Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » behind closed doors


behind closed doors

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Sophie Briol & Martin Juhl
квартира Юля
15 октября 2015 года

Отредактировано Martin Juhl (2015-09-04 18:51:24)

+1

2

Дождь начался еще ночью, барабанил по крыше, мешая уснуть. А, быть может, все дело в том, что наркодилер не отвечал на звонки, наркота закончилось и уже начиналась ломка. Француженка так давно не принимала, что теперь ей кажется, что настолько плохо ей еще не было никогда. Все началось примерно неделю назад, в голове будто что-то перемкнуло: нахлынули воспоминания о прошлой осени. Самая трагичная осень в жизни: первая половина была, наверное, самой счастливой сказкой, которая вообще могла случится в жизни - потеря памяти, беременность и даже попытка выйти замуж. В прошлом году она настолько нормальной, что сейчас даже сложно сказать, а не приснилось ли ей это все. Вторая половина осени ознаменовалась попыткой выжить. А все потому, что авария забрала слишком многое, оставив лишь память об этом времени. Было не то что бы больно: не хотелось жить. Первые две недели на грани смерти в больнице, а после еще месяц в состоянии практически овоща без желаний и мыслей. Выбраться удалось чудом, но наступила осень, а с нею вернулись и воспоминания.
- Лучше бы никогда не случался со мной. Лучше бы я сдохла под той машиной... - сидя в углу, подтянув к себе ноги и обняв за колени, тихо проговаривала Бриоль, будто разговаривая с кем-то. Только в комнате никого не было, а если кто и был, то лишь в голове у самой девушки. Так и прошла почти вся ночь. Когда первые лучи солнца проникли в комнату, француженка решила поехать к Мартину. Последнее время она покупала тяжелые наркотики у другого поставщика. С Мартином дело заходило только о травке или каких-то колесах. Софи почему-то не распространялась о том, что подсела вновь. Да и вообще, с Юлем старалась видеться только тогда, когда он подходил к настроению. Последняя встреча была около месяца назад, если не позже. Но выходя не было, ей нужны были наркотики.

Практически не приводя себя в порядок, нацепив джинсы футболку и ветровку, затянув волосы в пучок, француженка вышла на улицу. Она решила не вызывать машину к дому, а словить на улице. Паранойя просыпалась.
До парня было не так уж далеко, потому поймав машину, уже через пол часа тарабанила к нему в дверь. Плевать, что на часах не было даже восьми утра. Она сходила с ума без наркоты, от мыслей, которые попросту не давали жить. Забавно, все повторялось. Она опять тарабанила как ненормальная в его дверь, в поисках наркотиков и утешения. Хотя, утешение - это все же лишнее. По крайней мере Бриоль пыталась себя в этом убедить.
Когда парень наконец-то открыл, француженка с порога впилась в его губы поцелуем. Вся проблема была в голове: ей было и страшно, и одиноко, и больно. А пользоваться другими людьми, получая то желанное чувство удовлетворенности ее главный способ защититься от мира. Сейчас она воспользуется Мартином, потому что он никогда не был против этого. Оторвавшись от его губ, пряча нервозность, прошепчет: - не помешаю? Была неподалеку, решила заехать. - На подсознательном уровне понимаешь, что если он в адеквате, то очень быстро поймет, что тебе нужно, но все равно играешь в какую-то роль. Все равно играешь.

+3

3

Да, Юль преспокойно спал себе, оставив мобилу на вибро режиме, потому что нехуй беспокоить его в неурочное время. На самом деле, такое редко происходило – в основном, он всегда был доступен, в любое время суток, даже если спал. Сегодня, просто, был какой-то исключительный случай. Если честно, он мельком глянул на дисплей и увидев знакомый уже номер, предпочел не брать трубку.

Сложно сказать, почему он, вдруг, решил отшить Бриоль насчет товара. Может, что-то изменилось в ней? Взгляд, поведение. В такие дебри дилер предпочитал не углубляться. Просто, что-то в ней изменилось и все. Ему казалось, что она балансирует где-то и не хотел для нее одну из тех концовок, которые наблюдал десятки раз. В конце концов, они не месяц знакомы были и даже не два, и француженка давно уже вышла из разряда наркош при бабле, которых можно было доить без конца.

