внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » И целого мира мало


И целого мира мало

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

И целого мира мало,
Но всё же хватит для начала любви.

СОННИ и АГАТА
19/09/2015
Церемония бракосочетания. Из гостей: Гвидо, Дектер, Аарон, Дольфо, Джозеф
Испания. Побережье Средиземного моря
Платье невесты l Костюм жениха

http://www.pssp.ru/upload/iblock/316/www_focuslifedr_com-14.jpg

http://www.pssp.ru/upload/iblock/c32/www_focuslifedr_com-8.jpg

http://www.pssp.ru/upload/iblock/f41/www_focuslifedr_com-15.jpg

http://www.pssp.ru/upload/iblock/c30/www_focuslifedr_com-3.jpg

http://www.pssp.ru/upload/iblock/748/Vintage%20Arch%20and%20Gazebo%20Juanillo%20peq-16.jpg

http://funkyimg.com/i/21FMC.png

+2

2

На самом деле, в их бизнесе, быть свидетелями чего-то приходится гораздо чаще, нежели совершать что-либо самому - как, впрочем, и в любом другом деле, в любой другой жизни... большую часть своей жизни человек наблюдает, а потому и не придаёт этому значения. Но, если задуматься, то вокруг можно увидеть очень много интересного. Наблюдательность была сильной стороной Гвидо раньше, в то время, когда он мог и не задумываться (чем и пользовался, впрочем) о Семейной политике; сейчас же, когда он находился на верхушке этого организма - это пригодилось: теперь он и действительно должен был, в рамках своего положения, быть в курсе всего, что происходит... увы, не только на уровне улиц - как оказалось, везде чаще происходили невесёлые вещи, чем радостные. И пережитая недавно война с Лос-Анджелесом - это вовсе не одно событие, это череда мелких случаев, происшествий, обстоятельств, большинство из которых, так или иначе, связано с чьей-либо смертью, или, по крайней мере, ухудшением здоровья... да и в мирное время статистика вовсе не белоснежна. На самом деле - тем больше поводов ценить радостные моменты своей жизни. Коим был предстоящий. После всего того, что происходило, недавно, или в уже чуть более забытом прошлом, после череды похорон и тяжёлых переговоров, Торелли наконец-то начали окончательно приходить в себя.
Свадьба Агаты и Пульса - пожалуй, это само по себе может быть проекцией того, как Торелли справились и справляются со своими невзгодами, что во времена Донато и их команды, что позже, что раньше, так уж исторически сложилось - что и логично, пожалуй, раз Семья называлась ещё "сиротской", то и Сакраменто она делала приютом, домом, для многих, кому пришлось уйти из своего настоящего дома однажды. Глядя на эту пару, нашедших новую родину в Калифорнии, чувствуешь этот вот... смысл. Не Коза Ностры, Мафии, как чего-то единого и могущественного, а просто той её части, что держалась в Сакраменто. Гвидо ведь и сам никакой не калифорниец, и даже спустя более сорока лет жизни в Сакраменто, в его речи слегка чувствуется флоридский акцент.
Впрочем, для этой парочки и тот факт, что они до свадьбы друг друга не переубивали - достижение... не сказать, конечно, что выбор Агаты Монтанелли одобрил на все сто процентов, уголовник с пятнадцатилетней отсидкой, чёрт знает чем в голове, да и в карманах тоже, и с проблемными отношениями за плечами - не совсем тот человек, которого любой брат хотел бы видеть рядом со своей сестрой; и честно говоря, Гвидо поначалу вообще не думал, что гость из Нью-Йорка продержится долго в их организации - соскочит, погибнет, загремит в тюрьму - сгинет, в общем, как бывало со многими. Однако же... чуть больше, чем за год, тот сумел не только положение своё поправить, но и превратиться в его зятя - сначала потенциального, теперь вот и... настоящего. Не то, чтобы он нравился Гвидо на сто процентов... но процентов на восемьдесят - это уже немало, учитывая, что идеал недостижим.

