Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » В непонятной ситуации просто заварите чай


В непонятной ситуации просто заварите чай

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

http://3.bp.blogspot.com/-LgJKuNU3eHs/UqkwsWaCxOI/AAAAAAAAGhg/r1gfOt-pp64/s1600/348921164.gif
В главных ролях: Balthazar di Stefano & Romana Wilson
Где это случилось: Сакраменто, конец ноября 2015 г.
О чем история: Романа не забыла свое обещание пригласить нового знакомого на чай, а Бальтазар конечно же не откажется пропустить приглашение от красивой девушки. Благо у этих двоих теперь есть одно общее воспоминание, которое совсем не радует... Но может быть новое приключение поможет им забыть страшные минуты?

+2

2

Она была твердо уверенна, что совершает глупость, потому что ничем другим это быть не могло. Они познакомились при землетрясении. Это, конечно, было крайне страшно и необычно, но в то же время напоминало этакий стокгольмский синдром, по крайней мере с ее стороны. По другому и назвать происходящее было нельзя. И где она только она таких слов нахваталась? Ах да, писала серию с маньяком-насильником. Вот кто мог подумать, что именно из под ее пера - нет ее клавиатуры все же выходят такие жуткие вещи? Точно не ее родители. Они пару раз честно пытались смотреть то, что снималось по ее сценариям, но потом просто наотрез отказались, объясняя это тем, что у них может стать плохо с сердцем. Она их не винила, все-таки сложно быть поздним ребенком, про Джо вообще не стоило зарекаться, а ей уже без года было тридцать. Так о чем это она? Стокгольмский синдром. Нет, горе твое от ума, о звонке. Надо было позвонить, но она уже минут пять пялилась то на загорающийся то гаснущий экран мобильного не решаясь нажать кнопку вызова.
- Эх, гори оно все синим пламенем, - решила она про себя, нажимая на последнюю преграду отделяющую ее от звонка и мысленно считая гудки. До шести. Не больше. Пять, шесть, семь... Почему нужно вести себя как идиотка? Зеленеть, бледнеть как девочка-подросток.
- Иди сюда чучело пушистое!- Романа попыталась дотянуться до кота, чтобы тот перестал ковырять своей когтистой лапой бахрому на торшере, но как на зло в это момент подняли трубку. Более неудобной фразы для начала разговора трудно было представить. Ну что с ней такое творится?
-Простите, это я коту, - поспешила она исправиться, но в голове уже надумала для себя расплату за эту фразу, она покосилась на свои свежевыкрашенные зеленые ногти, которые по идее от такого кульбита должны были смазаться, но ей повезло и ничего перекрашивать не надо было, - Добрый день. Не знаю, занесли вы мой номер в телефонную книгу. Это Романа. Та блондинка, что протаранила вас за пару минут до армагеддона под названием землетрясение.
Она страдальчески закатила глаза, пытаясь не прыснуть в трубку, потому что котяра навернулся с подлокотника дивана и теперь растянулся на полу, всем своим видом выражая, что он бедный и несчастный зверек, которого надо срочно в лекарственных целях покормить вкусняшкой. Вот мужик, всегда остается мужиком. Даже если он белый перс, а не человек. Чуть что - милая, я умираю, я порезался и теперь истеку кровью. Кот поднялся на лапы и снова со своей толсто-пушистой грацией вспрыгнул на свой пост с твердым желанием к концу дня растерзать лампу. Странно это было, потому что раньше этот комок шерсти не проявлял такой прыти, по крайней мере она не замечала за ним такого.
-Помнится мне, я обещала чай, если у вас нет планов...- нет планов, надо же было так сказать, будто она на свидание приглашает, а не разбор полетов, - то я бы хотела встретится, заодно разберемся со страховкой, ей все равно рано или поздно придется заняться. Не люблю тянуть кота за хвост, если делаешь это - они кусаются, проверенно.
Романа, наконец, сообразила как избавить себя от перспективы лишиться торшера к возвращению и не долго думая подхватила Макса под пузо, чтобы затолкать его в переноску. Лучше уж так, чем потом разбираться с последствиями.

Отредактировано Romana Wilson (2015-09-07 23:01:00)

+3

3

Этот ноябрь был, наверное, самым страшным в жизни одного итальянца, которому удалось выжить в том землетрясении каким-то чудом, как и многим людям на магистрали. Кто-то живет себе преспокойно и горя не знает, а кто-то, как Бальтазар, умудряется нажить себе неприятности. Вроде бы он не стремился к приключениям, но вот однообразной и скучной его жизнь назвать точно нельзя было. То однажды, когда он поехал отмечать свой день рождения в Шотландию, ему довелось побывать на экскурсии в одном из замков, где по слухам водились привидения. И ему практически на собственной шкуре пришлось испытать то, что не пожелаешь никому другому. Ну, во-первых, стоит упомянуть о том, что он познакомился с красивой девушкой, и они вместе решили устроить себе индивидуальную экскурсию и, судя по всему, неосторожно пробудили нечто сверхъестественное. С самими призраками нос к ному сталкиваться не приходилось, но вот их присутствие ощущалось очень явственно. После чего Бальтазар частенько вспоминал ярко-желтое пламя свечей, что были зажжены почти по всему замку после того, как "волшебным образом" глюкнуло электричество, и того и гляди сотрудники-экскурсоводы начнут свои страшные ритуалы с теми, кому не повезло очутиться в том замке после полуночи. А также вспоминался ему герб бывших хозяев того замка - львиная голова со строгим и внимательным взглядом. А вдруг зверь оживет и сойдет с нарисованной картинки? Тогда можно было ожидать чего угодно...
А сейчас у него случилось другое чрезвычайно увлекательное приключение, называемое землетрясением. В тот момент забылась даже такая неприятность, как пробка и протараненный неосторожной девушкой-водителем бампер. И все бы было ничего, выбрались бы из пробки, да вызвали страховую только вот мост начало трясти так, что, казалось, вот-вот под ногами разверзнется твердь земная, и все люди попадают в адскую бездну, где их давно уже поджидают черти с вилами. Конечно Бальтазар был уверен в том, что после такой жизни, которую он проживал, в рай он точно не попадет, но в ад как-то не очень и хотелось. Но все-таки с той девушкой, которая стала виновницей мини-дтп и которую звали Романа, они решили действовать сообща и правильно сделали, потому что в такой ситуации хотя бы знать, что рядом с тобой кто-то, кто сможет хоть чем-то помочь - бесценно. После той трагедии, что унесла большое количество жизней, эти двое успели не только немного подружиться, но и обменялись номерами на случай повторной встречи. Бальтазар узнал о том, что Романа является сценаристом и выразил интерес к ее произведениям, а Романа, наверное, была немного удивлена знакомству с медийной мордашкой известного банкира. Но так или иначе даже при таких серьезных жизненных обстоятельствах завязываются подобные знакомства.
- Иди сюда, чучело пушистое! - такой фразой было ознаменовано начало разговора. Бальтазар несколько удивленно уставился на экран мобильного телефона, будто бы сей гаджет мог ему поведать причину такого приветствия. А вообще он прочитал инициалы звонящей девушки, потому что цапнул телефон автоматически и не посмотрел, кто звонит. Итальянец улыбнулся, гадая, кому же предназначались эти слова. - Я помню, Романа, здравствуйте. Очень рад вас слышать. Скажите куда и во сколько я должен подъехать, я с удовольствием готов встретиться с вами.
Сценарист заикнулась про страховку, но Бальтазар предпочел пропустить эту фразу мимо ушей. Романа потом узнает о том, что его машина в той катастрофе пострадала слишком сильно, что не подлежала восстановлению, и страховка по максимум уже выплачена. Однако ди Стефано словно встрепенулся ото сна, будучи морально готовым к внезапной встрече.