Не самый правильный подход для барыги.
Телефон прекратил дребезжать на тумбочке, и у Мартина даже получилось снова уснуть, но ненадолго. Его разбудил звонок в дверь. Юль открыл глаза и посмотрел в потолок, слушая настойчивый стук в дверь, последовавший за звонком. А, может, случилось что-то?
Нехотя, но все же Мартин поднялся. Лениво закурил, прошелся по комнате и к двери пошел только на втором звонке.

Хорошо, что успел сигарету вытащить из зубов.
Софи налетела на него, как ненормальная, полезла целоваться. Мартин даже опешил и, в общем-то, на это даже не успел ничем ответить, только подался чуть назад, когда она сама отстранилась, и слегка недоумевающее уставился на девчонку.
- Пьяная что ли? – он смерил ее взглядом и свободной рукой толкнул дверь так, чтобы она захлопнулась за спиной девчонки. – Пиздец, у тебя видок.

Он был в полном адеквате, так что ему хватило одного пристального взгляда в ее глаза, чтобы понять, в чем дело.
- Блять, у тебя ломка? Я тебе сказал, что у меня нет ничего, - дилер приподнял руки, заставляя ее отстраниться и делая шаг назад.
Все у него было и, нет, он не собирался заниматься самобичеванием и разложением по полочкам своих принципов. Он просто решил, что с его подачи Бриоль ни на что не подсядет. Пусть делает все, что хочет, но подальше от него, не втягивая его в это. Пока он ее не видел и не слышал, был спокоен. Или нет? Нахуй это все. Нахуй.

+2

4

- Раньше тебя это не смущало. - Почти зло ответила. Почти, потому что в ответе было больше всего усталости и меньше всего - эмоций и каких-то чувств. Но ведь и, правда, раньше какой бы она не приезжала, что бы не вытворяла: он был совершенно не против. Денежно-товарные отношения устраивали и ее, и его. Так какого черта он тут пытается показать, что все не так? - Ты даже не представляешь... - что внутри. Не договаривает, потому что просто не может. Язык не поворачивается сказать, насколько все плохо. Насколько ее рвет душевно уже какой день и нет этому никакого спасения, кроме, наверное, смерти. Но Софи еще не дошла до того порога не возврата, за которым уже нечего ждать и терять. Она все топталась на этой грани, забивая голову наркотиками.
Криво улыбается, делает шаг назад, упираясь затылком в дверь. Ну, зачем он так с ней? Ведь Софи все равно найдет, если не у него, то у кого-то другого. Но Мартин был тем вариантом, крайним случаем, на который пришлось пойти, потому что сегодня она не знала у кого искать. Ей нужно было время, ей нужно было мыслить: вспомнить номер телефона или хотя бы человека, через которого можно выйти на кого-то другого. Да, черт возьми, хоть в другой город рвануть, если здесь не выгорит... француженка как-то совсем забыла о Джеке, который бы, скорее всего помог. Впрочем, был вариант, что он мог притащить ее за шкирку в больницу. Всех уже так задолбали ее срывы. Даже ее саму. Но, но, но... но в этот раз все было куда хуже, ведь она соскочила, с зимы не принимала, максимум - пара-тройка скуреных косячков, и вот опять все по кругу.
Сзади была дверь, холодила спину и затылок, спереди Мартин, который морозил взглядом. Отступать некуда, но как пройти вперед: непонятно. Иногда помогали слова, а в этот раз получится? Или она вообще зря приехала? - Мартин, ты не понимаешь. Мне правда очень надо. - Софи не любила просить, обычно получая все желаемое и так. Указывала на вещичку пальчиком и магическим образом получала, но что же изменилось сейчас? Почему не работало?! - Еще скажи, что тебе деньги не нужны. Ты же знаешь - у меня есть. Блять, да хочешь, я больше заплачу! - Ладонями закрывая лицо, пытается сохранить спокойствие и не орать на него. Вряд ли он оценит ее утреннюю истерику. Сжимает пальцами виски, трет покрасневшие глаза, а после убирает их, опираясь о дверь, чуть подается вперед и говорит почти издеваясь. - А, быть может, тебе нужны от меня не деньги? Или, не только деньги? - Раньше этого вопроса между ними как-то и не возникало, потому что все случалось по обоюдному желанию в порыве страсти или от скуки. Сложно было назвать их скромниками, или шибко верными. Да и в отношениях долго не удерживались. Всегда в поисках чего-то нового, всегда с желанием убежать еще дальше...
Софи была действительно очень удивлена, что Мартин ей отказывал в продаже. Не понимала, в чем дело, ведь они не ссорились, или она так считала. Встречались иногда, развлекались и все было здорово. Так почему же?! - Если так, то трахни меня, но продай. Что ты как маленький?! В самом то деле, все имеет свою цену. Даже я, и, совершенно точно, ты.