Дольфо был неожиданно рад снова слетать в Испанию, пусть даже и на столь короткий срок; видимо, настолько понравилось ему недавнее путешествие с братом и сёстрами, Гвидо воспринял идею без такого сильного энтузиазма, но, главным образом потому, что придётся оставить Витторию без присмотра на некоторое время - так что своё прибывание здесь, увы, он затянуть всё ещё не чувствовал себя вправе настолько, чтобы осматривать все достопримечательности. Время для того, чтобы поваляться на пляже, впрочем, можно будет выкроить, но в первую очередь - главные вещи.
- Нервничаешь? - один старый, два малых: Гвидо, Аарон и Дольфо любовались Агатой в белом платье, раскрыв рты; и каждый чувствовал важность момента - но каждый по-своему... Сложно сказать, что было в головах у мальчишек; но Монтанелли это ощущал впервые - хотя и побывал на многих свадьбах. Вообще-то ещё несколько лет назад он думал, что чувствовать что-то подобное будет на свадьбе своей дочери когда-нибудь... когда у него ещё не было сестёр.
Некоторые вот смеются над тем, что он называет Агату сестрой, но для Гвидо всё это на самом деле серьёзно; они с Татой прошли через такие вещи, и стали друг другу настолько близки, что связь их - если и не кровная, то ничуть не слабее, чем кровная. Не только участие в одном бою, и чуть больше, чем пафосные слова... Она заменила ему исчезнувшего племянника. Поддерживала его в тот момент, когда он переживал другие потери, как пытался и он поддержать её в ответ; для его детей была, как родная, особенно для младшенькой. Да неважно, кто и что говорил, любил Гвидо Агату, как родную сестру - был бы даже не против, если бы она взяла фамилию Монтанелли; но это теперь уже им с Сонни решать, кто какую фамилию брать должен... На правах старшего брата и посаженного отца, через каких-то полчаса поведёт Агату под венец к жениху - которого сейчас поддерживает Джозеф и... отец Аарона. Хотелось бы надеяться, что они не передерутся сегодня... Семейка у них, конечно, довольно сумасшедшая, но нет, никакой Швеции. Только Средиземноморье, в лучших своих проявлениях.

Внешний вид

+2

3

Каждый наш поступок эхом отзывается в десятках других жизней.
Каждый поступок других людей изменяет нас. Именно поэтому, прежде чем сделать
очередной шаг, подумай о тех, кого ты изменишь, и о том, как ты изменишься сам.
Подумал? Шагай!

Стоя у высокого зеркала, разглядывая белоснежное платье в кружевах, я была готова сделать самый важный шаг в своей жизни. Я тот человек, который верит в институт брака и если уж скреплять себя узами, то нерушимыми. Если брать ответственность, то навсегда. Про меня говорят "и в печали, и в радости пока смерть не разлучит". А может всему виной любовь? Ведь именно это высокое и сильное чувство способно внушить уверенность, что ты можешь свернуть горы. И сейчас мне казалось, что я могу. Могу обойти весь земной шар, проплыть океаны, слетать на Марс и вернуться. Знаете, а ведь еще пол года назад не предполагала, что во мне есть место такому свету. Считала (да и, чего таить, являлась) себя циничной, холодной и независимой. Я была тем колоколом, роком, который ударно бьет. Но Сантино каким-то чудом избежал моего звона. Что он сделал для этого или чего не сделал? Вопрос сложный и простой. Он прощал меня и любил. Был и есть со мной, несмотря на все мои внешние и внутренние изъяны. Убедил, что я могу на него положиться. А самое главное смог влюбить. "И мысль одна неодолимая вам не дает ни спать, ни жить: что это мало — быть любимою, что надо любящею быть."
Смотрю в отражение зеркала и вижу притаившихся за моей спиной Гвидо, Дольфо и Аарона. Мальчишки чуть в оцепенении, разглядывают меня, будто видят первый раз. Впрочем, такую меня точно видят впервые. И, дадут боги, в последний раз. Гвидо был серьезен, немного озадачен. Может ощущал важность момента (как без этого), может ко всему думал, что я спешу. Пульсоне в этотм с ним бы не согласился: мой без пяти минут муж, все время, наоборот, думает что куда-то опаздывает, считает потерянные минуты и старается все и везде успеть.
- Нервничаешь? - спрашивает меня Монтанелли. Я разворачиваюсь, проводя ладонями по платью, разглаживая ткань и ощущая приятную ребристость от кружев.
- Только если чуть-то. И то, потому что боюсь запутаться в подоле и растянуться на дорожке перед алтарем - я неловко улыбнулась, делая пару шагов туда-сюда, для того, чтобы убедиться, что я твердо стою на ногах и падать не собираюсь.
- Не боись - приободряет меня Рон - Я понесу твой подол, а дядя Гвидо будет тебя под руку держать.
- А я на подхвате - подал голос Адольфо, теребя пуговицы на рубашке.
- Теперь мне чего боятся - смеюсь. Ловлю каждый момент от этих приготовлений. Ведь несмотря на скромную свадьбу, минимальное количество гостей, подготовка была серьезной и тщательной. Для этого мы с Сонни за месяц связались с организатором свадеб в Испании, чтобы по скайпу почти каждый день обсуждать чего нам надо в итоге, и как идут дела. Сама же я вылетела в Бенальмадену за два дня до церемонии. И не только, чтобы соблюдать традицию, что жених и невеста к алтарю должны подъехать на разном транспорте и не спать вместе ночь перед бракосочетанием. А еще потому что хотела убедиться, что все готово.
- Парни, оставите нас ненадолго? - обращаюсь к мальчикам. Я хочу успеть пошептаться с братом о том, о сем.
Дети в приподнятом настроении быстро ретировались. На вилле им найдется чем занять себя на несколько минут, тем более, что на последующие дни этот домик будет в нашем с Пульсоне распоряжении, а ребята останутся в номере отеля.
- Я его люблю. Сонни никогда не отвернется от меня - я научена, что никогда не стоит говорить "никогда", но ничего поделать с собой не смогла. - И спасибо тебе, что ты сейчас со мной делишь эти чувства - касаюсь щеки брата губами. Теплый поцелуй длится чуть больше обыденного чмока, каким встречают подружку. - Зорко одно лишь сердце - шепчу на ухо.
Когда я выпрямляюсь, то на лице Монтанелли остается красный след от помады.
- Ой, прости. Дурацкая помада - передаю мужчине салфетку и сама, обернувшись к зеркалу, начинаю стирать косметику с лица. Я решила, мне ни к чему помада, Сонни ее все равно всю сожрет при первом поцелуе.
- Прикрепи фату - нежная прозрачная ткань аккуратно ниспадает на спинке стула и ждет момента, чтобы лечь на угольно-черные волосы.
- Гвидо! - я взвизгнула, когда итальянец, прикрепляя шпильку с фатой, дернул меня за волосы - Не дрова же колешь, жук.
- А хочешь секрет? - быстро отвлекаюсь я от секундной боли, собираясь поделиться с Гвидо маленькой тайной.

