Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Это маленькая реквизиция, а не кража.(с)


Это маленькая реквизиция, а не кража.(с)

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

Участники:
Guido Montanelli & Diana Murphy
Место:
Кофейня Дианы в одном из отдаленных районов города.
Время:
начало октября (~10.10.2015)
Время суток:
день - вечер
Погодные условия:
Погожий теплый день, переменная облачность, но солнца все же больше. t= 27°С
О флештайме:
Тяжелые времена толкают на крайние меры, и иногда хорошие люди из-за этого страдают.
Это был обычный день в кофейне миссис Мёрфи, она приехала проверить дела и переговорить с персоналом, но неожиданное нападение на ее небольшое заведение все изменит. Появятся те, кого она не ожидала увидеть.

Отредактировано Diana Murphy (2015-09-05 16:32:48)

+1

2

Пальцы Логана постукивали по затвору дробовика под доносящийся из динамиков рэп; он думал, что делает это в такт, но Эшу, даже при условии, что он сидел за баранкой, было заметно, что сбивался он раз в пятнадцать секунд минимум, и это начинало, в конечном итоге, даже раздражать; то ли из-за того, что ему не нравился этот трек, да как и предыдущий, то ли - потому, что нервы были напряжены до предела, то ли просто потому, что Эш, хоть и был его братком, обладал очень странной способностью напрягать своих корешей - и весь какой-то он был несуразный, бороду какую-то отрастил, как бомж, ну в натуре же, хотел стрижку сделать - так волосы начал отращивать, а они у него пошли пятнами какими-то, лысеет чувак (в свои-то 25 лысый уже), так и ходит теперь, лысый и на солнце блестит, хоть бы шапку себе прикупил какую, что ли... только тот факт, что ему в драке нету равных, и не позволяет ему окончательно уйти в минуса - в армии его научили черепа рассекать на ура, да и с пушкой Логан обращался, и впрямь, лучше остальных братанов... Ему ведь довелось в Сирии побывать - вернулся оттуда без большого пальца на правой ноге и отбитый на всю голову (потому, может, волосы и не растут), хотя он и так многим фору давал. Такой вот был Логан - его ещё называли "Средний Демон". Средний - потому что Большой Демон пятый год срок мотал, а Маленький - в могиле лежал уже пару лет как...
- Ты единственный ниггер без чувства ритма, Средний, единственный на планете, отвечаю. - подытожил Эш, перестроившись в правый крайний ряд, покачав головой и затянувшись сигаретой.
- Чё? Да пошёл ты, ёпт, мы с Крохой кайф ловим, а, Кроха?.. - улыбнулся Логан (вот умел он как-то улыбаться странно, вроде и глупо, по-дебильному, а с другой стороны - совершенно без веселья), развернувшись на заднее сидение, на котором в одиночку развалился Кроха. Ещё одно чучело, да. Парню и восемнадцати ещё не было, а борзый уже настолько, словно срок отмотал, хотя никто даже не помнил толком, как его на самом деле звали - Кроха и Кроха.
- Ага. - задорно встряхнул Кроха кудрявой башкой. - Эш, ну дай пушку, я, падла буду, умею обращаться со стволом!.. - в пятый раз завёл одну и ту же песню. Умеет, как же. На курок нажать - это много ума не надо, чего тут уметь-то? Поэтому вот - фиг ему, а не оружие, иначе полон зал трупов будет. Да и что там делать-то, в три ствола, в этой кофейне? Не армейскую базу же берут.
- Кроха, ты задрал, не дам я тебе никакого ствола, не дорос ещё, для тебя - бита. Да и откуда я тебе достану ещё одну пушку - из задницы? Я кто, по-твоему, Дэвид Блэйн? - в ответ оба подельника весело заржали, Кроха попытался дать "пять" Логану и чуть с сидения не грохнулся. Вот ведь клоуны...
"The Cookie Shop" набирали популярность в последнее время - и наверняка у них в кассе было полно наличности во второй половине дня; ночью в кассе уже ничего не будет - а вечером подъезжают инкассаторы, с ними справиться с двумя стволами вряд ли получится, у них же каски, броня, автоматы... а за несколько часов до их приезда, как раз когда обеденное время окончится, это будет большой куш - с минимумом риска; даже у копов это заведение большой популярностью не пользуется - от участка далеко. Так почему его не удвоить? Или даже не утроить? Тачка достаточно шустрая. Пока в первой кофейне будут приходить в себя - он с этими двумя оболтусами успеет заглянуть в следующую. Благо, руки в тюрьме не успели отвыкнуть от баранки...
Эш вышел из тюрьмы месяц назад - и ему нужны были деньги.
- Всё, приехали. Надевайте маски. - синий Кадиллак остановился прямо у входа в заведение. Эш развернул края своей вязанной шапочки так, чтобы она закрыла лицо; повернул её немного, чтобы заранее сделанные прорези оказались как раз поверх глаз. Логан скрыл нижнюю часть лица под банданой, надев на лысину - ну надо же - кепку, а Кроха поднял капюшон толстовки, физиономию скрыв под резиновой потёртой маской бывшего президента Джорджа Буша (где только достал-то такое ублюдство?).
- Йо, слушаем сюда, ёб вашу мать!!! - под предводительством Эша, троица ворвалась в заведение; и тут же прогремел выстрел - Логан выстрелил в потолок из своего дробовика, на тот случай, если на них кто-то ещё не обратил внимание. Джордж Буш-младший, пролетев мимо своих собратьев, сжимая биту в руках, перевернул один из столиков, заставив чью-то пищу размазаться и разлиться по полу:
- На что уставился?! А ты на что уставился?! А?! - угрожающе замахнулся битой на каким-то чудом удержавшихся на стульях обывателей. - На пол, суки! Всем на пол!
- Лежать, бля!.. - вторил оставшийся у входной двери Логан, прижав приклад дробовика к плечу и обведя зал дулом, наблюдая за тем, чтобы все сползли под столы, пока Эш уверенным шагом направлялся к стойке, выразительно тыкая пистолетом в работников по ту её сторону, отгоняя от прилавка, где, по его мнению, должна быть тревожная кнопка:
- Отошли от прилавка! Выложить все деньги сюда!! Кто тут главный?! - перемахнув через стойку, продолжая направлять ствол на сотрудников кофейни, Эш снова выкрикивал, не давая никому и ответить толком: - Все деньги сюда! Кто главный?!

[NIC]Ash "The Fresh" Brown[/NIC]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i402/1509/50/f7653b90fcfb.jpg[/AVA]

+1

3

Наверное, каждый когда-нибудь мечтал заниматься любимым делом всю жизнь, посвятить себя идеи, которая занимает все твое сознание и являеца смыслом и стимулом, чтобы просыпаться каждое утро. Такое бывает редко, ведь не каждый решится на подобное, мнение общества очень сильно влияет на нас и мы прогибаемся под его гнетом. Но есть те, кто все же делает шаг навстречу мечте и занимается тем, к чему лежит душа, сердце. Как говорится, зорко одно лишь сердце, ведь и глаза нас обманывают, и ум ведет не в ту сторону, подбрасывая лишние мысли, сбивающие с пути. Зачастую получается так, что человек не решается исполнить свою мечту, выбирает дело, которое будет выгодно по деньгам/положению, совсем забывая о том, к чему лежит сердце. Стадное чувство в самом худшем его проявлении, индивидуальность ломается под шаблоном, собранным давным-давно и не меняющимся многие десятилетия.
Диана была из числа тех, кто не без труда, но нашел свой путь, выбрал дело, которое ближе душе, нежели кошельку, хотя и получилось так, что ее увлечение приносит ей стабильный доход. С детства она была главной помощницей маме на кухне. Потихоньку лепила пирожки, помогала готовить макароны с сыром, придумывала секретные ингридиенты для салатов, которые якобы улучшали вкус, и в итоге с подростковому возрасту была хорошим поваром, готовым прокормить всю семью. Особенно, если это не удавалось маме в силу определенных обстоятельств. Преподавание тоже было ее отдушиной, но все-таки готовка… готовка была куда важней и интересней, тем более, мало помалу Ди стала главной по кухне и в общежитии, а затем и пленила Чарльза своими умениями. О ее вкусном ореховом печенье и маффинах, которые она пекла каждые выходные, ходило множество хвалебных отзывов, что, конечно радовало девушку, ведь готовка важный навык, и она его постигла в полной мере. Потому, когда спустя несколько лет после рождения Николь, Чарльз предложил ей открыть свою небольшую кондитерскую неподалеку от дома, женщина даже не сомневалась, а сразу же согласилась. В ее голове давно зрели подобные мысли и предложение мужа открыть свое дело, стало последним пинком к исполнению заветной мечты.
-Спасибо, Рита, отчет в хорошем виде, принеси мне, пожалуйста, те две красные папки с нашими контрактами, хочу проверить кое-какие показатели, а то кое-кто намекнул, что у нас заканчивается контракт и мы до сих пор не подали никакого соглашения для его продления, - улыбнулась, Диана, пролистывая отчет, предоставленный администратором кофейни, в которую владелица наведалась, чтобы проверить, как идут дела. Она, как и обычно, была приветлива, добра, сосредоточена и в то же время замечала все мелочи, что творились в помещении этой небольшой кофейни. Приехав в офис еще до открытия, Диана прошлась по складу, проверила годность продуктов, осмотрела запасы товара, который должен был пополниться на прошлой недели, потому что как раз должна была быть доставка. Особенно миссис Мерфи любила заниматься оформлением кофеен, потому внимательно проверила все ли на своих местах в небольшом зале, поделенном на две части: уютный уголок со столиками, и прилавок со сладостями. Эта кофейня находилась далеко от центра, и была намного меньше по размеру, в отличие от других филиалов, потому здесь всегда царило ощущение, что ты дома, просто в другой комнате. Атмосфера уюта и комфорта была в деталях, подобранных самой Дианой. Каждая кофейня была индивидуальна, но в каждой было что-то, что связывало их в одну сеть, и не просто название, а душа, с которой Диана подходила к своему делу.
Сварив кофе, Диана вернулась к изучению бумаг, пестрящих множеством юридических терминов, условий, которые она должна соблюдать, чтобы получать те скидки, которые заработала за эти годы. За все то время, что она потратила на раскрутку своего дела, миссис Мерфи уже получила заочно юридическое и экономическое абразавание, благодаря компаньонам, коллегам и контрагентам, с которыми имела дело. Единственное, на что она так и не решилась и за что получала постоянные выговоры от своего мужа, так это за отсутствие специализированной охраны, которая якобы должна была защищать ее заведения от злодеев. Диана понимала, что это разумное решение, но все время забывала решить этот вопрос. И словно в насмешку ее беспечности, именно сегодня злодейка судьба, которая в последние годы играла с женщиной в кошки-мышки, решила показать, что бывает, если принимать неправильные решения. Диана дочитывала последний контракт с главным поставщиком кофе в ее кофейни, когда услышала какой-то шум из коридора. Посчитав, что это ребята переносят продукты, Диана не стала отвлекаться, но когда шум повторился и донеслись крики, женщина встревожено посмотрела на дверь, отложила бумаги в сторону и решила проверить, что же происходит. Сердце от волнения начало ускоряться. Все-таки подобное было странным явлением, учитывая, что главными посетителями являются дети и их родители, никаких криков быть не может, тем более, настолько громких. Ей удалось бесшумно миновать коридор и кухню, не привлекая к себе внимание, но чем ближе она подходила к выходу в главный зал, тем больше убеждалась, что творится что-то неладное. Мат, ругань, крики о ком-то главном. Ограбление! Как только Диана поняла весь ужас происходящего, она ни на секунду не помедлила и вышла в зал, поднимая руки.
-Я! Я главная, я здесь! – повторяла женщина, озабоченно и взволнованно смотря на девушек за кассой. Больше всего она испугалась за них. Марта и Сабина были еще слишком молоды, чтобы попадать в подобные неприятности и Диана переживала за девушек. Взгляд ее золотисто-карих глаз пробежался по залу, где посетители сидели на стульях и испуганно смотрели на людей, орущих на них. Боже! Только не допусти несчастья, отец наш, прошу, не допусти… Повторяла про себя Диана, подходя к мужчинам, но все еще держась на расстоянии. Оружие в их руках пугало, то, что эти люди и глазом не моргнут, а прибьют, Ди поняла, когда один из налетчиков замахнулся на пожилого мужчину, решившего пододвинуться и держащегося на грудь. Страх понемногу завладевал женщиной, ее голос дрожал от осознания, что это может быть конец, что кто-то может пострадать, что ее нежелание заплатить деньги специально обученным людям, может привести к невосполнимым потерям. – Я здесь! Что вы хотите? Берите все, все деньги, но только не трогайте никого! Пожалуйста! Сэр, наша касса полна, заберите деньги, но только, пожалуйста, не троньте никого.

+1

4

Что-то разбилось, слетев с прилавка, когда Эш влезал на него, размахивая пистолетом, и теперь по полу и с той, и с другой стороны стойки были раскиданы стёкла и рассыпались мелкие сладости, лежавшие в стеклянной витрине, а грабитель, забравшись на прилавок прямо с ногами и оставляя чуть заметные грязные следы на его поверхности, смотрел на них сверху вниз, гадко так смотрел, словно король на своих слуг, чувствуя и демонстрируя своё превосходство, и, как единственным этого превосходства гарантом, оружием своим размахивая, словно дирижёр - палочкой. А музыка-то продолжала играть - торговое помещение вмиг превратилось в оркестровую яму... Под ноги Марты и Сабины полетела камера видеонаблюдения, оторванная "дирижёром" сегодняшней симфонии от стены. В Диану же полетела свёрнутая в несколько раз плотная тряпичная сумка:
- Ты главная? Складывай сюда всю наличку из касс! Быстро! И без глупостей! - голос Эш повышал явно намеренно, пытаясь запугать и без того напуганных людей, не видя какой-либо другой возможности это сделать; заметно, что сам нервничал, хоть и пытался показаться крутым - в глаза старался не смотреть никому, даже Мёрфи, а теперь ещё и с тревогой поглядывал на ту дверь, откуда она вышла. - Там кто-то есть? Что там находится?..
В самый разгар ограбления кому-то не посчастливилось войти в зал - фигура Логана, до того практически неподвижная, но угрожающая одними своими габаритами, тут же, без лишнего звука, пришла в движение, как по кнопке: вошедший, ещё не успев ничего понять, получил прикладом дробовика в лицо и тут же грубо, хотя и по военному-чётко, был уткнут разбитым лицом в пол, а Логан придавил его спину своим тяжёлым ботинком, чтобы тот не вздумал попробовать встать; коротко оглянулся на вход, затем снова окинул взглядом зал:
- Эй! Куда пополз, мазафака?! - вскинул оружие, направив на того, кто попытался было воспользоваться положением. Они что, думают, он совсем тупой, что ли, и не запомнил, кто где и в каком положении находился? Нервно оглянувшись, парень в маске предыдущего президента страны, которая была ему явно великовата, тут же подскочил к месту происшествия, размахнулся и с силой опустил биту парню на спину, а в довесок, когда тот согнулся, пнул его несколько раз носком своей кеды:
- Не трогать никого? А чё ты нам сделаешь? Чё ты нам сделаешь, белоснежка, а?.. ВСЕМ ЛЕЖАТЬ!!! - взмахнув битой, Кроха смахнул чью-то трапезу с ещё одного из столов, добавив кофейне ущерба - хотя по сравнению со всем остальным, потери были уже и незначительные...
- Эй! Присмотри за ними!.. - крикнул Эш Логану, сбросив сумку по внешнюю сторону прилавка, а сам спрыгнул на внутреннюю, хрустнув битыми стёклами, грубо развернув Диану спиной к себе и подтолкнув в сторону служебных помещений, держа её затылок на мушке. За работницами прилавка теперь приглядывал парень с дробовиком, пока в зале продолжал бесноваться Кроха, чуть только рэп не зачитав, благо, что слушателям деваться было некуда. - Где сейф? Быстрее, сука беложопая!.. - подтолкнул её снова, уже грубее, начиная терять остатки своего терпения - чем дальше, чем больше главный грабитель начинал напоминать младшего из своих помощников, становясь вертлявым, нервным, и голос срывался на фальцет. А пистолет всё более и более опасно начинал качаться из стороны в сторону... Один только немногословный вояка Логан, казалось бы, сохранял хладнокровие, недобро поблескивая взглядом из-под козырька своей кепки.
Всё-таки дёрганные они, эти двое, что Кроха, что Эш, а нервничать-то чего? Суетиться, когда в твоих руках оружие, вообще не стоит, и в тех местах, где он побывал в составе вооружённых сил, этому быстро учились - твоё собственное оружие для тебя же самого опаснее всего, потому что находится ближе всех к твоему телу; его надо уважать, а не играться с ним - даже если оно не стреляет (Кроха так своей битой отчаянно размахивает, что сейчас точно засветит себе самому в лоб), жаль, на районе этого почти никто не понимает.
- Давай быстрее!.. - повторяет Эш, считая, что хозяйка заведения недостаточно быстро наполняет сумку. Тут точно нигде нет "тревожных кнопок", которые они не заметили?.. Если копы уже в курсе, смываться надо как можно дальше и как можно быстрее... если они хотят заскочить в ещё один  "The Cookie Shop", пока копы будут их искать где-то в этом районе, так и тем более... - Теперь дай её сюда! И в угол, лицом к стене!.. Руки, чтоб я их видел! - Эш завёл полученную сумку за спину, словно бы Диана смогла вдруг её отобрать, а пистолетом снова задорно вскинул, словно поставив последний восклицательный знак, и попятился назад, к выходу; оказавшись в коридоре, развернулся, перейдя на лёгкий бег, желая уже смыться из разнесённого кафе. - Смываемся, я завожу машину. - перескочив через прилавок, кивнул Логану, и помчался дальше, толкая входную дверь. Средний Демон, двигаясь вдоль стены, всё ещё держа заложников под прицелом, контрастно своему лидеру - спокойно и не торопясь, тоже пошёл на выход; возле него суетился Кроха, глядя из-под резиновой маски затравленным взглядом. Здоровяк первым скрылся за дверью, Кроха же на прощание, развернув биту, вынес стеклянную вывеску на двери, пискляво засмеявшись:
- На память вам, ссыкуны!.. - и почти влетел в открывшуюся дверцу синего автомобиля.

