Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » наши общие проблемы


наши общие проблемы

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://funkyimg.com/i/WoaN.gif
Марк и Мирием Спектор, начало сентября 2015.

+1

2

Мирием не была уверенна в том, что ей следует делать. Она вообще была уверенна в слишком малом, чтобы в действительно понимать то, что происходит. Мысли путались. От непривычного безделья ломало не мозг, а тело. Все раздражало, все бесило, все шло по кругу. Казалось бы, никогда она так не была несчастна, как в эти последние недели. Точнее неделю. Неделю и четырнадцать часов с той минуты, когда она подала заявление об уходе. Эта работа была смыслом ее жизни. Работа была частью ее в той же мере, как звезды в жизни Марка, а фильмы и постановки в жизни Наоми. Это было логично и правильно – иметь увлечение, иметь цель. Свои цели Мира ставила четко, безапелляционно. Поэтому отсутствие целей пугало ее еще больше.
“В конечном итоге, все просто идет так, как следует” – убеждает себя женщина, убирая книгу на полку. Кажется, это она вчера захотела ее почитать, а оставила нетронутой на столике у кровати. Она была погружена в свои мысли. Она была погружена в свои чувства. Она была погружена в пучину не безысходности, но беспокойства. И беспокойство это усиливалось, нарастало как снежный ком и не имело никакого выхода. Ни малейшей надежды на разрешение в сложившейся ситуации.
Решив привести мысли в порядок, женщина отправила на кухню, чтобы приготовить себе кофе. Быть может, следует добавить в него немного алкоголя, но Мира не решилась. Не в ее привычке было убегать от проблем с помощью бутылочки чего-то покрепче. Трезвый ум, это единственное ее преимущество по отношению со многими, разве нет. И теперь только крепкий кофе поможет унять душевное беспокойство и собраться с мыслями.
Частично Мирием была права – приготовление напитка было воистину расслабляющим действом. Руки знали свою работу, а мозг не перегружал себя ненужными мыслями. Сейчас она не воспользовалась кофе машиной, нет. Достала турку, которой пользовалась так редко, придирчиво осмотрела на наличие мелких пятнышек или другого рода грязи. Убедившись в пригодности и чистоте вещицы, налила ледяной воды, а после, поставила на огонь. Если Маркус вернется домой в ближайшее время, то и ему достанется чашечка божественного напитка. Хотя, метод варки покажет ему озабоченность и обеспокоенность супруги, но это ли важно? Главное, процесс и результат варки. А сама Мира чувствовала, как в ее мысли возвращается упорядоченность и спокойствие.
Дождавшись, пока вода закипит, Мира добавила кофе, аккуратно размешав то ложкой, ускоряя результат.  Темная жидкость бурлила, словно ведьмино зелье, хотя и не выглядело столь зловеще. В эту минуту следовало бы почувствовать себя колдуньей, но  Мирием не испытывала подобных глупостей и не тешила себя выдумками. Порой, это мешало ей, делало ее слишком уж суровой на фоне своей взбалмошной сестры, но ничего не поделаешь. Такой от природы была женщина.
Когда кофе в турке начало подниматься, женщина последний раз помешала его ложкой, после чего выключила газ и разлила напиток в две чашки. Для одной себя она в любом случае сварила слишком много, а оставлять в турке ей не очень хотелось, ведь она привыкла сразу же мыть посуду, а не откладывать все на потом.
Довольная результатом, женщина уже хотела сделать первый глоток, как услышала шум подъезжающей к дому машины. Она не могла ошибиться, это был Марк, вернувшийся с работы. Или где он был сегодня? Мириам нахмурилась от того, что забыла, о чем накануне вечером говорил ей муж, ведь это было так не красиво с ее стороны. Оправив складки на домашнем платье,  Мира подхватила и вторую чашку с кофе, чтобы на пороге встретить супруга с таким вот сюрпризом.
- Привет, милый, - просто говорит она, и в глазах ее скользит нежность, когда мужчина перешагивает через порог дома, - я приготовила кофе, будешь?  Спрашивает, или лучше сказать утверждает женщина, протягивая тому кофе. В ее действиях присутствует какая-то нервозность, хотя держится Спектор весьма уверенно. Излишки работы. Почему-то хочется плакать, или уткнуться носом в плечо мужа и взвыть от тоски по чудесному прошлому. Даже признание сына не вызывало у нее столько диссонанса. Или все же она сама отгоняла от себя эти мысли? В конечном итоге, это был выбор Эзры, а здесь все решили за нее. Ну или она решила. Она пока не знала.

