Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » We can feel so far from so close


We can feel so far from so close

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Carrie Morley & Evan C. James
Сакраменто, декабрь 2013 года

Like ships in the night, you keep passing me by.
We're just wasting time, trying to prove who's right.

http://24.media.tumblr.com/15a0301461be38fdd86cda2f4ca2160c/tumblr_mtfaujMD0U1qzhbz1o1_250.gif  http://37.media.tumblr.com/33b7deb39e4a39c947efe2b6c8bdb86c/tumblr_mtfaujMD0U1qzhbz1o2_250.gif
And if it all goes crashing into the sea, If it's just you and me,
Trying to find the light.
Mat Kearney - Ships in the Night

Полгода им потребовалось, чтобы облюбовать для себя уютное местечко в чужой жизни и свить там теплое гнездышко. Однако на ясном небе иногда сгущаются грозовые тучи. Однажды ему на глаза попадется одна вещь. Небольшая, но сулящая большие неприятности. При любом раскладе две параллельные черточки изменят их жизни. Сломают или вознесут. Но проблема в том, что они оба дико напуганы. Они оба не готовы.

+2

2

http://33.media.tumblr.com/4ad649d0d96258ed365c235e89bbac88/tumblr_nr6maakGWO1uo95nao1_500.gif
Сегодняшний день был особенным. Сегодня было ровно четыре месяца, как мы с Кэрри снова встретились и я решил, что стоит устроить нечто особенное, в честь такого события. Да, да я стал чертовым романтиком и вполне наслаждался этим. С этой рыжей мне настолько комфортно, что я даже не могу засыпать без нее. Как-то само собой так получилось, что мои вещи плавно перекочевали в ее квартиру, ренту за которую мы стали платить поровну.
Свалив с последней пары и заехав по дороге в магазин – да, вы не ослышались, я умею ходить по магазинам и даже научился готовить, как оказалось, в этом нет ничего сложного. Хотя Джеймс вовсю называет меня подкаблучником – я же так не считаю. Мне просто нравится делать приятное девушке, которая дорога мне.
Кстати говоря, мои родственники, когда узнали о том, что мы встречаемся (как бы мы не старались скрыть этот факт) едва ли не собрались переехать на Тахо, чтобы оставить нас жить в доме. Видели бы вы лицо Морли, когда дед собрав нас в гостиной, под торжественное завывание его любимого органа произнес пламенную речь о том, что молодым везде дорога. Стоило больших трудов и нервов убедить их в том, что мы пока не готовы жить вместе. Но, на их счастье, скоро их любимый внук свалил от них, как то незаметно перебравшись в квартиру Кэрри. Небольшую, но до чертиков уютную, благодаря этой юной барышне.
Еще утром, я позвонил ба, чтобы узнать у нее рецепт любимого блюда Кэрри. Та же так разохалась, словно я собирался делать ей предложение.
И сейчас, стоя на пороге НАШЕЙ квартиры, как звучит то, нашей. Никогда бы не подумал, что я буду думать так, да еще и в столь юном возрасте. Да, я считал себя взрослым, чтобы гулять до утра и пить текилу в барах, но еще недостаточно взрослым для того, чтобы жить с девушкой. Но, как оказалось, я был вполне к этому готов. Даже научился закрывать за собой тюбик с зубной пастой и опускать сиденье унитаза.
Так о чем это я? А да, о том, как я собрался готовить ужин. Можно было, конечно, заказать в ресторане или попросить приготовить бабулю, только я же теперь совсем взрослый и самостоятельный и вполне могу это сделать сам. Ну как мне казалось до того, пока я не открыл айпэд и не зашел в почту, куда бабуля выслала мне сайт с подробным и пошаговым приготовлением этого труднопроизносимого рецепта мяса в духовке с овощами.
Вот тут мне и стало немного дурно. Я научился готовить омлет и жарить оладьи, и могу приготовить вкуснейшие ребрышки, но тут было столько букв и картинок, что я запутался, с чего вообще стоит начать. Хорошо, что кроме любимого вина Кэрри, я захватил пару бутылок Бада и для себя.
Неудачи начались еще тогда, когда я пытался почистись лук и вместе с кожурой лука, чуть не отрезал себе палец. – Твою мааать, - поморщившись от боли шиплю я, стараясь как можно скорее засунуть палец под холодную воду. Мало мне того, что я чуть ли не рыдаю как девчонка, пытаясь нарезать лук, так еще и это. – Где то у нас была аптечка. – и в спешном порядке иду в ванную, потряхивая на ходу больной рукой, даже боюсь туда посмотреть, вдруг там не хватает одного пальца?
- Что за черт? – оказывается, в нашей аптечке модно найти все, что только угодно, кроме пластыря. Он почему то оказался в тумбочке с фенами и прочей херней Кэрри. Но вот, наконец-то рана залеплена, а я чувствую себя героем, выжившим после жесточайшей и неравной схватки один против десяти. Даже подмигиваю себе в зеркало, и вижу, что моя физиономия просто лучится от самодовольства и гордости. И замечаю на раковине под зеркалом небольшую непонятную и не знакомую хрень. Еще утром ее тут не было, зато тут лежала моя зубная паста.
- Что за фигня? – беру в руки этот предмет и тут  до меня доходит. Это же… Ну нет, откуда он тут мог взяться? И что значат две полоски на нем? Судорожно пытаюсь вспомнить, это то о чем я думаю или же это наоборот совсем?
Просто переворачиваю ванную комнату вверх дном, и наконец то нахожу глубоко запрятанную коробочку, на которой довольная и счастливая баба держит в руках точно такую же пластмасску с двумя полосками. И ее довольная и счастливая улыбка не предвещает мне точно ничего хорошего. Но на всякий случай читаю инструкцию. – Этого не может быть. – растеряно произношу в слух, обращаясь к своему уже не такому то и довольному отражению в зеркале. – Это просто дурной сон! –даже ущипнул сам себя, за больной палец, и резкая боль подтвердила мне, что это не сон. Что я правда держу в руках тест на беременность. Положительный тест на беременность. Я уже забыл обо всем, что хотел сделать и приготовить, наплевав на то, что соседский кот может пробраться через балкон и сожрать все сырое мясо. Я судорожно пытаюсь переварить эту находку, но кроме паники ничего нет. Только паника, Паника, ПАНИКА большими буквами написано на моем лице. Видимо я так долго пытался прийти в себя, что не заметил, как прошло время и вернулась с учебы Кэрри. То, что она дома, я понял только, когда увидел ее перепуганное выражение лица в зеркале, рядом с не менее перепуганным моим. Кажется, эта находка не предназначалась для меня.
- Что происходит? – потрясаю своей находкой перед лицом Кэрри. – Как такое могло случиться? Ты же пила таблетки? Ты пила таблетки! – сам спрашиваю, сам отвечаю, не замечая, как повышается мой голос, а Кэр только растерянно молчит.
- Да не молчи ты, скажи уже что-нибудь! – хватаю ее за плечо, грубо слишком грубо, но я не специально. Правда. Вместо романтического ужина, чувствую, нас ждет серьезный разговор. Я еще не готов к детям. Да и какие могут быть дети? Мы же студенты, по факту, даже без своих денег. Какой нам к черту ребенок? – Кэррии……

Отредактировано Evan C. James (2015-09-07 20:43:38)

+2

3

Why are you being a dickhead for? You're just fucking up situations.
Shiny floor, slippery feet lights are dim, my eyes can't meet
The reflection that turns my images upside down. So I can't see.
Think you know everything you really don't know nothing.