+2

4

Расправившись к котом, и наверняка так громко погрохотав железной дверцей, что поди ее манипуляции было слышно по другую сторону телефонного провода, Романа облегченно поднялась с колен, стараясь не прислушиваться к истошному даже не мяуканию, этакому мявканью, доносившемуся теперь из переноски. Макс был зол, как был бы зол любой ребенок, запертый за маленькую и безобидную шалость под домашний арест в своей комнате. В этом конкретном случае- в своей клетке. Ничего, подумает над своим поведением, может умнее станет.
Однако, коты от людей отличаются. Коты приходят домой, зная, что их ждет миска с кормом, и забота, а люди от такого имеют свойство бежать. Путешествуют с фургончиками хиппи или просто сбегают из дома. Прекрасная перспектива. Чем старше становится человечество, тем по идее оно становится умнее, оно запустило себя в космос, но на самом деле не стало умнее набитого соломой страшилы из сказки про страну Оз. Горе ему от чрезмерного ума. У человека не осталось естественных врагов и от этого он ищет себе неприятности.
- Наверно стоит выбрать такое место, чтобы по этому развороченному городу была возможность добраться, я знаю одно место, куда не ходят толпами, - она переложила телефон к другому уху и прижала его плечом, придирчиво рассматривая свой вид в зеркале. Между прочим ей ой как повезло, что она отделалась только легким испугом, ссадинами и парой швов в области локтя. Несмотря на то, что об этой перевязке на руке Бальтазар прекрасно знал, ей как-то не хотелось светить перед всем остальными своими увечьями, потому что на той магистрали погибло слишком много людей. Лучше пусть считают, что ей повезло оказаться в тот злополучный день на севере, чем смотрят с зеленой завистью, понимая, что девушка перед ними одна из тех счастливчиков, что сумели выбраться. Так что ей нужен был длинный рукав. Добрая половина гардероба сразу отметалась. Романа придирчиво вытащила одно из платьев из шкафа, но оно тут же отправилось обратно. Слишком длинный подол. Запутается. Пока в голове творился полный бедлам, она умудрилась продиктовать адрес.
- До землетрясения там была белая вывеска и зеленые скатерти. Мимо не пройдете, - непонятно зачем Романа расплылась в одной из своих фирменных улыбок, которые каким-то магическим образом умудрялись срабатывать  даже на самых жестокосердных людях. Хотя какой от нее сейчас был прок? Ее видело только зеркало, каким-то образом умудрившееся не свалиться со стены в спальне и не разбиться с учетом того, что в том день пропала добрая часть ее сервиза. Над эти элементом дизайна вечно подсмеивались и ее друзья, и парни, и даже она сама, мимолетом упоминая нарциссизм. Его Романа сама не видела, но то, что в нем под определенным углом отражалась кровать наводило на мысли.
Она попрощалась и небрежно бросила телефон на тумбу. Надо было разобраться одеждой и выдвигаться. Город после землетрясения напоминал поле боя, не такого как могло бы быть, будь на пару баллов сильнее, но все же, а это означало, что добираться куда-то стало сложнее, особенно теперь, когда делать весь мир был выворочен наизанку. Романа догадывалась, что и мужчине эта поездка не дастся легко.

Отредактировано Romana Wilson (2016-08-24 22:20:42)

+2

5

Мужчина развалился на кресле, разговаривая с Романой и поначалу не обратил внимания на стук в дверь. Наверное, на столько был рад ее звонку, что совершенно не внимал посторонним звукам. Но потом стук чуть усилился, ди Стефано извинился и почти что рыкнул, аки лев:
- Входите! Ну кто там такой вежливый?
А вежливым оказался паренек-практикант, который принес вице-президенту папку с документами на подпись и совсем не ожидал, что по ту сторону дверей услышит недовольное рычание. Да и сам итальянец не собирался реагировать таким вот образом, просто так получилось. Он извинился перед молодым человеком, который буквально замер в дверях и, слегка запинаясь, попросил разрешения показать Бальтазару документы, которые были очень уж срочные и требовали визы банкира.
- Романа, извините меня пожалуйста, подождите на линии. Тут документы принесли, - он нажал пару клавиш, поставив звонок на удержание, а музыкой служила какая-то песенка с незатейливым названием "hear me roar". Он не хотел, чтобы Романа ждала у моря погоды, но ознакомление с документами всегда требовало времени, а итальянец по своему обыкновению никогда не подписывал никаких бумаг, пока не прочитает их. Потому что так можно, не глядя, и собственное завещание подмахнуть или душу дьяволу продать. Он указал практиканту на кресло перед собственным столом, чтобы он так уж боязливо не мялся поблизости. Но прежде чем он прочитал несколько строчек, то оторвал взгляд от бумаги и посмотрел на парня, обратив внимание на его бейджик с именем и фамилией.
- Себастьян, скажите мне пожалуйста, а почему вы носите документы? Нет, не подумайте чего, просто бумаги такой важности обычно мне приносила миссис Штерн, - да-да, это была именно та самая мадам, с которой Бальтазар находился в диких контрах и которая, к своему несчастью, сейчас находилась в непосредственном его подчинении. Она руководила Департаментом по работе с состоятельными клиентами, который курировал Бальтазар и, судя по всему, решила заездить практиканта и отбить у него охоту работать в финансовой сфере. А кто знает, может этот парень обладает настолько светлой головой и гениальными идеями, которые в дальнейшем можно будет весьма неплохо использовать в развитии бизнеса. Но таки мысли были только у Бальтазара, который старался видеть в людях скрытый, возможно, потенциал, а миссис Штерн - бесплатную рабочую силу, читайте, рабов.
- Сэр, просто миссис Штерн отправила меня к вам и сказала, чтобы вы как можно скорее подписали эти документы, - Бальтазар нахмурился, услышав эти слова, а парень несколько нервно поерзал на стуле и потеребил угол светло-золотистой папки, на которой красовалось тиснение с наименованием Департамента.
- Как можно скорее, значит. Ну-ну. Себастьян, мой вам совет на будущее. Иногда нужно уметь говорить "нет". Вас знакомили со структурой Департамента и его функционалом? - практикант кивнул. - Так вот, это волшебное слово нужно уметь доносить даже до руководства. Поверьте, в будущем это очень сильно пригодится. Вот, пожалуйста. И пусть миссис Штерн зайдет ко мне сама и тоже как можно скорее, - к счастью, в документах не было ошибок, вице-президент поставил визу и вручил документы парню, который поблагодарил его и покинул кабинет. Бальтазар же быстренько снял звонок с удержания, снова извинился перед Романой и быстренько записал адрес заведения, где они должны были встретиться. Вторая половина дня обещала быть гораздо более спокойной и интересной, нежели первая.

+2

6

Романа была крайне удивлена тем фактом, что вопреки ее ожиданиям дорога до места назначения заняла минут на пятнадцать больше, чем привычное, что было гораздо меньше, чем она думала. В итоге каким-то странным образом она прибыла аж на полчаса раньше. Но это было лучше, чем если бы она опоздала.
Здесь все осталось таким же, все было по прежнему, хотя о чем она говорила? О каком по прежнему она могла говорить, если она бывала здесь настолько часто, что знала, что на угловом столике есть царапила, залитая неудачно лаком, или что здесь подают поганый кофе. Очень поганый, но местный хозяин был родом из Японии, а значит здесь знали толк в том, как заваривать чай. Настоящей церемонией тут, понятное дело и не пахло, но само то, с какой вежливостью пожилой мужчина - ну как пожилой, он явно был моложе ее отца лет на десять, а ее отец себя старым совсем не считал, - разливал зеленовато-травянистую жидкость в прозрачные семидесятицентовые кружки с распродажи в Икее, почему-то заставляло чувствовать себя защищенной. Здесь никогда никто никогда не спешил, не бежал, отсюда можно было наблюдать за миром словно с высоты. Наблюдать как птица смотрит за кукурузным полем, на котором стоит пугало, все надеясь, что "человек" уйдет, но в ее конкретном случае факт был другой она все надеялась, что когда-нибудь она увидит как мир замрет. Но этого не происхоидило.
- Добрый день,- поприветствовал ее мужчина, людей внутри было не много, так что Романа ответила, осмотрев все цепким взглядом, примостилась на привычном месте в углу. Она достала блокнот с твердой целью прикончить начатую сцену до того как придет Бальтазар. Крепкий чай с жасмином должен был простимулировать мозговую деятельность, может других такие вещи успокаивали, но ее это ой как бодрило, заставляло двигаться и думать.
Часы на стене мерно тикали, ненавязчиво щелкая маятником, в клетке - вот кто придумал притащить в кофейню живность - она бы его расцеловала, но ее бы не поняли, как обычно, пели кенары, пытаясь повторить незатейливый мотив. Получалось не очень, но узнать мелодию было можно.
- Вы сегодня рано, - вежливо обратился к ней хозяин, ставя керамический чайник и обе чашки на свежевыглаженную скатерть, - женщина должна приходить вовремя или позже, если это свидание, тут не действует обычный этикет,
В голосе сквозила забота, а слоги немного растягивались, приобретая характерные черты японского акцента. Казалось, что мужчина хотел поделиться с ней мудростью, но он его ума ей не становилось лучше. Можно быть крайне умной, но знать горе. Накликать себе беду своими знаниями. Горе от ума - что-то вроде этого было у кого-то из русских. У кого как обычно она не помнила.
- Нет, это не свидание, мистер Кондо, - уклончиво ответила она, стараясь не оскорбить человека, но и не распространяться, но ее поняли и оставили в покое, давая возможность разобраться в себе и заняться самоанализом под вальс чаинок в чашке. Вверх, вниз, про вычурной спирали, то влево, то в право. Наконец, на улице появился знакомый силуэт, тот, кого она ждала приближался.