+1

4

"Первый год женитьбы молодожёны смотрели друг на друга и думали, могут ли они быть счастливы, если нет, то они прощались и искали себе новых супругов. Если бы они были вынуждены жить вместе в несогласии, мы были бы так же глупы, как белый человек." - есть такая поговорка у индейцев (не секрет ведь, с кем сам Монтанелли начал общаться в последнее время), но суть, впрочем, не в этом, не в глупости белых людей... А в том, что торопиться и действительно не стоит, если не хочешь наделать ошибок, потому что всё вырученное время уйдёт на их исправление; если что-то и вообще возможно будет исправить. Но Сонни и Агата, даже согласно этой же и знакомы-то уже чуть больше года, этого времени не много, не мало, вполне достаточно, чтобы узнать друг друга, и слабые места друг друга... за это время они успели приобрести себе дом, укрепили своё положение, Пульс вот, говорят, успел Нью-Йорк послать "в жопу" - причём буквально - и они с Агатой несколько раз спасли жизни друг друга; иным дуракам невеликого возраста нужно и куда меньше времени и сил для того, чтобы обвенчаться - в остальном же, всё только в их руках. Агата - молодец, что не стала никуда спешить, и отношение к происходящему у неё самое правильное. Сантино, наверное, это тоже чувствовал... раз прошёл все "слои" ещё защиты - начиная от её вкусов, и заканчивая им самим, её старшим братом, Гвидо, попросив разрешения и у него. Ну и Аарона, конечно - самую сложную, пожалуй, часть этой защиты. Раз теперь Тарантино-младший радуется за маму вместе со всеми, а не пытается помешать свадьбе изо всех сил. Так что... они не собрались бы здесь, в этой комнате, если бы Сонни всех не убедил.
- И то правда. - вторил Гвидо детям, улыбаясь, продолжая разглядывать Агату - одновременно, и любуясь, и оценивая, с тенью некоей придирки во взгляде, словно сам был тем портным, который пошил её платье, в поисках возможных изъянов, которые необходимо было бы скрыть до того, как невеста пойдёт к алтарю в их сопровождении - чтобы они, все втроём, могли бы вручить её Сантино. И ещё думал - какая же всё-таки его сестра красивая!.. И не потому, что любая невеста всегда выглядит красиво и торжественно (хотя, нет, не без этого, конечно, любая счастливая женщина становится красивой); наоборот, Агата словно сама делала это платье - прекрасным, день - важным, а мужчину... вернее, мужчин, вокруг себя, счастливыми. Не теряя при этом своего собственного лица, не заставляя всех вокруг почувствовать вкус фальши. Вот что, по мнению Монтанелли, называется идеальной свадьбой... удастся ли такого же эффекта достигнуть через неделю, когда гостей будет больше, чем пятеро - это уже другой вопрос, это уже сложнее. А когда нету фальши, нет обмана - верно, и нервничать нет причин. - Мы будем рядом... всё время. - и не стоит воспринимать свадьбу, как обряд прощания... не в их обществе, которое и называет себя одной большой Семьёй, пусть даже и делая это тайно, шёпотом - это роднит их ещё сильнее...
Мальчишки вышли в коридор, чинно прикрыв дверь за собой - хотя уже через две секунды, было слышно, как стучат по паркету подошвы их новеньких ботинок... дети есть дети. Отрываясь от дня сегодняшнего, Монтанелли мог бы всё же о многом пожалеть в своей жизни, но ни разу - о том, что в ней появились Дольфо, Виттория, и Аарон тоже. То, что Сонни не испугался ни наличия Рона, ни наличия его отца - тоже о многом говорит. Многим тяжело воспринимать других детей, как своих; они видят в них... чужих.
Гвидо обнимает сестру в ответ, мягко и осторожно - Агата выглядит сейчас так хрупко, что становится даже страшно, будто это возможно - помять её... оттого и ещё страшнее передавать её такому бугаю, как Сантино, но... опять же, не удалось раньше - вряд ли что-то случится и затем. Сонни, пусть он и уголовник с мрачной мордой, всё-таки не похож на того же Куина, ни к месту будет помянут - он не сделает её несчастной... по крайней мере, не сделает намеренно. Обо всём остальном думать не стоит - это за границей разума. Верно, зорко одно лишь сердце.
- Тебе спасибо. За то, что позволяешь разделить их с тобой... - за то, что сестра была одним из немногих людей, кто никогда не разочаровывал его... или почти никогда. Не только в "бизнесе", хотя, откровенно сказать, и это - неотъемлемая часть всего, что происходит с ними. Но... неважно, ради чего ты рискуешь жизнью - тот, кто ни разу этого не делал, не имеет права судить о её стоимости, значимости. Гвидо мягко коснулся её щеки своими губами в ответ...
- Да ничего страшного. - засмеялся, принимая из её рук салфетку, начиная стирать помаду с щеки. По поводу её решения насчёт резкого, но незначительного, изменения своего образа говорить не стал ничего - тут Агата сама разберётся, да и он всё-таки не совсем, чтобы тянет на имиджмейкера... С тем, чтобы фату прикрепить, впрочем, справится. - Хорошо, замри... - улыбнулся Монтанелли, разворачивая Агату обратно к зеркалу, забирая со стула предмет гардероба, пристраивая его на аккуратной причёске. - Замри, говорю!.. - поспешил отдёрнуть руку со шпилькой, когда Тата вдруг вскрикнула, пока случайно не сделал острым предметом ещё больнее. Коснулся губами затылка, прежде, чем повторить попытку, провёл по её плечику, чтобы унять боль: - Ладно, извини, извини... какой секрет?