[AVA]http://s017.radikal.ru/i421/1509/d0/0f0aee6e310e.jpg[/AVA]
[NIC]Logan "Middle Demon" Cook[/NIC]

+1

5

Больше всего на свете я всегда боялась потерять семью. Отца и маму, потому Чарльза и детей. Нет ничего страшнее,ч ем сама мысль, что в один день кого-то из них не станет. Несмотря на то, что я очень верующий человек и в молитвах обращаюсь к Господу Богу каждый день, чтобы он оберегал мою семью, моих близких, я никогда не боялась гореть на костре за все свои грехи, за все свои ошибки, неправильно сделанный выбор или же... Никогда. Никогда в своей жизни я не боялась ответственности даже перед Богом за все. Для меня всегда было важно благосостояние моих любимых людей. Мое сердце замирало, а сознание рисовало самые худшие варианты, когда кто-то из девочек или же Тайлер не отвечает на мои звонки. Знаю, я бываю порой навязчивой, но... но я так боюсь за них. Каждый день несет в себе тысячу опасностей, тысячу соблазнов. И что бы мы не делали с Чарльзом, они все равно их встретят, они попробуют этот ядовитый плод, который им преподносит змей искуситель, сделают то, что нашептывает чертенок, сидя на плече. Запреты всегда порождают желание их нарушить. Дети, они познают мир методом проб и ошибок, согласна, но что движет взрослыми, когда они вот так врываются в кофейню, когда калечат и пугают людей? Что их толкает совершать преступления? Я не знала ответ на этот вопрос, хотя, конечно, у меня была парочка догадок, но правда для меня скрыта, единственное, что я знала точно, что не выполни я их указаний, пострадают люди, невинные люди, которые зашли ко мне в кофейню хорошо провести время, отдохнуть.
Я чувствовала, как от испуга по телу медленно растекается страх, от которого я онемела, глядя на своих девочек, стоящих у кассы. Мои руки дрожали, когда очнувшись от страха, я попыталась протянуть руку к одному из нападавших, моля о том, чтобы никто не пострадал. - Да, хорошо, сейчас, - нервно проговорила я, направляясь к кассе, доставая деньги и закидывая их в сумку. - Все будет хорошо, не бойтесь, все будет хорошо, - одними губами произнесла я, взглянув на Сабину и Марту. - Что? Там никого нет, там склад и мой кабинет, там больше никого нет, - проговорила я чересчур нервно, потому что боялась, что повара не успели уйти, что кто-то есть там и они могут пострадать. Страх, боязнь, что кто-то погибнет, именно эти чувства переполняли меня, топили в своей глубине и не давали дышать, сжимая мое горло. Я продолжила опустошать ячейки с деньгами и высыпала баночку с чаевыми в сумку, которая унесет нашу выручку, но спасет наши жизни. О нет... нет-нет-нет, пожалуйста, уходите... Мысленно молила я мужчину, решившего зайти в кофейню, зная, что ничем хорошим это не кончится. Ровно через секунду так и произошло. -Нет! Что вы делаете! О Боже! - Я не смогла сдержать крик и слезы, которые выступили на глазах, как только эти безжалостные звери избили незнакомца, а затем ударили мужчину, что уже был в кофейне, но посмел пошевелиться. Это было ужасно. Его рубашка из белой превратилась в красную, кровь растекалась и по полу, Я с силой сжала ручки сумки, да так, что начала чувствовать боль в ладони. От каждого движения, что делали эти люди, разнося столики и посуду вдребезги, я вздрагивала и боялась, что следующий удар, следующий приклад битой будет направлен на меня. Я не хотела этого, боялась, не могла даже представить в самом страшном сне, что смогу оказаться в такой ситуации. Я всегда считала себя очень собранной женщиной. способной в любой ситуации держать себя под контролем, но каждая секунда, длящаяся словно вечность, сейчас убеждала меня в обратном. Мои столпы уверенности пошатнулись. Опасность, страхи, желание жить, все это обострилось до предела. Я думала о людях, дрожащих от каждого крика этих мужчин, думала о том, что хочу попасть домой, увидеть мужа. обнять детей и просто поблагодарить всевышнего, что он даровал мне возможность сделать это. Я молила его о том, чтобы он позволил этому свершиться. Но пока все шло по замыслу налетчиков. -Здесь больше нет денег, это все, что есть... - проговорила я, закончив обчищать кассу и вновь поднимая руки вверх, чтобы не волновать этих людей в масках. Я думала, что на этом все закончится, что забрав все деньги они уйдут, не тронут больше никого, но в следующие 10 минут мне пришлось вскрывать сейф, доставать оттуда заначку, небольшая сумма денег на мелкие расходы. И все бы ничего, если бы не делать это все под дулом пистолета, касавшегося моего затылка то и дело. Близость оружия меняет все, близость смерти обесценивает все, что есть, ставя во главу угла лишь только людей. Определенных людей. -Прошу вас, не трогайте никого, у них у всех семьи, - пыталась я воззвать к чему-то человеческому, что все же должно было остаться и у такого человека, как тот, что торопил меня и толкал, стоило мне только замешкаться и не кинуть пачку денег в сумку. Он пихнул меня в угол, когда и в сейфе закончились деньги. В это мгновение, стоя зажмурив глаза и держась руками за стену, я боялась, что вот сейчас оборвется моя жизнь. Сейчас, дабы устранить ненужного свидетеля, они отправят меня на тот свет к праотцам. Меня всю трясло, я нервно закусывала губу и пыталась заглушить душевную боль физической, чувствуя на языке металлический привкус крови.
Я не знаю, сколько простояла так, сколько времени мне потребовалось, чтобы понять, что я жива и, что этот зверь ушел. Только услышав голос Марты, от которого я вздрогнула, от ощущения ее ладони на своей, я смогла повернуться, но не смогла устоять на ногах. Я осела на пол, смотря куда-то в пустоту, потому что я видела перед собой этих людей, я чувствовала на руках грубое прикосновение этого мерзавца, я...-Мне нужен телефон, Марта... О боже.. С тобой все в порядке? Ты не ранена? Мне нужен мой телефон, мне нужно позвонить... - задыхаясь, нервно озираясь и хватаясь за голову проговорила я, думая лишь об одном - мне нужен Чарльз. Он мне нужен... -Где Сабина? Нужно вызвать скорую, там раненый, они никого не убили, все целы? - вопросы сыпались, как из рога изобилия. Я не могла остановиться потому что понятия не имела, что произошло, кто цел, что они сделали.
-Миссис Мерфи, все целы, успокойтесь, пожалуйста, сидите, я сейчас вернусь, - проговорила моя подопечная, моя маленькая девочка, которая оказалась куда смелей меня, которая вела себя так, словно все было под контролем. Я держала в руках телефон  не могла набрать номер, потому что мои руки дрожали так сильно, что я не попадала по кнопкам смартфона.
-Чарльз, - с моих губ сорвался всхлип. - Чарльз, на нас напали, они разбили все, вынесли все, они...они.. - я не могла проговорить, потому что слезы и приступ удушья заглушали слова. Я не смогла удержать телефон и подтянув к себе колени, накрыла лицо руками, пытаясь пересилить истерику и взять себя в руки.

Отредактировано Diana Murphy (2015-09-12 23:33:36)

+1

6

Не бывает людей, которые бы не делали ошибок в своей жизни, грешны даже святые, не говоря уже о священниках; что бывает важно - так это уметь учиться на своих ошибках, извлекая из этого пусть и горький, но правильный опыт, позволяющий не только не повторять этих же самых ошибок, но и видеть то, что находится с ними рядом - расширять своё сознание,.. взрослеть. Дети взрослеют, совершая ошибки, наблюдая за примером других - а пример негативных последствий, как ни крути, всегда куда более нагляден, что чужих действий, что собственных, но у них, пока они не станут взрослыми, куда больше простора - взрослый же человек ограничен собственной же ответственностью, как минимум. Ну и уголовным кодексом, разумеется, и многими-многими другими кодексами - и это означает, что всегда есть выбор между тем, принять эту ответственность - или устроить так, чтобы возможно было уйти от неё. Ошибки неизбежны. Хотя бы потому, что жизни не похожа на школьные аттестационные тесты, и очень часто случается так, что правильных ответов попросту нету.
Сколько ошибок в совокупности совершили грабители, влетевшие в заведение семьи Мёрфи, пусть разбирают эксперты-криминологи и детективы, что будут вести дело, для Гвидо имеет значение лишь главная их ошибка - что они вообще решили ограбить эту кофейню...
Когда на улице слышны звуки полицейской сирены, а стёкла домов отражают свет проблесковых маячков - на душе любого преступника становится тревожно. К "The Cookie Shop" съехались три полицейских автомобиля и одна карета скорой помощи, кому-то оказывали медицинскую помощь, кого-то опрашивали, естественно, вокруг кофейни быстро собралась толпа любопытных, которую вывели за ограждение - ни о том, чтобы продолжить обслуживать клиентов, ни о начале ремонта, речи, естественно, уже ни шло. Владелицу заведения, конечно, было по-человечески жаль - миссис Мёрфи Гвидо уважал и задолго до того, как она стала женой заместителя мэра города (от кого больше пользы городу и государству, от учительницы или от жены политика, вопрос вообще довольно хороший), едва ли кто-то хотел бы такой славы - учитывая положение Мёрфи, неудивительно, что здесь скоро будет половина копов города; ограбление в кофейне, принадлежавшей жены первого заместителя мэра - Гвидо прямо слышал в этой фразе треск антипреступной городской политики. Его мнение - те, кто это сделал, понятия не имели, с кем связывались. Во всяком случае, именно те, кто ворвался в неспешную жизнь кофейни со стволами наперевес - а вот те, кто стоял за ними, если были такие, могли как раз-таки работать на ущемление политического статуса Чарльза Мёрфи, вплоть до того, что ограбление могли даже и заказать - хотя, с выводами торопиться тоже не стоило, да и мнение своё Монтанелли собирался оставить при себе, в разговоре с самой миссис Мёрфи, по крайней мере - с её мужем, если понадобится, поговорят они чуть более открыто. Вся эта ситуация ведь и Семью тоже задевала, и Гвидо, как её босса, "The Cookie Shop" был под их защитой, да и Чарльз был их другом - дружбу с которым бы хорошо бы сохранить, накануне грядущих в следующем году выборов; пойди теперь ещё докажи, что сам Монтанелли к этому руку не приложил... впрочем, в том, на лучший способ это сделать у них, по счастью, взгляды были одинаковыми - надо найти грабителей, и желательно бы сделать это раньше, нежели полицейские; впрочем - пусть каждый действует по своим каналам... правосудие может работать по-разному.
Гвидо и Алекс стояли в первом ряду за жёлтой чертой; от окружающих отличаясь не только своими костюмами, но и сосредоточенными, серьёзными, выражениями лиц - они мало переговаривались друг с другом, не суетились, наблюдали за работой копов и обстановкой, подмечали детали, лица; пусть они не были полицейскими - для них подобная обстановка тоже была далеко не в диковинку.
- Из персонала никто не пострадал? - Гвидо сложил руки на груди, глядя в сторону Дианы, отвечавшего на вопросы следователя. Полицейские оказались на сей раз первыми, ладно, в этом у них есть преимущество... посмотрим, насколько быстро они справятся с розыскной работой, потому что ребятам Монтанелли свидетелей опрашивать может быть и незачем, благо есть свои контакты и источники.
- Нет, но кому-то из посетителей вроде рёбра сломали. И пол-заведения разнесли. Сукины дети... - Мескана пожал плечами; всё и так было видно. Автомобиль скорой помощи, подав сигнал, чтобы народ расступился, отъехал, скрываясь за поворотом - без сирены, а значит, при смерти никого не было. - Думаешь, это чья-то спланированная акция, босс? Сообщение? - полный телохранитель взглянул на разбитую вывеску, остатки которой чуть только не втоптали в асфальт. Гвидо тоже об этом подумал сначала, но...
- Да нет, не похоже на то. Сообщение несёт какой-то смысл, а тут просто кто-то дестрой устроил - ради самого разрушения. Миссис Мёрфи!.. - заметив, что Диана закончила разговор с детективом, Гвидо привлёк её внимание, помахав ладонью, и придержал ленту, позволяя ей проникнуть под ней, выйдя с "картины преступления". Алекс тут же шагнул позади неё - вроде как отрезав дорогу назад... - Здравствуйте. Мы друзья вашего мужа... - любезно начал разговор; однако, тут же был прерван громогласным звуком полицейской сирены - все коповские рации вдруг одновременно зашипели, несколько людей в синей униформе бросились к автомобилям, громко, почти на крике, переговариваясь между собой. Поступило сообщение о ещё одном ограблении заведения сети "The Cookie Shop"...

