадцать третий номер. Пойдем, — и пока она ни черта не успела сообразить в очередной раз тянет её за собой. 

+1

7

Честное слово, вечер шел просто превосходно, пока моя машина не показала мне фак и не выставила стоять на обочину как последнюю шлюху. Я вам скажу, цена машины не говорит о том, что эта дорогая тварь не подведет вас в самый неподходящий момент. Заметили разницу? Для мужчин машина крошка, даже когда она не едет, а для женщин из «моей прелести» она быстро переквалифицировалась в «тварь».
Его внезапное согласие оставить машину, едва ли не заставляет меня разразиться хохотом, потому что мне кажется, что я ослышалась. Но в тот же момент ситуация выруливает на нужный лад и я получаю здоровую дозу подколов по поводу того, что нихрена не вижу, и это вовсе не то, где можно переночевать, но зато здорово травануться вполне себе вероятно. Тащит меня за собой как мешок, кхе-кхе, опустим с чем. Дурацкий желтый подол юбки приходится постоянно одергивать вниз, но как бы ни одергивала - все бестолку. Ужас, право слово.
Его вопрос, как я оказалась на обочине доходит до меня не сразу. С какой это стати он интересуется? Когда начинаю догонять, то сразу же вспыхиваю. Мои брови не просто хмурятся, а на лице отображается здоровый гнев.
- Ты охренел? Я не шлюха! Я просто возвращалась с девичника и у меня машина заглохла, а телефон сел, - с наездом выдаю я, даже забыв на какое-то время, что вообще-то он мой шеф, - а вот вопрос, почему ты подцепил девчонку на обочине, поселяет в моей душе порцию сомнений. Часто этим занимаешься? Не советую, у них могут быть инфекции, - со змеиной улыбкой обращаю к нему свое личико, и пытаюсь не навернуться. Прямо по асфальту идти рисково, а на краю, за гранью разметки, попадаются камешки, которые заставляют мои ноги подкашиваться, как у пьяного кузнечика. Висну на Маркусе, пока он не послал меня.
- Могу нарвать лопухов и крапивы, - фырчу, потому что помимо того чтобы язвить в ответ, я пытаюсь не наебнуться, как истинная леди. Простите за мой французский, но боюсь, что тогда он просто умрет со смеху и больше мы уже не пойдем никуда, потому что я потеряю даже такого заносчивого мерзавца, благодаря которому еще не заработала ангину.
- Маркус, ну помедленнее, - ною над его ухом, пока дотошно высматриваю наличие камней на том месте, куда планирую вступить. Не знаю, сколько мы шли и с каким удовольствием полили друг друга «любовью» с головы до ног, но в какой-то момент он отбирает у меня руку, о которую я грелась и держалась, и убегает к мотелю, что появился на горизонте. Пытаюсь идти за ним как можно быстрее, но это априори невозможно, вы же не забыли, как я выгляжу, верно? Я все еще тешу себя мыслью, что не показала пустой дороге и этому засранцу свои трусы. Проматерившись на полуразваленных ступеньках, игнорирую его приказ ждать на улице и захожу упрямо следом.
- Боже ты мой, второй этаж, еще повыше не мог выбрать? – рычу уже сквозь зубы и плетусь за ним. Стальная хватка Хэйдса вокруг моего запястья не оставляет мне никаких шансов. Подмечаю бабульку рядом с картинкой с изображением льва. Лев страшненький и она тоже, конечно, не особо…но её приторная улыбка не говорит мне ни о чем хорошем. Первый раз вижу в подобном заведении столь добродушного человека. Достигнув номера, мне приходится быть куда более храброй, чем была до этого и войти внутрь чтобы оценить масштабы катастрофы. Ну, что я могу сказать? Кровать выглядит прилично. На кресло лучше не садиться, думаю, что там уже завелась какая-то жизнь, стены более или менее, но все же оклеены в свежие бежевые обои.
- Надеюсь, я тут выживу, - бурчу себе под нос. Хорошо чтобы он меня не услышал. Прислоняюсь задницей к стене, отдирая ладонями от своих ступней туфли. Едва ли встаю на пол, как не могу скрыть своей боли, а после восторга, что отображается на моей физиономии, - это оргазм, - шепчу от блаженства, что начинаю ощущать свои ноги и, наверное, с минуту стою с запрокинутой головой и прикрытыми глазами.
Когда наконец-то отхожу от своего личного блаженства кошусь на кровать.
- О боже мой, сегодня все против меня, - кровать огромная, особенно для мотеля. Сюда приезжают наверное только трахаться, честное слово. На кровать денег не пожалели, - что поделать, я буду спать в ванной, - фырчу и включаю свет в совмещенном санузле. В ту же секунду моим глазам вместо ванной предстает душевая кабина. Твою мать. Дайте мне скафандр, чтобы моя вагина сегодня была нетронута. Забываюсь, что я тут не одна и издаю разочарованный в край стон. Ночь будет длинной...