+2

7

Бальтазару было до безумия интересно, куда же Романа пригласит его на чай. По-хорошему, на свидания должны приглашать мужчины, но поскольку у них было далеко не свидание, а просто дружеская встреча, значит можно было особо не напрягаться. но вот ехать на встречу в деловом костюме ему не особо хотелось, поэтому итальянец решил переодеться перед тем, как выходить из банка. Но ему еще предстоял не очень приятный разговор с руководителем Департамента по работе с состоятельными клиентами, а это значит, что выехать из банка он сможет не ранее, чем через час. Опаздывать банкиру не хотелось, он терпеть не мог опаздывать сам и не терпел опозданий от других людей. Он очень надеялся на то, что эта грымза, как прозвала женщину его секретарь Эва, его не выведет из себя, потому что ехать на встречу злым, как демон, ди Стефано как-то не улыбалось. Но пришлось взять свою волю и выдержку в кулак и ждать, когда же тетка почтит его своим присутствием. Прошло около пятнадцати минут, и Бальтазар нервно поглядывал на свои часы с черно-золотым циферблатом, как наконец-то в дверь постучали, и в кабинет зашла миссис Штерн. Вице-президент глянул на нее: какое-то непонятное платье - черное, с пришпиленной брошкой-цветком и с довольно-таки глубоким вырезом. Мужчина вздохнул.
Присаживайтесь, миссис Штерн. Скажите пожалуйста, у вас сегодня какое-то событие, что вы так вырядились? Имеете ли вы представление об офисном стиле?
- Господин вице-президент, - видно было, что слова эти давались женщине очень нелегко, поскольку она аж покраснела со злости, - вы меня позвали для того, чтобы обсудить мой внешний вид?
- Не хамите мне, миссис Штерн и попрошу не перебивать, я еще не договорил. Внешний вид тоже очень важен, поскольку здесь серьезная финансовая структура, а ваше платье подходит скорее для вечера. Чтобы больше я вас в нем на работе не видел, - он нахмурил брови, совершенно не собираясь молчать в ответ на выпад.- Я что-то не понимаю, почему у нас практиканты папки с документами разносят и приносят мне? Что побудило вас отправить Себастьяна ко мне?
- Он все равно ничего не делает. Практиканты пошли жутко бестолковые и ничего не хотят делать. Кто их сюда направляет, ума не приложу. Никакого опыта в...
- Миссис Штерн, с опытом не рождаются, его приобретают в процессе трудовой деятельности, да будет вам известно, - перебил ее Бальтазар. - Все-то вам не так. Мне этот парень показался достаточно услужливым, только вот ему не повезло попасть в ваш отдел. Я прошу вас выделить ему наставника, который ознакомит его со всем необходимым для прохождения практики. Потом этот человек приготовит мне отчет по его практики, который я подпишу. И впредь, миссис Штерн - потрудитесь выполнять свои прямые обязанности и приносить документы мне на подпись самостоятельно, поскольку я не могу спросить у практиканта, откуда это, для чего нужно и все ли там правильно. Вам все понятно? Можете быть свободны.
Женщина судорожно кивнула, выражение ее лица было злобным, она не привыкла к тому, чтобы ее отчитывали. И после того, как она вышла из кабинета, точнее, унеслась с крейсерской скоростью.
- Больно смелая и борзая, - фыркнул вице-президент, закрыл дверь и принялся переодеваться быстро в свою повседневную, но тоже довольно строгую одежду. Собирался он еще минут пятнадцать, потом повесил костюм в шкаф, запер его, после попрощался с Эвой и направился наконец-то на встречу. Он то и дело поглядывал на часы, но время вроде бы не поджимало, и уже минут через двадцать как раз вовремя он прибыл к назначенному месту. Оставил машину на стоянке, и пошел по направлению к ресторану или кафе, и увидел впереди знакомую блондинистую фигурку, помахал ей рукой.

+2

8

- Привет, - стоило Бальтазару пересечь порог кофейни, Романа дернулась со своего места, пытаясь встать, но разве  поспешность была уместной: колени со звоном врезались в столешницу, едва не опрокинув на идеально выглаженную изумрудно-зеленую скатерть весь чайник. Эта нелепая неуклюжесть бы прекрасно смотрелась в каком-то комедийном сериале, боже, она продолжала смотреть и видеть мир словно через призму телевизионного экрана даже тогда, когда по идее должна была вести себя как человек. Профессиональная деформация, чтоб ее. Но не в реальной жизни, когда это грозило обернутся кучей проблем, что для нее, что для хозяина кофейни.
Мистер Кондо со своего места бросил на нее один из тех странных исключительных взглядов, что позволительны только тем пожилым людям, что счастливы в семейной жизни. Этот взгляд всегда уникален, как отличается оперение у птиц, но в то же время в каждом из них есть всегда что-то неуловимо похожее, что можно истолковать только одним единственным способом, звучащим а голове обязательно почему-то голосом мамы: "Горе тебе от ума, милочка, вот о чем ты думаешь, когда врешь сама себе?". Так в чем она себе лгала в этот раз? Романа еще раз бросила взгляд на волны, рябившие на поверхности наполовину пустой чашки.
Ни в чем. Ни в чем она себе не лгала. Чтобы не считали все случайные наблюдатели - это не было свиданием. Это не могло быть свиданием по многим причинам, так что все это мельтешение нужно было в спешном порядке пресечь, решить для себя нужные вопросы и вернуться обратно в общество середины - верхней половины среднего класса и стараться больше никогда ни при каких обстоятельствах так не влипать - не врезаться в дорогущие машины и точно проверять прогноз погоды утром, а еще читать всю ленту новостей, а не только заголовки, потому что наверняка в ней было что-то про высокую вероятность сейсмической активности. В  этот раз ей баснословно повезло - она выжила, но в следующий раз могло этого и не произойти. И что тогда? Нет, думать в пессимистичном ключе она еще успеет.
Но поднявшись с места Романа внезапно замялась. Что ей следовало сейчас сделать: Бальтазар не был подружкой, которую можно встретить поцелуем в щеку, не был Максом или кем-то из старых друзей-мужчин, что раз за разом стискивали ее до хруста ребер в своих объятьях, заставляя жалко отбиваться легким похлопыванием ладони на спине, будто она мышь в когтистых лапах какой-то хищной птицы, он не был кем-то, с кем приходилось делить ланч по долгу службы и кому по правилам этика ей следовало протянуть руку, она не могла отнести и к последней категории, к которой вообще редко кто-то относился. В итоге она вцепилась мертвой хваткой в еще крайне горячий чайник - спасибо свече, зажженной под ним, едва не раскокала вторую чашку все еще слабыми из-за не заживившей раны руками, которые вдруг начали мелко дрожать и плеснула в нее уже почти чифирный настой.
Мда, не стоило ей вообще звонить, надо было сначала поправиться, хоть со страховкой не должно было быть проблем - один мудрый человек намекнул ей, что стоит попытаться спихнуть все на землетрясение, мол де аварии или совсем не было или там была пара царапин. Это бы срезало им обоим стоимость полиса в будущем, но если у нее разница была бы в пару десятков долларов, то вот обладателю той красавицы, что она протаранила по глупости это могло здорово аукнуться.
- Как ты после той субботы? - пустой, никому из них двоих не нужны вопрос. Но лучше же начинать разговор с нейтральной темы, чем заваливать сразу тем, ради чего собственно они собрались. Романа села обратно, ноги ее почти не держали. Откуда столько нервов- врать же и изворачиваться ей не в первый раз, и уж точно не в последний. Так почему она так себя чувствовала?

Отредактировано Romana Wilson (2015-09-13 00:29:13)

+2

9

Только тогда, когда Бальтазар увидел издалека Роману, то до него дошла одна немаловажная мысль: он не купил девушке цветы. Вот идиота кусок. Хотя их встречу нельзя было назвать деловой, также нельзя было назвать и свиданием, просто дружеская, а тогда значит и цветы не нужны. Но итальянец, который привык всегда ухаживать за женщинами, восхищаться ими и вообще проявлять всяческие знаки внимания, был сейчас растерян. И с каждым шагом чувствовал себя все больше ослом с длинными такими ушами. Но вот в чем дело, он не знал, какие же цветы нравятся Романе: герберы, розы, лилии или орхидеи; какого цвета: желтые, красные, лиловые или белые. А попасть впросак тоже не особо-то и хотелось. Но и приходить на встречу с пустыми руками было как-то не в его стиле.
Поэтому пока до кофейни оставалось еще несколько десятков метров (дело в том, что стоянка находилась далеко от заведения), он быстро извлек мобильный телефон из кармана, поискал приложения и быстренько заказал букетов колокольчиков, ромашек и гербер с доставкой и предварительным звонком курьера. У всех этих цветов ненавязчивый аромат, цвет не такой, чтоб уж вырви глаз, а флористы составят идеальную композицию. по крайней мере услугами этого цветочного магазина ди Стефано пользовался давно, и был целиком и полностью уверен в компетенции сотрудников. Интересно, зачем все-таки Романа его пригласила? Но все-таки посидеть с красивой девушкой в кофейне и отвлечься от проклятых рабочих будней - лучше этого все же не было.
- Привет. Я очень рад тебя видеть, - мужчина пересек порог кофейни, а пожилой мужчина, по-видимому, хозяин, вышел из-за своей стойки, сложил руки и поклонился.
Оу, тут чтут традиции японской культуры? Это я очень удачно зашел. Я бывал в Японии и последнее мое пребывание закончилось просто превосходно.
Бальтазар ухмыльнулся, улыбнувшись, как довольный кошак в предвкушении сметаны, но потом через несколько секунд очнулся и тоже слегка поклонился хозяину, в знак приветствия и высказался:
- もしもし私はあなたのレストランを訪問することは非常に嬉しく思います。 - не то, чтобы он решил похвастаться каким-никаким, но знанием японского языка, но все-таки его талант изучать иностранный язык лучше всего проявлялся на практике. Видимо, хозяин никак не ожидал услышать от нового гостя что-то на своем языке, но по его лицу было заметно, что мужчине очень приятно. Ведь японцы уверены в том, что иностранцы никогда в жизни не выучат их язык или же будут делать кучу ошибок в словах-иероглифах, в произношении и так далее. Соревноваться в этом Бальтазар не собирался, но дань вежливости отдать был обязан. А вот Романа слишком резво соскочила со своего места, врезавшись в столик, однако же итальянец подошел к ней и поцеловал девушке руку. Объятия или поцелуи в щеку здесь были бы точно неуместны, все-таки они не друзья-товарищи какие. Но ничто не мешает им стать таковыми в будущем. Можно было проявлять смелость, которая, как известно, не является отсутствием страха, и подкатить к девушке, но у Бальтазара не было таких намерений, да и не было смысла рвать сейчас с места в карьер.
- Спасибо, вроде бы я более или менее оклемался. Но вот потом получил слишком много звонков от родных и близких, а на работе меня вообще встретили, как национального героя. Ведь поехал я на встречу за город исключительно по поручению руководства, а они винили себя в том, что случилось. А ты как? - Бальтазар примостился напротив Романы за столик, а хозяин заведения тотчас принес ему меню. Бальтазар поблагодарил его и пока отложил меню в сторону.
Надеюсь, что цветы привезут быстро и композиция будет нормальной.