Внешний вид
Алекс Мескана, телохранитель

0

7

look
С самого детства родители учили меня не цепляться за материальные блага, не ставить себе целью покупку чего-то дорогого и, по сути своей, бессмысленного. Все годы своей жизни я старалась придерживаться подобной позиции, считая, что не в богатстве счастье, а в детях, которых у меня было трое, в улыбке мужа, которого я любила, и в деле, которое приносило мне удовольствие. Еще с того момента, когда я чуть было не потеряла Тайлера из-за его и своей глупости, я поняла, как мало я могу сделать что-то, чтобы уберечь свое дитя от напастей этого мира. Когда Чарльз все больше стал погружаться в работу и меньше времени проводить с семьей, я убедилась, что иногда нужно поддерживать любимого даже тогда, когда это идет вразрез с моими принципами и точкой зрения. Сегодня я получила последний урок, который окончательно убедил меня в том, что все, что у меня есть, я очень легко могу потерять в один миг, и даже не смогу ничего сделать.
Мне потребовалось около пяти минут, чтобы собраться с мыслями, найти в себе силы, чтобы подняться на ноги и выйти из кабинета, где я просидела с Мартой, успокаивающей меня все это время. Эта девочка, маленькая и хрупкая, стала для меня крепкой опорой, вселила в меня уверенность, что все закончилось, что весь этот кошмар с криками и кровью остался позади и будет лишь худшим воспоминанием, о котором я, конечно, постараюсь забыть. Ее тихий голос повторявший одну и ту же фразу, успокаивал, расставлял мои мысли, вьющиеся ураганом в голове, на места и позволял отбросить страх куда подальше. Как только мне удалось взять себя в руки, мы с Мартой направились в зал, где были посетители. От уютного кафе, в котором всегда было полно народу, не осталось и следа. Разбитая посуда, разбитое стекло, разбросанная еда, все это раз и навсегда осядет в моей памяти. Хаос, который принесли эти люди в масках, решившие нажиться на чужом деле.
-Сэр, как вы? - после минутного осмотра помещения, бросилась я к мужчине, что лежал на полу и не мог пошевелиться. -Сабина, принеси скорее лед и салфетки! - крикнула я помощнице, когда не получила ответа от мужчины. Он был без сознания. Я проверила пульс и выдохнула, когда поняла, что все не так страшно, как показалось в первое мгновение. Рядом сидела женщина, успокаивающая дочку, которая плакала, глядя на людей вокруг. - Мэм, вам стоит увести отсюда малышку, сейчас лучше уйти. Кто-нибудь вызвал полицию и медиков?
-Да, миссис Мёрфи, как только эти... - Марта замолчала, оглянувшись на ребенка и сжала кулаки. - Да, как только грабители уехали. Сабина тут же вызвала помощь, они будут с минуты на минуту.
В ее голосе слышалось волнение и злость, и я очень понимала ее. Меня саму переполняли эти чувства. Я ждала Чарльза, ждала его появления здесь, ждала, когда смогу вновь ощутить себя в безопасности, ведь он всегда дарил мне это чувство. Да, мы поругались на днях, не разговаривали, молчание стало затяжным и обида, которая таилась в душе, была сильней сердца, бьющегося сильней, стоило только ему появиться рядом. Зорко одно лишь сердце, так ведь говорится? Оно не помнит обид, оно помнит чувства, которые связывают двоих, которым нельзя исчезнуть. Подумав о Чарльзе, я тут же достала из кармана обручальное кольцо, которое успела спрятать, перед тем, как выйти в зал. Золотое колечко с гравировкой "раз и навсегда". Оно дарило мне силы и чувство, что все будет хорошо.
Через мгновение рядом со мной оказалась Сабина, передавая лед и салфетки. Я поднялась на ноги, поставив руки на пол и почувствовала, как несколько осколков впиваются в ладонь. Стиснув зубы, я отряхнула руку о брюки и подошла к мужчине, которого избили налетчики, предлагая приложить лед к носу, из которого бежала кровь. У него явно был перелом и срочно требовался врач.
К моменту, когда раздался гул сирен и у порога кофейни появились полицейские, мы с девочками помогли выбраться из кофейни почти всем посетителям. Находиться там было небезопасно, да и не то это зрелище, которым можно было любоваться детям. Медики госпитализировали мужчину, лежавшего без сознания, уверяя меня, что с ним все будет в порядке и обещая сообщить о его состоянии. Я не знала что мне делать. Чарльза так и не было, а полицейские не пускали внутрь, говоря, что это место преступления и его нужно осмотреть. Вскоре появился детектив, которому мне пришлось пересказывать все то, что я пережила за последний час. Отвечать на странные вопросы об угрозах, отбиваться от подозрений, что в этом замешены люди, решившие навредить моему мужу, против которого всегда было слишком много народу. Отвечая детективу, я продолжала взглядом искать знакомы силуэт, замечала, что моих девочек осматривают врачи. Я совсем забыла, что у самой рука порезана и ее нужно обработать, пока детектив не заметил на моей кофточке красные следы и не спросил все ли в порядке. Дежурная улыбка и спокойный ответ, все, что я могла выдавить из себя, когда внутри бушевал ураган. Полицейский своими вопросами натолкнул меня на размышления, от которых я старалась себя оградить, когда замечала за Чарльзом нечто странное, или же не получала ответы на вопросы, возникающие из-за его занятости. Когда же допрос закончился, я хотела уже направиться к своим помощницам, обсудить произошедшее и узнать, не было ли чего-нибудь подозрительного в последнее время, но услышала, как меня зовет какой-то мужчина, и потому направилась к нему.
-Здравствуйте, - немного неуверенно проговорила я, смотря на мужчин в костюме. Меня удивил их внешний вид, тем более, что они были единственными из всех, кто был одет так официально и стоял за лентой, отгораживающей зевак от места преступления. -Друзья Чарльза? А где он сам? Он что не приедет?
Теперь волнение и негодование овладели мной, стоило только услышать, что эти люди от мужа, что его здесь не будет. Конечно, на подкорке я понимала, что он не в том положении, чтобы присутствовать здесь, но как женщина, нуждающаяся в своем мужчине, я не понимала, почему мой любимый супруг послал неизвестных мне людей, а не тех, кто хотя бы мне знаком. Почему это даже не Джереми, его водитель, ставший практически членом семьи, которому я бы доверилась.... Но как бы я не возмущалась, не пыталась найти ответов на вопросы, которые не могла задать самому Чарльзу, судьбе было угодно, чтобы этот день я запомнила на всю жизнь. Уже через мгновение после встречи с незнакомцами, все полицейские, что осматривали кофейню и допрашивали очевидцев произошедшего, бросились к своим машинам и выкрикивали что-то. Из бессвязных реплик и быстрых переговоров полицейских, я услышала, что произошло еще одно нападение на мою кофейню. Что? Еще? Боже! Не может быть! Я почувствовала, как у меня от услышанного закружилась голова, а глаза тут же застилала пелена. Я не могла поверить, не хотела верить, что произошло еще одно нападение, что могут быть еще жертвы. А что если там кто-то пострадал или вообще погиб? От одной этой мысли я сжала кулаки посильней и повернулась к незнакомцам.
-Вы на машине? Вы не могли бы отвезти меня туда? - если бы у меня было с собой все золото и драгоценности, какие только я имела, я бы все отдала, лишь бы никто из тех, кто работал в другой кофейне, кто был там, зайдя по пути, не пострадал, не получил ни единой царапинки из-за негодяев, разрушивших нашу идиллию, к которой мы так долго шли. - Офицер, по какому адресу еще нападение? - поймав молодого парнишку, решила я выяснить. -Я владелица этих кафе, мне нужно знать, где еще могут пострадать мои люди! - пыталась я надавить на полицейского, сначала не дававшего мне адрес, но потом озвучившего его. - Это недалеко, в двух кварталах отсюда. Пожалуйста, отвезите меня туда! - вернувшись к мужчинам в костюмах, просила я их, смотря то на одного, то на другого.

Отредактировано Diana Murphy (2015-09-29 22:46:59)

+1

8

Диана выглядела шокированной, испуганной и обескураженной, как, впрочем, выглядел бы любой, кто только что пережил ограбление, да ещё и в своём собственном заведении, а затем выдержавший полицейский допрос - миссис Мёрфи ещё и довольно неплохо держалась по сравнению с тем, кто мог бы оказаться на её месте... с перепуганными посетителями даже. Гвидо же такие вещи, конечно, не пугали несколько, он видел, - да и чего уж, сам становился неоднократно причиной - событий и куда более жутких, потому и лицо сохранял довольно беспристрастное. В этом гангстеры и полицейские схожи, они, как антиподы друг друга, живут в очень даже схожих мирах, и видят одни и те же события порой - только под разными углами. Потому и реагируют на них довольно схоже - профессионально. Хотя, нет, есть разница - это копы демонстрируют беспристрастие и профессионализм, а бандиты - спокойствие и уважение. В этой ситуации, казалось бы, это одно и тоже - но и разница всё-таки есть... Полицейские заинтересованы в том, чтобы сделать свою работу. А дона Гвидо интересовала сейчас поимка конкретно тех людей, кто ограбил заведение Дианы Мёрфи - вот такая вот разница. В целях возвращения хозяйке сети кофеен тех денег, что были у неё отняты - и только во вторую очередь, наказания грабителей за свои поступки: в итоге, каждый просто выполняет свою задачу... Вот на этом балансе всё и держится.
В данном случае, баланс этот был нарушен тремя ублюдками в масках на автомобиле без номеров... они обнесли заведение, владелицей которого была жена заместителя мэра города, и которое одновременно находилось под защитой Семьи - что уже и само по себе двойная ошибка, и для Гвидо это было и делом чести, можно сказать - по идее, ведь это его люди не должны были допустить того, чтобы сложившаяся ситуация была вообще возможна... Но дружба с Чарльзом вообще стоила слишком дорого, чтобы позволить каким-то любителям её вот так подрывать. Гвидо злился, но злобу свою держал внутри, так, чтобы Диане это не было заметно - предназначалось она не ей, она была их другом, нуждавшимся в помощи.
- Этого не знаю... - вежливо покачал головой Монтанелли - о своих намерениях Мёрфи ему не сообщал, может, и приехал бы (сам Гвидо на его месте, наверное, уже был бы здесь), их с Алексом он тоже сюда не направлял, прямым приказом, во всяком случае - это была уже собственная инициатива самого Гвидо. Вопрос его даже удивил немного; кажется, их перепутали с сотрудниками мэрии, или что-то вроде того... но, впрочем, неважно; главное - решить проблему. Поговорить им, впрочем, не дали. Когда Диана отбежала Гвидо с Алексом переглянулись, сжав челюсти. Они слышали то же самое, что говорила она - ещё одно ограбление... Это уже совсем чересчур.
- Конечно. Пойдёмте скорее. - заспешил Монтанелли, протянув руку в пригласительном жесте Диане, пропуская её вперёд - в сторону припаркованного на обочине чёрного "Хаммера", к которому ещё быстрее, почти перейдя на бег, заспешил Алекс, на ходу нажимая на кнопку брелка, разблокировав двери. - Кого-нибудь удалось задержать? - вторил Диане строгим тоном, наседая на молодого человека в форме. Через пять-десять минут за грабителями охотится будет весь город, на их месте Гвидо спрятался бы где-то, чтобы переждать жару. Хотя он будет только рад, если эти умники окажутся недостаточно умными, чтобы попытаться ещё что-нибудь выкинуть, и копы их расстреляли бы прямо в их тарантайке...
- Вы не запомнили их? А их машину?..
- задавая вопросы, которые наверняка Диане уже были заданы, Монтанелли придержал дверцу Хаммера, чтобы Мёрфи могла забраться на заднее сидение, затем обежал автомобиль и сел с другой стороны, и стянул с лица тёмные очки, чтобы лучше ориентироваться - в салоне царил мягкий полумрак. Как только дверца захлопнулась за ним, Алекс сорвался с места, пристраиваясь как раз позади полицейского автомобиля, мерцавшего проблесковыми маячками, и внаглую повторяя его манёвры, не пуская на полосу остальных и игнорируя попытки самих копов сбросить их с хвоста. - У Вас кровь... Господи, Вы сами-то не ранены? - встревожился Гвидо, заметив на кофте Мёрфи бордовую полоску. Но ран на теле женщины видно не было, может, это была не её кровь, а кого-то из тех людей, что увезла скорая...
Алекс вырулил, лихо пристраивая автомобиль на свободное место, когда они прибыли к другому кафе, и тут же и он, и коп, который вёл сине-белый автомобиль перед ними, повыскакивали из машин, начав громко и не особенно членораздельно орать друг на друга, размахивая руками - и, чтобы Диане этого не наблюдать, Гвидо аккуратно взял её под руку, уводя к дверям кофейни, где уже суетились полицейские и пострадавшие. Парень в рабочей одежде кофейни сидел на крыльце, глядя на суету вокруг слегка отстранённым, блестящим взглядом, полным боли, стискивая зубы и держась за плечо - рукав рубашки был весь красным от крови; Монтанелли и без осмотра мог бы поспорить, что это было пулевое ранение... кажется, сотрудник кофейни решил поиграть в героя. И, собственно, проиграл... хорошо, что не всю жизнь. Дав Диане поговорить с ним, Гвидо обратился к подошедшему Алексу, закончившему пререкания с копом, склонившись к его уху:
- Проедься по району, возьми кого-нибудь, поспрашивайте, не видел ли кто чего... с копами постарайтесь не сталкиваться, но и не мешайте им. Найдите этих налётчиков. Я пока побуду здесь. - здоровяк, кивнув головой, заспешил обратно к автомобилю, Гвидо же подошёл к Мёрфи, оглядываясь на людей со значками... кто-то из них мог его и узнать, но, впрочем, больше его волновало, не отправят ли его сейчас за ограждение.

+1

9

Собраться, нужно собраться! Давай, успокойся, перестань нервно вертеть кольцо и сжимать кулаки. Диана, соберись!
Взывала к себе женщина, пока она и еще двое мужчин направлялись к автомобилю, на котором эти незнакомые, но весьма учтивые мужчины согласились подвезти миссис Мёрфи к ее другой кофейне, на которую напали все те же налетчики. Она, конечно старалась держаться, не показывать то, насколько пошатнуло ее спокойствие произошедшее, что творится в голове, которая пыталась проанализировать нападение, пыталась строить догадки, что могло произойти в другой кофейне, но все это перебивалось страхом, что именно там ее сотрудники, могли пострадать куда сильней. Немного запинаясь, Диана все же следовала в том же темпе, что шли мужчины. Взгляд ее карих глаз метался по улице, по прохожим, столпившимся за лентой и обсуждающими это ужасное событие. Она то и дело поворачивалась, чтобы взглянуть на кофейню, но видела лишь скорую и разбитые витрины, от чего в сердце тут же отзывалась боль.
-Они были в масках, единственное, что я запомнила это их голоса. Машину я вообще не видела.. Простите, все произошло очень быстро...- пытаясь выудить из памяти нечто полезное, что могло бы хоть как-то помочь, проговорила женщина. Она не видела ни машину, ни их лиц, не слышала даже их имен, она ничего не могла дать ни полицейским, ни этим мужчинам. Благодаря старшему из незнакомцев, как показалось Диане на основе мимолетного взгляда, женщина забралась в огромную машину, мысленно отметив, что не замечала подобного в парке мэрии, а значит это были какие-то незнакомые ей друзья Чарльза, но с этим она разберется позже. Так же, как и с его отсутствием и молчанием, ведь он даже не позвонил после ее звонка. Только бы они не узнали... Усаживаясь к противоположной двери и застегивая ремень безопасности, подумала женщина, вспомнив о детях, которым только этого не хватало для полного счастья. Но эти мысли быстро были отодвинуты подальше в подсознание и все внимание светловолосой женщины было устремлено вперед, на дорогу. Машина ехала довольно-таки быстро, обгоняя более мелкие автомобили и повторяя движения полицейского патруля, что двигался впереди. Мысленно Диана подгоняла обоих водителей, желая оказаться как можно быстрей на месте, но внешне она была погружена в себя: крепко сжимала сидение перед собой, взгляд устремлен вперед и полная абстракция от всего вокруг. Потому она не сразу поняла, что мужчина, сидевший рядом, обращался к ней.
-А? Нет-нет, со мной все в порядке, так мелкие порезы, - отмахнулась она, попытавшись улыбнуться, но эта попытка была явно провальной, потому что волноваться меньше она не стала, а когда она была взвинчена, даже дежурная улыбка не удавалась. Взяв себя в руки, она откинулась назад на сиденье и смотрела на руки. Они были красными. Кровь того мужчины, которому она оказывала помощь, на блузке тоже были следы крови. Золотое колечко было переодето с безымянного кольца на средний, потому что Ди боялась потерять его. Она снова прокручивала в голове кадры, которые точно захочет забыть. Избиение посетителей, грубые голоса, страшные маски, нервозность и в какой-то степени уверенность. Те люди знали, что у них все получится, что сорвут куш. Как так? Почему ее кофейня?
Отыскать правду было сложно, тем более на фоне волнений, когда каждая деталь кажется особенно странной, все, что было до этого, сразу становится предпосылками к ситуации. Когда машина остановилась. Диана растеряно посмотрела на дорогу, по сторонам и на мужчину, сидевшего рядом. На доли секунды ей было страшно выходить из автомобиля. Она еще слишком хорошо помнила и ощущала ствол пистолета, упирающегося в затылок и тот момент, когда готова была попрощаться со всеми своими близкими. Но отсидеться в салоне долго не получилось. Сама Диана, хоть и боялась, но покинула авто. Не без помощи мужчины постарше, который поддерживал ее и помогал пройти к кофейне. Заметил ли он, что она немного дрожала, что крепко вцепилась в его руку, как только появилась такая возможность. Женщина надеялась, что нет.
-О Боже! - тихо проговорила женщина, после чего взглянула на сопровождающего мужчину и вырвалась из его рук к парню, сидевшему на крыльце. - Стив, Боже, ты в порядке? Ты ранен? Что они сделали? Где Минди? Кто-то сильно пострадал? - тараторила женщина, падая на землю перед молодым человеком, и пытаясь осмотреть его. Ее руки все больше дрожали, а глаза блестели.
-Миссис Мёрфи, - взволнованно проговорил парень, увидев начальницу и попытался привстать, но попытка не увенчалась успехом. Его лицо исказилось гримасой боли, а после вопросов начальницы он и вовсе потупил взор. - Минди, она тяжело ранена, ее увезли в клинику. Миссис Мёрфи, мы не смогли отбиться. Они вынесли все...
В голосе молодого человека слышалось сожаление и было заметно, что он говорит правду. -Все в порядке, Стиви, главное ты жив, не нужно было геройствовать, что я теперь скажу твоей матери? - попыталась улыбнуться Диана, отвлекая парня от вины, которая звучала в его голосе. Минди... Боже, ей же всего 20... Господи, прошу, сохрани ей жизнь, не дай ей покинуть этот мир, она слишком молода... -Дождись скорую, я сейчас вернусь, - заботливо проговорила Диана, поднимаясь на ноги. Она чувствовала, как от всего, что она видела вокруг, ее начинало мутить. Голова шла кругом. То, что было с кофейней, из которой она уехала, ни шло в сравнение с тем, что творилось здесь. Все стекла разбиты, внутри кофейни был полный хаос. Несколько людей лежали на полу и им оказывали помощь, среди них была и маленькая девочка, по лбу которой стекала кровь. Остановившись возле стойки, миссис Мёрфи сжала правую руку в кулак и прикрыла ей губы. Из глаз полились слезы. И как бы женщина не пыталась прекратить этот срыв, у нее просто не было сил пережить подобное. Когда же рядом вновь оказался тот мужчина, что помог ей добраться до места, Диана не смогла собраться и просто взглянула на него.
-Столько невинных людей пострадало, и как мне теперь быть? Наверное, это цинично, но теперь вряд ли кто придет сюда.... - женщина всхлипнула. - Моя сотрудница тяжело ранена. Я..я.. я не обеспечила им безопасность. Закрыв лицо руками, Диана глотала слезы и пыталась избежать публичной истерики. Нельзя, не имеет право.-Извините, я даже не спросила как вас зовут, утянула вас сюда, - гнусавя проговорила Ди, вытирая лицо и, глядя, как ребята из скорой увозят потерпевших. -Вы работаете с Чарльзом? - присмотревшись в лицо мужчины, Мёрфи показалось, что она знает его, или же видела когда-то. -Почему его до сих пор нет.... - больше для себя задала этот вопрос светловолосая женщина, прежде, чем их с мужчиной попросили выйти из кофейни люди в форме. Уже на выходе Диана заметила валяющуюся в углу книжку про маленького принца, на обложке которой аккуратным детским почерком было выведено "зорко одно лишь сердце". От увиденного женщина прикусила губу, чувствуя за собой вину. Она была в ответе за тех, кого взяла под свое крыло, и не смогла их сберечь. А сердце, которое должно быть зорким, сейчас неистово билось в груди, отбивая ритм словно барабан. Этот день останется шрамом на сердце, напоминанием хрупкости человеческой жизни и эфемерности достижений.