[float=left]http://funkyimg.com/i/21TLZ.gif
[/float] Три, два, один, сюрприз не удался. Мне казалось, что хуже разговора по душам под острым прицелом прищура хитрых глаз миссис Сайоз на белом свете отродясь ничего не бывает. Если с достоинством выстоял эту пытку, то, считай, школу жизни прошел, деготь ложками хлебал, собаку съел, стрелянный воробей или тертый калач, одним словом. Я уже деликатно промолчу про свою маму, которую пришлось приводить в чувство нашатырным спиртом и отпаивать отваром чудодейственных травок. Она делала ужасные глаза, корчила гримасы, хваталась за сердце, охала, ахала и под занавес хлопнулась без чувств на ближайшее кресло. Актриса в маме помирала заслуженная. Продолжительная и не менее душещипательная тирада о коварных перипетиях взрослой жизни закончилась хлюпаньем носом и увенчалась протяжным "моя девочка выросла". Оказалось, что долго и счастливо это не по наши души, бывает еще страшнее.
Все началось еще пару недель назад. Резкие всплески гормонов превратили меня ни то в сентиментальную плаксу, ни то в поддатого дровосека, орудующего крепкими словечками направо и налево, разве что не размахивая в воздухе ножом, я могла взорваться по всякому пустяку, что раньше бы максимум послужило поводом для очередной хохмы. Но сейчас мне было совсем не до шуток. Подозрения росли с каждым днем, я плохо спала и меня постоянно мутило. Это ненормально, но такой очевидной мысли даже в голову не могло прийти. Это так далеко и настолько нереально. Мы же вели себя максимально осторожно, благо, современные методы контрацепции позволяют. Но как? Как это могло произойти?! Две полоски на тесте в моем воображении ворвались в нашу размеренную жизнь как гром среди ясного неба, со всей дури поколотили меня изнутри и сложились крестом на светлом будущем, которое я для себя уже расписала. Как это могло произойти именно со мной? Со мной, человеком, у которого даже расписание на день составлено в органайзере, у которого нет ни одной свободной минуты на форс-мажоры?! Я была озадачена. Я была страшно напугана. Я была в ужасе. Меня трясло как осиновый лист, внутренний голос во мне истерично вопил во всю глотку, дребезжал и вибрировал. Обессиленно приземлившись на краешек белоснежной ванны, я дала волю слезам, силой зажимая рот ладонью, чтобы своими громкими всхлипами не перебудить весь дом. Захлебываясь в волнах подступающей паники, я путалась в мыслях. Не помню и не понимаю, в какой именно момент дрожащими пальцами набрала вызубренный наизусть телефонный номер и как сквозь разведенные нюни, прерывисто дыша, провыла маме суть проблемы. Покорно выслушав очередное нравоучение на тему "не успела пташка изящно выпорхнуть из гнезда, как уже залетела", я зашлась новым приступом рыданий. "Марш на консультацию, я завтра же приеду, не скули", - пожалуй, это единственная здравая мысль, которую мне удалось выудить из получасовой лекции. И еще начистоту поговорить с Эваном - самая сложная часть. Уф. Утром Эвана даже пушечный выстрел не разбудит, поэтому на лекции мне посчастливилось выскользнуть незамеченной. Почти. Пришлось вернуться спустя пять минут, потому что выйти за порог в домашних тапочках и только в лифте обнаружить что-то неладное, похоже, становилось очередной вредной привычкой. Каким-то чудом я продержалась весь день, прозрачным облачком передвигаясь из одного кампуса в другой. Длинные лекции, собрание активистов, потом курсы дополнительной подготовки с первокурсниками в читальном зале библиотеки совершенно не помогали отвлечься, все мои мысли упрямо собирались в одной единственной точке, внизу живота тревожно ныло и клокотало, а я готова была взвыть и лезть на стены. А вдруг ему понравится новость? А вдруг нет? Лучшая защита - нападение, значит, буду сваливать всю вину на него.
Сделав глубокий вдох, поворачиваю ключ в замке, на выдохе толкаю дверь. Тишина. Я хмурюсь, на ходу скидывая туфли с ватных ног. Мысли крутятся каруселью, превращая меня в раздавленного, напуганного, сломленного человечка. Пока я еще не осознавала, что еще один человечек может расти во мне. - Ты дома? Странно, на кухне ужин почти есть, а Эвана совсем нет. Мертвецкая тишина в ответ начинала меня напрягать. Чувство тревоги предупредительно затрепетало. - Спутал духовку и стиральную машинку? - пытаюсь улыбаться, когда хочется разреветься или раствориться в воздухе. Одно из двух. Девушки, чтобы тонко намекнуть своему парню, частенько прибегают к самым разным хитростям. Кто-то будто невзначай начинает чаще переключать на телепрограммы про гнездовья аистов, кто-то развешивает снимки узи на сушке для белья, кто-то раскладывает по комнатам капусту, а кто-то просто словно случайно подбрасывает на видное место чертов тест на беременность. Я же его просто забыла. Выглядываю у него из-за спины, но тут же отскакиваю назад, как от часового механизма замедленного действия, испуганный взгляд как по команде двоится. На лбу читается: "КАКОГО, МАТЬ ЕГО, ЧЕРТА?!" Знает? Как? Уже? Выложить все как на духу? Новая волна паники подкатила комком к горлу, меня затрясло. Сердце плюхнулось в пятки и пропустило там несколько предательских ударов. М-да, старый фокус с исчезанием в шкафу не пройдет.
- Н-не знаю.. Я не знаю! Резкий ответ непонятно на какие вопросы, на все разом и невпопад, дернув плечом, стряхиваю с себя его руку. - Может, может это вообще ошибка? М? Ошибка! Истерика во мне делает новый виток, а я тычу ладонью в злополучный тест с двумя параллельными. Выпустив из груди тяжелый вздох, отступаю в спальню, нервно наворачивая круги вокруг кровати и активно жестикулируя. Дурацкие гормоны. - Просто в последние дни.. они, ну симптомы.. Черт. Все признаки.. И я решила.. Я сама не верила! А ты даже не замечал?! Решила проверить. И вот. Слова не складывались, а речь не клеилась. Нервы давно сдали. Растаявшим пломбиром я рухнула на краешек постели и спрятала лицо в ладонях. - Я правда.. не понимаю. Теперь.. запинаюсь, не договорив. Ну и? Что же теперь?