Отредактировано Sophie Briol (2015-09-06 10:10:21)

+2

5

Да лучше бы она была пьяная, если уж на то пошло. Юль знал, конечно, что француженка ищет себе дилера, но обещал самому себе не шевелиться по этому поводу – не узнавать об ее успехах в этом деле. Хотя, он мог бы, и ему для этого даже напрягаться не надо было, способ был очень легким – спросить об этом у самой Бриоль.

Софи отошла сама, не пришлось ее отталкивать, но Мартин все еще не сводил с девчонки пристального взгляда. Что он от нее ждал? Наверное, истерики. Возмущения. Вопросов. Требований, в конце концов. Картина была стара, как сам мир, никогда не менялась.
Он молчал. Знал, что словесный поток не иссякнет, даже если он начнет ее перебивать. Состояние у нее было еще терпимое, так что, возможно, до требований или угроз дело вообще не дойдет.
- Не беси меня, - дилер неожиданно улыбнулся на ее издевательский тон, но улыбка была одними губами, и доброй ее нельзя было назвать даже с натяжкой. – Просто заткнись и вали отсюда нахуй.

Юль начинал злиться. С одной стороны это было не удивительно, помня о его дерьмовом характере, но, с другой стороны, слишком легко она его на это вывела. Дилер предполагал, что вряд ли кто-то так разговаривал с ней когда-нибудь, но это были лишь догадки. Бриоль подсаживалась не впервые, а среди наркоторговцев джентльменов не водилось. Хотя, француженка была реально не той, кому отказывают – всегда при бабках.

- Что? – на лице Юля появилось очень искреннее удивление, когда девчонка взялась предлагать себя в довесок. Понеслось. Нет, пожалуй, он не готов был это терпеть и ему было насрать на причины своего переменившегося решения – хотел ли он дальше спать или не хотел, чтобы это дерьмо лилось из ее рта.
Дилер приблизился к Софи и схватил ее за шиворот куртки, дернув в сторону, как котенка, заставил отлипнуть от двери и подойти к большому зеркалу на стене.

- Возомнила себя охуенно сексуальной, а? – он все-таки отпустил ее и сделал еще пару затяжек. – На что по-твоему у меня должен встать? Может, на кожу серого цвета, м? Конечно, блять, это же мой любимый цвет. Люблю натянуть с утра какую-нибудь телочку, которая ко мне за дозой приковыляла.

+2

6

Собственно, даже после первой его реплики можно было разворачиваться и уходить, послав его к черту. Вот только проблемы была в том, что быстро француженка могла найти только в одном месте, которое не славилось ничем хорошим. И именно туда идти стоило только в крайнем случае. А Софи была еще не так безнадежна, по крайней мере, она так считала, когда шла к Мартину. Но, непонятно что себе возомнил парень, потому как говорил он исключительно отказами, будто не понимал, что будет дальше. Будто не знал, что в ее окружении найдутся более сговорчивые. Да и плевать. Вот только каждое слово, каждый поступок всегда находит отголосок во вселенной и желая сделать добра, иногда можно толкнуть в сторону куда худшего пути.
Были ли у Бриоль похожие ситуации в жизни? Были. Были и похуже, когда ей приходилось падать настолько низко, насколько только возможно. Чудо, что она до сих пор не подцепила ни гепатита, ни СПИДа. А, может, лучше бы ей давным-давно заболеть и подохнуть, не мучатся столько лет. Не мучить себя и всех окружающих ее.
Бриоль любила наркотики, наркотики любили ее. А вот чего Софи не любила, так того, чтоб ее хватали и перемещали без ее на то согласия. Все же время, когда она шла на все ради дозы давно прошли. Сейчас все было плохо, но не настолько, чтоб она забыла себя полностью. Потому когда Мартин подтащил к зеркалу, когда начал уж совсем смешивать ее с дерьмом, вначале она даже очень разозлилась. Если уж кто и может ее опускать, то только она сама. Если уж кто и может загнать на дно, то только она сама. А не какой-то барыга. Не какой-то...
Только руки были освобождены, Бриоль тут же ответила звонкой пощечиной и отскочила, будто подсознательно ожидая ответа. Налетела на тумбу со всякой мелочью. Зацепила вещи руками, они с тихим стуком разлетелись в разные стороны. - А если и так? Возомнила, с прошлого раза очень поплохела, скажешь? - Делая шаг к двери, чтобы держать дистанцию и попытаться уйти при первой же возможности. - Или, ты теперь у нас спаситель всех заблудших? На ком бабло будешь зарабатывать отказывая каждой встречной поперечной? - Выделять ее среди других было глупо и неправильно, потому что если уж кому и суждено было завязать, то явно не шизофреничке с суицидальными наклонностями. Ей то и жить было скорее всего не долго. Чего уж там говорить про счастливо и без наркоты.
- Мартин, блять, что происходит?! Чем я хуже то этих, всех твоих, которые по утрам за дозой приходят? Для них есть, а я... а я нахуй?!