Отредактировано Jessamine Bosco (2015-09-06 22:23:43)

+1

8

Будь Маркус романтично личностью, с тонкой, ранимой душевной организацией, его бы определенно задел её комментарий. Сорри, кипа её комментариев, брошенных в его сторону. Но Маркусу похуй. Настолько похуй, что можно даже поржать. Если не над собой, то над её эрудицией, креативностью и находчивостью. Найдет же к чему придолбаться. Зараза. С девичника она возвращалась. Ага, конечно. С девичника, на котором она одна женского пола, остальные членистоногие. С членом между ног, в смысле. Бросил на нее очередной скептический взгляд, хрен с тобой, мол, ответ, так и быть, принят. А вот с обвинениями в свой адрес вообще не согласен, но тоже к черту. Что с ними, бабами, спорить? Всё равно не докажешь.
— Зараза к заразе не липнет, Боско, — нашелся он, хотел было еще подтолкнуть, чтобы шла быстрее, но боялся, что если подтолкнет, то она навернется. Как навернется, так там в траве лежать о останется. Ну, нет уж. Ты мне еще нужна. — пора бы уже усвоить. Ничему тебя в школе не научили. Манерам в том числе, кстати. Ибо с каких таких пор с начальством на "ты" с применением "охренел"?

— Тут есть еще подвал, — пожал плечами, подумывая заодно о перспективе жизни на минус первом, — но не исключено, что там могут проживать еще крысы, пауки, жабы или змеи. Можешь свалить к ним, я не обижусь,сородичи будут чертовски рады тебя видеть. Последнее вслух сказать не решился. Меньше знает, крепче спит.
Оказавшись на втором этаже, перед нужной дверью, сует ключ в замок, прокручивает и вуаля, почти идеальное пространство для ночлега предстает перед ними во всей красе. Заюзанное до дыр в подозрительных белесых пятнах кресло, такой же заюзанный ковер на полу, кровать вроде приличная, но её он еще не успел осмотреть более детально на предмет спермопятен, поэтому ладно, прокатит на одну ночь. Мотель, в общем-то, так себе. -1 звездность по его личной шкале. Пока Маркус оглядывался подохуевшим взглядом по сторонам, Боско ловила оргазмы.
— Быстро ты, — обычно процесс с целью получения оного длится раз в пять дольше. — В ванной, ок. Кровать моя, — и какая там к черту спермоэкспертиза? Плюхнулся на кровать, руки в стороны раскинул. Всё, не подходите. И плевать уже, спал кто-то на ней до него или не спал. Проводил взглядом задницу Джессамин, увиливающую в сторону ванной комнаты. — Тебе, может, одеяло подогнать? Нет, одеяло не могу. Подушку могу. Подушка нужна? — а в ответ — тишина. На маньяка в ванной нарвалась?
Дабы проверить, всё ли в порядке, пришлось поднять свою пятую точку с кровати и пройтись в том же направлении, в котором только что улетучилась девчонка, кажется, окрыленная своей идеей спать именно в ванной. Расстояние преодолел и смелкнул, что с ванной их тоже нае... обманули. Очень жестоко обманули! Отобрали у Боско единственное место, где она могла передохнуть. Душевая кабина не впечатляла объемами.
— Лопухи не понадобились, крапива тоже. Но я готов внести коррективы в... наши, — аккуратно и тише, — ..в наши, да, планы. Можем вместе принять душ, — и выжидающе уставился на девчонку. Естественно, всё это не всерьез. И ванна и лепестки, и душ вместе. Испытание её нервов на прочность стало его хобби номер один. Она смущалась, нервничала, возмущалась, психовала, пыталась врезать пощечину, сходила с ума и это просто офигеть как забавляло. Призрачную серьезность своих намерением решил подкрепить своими действиями, расстегнув несколько пуговиц на той самой аквамариновой рубашке. В любом случае придется переодеться в футболку и спортивные брюки.
— Ладно, обустраивайся, а я пошел, — сказал — сделал. Вышел из ванной, остановился в комнате, продолжая возиться с пуговицами, параллельно искал взглядом спортивную сумку. В ней же, спустя пару минут, находил футболку. Рубашку стянул, почти заботливо положил её на кровать и, повернувшись с футболкой в руках, заметил в дверях Джесс. — С легким паром. Не голодна? Может, в Канзас стоило заглянуть?

Отредактировано Marcus J. Hades (2015-09-06 22:50:16)