+2

4

http://38.media.tumblr.com/4c24692122cd86c1a600393fc1fd7cc8/tumblr_nr32a81Yzl1qccby6o3_r1_250.gif

But every time I feel you near
I close my eyes and turn to stone
'Cause now the only thing I feel
Is seeing you're better off alone

Cut out my eyes
And leave me blind
Cut out my eyes
And leave me blind

If you walk away from me
I can't hold my head up high
So if you see me on the street
Turn away or walk on by...

http://38.media.tumblr.com/cb0788099a1e496b7f37e2f4cddeb0c0/tumblr_nr32a81Yzl1qccby6o2_r1_250.gif

Иду как привязанный за Керри по пятам, разве что не след в след. Все надеюсь, что она скажет – Эй, Эв, это шутка, плохая глупая шутка. Но нет. Это не шутка. Это совсем мать его не шутка. Это сама, что ни на есть правда. И сейчас эта самая правда на грани истерики и желания провалиться под землю. Подальше от всего того бреда, что сейчас тут творится.
- Что мне замечать? У тебя каждый день то перед пмс, то пост пмс, то просто пмс. – последние дни были не самыми простыми, учеба, попытки найти работу, и все это так навалилось. Словно сама Вселенная говорила, ребят, у вас все слишком хорошо. Давайте ка я добавлю вам дерьмеца в жизни.
Присаживаюсь рядом с Кэрри на кровать, чувствуя, как матрас прогибается под моим весом, как каждая пружина натружено скрипит, раздражая мой слух. Громко тикают часы в гостиной, в кухне капает из крана вода. Все эти обычные звуки сейчас раздражали до предела. Потому что. Потому что это была идиотская ситуация, к которой я ни черта не был готов.
- Ты была у врача? Он все подтвердил? – обреченно говорю я, понимая, что все. Это конец. Конец счастья, конец веселья, конец всего. Впереди только серые будни, глухие темные ночи, памперсы, бутылочки, смеси и вечно недовольная жена, которая считает, что муж ее не понимает.
Не смотрите на меня так. У меня были прекрасные примеры перед глазами, мои родители, мои ба с дедом. Они счастливы в браке. Но они искренне любили друг друга. А здесь…
Я любил Кэрри, безумно, сильно, страстно. Но готов ли я связывать всю свою жизнь с одной лишь ей? Смогу ли я дать ей то, чего она хочет? Я не был уверен в этом. Хотя…когда выбора нет. Больше ничего не остается. Кроме как превратить всю свою жизнь в ад. Самый настоящий ад.
- Нужно идти к врачу. Узнать насчет аборта. У меня есть деньги, я откладывал на каникулы. – немного виновато произношу я, чувствуя, себя последним мудаком на всей земле. – Если срок уже большой. То, наверное, нам стоит пожениться. Или нет. Или что. Черт возьми. Я ничего не знаю. Понимаешь? – вскакиваю с кровати, возвышаясь над Кэрри и испытывая страстное желание провалиться под землю и захватить ее с собой.
Вот так вот романтический вечер превращается в пыль. – Теперь тебе нельзя вино. Наверное. И не стоит ничего говорить родственникам. Пока мы сами с этим не разберемся. – бреду на кухню, ставлю чайник. Такие простые и такие типичные действия. Всегда, когда я нервничаю, я ставлю чайник. И пью чай. Черный, зеленый, не важно.
– Ты думала о том, что будет с твоей учебой? – мои слова совершенно не вяжутся с моими действиями. Какого то черта достал из холодильника торт. Выставил его перед присевшей за стол Кэрри. У нее был такой вид.. хотелось ее обнять и защитить. Но я не мог. Я тупо боялся к ней прикоснуться. Словно она какая-то заразная, чумная даже. И за это ненавидел себя, отвлекая ее от своего невежества, как только мог. Проявляя чудеса политкорректности и галантности. Дед бы мной гордился. Если бы увидел со стороны. А если бы залез ко мне в голову и прочитал мои мысли, то пристрелил на месте, не обращая внимания на то, что я его единственный внук и единственный наследник.
- Я просто ничерта не понимаю.. – обессиленно опускаюсь на ближайший стул, запуская пальцы в волосы. Словно это могло что-то решить, если я вырву себе волосы. – Ты как? Выйдешь за меня замуж? – конечно, в планах было задать такой вопрос лет через десять, но если все так сложилось, то чтож теперь поделать? Придется довольствоваться тем, что есть. Тьфу черт. Не то имел ввиду. А то что, нет красивого кольца, свеч и прочей атрибутики романтического предложения. А только я, весь такой в фартуке и полнейшем офигеванием в глазах. Вот, пожалуй и все, что я мог предложить сейчас Кэрри.

+2

5

[audio]http://pleer.com/tracks/8217630fiDX[/audio]
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Well I've got a thick skin and an elastic heart. But your blade it might be too sharp.
http://funkyimg.com/i/22Pbo.gif http://funkyimg.com/i/22Pbn.gif
I'm like a rubber band until you pull too hard. Yeah I may snap and I move fast.
But you won't see me fall apart, cause I've got an elastic heart.

