Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » we can shine till beddy-bye


we can shine till beddy-bye

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Алекса и Селин
конец августа, квартира Алекс

http://funkyimg.com/i/21Mfo.gif

Отредактировано Céline Anderson (2015-09-05 19:02:44)

+2

2

За окном било солнце, нагло пробиваясь ярким лучом сквозь наполовину распахнутые шторы. В этой неожиданной полоске света забавными хороводами кружились пылинки, завораживая своим танцем и разбегаясь от малейшего движения, способного побеспокоить их. Всё ещё находясь в  состоянии между сном и бодрствованием, я слишком долго держала на них своё внимание, по-детски потирая глаза и потягиваясь. Было позднее утро субботы, и день обещал быть долгим – сегодня нужно дать урок одну несчастному школьнику, которого никак французский не привлекает, но которого заставляют учить язык родители. И можно было бы позавидовать его выдержке терпению, если бы не его невыносимая лень и забывчивость. Ведь стоило ему выучить десяток слов, к следующему занятию он их напрочь забывал, и приходилось всё повторять заново. И так от занятия к занятию. Собственно, именно поэтому идти мне сегодня никуда не хотелось. Начало вообще складываться впечатление, что из-за уроков с ним каждая суббота проходит одинаково, совершенно не отличаясь от предыдущей.
Но сегодняшняя обещала быть совсем другой, способной развеять скуку, отогнать рутинность, смести шелуху повседневности и скуку серых однотипных рабочих будней. Вечером мы запланировали встретиться с Алекс. И это было даже странно, ибо все наши встречи обычно случались совершенно случайно и всегда были запоминающимися, надолго оставаясь в памяти. Это уже стало какой-то приятной традицией, просто выхватывать друг друга взглядами среди толпы, и, если было время, провести хоть полчаса за оживленной беседой, обсуждая последние новости, делясь впечатлениями прошедших дней. Мы часто заканчивали друг за друга незавершенные фразы, делили общий багаж опыты, так, что случайное слово пробуждало у нас одинаковые воспоминания или забавные ассоциации. А ещё, прошёл вот уже месяц после нашего нелепого пребывания в той подворотне с печальными взглядами на мешок мусора, а мы до сих пор подкалывали друг друга шуткой «смотри, какой подозрительный, он похож на маньяка».  Я всегда была рада видеть эту милую девушку, слушать её рассказы и просто радоваться тому, что по счастливой случайности, наши дороги пересеклись, и мы однажды встретились. Именно поэтому я так ждала сегодняшнего вечера. Будто встреча с Алекс была единственным способом отпустить все проблемы рабочих дней, наконец, расслабиться, да ещё и в такой компании.
Я закрываю глаза. Вдыхаю аромат свежезаваренного кофе. Слушаю жизнь. На кухне нараспашку открыто окно, и поэтому слышно, как соседи сверху включают телевизор,  бодрый диктор задорно рассказывает что-то скучное, желая доброго утра жителям города. Кто-то медленно позвякивает чайной ложечкой о чашку, покашливая, спрашивая о планах на день. Я вслушиваюсь дальше, будто перемещаюсь на улицу сознанием, а не телом. Слышно, как дети играют, вереща что-то звонкими голосами, по всей улице разносится упругий топот нескольких ножек, пока те бегут вниз среди домов, огибая машины, что стоят у тротуара. Я распахиваю глаза только в тот момент, когда понимаю, что чашка с кофе, которую я все ещё держу обеими руками, слишком горячая и у меня уже покалывает пальцы от жара. Поставив её на стол, чтобы чуть остыла, я возвращаюсь в комнату, где так и не распахнула шторы, чтобы не мешать спящей Амели. Я смотрю, как дочь спит в своей кроватке, сжимая во сне крохотные ладошки. Интересно, деткам снятся сны? Если да, то что снится сейчас Амели? Я стояла так ещё пару минут, склонившись над дочерью, будто пытаясь проникнуть в её мысли. Не знаю, сколько бы я так ещё стояла, если бы случайный взгляд на часы не вывел меня из глубокого оцепенения.  Надо было собираться.
День проходил, скорее, на автомате, когда у тебя нет никакого стройного плана действий, просто всё идет, как идет, и ты даже не осознаешь, что делаешь, ибо тобой движет это нудное «надо», которому невозможно противостоять. Но, в то же время, хоть и не происходило ничего особенного, то и дело, на меня накатывали приступы какого-то нелепого искристого счастья, когда, например, раздается долгожданный звонок или тебя радует знакомых запах, доносящийся из пекарни, или ты просто видишь в витрине магазина игрушку, очень похожую на ту, что была у тебя в детстве и  с которой делился всеми своими секретами, нашептывая их ей в плюшевое ухо. Ближе к вечеру мне позвонила мама, предупредив, что уже забрала Амели к себе, на тот случай, если вдруг решу вернуться и не обнаружу дочь в кроватке. А я, так и не найдя правильных слов благодарности, улыбнулась той мысли, что родители именно так приняли мою беременность и сейчас были готовы в любую минуту остаться с внучкой. Порой мне казалось, что так он дают мне необходимую возможность восполнить потерянный год, не дать пройти мимо пленяющему вкусу свободы и молодости. И да, хоть я пыталась не злоупотреблять, попросту не могла упустить возможность повидать сегодня Алексу.
Я сверилась с адресом, который она кинула смс-кой, обрадовалась, что это недалеко от дома ученика, с которым я занималась, но все равно то и дело сверялась с навигатором, боясь потеряться. Ибо что-что, а это делать я умею мастерски и даже искусно. Солнце уже было едва заметно за огромными высотными зданиями, которые сейчас отбрасывали свои причудливые тени на многолюдные и шумные в это время дороги. Воздух всё ещё был жарок, и я с благодарной улыбкой скрылась от него в прохладе подъезда дома Алекс. Было даже удивительно, что я так нигде и не заплутала, а к двери квартиры подруги подошла, не успев потрепать себе нервы лишними пройденными метрами.

http://33.media.tumblr.com/095d6133f87716a5e31df9768271a08e/tumblr_inline_njvyt7LzUH1t9gqtn.gif

If I could find a way to see this straight
I'd run away
To some fortune that I should have found by now

--
Young the Giant – Cough Syrup

Палец легко коснулся кнопки звонка и внутри квартиры раздался достаточно громкий звон. Я неловко помялась у порога и зачем-то сказала:
-Открывай, подруга, двери. – В этот самый момент за дверью послышались шаги, а позже шум открывающегося замка. Губы растянулись в задорной улыбке, едва я увидела Алексу, показавшуюся  из-за двери. Я заключаю девушку в крепких объятиях и совершенно случайно устраиваю ей шухер на голове. Я смеюсь, смотря на этот кокон, в который превратились её волосы, которые ещё недавно были так аккуратно уложены, и тут же извиняюсь, пытаясь поправить темные пряди. –А я ещё и не с пустыми руками. –Поднимаю одной рукой остроугольную бутылку виски, которую я купила по дороге к дому Алексы. Хоть мы и не слишком давно знакомы, этого времени мне хватило, чтобы узнать о её пристрастиях. Едва я зашла внутрь, откуда-то из глубин квартиры выбежал пушистый кот, тут же начиная извиваться у меня в ногах, обвивая их длинным хвостом. –Как зовут это чудо? –С по-детски радостной улыбкой спрашиваю я, нагибаясь и гладя это милое существо. Я отношусь именно к тем людям, кто между кошками и собаками выберет вторых. Но этот пушистик вполне мог бы меня переубедить, ибо слишком милый, чтобы не сделать этого.
мы уселись в гостинной и я несколько раз успела сказать Алексе, насколько у неё удобный диван, когда комфортно развалилась на нем, убрав под себя одну ногу и сидя вполоборота. Время проносилось незаметно за оживленной беседой, а перед нами будто вставали герои наших рассказов: высокие мужчины с острыми чертами лица, женщины с легкими локонами, у Алекс - пациенты, у меня - посетители бара, о которых мы неумно рассказывали, вспоминая особенно отличившихся. За окном к тому времени начало вечереть, солнце совсем скрылось, город будто начал остывать, утопая в ночи. Так бы и продолжалось, пока мы, устав от смеха и ненадолго окунувшись в свои мысли, не замолчали. Я бросила быстрый взгляд на столик перед нами и на бутылку, стоявшую ровно посередине. -Ещё немного и она закончится. - Не понятно к чему произнесла я, с серьезным видом поглядев на Алекс.

Отредактировано Céline Anderson (2015-09-06 20:57:38)

+2

3

Не то чтобы она жаловалась на расписание. Просто немного странно в середине обсуждения встречи зависнуть на фразе «сегодня вечером» в попытках осознать, какое такое сегодня и что вообще за время у всех обычных людей. Потому что на самом деле это совсем не важный вопрос. Она же не виновата, что пытается одновременно успевать на работе, и быть не самым плохим интерном, видеться с друзьями, разбираться с семейными проблемами и попинывать войска на личном фронте, чтобы те окончательно не дезертировали от скуки.
Но поворчать на работе всё-таки стоило. В конце концов, у ночных смен есть более-менее честное для всех страдающих расписание, а переработки… Но такие аргументы даже самой себе трудно рассказать так, чтобы себя не послать. А уж валясь на диване не с новой книгой, а с отчётом, аналогичный которому она должна была сдать «уже вчера». Ещё и за то, что бумаги она забрала домой, по голове не погладят, если узнают, но разобраться без них кажется делом какого-то запредельного раздела магии. А она, к сожалению, давно знает, что всего лишь маггл.
Так что вместо метаний по квартире в целях привести её в более-менее приличный вид, Алекс решила, что лёгким налётом беспорядка никого не удивит, и пыталась заставить работать мозг. Получалось не очень хорошо. Из-за стены мурлыкала на повторе мелодия, смутно знакомая, часть слов так и вертелись на языке. Но ни исполнителя, ни название она вспомнить не могла, и не искала, словно из упрямства к самой себе. Хотя тогда навязчивая мысль могла бы и отстать.
На диване под щекой куртка, кинутая туда ещё вечером. Может, даже не вчерашним. Её давно стоило убрать, но теперь в наследство от собственной лени остался ещё один отвлекающий мотив. Тёмно-бордовая кожанка, взятая поносить у мамы ещё во времена школы, к родительнице так и не вернулась. Зато тёплая, мягкая от долгого ношения кожа, так и манила прикоснуться, прилечь на неё. Доза для кинестетика, получите и распишитесь.
В итоге Алекс решает, что мелодии с неё достаточно, и находит у себя в плейлисте что-то достаточно нейтральное, чтобы слова не перебивали мысль, добавляет договор с самой собой на бонус, если успеет закончить за один день, и всем этим заставляет себя углубиться в чтение. Несколько раз встаёт, прогуливаясь на комнате или уходя налить воды – это же законный и абсолютно аргументированный перерыв! За всем этим она вспоминает о времени встречи только минут за пятнадцать. Этого хватает, чтобы насыпать кошке корма и переодеться во что-то не такое позорное, как старая безразмерная футболка с незашитым оторванным воротником, и пригладить волосы расчёской. Она едва успевает это сделать, как за дверью уже слышатся шаги и затем звонок.
Звонок слишком громкий, и обычно вовсе не нужен. Вот сейчас, например, ей бы прекрасно хватило стука в дверь. Алекс в очередной раз думает, что можно же это устройство как-то отрегулировать или просто-напросто отключить, но знает, что эта мысль вылетит у неё из головы через пару минут и вспомнится только при следующей попытке оглушения. За этим маленьким промедлением она успевает разобрать фразу подруги за дверью и улыбнуться ей, так что за дверью оказывается не о-боже-мой-я-ничего-не-успела Алекса, а вполне улыбающееся и довольное жизнью создание. Которое тут же оказывается в объятиях, да и само лезет обниматься, что только усиливает эффект. Встречи с Селин работают как перезагрузка – отруби ненужные процессы тяжких мыслей и включи что-нибудь хорошее.
Подруга лезет поправлять волосы, но Алекс сама проводит пальцы сквозь копну, позволяя шевелюре самой решить, как она предпочитает выглядеть сегодняшним вечером. Вполне вероятно, пять минут назад всё было сильно хуже, так что переживать не о чем.
- Ты не с пустыми руками, а я тебя обожаю. Ты, конечно, и так это знаешь, но я напомню, - она нередко перебарщивает с такими фразами, говоря почти незнакомым людям «я уже тебя люблю». Но виски! Алекс могла даже поклясться на чём-нибудь значимом – это не совпадение и Селин правда помнит, чем её можно отпаивать. И это совершенно очаровательно. Алекс забирает бутылку и проходит внутрь квартиры. Оценивающе смотрит на холодильник, но вряд ли у них есть роскошь дожидаться, когда алкоголь соизволит остыть, зато к их слугам лёд, он-то наверняка есть. В этот момент из спальни выползает кошка, нагло не среагировавшая даже на звук и запах еды, и не сопровождавшая Алекс в валянии ни диване, а теперь выползшая встретить гостей. Выспалась, наверное, в своём уютном уголке на свитере Алекс, который она давно уже отчаялась очистить от шерсти и теперь просто отдала на растерзание.
- Это чудесное создание зовут Ниса. Но вряд ли она отзовётся на это имя, она как-то больше привыкла к «котяра» или «шевелись». Возможно, стоило с самого начала называть её по имени, но не сложилось, оно появилось позже. Может, я даже расскажу полную историю её появления, сегодня день для этого хороший, - Алекс помахала рукой с бутылкой, на случай, если её намек был не ясен. – Ты проходи, я сейчас.
Она пробежалась по кухне, захватив стаканы и ещё какую-то мелочь перекусить, и с кучей всего в руках направилась к заветному дивану, на котором и так провела сегодня кучу времени. Разнообразия ради её угол уже был занят Селин, так что Алекс пришлось усаживать себя на новое место.
Виски – отличное начало разговора. А люди – отличная тема. Осмелев, Алекс рассказала не только об интересных личностях, которые на работе появлялись постоянно, но и о собственных провалах. О том художнике, «идеальном пациенте», который, кажется, хотел её убить к концу посещения. И о пьяном идиоте, за которого ей влетело, потому что «нельзя бить пациентов». Ну да, она же может выключить инстинкты, когда кто-то распускает руки. У Селин таких историй не наблюдалось, а вот историй о людях – в каком угодно количестве. Впрочем, количество имело предел, как оказалось.
- Ты меня недооцениваешь. Можем раздобыть ещё. Хотя я уже сейчас чувствую, как моя голова кружится, а ведь я ещё не встала, - она чуть посмеивается – настроение от беседы никак не желает уходить из-за одной маленькой паузы и окончания темы. Они ведь могут многое ещё обсудить. – Какие будут предложения? Если мы не хотим закругляться, ужин бы не помешал. И, может, что-нибудь посмотреть?
Ей не сидится на месте, руки сами тянутся к пульту, проверить, что уже загружено и не требует времени разбираться. Среди этого списка многое уже просмотрено, но оставлено на лучшие времена для разбора, что там нужно удалить, а что разобрать по папкам и оставить для коллекции на пересмотр. Алекс пролистывает список, комментируя некоторые пункты – точно нет и НИКОГДА БОЛЬШЕ.
- Итого у нас странная романтическая комедия, над которой явно можно посмеяться, блокбастер или ужастик. Интересно, как у меня вообще оказался последний фильм?.. Я смотрю фильмы чаще всего вечером и одна, а это не лучшая атмосфера для ужасов, так и до панической атаки себя довести недолго. Но вдвоём не страшно! – она знает, что болтает больше – или быстрее? И виной тому алкоголь, - Но я бы всё-таки начала с чего-нибудь съедобного и более сытного, как ты на это смотришь? Я бы заказала что-нибудь, но не могу с ходу вспомнить ни одной круглосуточной доставки, - Алекс виновато пожала плечами и посмотрела на Селин. Ну что, как дальше развлекаемся?

Отредактировано Alexa Wallace (2015-09-08 23:54:18)