+1

5

А время неумолимо бежит вперед. Я боюсь, что сегодняшний день закончится столь быстро, что не успею им насладиться. Да, счастливые часы пролетают в один миг. И наша задача его задержать, продлить. Запомнить.
Многие девушки мечтают о свадьбе. Многие говорят, что этот день для них самый желанный и счастливый. Не скрою, я счастлива, но надеюсь, что на этом все радости семейной жизни не закончатся.
Гвидо удалось справится с моей фатой. Я глянула в зеркало на его шедевр, поправив локоны. Решила отказаться от свадебной прически, так как в большинстве предлагаемых вариантов стилист хотел убрать мои волосы, а я хотела чтобы они остались распущены.
- Ладно, извини, извини... какой секрет? - я уже призадумалась стоит ли Гвидо рассказывать. Он ведь мне не только близкий человек, но и дон Торелли. Знаете, я до сих пор не разобралась что из этого для него важнее. Но, полагаю, в случае провала он не пощадит меня, никакие "родственные" связи не помогут. Так стоит ли сообщать Монтанелли о том, что я желаю через какое-то время уйти в тень? Впрочем, это должно быть и так понятно, когда двое заводят семью.
- Нет, еще рано об этом говорить - махнула я головой. А говорить хотела, конечно, о детях. Сантино хочет наследника. Я тоже под порывом чувств согласилась, но пока что нас сопровождала неудача в этом деле. Переживать и делать выводы еще рано, если бы не тот факт, что три года назад я получила ранение. Надо отделаться от этих мыслей, на свадьбе им не место. Но что поделать, а переживания все-таки присутствовали во мне. Плюс страх того, что когда-нибудь придется рассказать Пульсоне о том, что, возможно, я не могу иметь детей. Он рассердится? Думаю да.
- Вот теперь я нервничаю - всему виной собственные тараканы. - Пошла скорее, а то я передумаю и сбегу - смеюсь, разворачиваясь к Гвидо, готовая к тому, чтобы проделать путь до алтаря.
От виллы до места, где проводится церемония, мы доехали на взятой в аренду машине. Мальчишки побежали к алтарю, едва держа язык, чтобы не начать рассказывать Сонни о том как я выгляжу. Впрочем, уже через минуту он мог меня увидеть.
Играла легкая музыка, отнюдь не марш Мендельсона, а что-то мелодичное и спокойное. Гвидо вел меня под руку до беседки, где в белом костюме стоял довольный и взволнованный итальянец. Зная что придется идти по песку, я отказалась от каблуков, оставив место босоножкам без каблука.
Нежно-белые тюли развивались на ветру, словно приветствуя мое появление. Легко покачивалась клетка с лилией внутри, помимо музыки до уха доносилось как позвякивают бусинки, которыми украшена беседка. А еще чарующий шум волн, от которого я перестала ощущать свое тело. Мне казалось, что это волшебство происходит не со мной. Обычно такое случается в случае беды, когда кажется, что смотришь за ситуацией со стороны и не имеешь никакого к ней отношения.
В моих руках вместо букета цветов был круглый аквариум небольшого размера с двумя красивыми и ярко-рубиновыми рыбками. Эта часть для Сантино будет сюрпризом. Вместо голубей, которые выпускают молодожены в небо, я сказала, что хочу отпустить рыбок. Не помню как эта идея пришла мне в голову, она просто мелькнула колокольчиком, и вот я уже в зоомагазине покупаю двух рыбешек.
По левую сторону от меня стоят Декстер, к нему присоединились Аарон и Дольфо, напротив них улыбается Джозеф, а впереди не сводит с меня глаз мой бандит.