- Аборт? - страшный приговор тяжело стучал набатом в моей голове, как молот по наковальне. Аборт? Нет, конечно этот ребенок был последним в моем списке планов на ближайшие восемь лет, но (Господи, это правда говорю я?) я даже прикипела к нему, за последние сутки привыкала к этой мысли, перекраивала воображаемое будущее. И убить его? Слишком радикальная мера. Слишком жестокая, слишком. Я непонимающе уставилась на Эвана, медленно переваривая горькую похлебку из букв и твердых звуков, составляющих это слово. - Ты серьезно? Осторожно переспрашиваю, надеюсь, что я всего лишь ослышалась или что-то поняла неправильно. - Ты хочешь, чтобы я сделала аборт? Проговариваю, слушаю, как с моих губ льется отрезвляющая правда. Не знаю, что сейчас злило меня больше, что он предложил сделать или что предложил это оплатить. Теперь растерянность и страх сменились злостью и обидой. Не могу поверить собственным ушам. Сижу, уставившись на свои нервно дрожащие руки, слегка покачиваясь и ожесточенно кусая губу, чтобы снова не расплакаться. Я убедила себя, что готова к такой вполне адекватной и нормальной реакции, но с другой стороны вдруг поняла, что ожидала чего-то другого. И это вводило меня в ступор, хотелось отмотать время назад, все изменить, чтобы разочарование не хлестнуло по лицу так больно.
- Поздно, - осмеливаюсь поднять перепуганные глаза на Эвана, сбивчиво оправдываюсь, путая слова местами. - Мама приедет. Завтра. Я ей сказала. Принимаю на себя невидимую, но вполне осязаемую волну непонимания или негодования. Возможно я не должна, тем более очутившись в такой дерьмовой ситуации, но теперь, после его заявлений, ни о чем не жалею. - Ну что? Я же должна была с кем-то поговорить! Мне страшно, понимаешь? Очень.. Голос почти срывается не то на отчаянный шепот, не то на гремучий хрип. - Наверно мне нужно было рассказать тебе первому. Прокусываю губу до крови и не замечаю этого. Я не должна ни перед кем оправдываться. Он только что обратился в полнейшего кретина. В эту секунду я вступила в неравную схватку с диссонансом собственных ощущений и не могла понять наверняка, обижена ли я на Эвана, я на него очень сильно злюсь, я его ненавижу или просто презираю?
Раньше все было слишком хорошо, чтобы быть правдой. Мне казалось, что я вышла в открытый океан взрослой жизни, научилась плавать, дрейфовала маленьким парусником и наконец нашла свое место. Но теперь, при первом же айсберге, выросшем на пути, я увидела только тощий хлипкий плотик, который вот-вот пойдет ко дну. Мне ведь всего навсего восемнадцать, я всего навсего студентка первого курса, мне рано только что оторвавшись от одной семьи примыкать к другой. Нет, Эван тоже в какой то степени стал мне новой семьей, но сейчас я смотрела на него, как на чужого. Я мечтала выучиться, поступить в аспирантуру, защитить диссертацию, устроится в какое-нибудь издательство или опубликовать собственную книгу. Но теперь все эти грезы в один миг превратились в дым и развеялись по воздуху так, словно и не было их вовсе. Все испорчено и никогда не будет как раньше.
Я ненавидела весь мир за эту подножку, и первым в этом списке почему-то значился Эван. Гораздо проще найти виновного в своих бедах, чем винить себя, не так ли? Я все видела в пигментных красках, сквозь увеличительное стекло раздувала до астрономических масштабов. Я молчаливо вожу холодными пальцами по столу, смотрю на торт, нервно сглатываю и понимаю, что меня снова жутко мутит, как во время качки. Может через несколько часов шторм в стакане утихнет, минует первый (второй, третий) кризис, я оценю вещи трезвым взглядом, но пока мне не хотелось даже близко подходить к человеку, с которым я делила нашу квартиру, не то, чтобы.. Выйти замуж? Замуж? Хочу сосредоточиться на этой мысли, ухватится за нее, но сейчас мне настолько плохо, тошнота подступает к горлу и я, не сказав ни слова, зажимая рот рукой, скрываюсь в ванной, громко хлопнув дверью. Если бы можно было вот так, смыть в канализацию все свои навалившиеся беды! Выдыхаю, опираясь руками на раковину. Чудесно, просто замечательно. Надеюсь, что после более романтичного предложения меня бы не вырвало.
- Нет. Свадебный марш заиграл бы мажорными нотами. Может меня разбаловали, раз я воротила нос от столь щедрого предложения себя, руки, сердца и денег на аборт. Он пошел на такую жертву, с такой гримасой страдания на лице, будто его вели на эшафот. Просто рыцарь в сияющих доспехах! Ну или великомученик. Все-таки в данный момент схватившие меня за горло чувства больше напоминали презрение. Наверно я должна быть благодарна, по крайней мере Эван не бросает меня, как мой трусишка отец, поджавший хвост и исчезнувший с радиомаяка мамы, как только узнал, что она беременна мной. Может у нас это на роду написано или заложено в генетике? Яблочко от яблони недалеко падает? - Ни за что не выйду замуж за человека, проспонсирующего мой аборт. Может завтра я пожалею, может мама вправит мне мозги, но сейчас мне противно. Шарю по шкафу в поисках дорожной сумки. - Я всего лишь нуждалась в поддержке. Но теперь знаешь, мне уже ничего не нужно, правда. Так что официально можешь считать себя свободным и не волноваться. Сама справлюсь. Мама справилась, а я не смогу? Чушь собачья. Может быть рано пороть горячку, но действовать на эмоциях и гормонах, видимо, слишком в моем стиле.

+2

6

http://33.media.tumblr.com/f57359cf37ba986197d87ddc4db86e85/tumblr_ntad06Ghq81roxa1wo1_500.gif

Код:
<!--HTML--><object width="578" height="43"><param name="movie" value="http://embed.pleer.com/normal/track?id=B5nuomBctqlj4B1gc&t=grey"></param><embed src="http://embed.pleer.com/normal/track?id=B5nuomBctqlj4B1gc&t=grey" type="application/x-shockwave-flash" width="578" height="43"></embed></object>

-Я не хочу, чтобы ты делала аборт, - как ей объяснить, что я просто не понимаю, что я несу? Как до нее пробиться, что у меня паника, близкая к истерике? – Кэрри, - повторяю снова ее имя, как заклинание, в надежде, что исчезнут все проблемы и все станет так же просто, как было сегодня утром, на прошлой неделе. Как было раньше.
- Я просто искал варианты. – меня начинает потрясывать, когда я вижу состояние Кэрри и понимаю, что если я кинусь ее сейчас успокаивать, все будет только хуже. Это же Морли, моя Морли. И я сейчас только что оттолкнул ее от себя на миллион световых лет. Одним словом, которое было произнесено в порыве паники. Хотя, какой к черту порыв? Это уже стало моим перманентным состоянием. Последние пару часов, лишь изредка угасающим. Пытаюсь приобнять ее за плечи, но она вырывается, конечно. Я теперь ей противен. Твою мать. И что мне делать? Что мне со всем этим делать, скажите на милость?
- Мама приедет завтра? – вот теперь я испытывал настоящий страх и трепет. Понимаю всю трагичность ситуации. Я всегда, даже в детстве побаивался миссис Морли. И теперь мне даже страшно представить, что будет завтра. Можно пойти сегодня и сразу кремировать себя, развеяться по ветру на самой высокой точке Сакраменто. Пожалуй, это будет лучшим вариантом. Чем то, что со мной сделает мама Кэрри, едва переступив порог нашей квартиры. Она итак не была в восторге, в отличии от моих родных, от того, что мы стали жить вместе. А теперь… теперь все будет куда хуже.
- Кэр, прости меня. Я сам не знаю, что я несу. Я был не готов это узнать. – смотрю на нее и понимаю, что она сейчас готова целовать бетон, под которым моя могила. Столько презрения и ненависти во взгляде, но я это заслужил, как никогда. И сам это признаю. Но… Но почему она не хочет понять меня? В конце то концов.
Я предлагаю ей выйти замуж, а ее тошнит. Я понял намек, не идиот да. Сокрушенно выливаю остатки вина в пивной бокал, прикончив содержимое одним глотком. Фу. И как только Кэр его пьет. Гадость редкостная. Так же как и ты – отдается эхом в голове. Сам разрушил мир в котором было счастье. Всего лишь парой фраз. Ведь долго ли умеючи?
Нет. А что я ожидал услышать? Что она скажет да и кинется целовать меня всего такого ответственного и пафосного, потому что сначала предложил аборт, а потом замуж позвал. Браво Эван, браво. Ты всегда творил фигню. Но это худшее из всего, что ты когда то мог сделать.
Только сказанных слов их не вернешь и мне теперь лишь оставалось разве на коленях за ней ползать по дому, умоляя меня простить. Я был готов к этому. Потому что с опозданием пришло осознание того, что ребенок? ну и что теперь? Они не одни, у них есть родные, которые всегда готовы будут помочь. Правда миссис Морли вряд ли будет согласна сидеть с внуком или внучкой, пока мы будем защищать курсовые и сдавать экзамены и тесты.
- Кэр, прости меня, я идиот, я облажался. – пытаюсь заглянуть ей в глаза, но Кэрри упорно отводит взгляд. Она права. Я должен был ее поддержать, а я оказался не способен. – Мне очень, очень жаль. Я испугался. Официально согласен с тем, что я мудак. Только прости меня, - мне удается наконец-то поймать ее взгляд, и я осторожно беру ее руки в свои. – Не хочу считать себя свободным и не волноваться. Хочу быть занятым и каждую секунду переживать о тебе. О..нашем ребенке, - я сказал это и земля не ушла из под ног, я не провалился в преисподнюю и не получил на голову кару небесную. Я делаю успехи, определенные. Могу сам собой гордиться. Но, кажется, Кэр не совсем разделяет моего оптимизма. Но я ее прекрасно понимаю. Так нельзя. Нужно иначе. Но я иначе не умею.