+2

4

The Offspring – You're Gonna Go Far, Kid
--

Люблю слушать Алекс. Тон её голоса настолько приятен, что уже неважно, что она говорит, лишь говорила бы. Таких людей встречаешь редко. Но, если они встречаются на своем пути, то ты всегда будешь слушать их, не отрываясь, смотреть на них, не отнимая глаз. Голос Алекс полон эмоций. Её голос – музыка её жизни. Такая же звеняще прекрасная. И увы, ни одному композитору, будь он даже гением, не удастся никогда переложить всю эту прелесть на ноты. Голос – это что-то личное. Настолько личное, что дрогнет в момент печали, разразится ярким звоном в момент радости. От голоса ничего не скроется и утаиться. Голос – это центр души, это её красивая рамка, которая придает её звучание. И не зря он меняется на протяжении многих лет, ведь это наш накопленный опыт, который, проходя через душу, показывает себя с помощью голоса. Именно поэтому я так люблю слушать людей. Именно слушать. Ведь только так можно их понять, раскрыть их истории, а, может, и тайны сердца,  хоть на долю приблизится к их мыслям, хоть немного узнать их настоящих, почему они именно такие и никакие другие.
Алекс рассказывала и по мере её рассказа передо мной вставали истории жизни девушки в объёмных образах и еле уловимых силуэтах. Кого-то я представляла именно так, как описывала подруга, а тех, чью внешность, Алекс решила не упоминать, выдумывала сама, будто скрещивая десятки носов, ртов и пар глаз тех людей, которые когда-то встречались мне.  Все они проплывали по комнате, не задевая пол подошвами обуви, они будто летели, лишь волосы и полы одежд развевались от плавных движений. На ком-то я заостряла внимание подольше, что образ врезался в память, а кто-то проходил, будто мимо, так и оставаясь почти незамеченным. Я представляла себе всё так красочно и реально, что на моём лице тут же отражался весь тот спектр эмоций, какой отразился бы, если бы я оказалась на месте, где это всё происходило. От легкого смущения до крайнего негодования, и наоборот. Что уж говорить об улыбке. У меня уже давно болели скулы, а потому сейчас я сидела, надув щёки и свернув губы трубочкой, в надежде, что это поможет. На деле – становилось, конечно,  только хуже, но я не унималась, то и дело пытаясь размять челюсть и придумывая для этого всё новые выкрутасы. Ей-богу, сидела, как обезьянка, сбежавшая из зоопарка и зарабатывающая теперь на жизнь тем, что строит рожицы прохожим. Именно поэтому, я поворачиваюсь к Алекс с крайне странным выражением лица : выпучив глаза и высунув язык. Тут же запихнув_закатив всё обратно, мило улыбаюсь и киваю, словно китайский болванчик на её предложение что-нибудь посмотреть. Пока подруга просматривала коллекцию фильмов, я снова бросила быстрый взгляд в окно и поразилась, как же быстро в приятной компании летит время. За ходом чьих-то рассказов и историй, совершенно перестаешь вести счет испаряющимся, убегающим так быстро, минутам. Порой действительно жалеешь, что всякие машины/маховики времени существуют только в книжках и фильмах. Такая штука была бы действительно полезна, ведь с современным бешеным ритмом жизни иногда ну совершенно не хватает этих пресловутых 24 часов в сутках.
С видом знатока я смотрю на названия фильмов, о которых говорила Алекс. Названия что-то отдалено напоминают, но я тут же понимаю, что кино – не моя стихия. И, всё-таки, я, больше по части тех, кто любит послушать, а не посмотреть.  Отсюда и выбор профессии. Мир для меня был наполнен звуками, а не цветами. И столь мелкая деталь наблюдалась во всем. Да вон, даже в моей любви к чьим-либо рассказам. Так вот, меня сложно назвать киноманом, а потому я редко провожу время перед телевизором или большим экраном, тем более, одна, чаще всего, уговорить на такое времяпрепровождение меня может только приятная компания, когда есть с кем поделиться впечатлениями, оценить шутку главного героя или пронзительный взгляд актера, играющего этого самого главного героя.
Слушая Алекс, я то уж думала, что мы придем к выводу о просмотре комедии, но после её «вдвоем не страшно» у меня мурашки поползли по коже липким, до кричащего ужаса неприятным ощущением. Я сначала всё сидела и думала, что, может, Алекс это всё и не серьезно, может, просто шутит. Но, видимо, она не шутила, а потому я, подскочив на месте, тут же воскликнула:
-Нестрашно? НЕСТРАШНО? – Мой тон серьезен настолько, что я невольно улыбаюсь и начинаю смеяться над самой собой, при этом всё равно не сводя взгляда с Алекс. –Ладно, просто я трусиха и мне всё равно будет страшно, даже если будет реально видно, что на жертве жирным слоем намазан кетчуп, как на бутерброде. –И это была чистая правда. А дело в том, что, буди крайне эмоциональной, мне слишком просто напустить на себя ощущение страха, паники и паранойи, когда невольно начинаешь думать, что в доме обязательно кто-то прячется, а потому носишься от комнаты к комнате, как можно быстрее включая везде свет, боясь столкнуться с маньяком с ножом в руках, который будет прятаться за ближайшей дверью.  В общем, что не говори, а фильмы ужасов для меня отдельная тема. – Да я даже дурацкий «Звонок» не смотрела, мне одного рассказа хватило, чтобы я потом не спала несколько ночей подряд и мне стремная баба мерещилась, вылезающая из каждого телевизора! - Понимаю, что звучу, как последняя истеричка.  Голос слишком высок и сейчас сложен для восприятия. Поэтому я делаю глубокий вдох, пытаясь расслабиться, и говорю уже более спокойным, почти озорным, тоном. - И вообще, тебе что, в жизни ужасов не хватает? Когда в каждом втором видишь маньяка? –Я снова смеюсь, в шутку подпихивая Алекс локтем. –Вот с этих фильмов всё и начинается! –С умным видом поднимаю палец вверх, словно глаголю прописную истину, только очков на носу не хватает, да пучка, затянутого на макушке. –Но ладно, считай, что уговорила. Ужастик, так ужастик. Если я потом буду названивать тебе ночами с просьбами рассказать сказку на ночь – сама виновата, не мне пришла такая идея в голову. –Вообще, вспоминая ту нашу случайную встречу в конце июля, я призадумалась, чем может обернуться сегодняшний просмотр фильма и на кого мы нападем дальше. На бабушку из соседней квартиры? А, в прочем, было легче об этом не думать. Да и Алекс подала более интересную тему для размышлений. Я сдвинула брови, размышляя, пытаясь сама вспомнить хоть один номер доставки, но, если в голову и лезли какие-то цифры, то неверные, а посему я быстро плюнула на это бесполезное дело. – Зачем нам доставка? –С этими словами я резко поднялась с дивана, хлопнув себя ладошками по коленям. От количества выпитого пространство немного покосилось, из-за чего я пару секунд стояла неподвижно с закрытыми глазами, пока не пришла в норму. –Мы и сами лучше любой доставки! –Моему оптимизму не было предела и, заметив это, я тут же неуверенно добавила: -Ну, наверно… -По крайней мере, мне очень хотелось в это верить. -Ты мне не провела экскурсию по своим хоромам, - многозначительно смотрю на Алекс, -где кухня то, покажешь? -Я снова улыбаюсь, дружелюбно протягивая Алекс руку, дабы помочь той встать. - Сейчас будем проводить ревизию твоему холодильнику. Ужастики подождут. Найдется что-нибудь хрустящее, типа попкорна? -Спрашиваю по дороге на кухню, удивляюсь приливу энергии. Скучный день меня вымотал, он был бесполезен и никчемен. И сейчас вся та радость жизни, что не имела возможности вылиться наружу на протяжении рабочего дня, бурным потоком слов, жестов и эмоций выливалась на Алекс, и в это мгновенье казалось, что я горы способна свернуть.

Отредактировано Céline Anderson (2015-09-10 10:10:29)

+2

5

- Ну не настолько же дешёвый ужастик! Поверь эксперту – жирным слоем намазанный кетчуп это разве что домашнее издевательство над словом «кинематограф» с темой каннибализма. Для натуральной картинки крови нужен сироп и красный пищевой краситель. Между прочим, вкусная штука. Знала бы ты, как мы развлекались, разыгрывая младшие курсы! - Алекс тихонько хихикнула, вспоминая ужас на лицах ребят. Смесь и правда довольно натурально копирует кровь. Но будь она на их месте… Алекс не боится ужастиков. Особенно дешёвых, пугающих внезапными появлениями и резкими звуками – чёрт с ними. Но после них липкое ощущение того, что за тобой следят, не покидает ещё долго. Как в том переулке, где они с Селин изображали ответственных горожан – несчастье может случиться с каждым. И после просмотра каких-нибудь ужасов очень трудно вечером выключить свет и телевизор, которые дают приятное ощущение наполненности пространства вполне объяснимыми вещами, а не подозрительными шумами и кажущимися движениями в тёмных углах.
- Брось ты, у меня есть вполне забавное издевательство на тему, там не выставляют маньяками людей. Ну то есть да, но совсем не в прямом смысле. Должен же быть хоть один ужастик, который тебе нравится? – Почему она вообще взялась уговаривать Селин? Блокбастер устроил бы ничуть не меньше. Может, даже больше – она давно хотела его посмотреть, да и любимый актёр, но всё как-то не хватало то времени, то что-то более актуальное влезало в список на просмотр впереди этого фильма. Да и в полупьяном состоянии смотреть такие фильмы – самое то. Но тот же азарт, когда толкал на розыгрыши, теперь требовал подбить Селин на ужасы. И поработать плечом, за которое можно цепляться, если что. Должность то вполне почётная.
- Но я торжественно обещаю найти тебе самую милую и добрую сказку, если ты всё-таки позвонишь. Только если ты не позвонишь мне, когда я завалюсь спать после смены. Тогда будет тебе оригинальная версия красной шапочки, где всех сожрали, - она улыбнулась, понимая, что почти невольно поддразнивает Селин за «любовь» к ужастикам. И это при том, что прекрасно понимает, о чём речь! Улыбка завершилась небольшой ухмылкой – не бойся, подруга, до такой жестокости я не опущусь. Наверное.
Алекс прокручивает в голове, какая еда есть в доме и что можно из неё соорудить достаточно простое и подходящее для поедания в процессе просмотра фильма. Задача вовсе не так проста, потому что некоторые блюда просто не подходят для этого занятия. Просто потому что нет. Но для этого нужно заглянуть в холодильник и чудесный шкаф на кухне. А пока она пользуется любезно предложенной рукой и буквально подскакивает к двери, до того закрытой, распахивая её. Алкоголь явно откопал какие-то лишние резервы в организме, как и обычно, включая моторчик в том самом месте.
- Святая святых. Здесь стоит кровать. Папочкин подарок, меня бы и раскладной диван устроил. Но это центр жизни в моей квартире, - мимо ног шустро пробежало пушистое создание, и Алекс только вздохнула, провожая её взглядом. Кто-то дорвётся до своей любимой когтеточки – пуфа в углу. Но ловить кошку желания не было никакого, в тот момент все мысли закончились где-то на «уруру, да пусть делает что хочет».  Она оставила распахнутой дверь, чтобы потом не бегать по зову передумавшего животного и повернулась, указывая рукой в другую сторону. – По коридору мы прошли, там есть дверь в ванную, она у меня в количестве единственного помещения на все положенные вещи. Там же рядом поворот на кухню, которая талантливо прячется за тёмным коридочиком. Кроме неё всё почти по прямой, как видишь. Ну, если считать поворот за «по прямой»…
Селин так бодро двинулась в указанном направлении, что Алекс оставалось только пойти вслед за ней, удивляясь тому, как она нашла ещё одного человека, на которого алкоголь действует лучше любого энергетика. По дороге пришлось почти наощупь зацепить выключатель, без лампы света в коридоре едва хватает на то, чтобы не врезаться лбом в стену, и то при должной тренировке. Только поворот на кухню – символическая путеводная звезда, светящаяся из-за дырявой памяти, которая могла бы сильно меньше платить за свет, если бы не забывала постоянно выключать за собой множество светильников. На всякий случай Алекс глянула ещё и на выключатель для ванной – оставить свет там это вообще почти что священная традиция. Но в этот раз выключено. И только после этого заходит на кухню.
- Если честно, понятия не имею, что там осталось, - Алекс пожимает плечами, глядя на холодильник. Иногда она добросовестно готовила еду и даже брала с собой. Иногда неделями заказывала что-то. Кажется, пару дней назад она ходила за покупками? Или только планировала и в голове снова всё перепуталось? В любом случае, холодильник можно оставить на растерзание подруги, она разберётся, есть ли там что-нибудь.
Алекс в это время потянулась к одному из однообразных шкафчиков. Металлическая ручка неожиданно оказалась холодной, заставив на мгновение инстинктивно одёрнуть руку. Странно. В доме, кажется, ещё далеко не так холодно. Любопытства ради Алекс уже специально потянулась к соседней ручке - та оказалась такой же ледяной. Ну да, как будто неведомая сила пришла бы заморозить конкретно одну ручку на дверце. Кусок стены, покрытый плиткой, тоже оказался весьма прохладным. Идей в голове не оказалось, так что оставив эту физическую загадку на потом, Алекс вернулась к шкафчику, где лежат продукты.
Непортящиеся продукты, если точнее. Пара банок оливок, макароны, каша, божечтоэто в закрытой банке, специи. Попкорн! Одна пачка, не съеденная только потому, что оказалась прижата к стенке коробкой с пряностями. Проверка срока годности показала, что забыли пачку вовсе не так надолго, как успело подуматься. Всё ещё официально можно есть, даже без натяжки «ну что с ней случится». Алекс развернулась, гордо помахивая находкой.
- У нас есть целая пачка попкорна. Возможно, есть ещё замороженный в морозилке, тот мне всё время лень готовить, потому что он атакует меня со сковородки, а я позорно сбегаю с поля боя. Понятия не имею, как его правильно делать, хотя мне пытались объяснять. Если ты талантливый кулинар или храбрая воительница, то плита и всё прочее наличествуют. Даже фартук. А я запишу твой подвиг в летописи, - Алекс с сомнением покосилась на плиту и не стала продолжать мысль. Её и так слегка заносит, отличный виски, что не говори. Но всё-таки Селин очаровательно смотрелась бы в доспехах.
Пачка полетела на стол. Всё равно готовить всего четыре минуты, они никуда не спешат. Алекс распахнула окно, выглядывая за пределы здания. Ночной воздух в это время года уже прохладный и освежает голову, а там – изумительная темнота, неполная из-за огней рекламы и домов, и вид на город, спасибо любителям маленьких собственных домиков вместо квартир. Нет только любимого ветра, но его время ещё не пришло. А пока он не выполняет свою работу, Алекс сама взъерошила пальцами волосы, окончательно возвращая их к состоянию творческого беспорядка.
- Ну что, каков будет вердикт по моему холодильнику и его содержимому, насколько всё прискорбно? Мы умрём от голода?

+1

6

http://funkyimg.com/i/21ZtG.gif http://funkyimg.com/i/21ZtD.gif
По телу разливалась приятная нега от выпитого алкоголя. Она одурманивала мысли, унося их в далекие дали, позволяла отпустить какие-то проблемы и серьезные мысли. Наоборот, жизнь казалось проще, а наш мир самым идеальным из существующих. Я смотрела на Алекс и постоянно улыбалась тому, как быстро она начала болтать, меня то и дело пробирает на смех, но я сдерживаю себя. Сама же я начинаю говорить чуть громче, будто пытаясь переорать невидимый проигрыватель и боясь, что у меня из этого ничего не выйдет. Сейчас я была ровно в той степени опьянения, когда начинало казаться, что я способна на всё. Я супергерой. Осталось только накинуть на плечи плед вместо накидки и в таком виде носиться по квартире, выкрикивая песенку из «Черного Плаща».  В принципе, вполне естественное для меня состояние и я действительно так часто поступаю, причем, на трезвую голову. Ведь, если супергероев не существует в жизни, это не значит, что нельзя им стать хотя бы на день.
-Пожалуй, стоит выучить твой график, чтобы не позвонить в ненужный момент. – Сквозь усмешку произношу я, на фразу о сказке про Красную Шапочку. Кажется, Алекс нашла мою ахиллесову пяту. Ведь всякими ужастиками и страшными историями меня можно подкалывать бесконечно. Я даже на секунду пожалела, что сама же дала ей об этом знать.
Отбросив пугающие мысли, я пошла за Алекс, следуя за каждым её шагом, пока она рассказывала где у неё что. Квартира была очень уютной. И было в ней, в её обстановке, что-то такое, из-за чего сразу можно было сказать, кто тут живет. Всё в этой квартире было пропитано неуемной энергией Уоллес, которая будто проникала во всех гостей, как это случилось со мной. Ибо сейчас, несмотря на скучный день, я действительно чувствовала себя как никогда бодро.
На кухне же мы, словно детективы в поисках улик, двинулись на обозрение ящиков с продуктами и холодильника, второго же подруга оставила мне на «растерзание» - обозрение многочисленных полочек. На пару секунд я попросту зависла, думая, что из этого всего можно сделать. А поэтому далеко не сразу ответила на вопрос Алекс.
-Думаю…- я закусываю губу и чуть наклоняю голову набок, задумавшись. - ...что нет. – Взгляд всё так же шарит по продуктам, аккуратно разложенным на полочках. Пока Алекс искала попкорн, обнаружению которого я, кстати, была очень рада, я успела обследовать весь холодильник сверху донизу, залезть и в морозилку тоже, обнаружив там ту самую пачку замороженного покорна, но решила оставить её на потом, если нам станет совсем скучно или мы решим устроить битву «неумехи против плиты». Ведь, кто знает, что нам может взбрести в голову к концу вечера. Тем более, мне обещали почетное место в летописи! А оно того стоит, даже вполне можно потерпеть обстрел со сковороды. –Я нашла у тебя основу для пиццы, - произношу, показывая идеально круглую заготовку теста, - Так что, можем устроить вечер итальянской кухни. –Кладу основу на стол. И постепенно рядом с ней начали появляться: сыр, кетчуп, какая-то мясная нарезка, в общем, всё то, что в последствии окажется на самой пицце.  -И банку с оливками давай сюда. Тоже впихнем. Если откроем. –Говорю не случайно, просто у меня всегда с этим проблемы. –Где у тебя прячутся ножи и тарелки? – Алекс указывает мне на «хранилище» посуды, а я невольно ловлю себя на мысли о том, когда она всё успевает. У меня ощущение, что будь, например, я интерном, у меня бы дома творился полный беспорядок, в раковине всегда стояла гора немытой посуды, которая с каждым днем становилась бы только больше, в холодильнике не было бы даже повесившейся мыши, в шкафу бы была имена та степень кавардака, когда одеваешь первое, что будет лежать в куче, свалившейся тебе на голову с верхней полки. А подруга молодец, способная при такой занятости сохранять в квартире полный порядок, следить за всем и вся. Порой я просто поражаюсь этой девочке. При этой мысли я задерживаю на самой Алексе взгляд на пару секунд и мягко улыбаюсь. Неожиданно для самой себя я щёлкаю пальцами, будто что-то вспомнив, и возвращаюсь в прихожую, где оставила сумку, кинув Алекс небрежную фразу о том, что сейчас вернусь.  Мне весь вечер казалось, что нашей невероятно милой, дружественной атмосфере, которая наполнила квартиру Алекс, проникая в каждую комнату, вселяя в них какую-теплоту и нежность дружбы, чего-то не хватало. Например, музыки. Либо в нашу беседу прорывалась моя зацикленность на ней. Зацикленность на том, чтобы каждый момент жизни переплетался с нотами, как пряди длинных волос сплетаются в тугие косы. Именно поэтому с почти каждым человеком, которого я встречала на своем жизненном пути, у меня связана какая-то мелодия. Странно, но для Алекс  я не нашла ещё ничего подходящего, но я уверена, что это будет что-то жизнерадостное, бьющее энергией, как солнечное бодрое утро, когда тебе никуда не надо и ты просто хочешь потратить это время на себя.  В сумке у меня всегда лежат небольшие колонки, именно за ними то я и пошла, прихватив заодно с собой ещё и телефон. Вернувшись, я тут же спросила: –Не против музыки? –получая положительный ответ, я подключаю к телефону колонки и тут же кухня наполняется музыкой. Я уверенна, что её звучание доносится и до других уголков квартиры тихими отголосками, слабым эхом или лишь странным, неуловимым шорохом. Но здесь, на кухне, была какая-то особенная атмосфера, когда вся энергия и радость жизни собралась в один момент, чтобы наполнить его собой. Играла какая-то популярная песня, так как я включила одну из местных радиостанций. Я не любительница попсы, но сейчас это было именно то, что нужно, когда музыка идеально передавала нужное настроение: такое легкое, непосредственное, которое искриться счастьем и радостью теплой дружеской встречи.  Я смотрю на Алекс, которая всё ещё стоит у окна и настороженно произношу: -Смотри, из окна не вывались! – Лишь на эту секунду мой голос приобретает неестественно серьезный, даже грубый тон. Мне иногда кажется, что Алекс, словно маленький ребёнок, за которым нужно постоянно присматривать и именно поэтому я с такой обеспокоенностью произношу эту фразу. В конце концов, я за неё просто переживала.
Icona Pop – All Night
Из распахнутого окна в кухню ворвался слабый и неожиданный порыв ветра. Он коснулся легким прикосновением невидимой руки волос, играя с ними, пощипал за щечки, шелохнул легкие ткани одежд и… исчез точно так же, как и появился, просто растворился в темноте наступившей ночи, которая затапливала своим уютом улицы города. А на кухне вот-вот станет чуть жарче, ибо я поставила духовку нагреваться. И теперь в музыке добавилось слабое «тик-тик» таймера, который плавно отмерял время, прокрученное наугад и явно больше положенного.
По радио заиграла «You're Unbelievable» - песня детства, слова которой я уже давно забыла, но все равно пыталась её петь, а посему выходило какое-то нечленораздельное мычание со смесью забавных, угловатых и резких движений, которые можно себе позволить лишь в присутствии близкого человека, который не воспримет серьезно твои дурачества, а, может, даже подурачится вместе с тобой.
Я смотрю на Алекс и, чуть повысив голос, тут же произношу:
-Танцуй со мной! - Но, из-за того, что я занималась тем, что разворачивала продукты, аккуратно выкладывая всё на столе, у меня получалось только энергично трясти попой. ну, пост Алекс класс покажет, хоть соседям развлечение будет.
http://funkyimg.com/i/21ZtE.gif http://funkyimg.com/i/21ZtF.gif