Отредактировано Sophie Briol (2015-09-06 19:59:05)

+2

7

Может быть, реально, нахуй это все? Он мог бы взять у нее бабки, отдать ей дозу и отпустить снова на все четыре стороны, почему нет? Почему он тут, блять, изображает какие-то благородные порывы. Ведь действительно знал, чем все это закончится – француженка развернется и уйдет. Она найдет другого торговца и тот с радостью продаст ей все, что только ее душе угодно, и маму свою отдаст в подарок. Ну, исход был очевиден.

Стоило ему отпустить ее, как Софи тут же развернулась и заехала ему по морде, от чего дилер нервно рыкнул и вскинул руку, но не успел схватить девчонку, та на удивление быстро отскочила от него. Юль проводил взглядом посыпавшиеся на пол вещи и снова посмотрел на девчонку. Щека слегка горела от удара, но на такую хуйню Мартин не стал обращать внимание.
Сказать ей что-то вроде «я отказываю не каждому, а только тебе» было бы однохуйственно, если бы он попросил ее еще немножко себя поуговаривать, так что Юль только ухмыльнулся на эту фразу.
- Я найду, на ком заработать, не беспокойся обо мне.

Странно, но злость ушла. Совсем. Ему стало похуй. Единственное, что осталось, это легкое удивление от ее слов, от того, что она стала себя с кем-то сравнивать. Естественно, что бы Мыртин сейчас не сказал, все будет восприниматься ею в штыки и все будет неправильно, не так, как она хочет, потому что у нее была всего одна цель – достать дозу, снять ломку, продолжить существовать. Этот разговор все равно ни к чему не приведет, а он не мог сказать ей ничего внятного по поводу своего решения.

- Ничем, - он пожал плечами и не спеша, дошел до кухни, чтобы затушить сигарету, но потом вернулся. – Ничем не хуже. Хочешь зависеть от этого дерьма? Да, пожалуйста. Только подальше от меня, окей?

Естественно, он ни на что не надеялся, отправляя ее подальше. Более того, прекрасно знал, что девчонка прямо от него поедет к тому, кто ей не откажет, но это уже не его проблемы. Кто он был такой, чтобы о чем-то просить или советовать? Да никто. Дилер, которому, вдруг, что-то ебнуло в голову и который добровольно скинул с себя клиентку при бабках.
- Дверь закрой за собой.

+2

8

I'm just sitting in my room,
With a needle in my hand,
Just waiting for the tomb
Of some old dying man.

System Of A Down – Needles

- Да пошел ты. - Зло выпалила, одарив Мартина недружелюбным взглядом, а потом, бесясь в бессмысленной злобе схватила первое попавшееся в тумбочки, какой-то флакон, и кинула в него. Ей было все равно: попала или нет, обида жгла изнутри, потому Софа просто пулей вылетела из дома.
Голоса в голове продолжили смеяться, они стали еще громче, еще настырней. Теперь они еще потешались и над неудачной попыткой, утверждая, что в этом мире ей остается только одно: шагнуть под поезд, прыгнуть под машину или из окна. Они были весьма убедительны. Настолько, что пока Бриоль ехала, чудом умудрилась не умереть. Ее кидало на каждую машину, прельщала любая высотка. Если когда она ехала к Мартину какая-то надежда еще была, то теперь нет. Она убедила себя, что осталась одна. Да и ладно, будто впервые. Возможно, Юль и хотел как лучше, но тогда он явно избрал совершенно провальную стратегию, и сам, скорее всего, понимал это.