+2

7

[audio]http://pleer.com/tracks/13445053jkUr[/audio]
Ну что с нами не так? Когда именно в идеальном устройстве Вселенной произошел локальный сбой системы и огромная озоновая дыра начала зиять именно над нашими головами? Почему все наперекосяк? Неправильно, неровно, нелогично, вкривь да вкось. Любая нормальная девушка в моем положении растаяла бы, услышь то, что сейчас говорил Эван. Почему же я просто не могла досчитать до десяти, вдохнуть, выдохнуть и просто напросто успокоиться? Возможно, заветные слова были произнесены не вовремя, не так? Самые подходящие слова в самый неподходящий момент. Я не могла, не могла спрятать острые иголки, которые выпустила, как непроницаемую броню. Они больно кольнули. А что, если все это - попытки реабилитировать свою совесть? Что, если я вынудила его сказать это? Любая нормальная девушка не постеснялась бы воспользоваться спровоцированным кошмаром, чтобы накинуть на шею узду или как это еще по-другому назвать? В моем же представлении это было ужасно. Я подняла недоверчивый взгляд на Эвана, вопрос "а ты сам в это веришь?" отравил верхнее нёбо, но сорвался только горький смешок. Мне нужно было поверить, а что делаю я? Смеюсь ему в лицо? Мне хотелось поверить, очень хотелось. На мгновение я даже позволила себе подумать, что из нас, возможно, получились бы родители. Не идеальные, конечно же, и не сразу, со временем. Может, мне нужно было остыть, отпустить обиду, так правильно. Но у меня не хватило духа. Я же учусь, правда стараюсь не делить мир на черное и белое, но, видимо, я гребанный дальтоник, совсем не отличаю полутонов. Вытягиваю свои ладони из его пальцев и отхожу на безопасное расстояние. Как сложно разобраться, как сложно становиться взрослыми. За этот вечер мы больше не произнесли друг другу ни единого слова.
http://funkyimg.com/i/239KB.gif http://funkyimg.com/i/239KA.gif
На мне лежит ровно пятьдесят процентов вины за то, что мы теперь по колено в полном дерьме. Не нужно быть великим математиком и в совершенстве знать теорему Ферма. Достаточно быть глупым истеричным гуманитарием, оказаться в интересном положении и провести бессонную ночь в скромной компании с муками совести. Да, проще переложить весь груз вины на кого-то, но это совсем не выход, так нельзя, так нечестно. И чтобы понять это, мне даже не понадобились нравоучения от мамы, которая, кстати, едва появившись на пороге нашей квартиры удивленно уставилась на Эвана. Я лишь закатила глаза "не ожидала, что он все еще здесь?". А ведь далеко не каждый выдержит такого напора, готова поспорить на миллион долларов, что тот же самый Декстер уже сидел бы в самолете, пролетающим над океаном в другую страну, чтобы попросить там политического убежища. А мой отец? Вот вам яркий пример жалкой трусости и неизменяемая сравнительная величина, которую теперь широко использовала моя мама. Для нее все равнялись под одну гребенку. Если я ждала ее поддержки, но получила лишь тонны осуждения, то Эвану и вовсе нельзя было надеяться на материнское благословение. Не каждый выдержит такого напряжения, такого плотного и тяжелого, что хоть перочинным ножом режь. Мы же все еще не проронили ни звука. Я понимала, теперь я прекрасно понимала, что не стоило мне вчера так горячиться, что нам действительно нужно решать, что делать дальше, а не разводить панику или колебать воздух бессмысленными децибелами. Эту роль теперь взяла на себя мама и всю дорогу к больнице вполне успешно с ней справлялась: нагнетала обстановку, проклиная тот день, когда я сбежала из ее идеального мира в свой, в этот чертов Сакраменто, и все переломала.
- Хватит, - снова, ожидая поддержки, я получаю удар под дых, - мы разберемся, обязательно. Сами. Посылаю подбадривающий взгляд Эвану, на котором с самого утра лица нет. Впервые за время полного молчания я встаю на его сторону. Мало того, что мы напуганы и вымотаны, так нам еще и напоминают, насколько никчемна теперь наша жизнь. Мама поджимает губы, "ну-ну, разберетесь, как же", и оставляет нас ждать в больничных коридорах наедине с обещанием договориться с врачом.
- Прости. Не знаю, что вчера на меня нашло, - говорю Эвану, но все внимание уделяю следам от ботинок на больничных полах. - Ты прав, нам надо подумать, что делать дальше, перебрать.. все варианты. Закусываю губу, превозмогая очередную волну ноющего страха. Разберемся? Мы же еще дети. Как трудно, как тяжело, как страшно. Нет ничего хуже мучительного ожидания. Ставки сделаны, ставки размером с наше будущее. Будущее - мера времени, самая важная в моей жизни.
Но знаете, в чем недостаток будущего? Никогда не уверен, что тебе принесет следующая минута, а я так не люблю все эти сюрпризы. Я могла ожидать чего угодно, правда, но врач просто взял и поставил мой шаткий мирок вверх тормашками и от этих нехитрых манипуляций слегка кружилась голова. Выхожу из кабинета и рассеянно блуждаю взглядом по стенам и постерам, на которых изображены мамочки и папочки. Они светятся как начищенные медные тазы, потому что у них будет счастливая семья. А у меня, видимо, нет.
- Ребенок, похоже.. знаете, похоже, его не будет.