+3

3

"Да, Эрни, ты просто гений!" Сарказм и недовольство так и сочились из Марка, в тот момент, когда его приятель и коллега в университете совершил по мнению Маркуса "самую огромную и дебильную ошибку во всей его жизни". Нет, случись это скажем месяц или два назад, то Спектор бы явно не отреагировал на это так остро, в конце концов его самого это почти не касалось, да и подшучивать над Эрни было уже привычкой, странно, что тот в свою очередь не отыгрывался на Марке - видимо был слишком воспитан или слишком стеснителен в выражениях. И все же, в начале сентября эта досадная и глупейшая ошибка окончательно довела Спектора, что он был похож скорее на грозного бога-карателя, чем на обычного астрофизика. А все началось ещё в начале августа.
Первого числа августа его сын сбежал из дома. Нет, Эзра, конечно же, оставил родителям весть о том, что он уезжает и даже обещал скоро вернуться. Но черт возьми! Какого его понесло в США?! Сначала Марк просто был зол и даже не допускал ни единой мысли почему сын мог вот так вот неожиданно сбежать. Но поведение жены и дочери в конечно счете подтолкнули его к верным мыслям, после которых он был зол ещё сильнее и можно было даже сказать смертельно обидел. А ведь прошло почти два года с того дня, когда Эзра им признался. Время шло и Марк даже принял эту правду, хотя отношения между сыном и отцом так и не стали прежними, но были уже куда лучше, чем в первые несколько месяцев. Маркус старался лишний раз не думать об этом аспектом в жизни своего сына и от этого было чуточку, но лучше. а сейчас он сбежал. Отец был оскорблен и ходил как туча почти целую неделю, все никак не мог понять.
Потом случился второй удар, в десятых числах августа его кандидатуру неожиданно отклонили в программе по освоению Марса - он должен был участвовать в масштабной программе на Гавайях, которую он ждал чуть ли не всю свою жизнь, но вместо этого опять "не повезло", так что и без того расшатанные нервы от побега сына окончательно сдали и последующие дни он был сам не свой, ссорился с домочадцами на ровном месте, ссорился с коллегами просто ради выплеска эмоций.
Ну и последний, окончательно ввергший отца семейства в депрессию случилось увольнение Миры с работы. Нет, в деньгах они не нуждались и он вполне один мог выкормить свою семью, и все же несчастье Мирием Марк воспринимал очень близко к сердцу, а от того весь его крутой нрав тут же улегся и он делал чуть ли не все, чего бы не пожелала Мира. А она в свою очередь пыталась делать вид, что все в порядке - было жутковато.
Этот сентябрьский день не был исключением, на работе он вновь поругался с Эрни, уже который раз за последние недели, и теперь кроткий и порядочный муж возвращался домой. Припарковав машину около дома, Марк взял документы и не спеша (на самом деле он опасался Миры, та могла выкидывать порой очень странные фокусы) шел к дому. Было уже темно и в Ванкувере было отличная погода для начала сентября.
- Привет, - увидеть Миру на пороге, встречающую его с чашкой кофе в руках было дико. Хотя Мира сидящая дома в принципе дико, потому что порой он возвращался поздно, когда Мирием возвращалась ещё позже. Новый уклад их жизни должен был радовать Марка, но он не радовал, а лишь напротив внушал крайнюю степень озабоченности. Ведь дети уже выросли (внуки появляться ещё не обещали), а Мирием попросту скучно в четырех стенах, это было видно по ей поведению и её действиям. Но говорить об этом вслух Марк все ещё не решался.
- Буду, - то, как женщина ему это сказала, не было причин делать по другому, даже если бы это кофе ему пришлось силой вливать в себя. Взял кружечку свободной рукой, второй приобнял супругу и поцеловал ту в щеку. Первый вполне справедливый вопрос был бы "Чем ты сегодня занималась?", но его лучше было не спрашивать, так что мужчина делает глоток кофе, - отличный! - Тут же комментирует и он даже удивлен, после чего проходит на кухню, оставляет бумаги на барной стойке, разделяющей столовую и кухню и присаживается за стол, не спеша отпивая кофе.
- А где Эстер? У меня для неё новости. - Кофе допито и Марк испытующе смотрит на жену, интересно, как сказать ей о том, что единственного оставшегося в их доме ребенка приглашают его родственники к себе на несколько дней в Викторию? Эстер там нравится и скорее всего она не откажет своим родственникам, только вот мира в конце концов останется одна в огромном доме, пока Марк будет работать. Чертов Эзра, сбежал и оставил мать одну, когда так ей нужен! Марк в редкие моменты был зол на сына и сваливал это на то, что он был нужен матери, но не ему самому.
- Её приглашает к себе Сара, погостить несколько дней. - Он долго сомневался, стоит ли говорить об этом сейчас, и все таки решился, пристально наблюдая за женой и опасаясь её либо недовольства, либо вообще слез. Марк уже больше десяти лет не видел её слезы, но сегодня был почти уверен - совсем скоро увидит.