Отредактировано Diana Murphy (2015-09-30 19:56:10)

+1

10

Видеть, что твоё детище, которому ты отдал столько сил, разрушено, что кто-то попросту надругался над ним, изуродовал, устроил дестрой там, где ты пытался так долго навести порядок... Навредили здоровью людей, которые работали с тобой бок о бок всё это время, пытаясь сделать это место таким хорошим и любимым для посетителей. Это ужасно. Как увидеть своего ребёнка на больничной койке, наверное - больше ни с чем не сравнить. И Гвидо понимал, что чувствует Диана - он ведь и сам был собственником ресторанчика, куда люди приходили, чтобы вкусно покушать и хорошо провести время, а если бы кто-то, по каким-либо причинам, сделал бы из "Маленькой Сицилии" что-то подобное - он бы лично им выдернул ноги и руки, а после подошвами своих ботинок топтал бы то, что останется... И глядя на то, во что превратился "The Cookie Shop", он и сам сжимал челюсти - в какой-то степени, в маленькой, конечно, но всё же, сеть кофеен и его тоже касалась - той долей, что доходила до него, с процентов за "крышу". Которую он, в общем-то, и старался предоставить в настоящий момент, стоя посреди площадки, на которой постепенно становилось не продыхнуть от копов, и наблюдая за тем, как Диана расспрашивает раненого сотрудника, оглядывая кофейню - ну или скорее то, что осталось?.. Нет, когда что-то подобное происходит - жутко становится даже бандитам, конечно; должны же быть какие-то понятия, даже если ты воруешь, или даже грабишь, зачем при этом разрушать всё вокруг до основания и калечить невинных людей? Если кто-то причиняет кому-то боль только из-за удовольствия, это уже даже хуже, чем преступление - это садизм. Убийство же... тут крёстный отец Сакраменто был солидарен с полицейской системой, пожалуй - это хорошо только при самозащите. Ну, или при другой необходимости, но всё же - даже среди таких людей, как они, преступников, убийство - это крайний случай. А этим головорезам - вот чем им помешала эта Минди, что нужно было отправить её на операционный стол?.. Двадцать лет... девушка ведь его дочери ровесница. Да и на месте любого из посетителей заведения могла оказаться его Сабрина, или он сам мог здесь оказаться со своими детьми, по пути из луна-парка или ещё откуда-нибудь. Гвидо на секунду представил Дольфо там, среди лежавших на полу, и самому чуть не стало дурно... чего уж говорить о Диане? Когда-то она воспитывала таких же детишек, как эта девочка. Неудивительно, что женщина не выдержала и расплакалась - сложно винить её в этом... Только кто же так подгадить-то мог? И главное - за что? Если уж два заведения подряд обнесли - это явно уже не случайность. Самое гадкое ведь в том, что она права - репутация её кофеен была разбита, как это стекло, но вот только восстановить её будет несколько сложнее, чем вставить новое.
- Эй... миссис Мёрфи, только не вините себя. Вы не виноваты ни в чём... - Гвидо и себе почти то же самое говорил сейчас, впрочем - это он не обеспечил безопасность заведениям Мёрфи, хотя доля от этих кофеен шла ему именно за "защиту" - протекцию. Получалось, что деньги эти его люди не отработали, да и вообще, на его территории воцарился бардак - и грабителей нужно наказать, пока их пример не стал и для остальных примером безнаказанности. Так если он, босс Семьи, не может обеспечить безопасность - о чём Диана говорит, что она должна была сделать, почётный караул тут поставить, с ружьями?.. Монтанелли шагнул чуть в сторону, встав напротив неё и загородив плечом от посторонних взглядов, приобнял, пытаясь успокоить. - Ш-ш... тихо. Спокойствие... Сделаете ремонт, зал ещё пуще прежнего будет сверкать... - плакать на глазах у всех ей точно не стоило, слезами точно не поможешь... персонал кофеен будет ожидать от неё каких-то действий - а кто ещё скажет, что делать, если не их босс? Их начальница. Лидер. Диана на его глазах уже не раз проявляла неподдельную заботу и тревогу о своих подчинённых, однако же только этого тоже не достаточно. И если увидят, что расклеилась она... остальные ещё быстрее впадут в уныние и панику.
- Да, в какой-то степени... - уклончиво ответил Монтанелли, коротко покивав головой. В какой-то степени и некотором роде, он практически со всем городом работает, и многие догадываются, как именно, хотя доказать никто ничего может - несмотря даже на то, что в газетных сводках нет-нет, да и мелькнёт его имя. Но Диана его, похоже, не видела... То ли заместитель мэра держал жену в праведном неведении (да и правильно делал), то ли просто не запомнила, или не верила слухам (что тоже, впрочем, правильно). - Меня зовут Гвидо. Гвидо Монтанелли. - представился, слегка улыбнувшись, пытаясь приободрить женщину. Вопрос о том, где Чарльз и почему его нет, на этот раз проигнорировал, не желая акцентировать внимание миссис Мёрфи на его отсутствии - как и на исчезновении Алекса Месканы, которого специально ей не представил: хватит ей и без этого впечатлений, может, за ними она и вовсе забудет, что такой тут мелькал, ну или просто не будет заострять на нём внимание, сосредоточившись на других, более важных сейчас, вещах. Каждый должен заниматься своим делом, ей нужно как-то сейчас поддержать персонал, начать заниматься восстановлением, ответить на вопросы полицейских, если будут такие - в общем, как-то пережить то, что произошло; а задача Гвидо - сделать так, чтобы день этот запомнился ещё и тем, что зло в итоге всегда наказывается, что каждый получает по заслугам, и как тот день, когда ей вернули пропавшее... Монтанелли оглянулся на толпу зевак. Вечерело...
- Знаете, что? Когда они закончат, я бы выпил вашего знаменитого кофе...
- произнёс Гвидо, глядя на сотрудников полиции.

+1

11

Замечали ли вы, что наша жизнь циклична? Как луна, вращающаяся вокруг Земли, как время года, которое сменяется одно другим, как день сменяется ночью, так и все, что происходит у нашей жизни имеет обычай повторяться, создавая цикл. Когда десять лет назад мой муж предложил мне создать свое дело, найти то увлечение, которое будет заполнять свободное время пока дети на учебе, я достаточно скептически отнеслась к подобной идее, хотя сама задумывалась об этом. На тот момент у меня было трое детей, за которыми нужно было приглядывать. Каждый нуждался в определенном внимании и находился на разных возрастных ступеньках. Если Тильда еще только –только пошла в школу, то Тай и Ника уже полностью были увлечены учебой, переходный возраст и прочее, потому я не могла взять на себя еще одно дело, которому надо было отдавать столько же внимания, сколько и моим любимым детям. Мы только переехали в дом побольше, Чарльз работал как проклятый, стараясь обеспечить семью, желая подняться по социальной лестнице выше, решив, что мы не просто не можем быть среди тех, кто беспокоиться о каждом пене в кошельке. И знаете, его стремление оправдалось и спустя некоторое время фартуна была на нашей стороне – Чарли повысили и он стал не последним человеком в мэрии. Это был знаковый период в нашей жизни, многое поменялось, и именно тогда я решилась на открытие своей первой кофейни. Той, что сейчас была разрушена до основания и служила напоминанием былой радости и счастья, благополучия и уверенности в завтрашнем дне. Вот он цикл, когда хорошее заканчивается и, кажется, наступает черная полоса, безысходность, как дряхлая злобная старуха стучится в твои двери, пугая своим страшным лицом, и одним только видом вызывая страх. Меня снова вернули в то время, когда мне придется неуверенно делать первые шаги, восстанавливать репутацию, сделать все для своих людей, которые пострадали в результате этих нападений…
От одной только мысли о невинных людях, которые пострадали, мне становилось тяжело дышать, дрожь пробегала по телу и хотелось отдать часть себя, своего здоровья, да и вообще все, чтобы они поправились, чтобы этот день был забыт и не оставил и следа в их памяти. Как бы мне этого хотелось, но к сожалению это невозможно. Я с трудом успокоилась и вытерла слезы, смотря на мужчину, вставшего передо мной, закрывая от меня ужасный вид разрухи в кафе. –Да-да, точно, будет, - попыталась я ему улыбнуться, проводя руками по лицу, убирая слезы и стараясь привести себя в более менее божеский вид. Мы были вынуждены покинуть кофейню, потому что группа ребят в форме и с чемоданчиками снова появились на пороге и хотели осмотреть место преступления. Под их ногами шуршало и трескалось разбитое стекло от витрин и посуды, а тихие обсуждения не доносились до моего слуха. Я следила за ними краем глаза, и надеялась, что полиция Сакраменто знает свое дело и сможет найти хоть что-нибудь, что приведет их на след преступников. Я знала, что в этом районе иногда орудуют подростки, нападают на магазины, но они грабили только продуктовые и только по мелочи, без жертв, потому случившееся вызывало особое волнение.
-Гвидо.. Гвидо Монтанелли.. – повторила я чуть тише за мужчиной, поскольку мне показалось, что я точно слышала это имя когда-то, интуиция подсказывала, а память направляла меня куда-то в далекое прошлое, словно именно там я и встречала этого человека, но из-за большого промежутка времени, позабыла об этом. –Знакомое имя, мы с Вами не встречались ранее? – отвлекаясь от насущных проблем, заинтересованно проговорила я. Мы останавились на другой стороне тротуара перед желтой лентой, отгораживающей зевак от пострадавших. – Знаменитого? – усмехнулась я, когда сеньор Монтанелли предложил выпить кофе чуть позже. – Вы мне льстите. Надо будет поискать целую кофейню, чтобы я сварила вам его.
Я заметила, как в нескольких метрах от нас медики помогали Стиву забраться в машину скорой и немного выдохнула. Его героизм, его попытка защитить друзей, стоили ему здоровья, о котором могли позаботиться только люди в белых халатах. Некоторое время мы просто молча наблюдали за происходящим. Пару раз ко мне подошел офицер и уточнил планировку кофейни, чтобы осмотреть все залы и помещения. Мысленно я оценила ущерб, просчитала суммы, которые нужно будет выплатить сотрудникам и посетителям, находящимся сейчас в госпитале. Я прекрасно понимала, что эти люди обратятся за компенсацией, зачем же тянуть, если можно их обеспечить их всем необходимым уже так скоро.
Нужно будет позвонить Клэр и Гэби, чтобы оформили бумаги, завтра съездить в госпиталь, надо будет вызвать страховщиков…
Мелькали в тот момент подобные мысли в моей голове, выстраивая план дальнейших действий.
-Как вы думаете, это могли быть происки конкурентов? – задумчиво проговорила я, сложив руки на груди. –Не то что бы я кого-то подозреваю, - поспешила я оправдать свой вопрос. –Просто… Две кофейни, в одном районе.. Это странно. Мы вроде бы никому не мешаем, не отбираем хлеб у малого бизнеса. Это все так противно, если честно…
-Миссис Мерфи, - обратился ко мне молодой мужчина, появившийся рядом с нами спустя некоторое время. – Я, детектив Берджес. Мы закончили с осмотром места происшествия, но эта и другая кофейня еще несколько дней побудут под нашим присмотром. Так что прошу не предпринимать пока никаких действий по устранению беспорядка. Мэм, - детектив как-то косо взглянул на Гвидо, а затем продолжил. – Были ли у вас враги? У вас лично или конкуренты по бизнесу? Были ли угрозы в Ваш адрес?
-Детекив, - устало начала я, - Я уже давала показания другому офицеру. Но… Нет, ни я, ни кто-то из моих подчиненных не получал угроз, насколько мне известно. Моя сеть давно работает в городе, и мы зарекомендовали себя достаточно хорошо. Конкурентов в своем сегменте не имеем, потому я даже не могу представить, кому понадобилось совершить подобное.
-Понятно. Мэм, а ваш муж мог быть к этому причастным? – этот вопрос прозвучал из уст детектива неуверенно, но вызвал во мне бурю негодования и возмущения.
-Мой муж? Причем тут Чарльз? Каждый из нас занимается своими делами и не вмешивается в работу друг друга. Чарльз, уважаемый человек и не думаю, что кто-нибудь рискнул бы вредить ему, тем более через меня! – пылко защищала я своего благоверного, и тут же забеспокоилась о детях. – Почему вы спрашиваете об этом? Есть какие-то подозрения?
-Миссис Мерфи, я должен проверить всевозможные мотивы. Именно потому, что ваш муж влиятельный человек и известный в определенных кругах, - взгляд мужчины снова был устремлен на Гвидо, - через вас ему и хотели навредить. К сожалению, большое влияние имеют именно подобные действия…
-О чем вы вообще? Извините детектив, я не могу выслушивать странные выводы о моем муже. Он добропорядочный человек, который сделал много для этого города! – уверенно проговорила я, отворачиваясь в сторону, давая понять, что на этом разговор окончен.
Спасибо, миссис мерфи, если что-нибудь станет известно, мы вам сообщим, - проговорил детектив и покинул нас.
-Не могу поверить, неужели может быть и такое? – раздосадовано проговорила я, хватаясь за голову, пытаясь осознать только что сказанное полицейским. – Извините, я просто устала от всех этих гнусных намеков и сплетен, что крутятся вокруг Чарльза, а теперь и лежат в основе расследования этого нападения, - повернулась я к Гвидо, мотая головой и пытаясь прийти в себя.- Извините, что снова прошу вас, но Вы не могли бы отвезти меня обратно, нужно забрать вещи и, наверное, поехать домой, раз уж я ничего не смогу сделать.