+2

8

http://33.media.tumblr.com/fef45ddeed61fd1e2b82d259257248cc/tumblr_nvjxx5RkVa1unaieao2_250.gifhttp://31.media.tumblr.com/94033901de9f42a91123523cd2a326ca/tumblr_nvjxx5RkVa1unaieao7_250.gif
Всю дорогу к больнице я хранил напряженное молчание, каждый раз порываясь что-то сказать, но в последний момент затыкаясь, и просто молча вел машину, пока мать Кэр читала нам лекцию о безответственности современных подростков, детей и нас в частности.
Наши с ней отношения и без того, были не самыми лучшими, хотя, я не понимал, от чего так? Она была близкой подругой моей матери, но видимо хорошее отношение к маме не передалось по наследству и ко мне. Или дело в том, что я жил с ее дочерью. Я сам не мог разобраться еще в этом, а спрашивать Кэрри как-то все не решался.
Все время, пока мы сидели в очереди, я смотрел на парочки, такие счастливые и довольные от того, что у них скоро будет детеныш и сам проникался умильностью происходящего, пока не вспоминал предшествующий вечер, и саму атмосферу между нами, возможными будущими родителями.
- То есть как не будет? – вскакиваю я, словно громом пораженный. Целые сутки я готовил себя к тому, что мне предстоит стать отцом. Ночь не спал, слушая неровное дыхание Кэрри, но так и не рискнул ее обнять, хотя, наверное, возможно, стоило бы. Только она настолько ясно дала мне накануне вечером понять, что знать меня не желает, что я был даже удивлен тому, что спать она легла в нашу кровать, а не прогнала меня на диван. И тут мне говорят, что все, мол, Эван, можешь спать спокойно. Шок, радость и где-то глубоко в душе грустное осознание того, что не быть мне отцом нашего ребенка. Да и вообще. Это самое вообще, второй день сводило меня с ума.
Я не знал, что значит это самое «вообще» и не был, кажется, готов узнать его значение. Потому что смутно, хоть и очень смутно, догадывался, что оно значило. Когда я родился, моим родителям было лет еще меньше, чем мне. И я чувствовал укол вины за то, что не пошел по их стопам, не завел семью, детей. Не построил дом со штакетником и бегающей большой собакой во дворе.
Теперь, я мог ясно представить себе эту картину, только вот стоило ли? Все яснее и яснее становилось, что мы не те, кто будет счастливыми родителями. Не те, кто будут жить в пригороде и по выходным устраивать семейные ужины.
Это точно было не про нас. – Наверное, это хорошо? – спрашиваю я Кэрри, глядя на ее ошарашенный вид и получая гору негодования от ее матери.
- Хорошо? А почему это должно быть плохо? Вам сколько лет? Вы о чем вообще думали? – те слова, которые она твердит все время, с момента своего самого приезда. О чем мы думали? Да ни о чем мы не думали. Мы просто жили и наслаждались жизнью. Вот и все.
Только теперь, все изменилось. Вряд ли мы будем просто жить и наслаждаться. Осадок от произошедшего останется в душе у каждого. И все меньше я верил в том, что вместе и навсегда уместно в случае со мной. Хотя, до вчерашнего дня, я бы усмехнулся, скажите вы мне обратное.
В каком-то молчаливом согласии мы прошли в машину, и только, когда завелся двигатель, я вспомнил, что ба вчера утром звала нас на ужин сегодня.
- Кэр, я забыл.. – не очень то хотелось мне сейчас встречаться с моими родственниками, потому что хуже осуждения Кэрри, могло быть только молчаливое и не очень негодование моей родни. – Ба звала нас на ужин. Миссис Морли, вы с нами? Бабушка будет рада вас видеть – про себя я молился, чтобы она сказала нет, но та, словно почувствовала, чего я хочу и согласилась. То, что ребенка не будет привело ее в более благодушное настроение, хотя, я не был уверен, что вскором времени с ее стороны не будет подослана вереница отличных партий для Кэрри. Как было тогда, когда она узнала, что мы встречаемся. Много сил и нервов было потрачено на то, чтобы утихомирить ее.

Отредактировано Evan C. James (2015-10-20 21:32:36)