* Здравствуйте. Мне очень приятно посетить ваше заведение - яп.

+2

10

Романе пришлось трижды сморгнуть, прежде чем она осознала, что язык на котором говорил ее новый знакомый- японский. Это же японский? Да? Не корейский или китайский. Ее французским, языком гнусавым, идеальным для вечно простуженных под кондиционерами работников офисов, уже никого было не удивить. Как бы хорошо - почти на ровне с английским она бы не знала его, такой фокус не был бы настолько поразительным, если бы она решила продемонстрировать свои навыки. Даже кролик из шляпы или голубь из сумочки, - фокусы простые и элементарные, -  сейчас бы произвели большее впечатление, чем если бы она выдала: "Bonjour. Comment ça va?".
Так что ей пришлось только смущенно отвести глаза и сделать вид, что эта сцена с раскланиваниями не позерство, а знак вежливости. Тем более мистеру Кондо было более, чем приятно, что к нему обратились на родном языке. Он буквально расцвел, или тут была в другом причина? Романе, какой бы любопытной она не была по жизни, сегодня было не до этого - виновато тут было чертово обезболивающее, от него в голове будто туман какой-то поселился. Сегодня ей нужно было как-то вести себя нормально, а то она уже отличилась и неуклюжестью и безмозглостью. Как раз от попыток выглядеть именно нормальной. Горе от ума из того же разряда.
Надо было  бы вести себя как обычно, но тогда вряд ли Бальтазар выдержал бы ее присутствия и пару минут. Одно дело спасаться от землетрясения, а другое дело - совершенно другое дело - терпеть общество такой язвы, как она. Не то, чтобы она была стервой, как раз наоборот, но юмор у нее был определенно немного черноват.
Все ее заскоки были знакомым давно известны. С кем приходилось знакомиться по работе  - тоже были посвящены в то, какими странными, нет не то слово, не странными - чокнутыми социопатами могут оказаться сценаристы, до той степени конечно, она не дошла - она далеко не затворница, боящаяся до ужаса людей, но какие-то признаки этого отклонения у нее уже есть - один из них выглядит так: она или как сейчас бешено смущается - Романа чувствовала как с каждой секундой краска все больше приливала к лицу, кончики ушей горели, будто кто-то их натер скипидаром, или начинает препираться - как пару месяцев назад с Винсентом.
В остальное время мисс Вилсон была адекватна, хотя желание пообдирать зеленый лак с ногтей появлялось довольно часто. Она до тупой боли сжала правую ладонь, боль в мышцах стрельнула в свежие швы, немного разгоняя сонливый туман.
- Моим повезло - большая часть была на севере. Родители отделались парой битых цветочных горшков, а мелкий вообще проспал все веселье. Я в этой физике не разбираюсь, но они какими-то расчетами до пяти утра с ребятами занимались и во время землетрясения дружно дрыхли у него на квартире. Так что больше всех, к счастью, мне досталось. Теперь на работе зудят, мол де я как жительница Сторибрука, не могу покидать Сакраменто. Зато у и тебя есть аргумент в пользу того, чтобы больше не работать в субботу, - она шутливо ткнула воздух возле плеча мужчины, не рискнув все же делать это взаправду, и подперла голову здоровой рукой. Закусила губу и спохватилась, что чай был только предлогом и надо было разобраться с документами.
- А теперь я буду портить о себе впечатление, - Романа по привычке чуть сдвинулась вперед, пододвигая за собой стул, - Один знакомый мне сказал, что из-за катаклизма мы можем скрыть существование аварии, чтобы страховка не подскочила. Свидетелей все равно найти уже не возможно, - голос ушел в половину обычной громкости, на грань шепота и на целый тон стал ниже. А вот теперь это был комедийный боевик, потому что только в комедиях такие вещи обсуждают в общественных местах. Нормальные преступники так не рискуют, если, конечно, не хотят быть пойманными.

Отредактировано Romana Wilson (2015-09-15 18:21:34)

+2

11

На самом деле очень здорово вот так просто хоть иногда вырываться на свободу после трудового дня, и Бальтазар был бесконечно благодарен Романе за то, что она не забыла, позвонила и пригласила его встретиться в неформальной обстановке. Да и если быть честным, то любопытному итальянцу было до безумия интересно то, что Романа является сценаристом, а это значит, что она пишет какие-то истории, рассказы, сочинения, а может быть даже и книги, о которых ди Стефано к своему стыду не знал ровным счетом ничего. Он очень любил читать, в том числе литературу на тех языках, которые он изучал, а сейчас почему-то задумался о русском языке и о том, что можно было бы в будущем постараться освоить и его. Пусть не все, но хотя бы что-то основное.
Хотя банкир знал, что в языке народа, которые живут там, где по слухам, по улицам ходят медведи, зимой за окном лютые морозы, а люди любуются странными фигурками, называемыми матрешками, слова имеют множество значений. Конечно о медведях он загнул в своих размышлениях, все это было давным-давно и неправда, но даже вот просто приехать и посмотреть на красоты самой большой страны на планете ему было очень интересно. Ну а что касается слов, то, к примеру, у слова "ручка" несколько значений: дверная ручка, ласковое название человеческой руки, ручка, которой пишут, или дошел до ручки в том плане, что сильно разозлился. Поэтому русский язык для него был ничуть ни легче того же японского с кучей иероглифов, которые, если по-другому напишешь, также имеют совсем иное значение.
Она так мило смущается. Немного странно, ведь я даже и не думал о том, чтобы строить ей глазки или попытаться как-то приударить. Не каждая девушка позволит такое отношение к себе. Кто-то может отшить и весьма нелестными словами, подобно моей дражайшей кузине, а кому-то все равно: пусть проявляет внимание, одним мужиком больше, одним меньше. Однако, несмотря на то, что Роману я вижу во второй раз в жизни, она мне нравится, и я смею надеяться на то, что эта встреча, хоть и вторая, но последней не будет. А она еще хочет про эту дурацкую страховку поговорить... В этом смысле я ее очень уважаю, другая девушка на ее месте могла попросту забить на то, что врезалась в чужую и весьма не дешевую машину.
Мужчина слегка осмотрелся. На столиках стояли заместо цветов какие-то композиции из бамбука и какого-то иного растения, название которого Бальтазар не знал. Но композиции напоминали икебану и нравились ничуть не меньше, чем обычные цветы. Растение было желтоватым, где-то даже бежевого цвета, но с нежным зеленоватым оттенком бамбука сочеталось. Ди Стефано внимательно выслушал, что сказала девушка о своих близких, которые, к счастью, не пострадали в этом землетрясении и кивнул, с улыбкой.
- Я рад за них, правда. У меня брат здесь, но он находился в районе, где толчки не ощущались на столько сильно. Родители же и вовсе сейчас в Италии оба, а кузина в Лос-Анжелесе. Да, у меня большая семья, - он беззаботно пожал плечами. - ну а что касается страховки, то... Я не считаю, что ты этим портишь о себе впечатление. Честно скажу, я наиболее сильно зауважал тебя, что ты не оставила это дело без внимания. Но скажу, как есть. Мост тогда был очень сильно поврежден от толчков, и моя машина получила повреждения гораздо более серьезные, чем помятый бампер. Она не подлежит восстановлению. Поэтому и данный инцидент можно считать исчерпанным, - банкир не был этим недоволен, напротив он даже в какой-то мере был рад. Да, деньги за купленную машину в какой-то мере улетели в трубу, хоть и не все. Однако же итальянец то и дело поглядывал на мобильный телефон, который лежал на столе и ожидая, когда же услышит мелодию "hear me roar", свидетельствующую о том, что курьер наконец-то привез заказанный им букет.