+1

12

Видеть слёзы Дианы становилось даже неловко - какому мужчине, впрочем, не станет неловко при виде женских слёз? - другой владелец кофейни, ресторана, магазина, да чего угодно, быть может, был бы вне себя от ярости, крича о том, как распоясалась преступность, как полиция ничего не делает, а мысленно прикидывая ущерб, который ему нанесли, и не придётся ли ещё дополнительно отстегнуть за лечение своих сотрудников, пострадавших во время работы... Уж казалось бы, от жены политика уж точно можно было ожидать чего-то подобного - но миссис Мёрфи меньше всего напоминала супругу заместителя мэра, как её могли бы представить себе... И тени в ней не присутствовало той избалованности, вседозволенности, что присуща родственникам сильных мира сего; не обязательно даже политиков - и таких людей, как Гвидо, например, тоже. Правда, и уверенности в ней таковай не было, что сыграло против неё - и оказавшись в подобной ситуации, она попросту не знала, что ей делать... впрочем - Монтанелли знал. Удивительно другое - как, оставаясь женой одного из самых влиятельных людей в этом городе, Диане удалось не допустить в сердце чёрствости? И чья это заслуга - её собственная, или Чарльза, так умело отгораживающей свою семью от своей работы? Пожалуй, в любом случае, у Мёрфи многим из знакомых Гвидо, да и ему самому, есть, чему поучиться.
- Кажется, вы у моих детей в школе вели? - предположил Гвидо, вежливо улыбнувшись. Конечно, на самом деле имя его Диана могла услышать не только когда была преподавателем, но и гораздо позже, настолько, что промежуток времени может сократиться даже до "недавно" - тем правильнее было бы обратить её внимание в другое время, когда ни он, ни она не были настолько... влиятельными. - Ну конечно! Миссис Мёрфи, учительница начальной школы? - улыбнулся Гвидо ещё шире. Общение с преподавателями у его детей и было довольно туманным, в школе он появлялся больше затем, чтобы забрать детей домой, когда была его очередь - с женой он на тот момент уже был в разъезде; потому и про отца Лео и Сабрины большинство учителей сказать ничего и не могли толком... Как к самой нейтральной информации о себе самом, да и способу немного отвлечь Диану от происходящего, лучше обратить её внимание именно на этот период. Едва ли её не испугает информация о том, что рядом с ней, да ещё в такой момент, находится глава одной из криминальных организаций Сакраменто - неизвестно даже, что подействует сильнее, прямая подача этой новости или туманное подозрение...
- Они перевернули зал, но кухня, по-моему, осталась цела. - пожал плечами Монтанелли в ответ. Что неплохо, самое дорогое как раз и находится на кухне - по сравнению с оборудованием, столы и декорации стоят недорого; и он, так как сам является ресторатором (хотя это громкое слово, пожалуй - просто владельцем ресторана), это хорошо понимает... в этом плане Диане повезло. Да и сварить кофе не составит труда... а ему торопиться некуда, во всяком случае - пока....
- Может и такое быть, да... - поведя бровями, задумчиво, но честно ответил Гвидо, взглянув на Диану. Вообще-то ему сложно судить, это ведь Мёрфи находилась внутри, когда произошло одно из ограблений, и могла бы оценить их поведение... если бы грабителей подослали бы конкуренты - вели бы они себя как-то соответственно. Громили бы зал, что и делали, возможно... но зависело бы от цели, к примеру - вот что было важнее, погром или деньги? - Хотя вроде и не похоже. Ваши заведения самые... - Монтанелли слегка запнулся, подбирая верное слово. - ...успешные в районе - очень может быть, кто-то просто рассчитывал на большой куш. А много вынесли, кстати? - как-то слишком уж по-деловому насупился Гвидо. Мёрфи невольно затронула тему, в которой он более-менее ориентировался, но не как коп... скорее уж - как преступник, которому спланировать такой налёт было бы к лицу. Как ни гадко было признавать, к налётчикам Монтанелли по классификации был всё же ближе.
Оттого наблюдать за работой детектива Берджеса наблюдать было не менее интересно, впрочем. Похоже, полицейский его узнал, но на его взгляды Гвидо не реагировал абсолютно никак - встречаясь с детективом глазами, но не более, не то, что занимая своё место рядом с Дианой уверенно - а не подавая даже виду, что что-то ненормально, что его место - не здесь, что может быть как-то по-другому, на намёки тоже не обращая никакого внимания, словно бы их попросту не было. В диалог, впрочем, тоже не вступая. Каждый из них своё дело делал...
Интересным, однако, было поведение и самой мисс Мёрфи - в её категоричном и возмущённом заявлении чувствовалась гордость за мужа, за то, чего он добился сам, что сделал для других; знаете - заместителю мэра стоило бы очень беречь свою супругу... Чувствовалось, что любовь к мужу, спокойствие мужа и детей, для неё стоит превыше тех слухов, что ходят о нём, превыше собственного спокойствия, важнее почвы для подозрений, если и есть такая - иные исторички цепляются за каждый повод для них, но не Диана. Может, конечно, те прожитые вместе с Чарльзом годы имели значение... впрочем, не Гвидо судить их, пожалуй - вот он и не станет; семья - это святое.
- В основе? Не думаю. Он же сказал, что хочет проверить все возможные мотивы. Но стоит признать, что он прав - Ваш муж влиятельный и известный человек... - и это худшее, что может быть - если у Чарльза появятся такие враги, у которых хватит смелости и наглости начать проворачивать что-то подобное. Но даже с такими врагами можно справиться, если понадобится... не без помощи самого мистера Мёрфи, конечно. - Разумеется, садитесь. - гостеприимно показал рукой Гвидо на свой Хаммер. Диане, может быть, и впрямь лучше быть подальше от того, что будет происходить с кофейней в ближайшие полчаса - копы, как правило, не слишком церемонятся, когда дело касается их работы. И это далеко не всегда приятно пострадавшим...

+1

13

Слезами горю не поможешь. Так ведь говорят, стараясь успокоить и переключить внимание человека? И вроде бы верно, но порой именно слезы, льющиеся градом или несколько слезинок, скатывающихся по щеке, способствуют приобретению человеком силы. Мы все стараемся скрывать свои эмоции, боясь показаться слабыми, а слезы именно то, что показывает, что мы все-таки не роботы и бессердечные машины, мы умеем чувствовать, и порой эти чувства так сложно скрыть. Я не была из тех, кто может расплакаться у всех на виду, кто позволит увидеть свои слабости, нет. Но сегодня, когда на моих глазах пошатнулись жизни нескольких людей, когда все, что казалось нерушимым, сломалось, мне было сложно сдерживать себя. Особенно, когда я осталась со всем этим одна, без поддержки самого главного человека, так и не появившегося в кофейне.
-Да, точно, вспомнила, - грустно улыбнулась я, когда действительно вспомнила сеньора Монтанелли из своего далекого прошлого, когда моим местом работы была начальная школа, где у меня было 24 маленьких ребенка, которым я дарила знания, надеясь, что они им пригодятся. – Как давно это было… Вы были редким гостем, но, если не ошибаюсь, очень серьезным и ответственным отцом. На волне воспоминаний, мне стало интересно, как сейчас поживают его дети, ведь они должны были быть уже достаточно взрослыми, но то, где мы находились, не было местом, где можно придаваться воспоминания и ностальгии по былому.
Задавая вопрос о том, было ли это делом конкурентов, я нисколько не ждала положительного ответа от Гвидо. Признаюсь честно, я сама не знаю, что хотела услышать. Скажи он, что это действительно было дело рук кого-то из компаний, занимающихся подобным бизнесом, я бы не смогла спокойно работать дальше, но и отсутствие ответа на подобный вопрос, лишило меня покоя. Было ли это случайностью, или спланированным ограблением, это уже выяснят служители закона, в чьи обязанности входит подобное, но что я понимала однозначно, так это то, что теперь все будет иначе. Будут другие порядки, будет большая работа по усилению защиты каждой кофейни, где трудятся мои люди, куда идут посетители с детьми, чтобы отдохнуть, а не стать жертвами подобных налетчиков.
-Всю дневную выручку. Инкассация все забирает после закрытия, потому денег там было достаточно, да и они обчистили наш сейф, где хранилась наличка на мелкие расходы. Порядком двадцати тысяч, наверное, - задумчиво произнесла я, прикидывая сумму ущерба. –Ужасно… Чужой успех всегда кому-то мешает.
Наверное, я бы успокоилась и смогла поехать домой в более сдержанном состоянии, чем это произошло, если бы не некий детектив Бёрджес. Те вопросы, что задавал он, те намеки, что сыпались в его речи словно из рога изобилия, все это так разозлило меня, что гнев на грабителей исчез и переместился на этого мужчину, пятиминутным разговором выведшим меня из себя. Я всегда знала, что Чарльз работает не покладая рук, что все его действия и поступки, решения, которые он порой принимает не в угоду семье и, наверное, себе, все это направлено на то, чтобы семья Мерфи была не просто обычной американской семьей со средним достатком. Его амбиции на этом бы никогда не остановились. Мой муж всегда стремился дать больше, чем у нас было. Это касалось и детей, и меня. Его труд было сложно не заметить, то, как он пропадал на работе, измотанный огромным количеством бумажной волокиты, а затем и постоянными совещаниями, это все выливалось в улучшение нашего благосостояния, и, как бы мне не было неприятно это осознавать, но Чарли был прав – все, что мы имеем, это благодаря ему, благодаря его желанию расти и двигаться вперед. Вот только это движение всегда было основано на жертвах, которые приносили мы, каждый член нашего семейства. И чем дальше заходило дело, тем чаще я задавалась вопросом, а стоит ли оно того? Нужно ли это все нам так, чтобы потерять то, что всегда было самой важной нашей чертой – единство? Я понимаю, откуда ползут эти слухи и мнения, я знаю, что чужой успех действительно всегда не дает покоя тем, кто не может достигнуть и меньшего, но Чарльз всегда был нашей силой, и я верила ему, когда он говорил, что все это ложь. Верила тогда, верю и сейчас, что бы между нами ни было, я обещала быть с ним и в горе и в радости, и при любых других обстоятельствах.
-Да уж, влиятельный и известный, - с грустью проговорила я, когда мы с Гвидо проследовали к машине. – Не думала никогда, что столь желаемое влияние когда-нибудь сможет сыграть с ним такую злую шутку.
Через некоторое время после молчаливой поездки обратно к той кофейне, где я сегодня начинала свой рабочий день, мы оказались на месте. Там уже не было толпы зевак, осталась лишь пара машин экспертов, продолжавших осматривать место происшествия. Несколько патрульных стояли по периметру, следя за тем, чтобы никто не заходил за ленту и не мешался под ногами. В свете заходившего солнца, чьи лучи осторожно пробивались через рядом стоящие дома, картина, которая предстала перед моими глазами, была печальной и тяжелой. Но я больше не могла позволить себе дать волю эмоциям, потому, поблагодарив Гвидо и попросив его подождать, направилась к ближайшему патрульному, чтобы попроситься пройти внутрь.
-Извините, я владелица этой кофейни, могу я пройти внутрь и забрать свои вещи?
-Мэм, мне нужно уточнить, -проговорил молодой человек и отошел немного поодаль, общаясь с кем-то по рации. – К сожалению, нет, эксперты проводят еще осмотр, но вы можете сказать, что вам необходимо и это постараются вынести, если их, конечно, не отвезли в лабораторию.
-Ммм, понятно, - немного растерянно проговорила я, придумывая, выход из ситуации. – Эм, в кабинете перед поворотом на кухню, должна быть большая черная сумка, на столе, кажется, лежит телефон. Я была бы очень благодарна, если бы смогла их получить обратно, - попыталась я улыбнуться, обращаясь к офицеру в форме. Поняв, что это займет время, я вернулась к Гвидо, чтобы пояснить ситуацию.
-Внутрь мы, к сожалению, не попадем, эксперты еще работают, - сложив руки на груди, проговорила я, вставая рядом с мужчиной. – Сейчас мне вроде как должны вынести вещи, если их не увезли. Простите, угостить фирменным кофе здесь мне не удастся. Не хотите заехать к нам на ужин? Так я смогу отблагодарить вас за все, что вы сегодня сделали.
Я чувствовала огромную благодарность к этому человеку. Он появился неожиданно, но помог тогда, когда это так было необходимо. Та поддержка, которую он оказал, была мне очень необходима, да и вообще, когда рядом есть кто-то, с любой неприятностью можно справиться. Мне нужно было отвлечься от произошедшего, и ужин, который я хоть и не планировала, но уже предлагала сеньору Монтанелли, было лучшей возможностью, чтобы на некоторое время избавиться от тех навязчивых мыслей, что не хотели уходить из моей головы. Но еще мне очень хотелось оказаться дома и увидеть Тильду и Николь, которая обещала заехать вечером. После всех разговором с детективом, я всерьез задумалась, а что елси это шайка могла навредить не просто кофейням, но и детям, за которых родители отдадут все, что у них есть.

+1

14

Грань между приобретением силы и обессиливанием, на самом деле, гораздо тоньше, чем кажется. Несколько слезинок, открывая некоторый выход эмоциям, могут поспособствовать возвращению духа, но, превращаясь в водопад - слёзы начинают уносить все силы окончательно, тем самым заливая и душу, и разум, и весь мир вокруг, всё смывая - не оставляя ничего, кроме пустоты. Да и недаром, жидкость - это основной элемент в жизнедеятельности любого организма, то, что состоит в основе планеты, на которой они живут; вода - кровь матушки-природы... так что да, выплакаться - пожалуй, можно считать это схожим с кровопусканием: в небольших дозах - это полезно, способствует обновлению организма, делает его немного легче и даже немного бодрее, но если оставить рану открытой слишком надолго - её обладатель рискует вовсе истечь кровью... если организм здоров, для него не будет вреда от потери небольшого количества крови. Вот так и слабому духом человеку плакать не стоит, он не станет от этого сильней... Но слова о слабости духа - это явно не о Диане. Семья Мёрфи - из другой породы. К которой, быть может, и не принадлежит сам Гвидо; но - он её понимает лучше, и видит ближе, нежели большинство избирателей. Если по-простому, то образы жизни политиков и мафиози, зачастую, разнятся не так уж сильно; да и питаются они, порой, из одной посуды, хоть и не афишируют связь друг с другом. А порой, и связи-то на самом деле никакой нет. Со стороны это сложнее разобрать, чем кажется. Что и происходит сейчас... Мёрфи едва ли знает, с кем связалась и почему; и если бы ей с самого начала представили Гвидо, как главу преступной организации - очень вероятно, что до такой же степени доверия они бы не дошли. Но теперь уже, даже если кто-то и скажет ей, шёпотом или в голос, что она показала свои слёзы боссу мафии - это ничего не вернёт назад. Содеянного не изменить... Как и того, что она учила его детей много лет назад; Гвидо не строит иллюзий - понимает, что рано или поздно Мёрфи догадается, кто этот таинственный друг её мужа. Но это и делает его тем, кто он есть... и Монтанелли себя самого не стыдится.
- Рад, если я выглядел для Вас именно таким... - туманно улыбнулся Гвидо в ответ. Что ж, так сложилось, что его история пошла по кругу - он вновь отец ребёнка, который учится в начальной школе; пусть даже этот ребёнок в единственном числе - его сестрёнка ещё маленькая и не скоро в школу пойдёт. Приходится вновь надевать на себя костюм "серьёзного и ответственного", но гостем, и слава Богу, он уже является не таким редким... Но уже для других учителей. Время всех меняет - ещё как меняет, оказывается.
Двадцать тысяч... но деньги можно вернуть, найти - вряд ли грабители потратят такую большую сумму сразу; помимо того, что они забрали с собой, есть то, что не получится восполнить за их счёт - переломанную мебель, переломанные... жизни. Люди ведь из-за них пострадали - не в выручке даже дело; если и удастся поймать тех, кто совершил ограбление - попробуй, заставь их как-то исправить пулю, что поймал тот парнишка, или срастить кости тому мужчине. В свою очередь, прикинув в уме убытки миссис Мёрфи, Гвидо никак не стал их комментировать, для себя подметив тот факт, что точную сумму, похоже, и сама хозяйка кофеен не знает.
- Да ладно Вам... Вспомните сами - вон сколько полицейских съехалось к Вашему заведению. А теперь все они занимаются поисками грабителей. Весь город встал на уши. - попытался Гвидо ободряюще улыбнуться. Не только полицейские, и его ребята тоже ищут этих налётчиков; вряд ли бы такое происходило, если бы ограбление произошло в соседнем квартале, в другом заведении... парни не на тех напали - даже если сами этого пока не понимают. И скорее всего, их скоро найдут - копы или гангстеры, это уже отдельный вопрос; но участь их в любом случае незавидная. - Шутки - шутками, а влияние вашего мужа уже работает на вашей стороне. Ну а завистники - они есть у всех, кто хоть чего-нибудь добился... - мистер Мёрфи добился очень многого. Перед тем, как сесть в машину, Гвидо ещё перекинулся вполголоса несколькими словами с Алексом, так, чтобы Диана их не услышала - но сопровождая беседу активными, пусть и не очень выразительными, жестами. Затем мужчина, тихо и как-то очень ненавязчиво, что даже делало честь, при его-то размерах, вновь скрылся в толпе, ретировавшись куда-то.
Выбравшись из автомобиля, Гвидо наблюдал за тем, как Мёрфи отошла к полицейскому, дежурившему у входа в её заведение, снова вернувшись к мыслям о том, как это больно, наверное - когда в твоём доме начинает хозяйничать кто-то другой... эксперты-криминалисты, например. Только вот что они там пытаются ещё найти, посреди этого бардака, перевёрнутых столов и битого стекла?.. Размышления прервала трель мобильного.