В доме было грязно и неимоверно мерзко. Стоило бы купить и отчалить в какую-нибудь гостиницу, и там в комфорте сделать, что так давно хотела: забыться. Но время было на исходе, потому забывает о всякой предосторожности и правиле, которое сама же и придумала: никогда больше не принимать в наркопритонах.
Все как в тумане, кажется, кто-то даже помогает приготовить. Все плывет перед глазами, а внутренние демоны танцуют в предвкушении. Хотя, чего они ждут? Подпитки или одной фатальной ошибки? Как понять, что тебе не просто хватит, а от этого укола ты просто перестанешь существовать. Самолично усыпишь себя, как бешеную псину усыпляют доктора. Софи бы и не поспорила, если бы кто-то ее сейчас сравнил с больным животным, которое просто нужно убить, чтоб не мучилась.
Именно с такими мыслями француженка и всаживала в себя игру. Почему она знала, что это будет последним, что она сделает не только сегодня, но и вообще. Голоса наконец-то заткнуться, и себя можно будет простить. За мать, за отца, за всех, кого пришлось оставить, за разрушенные мечты, за не рожденного ребенка, за Рика, в конце-то концов.
Все как всегда: мгновенный кайф. В голове уже разворачивается совершенно другая реальность, где все более, чем хорошо. Где есть дочь, или она тогда ждала сына? Где нет ни одного страха. Живая мать. Никаких шрамов и душевных ран. И все это "не настоящее" шуршит сухой бумагой под пальцами. Другую жизнь можно придумать, только рано или поздно нужно будет осознать, что это вымысел... или умереть, так и не расставшись с иллюзией.
Что пошло не так сказать сложно, и уж Бриоль так точно не сможет это объяснить, но организм отказывается принимать действительность и наркотики. Собственный организм идет против Софи, забивая первый гвоздь в крышку гроба... говорят, от передозировки умирают практически наверняка. У Бриоль это была уже не первая, раньше ее было кому вытащить, но не сегодня. Сегодня, кажется, все получится и мучения закончатся.
Навсегда.

Отредактировано Sophie Briol (2015-09-07 10:02:29)

+2

9

Юль еще какое-то время смотрел на распахнутые двери, думая над тем, не догнать ли девчонку, но, в конце концов, просто закрыл дверь. Если торчок что-то для себя решил, что-то сгенерировал своим больным мозгом, то любые попытки переубеждения будут бесполезны. Другой вопрос в том, что Мартин начал сомневаться в том, что правильно поступил. Он не хотел об этом думать, но у него не получалось, поэтому, приняв душ, выкурив еще несколько сигарет и шагами измерив всю квартиру, через полчаса дилер уже набирал номер француженки. Трубку она, конечно же, не брала.
Долбанная истеричка.
Сука, возьми трубку.
Но нет, все те же длинные гудки. Юль походу раз двадцать набрал ее номер прежде, чем начал собираться, еще даже толком не зная, куда пойдет.

- Очень худая, высокая. У нее волосы в хвост собраны, кажется. В куртке и в джинсах, - Мартин пытался припомнить что-то еще, время ушло уже достаточно для того, чтобы она нашла то, что искала. Какого хуя он вообще тут делает? Он мог бы спокойно спать у себя дома.
- Софи?
- Блять, да! Она у тебя была?
Знакомый торговец сначала неопределенно пожал плечами, потом смерил его взглядом, явно раздумывая, что ответить.
- Ты ее знаешь что ли?
Юль дернулся, хватая парня ха грудки и долбанув его спиной о стену.
- Она у тебя была?
- Да была, была! Она и сейчас здесь! – сразу затараторил тот, пытаясь отпихнуть Мартина, но когда понял, что только испытывает его терпение, кивнул на двери притона. – Там она, зависает.
- Урод.