+2

7

Театральные паузы, как кстати. Алекс уже почти ждала приговора, что им придётся идти в магазин или довольствоваться какими-нибудь неподходящими запасами. А между тем, просмотр кино – дело святое и требует подношений по определённым ритуалам. Нельзя просто есть копчёную курицу, сидя за отличным фильмом. Хотя сама по себе курица – дело прекрасное. А вот пицца – дело другое. Пицца подходит почти всегда и везде, славься она и…
- Вечер пародии на итальянскую кухню, звучит просто прекрасно! – Про себя она думала, что эта пицца должна была быть её ужином вчера. Когда она зачиталась и очнулась уже тогда, когда готовить что-то масштабное было поздно. Судьбе виднее, когда должна быть употреблена пицца. Кажется, за ней несуществующий Бог следит больше, чем за всеми нами.
[float=left]http://38.media.tumblr.com/51ccdde97f5fbca7cd31f1b2aa90cd83/tumblr_mnxlrp6CjH1rt3g7zo6_250.gif[/float]Банка оливок плавно и продуманно проскользила по столу, остановившись у самого края. План, продуманность и мысль о том, что банки вместо со всем её содержимым они могли лишиться – всё это пришло уже после. Сыр. Какая-то колбаса, уже нарезанная, потому что серьёзно, ровно и тонко её нарезать получается либо у специальных машин, либо у роботов под личиной человека. Кетчуп. На этом моменте Алекс пришлось отвлечься от прекрасного окна и потянуться к ещё одному шкафчику. Пачка тёртого твёрдого сыра, не убранная в прошлый раз в холодильник, банка томатной пасты, и открывашка для неё из того же ящика, который она только что указала Селин. Сочетание убойное, как и верное замечание подруги «если откроем». Но они ведь девушки талантливые, даже если и не очень сильные, верно? Они что-нибудь придумают. На пицце должен быть не просто кетчуп, если уж они позволили себе высказывание об итальянской кухне.
Селин убежала из кухни, но Алекс даже не обратила внимания на то, чем она это объяснила. Всё равно скоро вернётся, так какая разница? Тут задача сложнее. Поставить банку на стол, ухватить рукой, а другой попытаться проткнуть крышку. Вроде, просто. А дальше что-то пошло не так, как задумывалось. Никаких движений вдоль крышки, чтобы её вскрыть, зато прекрасно распоротый на четвертинки металл, опасно топорщащийся вверх металлическими зазубринами, да оторвавшаяся от таких издевательств этикетка, которая превратилась в кусок красного – и с нарисованными на нём помидорками! – мусора.
Алекс отставила это оружие, гордясь тем, что теперь хотя бы можно перелить содержимое в миску, и снова присела на подоконник, обозревая стол и доступные продукты. Селин уже вернулась и музыка, им стоило давно что-нибудь включить. Это же самое нужное, когда у тебя даже от резкого поворота кружится голова.  Мелодия незнакомая, это радио, которое Алекс не включала уже так долго, что вообще не уверена, включала ли она его когда-нибудь вообще. Но песня затягивает. Приятный голос и ритм, которому с ходу хочется подыграть, и она с удовольствием изображает невидимые барабаны «We can do this all night», о да!
- Вывалиться из окна? Только если специально полетать! – Музыка вместе с алкоголем кружит голову, заражая своим настроением, и Алекс словно снова шестнадцать, а ей говорят, что что-то делать нельзя. Она свесилась из окна, крепко вцепившись пальцами в подоконник, и посмотрела вниз вдоль улицы. Фонари сверкали золотом и чуть расплывались перед глазами. Город уже ночной, замерший и притихший. Она поднялась и обернулась, ловя обеспокоенное выражение лица Селин и почти рассмеялась. - Не бойся, из этого окна не выброшусь, была бы слишком глупая смерть, ты не находишь? Я же врач, я могу придумать гораздо интереснее, если что, - подмигнула, всё ещё улыбалась до ушей, и надеялась, что Селин уже знакома с чувством юмора медиков. Сарказм, шутки про смерть и прочие чёрные развлечения – всегда для вас!
- И где основа? Мне нужны инструкции. Её надо размораживать? Или как с готовой пиццей – поставить в разогретую духовку холодную? Точно, духовка! – Снова разворот, на этот раз к плите. Селин её включила, но кое-чего не учла. Алекс вернула ручку на ноль и открыла крышку. Сначала достать изнутри и куда-то в угол примостить сковороду и ненужный противень, ещё один нужен им для пиццы. А затем упрямая машина не захотела зажигаться с первого раза, и пришлось несколько раз щёлкнуть. Щелчки почти попали в ритм новой заигравшей мелодии.
Песня была смутно знакома, но в то же время разрушала ожидания от следующей части, словно Алекс слышала раньше не оригинал, а ремикс, а теперь понимала, что всё было не верно. Впрочем, возможно всё совсем наоборот, это же по радио любят крутить непонятные убийственные ремиксы на любимые песни. Алекс поднялась, наконец, от духовки.
- Слушаюсь и повинуюсь! – Она сначала отдала честь, а затем честно попыталась изобразить подходящие движения, подняла руки вверх, танцуя, даже повертела бёдрами, и снова хихикнула, понимая свою нелепость. – Из меня танцор как… У меня даже нет сравнений, насколько плохой. Могу не в тему подрыгать руками или ногами. И вообще – мы собирались готовить, - с полным решимости голосом. Нечего отвлекаться.
За миской под пресловутый соус пришлось снова нагибаться.  [float=right]http://31.media.tumblr.com/bd38ebefcdda90bca2e1638da43d8a7a/tumblr_n4ear1a9aB1t0kzg5o4_250.gif[/float]А затем помогать себе чайной ложкой, выгребая из монструозно открытой банки всё, до чего можно дотянуться. Но в конце концов получилось неплохо. Немного оливкового масла, соль, щепотка сахара, специи из пакетика «для пиццы». Алекс была вовсе не уверена, что соус положено готовить именно так, но под влиянием вдохновения верила своему инстинкту. И откуда только он взялся, в кулинарии то? Талантов в этой области за ней замечено не было. Вечер скрытых талантов – танцы и кулинария?

- Я надеюсь, ты то за мной следишь? Потому что я вовсе не уверена, что делаю всё правильно!

mat kearneyships in the night
Песня снова сменяется. Радио, что с них взять? Укороченные композиции, чтобы далеко не успели убежать, если вдруг песня не любимая. Алекс как раз успела поднять и стряхнуть венчик, прежде чем узнала мелодию.  Ту самую, из разряда «обычно мне такое не нравится, но, чёрт возьми, она шикарна». И пусть она не такая танцевально-попсовая, как предыдущие, под неё хочется двигаться, а, главное, подпевать, воображая себя на сцене, увлечённо делящейся этим ритмом с толпой фанатов. И она подпевала прямо в оставшийся в руках венчик, на сейчас раз заменив отбивание ритма пальцами-палочками на произнесение «пам-пам». Даже не отвлекаясь на несколько капель соуса, стёкшие на руки. А когда, наконец, остановилась, смущённо посмотрела на Селин.
- Не знала, что его крутят по радио! Вообще его у нас не слышала. Обожаю эту песню, - словно оправдываясь за то, как некоторая музыка умеет влиять на разум. Или за то, какая именно песня смогла с ней это сделать.
- Ну что, командир, ещё приказы будут? Оливки надо нарезать, наверное?
Соус уничтожился с пальцев самыми простым способом – был съеден. Таким же образом пропал кусочек колбасы из открытой уже пачки.  В такие моменты всегда вспоминалась мама с её воплем «Нечего кусочничать скоро будет ужин!» Как хорошо, что она живёт в своём собственном доме.
- Или можем что-нибудь ещё обсудить. Не знаю как ты, а я уже достаточно выпила для какой-нибудь древней неловкой истории.

Отредактировано Alexa Wallace (2016-01-15 14:26:29)

+1

8

Открытое окно впускало в кухню запах города, его шум. Я замерла ненадолго, не в силах оторвать взгляда от всех этих огней сотен других квартир, где, может, кто-то веселится, как и мы. Казалось, ещё немного и я почувствую, как у меня замрет сердце, не в силах вынести всей это манящей красоты. Ночные огни они всегда завораживают. Она заставляют остановиться. Осмыслить. Принять. Хотя бы на секунду посмотреть на эту жизнь со стороны. Хоть секунду вовсе и не быть её непосредственным участником.
-Ты меня так пыталась успокоить или наоборот ещё больше напугать? - усмехнулась я и тут же переключилась на основу для пицце, о которой спросила Алекс. -Давай посмотрим. -Я задумалась. Вопрос Алекс меня и правда озадачил, я об этом даже не подумала. -А на пачке что написано? -Внимательно изучив упаковку, я, наконец, произнесла: -Да, надо разморозить. Пока мы тут будем со всем остальным возиться, она как раз успеет дойти до нужного состояния. - Я, конечно, преувеличивала, но мне очень уж хотелось в это верить.
Наблюдаю, как Алекс ловко вынимает из духовки всё, что там скрывалось, а[float=right]https://33.media.tumblr.com/a4ea247198375753e4450ff451e79997/tumblr_nnj0ztPGnJ1u3b01ro3_250.gif[/float] сама снова вливаюсь в ритм музыки. Понимаю, что я совсем отвлеклась от продуктов, да, кажется, и вовсе забыла про них. Веселье охватило меня, закружило в своем вихре, щипая за самые пятки, заставляю двигаться и шевелиться, острыми зубками оно покусывало за пухлые щучки, от чего я то и дело расплывалась в озорной улыбке. Казалось, на месте устоять невозможно. Будто это какая-то игра, правила которой известны только мне : простоишь хоть секунду - провалишься куда-нибудь в низ, пробивая потолок, улетишь под землю. А поэтому, шевелись, танцуй, двигайся так, как не двигалась уже давно - раскрепощено, ничего не стесняясь, ни о чем не думая и не заботясь. Найди танцора внутри себя, почувствуй себя одним из героев фильма "Шаг вперёд". Стан свободным вместе с музыкой, впусти в себя её ритм, её звучание, [/float]которое вливается в тебя безбрежным океаном, накрывает огромной лазурной водой. Этот поток не остановить, так не сопротивляйся. Просто впусти его. Просто живи! Почувствуй эту жизнь, слейся с ней в безумном танце в ритме давно знакомой песни, поцелуй её в губы самым откровенным, самым развязным поцелуем. Покажи, как это надо делать - любить жизнь и проживать её. Так легко, беззаботно, наслаждаться ей изо дня в день, видеть в неё всё светлое, сгладить все острые углы вот этим самым искристым счастьем, безудержным весельем, которое так неожиданно ворвалось в твою жизнь. И не останавливаться. Ни за что не останавливаться. Ведь, если остановишься, если ноги перестанут отбивать этот безумный ритм, тогда ты снова вернешься в реальный момент, погрузишься в него с головой, словно в холодную воду. И тебя уже будет не спасти. Он заберет тебя, отнимет у этой атмосферы. Всё покажется таким бессмысленным и дурацким. И снова придет усталость. Она возьмет верх над тобой и твоим существованием, захочется снова тишины и покоя, такого привычного, понятного, вошедшего в привычку. Поэтому я не останавливалась, не позволяла телу обратиться в камень, ногам прирости к полу.
Я смеюсь над словами Алексы - открытым, радужным смехом, как смеются маленькие дети - искренне и беззаботно. Наблюдаю за её движениями, раскрыв рот и широко распахнув глаза, будто она - чудо природы, от которого я никак не могла оторвать взгляда. В принципе, так и было. Сейчас она была для меня этаким маленьким, невероятным чудом, которое то и дело заставляло улыбаться и радоваться жизни. Я поздно осознаю, что медлю с ответом и просто стою и пялюсь на подругу уже несколько минут, улыбаясь, как дурочка. Наконец, будто пришла в себя, я резко мотаю головой, от чего пушистая копна волос разлетается во все стороны, а игривые локоны выбиваются из некого подобия прически.
-Ладно-ладно, Мисс Серьезность! Больше не отвлекаюсь. - [float=left]https://38.media.tumblr.com/deffa5a9e594683d2fbac509fad13309/tumblr_nnj0ztPGnJ1u3b01ro4_250.gif[/float] Я вернулась к немногочисленным продуктам, схватила тёрку и с несвойственной мне жестокостью начала тереть сыр. Занятее я это крайне не любила, ибо, то и дело, норовила отпилить себе полпальца. Всё-таки, неосторожность - мой конёк. Но я, как могла, пыталась не думать об этом. Да и с Алекс мне явно было нечего бояться. Я отвлекаюсь на голос подруги и, всё-таки, провожу мягкой кожей по зазубринам терки. Неприятно. Но не смертельно, и даже царапины не останется. -А ты думаешь, что я знаю, как правильно? - Я приподнимаю бровь и кошусь на Алексу, почему-то мой голос кажется немного испуганным. -Это ты там что-то химичишь! -Сказала сразу так, будто я к этому вообще не причастна и, если вдруг, есть это нельзя, то я не виновата. Но, конечно, я ничуть не сомневалась в способностях Алекс, тем более, когда увидела, с каким энтузиазмом и интересом она делала соус, словно шеф-повар с многолетнем стажем, который действительно увлечен своим делом и работа для него, скорее, хобби. Казалось, она делает все "на глаз", без какой-либо выведенной системы, а посему наблюдать за её действиями было ещё интереснее.
А песня тем временем снова сменилась, и я не перестаю смотреть на Алекс тем самым взглядом, когда ты узнаешь, что человеку тоже нравится та или иная песня. И сразу понимаешь, что точно не ошибся, это твой человек, раз у вас даже музыкальные вкусы так совпадают. Я наблюдаю за Алекс и понимаю, что уже не в силах прятать широкую искреннюю улыбку. Во мне бушует такая любовь к этой девочке, что я, охваченная эмоциями и, может, алкоголем, подбегаю к ней, преодолевая между нами расстояние в пару шагов, и сжимаю её в крепких объятиях. Теряюсь в мыслях о том, как же я люблю людей. Люблю наблюдать за ними даже в такие почти ничего незначащие минуты, когда они слышат одну из любимых песен и открывают настоящих себя, или слышат голос близкого человека и показывают свои реальные эмоции. Примеры можно приводить до бесконечности, но дело в том, насколько показательными они являются. И вот я обнимаю Алекс, радуюсь точу, что когда-то наши пути пересеклись, и поражаюсь, как же мало я о ней знаю и что хочу знать ещё, хочу узнать её саму ближе, действительно хочу, чтобы в моей жизни был такой друг, как она, который может умилить просто тем, что задумается, замечтается и, может, прольет пару капель соуса себе на руку. Я, наконец, выпускаю Алекс из своих объятий. И как-то слишком скромно произношу:
-Прости. -Наконец, словно вхожу в привычное русло мыслей. -Да, оливки, точно....я порежу. -Я с трудом открываю банку, но выглядит это явно получше той, что открывала Алекс и принимаюсь за монотонное, неинтересное занятие, пока не оживляюсь от вопроса подруги. -Ой! Ты обратилась по адресу! Неловких ситуаций у меня неимоверное множество. -Я задумываюсь, чуть прищурив глаза и поднимая взгляд к потолку, думая, что бы такого рассказать. Историй у меня, и правда, много. Но дело в том, что рассказчик из меня никакой, а посему я люблю слушать других, а сама же, в основном, отмалчиваюсь. -Ну ладно... Мы тогда ещё жили в Париже. После школы я осталась в одном из магазинов отца, в котором один из залов был отведен под библиотеку. То есть, обычный отдел книжного, но там очень редко играла музыка и почти всегда сидела тётенька, которая шикала на всех, кто порывался нарушить тишину. [float=right]https://38.media.tumblr.com/dd3842166cc6b0745ccc46b444139b5b/tumblr_nnj0ztPGnJ1u3b01ro8_r1_250.gif[/float]-По мере моего рассказа, я всё больше погружаюсь в атмосферу того самого книжного магазина отца, а посему мой рассказ обретает все больше и больше деталей. - Я не очень любила оставаться в этом зале, но так получалось, что все необходимые мне книги находились именно там. Как сейчас помню, я полезла за "Над пропастью во ржи". Знаешь, в библиотеках/книжных, есть эти огромные и жутко неудобные лестницы на колесиках. Ну вот и там отец такие поставил. Я уверена, ты знаешь, к чему я это все веду. -Быстрый взгляд на Алекс. - Я полезла за книгой и никак не могла до неё дотянутся - надо было передвинуть ещё немного лестницу, но вместо этого я решила встать прямо на полку. Ну, а правда, почему бы и нет. И тут, прям как в фильмах, стеллаж решил упасть. Мне ещё повезло, что он начал падать не на меня, а в другую сторону, на следующий стеллаж, тот покачнулся и уперся в стену. Такой грохот стоял! Я, как вцепилась в полку, так на ней и повисла, боясь отпустить, думала, что упаду, хотя стеллаж уже почти на полу лежал. Ты бы видела лицо той тетеньки! Она была в шоке и прибежала сначала ругать меня за шум, что я устроила, но от увиденного потеряла дар речи и уволилась на следующий день. А я потом всю ночь расставляла книги по своим местам. Жуткая была ночка... Кстати, книгу эту я с того дня больше в руки не брала и вообще интереса никакого к ней не питаю. Не знаю уж, насколько это интересная история...- Я потупила взгляд, поражаясь своим "умениям вести беседу", но снова смотрю на Алекс и с самым живым интересом спрашиваю: -Ну а у тебя точно должно быть что-то интересное!