- Да?.. - не сводя глаз со спины Дианы, Гвидо поднёс телефон к уху.
- Босс, копы только застрелили одного из них - дробовиком начал размахивать, двоих патрульных зацепил. На наших глазах, практически. Но денег при нём вроде не было... Тут про них по радио говорят... вся округа всполошилась. - звонил Рино-"Носорог", ещё один из боевиков, направленных по следу грабителей.
- Остальные наверняка где-то неподалёку. Продолжайте искать. - увидев, что Диана развернулся и направляется к нему, Монтанелли убрал телефон обратно в карман пиджака. Как он и сказал, полицейские ворон не считали; минус один - ещё двое осталось, хотя и они вряд ли уйдут далеко. Хотелось бы настигнуть их раньше, чем копы - но скорее вопрос престижа...

- ..Отблагодарить? Да разве же я сделал что-нибудь?.. - слегка удивлённо улыбнулся Монтанелли. Пока что всё, что он на самом деле сделал - это прокатил её от одной кофейни к другой да обратно, да и то, наполовину - силами своего друга Алекса. - Не могу Вам отказать, миссис Мёрфи... Но только ненадолго. И заранее извините, если вдруг мой телефон начнёт разрываться прямо за столом. Давайте я отвезу Вас.

В своём посте можешь перенести время на следующий день/утро :)

+1

15

-Диана, ты сильная, ты справишься! Малышка, перестань, это просто экзамен. Завтра все повторишь и сдашь, успокойся моя милая. Неужели наша сильная девочка сдалась из-за такой мелочи?
-Вы снова поругались? Милая, все наладится. Чарльз любит тебя, любит Тая и Нику, он не бросит вас, не нагнетай. Это лишь одна туча над вашей семьей, неужели все бросать из-за его работы? Ты сильная женщина, ты справишься, дорогая....

Эти слова всегда повторяла мама, когда я доходила до точки, когда казалось, что обратного пути нет и все нужно порвать сейчас и не секундой позже. Мама всегда верила, и продолжает верить, что во мне есть какой-то неиссякаемый источник силы, позволяющий преодолевать сложности, находя выходы, казалось бы, из безвыходных ситуаций. Не знаю, откуда у нее была такая уверенность в детстве и юношестве, но именно благодаря ее поддержке я поверила в эту силу, и именно благодаря вере родителей, смогла встать на ноги самостоятельно. Каждый раз я пыталась доказать себе, им, да и всем окружающим, что я не просто девчушка из пригорода, не просто приезжая за своим куском исполнившейся американской мечты. я всегда хотела расти, хотела стать кем-то значимым, помогать людям, учить детей, чтобы те, кто меня окружают, могли себе позволить то, о чем мечтают. Это был долгий и тернистый путь. Было сложно, порой казалось, что все, больше нет сил и дальше я уже не смогу двигаться. Черта, которую я переступала и была готова упасть в обрыв, вернуться к истокам, но судьба подкидывала случаи и возможности, когда я отбрасывала эти сомнения и смело шагала вперед. Чарльз, Тайлер, Николь и Тильда. Мои сокровища, моя жизнь. Вот, что важно, вот, что имеет значение и только они могут сломать последний столп веры во мне.
Смотря на разрушенную кофейню, в ожидании своих вещей, я вспоминала слова мамы, крепкое плечо папы, лучезарную улыбку Чарльза, своих любимых детей и думала только об одном - необходимо больше времени проводить с семьей. Хотя бы на некоторое время передать дела в ведение помощницы и заняться теми, кто дороже любой драгоценности в этом мире. Да, дети выросли, единственная Тильда еще осталась под крышей отчего дома, но все чаще сбегала куда-то, желая скрыться от отца, протестуя против его жестких правил. Глядя на осколки от разбитых витрин, сломанную вывеску и работающих полицейских, в моей голове рисовалась картинка, как наша счастливая некогда семья разбивается на части, словно огромная картина на мелкие пазлы. Принять это было до сих пор тяжело. Страшно. Когда вся жизнь пробегает перед глазами, единственное, что хочется сделать, сгрести их всех в охапку и не отпускать от себя ни на шаг. Материнское сердце, итак переживающее повсеместно и ежеминутно, сейчас сжималось с пущей силой. Мне не хватало его. Безусловно я была благодарна Гвидо, словами не описать то чувство, которое я испытывала к этому мужчине, оказавшему мне помощь, поддержку. Но все это меркло на фоне того, что сейчас, когда к мы смотрели на последствия ограбления, рядом со мной должен был стоять муж, поддерживать, говорить, что мы справимся с этим, или же как обычно подсчитывать ущерб, думать о ходах пиар компании, в принципе без разницы. Он просто должен был быть здесь, рядом со мной. Но это оказалось не настолько важно. Не тот пиар, который ему нужен, да?
-Поверьте, куда больше, чем вы думаете, - улыбнулась я по-теплому, как старому доброму другу, с которым нас объединяют хорошие воспоминания из прошлого, того другого прошлого, когда все, что я имела сейчас, было еще мечтой, несбыточным желанием, ради которого нужно было трудиться. -Знаете, к постоянным звонкам и трезвонящим мобильным я уже привыкла. У Чарльза телефон не замолкает никогда, даже если это семейный ужин или собрание. Да и у детей сейчас смартфоны вечно трезвонят. Пора тишины и приятных разговоров прошла, время технологий и постоянных сигналов. Так что не беда. А вот ненадолго ли, это уж я не могу гарантировать. - хитро улыбнулась я, прекрасно понимая, что одной чашечкой кофе сеньор Монтенелли уже не отделается. Мне нужно было отвлечься, а это гарантированно два блюда и десерт. - О, наконец-то! -радостно воскликнула я, направляясь навстречу офицеру, который нес сумочку.
-Спасибо, офицер, вы спасли мой вечер! - поблагодарила я его, осторожно приобняв, после чего поискала в сумочке телефон и на несколько минут пропала из реальности, проверяя почту, смс и звонки. Пять пропущенных от Николь, смс и звонки от Тайлера. Пара пропущенных от Чарльза и смс о том, что вечером он задержится, хочет наведаться в полицейский участок и узнать все подробности. Почта была переполнена письмами, которые я решительно отложила к прочтению на завтра. Я была довольна. Искренне и так по-детски, наверное. Я видела звонки и смс от семьи и отчего-то на душе становилось радостно. Глупо, наверное, ведь это обычное дело, но когда дети выросли и живут своей жизнью, так легко забыть о родителях, углубляясь в свой быт и свои проблемы. Глубоко вздохнув и крепко сжав в руке телефон, я вернулась к Гвидо и уже через несколько минут мы выдвинулись к моему дому.
Вечер прошел куда спокойней, чем весь сегодняшний день. Около часа я занималась готовкой, параллельно расспрашивая мужчину о детях, о том, как они выросли, куда пошли учиться, кто чем занимается. Мне было действительно интересно узнать, что стало с теми детками, которых я помню малышами, которые хулиганили в классе, не слушались, но умели подкупать своими милыми лучезарными улыбками. Это словно совершить полет в прошлое, приятное перемещение и возможность вспомнить то, что уже было спрятано за другими воспоминаниями и событиями. За непринужденной болтовней и обсуждениями рецептов приготовления мяса по-французски, мы как-то незаметно скоротали время. Однако, как я не старалась задержать Гвидо до прихода Чарльза, мне это не удалось. Муж задерживался достаточно долго, а сеньор Монтанелли, как и предупреждал, был совсем недолго. Вскоре появилась Тильда, которую я угостила приготовленным моим фирменным десертом - пирожным с фруктами. А в десять часов вернулся Чарльз. Взволнованный и обеспокоенный. Наверное, я впервые видела его таким за долгое-долгое время. Оказаться в его крепких объятиях и услышать обещание, что он с этим разберется, стало точкой в этом ужасном дне. Я была с ним, я знала, что его слово имеет вес, что он как никто другой сможет справиться с этой неприятностью, что рядом с ним я могу быть в безопасности. Прошло столько лет, а эти ощущения девочки-подростка, которая любила только одного человека, которая грезила лишь одним мужчиной, были со мной и в этот вечер.
Утро выдалось сложным. Несмотря на тихий и довольно таки благоприятный вечер, утром мы с Чарльзом немного повздорили, и то по моей глупости. Я хотела вернуться к работе и решить вопрос с компенсациями, съездить в больницу, встретиться с адвокатами и страховщиками, но по настоянию мужа, осталась дома, заниматься этим же, но только сидя на телефоне и с ноутбуком под рукой.
-Хорошо, я останусь, но Рика ты можешь забрать с собой. Зачем его держать здесь? Вряд ли кто-то решится напасть на наш дом. У нас замечательная охрана. Чарльз, это будет лишним. - пыталась я убедить мужа, завязывая галстук и поправляя манжеты пиджака. -Ты заедешь на обед?
-Рик будет тут. Пока не поймают этих подонков, ты не выйдешь из дома и не вернешься к работе. У тебя есть люди, которые получают деньги, вот пусть и отрабатывают свой гонорар. Ты можешь остаться и тут. - немного резко проговорил Чарли, и чуть мягче добавил. -Заеду. Приготовься к двум, вместе пообедаем в городе.
Это было заманчивое предложение, учитывая, что в последний раз мы ужинали в публичном месте на званном приеме мэра. Умение поддержать в трудную минуту никуда не делось, оно было у Чарльза и, как бы он не старался отдалиться, семья была важной составляющей его жизни, с которой нужно было считаться, которой нужно было уделять внимание. А выход в свет с женой. это очень масштабный знак. И пусть мне мерещилось множество сомнений в искренности намерений Чарли, я была рада этой возможности. Ведь в такие моменты он был тем, кем я его помню. Тем человеком, что покорил мое сердце много лет назад. Отцом троих детей, главой семейства, любящим мужем и родным и близким мне человеком. Пусть это ненадолго, но иногда и такой возможности может хватить, чтобы просто набраться сил, дождаться, когда откроется второе дыхание, чтобы продолжить наш совместный путь. Уже через пару минут я слышала звук отъезжающего автомобиля, когда усаживалась за стол с ноутбуком, решив закончить дела, начатые вчера. Мысленно я уже составила свой образ для обеда, параллельно изучая письма партнеров и клиентов. Взволнованные, настороженные, местами абсолютно безразличные. Многие интересовались тем, что произошло и все ли сотрудники в порядке. Кто-то предлагал помощь и контакты тех, кто сможет отремонтировать кофейни с достаточной скидкой благодаря знакомству. Я была тронута подобными письмами, поскольку в бизнесе нет места сочувствию, стоит только оступиться потерять хотя бы процент клиентов, и монстры ресторанного бизнеса смогут уничтожить тебя. Потому, чтобы не дать ни малейшего повода, я занялась решением вопроса восстановления кофейни, периодически болтая с Риком, обсуждая произошедшее и то, как с этим бороться.

+1

16

Вежливо и открыто улыбаясь гостеприимной Диане, внутренне в течение вечера Гвидо был сосредоточен и напряжён; телефон, который, по его обещаниям, должен был звонить не переставая, отправился в итоге прямо на стол, переведённый в беззвучный режим, так и не издав ни одной трели - правда, вместо этого периодически моргал экраном, демонстрируя очередное сообщение, большинство из которых были довольно тревожного, если не сказать похуже, жестокого, насильственного практически, характера, по счастью Диана была не из тех людей, кто привык заглядывать через плечо другим - чем отвлекавший её на протяжение этого вечера Монтанелли, собственно, и воспользовался, принимая отчёты о том, что происходило в городе и давая короткие указания. Отвлекая миссис Мёрфи попутно - хотя бы её, если не её детей; пара радиостанций уже вовсю крутили новость об ограблении салона, по новостному каналу телевидения показывали кадры с места неудачного задержания одного из грабителей, фотографию убитого грабителя, Логана Кука, естественно и имя обоих Мёрфи назвать не преминули при случае. Может быть, Чарли или их с Дианой дети и слышали эти репортажи; внимание матери семейства Гвидо старался обратить на себя самого, на разговор о детях - о своих, о его детях... Тот факт, что попутно он, современным языком говоря, "чатился" по телефону с Рино и его зятем, Маком (с последним в основном - он был моложе и лучше соображал, как это делается) - ничуть не умалял важности той беседы, что они вели с миссис Мёрфи; хотя среди большинства людей, такое, быть может, и сочлось бы невежливым. Но тут уж... они деловые люди; политики, бизнесмены, бандиты - деловые люди; а это значит, что информацией нужно обладать, порой это превыше морали и вежливости - вежливость и вовсе стоит мало, если её не показывать, как и невежливость, впрочем. Дела определяют поступки. Не стоит, впрочем, всегда придерживаться только таких взглядов - источник неиссякаемой человеческой силы во многом зависит, правильно, от веры.
Не только твоей веры - а веры окружающих в тебя. То, что поддерживает этот огонь. Вера в себя, и вера окружающих в тебя, это должно находиться в балансе - только в этом случае человек и будет находиться в комфорте, ощущать себя уверенно, что бы в его жизни не случилось. И когда одна вера начинает слишком сильно кренить одну чашу весов, огонь либо тухнет, либо начинает пожирать самого человека - тяжело не оправдывать чужих надежд... а добиваться своих целей, не получая никакой поддержки, это ещё тяжелее, пожалуй. Это высушивает душу.
Мёрфи - счастливые люди, сумевшие найти некий баланс; при всех тяжестях и тяготах - а лёгкой жизни в принципе не бывает. Поэтому какие-то там три грабителя, разнёсшие пару заведений Дианы, им не сумеют навредить сильно. С этой мыслью Гвидо и покинул их дом, сославшись на то, что у него тоже есть дети, которым нужны присмотр и общение - и на самом деле, поехал к себе домой... однако сделал небольшой крюк предварительно.

- Хей, босс! - у "Носорога" Рино был удивительно тонкий голос, с его внешними данными - не то, чтобы крупными или устрашающими, но достаточно представительными - совершенно не вязавшийся. Пропустив Гвидо в квартиру, Рино пожал ему руку: - Я тут ужин варганю. Перекусишь с нами?.. - голос этот, впрочем, звучал достаточно уверенно; вернее, он звучал спокойно, обыденно - как будто не этот же самый мужчина, облачённый в потрёпанный передник, пахнувший жаренным мясом и кофе, стряпая там что-то у плиты, не вогнал час назад нож в запястье негра на полголовы выше него, да и вообще, в соседней комнате не находилось двое связанных парней... под присмотром мужа его единственной дочери. На небольшой кухоньке негромко работал телевизор, показывая всё те же кадры с новостного канала.
- Нет, спасибо, Мёрфи меня от души накормила. Зятю своему лучше подкинь кусок побольше, вон какой тощий... Привет, Мак.
- улыбнулся; вообще-то, полностью парня звали Мачедоне, в честь его деда-итальянца, что на американское произношение и вовсе ложилось едва ли не как "Мэйсдоун" - поэтому, чтобы не ломать язык и голову, парня иначе как Маком или, реже, Мейсом никто не звал.
- Добрый вечер, мистер Монтанелли. - почтительно, но открыто улыбнулся выглянувший из комнаты Мак, с сигаретой в зубах, фингалом на лице, и пистолетом - тем самым, которым тыкали в Диану сегодня днём - в левой руке. - Эти двое здесь... Посопротивлялись, конечно, знатно. - показал на обширную синеву на своей скуле. Ухмыльнулся: - Не знаю теперь, что и жене сказать...
- Скажи, что затормозил слишком резко и об руль приложился. Не задерживай Гвидо, он с нами не будет тут всю ночь торчать.
- вытерев руки полотенцем, Рино шагнул ближе, открыв дверь в комнату. - Сума тоже тут, ничего не трогали.
- Ага. Спасибо, ребята. - Гвидо взглянул на лица связанных грабителей, те - блеснули взглядами своих карих глаз на него. Оба были связаны, с кляпами во ртах, и даже на их чёрной коже были заметны обильные кровоподтёки; да и пролившаяся кровь немного заливала небрежную повязку на руке и одежду того, кто был постарше... младший же вообще был натуральным пацаном - похоже, старшего школьного ещё возраста; увидев Монтанелли - завертелся и что-то замычал, мотая башкой и вжимаясь в стену.
- Что? Есть, что сказать? - шагнул Гвидо ближе, присаживаясь к нему, потянув руку, чтобы развязать узел и снять со рта повязку. Не тут-то было - парень только пуще прежнего начал извиваться, как червяк, уворачиваясь от ладони; пока не пришлось в итоге затрещину ему дать, чтобы остановился. Только тогда и получилось освободить ему рот, целый словесный поток открыв тем самым:
- Мужики, йо, это не я всё придумал, это Эш, это он всё придумал, он из тюряги вышел, ему бабки нужны, базарит, а я чё, я ничё, я рядом просто тусовался...