+1

9

Что он мог сказать? Правильно, ничего хорошего. Запугивание крысами и пауками, но это меня волновало гораздо меньше, чем то как мы вместе будем ночевать на этой кровати. А еще больше меня волновало как быстро у меня или у него сдадут нервы. Признаю, я была на грани. Душ был просто тем самым рубежом, который заставил меня разочароваться окончательно. Он едва ли не наткнулся на меня когда вырос сзади и мне кажется наслаждался разочарованием, которое меня одолевало с головы до самых ног. Опять этот голос, и снова он обжигающе рядом с моей кожей. Ложится так, что мурашки пробегают по спине, по ягодицам, прикрытым  той самой бедной желтой юбкой. Пора бы её уже снять. Его опасная близость ко мне никак не способствует ясности ума.
- Ну так раздевайся, - без тени смущения произношу я и в одно движение расстегиваю на юбке молнию, открывающую тонкую полосочку кружева и бедра. Он же в это время дразнит меня расстегивает пары пуговиц на рубашке. А что такого? Он сам перегнул со своими пошлыми намеками. Хрена с два я дам ему вогнать себя в краску. Бой принят. Но он все же выходит, а я остаюсь в одиночестве и принимаю душ. Пусть тут все конечно далеко от идеала, но выбора нет. Хочется быть чистенькой. Вода смывает усталость и немного освежает разум, но я-то знаю, что один шаг, который я сделаю в сторону кровати, как снова начну сходить с ума.
Перед тем, как обернуться в полотенце осматриваю его, убеждаюсь, что оно чистое, и ничем не пахнет, только после этого оборачиваю свое тело. Выхожу и вижу, что он стоит с голым торсом, сжимая ткань футболки в руках, а рубашка лежит на постели. Дура, я даже не додумалась надеть нижнее белье. Но уже поздно. Он ловит взглядом меня, робко выглядывающую в основное пространство комнаты. Надо просто дышать, вдох-выдох, где в конце концов моя храбрость? Поэтому преодолеваю неудобство, и стараюсь казаться как-будто ничего сверхъестественного не происходит. Просто голая подчиненная перед боссом. Всего-то.
- Все в порядке, я могу обойтись и без еды. Если бы мы там еще и ненароком отравились, то полагаю, что любезный шеф не простил бы мне пары выходных. Я одену твою рубашку? одену. Ехидно кошусь на Маркуса и усаживаюсь на край у самого подножья кровати, одевая на себя рубашку и вытаскивая из-под неё полотенце. Что уж там. Хуже уже быть не может. Ткань пахнет его одеколоном и им. Но не подаю вида, что по-тихому кайфую и закатываю рукава, как и прежде на его ветровке. Хватаю пульт от небольшого телевизора, попутно застегивая мелкие пуговички. Жму на кнопку и на экране появляется жесткая порнуха, с какой-то большегрудой блондинкой и двумя…тремя мужиками.
- Фак! – взвизгиваю от неожиданности и тут же вырубаю телек, - какой ужас, - закатываю глаза и откидываюсь на кровать, принимая положение «звезды», которое у него было когда мы только вошли сюда. Но через несколько мгновений переворачиваю свое бренное тело на живот и сгибаю в коленях ноги, подпирая параллельно голову рукой. Не скрывая рассматриваю его идеальный торс, который так бесстыдно открыт моему взгляду. Он создан сводить женщин с ума, честное слово.   
- Почему ты возишься со мной? - внезапно для самой себя задаю вопрос и честное слово, без какого-либо подвоха, - возможно если бы не моя дурная аура, то ты уже был бы там, куда держал путь, - провожу пальцами по прохладному покрывалу на кровати. Отмечаю, что оно чистое, хоть и старое, - а сейчас ты в каком-то ужасном мотеле, с последней хамкой, наверное, голодный и разъяренный как лев, еще и вынужден делить пространство со мной.
Немного улыбаюсь. Честно говоря, тут миллион минусов и вечер вкупе с частью ночи выдался просто отвратительным, но при этом я сейчас абсолютно спокойна. Лежу на постели, смотрю на него, и мне здесь хорошо. Хорошо настолько, насколько могло бы быть в подобных условиях. Ловлю взглядом его эмоции, его колкости скорее направлены на то, чтобы в очередной раз получить от меня ответ, чем обидеть или оскорбить.
- Ложись, я сделаю тебе массаж, - киваю головой на кровать, не задавая вопроса, а делая предложение, от которого он не может отказаться, - с радостью побью тебя, хотя бы по спине, - смеюсь, и усаживаюсь на кровати на колени, откидываю волосы на спину. А взгляд говорит только одно: ложись!

Отредактировано Jessamine Bosco (2015-09-07 00:12:23)