Отредактировано Céline Anderson (2015-09-19 00:37:06)

+1

9

Алекс запоздало удивилась возмущению подруги. Как это – она не знает, как правильно? У неё же дочь, она же дома бывает куда чаще. Обязана уметь готовить. Почему-то этот стереотип упрямо засел в голове, и только теперь выдворялся оттуда сильным пинком. Действительно, дочери же не нужно готовить как в ресторане.
Химия из соуса действительно получилась знатная. И судя по облизанным пальцам – ещё и весьма вкусная. Что с ней будет в сочетании с прочими продуктами и «сколько там эту хрень готовить?» – вопрос отдельный. А мама вот всегда готовила по рецептам – может, профессиональная деформация. Алекс помнила книгу рецептов, обтрёпанную коричневую книжку с сине-красной, под американский флаг, наклейкой. Дозы почти точно до грамма, время в минутах-секундах и никаких отступлений. Алекс снова оглядела кухню и подумала, что за такое бы ей влетело – продукты развалены как попало, на столе капли соуса, тёртый сыр немного просыпан на стол. А главное – чистая импровизация и «кажется, надо добавлять что-то такое» в качестве основы рецепта.
И неожиданно оказалась в объятиях. Руки сами потянулись в ответ, как будто можно не ответить на приятные обнимашки. Весьма точное слово, надо признать. Светлые кудри лезли в лицо и щекотали нос, чем заслужили мимолётное фырканье в попытках их сдуть. Очень захотелось вот так повиснуть на шее и сказать «спасибо, что ты есть». Как часто людям говорят такие слова на какие-то конкретные поступки, и как редко только за то, что человек правда просто есть и своим существованием делает твою жизнь чуточку лучше. Например, таким вот вечером с танцами и кулинарным творчеством. В конце концов они отстраняются.
- Ты чудо, - Алекс произносит это негромко, легонько улыбаясь. Настроение уже перетекло со смеха и неловкости на умиротворённую нежность, но и она убежала дальше, уступая место чему-то новому. Лёгкому, кружащему голову опьянению, которое снова чувствуется. Азарту экспериментатора, который пытается сотворить что-то хотя бы съедобное. Между прочим, первую пиццу так и сделали – свалили на тесто оставшиеся продукты и запекли. Правда, это была деревушка в Италии, где хороший сыр не стоит заметную часть от зарплаты, а томаты росли на заднем дворе, но это уже мелочи. В идейной сути Алекса продолжает их дело, итальянские духовные предки могут гордиться! Эта мысль достойна ещё одной улыбки самой себе – вот такие мысли лучше не озвучивать, пару раз психом уже называли.
Пока Селин согласно кивнула на мысль, что оливки стоит порезать, Алекс всё-таки потянулась за противнем и основой. Алекс бы очень хотелось сказать, что как перфекционистка, или, если уж быть точным, любительница симметрии и равенства в окружающем мире, могла бы запротестовать, но бардак вокруг не дал так себя обозвать даже в голове. И всё же прямоугольная стальная конструкция – даже не квадратная! – и круглая пицца крайне плохо сочетаются по форме. Пришлось кое-как умостить основу в центр, смирившись с тем, что она всё равно куда-нибудь уедет позже.
И тут же история Селин выдергивает из собственных размышлений. Перед глазами так и был надвигающийся стеллаж, шум и шелест падающих книг. И ещё почему-то запах горящего дерева – нелогичная вылезшая ассоциация. И напоследок – огромные костяшки домино в виде книжных стеллажей, всё падающие и падающие.
[float=left]http://33.media.tumblr.com/tumblr_m8xgxaMCXM1rxgaoqo1_250.gif[/float]- С книгой ты не так уж много потеряла. Поверь бывалому книгоману – шум вокруг Пропасти такой раздутый, а она этого не заслуживает. Ну или я не из тех, для кого это книга была написана? – Она уже вдохновенно начала размазывать соус по основе, воображая себя художником с полотном. Жаль, нет кисти, хотя бы силиконовой для готовки. Но и ложка неплохо её заменяет. – Да уж, вот чему не позавидуешь во всей этой истории, так это необходимости расставлять книги. Я как-то грохнула стеллаж с книгами в библиотеке. Вовсе не так эпично, правда, да и глядя на меня, - взгляд на ноги и обратно, - ну как такая миниатюрная девушка может свалить что-то такое огромное и тяжелое? Как видишь, они недооценили мои таланты! Впрочем, благодаря этому мне разрешили отделаться неправдоподобным оправданием, что у меня аллергия на пыль и сбежать, так что грех жаловаться…
Трудно удержаться и не изобразить, в конце концов, сердечко из соуса. Пусть оно скроется под слоем сыра или вовсе сотрется, она то знает, что на самом деле сердце будет.
- На самом деле мне пришло в голову рассказать что-то такое, что я могу сказать только в пьяном виде. Например, про того парня, которого и бывшим считать нельзя – он так много залипал в свою технику, что если бы у нас что-то сложилось, делал бы селфи в процессе и сделал бы чекин «я в Алекс». После твоей истории мне уже стало стыдно что-то такое неприличное ляпать, но раз у меня придумалось такое шикарное описание – получите и распишитесь, не пропадать же ему, - она смущённо улыбается, и тут же переключается на воспоминания, что бы такого можно рассказать, чтобы милая обстановка не пропала окончательно. Но и истории из медицинского к этому не особенно располагают, а большая часть приключений связана именно с ним.
- Ну ладно, раз уж речь про это… У меня есть прекрасная история отношений до колледжа. Например, моя великая первая влюблённость. До сих пор считаю это своей лучшей попыткой флирта. Не самой успешной, конечно, но лучшей. Весна, выходной, маленький городок, где вся молодежь собирается в паре мест. И я на велосипеде и в юбке качу по парку к тому самому месту сбора. Согласись, уже звучит как история, которая не могла хорошо закончиться? – она отвлеклась на секунду, оборачиваясь в поисках сыра. А затем начала сгребать отлетевшие от тёрки кусочки, но уже продолжая. – А там ОН. Ну знаешь, самый лучший, красавец, даже для разнообразия не незнакомый самый-популярный-в-школе-чувак, а мой приятель. И я такая красивая и спортивная поворачиваюсь, улыбаюсь ему, и не глядя налетаю на какой-то камушек, и отправляюсь в полёт с того самого велосипеда. И юбка летит вперёд меня. А дальше картина маслом – я перепачкана в пыли от дорожки, а сверху красуются прекрасные ярко-желтые трусики со Спанч-Бобом. Гарри, тот самый парень, даже помог мне подняться и даже спросил, всё ли в порядке, так что попытка флирта и правда удачная. Впрочем, после такого эпика ничего у нас с ним не сложилось, зато я ему звонила не так давно, общаемся! – Разворот и полупоклон – может же главная героиня такой прекрасной истории позволить себе это? Алекс поправляет выбившуюся прядку, а потом отряхивает руки и снова поправляет волосы, на сей раз, избавляя их от чудесного украшения в виде кусочков сыра.
http://38.media.tumblr.com/tumblr_m8xgxaMCXM1rxgaoqo2_250.gif   http://31.media.tumblr.com/tumblr_m8xgxaMCXM1rxgaoqo4_250.gif
TrainI’m Drinking Tonight
Удивительно, как песни могут с первого прослушивания с чем-то ассоциироваться. Но эта новая, как говорит диктор, и в то же время от неё веет старыми рок-традициями и текс напоминает кое о чём. Алекс лезет в шкаф внизу, а туда проходится залезть почти целиком, чтобы обнаружить искомую бутылку. Она стояла там давно, подаренная кем-то из хорошо знающих людей. Выпить такую красоту рука не поднималась, а где-то ещё всегда находился собственный алкоголь, чтобы ещё и лишнюю бутылку тащить. Но такой алкоголь от времени не портится.
- Дорогая, что ты думаешь по поводу Чиваса? Мне кажется, мы весьма достойны… А наша пицца уже достойна чего-нибудь покрепче сыра. С чем мы там её делаем?

Отредактировано Alexa Wallace (2015-09-20 13:25:36)

+1

10

walk the moon - avalanche
--

Всегда приятно узнавать о людях что-то новое. И совершенно неважно, что это будет: история из детства или юношеских лет, или рассказ о том, что человек ел сегодня утром. В любом случае, это все делает вас немного ближе. А ещё это значит, что человек, в той или иной мере, вам доверяет и своим рассказом будто передает вам небольшую частичку себя и своей жизни, к которой и относится надо соответствующе. Мой поток мыслей ушел слишком далеко и я сама себе сказала, что, в конце концов, я не в самом трезвом состоянии, а посему мне можно толкать такие вот метафоры.
монотонно, одна за другой, я доставала оливки из банки и разрезала их на аккуратные кружочки, внимательно слушая Алекс, то и дело отвлекаясь от своего занятия, то переспрашивая что-то, то удивляясь и поднимая брови вверх или складывая губы в идеально очерченную букву "О". Я сеюсь открытым и добрым смехом над рассказом подруги об этом недобывшем. Бывают же люди!
-И как же он посмел не клюнуть на твоего Спанч-Боба. Ну, может, ещё получится?-Я заливаюсь смехом и загадочно приподнимаю одну бровь. - А у меня, если говорить о первой влюбленности, история не лучше. - я прерываясь на секунду на тихий смешок. -Это уже было в Сакраменто, я только поступила в университет и умудрилась влюбиться в парня со старших курсов. Мы крутились в одной компании и нас познакомил мой хороший друг. Дело даже до первого свидания дошло. правда, на нем и кончилось. Он должен был заехать за мной, а я жутко опаздывала, ну и пригласила подняться. А когда мы поехали на лифте обратно, мы застряли... ну, я думала, что мы застряли. И поэтому паниковала почти полчаса и носилась по всему лифту, боясь задохнуться. и мне было совершенно плевать на наличие вентиляции внутри. А оказалось, что ни один из нас попросту не нажал на кнопку, когда мы вошли. причем, во всем виноватой оказалась я, как главная истеричка. После этого я его больше не видела. -Всё это время я разрезала оливки, которые то и дело хотели выскользнуть у меня из пальцев, а Алекс уже во всю занялась основой для пиццы, готовя её в отправлению в духовку.
Когда вновь раздается голос подруги, я отвлекаюсь от своего занятия и немного удивленно смотрю на бутылку в руках Алекс.
-Мадам, а вы запасливая. - произношу сквозь легких ровный смех. -И не говори. - В голове тут же пронеслась строчка из рекламы какой-то косметической компании "ведь вы этого достойны", но я тут же пытаюсь её прогнать подальше, а то сейчас так на ней и зациклюсь. -Кроме нарезки я у тебя ничего не нашла, так что, классический вариант. Тоже неплохо. - Улыбаясь, я пожимаю плечами. В голове проскользнула мысль о том, что можно было бы быстро сбегать в магазин, но я тут же мысленно стукнула себя по лбу, вспомнив, что на улицу уже мягким одеялом спустилась ночь, стрелка часов совсем скоро перевалит за цифру 12, начнет отмерять новый день, и вряд ли я сейчас нашла бы круглосуточный магазин неподалеку, поэтому и откинула любимые мысли об этом. -Сейчас как-нибудь красивенько разложим...  -В руках тут же оказывается упаковка мясной нарезки, И вот я уже колдую над нашей несчастной пиццей, сменив Алекс. Ей-богу, мы с ней возимся, как ведьмы с каким-то сильным зельем. Оставалось надеяться, что это придаст ей невероятного вкуса или она просто окажется съедобной. Круг за кругом на основе, над слоем сыра, оказывается ветчина, от самого края до середины и всё уменьшаясь в диаметре. Я настолько увлеклась, что и вовсе не замечаю, как слегка высунула язык и зажала его между зубов. Странная привычка. Я делаю так всегда, когда задумываюсь или усердно вспоминаю что-то. Проблема в том, что я слишком поздно ловлю себя на этом, а потому какое-то время всегда выгляжу, как ребёнок, увлеченно занимающийся чем-то. Чуть приподнимаю голову над нашим "произведением искусства" и зависаю в таком состоянии на пару секунд, рассматривая, всё ли аккуратно выложено, пока, наконец, не вспоминаю про оливки. Аккуратные кружочки тут же падают на пиццу, придавая ей ещё больше красок. На секунду я чувствую себя шеф-поваром, который с присущей любому шефу виртуозностью и интересом создает кулинарные шедевры. А на самом деле - всего лишь оливки разбросала, гордится то особо нечем. Понимаю, что уже сто лет не готовила ничего грандиозного. Правда, когда у тебя на руках грудной ребёнок, а все приемы пищи можно назвать лишь перекусами, то получается, что и готовить то особо не для кого, только если булочки с корицей - под настроение. Да и то только потому, что без свежей выпечки и аромата, разносящегося по всей квартире жить не могу. Я невольно вспоминаю годы проживания с родителями, когда каждый день дома ждал очередной кулинарный шедевр от мамы. Та, конечно, любила экспериментировать, но и о традициях французской кухни не забывала, из-за чего я часто бежала домой, теряясь в догадках, что же в этот раз будет ждать нас с отцом на ужин. Славные были времена. И всегда приятно возвращаться к ним хотя бы мысленно. Я выхожу из этого омута одним резким движением - когда хватаю тарелку с оставшимся сыром и легким движением раскладываю его в середине. Тут же с улыбкой произношу: - В пицце мало сыра не бывает! -И это, конечно, чистая правда. Чем-чем, а сыром это блюдо не испортить. Я бросаю короткий взгляд на духовку, а точнее на таймер, чтобы убедиться, что прошло достаточно времени, чтобы та успела разогреться.-Думаю, можно ставить. - Из духовки валит жар, стоит её только открыть. Он смешивается с приятной ночной свежестью, которой веет с улицы, и вытесняет её обратно путаться среди высоких фонарей и случайно заглядывать в открытые окна квартир, где, может, кто-то уже давно спит и видит самый чудесный сон. Аккуратно ставлю противень в духовку и с облегчением закрываю дверцу. Ещё пару секунд стою и наблюдаю за нашим маленьким шедевром через толстое стекло духовки и выгляжу, как ребёнок, впервые увидевший через витрину магазина игрушек, как по игрушечной железной дороге идёт длинный поезд. Наконец, я отстраняюсь от духовки и смотрю на Алекс взглядом, в которым серебристыми искорками смеха светится радость.- Пойдем фильм смотреть, она как раз к началу самой движухи будет готова, я думаю.
http://funkyimg.com/i/22NVD.gifЯ одним коротким движением нажимаю кнопку на телефоне и музыка тут же останавливается. На кухне становится как-то непривычно тихо, как стало в тот вечер, когда мы с Алекс последовали за незнакомым парнем. Это тишина снова резала чуткий слух и, чтобы её чем-то забить, пока не привыкну, я начала напевать последнюю играющую песню. Слова я выучить не успела, зато мотив - запросто. И вприпрыжку, мотая бердами из стороны в сторону и размахивая в прыжке руками, будто норовясь взлететь, я понеслась обратно в гостиную, а по всей квартире вслед за мной доносилось "ту-ду-ру-дум", пока я, наконец, не остановилась, чтобы окликнуть подругу.
-Ну ты идешь? -С этими словами я снова плюхнулась на диван. К счастью, я вовремя заметила кошку, которая удобно развалилась на той половине дивана, где сидела я в начале вечера. А то ещё чуть-чуть и беды бы было не миновать. Слышу приглушенный шелест шагов Алекс за спиной, а посему тут же произношу: -Знаешь, нам только какого-нибудь светильника в виде черепа не хватает. Для создания ещё более устрашающей атмосферы. -И правда, мы сидели с приглушенным светом, настроившись смотреть ужастик и мне даже невольно закралась мысль о том, что нам с Алекс надо вместе провести Хэллоуин. -Слушай, а у тебя соседи как? Не прибегут к нам ругаться, если я вдруг орать начну на весь дом? Я ж начну, так что, если с соседями все плохо, ты меня подушкой затыкай...не задуши только.

+1

11

Первая любовь. Алекс вздохнула, вспоминая, о каком кошмаре идёт речь. Нет, это останется на другой раз и более милую обстановку. Может, вино и задушевные разговоры, печальные глаза и жалобы на то, что «меня никто не любит» и «почему мне так везёт с мужиками?» А под виски и радость как-то не идёт. Вот у Селин история милая. Неловкая весьма, забавная и милая. Как раз в список тех собственных промахов, которые не очень стыдно рассказать и можно самой над ними посмеяться.
- А мне кажется, история отличная. Я бы после такого на всё согласилась. Человек уже так забавно… Неправильно говорить «опозорился», но более правильный термин мне не подобрать. Ты понимаешь, о чём я! – Алекс улыбнулась ещё шире, разводя руками – что с неё, пьяной, взять.
Бутылка осталась на подоконнике – в единственном месте, где её вероятность быть сметённой на пол и разбитой меньше, чем вероятность быть выпитой. Эта  не слишком-то приспособлена к двум одновременно активно шевелящимся людям.  Хотя за стол при наличии желания вмещаются хоть шестеро. Алекс на секунду задумалась над тем, не стоит ли сполоснуть стаканы, но… Это же алкоголь, он сам сполоснёт и дезинфицирует. А там тоже был виски, пусть и другой.
Пока подруга вдохновенно занялась пиццей, увлечённая процессом готовки, Алекс попыталась привести кухню назад к тому виду, который приветствовал их совсем недавно. И как могут два человека за такое время порядок во вполне себе полноценный хаос? Почему сыр отправился в путешествие по всему столу? Почему кроваво-красные пятна от соуса, которые Алекс оставила только в одном месте, теперь переселились в форме донышка от миски на столешницу у плиты? Кто успел уронить тёрку? Каким образом упаковка из-под колбасной нарезки умеет летать? Эти и не только вопросы пронеслись в голове по мере уничтожения беспорядка. На его месте порядок, в прочем не появился. Какое-то среднее нейтральное состояние, когда жить без ужаса уже можно.
Наконец, пицца погружена в духовку. Там есть таймер, но Алекс вовсе не была уверена, что из комнаты, да ещё и с включенным фильмом они услышат его или вспомнят о готовке вовремя, и потому потянулась за своим телефонов, включив таймер ещё и там, а заодно отрубила аппарату беззвучный режим. Открытая для проверки мелодия заиграла абсолютно незнакомыми нотами. Что – и такое есть на телефоне? Наверное, стоит отключать беззвучный режим чуть чаще, чем никогда. Зато такое она точно не пропустит, даже подскочит от неожиданности.
- Даже если сыра многовато, получим запечённую под сыром пиццу. Звучит всё не хуже, чем на съедобно! – она вслед за подругой склонилась над духовкой, заглядывая внутрь. В такой температуре сыр сразу же начал оседать, тая на глазах в самом буквальном смысле выражения. Завораживающее зрелище. Определённо, стоит добавить к списку того, на что можно смотреть бесконечно. Только с тем условием, что тебя этим покормят, иначе опасно просто захлебнуться слюной. Ей сразу же подумалось, что она уже порядком проголодалась и если через несколько минут приоткрыть духовку, то она выпустит немного вкуснейшего запаха запекаемого теста. В рот отправились остатки сыра, собранные в миске, но это дело спасти не могло, конечно же.
Они уже почти направились в комнату, когда в голову вдруг доползло напоминание, зачем они первоначально шли на кухню. Попкорн! Пачка которого всё ещё лежала в шкафчике, после гордой демонстрации наличия оной подруге.
- Хей, мы забыли принципиально важные запасы, подожди!
С пачкой потребовалось свериться. Не понятно, насколько важные требования отклеить и положить именно так – она ведь всё равно расшириться, но лучше соблюдать. Четыре минуты в микроволновке до превращения в идеально лакомство всех киноманов мира.
- Мы ведь так и не решили, что мы смотрим?.. – Алекс задумчиво смотрела на медленное вращение тарелки и быстрые звуки ударов, порой сопровождающиеся подергиванием пачки на месте. Есть в этом что-то завораживающее, из той же области, что и наблюдение за готовкой в духовке. Селин же, словно подхваченная порывом неудержимой радости, успела уже добежать до комнаты и даже плюхнуться на диван. Алекс поспешила последовать за ней, держа в одной руке пустую миску, а в другой обжигающий пакет.
[float=left]http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/09/8966c002346fcf8ded6402bb7d6e594b.gif[/float]- Можем поджечь попкорн, - в это время он уже высыпается в миску, пара не лопнувших золотых зерен звонко бьются о стекло. – У меня раньше была свечка, которая отлично бы подошла. Милый котёнок, от которого при сжигании остаётся металлический жуткий скелет. Она была прекрасна! Знаешь, если когда-нибудь будешь искать мне подарок – я готова принимать его в свечках.
Пушистое создание устроилось на половине Селин. Или теперь уже половине Алекс? Ей пришлось постараться, чтобы сдвинуть её с места максимально нежно, чуть ли не приговаривая «я люблю тебя, чудо пушистое, но мне, правда, нужно это место и почему бы тебе не поспать где-то ещё?» Она сдалась, в конце концов, но на морде на мгновение почудилось такое гордо-высокомерное выражение. Неужели воображение так разыгралось? В конце концов Алекс удалось примоститься рядом с Селин и даже перебороть желание остаться в удобной лежачей позе, и подняться за пультом.
- Мои соседи – тема отдельного обсуждения. Парень, который рядышком, за стеной, протестовать не будет. Я не ворчу на его любовь к, безусловно, отличной, словно он украл мой плейлист, но слишком громкой для восьми утра музыки, а он не возмущается шуму вечерами или ночами, когда я бодрствую из-за графика смен. Забавно, что я при этом с ним даже не знакома лично и не знаю, как он выглядит, - она потянулась скрыть бутылку. Мимолетно замерла, прежде чем сделать это – такие дорогие напитки всегда странно вскрывать, словно для них мог быть момент получше. Какие глупости. – А соседи сверху и снизу… Там у нас не такая уж слышимость, чтобы мы им помешали просмотром фильма. А в крайнем случае – сначала прибегут ко мне, а только уж потом звонить куда-то. Как оказалось, я заработала не самую плохую репутацию. Мило быть хорошей девочкой-интерном!
За стаканами вставать не пришлось – они так и стояли на столике. Уже отлично. Победившая лень буквально ликует.
- За хороших соседей звучит как прекрасный тост, - приподнятая рука и маленький, буквально на пробу глоток. – Так, фильм!
Алекс включила телевизор, ещё раз просматривая список. Ужасы там наблюдались, но больше благодаря другим людям, которые требовали-хотели и вообще пылали страстной любовью к жанру, который Алекс никогда не могла понять. Но пара фильмов всё-таки заслуживают  внимания.
- Что думаешь по поводу Хижины в лесу? Отличный. И ужасы, и пародия на них, если хоть немного знаешь про жанр. Готова принимать у тебя ставки на некоторые сюжетные повороты, ну ты поймёшь чуть позже. А я с удовольствием пересмотрю.
Она взглянула на телефон, чей экран зажегся от пришедшего оповещения о каком-то ненужно письме в электронной почте, и подумала, что внезапная трель оповещения, которое на самом деле должно быть уже довольно скоро, может напугать их даже больше фильма. Что же, звучит отлично.
- Можем начать со ставок, кто умрёт первым. Или кто выживет. Если ты не против фильма, конечно, - она уже почти ляпнула «нет, первым будет не негр», но вовремя одумалась. С кем она разговаривает чтобы такие пояснения делать, честное слово.