+1

6

Весь период подготовки к свадьбе перенеся на удивление спокойно, свою позицию в этом деле определив и занимая довольно чётко (в первую очередь - чтобы Агата была довольна; если его невеста будет счастлива - остальное всё приложится, а что и как любит он - Тата уже и сама давно знала, чего уж, у него и вкусы были нехитрыми), приближаясь к алтарю, Сонни вдруг неожиданно для себя самого почувствовал волнение... и не знал, что этому виной: то ли подготовка, к прошлой его свадьбе, так и несостоявшейся - пусть всё это было другим, но всё же - казалось однажды пройденным этапом, а потому уже не страшным, а теперь он, пройдя уже знакомый путь, оказывался на краю бездны; то ли, зная буйный нрав Тарантино, он начинал на этом самом краю ожидать какого-то сюрприза от неё... и пытаясь отогнать это не особо приятное ощущение от себя, но да, был какой-то лёгкий мандраж от происходящего, который Сонни всеми силами пытался загнать внутрь себя, поглубже, и запереть там. Хорошо, что Джозеф был рядом в этот момент - говорил о том, что он и собственную свадьбу планирует в скором времени, про невесту свою рассказывал, Пульс мог почувствовать себя важным, с высоты своего "опыта" дав ему несколько советов попутно - это отвлекало от волнения, притом совершенно не отвлекало от самого важного. Не хотелось бы, конечно, чтобы Джозеф свою свадьбу точно скопировал с их дня (да и подзатыльник получит ещё на ранней стадии, это ведь заметно будет), потому что за всем своим волнением, Сонни не забывал о главном: день это для них был особенным.
Особенным, большим и самым важным Днём, к которому они так долго, и так тяжело временами, шли... весь этот путь, как ни старайся, не получится уложить в те несколько метров до алтаря, что Агате предстоит преодолеть минут через десять. Кажется, это были самые долгие десять минут в его жизни... Даже дольше чем то же самое время, которое потребовалось ему, чтобы последний пройти под конвоем от своей камеры до дверей тюрьмы. Томительное, сладостное, немного страшное - но всё равно приятное ожидание...
Знаете, что ещё было в этом приятного? Та доля злорадства, что он испытывал, глядя на Декстера - пройдя через ругань, через несколько драк, в буквальном смысле, с бывшим Агаты, Сонни, глядя на него, всё-таки чувствовал себя победителем; и это было тем маленьким и гадким чувством, которым он, пожалуй, делиться со своей невестой всё-таки не будет - насладиться им в одиночку, и тоже запрёт где-нибудь в тёмном уголке своей бандитской души. Отведя взгляд от Кортеса, Сантино взглянул в небо, прищурившись от солнечных лучей, затем перевёл взгляд на морскую гладь, и, вдохнув полной грудью, улыбнулся самому себе. Алтарь, пальмы, синее море, голубое небо, светлые цветы в белых клетках, белый песок - не было ни одного тёмного пятна, даже священник одет в белое, чтобы не изжариться под солнцем, ничего такого, к чему привык он, которому бы "в черно-белых фильмах сниматься" - самое тёмное пятно это его собственная макушка. Хочется верить, что и в жизни начнётся белая полоса... и продлится подольше.
- Хей, ребята! - первыми, кого он увидел, впрочем, оказалась не невеста и дон Гвидо, взявший на себя роль посажённого отца, а Аарон и Дольфо, рванувшие к алтарю наперегонки - в белых рубашках, брючках и начищенных ботинках, испанец и итальянец, один побольше, другой поменьше, напоминали братьев - коими давно уж и являлись, впрочем; вернее, правильнее было бы назвать их кузенами? Старший-то всё-таки доигрался, говорил же Сонни, что женится на его маме в один прекрасный день... и братика ему обязательно сделают, или сестричку, да, впрочем, почему "или"?.. Пусть с этим и не выходит пока. Дело это затратное по времени, но ничто стоящее и не даётся легко. А сложностей уж точно не им бояться... - А невесту мою куда дели? - коснулся ладонями затылков мальчуганов; шутка с долей шутки... Тарантино и без их помощи любительница куда-нибудь "деваться" то и дело. Но ведь не сегодня?
Да?
Сонни даже вздрогнул слегка от неожиданности, когда зазвучала музыка - Агата, вместе с доном Гвидо, появились словно из неоткуда, добавляя волшебства торжественному моменту; и все волнения вдруг улеглись разом, на нервном море воцарился полный штиль - а время, и так не торопившееся, замедлилось ещё сильнее; настолько, что он мог наблюдать каждый шаг своей невесты, любоваться ей, разглядывая её платье ещё издалека - любуясь каждой его складочкой, узором кружева, ловя блеск в глазах Агаты, как солнечный зайчик в его душу, ловя её улыбку... Наслаждаясь тем, что на этот раз - она приближается к нему, а не наоборот. Господи, какая же она красивая!.. Стройная, грациозная, в этом белоснежном платье, фате, и ободке, Тата завораживала его - такая непривычно... скромная. Настоящая невеста. Она выглядела ещё более соответственно, чем он мог себе представить. Несмотря даже на аквариум в её руках... соответственно самой себе, не могла она оставить его без сюрприза.
Оказалось, что труднее всего - это оставаться стоять спокойно, удержавшись от того, чтобы поцеловать её до того, как священник позволит сделать это, на какой-то момент - для Пульса вовсе перестал существовать кто-либо, и Гвидо, и Джозеф, и дети, и Декс... Только шум моря, звучание лёгкой музыки, и Агата, движущаяся ему навстречу, словно оживший мираж.
Кто бы мог подумать, что счастье может быть таким... реальным?