+1

10

Оказалось, не голодна. Ладно, щаз достанет со спортивной сумки палку вкуснейшей колбасы, багет и понаблюдает, какими голодными глазищами девчонка будет наблюдать за его трапезой. В очередной раз за сегодняшний вечер проверит её нервы и заодно силу воли на прочность. Кстати, замечание о Канзасе в тему. Хрен знает, из чего местные повара кромсают свои "шедевры", как часто они их готовят, готовят ли вообще. Учитывая, что клиентура в данной местности — редкость, в прямом смысле слова подарок судьбы... на кой хрен напрягаться? Впрочем, логика могла быть и прямо пропорциональной. На все сто процентов далекой от Хэйдсовой логики.
— Любезный шеф как-нибудь да разобрался бы там, где косячнул, — проговорил Маркус, — дал бы несколько отгулов и принял бы активный процесс в лечении пациента, — или нанял бы сторожевого пса, который сделал бы это вместо него, если в Блэк Роуз на то время будет запары. В затишье мог бы и сам поухаживать за Джессамин: чаем там опоить или еще чем поалкогольнее, бутербродов нарубать, высотой в биг-мак в черт знает сколько слоев, поржал бы еще наблюдая за тем, как она всё содержимое будет пытаться запихнуть в рот (та еще по ходу картина), в плед бы её завернул (да так надежно, чтобы не выбралась). Корона с башки не упала бы, в общем. Помог бы. Никуда бы не делся. Рубашку, правда, ту самую аквамариновую, не позволил бы на себя напялить, если бы... — Бери, одевай. Спрятал разве? — его слова не были реактивнее мыслей.
Хэйдс раздраженно выдохнул, услыхал подозрительного характера звуки, обернувшись узнал, что их источником является зомбо-ящик. Порно? Кинул удивленный взгляд в сторону удрученной Боско со вспыхнувшими алым щеками и усмехнулся. Взрослая вроде девушка. Взрослая. К сожалению или счастью, только на первый взгляд.
— Что естественно, — осекся, — ладно, ок почти естественно, то не безобразно. Сама говорила не так давно. Или не говорила? Короче, хрен с ним. Пока она покатывается по кровати, Маркус подумывает о том, куда бы девать себя ему. Если память Хэйдсу не изменяет, она хотела ночевать в ванной. Передумала? Или всё-таки изменяет? Бросает футболку на всё ту же злополучную кровать, что сегодняшним вечером стала убежищем для всех возможных вещей. Взгляд невольно цепляется за поддернутые концы рубашки, отмечает оголенную пятую точку красавицы, что свидетельствует об отсутствии и намека на нижнее белье под его рубашкой. То-то она ныкалась, как... девственница. Похоть орет во всё горло: "устрой дестрой", в то время, как мозг советует оставаться разумным. Чем эта борьба закончится? Известно одному Дьяволу.
— Если бы не твоя дурная аура, – хрен бы я с тобой возился, — и не фиг на свою воистину охуительную ауру наговаривать, — Совесть спать не дала бы спокойно, оставь я тебя там, где подобрал. — замучила-не замучила, но в одиночку попасть в ту же ситуацию, в которую он попал с ней... перспектива казалась ему менее привлекательной. Вообще не привлекательной, если совсем уж серьезно. Пусть лучше так, чем по-другому.
Отказаться от массажа? Да, за нефиг делать. У него, вон, в сумке еды немерено, жрать (она, кстати, права) охота. Устроит сейчас бунт против бабской привлекательности, заест его бутером и будет самым, что ни на есть, счастливым человеком во всей Вселенной. На её предложение отвечает ухмылкой, движется к сумке, выуживает из нее бутылку вина, которая в следующий же момент приземляется на кровать, следом за ней туда же багет, колбаса и другие съестные припасы. Всё равно с гостями пролетают. Можно трапезничать.
— А я предлагаю поесть. Заодно угощу тебя, — бросает взгляд на этикетку, — итальянским. Уверен, оно ничем не хуже вина, которым ты угощала, — отвлечься от навязчивых мыслей из разряда +18 получается. Вопрос только в том, как надолго? — Так что побьешь позже, если захочешь, а пока... кромсай бутерброды. Деловито протянул Боско нож, сам начал рыться в сумке в поисках штопора, с помощью которого планировал откупорить пробку. Вино, правда, в данный момент времени будут пить не так аристократично, как делали это у нее, а с горла (в виду отсутствия стаканов-бокалов-чашек), но это не самый смертельный факт, так что сносно.
— Сейчас трапеза, а потом... — черт знает, что потом, — даже заделюсь с тобой свободной площадью на кровати. Или ты еще не передумала ночевать в ванной? — которой здесь нет. Забыл еще упомянуть, что "номера" (громко сказано потому что) всё еще якобы все забиты, поэтому найти другую кровать в другом номере уж точно не удастся. Если бабка не подведет. — Ты, кстати, так и не рассказала, как девичник прошел. Как он прошел, естественно, его интересовало мало. Так же, как и наличие на нем мужиков древнейшей профессии, так же и тот факт, спала она с ним или нет, так же и... уносит не туда, явно. Пора сворачивать. Откопав в сумке штопор, подхватывает бутылку, с легкостью избавляется от ненужной корки и бросает последнюю в сумку. Пусть лежит. Вдруг всё же пригодится. Позже.

Отредактировано Marcus J. Hades (2015-09-07 17:16:41)