Отредактировано Alexa Wallace (2015-09-26 23:28:30)

+1

12

Едва Алекс вошла в комнату, я подскочила с дивана и понеслась к ней навстречу - забирать пакет, который, к тому времени, уже успел подостыть, а посему помощь моя не понадобилась. Я мысленно корила себя за слишком заторможенную реакцию и, ненадолго погрузившись в самобичевание, глубоко задумалась. Сейчас все  эмоции, как никогда, отражались у меня на лице. Будто алкоголь напрочь смыл все маски и привычку как можно больше улыбаться, пытаясь казаться людям действительно беззаботной, дабы не надвигать на них даже тень собственных проблем и переживаний. Странная привычка и далеко не всегда правильная, но избавиться от неё было уже невозможно.
Я плюхаюсь обратно на диван и наблюдаю за действиями Алекс, соображая, чем бы ей помочь, хотя помогать было совершенно нечем – подруга уже успела ловко и быстро справится со всеми нужными делами. И вот,  благодаря её усилиям, перед нами была миска только что приготовленного хрустящего попкорна, так и манившего ароматом, который разносился по всей комнате.
Я беру одно зёрнышко и подкидываю его, тут же приподнимаюсь с дивана, пытаясь поймать попкорн ртом.  [float=right]https://38.media.tumblr.com/f82ca6d616fc8afb34c96b2fa162cbfd/tumblr_nnj0ztPGnJ1u3b01ro7_r1_250.gif[/float]Попутно я слушаю Алекс. Но, едва услышав об этой зловещей свече, я моментально потеряла интерес к попкорну,отчего тот стукнул мне по носу и отскочил обратно на стол. Я удивленно посмотрела на Алекс, думая, что меня поразило больше: фантазия людей, которые создают такие вещи, как свечка, о которой рассказывала подруга, или тот факт, что её так восхищают подобные вещи.
-Хотела бы я это увидеть! – Всё-таки, без интереса здесь не обошлось. И я была уверена, что представила себе картину совсем уж далекую от реальности. –И да… свечи. –На моем лице на мгновение застыло слишком серьезное выражение, которое, спустя секунду, сменилось яркой улыбкой, будто меня осенила какая-то гениальная мысль. –Алекс! Да мы просто созданы друг для друга! Создадим свой собственный закрытый клуб любителей свечей. –Сказала я это вовсе не случайно, ибо большинство моих друзей попросту не понимали, что такого может быть в этом очарование открытого огня от чего красиво оформленного и пахнущего, к примеру, шоколадом. Всех обычно волновал только тот факт, что я так в скором времени спалю всю квартиру или начну проводить какие-то обряды, и мало кто улавливал суть этого нежного уюта, который можно было создать одной такой безделушкой, маленькой деталью, которая поможет поверить в то, что мир лучше, чем кажется, и в нем  можно найти свой островок покоя и спокойствия. –Так, хорошая девочка-интерн, наливай уже. – Сквозь смешок произношу я, наблюдаю за действиями подруги. –Да, за соседей. За твоих и за моих, которые не бунтуют, едва я начинаю играть по ночам. –Чудесный тост. Я делаю небольшой глоток. –Хотя, знаешь, раньше мужчина из квартиру сверху постоянно возмущался. И он ссылался на то, что у него «собака с ума сойдет от такой игры». –Я поморщилась. На самом деле, такое заявление тогда меня задело. –Но потом там поселилась милая девушка, она его племянница, кажется, дизайнер. У неё в квартире постоянно жуткий бардак, на порядок у неё вообще, по-моему, аллергия. У меня ощущение, проведи она у меня больше часа, ей станет дурно. Поэтому она постоянно зовет к себе, ссылаясь на то, что ей скучно и не с кем поговорить. Так вот, она постоянно буквально настаивает на том, чтобы я играла как можно чаще, в том числе и ночью. –Пожимаю плечами, будто говоря, что да, и такие странные личности бывают.
Алекс приступила к выбору фильма. Названия, признаться честно, не говорили мне совершенно ни о чем. Чувствовала себя глупым ребенком, попавшим в компанию взрослых, которые говорили о непонятных вещах. Пока подруга занята, я снова беру зернышко попкорна и, пытаясь поймать его, сползаю с дивана, упав на пол и стукнувшись пятой точкой, которая тут же отозвалась глухой болью. Что вторая, что третья попытка не были успешными. И я уже думала бросить эту затею, пока, наконец, не забросила попкорн в рот.  Театрально закатываю глаза. Ну, свершилось.
-А ты знаешь, что по ним раньше гадали? – Ни с того, ни с сего спросила я крайне глубоким и задумчивым голосом, пристально рассматривая одно из зернышек, поднеся его поближе к глазам. –Вообще не представляю, что тут увидеть можно. –Я отчаянно крутила разорванное зерно кукурузы из стороны в сторону, пытаясь углядеть в нем хоть какой-то силуэт. Бесполезно. Поэтому, чтобы долго не мучиться, я тут же отправила лакомство в рот.
-Хижина в лесу? Название уже звучит заманчиво. –Я чуть смущенно улыбаюсь. Всё-таки, это ощущение, что я лишь маленький, ни о чем не знающий, ребёнок, никуда не пропало. –Отлично. Включай. –Даю отмашку, показывая, что готова уже на всё. Даже на просмотр фильма ужасов. Ей-богу, Алекс чуть ли не первая, с кем я так легко соглашаюсь на такое времяпрепровождение. –Ты что, из меня ужасный Пуаро, всё перевру же, и, наверняка, ляпну, что выживет тот, кого первым и убьют. Но хорошо. Побуду детективом. –Я лукаво потерла ладошки и наигранно прищурила глаза. На экране, тем временем, начались вступительные  титры.  И лишь от одного их вида у меня пошли мурашки по коже.  Я понятия не имела, о чем фильм, а посему уже успела себе надумать всего самого наихудшего. Вот и сидела тряслась, думая, пора уже закрывать глаза или нет. –Там же на бабахнет с самого начала? Пока можно сидеть спокойно, да? –Тонким голосом спросила я, повернувшись лицом к Алекс.Но картинка тут же сменилась и я даже поймала себя на мысли о том, что начала очень напоминает обычные американские комедии.

https://38.media.tumblr.com/b4a9c7cb99be56b6a4cc0494ec8b41de/tumblr_nm196qryer1skg5jqo7_400.gif

Draw some blood, I’m not going hungry tonight
Won’t it be fun, to Howl in the night?
Howl – So that the angels can hear you

--
Beware of darkness – Howl

Я сидела в напряжении. Руки плотно сжаты в кулаки. Ноги поджаты под собой, но одна чуть вытянута вперед, будто я готовилась к удару того, кто мог выползти из телевизора, а точнее, зомби, которые атаковали героев фильма.  Какой-то совершенно нелепый страх от просмотра фильма сковывал и сидел плотным ледяным кольцом внутри, не давая расслабиться. И, вроде, пора уже было привыкнуть к виду зомби, но стоило только показать одного из них, как я тут же была готова заорать во весь голос, что и случалось на каждом пугающем моменте и я уже не была уверена в том, что Алекс всё ещё способна слышать и не лишилась слуха. Я уже готовилась закрыть глаза от страха, забить в угол дивана и кинуться Алекс в объятия. Но тут всё прекратилось. Резко, в один момент, свет выключился, экран погас, и мы погрузились в полную непролазную темноту. Я тут же отреагировала на такой поворот событий громким и пронзительным криком. Сейчас стало в сто раз страшнее, чем было при просмотре фильма, хоть его и выключили.
-Ты тут? Ты жива? Тебя не сожрали? Алекс! –Последнее слово на выдохе. Почти криком. Я шарю ладонью по второй половине дивана в поисках подруги и снова взвизгиваю, когда рука нащупывает её коленку. –Прости. – Было слышно, как я выдохнула, успокоившись. Глаза никак не хотели привыкать к темноте, из-за чего я совершенно не чувствовала пространства. Вокруг темно, будто черное полотно разложили по периметру всей комнаты. Продолжая осматриваться, я, не переставая, крутила головой из стороны в сторону. Наконец, тихим шепотом, будто боясь, что нас кто-то может подслушать, я сказала: –А представь, если существует похожая лаборатория. И это какие-то идиоnы нам вырубили свет,  и сейчас изо всех щелей попрут зомби.  О Боже… Зря я об этом подумала. Очень зря!

Отредактировано Céline Anderson (2015-09-30 10:38:28)

+1

13

Это обдумывание «великого вопроса о свечах» было уж слишком забавное. Словно требовалось быстрое и серьёзное принятие решения – действительно ли Селин так нравятся свечи и она хочет разделить эту свою любовь с кем-либо ещё.
Свечи в квартире могли бы найтись. Свет отключали не так уж часто, но даже пары раз хватило, чтобы попинать себя за вечную плохую память к тому, какую технику как часто необходимо заряжать, чтобы не остаться в роковое время в полной темноте. А романтика, вкусный запах и прочие мелочи – это уже приятное дополнение. Только вставать за всем этим было жутко лень. Они и так должны будут встать за пиццей, как будто не достаточно!
- Слышала выражение про «тихий омут»? Помнится, один мой друг говорил, что недолюбливает тихих и спокойных людей – ему, мол, кажется, что по ночам они убивают котят, - только тут до Алекс дошла очаровательная ирония именно этой истории. Вечер, ужастик, человек, который их боится, и убиенные котята. В честь этого Селин досталась весьма ехидная улыбочка и взгляд в пол оборота.  – В общем, с тех пор на фразу про хорошую и тихую девочку мне хочется сотворить что-нибудь безумное, чтобы не сойти за того самого маньяка. Ну ты и так это знаешь, о, мисс Ирония. Так что мои соседи – последние люди, которые всё ещё в этом уверены. Может, ещё родители…
Всё это сочеталось с уже разливаемым напитком. И это ощущение, что ты то ли бармен, то ли просто заядлый алкоголик, когда в два стакана двумя же движениями попадает абсолютно ровное количество алкоголя. И это мастерство трудно пропить, как показывает опыт.
Тост и правда неплох. Хорошие соседи – ещё один маленький бонус к тому, чтобы дом был счастливым местом и убежищем. Алекс сделала хороший глоток, и стакан пока отставила – напиток, всё-таки, довольно крепкий.
Внезапное падение Селин напугало. Вернее… Это уже на уровне инстинктов – кто что сломал, кому надо помочь, где нужен врач? Немного чудом, немного алкоголем, с места Алекс всё-таки не дёрнулась, здраво оценив, что кроме достоинства и очаровательной пятой точки ничего особенно не пострадало, и подруга будет жить. Впрочем, руку для помощь Алекс всё-таки протянула.
- Ужасный Пуаро – побудешь Вангой. Говорят, перед приход визитёра она узнавала всё, что могла о его жизни от своих помощников, и потом делала «предсказания». Можешь попытаться выведать у меня что-нибудь о дальнейшем сюжете и представить, как скучно было быть Вангой. Если, конечно, телепередача на каком-то познавательном канале меня не обманула, и надо было смотреть канал о магии и заговорах, что на самом деле Ванга с другой планеты и может видеть будущее… - Алекс ещё разок хихикнула и всё-таки заставила себя замолчать, вопреки желаниям виски внутри. Тем более, фильм на экране уже начался, и даже скучнейшая и не важная для сюжета начальная часть успела счастливо закончиться, дальше к диалогам героев можно было бы и начать прислушиваться.
Зеленые пейзажи американской глуши сменились красно-черной гаммой. Мрачные, почти не различимые в ночном лесу зомби, заржавевший от времени металл их оружия, которое крупным планом показали в руке героини… Алекс смотрела с каким-то веселым даже любопытством. Когда-то их одна из преподавательниц развлекалась тем, что показывала кадры из фильмов и просила найти ошибки в сценах перестрелок, драк и прочих убийств. Анатомические, конечно. Но тут ребята постарались, никаких нареканий. Даже лёгкая дрожь берёт – это зомби мрачная и медленно прущая вперёд сила. Именная такая, какая чаще всего оказывается малоостановимой. Но надо отдать должное героям – они тут вовсе не такие идиоты, каких обычно изображают в ужасах, они прямо таки хотят выжить и сбежать, а не просто умереть на радость жаждущему жестокости зрителю.
Алекс развлекалась реакцией Селин, но в то же время переживала. Уж она то знает, как на самом деле работают страхи, и даже причина всего лишь в глупом фильме, весь сюжет которого – невозможная выдумка, это не делает ужас менее реальным. И реакцию организма тоже.
[float=left]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/09/c76a32ef7d734965eceac4dec1295e05.gif[/float]Но из-за внезапно выключившегося света Алекс и сама успела испугаться. Да, это тот же человек, который спокойно оставался в морге на ночь и гулял по странным неосвещённым подворотням на пару с подругой. Но темнота в одиночестве, когда накрывает полная беспомощность от такого привычного органа чувств, как глаза – совсем другое дело. Так что движение поближе к Селин было абсолютно инстинктивным, словно кто-то толкнул в бок. Та в ответ занялась абсолютно тем же, только со своей очаровательной киношной мотивацией.
- Чтобы я дала себя сожрать? Я костлявая и невкусная, - успокаивая их обоих, Алекс не просто придвинулась ближе, а максимально устроила доказательство, что они действительно вдвоём рядом на диване и ничего страшного не случилось. Сначала, не удержавшись, схватила за руку, а затем приобняла второй рукой. – Сейчас мы с тобой рассыпем вокруг соль, переквалифицируемся в охотников на нечисть, и никакие зомби нам не страшны. Если что – они получат нож в спину в самом прямом смысле, а в ванной можно устроить погребальный костёр.
Она потянулась за телефоном, всё ещё не отпуская Селин далеко от себя. Экран включился, ослепляя уже почти привыкшие к темноте глаза нестерпимой вспышкой. Почти не видя, Алекс всё-таки выкрутила яркость на самый минимум и заметила, что в этот раз не останется совсем уж без связи – больше половины заряда у этого монстра ещё сохранялось. А потом вздохнула, вспомнив старый метод для суровых технозадротов, и полезла в настройки. Ага, связь, wi-fi…Ни одной доступной сети.
- Могу тебе сообщить, что без света остались не только мы, но как минимум и соседние квартиры тоже. Хорошая новость – можно просто проверить наш общий щиток. Он на лестнице. Плохая – на лестнице сейчас такое же освежение, как у нас. А общедомой вообще в подвале, и в нём я вообще ничего не понимаю, даже с какой стороны подходить, чтобы не получить удар всем нашим общедомовым напряжением. Или током, что там бьёт?  - Она серьёзно задумалась ненадолго, прежде чем всё-таки поднялась с дивана. Голова нещадно кружилась, но на достаточно ровный шаг самоконтроля хватило – отлично, жить можно.
- Ну что, готова к отражению атак зомби на пути к нашей заветной цели? Для начала – свет. Я почти уверена, что в доме должна быть наши обожаемые свечи.
Подруга, может, и чувствовала себя жертвой жуткой лаборатории. Ну как минимум – героиней фильма ужасов. Алекс же представилась храбрая группа, которая среди ночи прорывается сквозь темный лес, полный нечисти. Или братья-охотники из Сверхъестественного, борющиеся со злыми силами. А потом – самая близкая ассоциация – популярные нынче комнаты, из которых надо выбраться. Предварительно отгадав загадки и найдя нужные предметы. Отлично, и где в её квартире первая подсказка на нечто, что можно зажечь?.. И, кстати, люди за такие квесты платят. А у них – абсолютно бесплатно, да ещё и дома. Просто мечта маленького внутреннего еврея.
Тусклый экран телефона едва видно подсвечивал конкуры предметов. Вполне достаточно, чтобы добраться до кухни, в шкафчиках которой можно найти что угодно. А там так же почти вслепую в последний момент отпрыгнуть от разгоряченной духовки. Спасибо длинным брюкам, иначе ожога было бы не избежать. Телефон подсветил ещё и приоткрытую духовку. Запах запечённого теста мгновенного разлился по кухне.
- Ещё одна хорошая новость – у нас есть почти готовая пицца. Ещё пара минут в остывающей духовке и её можно будет есть. Может, чёрт с ним со светом? Ужин-ля-романтик?