Торчков здесь было немного, так что Юль нашел девчонку почти сразу, как зашел в эту грязную конуру. Только картина его ждала нелицеприятная.
- Твою мать, - он придержал голову девчонки, опуская ее на такой же грязный диван, как было все остальное вокруг, и переворачивая на бок, а потом вытащил телефон и приподнял ей веко, убеждаясь, что отъехала та основательно – зрачок на свет вообще никак не реагировал. – Софи. Давай, вылазь оттуда, слышишь меня? Давай, детка, - он чуть резко похлопал ее по щекам. – Не засыпай.
Скорее всего, она его даже слышала, вот только вместо ответа он видел лишь новые рвотные позывы, а так как блевать ей было явно нечем, изо рта текла белая пена. Мартин уже набрал 911 и называл адрес, обтирая губы француженки и заставляя ее приоткрыть рот, чтобы не захлебнулась. В общем-то, губы у нее были уже синие, а пульс почти не прощупывался.

+2

10

Скорая ехала очень долго, даже у них есть адреса в своеобразном черном списке. Туда вызывают только когда уже совсем все плохо, потому водитель особо не торопился, посчитав, что уже и так поздно, а когда таки врачи приехали, вначале и забирать не хотели, мол все равно помрет, и страховки поди нет. А у такой и денег то на лечение не найти. Если бы не Мартин, трезвый и вполне себе адекватный Мартин, то и не взялись бы. Впрочем, как только забрали и начали откачивать, там, уже в больнице, сразу поинтересовались родня ли. Нет? Ну на нет, как говорится и дверь вон там, и в палату пускать отказались. Прежде, конечно же, разузнали кого все-таки доставили, а как увидели, что со страховкой все хорошо, да и вообще девица при деньгах, то и усердия больше проявили. Вызвонили родственников, к сожалению, в городе никого не оказалось. Отец во Франции, а сестра в Нью Йорке по работе. Именно потому и попросили задержаться, пока девица в сознание не придет.
Откачали, привели в чувства, положили под капельницу. Шептались, будто думая, что она их не слышит: рассуждали о том, почему молодые, красивые и богатые вообще начинают пробовать подобную дрянь. Осудили, пожалели, покачали головой и ушли. Только Бриоль не нуждалась ни в жалости, ни в нравоучениях. Она вдруг поняла, что смерть от передоза - было бы неплохим вариантов, а потому совершенно не понимала, кто вообще ее спас, а главное зачем.
Приехала полиция, попыталась взять показания, Софа, которая уже и сама могла говорить за себя, сказала, что у нее есть толпа адвокатов, вот им и отправляйте запросы, повестки и все прочее. Проходили и не раз, потому Бриоль прекрасно понимала, что нужно делать в таких ситуациях. Как обычно откупится. Будто бы впервые. Тысяч пять, может десять, и принудительное лечение в клинике. Никакого разнообразия, пристрелили бы уже.
Не получив желаемого, ушли и полицейские. Француженка решила, что наконец-то от нее отстанут и дадут побыть в одиночестве. Подумать, может даже отослать пару сообщений, вызвав в больницу личного секретаря. Кстати, о Кэтти, точно ведь уже едет сюда, в компании телохранителя. От воспоминаний об всей это каббале, хочется выть. И пока у нее есть, может, час, она хочет тишины и, кажется, изобрести телепорт, чтоб ее не нашли, но даже немного времени ей не дают. В палату заходит медсестра, видно же, что-то сейчас как спросит, но француженка опережает: - приехал мой секретарь или охрана? - Девушка отрицательно машет головой. - Парень, что вас сюда привез все еще ждет... - Ах, да, мистер спаситель. О нем Бриоль уже и думать позабыла. Она совершенно не хотела видеть того, кто совершил с ней такое. Кто вытащил из спокойного мира обратно в этот: мерзкий, ничтожный мирок. Зачем ей знать, кто такой заботливый решил проявить участие, где не стоило.
- Зорко одно лишь сердце, не так ли? Я позову его, Вы ведь обязаны ему жизнью. - Софи протестует, но девица уже не слышит, она уже покидает палату, перестукивая красными каблучками. Интересно, если бы медсестра знала, что творится в голове у пациентки, позвала бы "спасителя"? Ясно же было, ничего хорошего из этого не выйдет. В лучшем случае, француженка просто выгонит его, а в худшем...
Захотелось притворится спящей, а лучше - мертвой. Да и мертвой лучше даже не притвориться, а быть. Но ведь девушка в любом случае уже сказала, что Бриоль в сознании, скорее всего даже добавила, что хочет его видеть. Каким же будет разочарование, когда окажется, что нет. Не хочет, совсем не хочет.