+1

11

То, что от Маркуса можно ждать что угодно, это я поняла уже давно. Поэтому батон хлеба и колбасы меня удивляют в меньшей степени, чем должны были. Ищу какую-то опору, чтобы была возможность порезать эту самую колбасу и молча отрезаю ломтиками, как и хлеб. Не толсто, не тонко, хоть тут он должен отметить, что руки у меня не из задницы растут. Хотя может я, слишком нахваливаю свои резательные таланты.
- То есть ты бы меня лечил? – усмехаюсь, и продолжаю резать. Вопрос скорее риторический, чем требующий ответа. Скорее я просто подметила его слова, которые меня немного удивили. Не думала, что он уже готов поить меня чаем с медом и смотреть на мой зеленький/блюющий вид. Он оказывается довольно сентиментален в некоторых моментах…хотя может ему просто будет скучно и некого подстебывать, если я вдруг склею ласты. Это вероятнее.
Мне кажется, или при прошлой встрече он меня слегка упрекнул в том, что я распиваю вино в компании шефа? Что же сегодня, это могла бы сделать я, но боюсь, что я не настолько люблю риск и экстрим, а от этого товарищи никогда не знаешь что ожидать. Молча укладываю колбасу на хлеб, потому что все неудобство, которое может и было здесь, сейчас уже исчезло. Моя задница смирилась с отсутствием нижнего белья. Колбасой пропахла вся комната, но мой желудок на удивление остался равнодушным. Это к лучшему, а то жрать в стиле «викингов», когда все летит в разные стороны ему бы точно не понравилось. А я не умею есть аккуратно в подобных условиях, у меня постоянно что-то падает.
- Думаю, что все же мне придется попроситься к тебе в постель, - улыбаюсь, потому что как вы понимаете - у меня состояние безысходности. На кресло я просто не сяду, потому что там пиздец. Другого слова я подобрать не могу. Ванной здесь нет, а спать на ледяном кафеле я пока не выжила из ума. В конце концов, хочется потом все же завести потомство, - обещаю, что не буду пинать тебя во сне, - наверное, добавляю мысленно и ухмыляюсь. У меня бывает, что я во сне дерусь, но надеюсь, что сегодня я в такую ситуацию не попаду. А то будет очень неудобно, хотя он не против, чтобы я его побила, - а вот насчет приставать не знаю, не ручаюсь.
Маркус тем временем открывает бутылка вина, пока я сгребаю руками оболочку и крошки.
- Ммм, побить, ты просто бросаешь мне вызов, - глянув на него через плечо смиряю взглядом а-ля хищницы, а затем смеясь, ухожу выбрасывать отходы, - наверное, мне пора увольняться, - выдыхаю и приспосабливаю небольшой пакет, в одном из которых был хлеб, под мусор.
Возвращаюсь на кровать, и усаживаю на пятую точку, вытянув ноги вперед. Забавно, вино из бутылки я пока не выбухивала. К тому же подозреваю, что это не самое дешевое поило, которое должна была постигнуть такая вызывающая учесть.
- Я уже нарушила весь этикет, - усмехаюсь, когда он приготавливается к еде, и пока занят бутербродом, забираю бутылку и делаю пару глотков, свистнув только один кусочек колбасы. Но то как я его ем больше похоже на издевательство, чем на голодный блеск в моих глазах, - вкусное вино, - киваю и прислоняю бутылку к его бедру, что бы она не разлилась по всей кровати, иначе это место тоже станет для нас недоступным.
- Девичник? Никак, - пожимаю плечами, - я не пила, мой вечер прошел за наблюдениями и просто бабской болтовней, - пожимаю плечами еще раз и кладу кусочек, который оторвала пальцами, в рот. Посматриваю искоса на Хэйдса, который вовсе не испытывает никакого неудобства и вообще время получилось довольно уютным, даже в такой дыре, как здесь.   
- Можно я позвоню с твоего телефона? – делаю глоток вина, пока он достает его и отдает мне. Ну а что такого, иначе мне придется возвращаться вниз к старушке, которая очень похожа на того страшненького льва. Ужас, где только она откопала такое произведение искусства. Она меня пугает, честное слово. На это я явно не настроена, - я на минутку, - ухожу в ванную. Облокачиваюсь плечом на стену, и треплю свою жёлтую юбку, которую повесила на один из крючков с остальной одеждой. Гудки длятся недолго, отец хватает трубку примерно на третьем.
- Моя дорогая, ну наконец-то. Ты мне звонила, а потом я перезванивал но у тебя был выключен телефон, - слышу по интонации что мой старик переволновался и легко, непринужденно смеюсь.
- Ну зачем ты переживал? Ты же знаешь, что все хорошо. Просто твой подарок меня сегодня немного подвел, - выдыхаю и уже достаточно грустно, что делать завтра с машиной – даже не представляю.
- Что случилось? – кротко описываю ситуацию, как тут же получаю другой вопрос, - где ты сейчас? Давай я пришлю за тобой водителя.
- Не нужно, завтра разберемся со всем этим, сегодня я нашла где переночевать.
- Ты одна?
- Нет, встретила знакомого, он помог мне.
- Надеюсь этому знакомому можно доверять, - слышу скептичный голос отца и усмеюсь. Мне кажется мы с Маркусом стоим друг друга. Поэтому если решим извести друг друга, то это будет та еще битва. Хотя я, конечно, потом обижусь, брошусь в слезы, я же девочка.
- Все будет в порядке, я люблю тебя, завтра заеду, не переживай за меня. Добрых снов, - слышу те же слова в свой адрес и скидываю звонок. Разворачиваюсь и понимаю, что дверь до конца не закрыла, она так и осталась на половину открытой. Правда не думаю, что тут было что-то слышно, подхожу к постели и отдаю телефон, - спасибо.
Усаживаюсь на край со стороны Маркуса, где он валяется все в той же позе, в которой я его здесь оставила и беру бутылку, делая ещё пару очередных глоточков. Поворачиваюсь к нему лицом,  и возвращаю бутылку обратно.
- Прости меня, - тихо произношу и наблюдаю за его лицом. Оно кажется таким красивым, правильным. Даже вся обстановка кажется правильной, не смотря на то, что все довольно хреново. Касаюсь его руки пальцами, и вкрадчиво провожу по ней, пока не накрываю своей ладошкой сверху. Он горячий, в отличие от моих конечностей, которые готовы отсохнуть от холода, - честное слово я не такая уж зануда, какой кажусь. И мне действительно неудобно, что я испортила твой вечер, обещаю больше не попадаться тебе нигде по дороге, - смеюсь, потому что должно быть действительно выглядела я на дороге просто отвратительно, еще и села качать свои права, хотя должна была просто сказать спасибо заткнуться.
- Но вести себя лучше я не стану, у меня не получится, - показываю язык и убираю руку. Да, детский сад. Да, Хэйдс, ты посадил себе на шею ребенка, сочувствую.