Отредактировано Alexa Wallace (2015-09-30 22:15:50)

+1

14

https://38.media.tumblr.com/8a67949f77fb74d40d0e2dd7e8cf2945/tumblr_ni8kcvjEa11s9cszwo8_250.gif

Balmorhea – Night Squalll

Глаза, наконец, начали привыкать к темноте. Вокруг появлялись очертания мебели, телевизора, и комната в целом начинала принимать более-менее нормальный вид, привычный и приятный глазу. Правда, в темноте всё виделось немного неестественным и неправдивым, глаза меня всё ещё подводили, поэтому в причудливых тенях я то и дело замечала какие-то образа и силуэты, которых на самом деле не было. Конечно, этому поспособствовал фильм, просмотр которого столь несуразным образом прекратился. И вот теперь воображение, подпитанное страхом, рисовало жуткие картины и дорисовывало эту реальность, будто создавая какую-то свою: ужаснее и ещё темнее. Невыносимое чувство! Ведь, вроде, разумом  и понимаешь, что страх твой глуп и совершенно нелеп, но вот пугливое сердце никак не хочет это осознавать. Ведь в такие моменты легче всего поверить во всю ту несуразицу, о которой нам рассказывают фильмы ужасов, страшные эпизоды книг и загадочные истории обо всяких аномальных местах. Начинаешь путаться, где тот самый мир – привычный и понятный – , в котором ты живешь, будто попал на другую планету, где всё странно и непонятно, а поэтому и страшно. Ведь мы всегда боимся лишь тех вещей, которые  всю свою прелесть скрывают за тенью неизвестности. И именно поэтому я с детства боюсь темноты. Это совершенно неконтролируемый страх, ибо ты не знаешь, что там впереди, что эта тьма скрывает в себе, какие тайны, какие существа могут там прятаться.  А поэтому то и дело оглядываешься, что бы проверить, не стоит ли кто за спиной, оборачиваешься на каждый звук, чтобы понять, откуда он идет, чувствуешь, как нервы медленно превращаются в раскаленную натянутую нить, которая становится всё тоньше и вот-вот лопнет, совершенно внезапно из неоткуда накатывает чувство паники, которое в считанные секунды способно свести с ума, разогнать сердце до 240 ударов в минуту, от чего кажется, что – миг - и оно взорвется, а мысли в это время будто заволокло туманом, ты чувствуешь, как голова наполнена ими, её буквально распирает от их количества, но ты не можешь разобрать или увидеть хоть одну, от чего чувствуешь, как мороз ползет по коже сильной неприятной волной мурашек, словно чья-то сильная костлявая рука касается твоего плеча – совершенно невесомо, еле ощутимо, но именно это и пугало больше всего. Именно так я себя вела и сейчас, словно маленький ребёнок, который верит в то, что у него под кроватью или в шкафу сидит монстр, готовый в любую минуту его сожрать.
Я делаю глубокий вдох и пытаюсь успокоиться. Наконец, нахожу Алекс рукой. Понимаю, что её первая реакция была такой же, как и моя, когда почувствовала, как две руки соприкоснулись. По телу тут же мягкой волной начинало разливаться спокойствие. Алекс приобняла меня, а я лишь сильнее стиснула её ладошку, которую сейчас для меня была тем самым прутиком, способным вернуть к реальности, вырвать из мира страхов. В принципе, она делает вполне естественную вещь, но, наверно, даже не подозревает, насколько важным это сейчас являлось для меня. Да, вот это совершенно обыденное чувство, что я не одна, рядом со мной кто-то есть, и не просто кто-то, а близкая подруга, которая пытается успокоить одним своим присутствием. Я шумно выдыхаю, будто пытаясь выпустить все страхи вместе с воздухом из легких. Слушаю Алекс, и от её слов на лице тут же появляется улыбка. Кажется, с этой девочкой никогда не пропадешь, будто она знала, как выжить в любой, даже самой экстраординарной ситуации. Я поднимаю на неё насмешливый взгляд, понимая, что её слова и правда успокоили. Наконец, даже в такой темноте, я могла различить черты её лица. А она казалась серьезной, как никогда. Даже, когда говорила про костер в ванной.
-С тобой не пропадешь. – произношу мягким благодарным голосом. А потом ненадолго задумалась. –А разве соль и от зомби спасает? –От этой мысли у меня чуть расширились глаза, что, конечно, не было заметно в такой темноте, и я начала размышлять, как же, всё-таки, спасаться от зомби, если бы они действительно существовали. Мысли становились всё мрачнее и мрачнее, поэтому я постаралась откинуть их. –Думаю, большинство твоих соседей отключение электричества и не заметят – уже глубокая ночь. –Произнесла я с мягкой улыбкой, едва Алекс сказала о том. Что свет отключили, скорее всего, во всем доме. Да, это нам всё не спится!
Диван чуть качнулся, когда Алекс поднялась с него, и я тут же нервным и резким движением подняла голову вверх, от чего та начала кружиться , а всё вокруг будто плавало в пространстве, смешивалось, накрывало друг друга.  Мне понадобилось немного времени для того, чтобы всё снова пришло в норму. Подруга же тем временем отправилась на кухню. Я, далеко не сразу это осознав, какое-то время ещё сидела в опустевшей гостиной и пялилась в одну точку ровно перед собой, пока не вернулось это чувство животрепещущего, барахтающегося внутри страха. Вскочив с дивана, я тут же понеслась за подругой, чуть ли не задавив кошку, которая, играя, лезла прямо под ноги. Извиняюсь перед пушистым чудом, которое, как я думала, давно уже спит, я пыталась разглядеть  кошку в темноте, но попытки были безуспешны, и поэтому я просто пыталась идти как можно медленнее и аккуратнее, что, чисто психологически, было почти невозможно, ибо я шла по темному коридору, всё боясь, что меня вот-вот кто-нибудь схватит за пятки и утащит в своё логово, а я, по закону жанра, буду хвататься за все попадающиеся под руку предметы, и оставлю длинные рваные полосы от ногтей на паркете, как напоминание о себе. Не самый радужный конец.
-Знаешь, я не удивлюсь, если у тебя найдется что-нибудь и на случай зомби-апокалипсиса! – заявляю я, наконец добравшись до кухни. Честное слово, я будто ждала, что Алекс вот-вот пороется в ящиках и вытянет, как фокусник из шляпы зайца, к примеру, пистолет, или нажмет на какую-нибудь кнопку и перед нами откроется дверь в другую комнату –хранилище оружия. –Ну как? Нашла что-нибудь? –На кухне же было чуть светлее из-за света уличных фонарей, который, хоть и совсем немного, но доставал до окон последних этажей и прокрадывался в квартиры, оставшиеся без электричества. Едва я вошла на кухню, в нос тут же ударил сильный запах теста и сыра. Видимо, мы с Алекс подумали об одном и том же, только она быстрее успела озвучить эту мысль. Я помедлила отвечать на предложение о том, чтобы оставить неполадку с электричеством и попробовать, наконец, наш кулинарный шедевр, при мысли о котором рот наполнялся слюной, но, в итоге, выдала: - Боюсь, я так мимо рта промахнусь. –вслед за фразой послышался смешок. –Хотя, с моей привычкой иногда вставать по ночам и идти опустошать холодильник в темноте, может, и нет. -Я облокотилась о стол, размышляя, как нам лучше поступить. В конце концов, одурманенный мозг выдает идею, которая сейчас казалась самой лучшей из всех возможных:-Может, всё-таки, попробуем добраться до щитка? Посмотрим, сможем ли что-нибудь сделать. - Я пожала плечами, будто на сто процентов уверена в том, что мы и в электричестве разбираемся. -Даже, если нет, то пицца как раз к этому времени дойдет и мы, наконец, устроим поздний ужин. Или наш путь будет непролазен и тяжел, нас атакуют и сожрут?

+1

15

У неё что-нибудь найдётся на случай зомби-апокалипсиса? А что нужно на случай реально нападения зомби? Реальный пистолет, который она так и не купила, пусть и обещала себе. А лучше автомат или что-то серьёзнее из списка разрешённого к легальной покупке. Всё ещё мимо. Запас медикаментов – есть. Запас еды – хм, ну небольшой будет. Итог – можно недолго выжить, если запереться внутри квартиры и набрать во всевозможные закрывающиеся емкости воды.
- Знаешь, у меня есть одна соседка-католичка, у неё точно есть святая вода. Не уверена, насколько она помогает с зомби, но на случай чего… Хотя мне всегда казалось, что есть универсальное средство решения проблем с кем бы то ни было – серебряную пулю в лоб и осиновый кол в сердце. Ну, или наоборот, тут уже не принципиально. Человек, вампир, зомби – тебе проткнули черепушку и сердце, какие ещё могут быть проблемы с жизнью? Так вот… Если по дороге нас будут пытаться сожрать – я не думаю, что фишка с серебром и осиной обязательная.
Пришлось вздохнуть и оставить в покое плиту. На расстоянии полушага духовка уже не пыталась приготовить ногу, а только приятно согревала, напоминая о своём существовании. Очаровательный контраст с ледяными ручками, которые и безо всякого света выделялись на фоне почти белоснежных, не считая пятен, шкафчиков.
А за ними – ощетинившиеся злыми мордами иллюстраций к ужасам, пачки какой-то еды, да бутылки, на сей раз даже не алкоголь, а масло, уксус и ещё какие-то непонятные мелочи. Вот что содержится в маленькой убранной в самый угол пузатой бутылочке? От любопытства Алекс даже достала её с полки и тут же ощутила под пальцами неприятное липкое ощущение. Внутри оказался лимонный сок. Возможно, такой же старый, как квартира, потому что Алекс не могла сообразить, почему стала бы покупать такое вместо нормального человеческого лимона. Собственное решение попробовать содержимое на вкус скрутило краткой судорогой о кислоты, а потом просто оставило мерзкое послевкусие. Ну и зачем было?.. Бутылочка вернулась на место, а Алекс потянулась к крану со спасительной от мерзкой липкости водой, которую затем небрежно оставила на своих же брюках.
Свечи могли и не найтись, потому что оказались талантливо спрятаны за чёрным пакетом. Но тот, видимо, благоволил – девушкам ли, судьбе, главное, что решил сам улететь с полки, и Алекс, рефлекторно ринувшаяся его ловить, только потом сообразила, что это и есть предмет её поисков, а пакет и на полу никому бы пока не мешал. Свечей оказалось даже больше, чем нужно – едва начатая упаковка плоских таблеток, две высоченные белые свечи, обломленные из странного претендующего на вычурность подсвечника – до настоящей реликвии ему не хватало похожести на металл, а не на дешёвый пластик. И ещё рыжая ароматическая свечка в стакане, картинка на котором намекала на то, что это Хэллоуин. По мнению создателей свечи, он должен пахнуть тыквами и костром – это запахи можно было разобрать и без огня.
- Жить будем, руку до рта донести тоже сможем, всё прекрасно! – Алекс вывалила богатство на стол. Оранжевое хэллоуинское недоумение, конечно же, воспользовалось моментом и попыталось скатиться вниз, но было остановлено.
К шкафчикам пришлось вернуться – закрыть распахнутый, а залезть в другой, где точно должна была быть зажигалка или хотя бы списки. Оттуда укоризненно смотрела пачка сигарет с неменяющимся сообщением о том, что курение убивает. Как будто она и так не знает и не злится на себя, что это не та же самая пачка, которая в недавней истории была «единственной и едва начатой». Это тоже едва начатая. Новая, купленная по дороге. Даже язык не поворачивается сказать, что она в любой момент может завязать, что это пока не привычка… Может и нет, но действуют они волшебно.
Зажигалка нашлась. Дешевая пластиковая мелочь, захваченная у кассы супермаркета, она несколько раз щёлкнула вхолостую, выбрасывая яркие и почему-то медленно летящие искры, прежде чем сдалась и организовала таки настоящее пламя.
- Чёрт возьми! – Старания были зря, потому что свечи так и лежали на столе, она даже не решила, что им взять. И потому потянулась за маленькими белыми «таблетками» - света от них, может, и немного, зато точно не погаснет, не упадёт вбок и не капнет парафином в какое-нибудь ненужное место. А, и ещё не заставит голову разболеться от дурманящего тяжелого запаха.
[float=left]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/10/1c59711d637e68470f9a080216953947.gif[/float]
Обращение с огнём – не самая сильная сторона, уж точно. Иначе бы не пришло в голову наклонять зажигалку в попытках наклонить её пламя – оно лизнуло палец, но не успело обжечь. Огонёк свечи дернулся от дыхания, потому что Алекс слишком низко наклонилась над свечей, а потом дернулась она сама, понимая, как близко от огня оказались волосы. Огонь продолжал гореть, к счастью, только у фитиля, но по стенам пробежали переменчивые тени предметов, подчиняющиеся танцу единственного источника света.

- Да будет свет! – Со всей торжественностью, которая только возможна.
– Есть смысл взять большую свечу, больше света, удобнее ставить, но сама видишь, в каком она «чудесном» состоянии, талантливо обломилась, боюсь, обратно свечку мы не воткнём, пока не уберём остатки старой. Поможешь? – Алекс протянула Селин подсвечник и заодно маленький ножик из подставки. А сама подожгла ещё одну маленькую «таблетку», на сей раз предусмотрительно наклоняя негорящую свечу. – Я сейчас.
Коридор выглядел как-то совсем мрачно, в нём не было предметов, которые могли бы пугать своими тенями, но узкое пространство и свеча делают своё дело. А главное – темнота и одиночество. Свеча может погаснуть из-за дуновения воздуха, Алекса сама может споткнуться и уронить её вниз, а она даже телефон оставила на кухне! Сердце предательски забилось быстрее, напоминая жуткий страх из детства. А ведь только что, рядом с Селин, он отступал, давая место азарту. Теперь в темноте снова монстры и снова нужно заставлять себя делать шаги вперёд и вперёд.
Но всё-таки до ящика с ключами она добралась, и даже уняла дрогнувшую руку. Дальше дело сложное – найти в клубе малоиспользуемых ключей тот самый, от щитка, которого у неё вообще-то и не должно было быть. А для этого неплохо бы помнить, как ключ вообще должен выглядеть. Победило справедливое предположение, что он может соседствовать с копией почтового ключа.
Назад она честно старалась не бежать. Нет ведь ничего страшного в темноте. В квартире их только двое, никто не могу пробраться незамеченным через шумную дверь. А в темноте не живут монстры. И невидимые твари, передвигающиеся в тенях и поедающие мясо, не существуют. Надо признать эта мантра ни капли не помогает. Скорее наоборот.
На кухне спокойно. Всё тот же умиротворяющий ночной город за окном, уже не горящий таким количеством огней. И кудри Селин, причудливо подчеркнутые светом свечи, почти превратились в чёрно-белые. Как на страницах комикса. Алекс чувствовала свой выдох и расслабляющиеся плечи. Как же жаль, что фобии не объяснить, какая же она дура!
- Ну что, мы готовы к выступлению и отражению атаки? – Она снова улыбалась и слегка ехидничала, помахивая рукой с ключами. – Я раздобыла нам оружие. То есть, для обычных людей это ключ и мы сможем полюбоваться на щиток, но им же тоже можно ударить, верно?

Отредактировано Alexa Wallace (2015-10-09 22:44:49)