+2

12

Было ли Романе стыдно за то, что она не ненароком, а вполне сознательно втягивала совершенно незнакомого человека в некоторое подобие аферы? Да, очень даже. Но она бы не была бы самой собой, если бы не попыталась. То, с какой легкостью, не ожидая от нее подвоха даже после такого номера, Бальтазар сыпал фактами из своей жизни - поражало. Она по натуре была болтушкой, но информацию обычно предпочитала получать, а не отдавать. Еще в детстве с ней что-то начинало ворочаться, просыпаться, что вполне могло перерасти в полицейское чутье, но им не стало. Оно может бы и могло развиться, но мелкий раз за разом называл ее "миссис Холмс" - не со зла, а для того, чтобы подчеркнуть то, что у нее получалось вполне сносно, но одна эта фраза вызывала желание запустить в Джима подушкой, а то и чем-то потяжелее. И миссис Холмс в ней умерла, уступила место мисс Вилсон, женщине, способной придумать историю каждому человеку в этой кофейне и придумать так, чтобы сам человек в нее поверил бы, даже если в ней не было ни капли правды.
Девушка с мобильником у окна - двадцать два. Студентка. Ищет работу, но зависима от интернета. Пропадает часами в соцсетях. Недавно рассталась с парнем, мониторит его страничку в фейсбуке и постоянно шлет ему слезливые смс-ки. Фу, как противно. Романа отвела взгляд, испугавшись опять разыгравшегося воображение.  Оно иногда приобретало страшные формы, приписывая людям совершенно не те свойства, что были на самом деле.
С мистером Кондо все было и без домыслов понятно - она слишком хорошо знала этого мужчину, чтобы придумывать ему иную биографию, чем та, что ему подарила ему судьба. Вполне заурядная история про эмиграцию, попытку догнать большую американскую мечту и которая вполне состоялась. Редкое явление, на самом деле, потому что как бы не говорили бы в кино, но Америка не только дает шанс, но и просит что-то взамен. Место не хуже и не лучше, чем какая-то другая страна. По крайней мере сравнивая с Европой - прокуренной, несмотря на запрет публичного курения, узкоулочной и пахнущей тиной в комплекте со свежей выпечкой, уличной геранью, розами в кадках - непременно белыми, она не выигрывала ни чем. Да здесь были широкие проспекты и стеклянные витрины в самый асфальт, но здесь не было мистики, не было историй, способных окутать своим покрывалом и заставить замереть. Что ставили на Бродвее? Мюзиклы про то как кто-то попал на Бродвей. Что снимают в большом кино? Истории про то, как кто-то идет за своей мечтой. Иногда становилось противно.
Но что она знала про мужчину перед ней: ничего, кроме того, что он итальянец и то что он работает в банке - обмолвился в той панике, что творилась на мосту. Другая девушка на ее месте бы запамятовала события того дня, отличившись этакими птичьими мозгами, но вместо этого все врезалось в ее голову так, что, наверно и через десять лет она будет помнить это все, как будто мост обрушился только вчера.
- По-моему они обе сейчас покоятся где-то между обломков бетона, пыли и арматуры, значит получается, что мы сделаем так? - Романа закрыла глаза ладонью, раздвигая пальцы. Как вот у нее еще хватало оптимизма шутить о том, что послушай Бальтазар ее, и они ее и оставшись на полотне - были бы трупами? Она не была права и впервые была рада, что не настояла на своем варианте. Хотя трупу было бы все равно. Надо же - в кое-то веки ее всезнайство едва не сыграло с ней крайне злую шутку. Горе от ума.
Девушка скосилась на телефон, казавшийся каким-то чужеродным на зеленой муслиновой ткани скатерти, туда же куда постоянно смотрел ее знакомый и едва не хлопнула себя по лбу. Ну какая же она дура. Позвонила посреди рабочего дня, сорвала с места, наверняка устроила полный кавардак в его сегодняшних планах, а он просто согласился встретиться с ней из вежливости. Хотелось провалиться сквозь землю. Сразу в Тартар - где такой как она и место. Это у нее не было рабочего графика. Она строчила свои тексты в самых неподходящих местах. На детских площадках, за барными стойками, пару раз прямо прислонив блокнот к шершавой поверхности стены, и единственной задачей для нее было принести энное количество удобоваримого материала в студию и сдать его. Что дальше вырезал режиссер ее не интересовало. Разве что чуть-чуть, когда уж слишком все старались изменить в угоду фанатам или наоборот, чтобы вывести их из состояния радостного слюнопускания.
Что-что, а Романа знала что такое интернет и холивары в фанатских сообществах. ОТП, кинк-фесты и прочие извращения над чужим творчеством. Брр - к своему стыду, она тоже в них обитала, умело прячась за ником, но никогда не прикасалась к своему рабочему. Это было табу - смотреть что именно делали с ее персонажами. Раз глянула - три дня плевалась ядом ,как гадюка, очень хотя это развидеть. Они что действительно видели ЭТО в одной случайно слитой фразе?
- Ты прости, если сорвала что-то, я просто забываю иногда, что некоторые не работают в свободном графике. Тебя поди начальство сожрет, если выяснит, что ты свалил посреди рабочего дня... - Романа заправила волосы за ухо, но тут же вернула их обратно, вспомнив о царапине на шее - той, что не закрыло платье. Одевать шарф было бы сейчас глупо, но светить последствиями четырнадцатого числа она тоже не хотела.

+2

13

http://media1.fanparty.ru/fanclubs/zak/gallery/1345784_zak.gif
И все же даже несмотря на то, что Бальтазар изо всех сил старался нормально разговаривать о том, что с ним все в порядке после того ужаса, что произошел тогда на магистрали, он лукавил. Причем сильно так лукавил. Нет, у него не поехала крыша, и он не стал гораздо более психованным, чем обычно. Однако же он прекрасно знал о том, что последствия того пережитого стресса рано или поздно дадут о себе знать. Однако же ему оставалось только Боженька благодарить за то, что он остался жив,а все ранения: физические и моральные когда-нибудь да пройдут. Только вот моральные травмы заживать будут гораздо дольше, нежели физические. Ди Стефано слегка вздохнул и, казалось, что на мгновение задумался. Он частенько вспоминал события того дня, никому не говоря о том, что с ним случилось. Никто не знал ничего, кроме Романы, которой он был сейчас обязан гораздо большим, чем могло показаться на первый взгляд. Эта хрупкая девушка практически жизнь ему спасла, пусть даже им помогли, но тем не менее она не сбежала, не поддалась всеобщей панике и не бросила его на произвол судьбы. Точно также как и Бальтазар был благодарен своему своеобразному фетишу - спорту. Он старался всегда поддерживать себя в хорошей физической форме и при наличии свободного времени всегда уделял внимание своему собственному здоровью. И, возможно, только благодаря всему этому, ему удалось тогда продержаться и провисеть, каким-то чудом уцепившись за арматуру так долго, чтобы дождаться помощи. Ему не думалось в тот момент ни о ранениях и синяках, ни о разодранных пиджаке и рубашке, которые тоже стоили немало (на своем внешнем виде ди Стефано никогда не экономил, будучи лицом банка), его мысли были заняты только тем, как спасти собственную жизнь.
You shine darker than the night
You are older than the light
You’re invisible to me
Without a face or skin to see
So terrible, and secretly
Eternally, black sun ©

И может быть поэтому в настоящее время его во снах преследовали события того страшного дня, и мужчина просыпался от кошмаров чуть ли не с криком. В первое время ему вообще казалось, что придется обратиться за помощью к психиатру или к психологу или вообще пропить какие-нибудь антистрессовые лекарства. Но вроде его психика сама решила прийти в норму без медикаментозного вмешательства. Внешне он хранил поистине олимпийское спокойствие, хотя внутри довольно часто бушевали ураганы. Вот и перед Романой он старался, так скажем, сохранять лицо и улыбаться, чтобы она не заподозрила, что у него временами кукушечка подтекает. Да и кто останется с ненарушенной психикой после такого случая? Хотя ему почему-то казалось, что девушка понимает и видит то, что сейчас ему нелегко, но не спрашивает, возможно из чистой вежливости. Но когда к ним подошел хозяин заведения, а Бальтазар так и не притронулся к меню, на обложке которого были нарисованы какие-то цветочки, напоминающие сакуру, итальянцу стало неудобно.
- Ой, простите пожалуйста, я сейчас. Задумался что-то внезапно, - он открыл меню, пока что быстро пролистал его до представленных напитков и заказал себе кофе по-турецки. Почему-то данный напиток его успокаивал гораздо лучше, нежели чай. А уж потом решил подумать над тем, что возможно перекусить. - Тебе, наверное, сейчас без машины совершенно неудобно, да? Как твое самочувствие? Раны заживают? - Бальтазару, наверное, чуть больше повезло в том, что его так называемые ранения были скрыты одеждой, хотя там порезы, ушибы и ссадины были немаленькие. И вероятно поэтому он ограничил "физические" встречи со своей так называемой девушкой, не желая, чтобы она видела его раны, нервничала и задавала ненужные вопросы. Пусть все заживет и тогда уже можно будет обо всем рассказать.
You appear in all my dreams
Touch my black heart with your things
The tree of life strives in your race
As you free me from the pain
To tell the truth, you frighten me
Eternally, black sun ©