Отредактировано Jessamine Bosco (2015-09-08 12:56:52)

+1

12

Пока Боско трепалась по телефону, Маркус дожевывал предпоследний на сегодня бутерброд. Последний оставил Джессамин. Вручит его ей сразу же, как только та вернется. Не возьмет? С удовольствием скормит его ей самостоятельно. Пережеванное проглотил, запил красным вином и, отставив бутылку в сторону, перевел взгляд на дверь, за которой ранее скрылась девчонка. Хрен знает, что у нее там за проблемы, но судя по тому, что её нет уже несколько минут, по ходу глобального характера. Короче, пока она выйдет - можно спокойно поваляться, погипнотизировать пожелтевший потолок в надежде, что он вот прям щаз не обвалится. Как решил, так и сделал. Взгляд голубых глаз устремил вверх, поэтому не сумел заметить, когда Боско вышла из комнаты. Вышла и начала извиняться. Как будто к поломке машины хотя бы на йоту была причастна она.
— Shit happens, — философски-буднично высказался Хэйдс, затем пожимая плечами, — если крошка должна была поломаться — она поломалась бы при любых обстоятельствах, с тобой или без тебя. Нам еще очень даже свезло: ехали не на работу, вблизи оказался мотель, где можно заночевать (не пять звезд, конечно, но лучше, чем вообще ничего), завтра не на работу,вроде как, — успеем добраться в город. — а вот о порче вечера услыхал от нее впервые. Чем, интересно, испортила? Своим присутствием? Своими подколами? Всё вроде в пределах нормы, если не считать её "охренел", которое, да, он почти забыл.
Маркус приподымается на локтях, принимает из её рук сотовый и бросает его в найковскую черную спортивную сумку. Аппарат завтра будет очень даже кстати. Смогут вызвать эвакуатор, а потом и такси, чтобы смотаться отсюда. Странно, что не додумался до этого раньше. Впрочем, даже эти мысли исчезают ровно в тот момент, когда она накрывает холодной ладонью его руку.
— Да ты вся продрогла,спасибо, кэп, — черт. Иди сюда, — за руку он притягивает её к себе, заключает в объятия, затем не забывая попутно накрыть её плечи одеялом. За окном опять дождь, опять льет, как из ведра и Хэйдс даже радуется тому, что они сейчас здесь, а не на трассе, в охлажденном салоне авто. И вообще, чертовски странно всё складывается. Недавно бежал от нее, от себя, не глядя назад, только вперед, только быстрее. Как ошалевший гнал по трассе, чтобы быстрее домой, отдохнуть. Подальше от нее, подальше от себя. Сейчас же прижимает девчонку к себе и ему всё еще желается, блять, её. Снова. Опять.
Он опускает взгляд, смотрит в глаза и тут произносит то, что еще пару минут хотел произнести, но с совершенно иным подтекстом.
— Мы еще можем всё исправить, — и пока до нее не доходит смысл сказанного, Хэйдс тактично и вообще против правил целует её. Горячими ладонями проводит вниз по её спине, затем подтягивая девчонку еще ближе. И плевать, что ближе уже, в принципе, некуда. Все социальные роли идут к черту, всё идет к черту. Потому что Маркус Джеймс Хэйдс всегда получает то, чего хочет. И ничему Хэйдса не учит печальный опыт.