OST

Отредактировано Sonny Pulsone (2015-09-09 10:47:04)

+1

7

В жизни, как в компьютерной игре, наступает момент, когда нужно переходить на следующий уровень. У некоторых это получается с большим трудом, кто-то делает из этого перехода нечто таинственное, а у кого-то это происходит абсолютно спонтанно… Но всё же жизнь отличается от компьютерной игры, потому что, перейдя на новый уровень, в жизни уже невозможно вернуться назад. И хорошо, когда назад не хочется, когда изменения тебе нравятся.

Вот и настала пора вступить в новую жизнь. Провести черту от Агаты независимой, способной хлопнуть дверью в любой момент до Агаты ответственной, надежного тыла, хранительницы, мать его, очага.
Признаюсь, домашней себя мне трудно представить. И, полагаю, Сантино понимает, что застать у плиты меня будет все также трудно, что кофе по утрам это редкий случай, что в миг я не брошу все дела Семьи, и пистолет в руке не превратиться в утюг, чтобы отгладить его рубашку. Глядя на Пульсоне и сложно вообще представить тихую, уютную девушку, какой, наверняка, была его Элли или Элис. Как там ее? Рядом с Сонни я представляю только себя.
Я нашла свое место. Место рядом с ним. В его сердце.
Нет, конечно, мы живем не в сказке. И я знаю, что с началом семейной жизни никуда не денутся наши споры, ругань, дискуссии. Но Мне сказка и не нужна. В книжках все заканчивается после свадьбы словами "и умерли они в один день". К сожалению, в нашем с итальянцем мире такое очень даже вероятно. Так что, пожалуй, обойдемся без сказок.
Гвидо ровным шагом ведет меня к алтарю. И даже странно, что в моей буйной голове не возникает мысли развернуться и убежать. Хватит уже того, что я буквально отвергла Сонни с его предложением руки и сердца. До беседки остается все меньше и меньше шагов. Позади меня на песке остаются следы ног и шлейфа платья, будто неумелый дворник пытался здесь навести порядок.
Еще один шаг, забираю в обувь песка. Черт, надо будет незаметно вытряхнуть его. Но сейчас не вариант, так как на меня устремлены все глаза на этом пляжу. Делаю последний шаг, поднимая на дощатый пол беседки. Монтанелли отходит в сторону, оставляя нас перед богами вдвоем.
- Привет - мой голос глушит шум накатившей волны. Я улыбаюсь. Легонько и нежно, чтобы не выбиваться из атмосферы этого места.
Зашумел ветер, подергав за жемчужную цепь и расшевелив металлическую белую клетку с цветами. В ответ на это одна из рыбок в аквариуме резко зашла по кругу. Вот уж будет забавно, если сейчас рыбешка по имени Агата выпрыгнут из банки, тем самым показывая протест. Можно ли это будет считать дурной приметой? Как например, обронить кольцо во время церемонии? Я крепче вцепилась наманекюренными ногтями в аквариум с красными обитателями.
Священник, выдержав паузу, начал  произносить речь. Его тон и манера не были вычерчено торжественны, слова давались ему легко и звучали очень трогательно.
И вот пришла пора ответить на главный за сегодняшний день вопрос:
- Является ли ваше желание создать семью добровольным и искренним? Прошу ответить вас, Агата
- Да - без промедления ответила я уверенно и достаточно громко, чтобы на этот раз мой голос не съели поднимающиеся волны.