+2

4

Мира сама не знала, чего ожидала от Марка в эту минуту. Утешения? Улыбки? Какой-нибудь тирады? Беззаботности или угрюмости? Нет. Острое осознание собственного одиночества в этом вопросе повергало ее в крайнюю степень отчаяния в те минуты, когда она оставалась одна. Когда дома была дочь или муж ей было гораздо, гораздо легче. Если бы все проблемы можно было решать присутствием близкого тебе человека, жить стало бы проще и интереснее. Мириам любила своих домочадцев. Любила зануду-мужа (хотя это с другими он был таким), любила ищущего себя сына, любила лапушку дочку. Да, они были частью ее мира, но только лишь частью. Хотя, быть может кощунственно говорить такие вещи, но это было именно так. Еще одной частью ее жизни, не столь важной, но и не менее необходимой была работа. Работа приносила ей состояние собственного удовлетворения. Мира вкладывала в нее много сил и времени. Она добивалась таких высот, о которых и подумать не могла когда-то. Каждый новый день был попыткой самосовершенствования в собственных глазах. Если не она, то кто?
Теперь же, когда какое-то время женщина была вынуждена проводить вне рабочего графика, ей было непривычно. Такое чувство, словно тебе отрезали конечность и ты все равно чувствуешь фантомные боли, которые никак не хотят отступить и дать место для чего-то более значительного. Уйдя в неоплачиваемый отпуск Спектор поняла, как много значила для нее работа. Раньше она не думала о том, что у нее так мало друзей, а те, кто остался с университетских или же школьных лет были слишком заняты, нашли себе кого-то более подходящего и свободного или же просто не хотели поддерживать связь. Напрашиваться было неловко, мешать – тоже. Оставалась надежда на сестру, но они никогда не общались настолько близко, чтобы проводить вместе свободное время. Да и занятость Наоми в новом спектакле здорово ограничивала возможность встречи на ближайшие несколько недель. Поэтому Мира цеплялась за малейшую возможность развеяться в обществе мужа или дочери. Как жаль что Элиезер был так далеко и увидеть его предстояло совсем нескоро. Спектор очень скучала по своему сыну, хотя и делала вид, что безумно рада за него и ей совсем не тяжело общаться с ним только по средством скайпа и телефона (что видит Бог случалось не так часто, как ей бы хотелось).
- Новости? – Мирием делает очередной глоток кофе и внимательно смотрит на Марка. Только в эту секунду женщина заметила небольшую складочку между его бровей. Осознание того, что навалилось на них за последний месяц, как-то покоробило ее. Ведь последние дни она была зациклена только лишь на своих страданиях. Мира отставляет чашку в сторону. Последний глоток кофе все равно уже сделан, а держать в руках ненужную посуду утомительно.
- К Саре? – невольный вопрос срывается с губ женщины быстрее, чем она успевает подумать. Кажется вся их беседа сводится к тому, что Мира повторяет фразы супруга только в вопросительной форме. - А что она там будет делать? Растерянность сквозит в голосе женщины, и вся ее фигура как-то обмякает от услышанной новости. В последние дни Спектор только и делала, что проводила каждую свободную минуту с дочуркой, хотя раньше уделяла ей не так много внимания. Возможно, Эстер утомило назойливое внимание матери, но она просто не знала чем можно занять себя вне работы. Уборка, готовка – да, это логично и привычно, но если заниматься этим круглые сутки можно точно сойти сума.  Женщина отводит взгляд в сторону, так и не решаясь посмотреть в глаза Маркусу. Почему-то острое чувство обиды и тоски заполняет ее окончательно. Мириам чувствует как глаза начинает застилать пелена, хотя, видит Бог плачет она не так часто. Конечно же, Сара сделала это специально из желания испортить ей настроение. Предположить что та лишь хотела дать супругам провести время наедине Мире не удалось. Нет, конечно, она уважала сестру мужа, но в эту минуту вся ее логичность и объективность ушла куда-то в сторону.  Слишком много переживаний за последнее время свалилось на стойкую женщину так неожиданно, что она попросту не знала как вести себя в эту минуту.
Судорожное схватив обе чашки, Мириам резко развернулась (она так и не подняла глаз на мужа) и направилась на кухню. Шум включенной воды заставил ее немного успокоиться и собраться с мыслями.
- Думаю, она будет довольна. Эстер давно хотела навестить тетушку. Да и Сара будет в восторге, -  слова даются ей не сразу, но Мира старается произнести их как можно непринужденнее, чтобы Марк не подумал, что она ведет себя как истеричка. Мириам адекватна взрослая женщина, которая понимает что это всего лишь поездка, ничего более. 
- Когда Эстер вернется, мы должны обрадовать ее, - Спектор ставит чашки в сушилку, закрывает кухонный шкафчик и оборачивается к Марку. Ей даже на секунду удается изобразить улыбку, после чего лицо искажает гримаса боли и обиды. Первая слеза скатилась по ее щеке, затем еще одна и еще. Мира не сразу осознает что плачет, а когда понимает, пытается закрыть лицо руками. Чувствуя глупость собственного положения, она начинает рыдать еще сильнее и злиться, злиться на то, что позволила себе подобную слабость в такую минуту. Марку совершенно не нужно видеть как ей тоскливо и одиноко. Сейчас в его жизни далеко не все гладко и увы, ему досталась не самая лучшая жена на свете. Была бы другая, готовила, убирала и сидела дома с детьми. И не было бы слез из-за работы, уехавшего сына и дочери, которая тоже на какое-то время покинет их для чего-то более грандиозного и интересного. А Мира же все испортила и теперь должна пожинать плоды собственной глупости. Глупая, глупая Мира.