+2

9

http://funkyimg.com/i/23YuD.gif  http://funkyimg.com/i/23YuC.gif

Вот и все. Новость за новостью сыпят с неба, оглушают, обезоруживают. Еще несколько дней назад я была совершенно другим человеком, и посмотрись я в зеркало теперь, не бы узнала в чужом отражении саму себя. В голове не укладывается, если людям выпадают такие испытания, как они их переживают? Ведь если есть болезнь, значит должно быть лекарство, а иначе потекла бы крыша. Как прикажете с этим справляться? Как снова жить так, будто ничего не произошло? Невозможно. Свет в конце тоннеля замерцал так ярко и часто, светлячки завертелись таким лихим хороводом, что кружилась голова. И что теперь нужно делать? Радоваться? Вздохнуть с облегчением? Бежать праздновать это счастливое событие? Ну уж нет, спасибо. Пожалуй, я лучше пойду забьюсь в какой-нибудь дальний угол и подумаю над своим поведением, слезами выплакав весь свой страх. Если кто-нибудь мог меня понять, если бы кто-нибудь смог бы распутать плотный комок мертвых нервов! Господи, как же все сложно.
А тут еще ужин у миссис и мистера Сайоз. - Серьезно? Ты серьезно? Надрыв, голос шипит и надламывается пополам, хрустя коротким горьким смешком. Я думала, что прожила самые ужасные сутки в своей жизни. Оказалось, это всего лишь репетиция, детский прогон перед настоящим кошмаром. Мне было тошно, мне было стыдно. Как теперь смотреть им в глаза? Как не потерять лицо, как не потерять их уважение? Искренне не понимаю, чем вообще я его смогла заслужить? Они такие замечательные, они практически приняли меня в семью, безропотно раскрыв свои почти родительские объятия, взяли под свое крыло, под свою опеку, ничего не требуя взамен. И только лишь потому, что Эван выбрал меня. Они видели во мне ту самую девушку, вместе с которой придет белая полоса. А что в итоге? Что мне теперь им сказать? Извините, но моими стараниями я превращаю жизнь вашего единственного внука в настоящий ад. Накрываю лицо ладонями и откидываю голову на спинку заднего сидения, издав звук, больше напоминающий стон умирающего лося. Да вы оба издеваетесь!
- Детка, отказываться невежливо. Да и тебе бы развеяться. Все же хорошо! Пфф. Этот беззаботный тон моей окрыленной мамы нагоняет какую-то тоску. Самое лучшее в детях - их отсутствие - конец цитаты. Закатываю глаза и отправляю безэмоциональный взгляд в окно, все оставшееся время аристократично игнорируя воодушевленное щебетание мамы по поводу предстоящей встречи с родственниками Эвана, "которым есть, что рассказать". Этот кошмар будет длиться вечно.
Когда мы подъезжаем к дому мистера и миссис Сайоз, у меня внутри все сжимается в крошечную изюминку легким покалыванием по нервным окончаниям. Я переживаю, я закусываю нижнюю губу, медлю, вцепившись пальцами в сидение и выжидаю, когда мама хлопнет дверью машины снаружи:
- Давай не пойдем туда, а? Мы же им ничего не скажем? Пожалуйста, Эван, давай им ничего не скажем? Или просто уедем отсюда. Безалаберный, наивный порыв. Куда мне иметь своих детей, когда мое развитие едва-едва выше интеллекта пятилетнего ребенка? - Я же не смогу им врать. Они же почти моя семья. А я же.. Может у меня с головой не все в порядке, если мне уже мерещатся несуществующие дети? Ты вообще в курсе да, что это ненормально? Прорвало, понесло. Это уже не похоже на какую-то панику или истерику - просто накипело, просто накопилось. - Твоя девушка - шизик.
Все это было бы смешно, если бы не было так грустно. Линия губ изгибается в улыбке - первой нормальной улыбке за эти мучительные два дня. Сама того не понимая, разряжаю накаленную до предела электрическую атмосферу и все-таки позволяю вытолкнуть себя на порог "родительского дома" Эвана. Нахожу в себе силы быть предельно вежливой и внимательной, как всегда, помогаю накрывать на стол. Суета и божественный аромат домашней выпечки невероятно помогают отвлечься. А уже через пару часов даже жалею, что наотрез отказывалась провести вечер в таком теплом семейном кругу, где тепло уютного очага залечивает раны лучше всякого отшельничества.
- Кэрри, крошка, а ты помнишь, как заставляла Эвана играть в дочки-матери? Какие тогда были истерики и чуть ли не драк доходило! Ударившись в воспоминания, миссис Сайоз даже не подозревает, насколько она близка к больной теме. - Ну а теперь все изменилось, время идет. Теперь уже не играть нужно. Вы разве еще не думали о семье? Миссис Сайоз в своем репертуаре. И в любой другой день мы бы отшутились, изящно перевели тему, но не сегодня. Вот черт! Чертовский черт! Черт. Я даже поперхнулась, от неожиданности глотнув слишком много вина.

Отредактировано Carrie Morley (2015-10-31 23:29:55)

+2

10

http://33.media.tumblr.com/9a68a5c65363e72a973bc6010bf1cdce/tumblr_nukwpiaAVx1uymgoto4_250.gifhttp://33.media.tumblr.com/d2ef80961265d25e7e13fa38b973fd8e/tumblr_nukwpiaAVx1uymgoto3_250.gif
- Успокойся, - приобнимаю Кэр за плечи, чтобы хоть как-то усмирить ее начинающуюся истерику. – Моя девушка самая лучшая, - легко целую ее в висок, и как раз в это же самое время дед открывает нам дверь, расплываясь в улыбке от лицезрения наших обнимашек.
Вся семья в сборе. Все так беззаботно и хорошо, что мне совсем не хочется вспоминать последние сутки. Все таки моя бабушка просто чудо. В ее доме всегда все печальное отходит на второй план, не позволяя грустить и забыть о веселье. Так было и в этот раз, правда, я все опасался, что мама Кэрри что-нибудь ляпнет о последних событиях. Конечно, я расскажу обо всем своим, но мне бы хотелось сделать это самому. Покаяться, так сказать.
Весь вечер я озабоченно кошусь на Кэрри, переживая за нее, ведь может и впрямь, поехать на ужин было паршивой идеей и ей бы лучше лечь поспать дома, а не сидеть и улыбаться моей родне. Но держится она бодрячком, я бы даже сказал, что просто на отлично. Я пытался, как мог ,выразить ей свое участие, был обходителен и нежен, вызывая все новые и новые приступы умиления у родни, только на душе все равно было дерьмово, от тех слов, которые я наговорил вчера.
Ну какого черта? Почему мне никто не объяснил, что серьезные отношения это так серьезно? Ведь всегда только и слышно, ах, это так чудесно, быть вместе, жить вместе. Но все молчат о том, что бывает, когда живешь вместе. Это как искусный маркетинг. И товар здесь семейная жизнь. Маркетинг, которому лет уже больше, чем всей планете, наверное. Еще динозавры, топтавшие миллион лет назад нашу землю, жили семьями. Чего уж говорить о более низших существах, таких, как люди. Ведь в стае выжить то проще.
Но стоило мне расслабиться, отпустить суточное напряжение, как атмосфера снова накалилась. Я видел, как бедняжка Кэр поперхнулась вином, практически в панике хватая меня под столом за руку и ощутимо впиваясь ногтями в мою ладонь.
– Больно же,  - еле слышно прошипел я, нацепив приятную улыбочку на лицо. План созрел моментально. Жаль только, что у меня не было времени посоветоваться с моей девушкой по поводу этого самого плана.
Ведь я уверен, что она меня убьет за то, что я собираюсь сделать. Хоть это и родилось в моей голове буквально пару секунд назад, но, несмотря на это, я как никогда был уверен в своем решении и воспринимал будущие события очень серьезно. Лишь бы Кэрри меня не убила, мысленно взмолился я семи богам.
- Бабушка, у меня есть к тебе небольшой разговор, если можно тебя на секундочку, - умильно улыбаюсь своей бабушке, а сам чувствую, как лоб покрывает самая настоящая испарина. Чертов придурок, Кэрри меня убьет. Зато отвел разговор от больной темы. Нажив себе кучу других проблем, я уже чувствовал это.
Едва мы вышли из столовой, как я буквально припер ба к стенке с довольно необычным вопросом. Хотя она почему то даже совсем не удивилась и не пришла в ужас, а даже наоборот обрадовалась.
- Давно пора, - сказала бабушка, доставая из комода ту самую вещицу, которую я с трепетом забрал у нее. Мы вернулись за стол с видом заговорщиков, таинственно улыбаясь, вызывая недоумение у присутствующих.
И когда пришло время десерта, я понял, что пришло то самое время. Но, вы же знаете, что я не умею быть серьезным, а тут я честно пытался. Только вышло у меня не очень. Едва открыв рот, я уже чувствовал, что облажаюсь.
- Кэрри, -вставая из-за стола и поворачиваясь к женщине моих кошмаров, торжественно произношу я, - то, о чем я собираюсь тебя спросить, в свете последних событий, может быть ты не оценишь мое решение. Но я как никогда уверен и считаю, что все делаю правильно. – как истинный джентельмен беру свою девушку за руку и помогаю ей встать из-за стола.
- Кэрри, - вновь повторяю ее имя, неотрывно глядя ей в глаза, - в присутствии самых близких и дорогих людей, я бы хотел тебя спросить.. – тут по традиции я опускаюсь на одно колено, доставая из кармана коробочку с кольцом, которое когда-то принадлежало моей матери, а до этого папиной бабушке. Мне бы даже в голову не пришло покупать новое. Это семейная традиция, о которой мне давно рассказывали, и которую я должен и хочу чтить. – Ты окажешь мне честь и станешь моей женой?? – слова сказаны, актеры все свободны. А я так и стою, как придурок на одном колене, с кольцом на перевес. Моля всех богов, чтобы она сказала "да". Это решение пришло само собой. Да, мы слишком молоды,. Да, мы еще учимся. Но за последние сутки я понял, что не хочу ее потерять и быть с ней – мое главное желание. А свадьбу, ее можно и после окончания университета сыграть. А пока, все должны знать, что она моя и больше ничья. В особенности, некоторые из присутствующих здесь дам.
Краем глаза замечаю, как бабушка уткнулась в дедов воротник, а тот сам едва сдерживает навернувшиеся слезы. Уверен, они сейчас думают о том, как жаль, что мои родители этого не видят. Потому что я сам сожалею о том же сейчас.