- А насчет автомобиля можешь не беспокоиться. Кстати, если что, то у меня есть хороший друг, который держит свою автомастерскую и занимается продажей автомобилей. У него в наличии как новые машины, так и с пробегом. Нельзя сказать, что б/ушные и раздолбанные, потому что каждая выглядит так, будто бы вчера сошла с конвейера, и я не припомню случая, чтобы его клиенты жаловались. Я могу дать тебе его контакты, и сможешь присмотреть себе новую машину. Я готов даже посодействовать в том, чтобы ты как можно скорее обзавелась новым средством передвижения. Ведь это самое малое, что я могу сейчас сделать. Благодаря тебе я сейчас сижу тут и разговариваю с тобой, - итальянец искренне улыбнулся, и в это время официантка принесла ему заказанный кофе, от которого исходил потрясающий аромат. Банкир положил в чашку пару кусков сахара, размешал его золотистой ложечкой и вновь устремил взгляд на Роману, которая заметила, что он довольно часто поглядывает на лежащий рядом телефон.
- Ой, извини пожалуйста, нет, ты меня совершенно не оторвала ни от каких дел. Наоборот, ты вырвала меня из этого дурдома, что творится у меня на работе. А что касается начальства, то...не могу же я наказать сам себя? Я не говорил тебе, что являюсь вице-президентом Национального банка? - итальянец положил подбородок на переплетенные пальцы рук , чуть ухмыльнулся, но после сделал один глоток кофе. Кажется, сейчас он вверг Роману в состояние некоторого шока, судя по тому, как девушка захлопала длинными ресницами. Но все-таки скрываться он не собирался, пафосными его слова нельзя было назвать, просто он объяснил ситуацию, как она была. А телефон пока что не звонил, от чего Бальтазар стал несколько нервничать, потому что дарить девушке цветы под конец встречи, это как-то уж совсем неправильно.
[audio]http://prostopleer.com/tracks/10811068b3I0[/audio]

Отредактировано Balthazar di Stefano (2015-09-17 12:28:45)

+2

14

Она едва не поперхнулась, надо же. Неужели все было так, как было? Это приобретало какие-то комичные масштабы. Не то, чтобы жизни одних были важнее жизней других, но Романа правда не представляла насколько ее угораздило влипнуть в историю. Это поражало, вызывало приступ почти истерического хохота, который, к счастью был удачно задавлен на уровне прыскания. Смеяться сейчас было равносильно тому, если бы она размахивала транспарантом с надписью - "неприятности -сюда", привлекая к себе все самые плохие события, грозящиеся произойти в ближайшее время. Ну уж - увольте - третьего приключения за этот год она не выдержит и отправится доживать свои деньки в какой-нибудь психушке. Или уедет на Аляску, заведет себе маленький домик с крышей-шале, кучу кошек и будет писать те же сценарии из этой продрогшей глуши, где до ближайшей почты три дня пути на собачьей упряжке, а зима длится десять месяцев в году. Прям как здесь лето. Познакомится с местными жителями - людьми улыбающимися редко и по делу, мужчинами не похожими на женщин. С грубыми руками и нормальным характером. Сильным. Сакраменто прогнил, утонул в благах цивилизации. Жизнь за исключением последних событий была здесь слишком простой. Хотелось сопротивления. Движения.
Родители, конечно, от ее решения придут в шок, а брат обязательно увяжется следом, за компанию. Для того, чтобы остаться одной хоть на пару дней ей придется очень постараться. И выключить телефон, что было почти непосильной задачей, потому что кто знает кому она может понадобиться. Ну вот. Совсем недавно проклинала себя за то, что не осталась дома с субботу, а сейчас уже снова изнывала от скуки. Вот что она за человек такой неугомонный?
- Я в полном порядке, ну насколько может быть в порядке человек со швами... Жива и ладно. Некоторым повезло куда меньше моего, - ну не рассказывать же в самом деле, что она ждет не дождется, когда врач скажет ей своеобразное вольно и она сможет сесть за карандаш и хорошенько подумать как спрятать второй шрам. Сейчас Романа понятия не имела с чем ей придется работать - надо ли будет маскировать тонкую линию, широкую полосу, рваные края или вообще ничего. Последнее было крайне маловероятно, но кто знал - может после этого инцидента ей не придется устраивать из себя живой холст. Одно дело было скрывать назойливый, вызывающий отвращение шрам из детства, постоянно напоминание о глупости, и совсем другое скрывать уже следы жизни.
Она молила бога, чтобы рана зажила побыстрее и не оставила о себе напоминания. Чтобы в какой-то момент Романа начала сомневаться не приснилось ли ей это все.
- Знаешь, я совершенно не думала, что кто-то такой высокий по статусу, окажется достаточно молодым. Я как-то представляла человека слегка за сорок, с уродливыми залысинами, крашеными волосами и крысиным выражением лица, - она стыдливо поджала губы, понимая, что сморозила глупость, но остановиться уже не могла, продолжая начатый монолог,- А ты как-то совсем не вписываешься с мою трактовку нашей глобальной пьесы. Или я не так читаю или ты приятное исключение. Нет, не так -это я уже настолько стара, что мужчины тридцати лет уже не большие дяденьки, а мои ровесники. Только вот котелок это не признает.
Она постучала пальцем по виску, пытаясь понять что про нее думал теперь Бальтазар. Не так легко женщины в наше время признают свой возраст, тем более в глазах общественности она всегда выглядела слишком молодо. Вечная проблема - алкоголь без паспорта или прав не продают. Сколько раз приходилось чертыхаться по этому поводу. Отдельные ревностные и законопослушные продавцы даже после демонстрации выглядели недовольными, словно думали про себя, что права сунутые им в руки фальшивые, а девушке перед ними еще нет восемнадцати. Ну вот кто мог поверить, что ей уже двадцать девять? Только те, кто ее знал со школы. Те, кто поймал тот момент, когда ее внешний возраст встал.
- С передвижением проблем как-то не возникло, я просто окопалась дома. Затащила Макса к себе и пристроилась строчить, используя его вместо грелки, - а вот это было сущей правдой. Для начальства она как-то преувеличила степень повреждений, но клятвенно обещала сдать работу в срок, а для друзей - они и так вечно обитают по квартирам. Играть в такие времена их никто не пригласит, а до бара в любом случае надо добираться пешком. Пьяной за руль Романа садиться не собиралась, не хватало еще в аварию так угодить. Ей показалось или Бальтазар как-то странно среагировал на кличку кота. Черт, надо же как неудобно вышло. Хотя, казалось бы, куда уже неудобней, чем было сейчас. Оказалось - было.
- Но буду рада, если ты все же дашь телефон, пусть я займусь поиском еще и не скоро. Не раньше, чем перестану глотать обезболивающее, от его того и гляди начнешь видеть белых кроликов и чеширских котов. Понятия не имею, что входит в состав этих таблеточек, но действуют они крайне погано, - она поспешно зарылась в сумке, пытаясь найти ручку, чтобы записать номер, но потом вспомнила, что у нее для этого был телефон. Вот она привычка людей, чье детство прошло без мобильных. Пишут на салфетках и ладонях. А потом теряют, в этом отношении техника была куда надежней.