+2

8

Как себя Сонни не убеждал, что ничего не изменится, что даже без колец они могут жить вместе - лишь бы вместе - и что даже ребёнка завести вполне могут и так, не скрепляя себя узами брака (ну а для кого это надо - для Бога, для их друзей? Как будто бы свидетельство о браке было каким-то разрешением...), что-то всё равно как будто что-то менялось... он чувствовал эти изменения, не разумом - нет, с точки зрения разума, всё это было просто представлением, белое платье, костюм, алтарь... - он чувствовал это сердцем. Чувствовал, что всё-таки сделал правильную вещь, не став противиться многовековым человеческим традициям, а сделав Агате предложение руки и сердца. Пусть даже у них с Татой далеко не всё было, как у нормальных людей, да и сам способ сделать предложение он тоже выбрал под стать им самим, но тем самым скорее подчеркнув то, кем они являются на самом деле; Агата, всё же, даже спустя какое-то время согласилась - а значит... значит, он, в конце концов, был прав. А перемены можно воспринимать по-разному... он не ожидал перемен глобальных, да и не был даже готов к таковым, не считая, что после этого дня всё должно измениться резко и полностью (иначе какой вообще смысл устроить свадьбу? Чтобы фата невесты стала стальным топором, разрубившим жизнь на "до" и "после" - нет, так Пульс тоже не хотел) - не рассчитывал на то, что Агата будет безвылазно сидеть на кухне, и за себя не мог бы сказать с уверенностью, где он окажется завтра, да и, впрочем, этого ли стоит бояться?.. Они вращаются в одном "бизнесе", в конце концов, и Сонни уже вошёл в него на полных правах, наконец-то - они лучше всех знают права собственные, лучше всех знают права друг друга. А сложности - так и любая совместная жизнь непроста. Кому легко?.. Им, на самом деле, легче, чем многим - чем даже большинству. Чему-то, конечно, придётся научиться, друг у друга, или у других... но про это уж точно лучше думать не сейчас. Когда нету ничего, кроме них двоих.
- Привет. - шепчет он в ответ, едва уловив звук её голоса сквозь шум моря. Зная, что она его так вряд ли услышит - но помня, что она прекрасно умеет видеть, что он скажет, читая по его губам. Тоже часть взаимопонимания... Улыбаясь, Сонни переводит взгляд на аквариум, протягивая руки, осторожно коснувшись ладоней Агаты - всё, чего он может коснуться, это её ладони, но они заняты рыбками... и может, вместе, будет больше шансов не уронить их. Ну или тогда уж прослыть совсем жопорукими, если уж разбить аквариум с двумя морскими рыбами, которые носят их имена, так это ещё дурнее было бы, если одна из них выпрыгнуть вдруг решит, наверное? Вот так, шагнув к Агате чуть ближе, Сонни поддерживал её ладони, глядя в её глаза - как будто они сами сейчас держали в руках свою жизнь. Впрочем... и почему "как будто"? Кто ещё её будет держать?
- Является ли ваше желание создать семью добровольным и искренним? Прошу ответить вас, Сантино.
- Да. - хотелось крикнуть об этом так, чтобы стало слышно и по ту сторону океана. Осторожно переместив руку, так, чтобы подстраховать Агату (во-от где оказалась самая сложная часть - Тата ведь не подумала, как трудно будет друг друга окольцевать?), Пульс взял кольцо с подушечки, которую держал в руках Рон, одевая его на пальчик Агаты; затем они поменялись ролями, переместив ладони зеркально - удержание аквариума в руках превратилось в своего рода игру, в которой им нельзя было проигрывать...
- Можете поцеловать невесту. - Пульсоне протянул ладонь, осторожно откидывая фату, наконец, вглядываясь в лицо Таты без посредничества ткани, и, вернув руку на стекло аквариума, склонился к ней, касаясь её уст нежным, хотя и довольно жадным, поцелуем; возможно даже затянув его слегка чрезмерно - слегка... чтобы не подавать присутствующим тут детям слишком уж дурной пример.
- А с ними мы что должны сделать? Только не говори, что мы скормим их твоим пираньям... - усмехнулся Пульс, глядя на рыбок. Да, два водоплавающих теперь тоже стали свидетелями, как и все присутствующие, но не преступления - так что было бы жалко их вот так убивать... К счастью, в чём Агата точно никогда не была кровожадной, так в собственном креативе. Дорожка от шлейфа продолжилась до самого морского берега, а рядом - пошла цепочка подошв его ботинок; которые он, впрочем, наспех скинул вместе с носками у самой воды, чтобы не начерпать воды внутрь, и предложил аквариум взять подержать, чтобы и Тата избавилась от своей обуви. Всё-таки они с Агатой всё могут сделать по-своему - и получится, что самое главное, всё равно хорошо. Так что и... не стоит переживать, что зачать ребёночка у них пока не получается. Всё получится, просто у всего есть свой путь.
Даже у двух рыбок, которых они сейчас, замочив край платья отпустят в набегающую волну... Может быть, они будут добрым знаком, и принесут им счастье? Они осторожно перевернули аквариум, наблюдая за тем, как две яркие рыбёшки, блеснув плавниками, шустро скрываются где-то далеко, скрывшись в морском просторе.
Плывите на волю, маленькие рыбки - расскажите всему свету, что Сонни Пульсоне и Агата Тарантино стали мужем и женой.