+2

11

[float=left]http://funkyimg.com/i/24bSk.gif[/float]Такая чехарда потрясений, какая обычно умещается в двести пятьдесят серий среднестатистического мексиканского сериала, но у нас перед глазами проскочила за какие-то несчастные два дня, могла произойти только с нами. И знаете, совсем не удивительно. Вернее, мне просто до чертиков надоело складывать в голове какой-то тетрис, который в конце концов выливался в мысленное несварение. Поэтому, я старательно изображала из себя примерную дочь и правильную девушку, до последней капли выжимая из себя огрызки воспитания, исключительно из глубокого чувства уважения к мистеру и миссис Сайоз. Если бы кто-нибудь мог прочувствовать на себе хоть часть из того, через что приходилось сейчас переступать мне, чем жертвовать, чтобы наклеить на лицо какую-то бездарную пародию на непринужденную легкую улыбку, мог сосчитать на пальцах, во сколько мне обошлись мои несчастные тридцать серебренников.
Конечно, вечер так и шептал, сам Бог велел расслабиться, пригреться в тепле семейного очага, но в игру снова вступали проклятые "но" и "если". Мы сидели, словно на краю спящего вулкана и болтали ножками, заглядывая вниз, на булькающую лаву. Краем глаза я наблюдала за мамой, которая, как мне казалось, только и ждет подходящего момента, чтобы вставить свое веское слово.  Я боялась, что тайное станет явным, что как бы мы не оттягивали этот момент, он неизбежен. Я чувствовала себя маленькой девочкой, которая разбила мамину любимую китайскую вазу и боялась ей в этом честно признаться. Нет, я не собиралась скрывать свою почти эпичную, как выразился мой доктор, "лжебеременность" вечно, но сейчас просто была не готова возвращаться к ней снова и снова. Как ни странно, нездоровый мазохизм - явно не мой фетиш.
От настойчивого ощущения, что Эвану сейчас тоже приходилось несладко, подступала тошнота. Я понимала, что в последнее время вела себя ужасно, отвратительно, превратилась в невыносимую истеричку, несла несусветную чушь, понимала, что это была неадекватная реакция на брожение дурацких гормонов, но я никак не могла понять, откуда у Эвана берется столько терпения, чтобы не просто перетерпеть, но еще и найти силы поддерживать меня. Наверное, так и должно быть?
С переменным успехом он играл роль громоотвода, а мне опротивело прыгать из огня в полымя и обратно. Миссис Сайоз замечала любую мелочь, даже если Эван просто положит руку на спинку моего стула или если я устало положу голову ему на плечо - и не могла нарадоваться. Тогда у меня проскользнула шальная мысль, что с горем пополам, но мы все-таки должны пережить этот шторм.
И тут на сцену погорелого театра вышло то самое "но".[float=left]http://funkyimg.com/i/24bSm.gif[/float] И этот дурацкий разговор о "семье". Бу! Скажите мне на милость, почему у нас никогда ничего не происходит так, как у нормальных людей? Я могла ожидать от этого вечера чего угодно, я бы не удивилась, если бы из под стола вылез Дэвид Коперфильд, спросил у миссис Сайоз яблочного сидра и ушел в закат с загадочным таблом. Но тот фокус, который принес мне этот вечер на крыльях ночи, был не по зубам даже самому искусному шарлатану. Крибли-крабли-бумс! И передо мной обручальное кольцо.
Что? Опять?! Нет, конечно, теперь все выглядело так, как полагается, правильно, но от антуража суть не менялась. Наверное, обычно это решение как-то долго обдумывается, обсуждается, к нему идут какое-то время, оно точно не сваливается на тебя, как кирпич с неба. Наверное, я должна была сказать что-то вразумительное, а не стоять посреди комнаты как вкопанная с выпученными глазами и тайно мечтать провалиться сквозь землю. Миссис и мистер Сайоз уже плавали в слезах умиления, их розовая мечта прямо на их глазах почти сбывалась, а мама выглядела так, будто собиралась сожрать нас живьем не моргнув и глазом. Но никто ведь из них не знал, что предложение уже поступало и было встречено резким отказом. Что прошло с сего прискорбного момента не год, не месяц и даже не неделя. Один день! Один. День. Но знаете, сила действия равна силе противодействия, и тут пробил мой звездный час. Будет, что будет - загадывать на будущее нам противопоказано.
- Я.. не зн.. да, - взяла и неожиданно брякнула то, что первое пришло в голову, и сама удивилась. Я же еще вчера совершенно серьезно настроилась послать все на четыре стороны. А сегодня "до" и "после" поменялись местами. Д-а. Звучит совсем не страшно. Да-да, монстры только в наших головах. Я медленно закивала для убедительности, все еще не придя в себя, под общие ахи и вздохи. Может, это тоже гормоны? Или события минувших дней? Или все проще? Говорят, что в стрессовых ситуациях человеческий мозг работает в бойком ритме, мое же развитие, видимо, деградировало до инфузории-туфельки. Говорят, в такой особенный момент перед глазами вихрем проносится все и сразу, хочется одновременно петь и плакать, а я лишь думала, зачем мама подсовывала мне кого-то "лучше Эвана", лучше просто нет.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » We can feel so far from so close