+1

13

Стереотипы преподносятся нам с детства, вливаются в уши, и остаются там вязкой и противной лужей, в которую мы боимся вступить после, на протяжении всей жизни. Нас сдерживает мнение других людей, нас сдерживают понятия «хорошо» и «плохо». Они не дают нам свободно вздохнуть, заставляют задыхаться в собственных оковах, которые мы одеваем на свои руки. Через какие-то мы все же переступаем и идем наперекор общественному мнению и нравам, а какие-то пробирают нас до дрожи в коленках, сводят с ума от осознания, что мы нарушили свои правила и принципы, что соблюдаем по жизни. Нормально ли это? Да. У каждого человека есть что-то неприкосновенное, что-то, что сделав, человек будет стыдиться. Я не исключение.
Маркус привлекает меня к себе. Отдаю себе отчет в том, что я этого добивалась, но сейчас робею, когда получаю желаемое. Тело кажется каким-то неуютным. Но лишь первые мгновения, а после оно обмякает в его руках и становится теплым и податливым, словно пластилин. Так не должно быть, и я не должна быть сейчас здесь, я не должна прижиматься к его телу, я не должна наслаждаться его теплом. Я не должна, но я это делаю. Тепло, которое исходит от его тела, разливается по моему сладкой и вязкой истомой. И я не могу произнести не слова. Он близко, он манит, но в тоже время подсознание говорит, что он шеф, он недосягаем, так нельзя.
Смотрю ему в глаза из-под полуопущенных ресниц, и всего несколько секунд, но они длятся, словно целая вечность…вечность, что объединяется в один момент. Губы близко, но это последняя грань, которая еще не нарушена, и нарушив её, это отказаться от всех правил и стереотипов, это поддаться дьявольскому соблазну, его дьявольским рукам. Его слова звучат глухо, и я настолько близко к его губам, что дыхание оседает на моем лице. Мурашки пробегают предательски по спине, пробирая все тело, стремясь вниз. Губы приближаются стремительно к моим, и накрывают их. И я их встречаю. Самое страшное, что я их встречаю, я их жду, я их желаю. Этот вкус меня пьянит, а его горячие ладони, что соскальзывают по моей спине, забирают в свой безумный круговорот ощущений. Укладываю ладони на его лицо, обхватывая колючие скулы своими тонкими и по-прежнему холодными пальцами. Перекидываю ногу и присаживаюсь бедрами на его пах. Отстраняюсь от губ и выпрямляю спину. Пальцы медленно проходят по пуговицам, расстегивая их, и давая полам рубашки раздвинуться в разные стороны.
- Думаешь еще можно что-то исправить? – вопрос скорее риторическим, чем я действительно хочу что-то от него услышать. Мое тело открывается полностью перед его взором, когда все пуговицы оказываются расстегнутыми, а тело под этой тканью обнаженным. Перекидываю волосы на спину и беру Маркуса за руку, потянув на себя и усаживая на постели. Теперь я могу почувствовать обнаженной кожей его торс. Касаюсь его губ своими вновь, а ладонями исследую плечи,   а затем прохожусь ими по его широкой спине. Но этот поцелуй разительно отличается от первого. Тот был скорее с опаской, можно даже сказать с нежностью его губы касались моих, но не сейчас. Сейчас поцелуй способен возбудить, свести с ума, закружить не только языки в жгучем танце, но и разум. Ткань рубашки съезжает с плеч, оголяя их и оставаясь болтаться на руках бесформенной аквамариновой вещью. На мгновения я забываю о том, где мы. Слова сейчас будут лишними, ненужными. В висках стучит, а тело напряжено. Легкая боль снизу нарастает, словно снежный ком, от каждого требовательного поцелуя или прикосновения. Мои пальцы, с характерной дрожью в них, справляются с его ремнем на джинсах, а после с пуговицей и ширинкой. Мы здесь, в этом мотеле, на одной постели. И именно в эту ночь я стану для него очередной, а он для меня особенным.

+1

14

Уже не смешно.
Он сочтет вопрос риторическим, проведет шершавыми, горячими ладонями по плечам девушки, поможет рубашке оказаться значительно ниже прежнего, стянет ненужный аквамариновый кусок ткани вниз, вплоть до тонких запястий. И еще ниже. Его рука скользнет вниз по её рукам, пальцы крепко схватят рубашку за ворот, сожмут края и рванут её вниз. Хэйдс успеет нагло ухмыльнуться перед тем, как она притянет его к себе, окажется непозволительно близко. Окажется еще ближе.
Она притянет к себе, поцелует. Неминуемо разожжет в нем пожар. Пробудит желания, что он до этих пор в себе подавлял, шутил, заливал/ запивал вином, оставлял желаемое на дне темной бутылки. Делал всё, чтобы отвлечься, забыть, сдержаться, не думать, уберечь её от себя, наградить невмешательством в её жизнь, её будущее. Сдержаться, не сдавшись. Одну чертову ночь. На практике даже эта задача окажется выше его сил. Выше его возможностей. Выше его желаний. Выше. Он проведет ладонями вниз, затем вверх по стройной, соблазнительной талии, поцелуи станут еще более настойчивыми, желание — еще более сумасшедшим, необузданным, прикосновения — обжигающими, чтобы задолго после залечивать ожоги друг друга массажами, лечебными зловонными мазями или же поцелуями, что звучит намного приятнее всего перечисленного. Она поцелует и чертов пожар разойдется на новые территории. Выжжет всё живое, не оставляя после себя ничего. Только пепел. А пепел по ветру. Вкупе с воспоминаниями о произошедшем.
В её пальцах дрожь, но путано-судорожно Боско справится с ремнем на его джинсах, пуговицей и молнией следом. Догадливая чертовка, - признает Маркус спустя несколько секунд и позволит этому признанию сразу же раствориться в водовороте событий.
Не смешно.
Её промедление с его нетерпением граничило откровенно хреново. Если так пойдет дальше — взорвется.
Плевать, он поможет, возьмет всё в свои руки, сделает всё по-своему. Отстранится от девушки на долю секунды, избавится от темно-синих джинсов, боксеров, вернется мысленно и физически к Боско, чтобы в очередной раз забыться, растворившись в собственных (общих?) желаниях, отдаваясь на их растерзание целиком, полностью. Он вернется к ней, бережно, аккуратно опустит невесомую на спину, запасется терпением на ближайших несколько минут. Оценивающим взглядом скользнет по её телу: ключицам, идеальной груди, фигуре, изгибам её бедер. Определенно останется довольным своим выбором, открывшимся видом, а уже в следующую секунду нарушит далеко не один сантиметр её личного пространства (теперь уже их общего). Оставит дорожку из поцелуев на её шее, ключицах, а затем снова вернуться к её губам, отчетливо ощутит привкус ранее надпитого ею вина.
— Уверен, — запоздало ответит на поставленный ею вопрос и нагло сожмет упругие бедра.
Маркус закроет её рот поцелуем и одним резким движением окажется в ней. И потом наплевать, кто был инициатором (хотя, четко уверен: оба). Плевать, что будет после. И будет ли вообще это "после". Не знал, не догадывался, как Боско поведет себя утром. Впрочем, к чему уже сейчас усложнять? О завтра он подумает завтра. Сначала он будет двигаться медленно, плавно, позволяя шатенке к нему привыкнуть, но постепенно наберет темп, движения станут резче, чаще и глубже. Читай: доигрались.
Не.