+1

9

- Да. - четко ответил Сантино на самый важный, пожалуй, вопрос.
Мы были едины в своем желании и решении, пусть ко мне оно и пришло чуть позже, чем к Пульсоне. После итальянец надел золотое кольцо на мой безымянный палец. Тоже самое проделала и я трясущиемся руками. Хорошо что кольцо или аквариум не упали... хотя я бы вряд ли задумалась над тем отменять ли свадьбу. К приметам и случая, как известно, не особо доверяю. Все эти черные кошки тысячи раз перебегали мне дорогу, и что? Да я сама была черной кошкой. Ей и осталась, только нашелся человек, сумевший меня одомашнить.
Кольцо чуть застряло на костяшке Сонни, но повозившись, достигло цели. И священник объявил нас мужем и женой, разрешая подарить первый поцелуй в новом статусе друг другу.
Примкнув к Сантино в жарких объятиях я испытывала новое чувство. Никак не могу подобрать слова, чтобы описать его. В нем есть примесь счастья, волнения, интереса. Может тоже самое испытывает Индиана Джонс, когда находит сокровища или гробницу? Радость открытия и того, что все происходит как нельзя лучше. Сегодня тот самый идеальный день, который не забыть.
- А с ними мы что должны сделать? Только не говори, что мы скормим их твоим пираньям...
- Ну, вообще то... - оборачиваюсь, глядя на гостей - Это вместо букета невесты, но среди собравшихся нет незамужней девушки - да и девушки вовсе.
Я рассмеялась, чуть поднимая аквариум вверх, как бы демонстрируя свое намерение кинуть рыбок гостям. Конечно, я шутила. Сантино без слов понял зачем были приготовлены эта парочка алых рыбешек.
- Идем совершать акт доброй воли? - это я про "голубей", которые отправятся на свободу в соленое море.
Без труда скинув босоножки и прихватив платье за подол, мы двинулись к воде. Мои старания не замочить свадебный наряд были вялыми, так как эта мишура не имела сейчас большое значение. Второй раз же платье мне уже не понадобиться, правда?
Рыбки с превеликой радостью плюхнулись в воду моря и уплыли, словно их никогда и не было в пузатой банке. И я испытала что-то сродни облегчению, когда заканчивается одна дорога и начинается другая. Куда она меня приведет?..
Я улыбнулась и сжала крепче руку Сантино.
- Поздравляю тебя - улыбаюсь и забавно щурюсь из-за солнца, от которого пытаюсь спрятаться в тени новоиспеченного мужа. А затем, поймав его взгляд, припадаю в объятия, чтобы подарить смелый и долгий поцелуй.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » И целого мира мало