Отредактировано Sophie Briol (2015-09-07 11:57:29)

+2

11

Медики действительно подзадержались и Юль даже собирался самостоятельно везти девчонку до ближайшего госпиталя, но в этом нервном порыве, они и нарисовались. Оправдания были какие-то нелепые – не могли найти нужный адрес, как это обычно бывает.

И еще он прекрасно знал, что нарисуются копы, но, не смотря на это, все равно поехал следом. Естественно, его не пустили, и ему пришлось отсиживаться в приемном покое, но выбора-то у него все равно не было, теперь нужно было выяснить, успел ли он вообще или все было зря.
Ждать пришлось достаточно долго. Мартин то наворачивал круги по просторному помещению, явно нервируя этим администраторшу, сидящую за стойкой, то выходил на улицу, чтобы перекурить, то листал буклеты на столике, где были написаны взывающие к осторожности речи по предотвращению каких-то болезней.

В конце концов, к нему подошла докторша и спросила, он ли приехал с Софи Бриоль, а потом сказала, что они едва успели. Ну, да, конечно, приехали бы завтра. Дилер на этом хотел развернуться и уйти, он свое дело сделал и не видел смысла здесь дальше отсвечивать, но докторша попросила его задержаться. В следующий раз вышла уже медсестра и сказала, что Софи пришла в себя и хочет его видеть. Юль покрутил в руке белый халат, который ему выдали и накинул его на плечи, следуя за медсестрой, которая что-то там говорила про то, что француженке нужен покой и что это ненадолго. Кажется, он и так туда не рвался. Зачем? Лично ему нечего было сказать. Медсестричка завела в его палату, напомнила про время и даже закрыла за собой дверь, оставив дилера торчать посреди комнаты.

Софи лежала на кушетке, уже вовсю юзала телефон, но выглядела уже не так хуево, как в притоне. Ну, она хотя бы шевелилась, дышала и вообще, вела себя, как живой человек.
- С днем рождения, - мрачновато заметил дилер, осматриваясь.

Наверное, он уже сбился со счета, сколько раз видел передозы и смерти от них, или таких вот удачливых торчков, которые, не без помощи, конечно, выбирались живыми, а потом снова залазили в свое колесо и продолжали носиться по кругу. Может быть то, что сегодня произошло, лишь укрепило его решение относительно Бриоль, пусть даже это и он, в какой-то мере, был виноват в том, что произошло. Совесть его не мучила.

Отредактировано Martin Juhl (2015-09-07 15:20:54)