- Умгум-мгум-мгум!! - злобно промычал сидевший рядом Эш, пытаясь переорать пацана, не тут-то было:
- Мне пушки даже не дали, я ничё, падла буду, я не хотел даже!.. - начинает плакать: - Я к маме хочу, у мамы никого нету, кроме меня, отпустите меня...
- Заткнись уже!.. - последовала вторая затрещина в исполнении Монтанелли, из-за которой парень уткнулся мордой в пол, потеряв равновесие, и, впрямь, затих, перевернувшись и глядя на гангстеров сквозь слёзы. - Ты, значит, всё это придумал?.. - Гвидо сделал "козу", указав оттопыренными пальцами на Эша. Уголовник, не став отпираться, кивнул головой. - Вы, дурни, даже не поняли, чьи заведение взяли, да?
- Поняли! Мы всё поняли, я больше так не буду!.. - снова заголосил пацан, извиваясь и всхлипывая. Сжав зубы, Гвидо кивнул Маку на него, показав жестом, чтобы завязал ему рот обратно. Парень это послушно и с удовольствием исполнил, от себя добавив пинка.
- Миссис Мёрфи, владелица сети "The Cookie Shop", жена мэра города. Сама сеть - под крышей моих людей. Ворвавшись туда со своими пукалками, вы сделали самую большую ошибку в своей жизни; и один из вас, в общем-то, жизнью за неё и поплатился... Мак, освободи теперь Эшу пасть, будь добр - если уж он за весь этот беспредел ответственный, с ним и надо разговаривать... - вздохнув, зять Носорога вытащил кляп изо рта второго нигера. Эш оказался более сдержан, нежели его приятель:
- Мистер Монтанелли, вы, это... вроде как, мужик авторитетный. Я говна-то не желал никому, в натуре - откинулся месяц назад, друзья все - либо по тюрьмам, либо в могиле, либо ссучились, дети у них там сопливые, жёны, вся эта херня... А мне куда?.. Я просто денег хотел поднять. Понятия не имею, кто там была эта чувиха... и что она под вами.
- И что делать-то с вами предлагаешь? Город весь на ушах. Моих людей вы тоже от дел оторвали. А у них тоже, знаешь ли, жёны, дети... - вот и дочь Рино, которая жена Мака, думает, что они на ночной смены - счастливая от мысли, что отец и муж вместе работают. Дурочка.
- Я понял... Давайте мы всё вернём и разбежимся по-хорошему, йо? - парень подтянул перевязанное окровавленное запястье, попытавшись унять боль. Перевязку сделали, понятное дело, впопыхах - больше заботясь о том, чтоб он руками не дрыгал да не кровил лишний раз, чем о его здоровье заботясь...
- Боюсь, по-хорошему уже не получится, раньше надо было думать. Ваш парень двух полицейских чуть на тот свет не отправил, им теперь нужен виноватый. Да и я как буду выглядеть, если тебя просто отпущу? Нет уж, Эш - извини, твоя ошибка, ты и отвечаешь. Приятно было поболтать... - Гвидо сложил кляп, воткнув его обратно в пасть главарю грабителей, и - вдруг, схватив его за голову, резко повернул её в сторону - наполнив комнату противным хрустом. Смерть почти мгновенная, и что самое главное - тихая и бескровная. Осознав, что только что произошло, Кроха чуть кляп не проглотил, начав визжать. Да и Мак был изумлён, распахнув глаза... Что ж, Монтанелли не без пользы растрачивал свою молодость на анатомические учебники; да и перед смертью давно уже не испытывал страха. Рино, в отличие от своего молодого зятя, это знал... с Гвидо они были ровесниками.
- Когда стемнеет - отвезите его за город и... как обычно. - как обычно - это на одной из дорог, полвека уже ведущих в никуда из-за того, что неподалёку было построено крупное шоссе - давно уже ставших одним из таких "кладбищ" Мафии. Гвидо бывал там неоднократно.
- А с сопляком что делать?..
- За ним завтра заедет Алекс. Съездим с ним кое-куда - есть одна идея...

- Давай я тебя развяжу? Только давай без глупостей и воплей. - в руке Гвидо блеснул тонкий нож, поддев шнурки, перевязывающие тонкие запястья Крохи. Оказавшись на свободе, пасть себе перепуганный пацан уже освободил сам... они находились в движущейся машине; уже другой, не вчерашнем Хаммере - рассудив, что нечего такому куску дерьма делать в автомобиле дона - сумка с деньгами лежала на переднем сидении, рядом с Алексом. - Не бойся, я тебя не убью. Во всяком случае - если согласишься на мои условия... В противном случае - уж извини. - мутный из-за страха, отвратительного сна, затёкших конечностей и голода (поесть ему никто, разумеется, не дал), Кроха кивнул. - Мой друг сейчас отвезёт нас к женщине, заведение которой вы вчера ограбили. Ты отдашь ей сумку и извинишься... - благо, Монтанелли вчера запомнил, где живут Мёрфи. - ...а затем мы все вместе подождём полицию, и ты тихо-мирно сдашься, признавшись в совершённом ограблении. Вот такие условия.
- Чёёёё?.. - тихая наглость дона даже избитого и униженного Кроху моментально привела в изумление. Растянутый звук прервала ладонь Гвидо, тут же сжавшаяся на его горле:
- Ладно, тогда давай по-простому. Мне с тобой возиться удовольствия тоже немного...
- Нет, нет! Я согласен, согл... крх... - закашлялся Кроха, когда Монтанелли разжал пальцы, дав ему вдохнуть кислорода.
- Отсидишь пару лет - по малолетке всё равно тебе немного дадут. Но учти: упомянешь меня, даже вскользь, и твоя мама тебя в закрытом гробу будет хоронить. А если будешь молчать - посмотрим; может, я что-то смогу сделать, чтобы за тобой в колонии приглядели. Даже такой кусок дерьма, как ты, может быть полезен. Capisce?.. - если он в тюрьме достигнет совершеннолетия - переведут ко взрослым... а там, если выживет - знакомства никому не помешают. Даже вот на такой почве...
- Мы приехали, босс. - сообщил Мескана.

Внешний вид
Алекс
Кроха

+1

17

look
Все что не делается, все к лучшему. Это был хороший стимул, чтобы не впасть в депрессию, уныние и отчаяние, которые то и дело подступали к сознанию, стоило мне заняться делами и перебирать документы, которые я смотрела вчера. В голове постоянно вспышками появлялись воспоминания произошедшего, крики, слезы, напуганные просьбы ничего не делать с посетителями. Только от одной мысли об этом, сводило живот, а внутри зарождалась паника, сковывающая тело. После третьего вопроса Рика, обеспокоенно смотревшего на меня из соседней комнаты, я поняла, что уже давно не читаю отчеты и сводки, не помню, сколько денег было в балансе за прошлый месяц, который мне прислала Габи, я вообще не помнила ничего из тех документов, что мелькали перед глазами за последние два часа. Я отчетливо видела лишь людей в масках, чувствовала ствол пистолета, коснувшийся затылка, и едва сдерживала волнение, одолевшее меня.
Все же в порядке, успокойся, ты дома, Рик рядом, успокойся, они здесь не появятся.
Повторяла про себя, успокаивая и отчаянно веря в свои слова. Дабы устроить себе перерыв, я накормила Рика плотным завтраком, поболтала о его жене и детях. Саманту и девочек я не видела уже давно, потому пригласила их на выходные в кофейню в центре города, тут же сообразив, что было бы неплохо организовать день благотворительности на помощь пострадавшим. Это мероприятие объединит неравнодушных, и поможет собрать средства людям, которым это так необходимо. Я не собиралась отказываться от своих мыслей о компенсации всем, кто пострадал в моих кофейнях, но разве это покроет расходы на лекарство и восстановительный процесс? Я осознавала, что страховка, покрывающая все этапы лечения, имеется далеко не у всех. Эта проблема была камнем преткновения по всей стране, и Сакраменто не обошел стороной. Поскольку я всегда была на стороне нуждающихся и занималась в свое время благотворительность, которую сейчас из-за занятости поддерживаю только лишь формально, переводя денежные средства, я старалась и Чарльза склонить к продвижению социальной реформы, которую так хотел развивать наш президент. Но, как говорит мой ненаглядный, дело женщины семья и дети, а с остальными вопросами справятся мужчины. Потому наши разговоры о политике никогда не длились более получаса, и то лишь когда сам Чарльз позволял высказывать свое мнение, желая быть уверенным, что какой-то новый его шаг не станет последним в его карьере.
Благодаря солнечному и достаточно теплому утру, весь дом был заполнен светом и ощущением чего-то хорошего. Свежие цветы в вазах благоухали, а теплый ветерок разносил по дому аромат роз, лилий и пионов. Чудесный аромат, создающий ощущение цветущего сада, легкости и спокойствия. Благодаря этой сладостной расслабляющей обстановке, мы с Риком проболтали около часа, пока от беседы меня не оторвал звонок из больницы.
-Прости, мне нужно ответить, это по поводу моих ребят, - прервала я беседу, отвечая на звонок. – Алло? Минди? Боже, дорогая моя, как ты? – не находя себе места от волнения, я поднялась со стула и начала расхаживать по кухне. –Слава Богу, ты даже не представляешь, как я рада тебя слышать! Я звонила утром Стиву, он сказал, что ты пока на обследовании и ничего неизвестно…. Прекрати… Нет, все в порядке, это все мелочи… Минди, - чуть строже произнесла я имя девушки, когда та обвиняла себя в том, что не смогла дать отпор и, что так много всего было разрушено, что один из родителей детей, отдыхающих в тот момент в кофейне, был ранен, защищая ее от ударов нападавших. – Ты ни в чем не виновата. Это я не побеспокоилась и не установила вызов полицейских, как  тогда предлагали… Прости меня… - я вышла в сад и села в кресло. Там я словно находилась в безопасности и могла сказать то, что хотела. –Прости меня, милая, это я не сберегла вас… - несколько секунд мы помолчали, обдумывая произошедшее и сказанное, но я прервала тишину.- Я хотела бы заехать сегодня вечером к тебе. Ты не против? - на свой ответ я получила радостное согласие и была довольна этому. Мы поболтали еще недолго, Минди явно было тяжело вести беседу, но столько всего хотелось сказать, что я просто не могла прервать ее. Однако вскоре из дома показался Рик, и его вид не сулил мне ничего положительного. Он стоял в проходе и не двигался с места, ожидая, пока я не договорю по телефону. И стоило мне только положить трубку, как он тут же заговорил. Его тихий хриплый голос прозвучал настороженно, отчего я заволновалась и поспешила вернуться в дом.
-Там кто-то приехал к Вам, миссис Мерфи. Только что остановились у дома. Вы ждете гостей?
-Я? Что? Нет, никто не должен был приезжать раньше двух. Вряд ли Чарльз освободился пораньше. Что за машина? – Рик, стоявший у окна, видимо, уже осмотревшийся и не замечающий опасности, чуть приоткрыл шторы, чтобы я смогла посмотреть на автомобиль и попробовать узнать его, но я лишь растерянно пожала плечами и направилась к выходу. Мой сегодняшний телохранитель направился следом, но исходя из обеспечения безопасности моей персоне, на улицу все-таки вышел первым, не пустив меня. Сопротивляться этому здоровому, во всех смыслах слова, мужчине у меня не было ни желания ни возможностей, потому я просто скрылась за его широкими плечами, наблюдая, как из авто появляются люди.
Кто это? С каждым мгновением мне становилось страшней. Незнакомые люди на незнакомом авто, когда я совсем одна в доме. Мне тут же вспомнились слова того детектива, наш разговор о влиянии мужа и том, что это могло быть из-за него. Если это было так, то тем налетчикам не составило труда найти их адрес и вершить расправу тут, в месте, где можно словить куда больший куш, нежели в кофейни. Но как неожиданно страх сковал меня, заставляя крепко сжимать предплечье Рика, так и резко отступил, когда я увидела фигуру знакомого мне человека.
-Гвидо? Как вы… - удивленно начала я, попытавшись обойти Рика, но он преградил мне дорогу рукой, отчего мне пришлось успокоить его. –Все в порядке, это мой знакомый. – улыбнулась я телохранителю и все же вышла вперед. – Что вы тут делаете? Неужели приехали за добавкой? – попыталась пошутить я, намекая на вчерашний ужин и обещания накормить чем-то более изысканным. Мой взгляд перемещался с Гвидо на людей, что приехали с ним и в нем явно читалось недоумение, потому что такого сюрприза я точно не ожидала. Рик все еще держался поблизости и явно был настороже, потому как дальше он пройти мне уже не дал, махнув отрицательно головой, внимательно изучая гостей. На мгновение мне показалось, что он даже знает их, уж очень тяжело он вздохнул при их виде, но расспросить его я собралась позже, когда поговорю с вновь обретенным знакомым, встретить которого повезло не при самых приятных обстоятельствах. -Если вы к Чарльзу, то он на работе...  - не зная, что сказать, предупредила я Гвидо, полагая, что ко мне уж точно он бы в гости не наведался. Хотя, где-то глубоко в своем сознании, я допускала и подобную возможность, учитывая то впечатление, которое он на меня вчера произвел.

+1

18

Блин, эти белые мужики реально были страшные!.. Особенно этот, который с морщинами и сложной фамилией, самый главный у них - это вообще был отмороженный, по ходу... Хруст, который раздался, когда он свернул Эшу шею, наверное, до конца дней будет звучать в ушах; чувак этот, в своём костюме, он как сама Смерть, так легко ему шею сломало, словно бы он просто ручку двери повернул, даже в кошмаре такое не приснится. Они же хуже копов. Да кто это такие вообще?.. Типа, секретная служба какая-то, что ли, шпионская организация, как в кино? Разве людям на службе закона можно вот так запросто убивать людей?.. Но они на стороне закона же, да? Иначе зачем этому морщинистому заставлять его возвращать деньги? А почему он тогда и его не убил? Что значит, "съездим кое-куда"? Что значит, "как обычно"??? Чёрт, Эш... он же... мёртв! Вся эта херня по-настоящему происходит!..
Хотел бы Элрой Паскаль, более известный в своей среде по кличке Кроха, чтобы всё это оказалось просто страшным сном, и утром он, проснувшись, оказался бы снова в своей постели, пошёл бы в ванную умываться, пожелал бы доброго утра матери, которая готовила бы ему завтрак, думая, что он идёт в школу, а не будет уроки прогуливать, как обычно... ну или делала вид, что так думала - что-то подсказывало, что мама догадывалась, где он бывает... Но очнувшись сегодняшним утром, он обнаружил себя там же, где заснул, в той же самой комнате, в том же положении, как заснул, вот только остывшего тела Эша с свёрнутой набок головой рядом уже не было...
Затем ему опять надели мешок на голову, и посадили в автомобиль, куда-то повезли, потом остановились, кто-то сел... а когда мешок сняли - он снова увидел перед собой этого жуткого мужика со сморщенным лицом. Который предоставил ему выбор между смертью и судом, отчего душа окончательно ушла в пятки. Зачем ему это надо?..
Эш взглянул в центральное зеркало заднего вида, но оно было повёрнуто так, что он не увидел лица водителя; а только блестящий перстень с камнем на его толстом, как сосиска, пальце, и рукав тёмной куртки. И тут у него промелькнула мысль: да они же... это же... это же мафия! А он-то думал, что она только в кино существует.
- Вылезай. - морщинистый открыл дверь, подтолкнув Кроху наружу; а когда парень вылез, эта же волосатая толстая рука, с перстнем, всучила ему эту же самую сумку, куда Эш складывал выручку. Сумка прямо как будто с неба перед ним упала - все эти мужчины были такие здоровые!.. А он как-то и росточком не вышел, казался по сравнению с ними коротышкой. Ещё меньшей Крохой, чем рядом с воякой-Логаном и уголовником-Эшем... Его подтолкнули в спину, и негритёнок, трясясь, как банный лист, начал осторожно, словно в первый раз ходить начал, перебирать ногами, навстречу вышедшим из дома мужчине и женщине...
Вот кто был по-настоящему огромен, так это телохранитель Дианы!.. Элрой аж побледнел (что на тёмной коже было даже ещё заметнее и выглядело страшнее), как оценил габариты Рика. Ну а в тот момент, когда малолетний бандит узнал её, он даже запнулся, чуть не упав на газон, но та же рука с перстнем сдержала его и снова подтолкнула вперёд. Этот здоровяк же его пополам переломит запросто.
- Вздумаешь бежать - я тебя застрелю.
- добавил тот, кто вёл машину. Бежать?.. Да ему ходить с трудом удаётся; ноги стали как будто бетонные... мафия, говорят, бетоном их и заливает, когда отправляет на дно реки или моря... 
- Доброе утро, миссис Мёрфи. - жуткий голос морщинистого звучал на удивление дружелюбно.
Пленник не мог этого видеть, но Гвидо открыто улыбнулся Диане; словно даже и не заметил её телохранителя, закрывавшего её своей спиной; впрочем, остановился, на довольно почтительном от них расстоянии, не провоцируя на приветственные поцелуи, объятия или что-то подобное... не настолько пока они были и близкими друзьями, пожалуй. Да и Рик... как и Чарльз; могут этого не оценить. Их общения. - Нет, я не к Чарльзу, я к Вам... вернее, мы к вам. Тут кое-кто хочет вам что-то сказать... Гвидо сделал шаг чуть в сторону, давая Диане возможность увидеть "гостя", которого ей привели. 
Алекс снова подтолкнул Элроя в спину, заставив его выйти вперёд... Тощий, с побоями на лице и в запыленной одежде, с затравленным взглядом и трясущимися, как у наркомана при ломке, конечностями, парень меньше всего напоминал того смельчака с бейсбольной битой в маске Джорджа Буша, бившего всех вокруг и дерзко вопрошающего у Дианы, что она ему за это может сделать.
- Миссис Мёрфи... - Кроха попытался взглянуть ей в глаза, но не смог выдержать взгляда и трёх секунд, опустив голову в траву; затем зелень газона дома Мёрфи оказалась и вовсе размыта из-за неожиданно подступивших к глазам слёз. Парень всхлипнул. - Простите меня... я... - писклявый голос дрогнул ещё сильнее, перейдя в уже откровенно несдержанные рыдания. Позади него Гвидо переглянулся с Алексом, затем сложил руки на груди, глядя в стриженный затылок нигера. - Вот... это... это Ваше... - он попытался протянуть ей сумку; но, - как будто она вдруг перевесила его тщедушное тельце, - запнулся, плюхнувшись на колени, окончательно зайдясь в писклявых рыданиях, что-то ещё бормоча, но уже совершенно нечленораздельное.
- Здесь почти всё. Недостаёт какой-то небольшой части. Ну, вы знаете, как это бывает...
- нужно же было чем-то заплатить Рино и Маку за их "ночную смену", да и Алексу тоже причиталась доля - хотя по сравнению со всем остальным, что осталось, это было ничтожно. Тем более, что Диана даже не пересчитала, что было в сейфе. Это даже не кража; так, маленькая реквизиция.