Отредактировано Miriam Spector (2015-09-20 22:47:44)

+2

5

Они вместе двадцать лет, нет уже даже больше, а он так никогда и не видел её на столько потерянной и подавленной. Да, его жена была самой сильной сильной женщиной из тех, кого он вообще знал, и он сам с самого первого дня знакомства считал это если не "визитной карточкой" Мирием, то хотя бы одним из главных её достоинств. Но в последние дни он уже не был уверен, что она так сильна и независима, как ему всегда казалось. Марк вообще в принципи взглянул на свою жену иначе - сейчас он видел перед собой (к слову сказать чуть ли не в первые в жизни) женщину, которой нужно утешение и забота близких. Это было странно и непривычно, он и сам не верил в это первые дни, а когда поверил - растерялся. Марк знал, как нужно себя вести, когда другим людям плохо или они расстроены или ещё что-то идет в их жизнях не так, как хотелось бы. Но он совершенно не знал, как утешать Миру, он вообще никогда и подумать не мог, что эта сильная и волевая женщина будет нуждаться в его утешении и сочувствии, это был нонсенс и в то же время впервые за долгие двадцать лет их совместной жизни Марк понял, на сколько сильно Мира нуждается в нём и как сильно он её любит. Боготворит даже, но это совершенно не помогает ему в том, что бы найти ответ на простейший вопрос - что ему сейчас делать.
Говорить и без того расстроенной Мире о том, что ещё и её дочь на некоторое время может уехать из родительского дома, было не выносимо. Но вместе с тем Марк прекрасно знал, как любит Эстер ездить к тёте Саре, в отличие от Эзры Эстер всегда с куда большим желанием отлучалась из дома - в гости, на какие-то школьные поездки и все подобное, это Эзра у них любитель посидеть дома, но и он в итоге уехал далеко и по всей видимости на долго. И все же, стоило сказать мире первой, пусть она в этот раз сама решит - отпускать дочь или нет. В конце концов Марк бы не стал запрещать дочери эту поездку, учитывая как она любит бывать у своей тёти.
- Ну да, к Саре. - он допил кофе и поставил свою кружку рядом с кружкой Мирием. Посмотрел на супругу, не зная что же и ответить, - Ну а что она обычно там делает? Не знаю, но Эстер хотела... кажется. - Неосознанно говорит то, что может причинить боль супруге, после чего пытается хоть как-то это исправить. Но именно в этот момент в этой ситуации совершенно не уверен, что исправить вообще что-то будет возможно. Во взгляде женщины что-то меняется, а Марк все ещё не до конца осознает на сколько подкосила её потеря работы.
Странно, Марк прежде никогда не замечал, что нужен супруге даже больше, чем она была нужна ему. Наверно все дело в годах проведенных вместе и в том Марке, который много лет назад познакомился с уже тогда боевой и волевой Мирием. Это с годами он изменился, а ему все ещё порой казалось, будто бы он все тот же смущающийся мальчишка, по уши влюбленный самую прекрасную девушку на планете. В конце концов Мира так и осталась для него самой прекрасной и лучшей, а вот он изменился и отношения их с каждым годом менялись так незаметно, что мужчина очнулся лишь сейчас.