Отредактировано Romana Wilson (2015-09-17 23:57:34)

+1

15

Кажется, для Романы было шоком его так называемое чистосердечное признание. Вот поэтому Бальтазар и предпочитал оттягивать сей ответ  как можно дольше. Но это было такой уж великой тайной, его мордашка была медийной и частенько мелькала в средствах массовой информации, а поскольку Романа - сама одна из представителей этих самых средств, то вполне себе могла его или узнать в дальнейшем или просто что-то о нем прочитать. Парень улыбнулся и сделал глоток чая. На вкус он был просто изумительным, хотя все-таки он еле поборол желание извлечь из чашки цветок, чтобы в один прекрасный момент не заглотить напиток вместе с ним. Конечно не отравился бы, но все же он предпочитал пить чай без плавающий в нем добавок. Однако здесь он не хотел обижать хозяина, сотрудники заведения которого явно старались угодить каждому гостю. Да и само обслуживание здесь было ненавязчивым и вполне себе Бальтазару понравилось. Надо бы запомнить это заведение и наведываться сюда почаще. Более того, оно находится не так уж далеко от его работы.
- Я не особо люблю афишировать все это, но что поделать, раз так получилось, - он по привычке несколько взъерошил волосы, в результате чего они теперь стояли у него чуть ли не ирокезом. Но потом кое-как пригладил их. - Я шел к своей должности с самого начала, и вот теперь являюсь тем, кем являюсь. Да, у некоторых людей стереотипное мышление касательно того, что кто-то, занимающий высокий пост, должен быть несколько старше. Я ни в коем случае не говорю о том, что ты мыслишь стереотипно, не подумай ничего пожалуйста, - внезапно до него дошло, что он ляпнул сию фразу, не подумавши, и мог ненароком обидеть Роману. - Да и у меня на работе далеко не все рады такому положению дел, и не все ждали именно меня на должности вице-президента. Страсти бывают такие, что мама не горюй, - ухмыльнулся он, вспоминая сегодняшний инцидент с начальницей Департамента по работе с состоятельными клиентами и слегка поморщился. А еще та золотая брошь-цветок, что так нелепо смотрелась на ее платье... Ужас, в общем. - Вот, к примеру, сегодня. Пришла ко мне одна. Вырядилась так, будто бы у нее траур. В черном. И с декольте до пупка почти. И присобачила желтую брошку. У некоторых людей наблюдается полнейшее отсутствие вкуса. Извини, не люблю обсуждать женщин, но сегодня эта дама меня порядочно разозлила, - потом он вспомнил о том, что спросил до этого. Про здоровье девушки. Может быть стоило ей предложить воспользоваться услугами того врача, у которого лечится он? Тот мужчина был вообще слегка без башни, но замечательно общался с итальянцем. Настолько, что сказал, что все на нем заживет, как на коте. И почему-то после этих слов Бальтазар был целиком и полностью в этом уверен. Но как бы Романа не подумала о том, что он хочет снова ей предложить нечто, что сможет сократить ее финансовые расходы, хотя и на это тоже рассчитывал Бальтазар.
- Я сам лечусь и, если признаться честно, довольно часто вижу кошмарные сны после того жуткого события. Ты же сама видишь, телевидение и пресса до сих пор мусолят информацию о землетрясении. Но все-таки я не спорю, что нам очень сильно повезло. В особенности мне. Благодаря тебе исключительно. И тому мужчине, что вытащил меня, хотя мне казалось, что он мне оторвет руку, - ухмыльнулся итальянец и покосился на терамиссу, которое принесла официантка. Он вежливо кивнул и, скрестив пальцы рук под подбородком, снова посмотрел на Роману. - Может быть твой врач не столь опытен, что тебя до сих пор беспокоят твои ранения? Могу предложить своего. Он, - банкир несколько замялся, подбирая подходящее слово, - несколько своеобразный человек, но с ним не соскучишься. Более того, он профессионал своего дела.
Конечно смелость, это не отсутствие страха, но мне уже не хочется быть настолько смелым для того, чтобы вновь оказаться в эпицентре катастрофы. Ведь там мне повторно может и не повезти.

+1

16

Как бы мир не выворачивал себя на изнанку в попытках что-то доказать своим обитателям что-то, некоторые вещи все равно оставались теми же, так было и сейчас - для того, чтобы загнать Роману в угол требовалось нечто большее, чем просто дурацкое сравнение. Такие вещи она просто воспринимала как особенности чьего-то юмора и спускала на тормозах, некоторые за это считали ее малодушной и слишком уж наивной, но это не было так, какой смысл с кем-то препираться, если можно разойтись миром. Нервные клетки, знаете ли не восстанавливается, тратить их впустую совершенно не надо. Из-за последствий этой особенности - стоять на своем, упрямо, но спокойно, - ее и любили и по тихому ненавидели. Когда сценарист переходит на крик- режиссер может уйти и хлопнуть дверью, проораться, пойти наябедничать, как трехлетний ребенок, продюсеру, поныть, как его все не уважают, но когда щуплая, похожая на подростка девушка с абсолютно стоическим выражением лица раз за разом спокойно повторяет одно и то же, становится не по себе.
- Не паникуй ты так, меня за живое тяжело задеть, - прыснула она, на автомате прижимая все еще теплую чашку ко лбу, - и это особенности моей работы, мыслить шаблонами и одновременно из них постоянно выходить. Тебе совершенно не надо передо мной оправдываться, я же не священник и не налоговая
Романа прекрасно понимала, что в ее мире нет белого и черного, а человек, всего добившийся сам не обязательно хитрил и подставлял кого-то, чтобы получить свое место под солнцем, к сожалению, остальной мир не всегда был с ней согласен. Люди имеют свойство завидовать тем, кто их в чем-то превосходит. Жить от этого становилось чуточку труднее, но в то же и интересней. Это была как компьютерная игра- чуть проще и теряешь желание продолжать, чуть перебор и  ты уже не справляешься. Проведение само выбирало для каждого уровень сложности, и большей части это был средний - без магии бесконечной удачи, но и без постоянных подстав. В меру того и в меру этого.
- Насколько это было печально? Это была крыса, просушенная кофе и сигаретами до вида...Стервеллы де Диль? Или я опять мыслю слишком узко? - и снова очередной стереотип всплыл в голове, не то, чтобы это было проще, но развешивать ярлыки она была давно научена, - В любом случае, если я предложу тебе те великолепные методы, что работают в нашей среде, то твои белые воротнички решат, что в тебя демон вселился. Хотя может тогда они начнут работать, а не сплетничать? - нет, она не шутила, то что творилось в закулисье было сущим адом, иметь в такой среде друзей из коллег - все равно, что не иметь их вовсе - постоянно ждешь удара в спину. К этому быстро привыкаешь, но потом эта привычка начинает аукаться и в обычной жизни. Начинаешь искать подвох там, где его и быть не может. Сегодня впервые за многие месяцы она разговаривала с новым человеком в ее телефонной книге -не появившимся в ней во время колледжа -  и не ждала подвоха. Это было ой как приятно.
- Все в порядке, просто я очень мнительная и склонна к... не помню это слово, на языке вертится... когда ничего болеть не может, но при этом боль ой как есть, - она защелкала пальцами, пытаясь поймать за хвост то, что от нее так старательно ускользало. Не лезть же в самом деле посреди разговора в интернет за подсказкой, - Так что я просто перестраховываюсь. Иногда даже чрезмерно. Кстати, я протащила сюда печенье с цукатами, выйдем - напомни отдать тебе сверток, - ну не могла Романа ничего не прихватить с кухни, еще одно мистическое свойство ее организма, постоянное жевание. Как бурундук - то кофе, то печенье, а ребра все равно торчат. Жаль только ростом не вышла, иначе нафиг бы ушла в модельный бизнес. Хотя там страсти не меньше, что в шоу-бизнесе. Нелегальные препараты для похудения, попытки суицида. От этого всего тут же начинался мороз по коже.

+1

17

К счастью, удивление от осознания того, что перед ней сидит человек, который занимает немаленькую такую должность, у Романы довольно-таки быстро прошло, иначе Бальтазар все также чувствовал себя неловко. Да, он не последний человек в городе, но меньше всего ему хотелось, чтобы перед ним краснели, заикались и не могли подобрать нужных для общения слов. Кем-то всесильным, влияющим на чужие судьбы итальянец себя не считал, он хотел, чтобы к нему относились как к обычному человеку. К счастью, с Романой общаться ему было довольно легко и приятно, девушка, сидящая перед ним, была довольно умной, образованной и начитанной,а еще - она не корчила из себя ту, кем на самом деле не является. Это в ней Бальтазару нравилось гораздо больше, чем все остальное. Он уже насмотрелся за свои тридцать пять лет на подобных барышень и женщин, и сей нюанс заставлял думать о том, что человек может тебя подставить в любой момент. Поскольку его спасительница не относилась к кругу данных сомнительных личностей, ди Стефано надеялся, что их прекрасное общение и, возможно, будущая дружба станет чуть более крепкой. И даже несмотря на стереотипы о том, что дружбы между мужчиной и женщиной не бывает.
- Сколько себя помню, а перед налоговой я никогда не оправдывался, - улыбнулся мужчина, делая еще пару глотков чая и отрезая небольшой кусочек терамиссу. - Я честный налогоплательщик, который очень не хочет сесть за решетку в самом расцвете лет. Поэтому хочешь не хочешь, а налоговую декларацию приходится подавать всегда вовремя, - он уже практически сверлил глазами телефон и материл про себя тех, кто так долго доставляет заказ, сделанный уже приличное время назад.
Если они еще и ерунду сотворят, то курьеру мало что чаевых не видать, так еще этот букет он повезет обратно. Что ж такое-то, почему так долго? Эдак мы с Романой всю жизнь друг друга обсудим, а цветы увянут к тому времени.
В это время Романа спросила его о даме, которая с абсолютно точной периодичностью портила Бальтазару настроение, и тот слегка вздохнул.
- Как тебе сказать... У нее просто отвратительный характер, и я никак не могу понять, в чем причина ее постоянно плохого настроения. У человека есть все: обеспеченный супруг, двое детей, хорошая должность и всяческие цацки, которые делают жизнь женщины чуточку счастливее. А ей, видимо, чего-то не хватает, и поэтому она постоянно срывается на своих подчиненных и ставит себя передо мной так, будто я ей должен. А насчет демона...ха, у меня и так имя далеко не земное, поэтому зачем в меня кому-то вселяться, когда я и сам демон, - улыбнулся итальянец. - Откуда ты знаешь, что я неравнодушен к сладкому? Эдак ты меня раскормишь, и я не пролезу в дверь, - настолько было приятно, что девушка принесла ему какой-то подарок, человеку, с которым она еще и не знакома толком. Попадаются же на свете такие люди, вот только почему их так мало?
Да где же курьер, черти бы его побрали?
И все-таки наверное мысленные проклятия Бальтазара достигли своего адресата, и гаджет, лежащий перед ним, завибрировал. Банкир извинился, включил кнопку принятия вызова - это был курьер, который уже, по-видимому, ждал его возле кофейни. - Извини меня, я сейчас вернусь. Буквально пару минут, не больший срок я не отлучусь, - итальянец встал со своего места, вышел на улицу, где его уже поджидал парень и протягивал ему вполне искусно составленный букет цветов. Не оляпистый, не вычурный, цветы подобранные тех оттенков, которые были приятны глазу. В общем, ди Стефано остался доволен, протянул парню купюру, поблагодарил и вернулся обратно. Не прошло и года.