+2

12

Radiohead – Exit Music
Дверь в палату открывается, а Бриоль даже не удосуживается, чтобы посмотреть на вошедшего. Будь там хоть сам Папа Римский, плевать с высокой колокольни. Она не хотела этой встречи, а то, что там себе нафантазировала медсестричка ее касаться вообще не должно. Но коснулось. Коснулось словами знакомого голоса, который еще совсем недавно поливал ее грязью, пусть в какой-то мере и заслуженной, но сейчас это был, наверное, последний мужчина на всей планете, кого она ожидала и хотела здесь увидеть. В гребанном шаге от себя.
Слова похожи на шутку, учитывая события, которые случились ровно год назад, шутка повторилась, а смешнее не стала. Только в прошлый раз была крыша, и совсем не кстати забытая вагонетка мойщиков окон. В прошлый раз не умерла, в этот раз тоже не получилось. Что она такого сделала вселенной, что та раз за разом вытаскивала ее с того света? Вряд ли какие-то велики свершения, вряд ли есть какой план. Скорее ей просто не повезло, или повезло, или судьба такая: умирать, да не умереть. Хотя, от смерти не застрахован никто и рано или поздно даже неуловимый Джо отбегал свое по прериям, чего уж говорить о глупой девчонке, которая сама нарывается, сама напрашивается подохнуть.
- Даже так? - Сложно было злиться, когда сил особых не было даже чтобы дышать. Но даже с эмоциональной дистрофией можно было показать все свое отношение к мужчине, который влез не в свое дело. - Если ты ждешь благодарности, то ее не будет. - Слова получились очень сухими и колкими, словно их перетерли через песок, дробя в осколки. Неблагодарная дрянь, которая привыкла получать все, которая совершенно не умеет принимать отказ, даже сейчас умудряется своими словами все только портить. Смотрит холодно, говорит зло, а у самой внутри зияющая дыра и единственное желание, чтобы кто-то достаточно терпеливый пришел и залатал ее. Кто-то, кому хватит сил противостоять ей же самой. Кто-то, кто не будет уходить слишком далеко... тот, кто не позволит при этом всем вытирать об себя ноги. Хотя, такой человек вообще существует? Или все эти качества, собравшись в одном индивидууме уничтожают его еще в зародыше? Может, именно таким и должен был родиться ребенок, который не был даже похоронен.
- Слушай, Мартин, отъебись ты уже наконец-то. Вот правда, какого хрена сначала прогонять меня, а после вызванивать, искать. Ну, нашел. И что дальше то? Кому лучше стало, а? - Софи знала, нужно сейчас все-все высказать, иначе он подумает, что между ними потом еще возможно общение. Что француженка позлится, как бывало раньше, но потом сама же и позвонит и будет как всегда. Без напряга. - Только не надо делать вид, что тебе не все равно, окей? В общем, я чего сказать хотела. Проваливай и, прошу, не появляйся больше на моем горизонте. Я не хочу тебя. Ни знать, ни видеть, ни помнить. - И все дело даже не в том, что он отказал в дозе, а именно в том, что потом кинулся искать, нашел и сделал все, чтоб она выжила. Это слишком. Это действительно слишком неправильное и несколько зависимое поведение с его стороны. Никто никому ничего не должен, и если уж ты сказал "проваливай", то, будь добр, не лезь туда, куда лезть не должен. Так будет спокойней всем.

+1

13

И вот, она лежала, вся такая королева, чудом не склеившая ласты и из ее рта вырывалась совершенно детская, упрямая речь о том, что все, блять, козлы вокруг и не дают ей нормально помереть. Нет, конечно же, он не ждал благодарностей, куда там. Но он и не ждал того, что от него начнут отмахиваться, как от назойливой мухи. От него! Это он тут оказался лишним, он все испортил.

Походу, Юль переусердствовал в попытках вытянуть из себя что-то человеческое, и это было совсем не его. Лучше бы ему не притворяться больше, не изображать ничего, остаться в том аду, в котором в теле бывшего наркомана не осталось ничего, кроме озлобленности к окружающим и равнодушия к миру в целом. Ничего, что он мог бы проявить, как обычный человек, как все.

Пожалуй, это был первый и последний раз. Если когда-нибудь, еще хоть раз, он увидит торчка, которого ебашит в припадке от передоза, то он не обратит на это внимание. Нехуй строить из себя благородного рыцаря, если это не так. Он ведь прекрасно понимал, что лезет не в свое дело, а всегда, всегда, чревато вот такой хуйней.

- Да я и сам уже жалею, что кинулся тебя искать. Надо было дать тебе подохнуть в этом вонючем притоне, залитой собственной блевотиной и с кучей торчков-зомби под боком – это был для тебя идеальный вариант, - дилер усмехнулся, не сводя взгляда с девчонки, теперь в его глазах можно было увидеть презрение, но оно появилось ненадолго, а потом сменилось все той же серьезностью.

Пожалуй, на этом можно было закончить. Юль развернулся и вышел из палаты, наткнувшись в дверях на амбала, который подозрительно посмотрел на него и еще какое-то время, дилер это чувствовал, провожал его взглядом. Видимо, подоспела свита. Только что-то поздновато они спохватились, еще часок и спешить было бы некуда, все бы просто продолжали заниматься своими делами. Только он, идиот, какого-то хуя, суетился, будто ему это нужно было больше всех. Теперь его это вообще не касалось.

- Сука, - Юль какое-то время еще сидел в машине на парковке, выкуривая сигарету и бездумно пялясь в одну точку. Ему нужно было отвлечься от случившегося, не думать ни о француженке, ни о ее словах, из-за которых где-то глубоко внутри все-таки противно скреблась обида.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » behind closed doors