+1

15

Все происходит слово в тумане, потому что я забываюсь в его сильных руках. Грубые объятья захватывают меня в свое кольцо, прижимают обнаженное тело, а наш поцелуй он испивает как самое вкусное вино – до самого дна. Хэйдс не медлит, он знает, чего хочет и видит, чего хочу я. Движения во мне заставляют меня балансировать, чтобы не сорваться вниз, в свои чертовы ощущения. В его руках мое тело ощущает, что принадлежит ему. Здесь, сейчас, в эту минуту. Он проникает в меня, то плавно, то резко, то глубоко, то учащая движения. Его дыхание глухо звучит у меня в ушах, а в следующее мгновение каждый выдох растворяется в моем. Тихие и чувственные стоны пробиваются сквозь полуоткрытые губы. Все тело пульсирует, начиная от низа живота, заканчивая постукиванием в висках. Его ладони перемещаются по моему телу, словно отыгрывают какую-то мелодию на музыкальном струнном инструменте. Они не кажутся грубыми, но они воспламеняют, гладят, ласкают, надавливают так, что заставляют забываться. Я не думаю о том, сколько женщин ласкали его руки до меня, мне нравится, как он это делает с моим телом. Мне нравится проводить ладонями по его плечам, по его спине, напряженным ягодицам. Я не стараюсь быть нежной, потому что это не получится, потому что его движения доводят меня до исступления, до бешеного желания приблизиться еще на шаг к самому пику наслаждения. Мне нравится чувствовать рядом с ним полное отсутствие стыда.
Осознание того, что все грани и условности стерты, сейчас меня не беспокоят. Я хотела оказаться с этим мужчиной рядом, в одной постели, и наши общие желания привели нас к этому. Эта ночь объединила нас, чтобы мы были вместе, а утро разлучит, оставляя на разных берегах…. В любом случае все будет так, как захочет он, и уже сейчас я это понимаю. И в этом моя беда, потому что, подавляя свои интересы ради чужих, мы обречены на страдания. И сейчас мне кажется, что эта ночь должна стать концом в безумном притяжении к друг другу, которое томило нас, она должна поставить точку, поскольку все желаемое достигнуто. Но иногда там, где ставится точка, после появляется еще две, а это говорит лишь о паузе и о том, что новый абзац истории ждет нас впереди.

Тусклый свет от луны пробирается в комнату. Значит до рассвета еще есть немного времени. Как ни странно, Маркус не лежит в другом углу кровати, его рука собственнически накрывает мою грудь, прижимая меня со спины к телу. Насколько он горячий я могу ощущать каждым изгибом. Сон пропадает,  а в голове поселяется только мысль о том, что, возможно, единственным вариантом будет сделать отсюда ноги. Но мое второе «я», менее рассудительное, явно противится. Зато первое, как нашкодивший котенок поджимает уши и вопит «беги, нахрен, отсюда!». Но я лежу. Какое из этих «я» более мне подходящее сейчас – не знаю. Кто бы мог подумать, что мы можем проснуться в позе подобной этой. Я точно не могла. Даже не суть в том, что я не знаю, как из неё выбраться, чтобы не разбудить безмятежно спящего Хэйдса, так я и не знаю, хочу ли я этого, потому что то, как его тело прижато к моему, явно приходится мне по душе. Сейчас мысли о том, что я переспала со своим боссом, не возникают у меня в голове. Социальные роли перестали иметь настолько большое значение. Сбежать из этого номера – самый логичный поступок, но понимаю, что я к этому не готова. Глупо? Да. Все как всегда, в моем стиле. Многие мои поступки попахивают безрассудством, поэтому «я», которое боролось за Хэйдса, сейчас в очередной раз ликует, и пляшет победное танго.
Выдыхаю и аккуратно переворачиваюсь в его руках, к нему лицом. Лицо Маркуса слегка сплющено подушкой, но выглядит он поразительно мило. Главное, что не просыпается от пары моих телодвижений. Обнимаю его и утыкаюсь носом в грудь, к которой ранее прижималась спиной. Его сердцебиение тихое, спокойное, а вдохи глубокие. Не думаю, что здесь мое место, но уйти не могу. Наверное, именно поэтому, приходится просто пойти на поводу у своих собственных желаний и прикрыть глаза. Не знаю, смогу ли я уснуть, но знаю точно одно: я хочу быть здесь. Пускай больше этого никогда не будет, пускай я буду всего лишь ошибкой, но я останусь с ним…а утро? Утро неизбежно принесет что-то с собой и оставит у порога моей души, но пока это не имеет никакого смысла. Поэтому тс-с-с…и добрых снов

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » просто на время потеряться в пространстве