[AVA]http://s2.uploads.ru/kQ56T.jpg[/AVA]
[NIC]Elroy "Tiny" Pascual[/NIC]

+2

19

Не бывает "бесплатного сыра" нигде, кроме как в мышеловке. Не бывает так, что достаток, успех, иные материальные блага просто падают с небес в руки и ничего не нужно делать взамен. Нет, так не бывает. У всего есть цена и всю нашу жизнь мы живем взаймы, взяв кpедит в самом строгом банке, который не сравниться ни с одним другим, что имеются в нашем городе, на нашей улице. Наше стремление обладать лучшим, стремиться к самым высоким вершинам, всегда будут двигать нас вперед по пути, что мы выбираем сами. И каждый результат, полученный на этой дороге, равноценен тем действиям, которые мы делаем, чтобы его получить.
Стоя там на дорожке, ведущей к дому, Диана мысленно вынуждена была вернуться ко вчерашнему дню, к его худшей стороне, что оставила неизлечимые раны на ее сердце. Она вряд ли покажет, как ее взволновал приезд сеньора Монтанелли, появившегося неожиданно с автомобиля. Ее улыбка вряд ли раскроет то, что в ту секунду, когда из ее уст лились приветственные речи, внутри все трепетало, и мало-помалу волнение проникало во все потаенные уголки ее подсознания. Она позволила себе отодвинуть произошедшее, сконцентрироваться на последствиях, на ожидании встречи с мужем и обещанного обеда. Она старалась вычеркнуть из памяти то, что утром, стоя у зеркала, когда Чарльз собирался на работу, она видела, как ее руки трясутся, а в глазах стоят слезы. Она заставляла себя забыть обо всех эмоциях, что съедали ее изнутри, она пыталась выпутаться из пут страха и боязни, и продолжала быть той миссис Мёрфи, которой ее все знают.
-Ко мне? – удивленно переспросила женщина, убирая, прядку волос с лица и внимательно наблюдая за гостями и каждым их движением. В душе творился хаос. Волнение перебивалось надеждой, а затем снова пряталось за страхом, от чего предательски сводило желудок и хотелось уже узнать причину приезда. Когда Гвидо продолжил речь, ее сердце забилось с еще большим рвением, и женщине показалось, что оно вот-вот выпрыгнет, но солнечная леди, как любил ее когда-то называть Чарльз, лишь замерла в ожидании рядом с Риком, неуверенно улыбаясь, смотря то на Гвидо, то на его телохранителя, которого она вроде как видела днем ранее. Уже через мгновение перед ней появился еще один человек. Это был мальчик, чей вид явно говорил, что с ним произошло неладное и он тут явно не по доброй воле. Диана напряглась, вопросительно взглянув на Гвидо, но как только этот юнец заговорил, женщина тут же изменилась в лице, невольно сделала шаг назад, скрестив руки на груди. Его голос… Я знаю его… Вчера… Я помню его.. Но…
Переживая столь сильное потрясение, вряд ли кто-то забудет какие-то особенности людей, что смогли за считанные минуты разрушить обыденность, которой мы привыкли жить. У Дианы была хорошая память на лица, да и ей приходилось много общаться по телефону, потому она научилась запоминать голоса тех, с кем вела беседу. А таких людей было много, благо список контрагентов расширялся, да и за последние десять лет список ее знакомых пополнился значительно. К чему это? А к тому, что голос этого парнишки был ей знаком, и не просто как некогда услышанный, а определенные фразы, интонации, с которыми произносились слова. С каждым словом, коих было немного, произнесенным этим пареньком, Диана с большей точностью осознавала, что перед ней стоит не простой прохожий, которого Гвидо привез на смотрины, а человек, ворвавшийся в ее кофейню с другими, ограбивший ее и скрывшийся в неизвестность, оставив ее у разбитого корыта.
-Откуда он здесь? Что в этой сумке? – озадаченно вопрошала женщина, с трудом отведя взгляд от темнокожего парнишки, который трясся, как лист от каждого дуновения ветра, причитая и что-то говоря, а что именно она разобрать не смогла, кажется, он ревел. Диана обращалась к Гвидо и, наверное, впервые за эти сутки ее голос звучал так жестко и требовательно, хотя во взгляде читалась некая растерянность. Еще несколько часов назад она думала, что этот день будет лучшим, потому что она собирается пообедать с мужем, ведь они так давно не проводили время вместе, а сейчас она видела человека, просящего прощение, которое она хотела бы дать ему, но не могла. Свежи еще воспоминания и ощущения угрозы жизни, вероятности, что следующее утро не наступит.
-Мне посмотреть? – раздался тихий голос Рика, о котором женщина и позабыла. Мужчина же все это время наблюдал за прибывшими гостями. Он видел Гвидо и его телохранителя несколько раз, когда мистер Мёрфи уезжал по каким-то делам, о которых нельзя было говорить никому из членов семьи, да и еще парочку раз в мэрии, но все подробности взаимоотношений уважаемого им Чарльза Мёрфи и Гвидо Монтанелли, охранник не знал, да и не желал. Меньше знаешь, крепче спишь. Его целью была безопасность семьи Мёрфи, а иногда незнание лучшая защита от бед, которые кружат где-то рядом, и ширма из недосказанности лучшее средство от всего подобного. Рик прекрасно осознавал, что то, какой жизнью живут Диана и дети, это лучший вариант, учитывая, какая обстановка творилась в городе, и как умел решать проблемы Чарльз.
Вспомнив о присутствии Рика, Диана положила руку ему на плечо и отрицательно покачала головой.
-Если честно, я не знаю, как это бывает, - попыталась улыбнуться женщина, поглядывая на паренька. –Нужно сообщить в полицию, они наверняка будут рады узнать, что один из грабителей здесь… - она замолкла, представляя картину, как полицейские прибывают к ее дому и увозят мальчишку отсюда в наручниках. Где-то на подсознании женщина понимала, что это не лучший вариант. В глубине души начало закрадываться чувство жалости к этому ребенку, свернувшему не на тот путь. –А что с остальными? Они все еще прогуливаются по улицам города? – взволнованно поинтересовалась Диана, осознавая, что поимка одного преступника, совсем не облегчает жизнь, ведь остались и другие, жестокие и наглые. Они вряд ли придут к ее дому извиняться за содеянное, не говоря уже о возврате того, что забрали. Диана лишь могла догадываться, как Гвидо удалось поймать этого юного преступника, не говоря уже о домыслах, которые она отметала, боясь удостовериться в их правдивости. Да и она не была уверена, что ответ на столь конкретный вопрос можно получить у такого человека, как Гвидо. Откуда ему знать, где ошиваются остальные налетчики, что с ними стало? Конечно, больше всего сейчас ее волновал мальчишка, сидящий на коленях перед ней. Как сеньору Монтанелли удалось найти его? Как он смог в таком большом городе найти этого испуганного загнанного в угол несчастного, ведь этим делом занимались полицейские, и уж их бы она была куда более радостней встретить, нежели смотреть напуганным взглядом, держась за Рика и в мыслях перебирая бредовые объяснения происходящему. Что точно знала женщина, так что спросит объяснение со своего благоверного, который скоро должен вернуться домой за ней, ведь он что-то запланировал.
-Сеньор Монтанелли, мы не могли бы отойти и поговорить? - не дожидаясь ответа, Диана проследовала к беседке, что находилась чуть левее. Она обеспокоенно следила взглядом за мужчинами, оставшимися в стороне, ходя туда-сюда. Боже, что происходит в этом мире? Подскажи мне, что делать? Как я должна поступить? Тот ли это нападавший, не ошибаюсь ли я?...
-Я не знаю, как Вам удалось привести этого мальчика, и виноват ли он в содеянном, но мы должны вызвать полицейских, они должны проверить эти деньги, его, в конце концов. Не поймите меня неправильно, я очень благодарна за все, что Вы сделали для меня за эти долгие сутки, но... - она замолчала, пытаясь подобрать слова. -Но я не в том положении, чтобы решать проблемы такого масштаба за спиной мужа. Я могу ему навредить... Могу ли я позвонить детективу Берджесу?
Проговорила Диана, безотрывно глядя на мужчину и пытаясь продолжая попытки сохранить самообладание и не дать особо показаться нервам, что были накалены до предела.

+1

20

Совпадений не бывает. В их деле, как в химии и физике: ничего не появляется из неоткуда и ничего не исчезает в никуда, особенно если это касается денег - ничего не происходит просто так, всё зависит от того, что ты сам знаешь о том, что происходит, и от того, что знают об этом другие. Копы застрелили одного из грабителей, другого - Гвидо убрал собственноручно, третий - сидел перед ними на коленях, пуская сопли и моля о прощении, полагая, что его жизнь может зависит от того, что ответит ему миссис Мёрфи, и в целом, да, так оно и было - судьба грабителя плавно перекочевала из рук Монтанелли и его телохранителя в её ладони, при содействии Рика, отвечавшего за безопасность её дома и её семьи. Простит она его или нет; вызовет копов или позволит уйти на все четыре стороны - Гвидо не станет вмешиваться, у Дианы может быть свой собственный взгляд и на прощение, и на правосудие, даже если оно будет означать, что Рик заведёт паренька на задний двор и застрелит там. Здесь, на этой лужайке, Элрой принадлежал им - но как только он её покинет, это снова станет вопросом города. Полиция, мафия, его собственные дружки-гопники, и его собственная, с детства пущенная на самотёк, жизнь... такие, как он, редко доживают и до сорока лет. Даже в тюрьме - выжить и то больше шансов, чем в гетто.
Но и в тюрьме, и в гетто, может пригодиться тот, на кого можно воздействовать. Побеждённый, но не убитый, противник вполне может оказаться одним из самых верных союзников - далёкие предки Гвидо и Алекса, во времена Римской Империи, ведь так и поступали; даже с исторической точки зрения, им ли не знать, как это работает? Кроха должен им. Окажется должен, если останется жив... а то, что Мёрфи действительно хватит духу отдать приказ убить его (не говоря о том, чтобы сделать это самой) - очень сомнительно. Да и ни к чему... Отдать его полицейским - было бы правильнее. Им нужен козёл отпущения.
- Здесь деньги, что они взяли у Вас. - пропустив первый вопрос мимо ушей, повторил Гвидо, спокойно и твёрдо глядя в глаза Диане. В домашней одежде и босоножках, она, тем не менее, выглядела теперь очень строго и сосредоточенно, статно - и это выдавало в ней... ту, кем она является на самом деле - деловую женщину, жену одного из самых влиятельных людей этого города; и эта строгость вкупе с растерянностью делала Диану довольно... красивой.
- Так сделайте, что нужно сделать. - туманно улыбнулся Гвидо. Он не собирался ждать приезда полиции - если полицейские увидят его рядом с домом в момент ареста Элроя, будет нехорошо - ему не нужно такое свидетельство. Приведя сюда грабителя, и сумку с деньгами, он и так довольно сильно рискует, что сам Элрой, что Диана, могут дать показания, которые не пойдут ему на пользу - но если от того, что скажет Кроха, он сможет откреститься, то миссис Мёрфи её муж наверняка и сам расскажет, что надо будет сказать полиции... Гвидо не знал, что он ей скажет, как объяснит, что он за человек: наверняка что-нибудь наплетёт про то, как он способен разрешить любую проблему, что-нибудь вроде этого, но этого, в принципе - тоже вполне достаточно. Это лучше, чем обозвать его преступником открытым текстом. Монтанелли старался не смотреть на свой образ жизни, как на нечто криминальное: да, преступление - это тоже часть их бизнеса, но есть множество вещей и помимо этого. Пусть и вращаясь в обществе бандитов, мафиози всегда должен быть выше выше окружающих, таких, как этот Кроха или его дружки. И поддерживать порядок - как в своей среде, так и в тех областях, каких эта среда касается; преступность неискоренима, но и хаос - не нужен никому. Свежий, Кроха и Средний Демон - были элементами хаоса. Сейчас всё уже вставало на свои места - и скоро каждый сможет спокойно наслаждаться своим обедом, или общением с детьми... заниматься своими делами.
- Я слышал в новостях, что полицейские застрелили одного из них вчера вечером. Другой - всё ещё ошивается где-то... я полагаю, он уже исчез из города.
- Гвидо даже не соврал, прикопали Эша за городской чертой. И, хотя Диане он не мог предоставить твёрдых доказательств, его голос звучал уверенно - он пытался вселить в неё ту уверенность, что ей больше ничего не угрожает. Единственное, что осталось - этот сопляк, продолжавший рыдать от страха.
- Конечно. - Монтанелли кивнул, кинув на Кроху мимолётный взгляд. Под надзором Рика и Алекса он всё равно никуда не денется, даже если и попробует, едва ли убежит далеко. Да и куда бежать?.. У него нет денег, а мобильник его отправился в руки Рино и его зятя в качестве небольшого бонуса - возможно, уже продан, спрятан или передан кому-нибудь в качестве подарка или средства связи, кто знает... да и эту часть города он едва ли знает хорошо.
- Парнишка ведь признался, так? - усмехнулся Гвидо. Да и сумку Диана наверняка узнала, как и содержимое - полицейские это могут только зафиксировать, они-то эти предметы знали только по описанию. На купюрах даже отпечатки совпадут, если найдутся - Монтанелли всего только и сделал, что подкинул решившего раскаяться мальчонку к месту назначения... так оно должно выглядеть, в общем. - Позвоните мужу, обрадуйте его хорошими новостями; позвоните Берджесу, он тоже наверняка будет рад закрыть дело. Почему Вы меня спрашиваете об этом? Он пришёл к Вам. Вам и решать, что делать с ним... - Монтанелли выставляет себя, как свидетель, не более. Сейчас он не тот, кто принимает решения.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Это маленькая реквизиция, а не кража.(с)