+1

16

http://funkyimg.com/i/23ote.png
the neighbourhood  – staying up night

http://funkyimg.com/i/23otd.png

К подобным жизненным ситуациям никогда нельзя быть готовым. Просто в один чудесный день что-то, что было распланировано, как чудесное и веселое событие, неожиданно решит сменить курс и пойдет совершенно не по плану. Именно это и случилось сегодня. Отключение света, поломка машины, отмена рейса… Этот список можно продолжать до бесконечности. Вот только многие в его заглавии напишут что-то типа «самые ужасные события моей жизни», даже не догадываясь, что относиться к ним можно и нужно совсем иначе. В конце концов, ведь пара лишних часов в любом городе могут открыть тебе его новые места, улочки и проспекты с сотнями не похожих друг на друга людей, но создающих что-то одно целое; поломка машины может быть продолжена знакомством с надоедливым общественным транспортом – не всегда приятным, зато полезным. Ну а событие подобное нашему – банальное отключение света – всегда ткнет в больное место. В самые потаенные страхи, сплотит, поможет сдружиться ещё больше и, наверняка, оставит след в памяти забавным воспоминанием. И, может, даже спустя несколько лет мы будем встречаться иногда вот так по вечерам, кутаться в уютную вязь слов, смешивать их с искрами радости и понимания, говоря иногда столь нежным голосом знакомую всем фразу «а помнишь…».
Я надеялась, что таких «а помнишь» в нашей с Алекс дружбе будет много. Она казалась мне именно тем человеком, который поддержит в нужную минуту, с которым можно беззаботно повеселиться или попасть в какую-то неприятную ситуацию, зная, что вместе мы всегда найдем выход, и всё будет хорошо. В этой дружбе не было никаких упреков, косых взглядов и недопонимания. Наоборот, всё развивалось очень легко, просто и именно правильно. Как и должно случатся в отношениях любых друзей. Я только всегда поражалась: а что бы случилось, если бы в тот злополучный день мне вдруг не стало бы плохо, и Алекс не пришла бы на выручку? Мы бы просто прошли мимо, так и не узнав о существовании друг друга? Или судьба всё равно бы свела нас однажды? Судьба… Вот, на пьяную голову я уже и о ней начала размышлять. Но стоит признать, что в последнее время это слово стало иметь слишком большое для меня значение. Ведь именно по воли случая, по воли судьбы в моей жизни появлялись невероятные люди, без которых уже было сложно представить своё существование. Просто они стали частичкой моей жизни. Очень важной и значимой, к которой надо относится бережно и трепетно, которую надо хранить, словно зеницу ока. Совершенно необязательно, чтобы эти люди были всегда рядом, столь ценно вовсе не это. Ценно именно то, что они появляются рядом, когда так необходимы. Они окружают заботой, поддержкой, разговорами, которые, может, и кажутся бессмысленными, но всегда имеют большое значение, потому что в них таятся самые необходимые в этот момент слова. С ними мы вместе несли багаж совместно прожитого опыта – нелепых, забавных, грустных, поучительных событий, которые не будут иметь никакого значения без этих людей. И да, Алекс была одной из этих людей, и я ни за что бы не хотела её терять.
И вот я наблюдаю за действиями подруги, чуть прищурив глаза и наклонив вбок голову. В темноте было сложно разобрать, что именно она делает, поэтому половина ситуации была сформирована лишь моим воображением. Я то и дело хотела ринуться ближе к Алекс с воплем «осторожней», но, в конце концов, решила ей не мешать, побоюсь, что напугаю резким выпадом и сделаю только хуже.
Мгновение – и кухня озарилась приятным светом свечи. Сначала совсем тусклым и становившимся чуть ярче, когда фитиль полностью зажегся. Я едва заметно улыбаюсь одними уголками губ. По кухни заплясали чудные тени, рисуя на стенах странные образы, которые появлялись из наших собственных силуэтов. Это танец завораживал, и смотреть за ним можно было бесконечно, просто наслаждаясь атмосферой, этим тихим спокойным уютом, который могла подарить одна свеча. А ведь, казалось бы, такой пустяк, лишь мелочь для создания уюта.
-Конечно, давай сюда. – Беру из рук Алекс подсвечник и небольшой ножик, пару секунд медлю, пытаясь приноровиться к предметам, что сейчас находились у меня в руках, будто боясь, что в полумраке могу неправильно понять их форму. -А? Ты куда? – голос растерян. И вот я уже кручу головой в поисках Алекс, которая, словно по мановению волшебной палочки, успела испариться или оказаться в другой комнате. Ладно, в конце концов, она сказала, что сейчас придет, а, значит, всё не так страшно и волноваться мне особенно не о чем. Понимаю, что ответа я так и не дождусь, и что Алекс, как самая смелая, пошла искать приключений на пятую точку, а я жду её, как Пенелопа Одиссея.
Шаги Алекс перестали быть слышны, а я, кажется, даже дышать ненадолго перестала, вслушиваясь, будто пытаясь раствориться в этой тишине. И правда ни звука. Я шумно вздыхаю. Скорее, лишь для того, чтобы удостовериться в реальности происходящего, будто неосторожный звук, произведенный мною же, мог вернуть меня в неё. Ещё пара мгновений и я начинаю с неприсущим мне ожесточением пытаться соскрести парафин, оставшийся в подсвечнике от старой свечи. Ей – богу, я, как мартышка с неизвестным ей предметом, крутила и вертела то нож, то сам подсвечник в разные стороны, и даже чуть высунула кончик языка, когда совсем увлеклась своим занятием. Остатки парафина слетались на стол, образуя собой небольшую горку.
Но, видимо, я настолько увлеклась, что в какое-то мгновение совершенно перестала чувствовать и воспринимать внешний мир. Именно поэтому я не слышала шагов Алекс, когда она возвращалась на кухню. И, едва подруга заговорила, я заверещала, случайно выронив подсвечник из рук. Тот с лязгом упал на пол.
-Господи, Алекс! Никогда так больше не делай. – Я нагнулась, пытаясь разглядеть в темноте подсвечник. Слабый свет свечей едва доходил до пола, и разглядеть что-либо было трудно. Когда же я, наконец, увидела знакомый очертания под столом, то тут же села на колени и поползла туда за подсвечником, пару секунд потратив на то, чтобы дотянуться до него. Когда же я, наконец, вылезла и убедилась в том, подсвечник пуст, а главное – цел и невредим, то аккуратно вставила в него свечу, которая дожидалась своего часа, лежа на столе, и зажигаю её. Алекс была права – света, и правда, стало больше. Он завораживал. И пару секунд я стояла, наблюдая за танцем шустрого огонька. Огонь буквально приковывал к себе. И в эту минуту было трудно поверить, что он способен обжигать.
-Да, сэр. Теперь к выполнению миссии готовы. –Я чуть слышно смеюсь. -Итак, мы вооружены. У нас есть свет. Мы почти трезвые. И мы почти ничего не боимся. Неплохо для начала. Пойдем. – Осторожно беру подсвечник, боясь снова уронить его и чуть заметно киваю, будто говоря « к выступлению готовы». Лишь в коридоре меня осенила совершенно глупая мысль, которую я тут же озвучила, -Я одна чувствую себя персонажем исторического фильма?
У двери мы замерли ненадолго, будто думая, стоит ли покидать стены квартиры – единственного места, которое сейчас казалось действительно безопасным. В прихожей тут же нависла тишина огромным чернеющим облаком. Та тишина, от которой тут же заныло в ушах. Абсолютная. Всепоглощающая. Перед которой затихал даже слабый треск свечи. Это пострашнее любого самого страшного звука на свете. Ибо к звуку мы хотя бы можем как-то относиться. А тишина – это ничто, окружающее нас ничем, но, в то же время, от этой пустоты готовы были лопнуть барабанные перепонки.
Дверь открывается бесшумно, лишь слышно предупреждающее лязганье замка. Мы вместе делаем по одному осторожному шагу, когда пересекаем порог и выходим за пределы квартиры. Тут немного прохладно. Холод слабым порывом ветра хочет схватить единственный источник света – фитиль свечи, но я тут же прикрываю его ладонью, чувствуя, как по спине бегут мурашки, а за пятки хватает ночная прохлада.
-Нам туда? – слабо киваю в сторону лестницы и поворачиваюсь к Алекс. Меня начинало трясти от совершенно неосознанного страха непонятно чего. И этот страх чувствовался в моем дрожащем голосе, что я тут же попыталась скрыть, чуть приободряющее сказав: -Ладно. Чего там может быть страшного. -Но слух в темноте напрягся, стал улавливать любые шорохи. И я была готова поклясться, что впереди, именно оттуда, куда мы так настороженно шли, шёл какой-то сбивчивый шорох.

+1

17

Почти трезвые. Ха. Испуг действительно отрезвляет. Резкий испуг может поставить на ноги даже в хлам пьяного человека. Но Алекс всё ещё чувствовала головокружение и лёгкость, которая позволяет совершать любые глупости. Когда ты пьян – можно. А виски на полуголодный желудок не выветривается так быстро. И однако – в таком состоянии она ещё больше готова к приключениям и отражению атак зомби, даже если те и в самом деле окажутся реальными. Врач она или кто, чтобы кого-нибудь убить?.. Звучит как-то неправильно для всей профессии.
- Что, очень хочется пышное платье с кринолином и корсет, в котором невозможно дышать и шевелиться? Я бы предпочла постапокалиптику, там больше шансов выжить! И там тоже может не быть электричества, откуда же ему быть, если нет обслуживающего персонала станций?..
В последний момент она схватила со стола зажигалку. Свечи имеют неприятное свойство тухнуть, и если здесь, на кухне, есть хоть какой-то свет от окон, то маленькие окошки подъезда помогут разве что их найти, и то если под удачным углом посмотреть.
В прихожей тишина. Настоящая, полная, насколько это вообще бывает не в специальных оборудованных комнатах. Дом спит, выключена вся шумная техника, и даже звуки города, и без того не самые заметные в такое время суток – остались на кухне на закрытыми окнами. Слышно не только дыхание кажется, стоит остановиться и прислушаться – будет даже сердцебиение Селин. Наверняка, ускоренное испугом и алкоголем в крови. Проверить эту догадку нет никакой возможности.
Шум производят они сами. Шагами, шорохом одежды, стуком ног. Алекс натянула ботинки у входа, единственную обувь, за которой не приходится наклоняться, чтобы она оказалась на ногах, и ещё раз пробежалась руками по карманам. Телефон с аварийным освещением фонариком – есть. Ключи от квартиры, чтобы не будить соседа посреди ночи – есть. Ключи от щитка – в руках. И оглянулась на Селин, кивая. Всё хорошо, не бойся, я с тобой!
Что же, первая часть квеста пройдена, все возможные предметы собраны. Осталось открыть дверь – щелчок замка, кажется, оглушающе громкий, и выйти. Предварительно ощутив ногой порог, чтобы не запнуться о него. Дверь снова гремит – на сей раз позади них, и Алекс не смогла удержаться от ещё одной проверки. Ключи от квартиры так и не испарились из кармана, хорошая новость.
Неудобство одной свечи в том, что она не может сделать больше пары шагов в любую сторону, не окунувшись в едва различимую темноту. Плохой вариант для того, кто собирается идти в полном лестниц пространстве. Ладно, если лестница будет наверх – об неё можно просто запнуться и упасть. В крайнем случае, что-нибудь слегка разбить. С лестницы вниз можно улететь. Слово Алиса в свою кроличью нору – не знаешь, сколько пролетишь. Взгляд от тёмного пространства отрывался почти физически, словно что-то гипнотически притягивало посмотреть именно в эту темноту, и одновременно сжимало страхом.
Воздух и сам по себе движется, закрывающаяся дверь позади – пламя колыхнулось заметно, рука Селин взлетела его прикрыть – и большая часть света осталась внутри «защиты». Так не пойдёт.
- Если что – зажжём ещё раз, пошли, не хочу торчать тут долго!
Очевидно, очень умные ребята, которых в университете учили, как обращаться с электричеством, считали, что доверять такое дело обычным людям нельзя. Хорошо если просто на разберется, а если сами поубиваются или дом спалят? Очевидно же, что все вокруг идиоты и только и ждут такой возможности. Ключ Алекс – чудом попавшая к ней в руки реликвия, тщательно скрываемая от соседей. Хорошо хоть не днём свет  отключили, пришлось бы объясняться с кем-то. А так – только Селин, которая даже не удивляется. Может, в её доме людей за идиотов не считают?..
Пришлось свернуть. Это её квартира рядом с лестницей и лифтом, но на этаже есть небольшой коридор, некоторые квартиры дальше, а щиток вместе с какими-то ещё объектами не совсем общего пользования и вовсе убран подальше, чтобы случайно не натыкались. Самое главное – дверь квартиры перестала находиться в прямом доступе. Теперь найти её в темноте станет не так уж просто. Конечно, телефон и фонарик, но мысль всё равно напрягает. В квеструмах есть человек который следит, в любой момент может дать подсказку или вообще всё остановить, если ситуация того требует. А у них нет такого человека. Теоретическая возможность существования бога в счёт не идёт.
Но они дошли и даже обошлись без особых приключений. Огромное достижение для двух маленьких и не очень храбрых воительниц с зомби.
- Мы на месте, - Алекс шёпотом обозначила очевидное, глядя на абсурдный замок. Навесной и слишком большой для своего ключа – такие уже давно почти нигде не вешают.  Алекс даже засомневалась – тот ли ключ? Или, может, замок успели поменять?  Металлический звук от удара ключа о шкафчик – Алекс, не рассчитав, приложилась рукой, скрежет открывающегося замка – и дужка послушно отъехала в строну.
- Иди сюда, нужно больше света! И как думаешь – синий или красный провод?
Замок тяжестью упал в карман, тут же утягивая за собой кофту. Ну не на пол же его было бросать?
Синих и красных проводов не оказалось. Впрочем, при таком свете, даже если бы они были, то их цвета остались бы полнейшей тайной. И всё-таки цветов не было. Были чёрные провода, заботливо уложенные каким-то перфекционистом в ровные закреплённые линии, кое-где помеченные маленькими кусочками разноцветной изоленты. Переключатели сбоку – тоже чёрные – были включены далеко не все, но Алекс не могла сообразить, как правильно. Вдруг, так и должно быть? Или они должны быть все включены? В какую сторону вообще включение? Что безопасно тут трогать, не рискуя получить ударом током силой в «убью тебя на месте»?
Она отошла на шаг, теперь уже опасливо касаясь даже металлической дверцы, которую захотела распахнуть пошире. Дверцы таких вещей определённом должна быть сделаны из чего-нибудь, что не проводит электричество. А ещё не должны закрываться, когда кто-то что-то делает внутри! Их пришлось раскрыть к самой стене, чтобы они удерживались на месте. Хоть что-то
- Напомни мне – кто из нас разбирается в том, что находится внутри таких щитков? Потому что я ничерта не понимаю. Никогда не любила физику. Хотя на физике это и не объясняли… Что думаешь? – Алекс уставилась на подругу в ожидании чуда. Вдруг у той есть тайное увлечение включающее электричество, или внезапное озарение посетит голову.
В этот мгновение снова наступила тишина, прерванная звуком. Очень неожиданным звуком. Дёрнулась свеча, тени от неё, да и сама Селин, в чьих руках находилось богатство. Алекс от всеобщего движения не отставала, разве что сама оказалась у стены, вжимаясь в неё спиной. Ну и кому кроме них понадобилось куда-то выходить посреди ночи? Вполне возможно такой же неспящий, которому ну очень понадобилось электричество.
Мозг тут же подкинул картинку с зомби, который пытается открыть дверь, пачкая дверь чем-то очень неприятным, о чём даже думать не хочется. Или человеческий вариант – маньяка. Памятуя прошлое приключение с Селин, этот вариант Алекс отбросила и даже несколько успокоилась – уж если она серьёзно подумает, что это маньяк, окажется, что там парень просто вышел покурить или мусор выбросить. А вот зомби…

+2

18

ERAAS – Briar path
--

Наши шаги было медленными и неуверенными. А я то и дело осматривалась или засматривалась на наши собственные тени, которые принимали самые разные очертания на стенах, танцуя под колдовством нашей свечи, которую я держала двумя руками, боясь снова уронить. Одной рукой я прикрывала огонь, ибо казалось, что его способен задуть малейший порыв ветра, который то и дело хозяйничал здесь. Кажется, кто-то забыл закрыть одно из маленьких окошек на этаже. Наконец, мы приблизились к щитку, чему я обрадовалась, будто это было нашей конечной целью, но не тут-то было, шли ведь сюда совершенно не для того, чтобы тут же убежать назад.
-А? Конечно. –Я подошла ближе, как Алекс и просила. Приблизив свечу чуть ближе к щитку, я пыталась найти наиболее удобное положение, чтобы ни одной из теней – например, открывающейся дверцы или силуэта Алекс или пышной копны моих волос – не мешала нам. В итоге, я приподняла свечу немного вверх, на уровень головы, а сама наклонилась вперёд, вставая на цыпочки и чуть перегибаясь через плечо подруги, чтобы разглядеть хоть что-то в темноте щитка.-  А ты тут что, взрывать всё собралась? – Это должно было звучать, как шутка. Я должна была улыбнуться и выдать короткий смешок. Но, почему-то, голос мой был твёрд и серьезен. От чего и вопрос перестал казаться шуточным. Более того, разглядеть что-либо было почти невозможно, лишь общие очертания, поэтому я поднесла свечу ещё ближе к переключателям.
Алекс отошла на шаг от щитка, и по одному этому действию было понятно, что мысли у нас примерно совпадают. Ну и что с этим делать? Алекс обращается ко мне, а я только стою и хлопаю глазами, смотря то на щиток, то на размытый силуэт подруги. Наверно, с нашей стороны было сущей глупостью, что мы и правда пошли смотреть щиток, так ещё и с попытками разобраться в нем. Но у нас хотя бы было оправдание – достаточное количество выпитого алкоголя. И, хоть страх нас чуть-чуть и отрезвил, было видно, что соображаем мы более, чем туго.
Я всего лишь пианистка. В фортепиано нет проводов. –Будто оправдываясь сказала я, пристально смотря на Алекс с каким-то по-детски печальным выражением лица. Ей-богу, будто конфету у ребёнка отобрали. –Ладно, отойди. – Я обошла Алекс и встала перед щитком, направляя свечу перед собой, пытаясь разглядеть или понять хоть что-то. Дрожавший огонь неугомонно танцевал на фитиле, из-за чего каждый переключатель отбрасывал причудливые тени, от которых двоилось в глазах, и было очень сложно разобрать, что же тут, всё-таки, можно переключить. –Знаешь… - Резкий, неожиданный звук прервал меня на полуслове, я резко дернулась, чуть не уронив свечу, и напряглась, прислушиваясь. Какого черта это было. Казалось, что всё тело прибывало в таком напряжении, что я не могла больше воспринимать ничего: ни образы, ни звуки, не собственные эмоции, будто на моё тело, на моё сознание одели непроницаемую маску из плотного грубого материала, который колол и больно ранил.
Огонь свечи начал дергаться, как сумасшедший, а я просто стояла и смотрела на него, не в силах оторвать глаз, чувствуя, как этот свет отражается и блестит в моих зрачках. Мне становилось страшно, и сконцентрироваться на чем-то, например, на огне, было единственным, что могло мне сейчас помочь окончательно не потонуть в потаенных комнатах собственного пугливого сердца. А огонёк на фитиле всё не унимался, приплясывая, будто посмеиваясь над нами и отбрасывая причудливые и пугающие тени на стены. Видимо, кто-то открыл дверь, выпустив из квартиры сквозняк, который теперь, словно хозяин этого дома гулял по коридору, тормоша то слабый огонек свечи, то наши с Алексой волосы, а позже он упирался в твердость стен и растворялся, словно разбиваясь о них. Послышалось лязганье замка, оно остро резало уши, от чего я невольно поежилась. Создавалось впечатление, что кто-то закрывал дверь. В голове тут же пронеслась мысль: а мы то дверь закрыли? Но я так и не успела подумать об этом – мои мысли заняло нечто совсем другое. К моему ужасу, очередной порыв слабого ветерка потушил свечу – наш единственный источник света. Я издала жалобный стон, боясь издать хоть единый звук погромче. Одной рукой я схватилась за Алекс на мгновение, ради того, чтобы убедиться, что она точно здесь и ничего не случилось. Она рядом. Всё хорошо. Успокаивайся. Успокаивайся. Успокаивайся… Я твердило себе одно и то же слово несколько секунд подряд, словно это действительно могло спасти и помочь успокоиться. Но впереди снова послышался слабый, неуверенный шорох, и все мои попытки пали, разбились, словно кирпичи многовековой крепости, не выдержавшей осаду вражеской армии. Я напряглась. На мгновение превратилась в слух, ловя каждый, даже еле заметный, шорох. К нам кто-то приближался. Медленные, шаркающие шаги то и дело раздавались по подъезду. А мое сердце стучало так громко, что казалось, будто его биение вот-вот заглушит все остальные звуки.
Я, наконец, выпустила руку Алекс из своей и еле различимо шикнула, призывая её к полной тишине, хотя и без того была уверена, что подруга не решится сейчас подать голос. Я знала, что ей страшно, как и мне. Это чувствовалось по тихому сбивчивому дыханию. Мысленно я будто пыталась приободрить нас обеих, говоря, что всё будет хорошо. На самом деле, я в это совершенно не верила, чувствуя, как внутри всё сходит с ума, будто там только что прошел ураган эмоций, сбивавший и рушащий всё на своем пути. Страх наполнял меня собою всё больше и больше. Меня трясло. Дрожащие руки никак не хотели униматься. Я понятия не имела, откуда взялся этот страх, но он пропитал всё моё существо. Совершенно неосознанный. Совершенно дикий, сжирающий живьем, заставляющий биться в панике, в истерики, не дающий дышать или двигаться. Будто меня кинули в ледяную воду, тут же сковавшую моё тело, и я начинала тонуть, захлебываясь. Казалось, ещё одна капля и я закричу. Просто от эмоций разрывающих изнутри. Я зажмурилась ненадолго. А, раскрыв глаза, увидела перед ними тысячи белых пятен – словно маленькие звездочки, словно прекрасное ночное небо в глуши, куда не достает свет огней больших городов. Легче не стало. Страх не ушел. Он и не собирался уходить. Поэтому я стиснула зубы, будто это единственное, что поможет мне не превратиться в беспомощный скулящий и дрожащий от ужаса комочек, который вот-вот погибнет, корчась от боли собственных страхов.
Я не знала, кто приближается к нам, но воображение рисовало самые ужасные картинки. И сейчас это нельзя было даже сравнить с той историей, что случилась с нами не так давно. Сейчас  мы не обознались, назвав случайного парня маньяка, сейчас мы действительно не знали, кто  таится в темноте и медленно приближается к нам. Рефлекторно и совершенно неосознанно, я делала по одному аккуратному шагу назад, призывая  и Алекс к тому же. Я боялась оступиться или споткнуться, ведь шла спиной, а поэтому аккуратно нащупала пол под собой, прежде, чем сделать новый шаг. Тот, кто был перед нами двигался в полный темноте. У него не было свечей, фонарей или хотя бы мобильного, по крайней мере, я пока их не видела. И именно поэтому я никак не могла поверить, что перед нами вот-вот появится человек. Мозг с легкостью выдавал картинки зомби, привидений и всякой другой нечестии, которая в темноте ориентируется идеально, так как это её среда обитания. Погрузившись в свои пугающие размышления, я совершенно не заметила, как приблизилась к стене и как лопатки уперлись в холодную поверхность. Я ойкнула от неожиданности. На мгновение образовалась полнейшая тишина. Та, которой называют гробовой. Та, от которой барабанные перепонки начинают лопаться. Это было то самое затишье перед бурей. Я говорю так, ибо в следующую же секунду раздался неразборчивый крик. Не мой. Не Алекс. А того, кто был перед нами. Но в тот момент я не была уверена в этом, а поэтому, не успев сообразить, что произошло, заорала и сама. И это не было ни визгом, ни криком страха. Это был, скорее, стон, в котором чувствовались все мои эмоции, которые смешивались со сбивчивым от страха дыханием. Это и было той последней каплей, которая будто опрокинула ведро эмоций со стола и теперь они свободно растекались по полу бесформенной лужей. Я не знала, что делать. Не знала, куда деваться. Но просто не хотелось оставаться здесь ни секунды дольше, и поэтому я, совершенно не управляя собой, ринулась, куда глаза глядят, полностью отдав себя темноте. Я помнила примерно, как шла сюда вечером и сейчас попыталась воссоздать свой путь, только в обратном порядке. Не соображая, прибывая в совершенно бессознательном от страха состоянии, я подбежала к лестницы, по которой спустилась на пару этажей вниз. Я не слышала ничего, кроме своего тяжелого дыхания и каблуков собственных ботинок, отбивающих странное цок-цок-цок по каменной лестнице. Но в минуту мозг будто переключился, и я остановилась, замерев на месте и схватившись за перила рукой, будто боялась, что кто-то может попытаться уволочь меня отсюда. Было темно. Настолько темно, что я даже не понимала, как смогла преодолеть несколько этажей ни разу не упав. Я попыталась осмотреться, насколько это было возможно. И тут мысли поразило осознание самого главное. Где Алекс? Я была уверена, что она рядом.