Супруга не смотрит на него, а он все равно как дурак кивает в так её голоса, подтверждая сказанное Мирой. Он уже заметил, что та нервничала - резко схватила кружки, не смотрела на него, вела себя крайне странно и не типично для себя обычной. Но ведь Марк не дурак, хотя порой и мог показаться таковым, когда дело касалось отношений в семьей, и вот сейчас он прекрасно видит, что Мира еле еле сдерживается, а он, идиот такой, не знает что предпринять, как её утешить. Ощущать себя бесполезным и вовсе ужасное чувство, так он себя чувствовал, когда дочь впервые пришла домой зареванной (папе она так ничего и не рассказала, но о случившимся Марк знал) или когда Эзра признался семье или когда Мира сообщила о первой беременности. Маркус терялся, не зная что говорить и делать, вот и сейчас он не знал.
Но хуже всего, это когда всегда стойкая и спокойная Мира начинает плакать. Сначала всего лишь одна слезинка и ещё не успевшая погаснуть мужественная улыбка, после чего женщина прячет лицо в ладонях, её плечи начинают сотрясаться и Марк не зная что сказать, стоит пару секунд смотря на неё такую.
- Ну хватит, - оцепенение проходит и мужчина в несколько шагов оказывается рядом с супругой, аккуратно, будто бы боясь сломать её, обнимает за плечи и гладит по волосам. - Все нормально. Мира, перестань. Это ведь не конец света... - конечно, потом что конец света будет, когда взорвется Солнце, но говорить об этом Марк в этот раз не стал, вместо этого едва ощутимо начал покачивать жену в своих объятиях, то и дело говоря какую-то глупость, - Она же не на год уезжает. А Элиэзер обещал приехать на Хануку. Помнишь, в выходные мы собрались к друзьям на ужин. Ну не плачь, - в конце концов он говорил всякую ерунду, даже не зная что нужно сказать такого что бы его любимая не рыдала. Ведь Мира сильная, Мира никогда не унывает. Так что ему делать то с не_сильной и унывающей Мирой? Будто бы мир в миг изменился, наступило солнечное затмение, а после, когда земля вновь озарилась светом, это был уже не тот мир к которому они привыкли. Последний раз, когда она плакала в его объятиях была первая серьёзная болезнь Эзры и то это были слезы от страха, сейчас слезы куда более серьёзные и он совершенно не знает, что делать.
- Мира, что мне сделать, что бы ты чувствовала себя лучше? - в какой-то момент мужчина отстраняется и пытается утереть слезы на щеках супруги, заглядывает в её лицо и в этот момент Марк Спектор готов на все, лишь бы этой сцены больше никогда не повторилось в его доме, в его семье и его жизни. Он даже о своих мелких неудачах и неурядицах позабыл от страха, что его супруга действительно несчастна - то ли с ним несчастная, раз плачет так горько, то ли по жизни несчастна, но от этого не легче.

Отредактировано Markus Spector (2015-10-12 18:35:18)

+1

6

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » наши общие проблемы