+2

19

Огонь. В средние века на нём сжигали ведьм, да и прочих, подозрительных на нечисть, существ. Он неспокоен, он пытается сорваться с места, забежать за угол, своими плясками осветить все участки, скрытые в тени и за поворотом – то наклоняясь к ним, то убегая обратно.  Откуда взялся ветерок, помогавший в этой завораживающей пляске – непонятно. Звук открытой двери  - если там в глубине квартиры открыто окно, то долгими окольными путями ветер действительно может добраться до них, особенно если город вдруг посетила такая редкая непогода. Вот только куда он может бежать в маленьком закутке, крайней «комнате», куда он должен только заглядывать мимоходом? Алекс поняла глаза, и наткнулась на тёмное пятно у потолка. Подробнее не разобрать в пляшущих пятнах света, но что же делать в таком месте, как не вентиляцию? Минус одна загадка мироздания и сверхъестественное явление, усиливающее страх.
Ветер, наконец, сделал своё дело. Прижал огонёк к самой свече, пару раз дал дёрнуться назад, оставляя надежду, чуть двинувшаяся в тот же момент рука, подыгрывающая тому же движению – всё вокруг погрузилось в тьму. В ту злую, словно поедающую пространство тьму, куда вообще не проникает свет. Даже дома, в квартире, есть очертания предметов, общее ощущение знакомого пространства, в котором ты можешь двинуться. А теперь – ничего. Чёрная муть вокруг. Мгновенно замершие в напряженном ожидании мышцы – все, кроме совсем уж быстро стучащего сердца. Его стук отдавался с ушах пугающей дробью. Алекс заставила себя с силой втянуть воздух и медленно выдохнуть, затем снова и ещё раз. Если продолжать долго, это должно помочь даже с сердечным ритмом. А вот от нескольких раз пугаются только ступор и ужас, подступившие в горлу. Время для них будет позже, а пока – сделать хоть что-нибудь!
Селин, вцепившаяся в руку, - ещё одно напоминание о реальности. О той, где Алекс вовсе не единственный человек в этой темноте. Где есть подруга, за которую она ответственна! Эта странная мысль заставила сдвинуться с места. Это она притащила подругу к себе, привела сюда, у неё есть НАВЫКИ. Навыки чего – она так себе и не объяснила, только уцепилась за эту беспричинную мысль о своё ответственности.
В наступившей тишине шаркающий звук прозвучал громко. Очень. Жутко. Словно у этого существа нет сил поднять ноги. Нет мышц?.. Разве зомби шаркал бы по полу? У зомби не должно быть обуви вообще, а кости с остатками плоти… Чёрт, не время, нет, не надо представлять себе хлюпающий звук, с которым должен идти зомби и думать о том, что же тогда за существо идёт. О том, что зомби – вовсе не обязательно свежий. Вполне может быть забытый в своей квартире старик, который так и остался сидеть с свой обуви и одежде, никому не нужный, который восстал уже вполне приличным скелетом, неведомо какими силами удерживающимся на месте.
Это уж явный перебор фильмов ужасов и алкоголя, но картинка не желала исчезать из головы, намертво засела там осознанием того, что впереди зомби, про которых известны только стереотипы из фильмов ужасов, и ещё неизвестно, какие из них правда, как от него всё-таки защищаться. И только затем здравый мысленный пинок себе под зад с пожеланием быть реалисткой и выключить сверхъестественную ерунду в голове. Это не слишком помогает, когда перед тобой тёмная пустота, а шаркающий звук повторяется вновь и вновь, всё громче. Да одной темноты было бы достаточно для самых ужасных предположений.
Селин – шаг назад, Алекс – шаг вперёд. Если в темноте пугает неизвестность, то неё нужно избавиться и поскорее. Станет уже не страшно. Либо потому, что фантазия снова играет в игры и на самом деле бояться нечего, либо бояться будет уже некому. Потому что мёртвые не боятся. И зомби вроде как тоже нет.
Всё ещё темнота. Даже зомби нужно как-то ориентироваться, чтобы не натыкаться на стены. Чёртов роботозомби, умеющий ориентироваться во тьме? Шаги были уже близко, достаточно, чтобы свет попадал и к ним, но ничего. Всё так же тьма, ни намёка на то, что глаза начнут разбирать хоть что-нибудь. Алекс судорожно оглянулась, уже не уверенная, что вообще смотрит в нужном направлении. Когда был свет, вроде бы, проход был впереди, но теперь в его отсутствие мозг мог и запутаться. Вдруг она смотрит в стену, человек идёт совсем с другой стороны, а света в таком случае быть и не должно – у местных стен нет обычая без причин начинать светиться. А вокруг всё та же темень, одинаковая во всех направлениях, и вот теперь – абсолютно потерянная, даже начальная уверенность, в какой стороне выход, пропала. По ощущениям – она сделала ровно оборот, куда же она смотрит на самом деле?..
Она замерла, вслушиваясь, понять направление можно по звуку, и спустя пару секунд буквально дёрнулась на месте, тут же замирая от проникающего внутрь полного ужаса, расползающегося от горла вниз, словно кто-то решил заморозить её. Крик – впереди, откуда были шаги, и тут же подхваченный сзади Селин, сложился в одно нехорошее предзнаменование. Алекс метнулась назад в поисках подруги, но та сама успела двинуться вперёд. Ничего не видя, Алекс успела только столкнуться с ней, зацепит рукой ладонь, убеждая себя, что с подругой всё в порядке, она жива, её даже никто не трогал, просто если Алекс замирает, то многие люди от испуга пытаются сбежать куда подальше… И тут же пришлось отпустить дальше вперёд. Алекс не видела куда, не понимала, зачем, и не успела поймать руку нормально, чтобы задержать.
Фильмы ужасов учат одной важной вещи – разделяться – плохая идея. Но теперь Алекс уже ощущала, слышала, чувствовала присутствие рядом ещё одного человека… живого существа и не могла заставить себя убежать просто так. Топот Селин раздавался громкими ударами. В этот момент появился свет, огромным слепящим пятном ударяя по привыкшим уже к полной темноте глазам.
В первый момент Алекс подумала, что так и слепнут люди. В следующий – умный и не слушающийся странных мыслей мозга организм сам закрыл глаза, защищая их от убийственного воздействия. Шаг назад Алекс сделала уже по инерции, впереди – неизвестность, позади – только стена, по крайней мере была последний раз, когда Алекс проверяла.
Она ещё пару раз пыталась открыть глаза, ощущая себя кротом, которого вытащили на солнце. Поганое ощущение. Такого контраста света ей никогда ещё не приходилось испытывать, и без этого опыта она вполне могла бы обойтись. Следующая попытка открыть глаза – взгляд зацепился за сморщенную руку, и тут же спрятался назад за закрытыми веками. Это что ещё за чертовщина?
Снова тишина, но уже не полная – вдали слышен грохот, собственное дыхание стоит в ушах, да и это странное существо не беззвучное – дышит, слышно, как шуршит одежда, как стучит обо что-то фонарь – движение света видно даже за закрытыми глазами.
Взять себя в руки удалось далеко не сразу. Упражнение с медленным дыханием просто отличное, когда ты можешь ставить себя его делать, а не выдыхать судорожно, тяжело, через силу, втягивая назад воздух.
- Деточка, ты в порядке? – дребезжащего голоса старика даже не было в списке ожидаемого. Алекс мгновенно распахнула глаза. Напротив тоже были внимательные глаза, светло-голубые, окруженные морщинистой кожей, но несомненно живые.
- Вы с вашей подружкой меня напугали, куда она делась? – он оглянулся, словно ожидая увидеть Селин выглядывающей из-за угла. На этом моменте Алекс нервно хихикнула, а затем и вовсе рассмеялась, глядя на человека напротив. В нём ещё видна былая сила молодости, но старость берёт своё – он и при наличии желания вряд ли сможет сильно навредить хоть кому-то. Кажется, влипать в истории с обвинением ни в чём не повинных людей во всяческих глупостях становится из с Селин дурной привычкой.
- Мы тут… Электричества нет, - всё ещё немного хихикая, она указала на раскрытый щиток. Дед явно знал, зачем эти провода расположены именно там, где они это делают, и бодро начал что-то делать внутри. А Алекс прислонилась к стене, наблюдая. И только потом пронзила мысль – где, чёрт возьми, Селин?!

+1

20

За страхом пришло беспокойство. Они, словно старые друзья, ходили друг с другом за руку, дополняя и приукрашивая один другого. Я не знала, где Алекс. И сейчас, находясь на лестнице, застряв где-то между этажами, я даже боялась пошевелиться, будто наверняка знала, что вот-вот оступлюсь и полечу головой вперёд через пролёт – другой. Не знаю, что делать я, то и дело хватаясь за перила, медленно сползла на ступеньки и села. Пошарив рукой по холодному камню, поставила рядом с собой свечу, которая оказалось столь бесполезной, едва её танцующего язычка пламени коснулось слабое дуновение ветра. Уперев локти в колени, я опустила голову в распахнутые ладони и чуть запустила пальцы в волосы, которые опускались на плечи и спину забавными озорными кудряшками. Делаю глубокий  вдох, чуть задерживаю дыхание и закрываю ненадолго глаза, чтобы ощутить всю полноту своего тела, что всё идет правильно, что всё хорошо. Шумно выдыхаю. И этот звук неприятным, пугающим скрипом разносится по всему подъезду, спускаясь по лестнице до первых этажей и затихая там, превращаясь в ноль – в тишину.
Наконец, открываю глаза. Снова поздно понимаю, что сделала ошибку, когда на мгновение решила погрузиться в полную темень. Теперь глазам было нужно ещё больше времени, чтобы привыкнуть к окружающему меня мраку. Это был тот самый момент, когда высовываешь вперед руку, пытаясь что-то разглядеть, но и той не увидишь. Не решаюсь вставать, понимая, что сразу же споткнусь и полечу вниз. А поэтому остаюсь здесь, всё так же сижу на холодной каменной ступеньке, зачем-то снова схватившись одной рукой за перила., словно хотела быть уверенной, что рядом есть хоть какая-то реальная опора, преграда, отделяющая меня от пустоты.
Вещи начали восприниматься как-то совершенно иначе. Я не чувствовала времени. Но в темноте почему-то казалось, что прошли уже часы с той самой минуты, как мы покинули квартиру Алекс, конечно, я знала, что это лишь обман, и прошло, от силы, минут 15. Но сейчас меня обманывало не только ощущение времени. Пространство я тоже воспринимала с трудом. Если быть точнее, мне казалось, что вокруг меня ничего нет и никогда не было, даже мысленные образы этих самых стен никак не могли их воссоздать в моем восприятии этого подъезда. Я их не ощущала. Вместо них была лишь пустота, которая в одно мгновение поглотила меня, затмив собою всё вокруг, сожрала, проглотив заживо. Пустота и ничего больше.
Становилось зябко. Либо я только сейчас почувствовала, как холод волнами мурашек бегает по всему телу. Обхватываю себя руками и чуть провожу по ним, разогревая кожу. Не помогает, но я упорно продолжаю это делать, сжавшись всем телом в какую-то совершенно неестественную позу. Становится страшно смотреть по сторонам, а, тем более, оглядываться, будто я ждала, что у меня за спиной кто-то стоит. Возможно, один из тех зомби, о которых мы смотрели фильм. Но тут уже дело не впечатлительности или одурманенном алкоголем мозге, а самых настоящих страхах, идущих ещё из детства. Ведь я всегда боялась темноты. И сегодня этот страх, как никогда, дал себе волю, разгулялся, затрагивая все струны моего замерзшего тела. Он играл с руками, от чего пальцы едва заметно тряслись, с мыслями, от чего те путались и рисовали самые ужасающие и пугающие картины. В моих же мыслях меня уже миллион раз убили, сожрали или скинули с лестницы. Причем, к совершенно глупым и выдуманным страхам прибавлялись страхи, имеющие реальную почву. Я уже не столько думала о зомби, сколько о живых людях, которые порой бывают хуже любых монстров. Я поежилась от этих мыслей. Надо было возвращаться. Сидеть здесь больше нельзя – я замерзну. И, более того, я до сих пор не знаю, где Алекс. Конечно, логичнее всего предположить, что она осталась наверху. Но, тогда, где тот человек, который приближался к нам так долго, и кто он. Тут же сверху, буквально несколькими этажами выше, послышались чьи-то голоса. У меня не было никаких сомнений, что этот звук идет с этажа, на котором находится квартира Алекс. Я не могла разобрать ни слова, но голос был мужским, он казался приятным, даже добрым. По крайней мере, мне хотелось в это верить. Наконец, сверху раздался и голос самой подруги. Я снова облегченно выдохнула, чувствуя, как едва заметно дрогнули уголки губ в мягкой улыбке. Все в порядке. Она, и правда, там. Надо было подниматься. А я все медлила. Всё-таки, темноты сковывала меня,  и я терялась, боясь сделать хоть одно лишнее движение. Наконец, медленно встаю, понимая, что и правда замерзла. Движения какие-то топорные и слишком резкие, холод не давал нормально двигаться, и пришлось разминать руки.
Но неожиданно всё вокруг озарила огромная белая вспышка. Я тут же прищурилась, закрывая глаза руками. От неожиданности я потеряла равновесие и чуть не повалилась вперёд, вниз по лестнице. Пришлось схватиться за перила обеими руками, чтобы не упасть. С трудом раскрываю глаза, всё ещё прикрывая их рукой и пытаясь понять, что произошло. Стены, ступеньки, перила и даже свеча, что стояла у моих ног, наконец, начали принимать правильные и привычные очертания, медленно вырисовываясь на фоне былого. Я далеко не сразу поняла, что в подъезде включился свет, а поэтому пару минут просто стояла, опустив взгляд в ступеньки. В голову почему-то начали приходить совершенно дурацкие мысли о том, что я всё-таки упала с лестницы и уже не помню этого, а этот свет лил из того самого конца туннеля, который обещает нам всем успокоение и освобождение. Я ещё удивилась, почему же у меня не пролетела вся жизнь перед глазами. Или, действительно, в ней не было совершенно ничего примечательного…
Но, наконец, до меня медленно начала доходить мысль о том, что это просто включили свет. Неужели Алекс разобралась во всей этой куче путаных проводов и совершенно непонятных переключателей, количество которых было сравнимо с панелью на борту космического корабля. Но позже я вспомнила о том мужчине, чей голос я слышала, скорее всего, именно он и разобрался во всем. Либо просто, наконец, включили электричество. А вот это уже больше было похоже на правду, ведь считок, в котором мы ковырялись мог бы нам помочь лишь с электричеством в самой квартире.
Глаза, наконец, привыкли к свету, который, после темноты казался слишком ярким и воспринимался болезненно, приходилось постоянно щуриться и напрягать зрение. Неуверенными шагами, всё ещё боясь упасть, я поплелась наверх, не зная, как признаться в своих страхах, которые одолели меня настолько, что я убежала, бросив все за спиной. Наконец, через пару пролетов, я замечаю очертания Алекс и чуть смущенно улыбаюсь ей, когда она обращает на меня внимание. А когда окончательно поднимаюсь на этаж, наконец, произношу:
-Я пойму, если захочешь убить меня за мое поведение. – На губах играет легкая, чуть уставшая улыбка. Я и правда устала. В эмоциональном плане. Все страхи спутались во мне в один огромный ком, который я, наконец-то, могла отпустить и понять, сколько жизненных сил они из меня вытянули. Я замечаю милого старичка, стоявшего у считка. Наверно, именно его голос я и слышала. Осторожно обращаюсь к нему мягким голосом: - Простите, я не хотела напугать вас. –Снова смотрю на подругу, будто говоря «да, вот такая я». Нова хватаю её за руку и с нежной улыбкой говорю: -Пойдем обратно в наше логово зомби. Нас там ждет вкусная пицца! –Глаза загорелись, едва я вспомнила о нашем кулинарном рецепте. –Спасибо за свет. – Наконец, окончательно понимаю, что не этот забавный дедушка позволил нам распрощаться с тьмой, но все равно благодарю его. – Спокойной ночи. – И утаскиваю подругу обратно к её квартире, по дороге приговаривая, - Вот знаешь, я совсем не удивлюсь, если сейчас окажется, что мы потеряли ключи или там и правда понабежали зомби из телевизора… -Пока мы шли я всё ещё придумывала всякие нелепые сценарии продолжения событий, конечно же зная, что всё будет хорошо.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » we can shine till beddy-bye