+1

18

Романа прекрасно понимала, что смутить кого-то очень и очень просто, ты можешь извиниться, но какой-то осадок может остаться даже на несколько дней, сколько раз она по молодости глотала этот порошок наполовину из непонимания и наполовину из злобы и запивала его кофе? Ха. Очень много, поэтому она просто старалась уйти подальше от этой темы, чтобы Бальтазар забыл о ее реакции. Конечно, актриса из нее была никудышная, все же не учили ее ничему такому, а некоторые комментарии в сценариях приходилось объяснять прямо при предварительных читках, едва не забираясь  на стол от желания показать: как она это видит в своей голове.
Но она понятия не имела что творилось в голове ее нового знакомого, но по крайней мере, все вроде вернулось в нормальное русло. Все стало обычным, будто все то, что было сказано, было уже давно известными фактами. Они шутили, пытались подколоть друг друга и обсуждали несносных коллег и... были живыми, даже не верилось, что еще совсем недавно Сакроменто трясло так, что рухнул мост. Рухнул мост, который вообще-то был рассчитан на слабые землетрясения. Что же было бы с ними всеми, если бы этот бетон рухнул после первого толчка? Явно жертв было бы куда больше.
- Может ей просто скучно, как бывает скучно подросткам из семей живущих американской мечтой, знаешь: муж, жена, двое детей, собака-ретривер, дом с лужайкой, вот она и придумывает себе способ развлечься из доступных. Наркотики, алкоголь, слово на букву "с". Это все может испортить идеальную репутацию, а вот твой характер - вроде как твои проблемы, а не черное пятно. В любом случае... - она поджала губы и подняла брови, решив не заканчивать фразу... Этакий клиффхэнгер в жизни. Тем более куда удобней оставить человека додумывать в своей голове, тем самым располагая к себе. Человек в таких случаях "по умолчанию" решает, что ты думаешь так же как и он, и невольно ищет еще точки соприкосновения. Нет, она не манипулировала, по крайней мере, специально. Просто знала немного о жизни и том, как в ней вертеться. Быть если не на вершине пищевой цепи - о нет, Романа туда даже и не метила, не то, чтобы не хотела туда, но она трезво оценивала свои силы, то хотя бы быть крупной рыбой. И еще одно попадание вслепую. Ее вечное желание кого-то подкормить, будто они сбежали из концлагеря.
Романа не знала о том, что Бальтазар любит сладости, просто делала то, что входило в обязаловку при встрече со старыми друзьями. С нее домашнее печенье - с них чай, с нее чай - с них что-то, что можно есть, не боясь оказаться после на больничной койке с отравлением.  А  еще она просто сделала то, что хотела бы сама, будь она человеком застрявшим в офисе, поступила так, помня, что на телестудию она сама вечно таскает что-то за собой: то конфеты, то зефир, то печенье, просто чтоб пережить день. Не то, чтобы в этом была жизненная необходимость, как у диабетиков с часто пониженным сахаром, но заедание стрессов еще никто не отменял.
- Шпионила за тобой с биноклем.... - прыснула она, но все же напомнила себе, что такие шутки могут быть уместны с Максом, но не с человеком, которого она второй раз в жизни видит, - Попала пальцем в небо, если честно.
Телефон, снова телефон. Мужчина выскочил за дверь. Не то, чтобы она имела какое-то право на то, чтобы ругаться, но было немного неприятно. И Романа все время невольно возвращалась к мысли, что выдернула Бальтазара из запланированного дня, а тот просто не мог быть настолько... смелым, чтобы сказать ей это в лицо. Каково же было ее удивление, когда он вернулся с букетом. Вот этого она точно не ожидала.
- Ой. Ой... Спасибо, - так, веди себя не как четырнадцатилетняя девчушка - хотела она себя одернуть, но было уже поздно, румянец на пол-лица, аж до кончиков ушей. Только чудо спасло ее от прирастания к полу. Одно дело, когда идешь на свидание, а другое... вот это. Ну и как надо было реагировать? Благо чертова школа вбила ей манеры хорошего поведения. Обнять за плечи. Поцелуи и прочие неуместно.

+1

19

Если быть честным, то Бальтазар попросту сломал себе голову, пытаясь придумать, как именно он может отблагодарить Роману за то, что она для него тогда сделала, на той проклятой магистрали, которая сейчас находилась в состоянии экстренного ремонта. Итальянец порой начинал думать, что у него появилась какая-то своеобразная фобия, и что он теперь ни за что в жизни не поедет по той дороге, даже если ее воссоздадут в ее первозданном виде, даже если она будет самой короткой дорогой. Больше никогда он там не появится, иначе снова и снова его будут преследовать думы о том, что вот-вот сейчас снова все начнет трястись, рушиться, и земля начнет уходить из-под ног. Каждый раз воспоминания о землетрясении не давали ему спокойно жить, и мало кто знал, что ему довелось пережить в тот момент, когда он висел над пропастью и чувствовал, что силы его покидают. Не появись тогда тот мужчина, итальянец не смог бы удержаться, разжал пальцы и последовал бы вслед за теми несчастными, которым повезло гораздо меньше, чем ему. Конечно легко сказать о том, что нужно забыть, возможно, что это правильно, но прошло слишком мало времени для того, чтобы эти воспоминания не становились такими уж четкими и яркими, а попросту спрятались куда-то в глубины памяти. Перед тем, как зайти обратно в кофейню, Бальтазар прикрыл глаза и вдохнул легкий и ненавязчивый аромат, который исходил от цветов. Наверное, Романе должно понравиться.
Если я ей предложу деньги, это будет выглядеть, как какой-то своеобразный откуп. Деньги это дело наживное. Может быть ей нужна помощь в чем-то, о чем она мне не хочет рассказывать? Конечно это не мое дело, и я не должен совать нос туда, куда меня не просят, но просто мне и вправду хочется помочь. Тогда моя душа и моя совесть будут спокойны. В моей карме слишком много пробелов и черных полос, которые надо перекрашивать в радужные цвета. Все равно я найду, чем отблагодарить прекрасную даму.
Когда ди Стефано зашел обратно в кофейню, он заметил стоящего неподалеку хозяина заведения, который, видимо, и сам был удивлен тому, что один из его гостей куда-то так резво и внезапно смотался. Неужели подумал о том, что тот посмел не расплатиться и слинять? Но как только пожилой мужчина увидел, что Бальтазар возвращается с немаленьким таким букетом цветов, то расплылся в счастливой улыбке. И явно подумал о том, что у итальянца и Романы свидание. Бальтазару, конечно, было ровным счетом все равно, но, судя по выражению лица японца, ему также понравились цветы. Ведь какое свидание и без цветов? Пусть думает так, как ему хочется. Итальянец быстренько достиг знакомого уже столика и протянул девушке цветы.
- Ты прости меня за то, что я так быстро и неожиданно смотался. Наконец-то дождался своего заказа, хоть и пришлось немного понервничать за то, что мы с тобой всю жизнь обсудим, а курьер приедет ко второму пришествию. Это то малое, чем я готов тебя отблагодарить, - улыбался банкир, вручая цветы Романе, которая зарделась, как маков цвет, смущаясь тому, что мужчина вернулся обратно с цветами. Бальтазар любил удивлять в хорошем смысле этого слова, и был рад, что этим своим жестом он произвел должное впечатление. Все-таки он позволил себе нежно чмокнуть девушку в пылающую щечку, в это время (как всегда вовремя) подоспел и хозяин с вазой, вполне подходящей для данного букета, и Бальтазар сел обратно напротив Романы. - Я просто хотел бы, чтобы ты чаще улыбалась и чтобы тоже как можно скорее забыла о том ужасе, что с нами случился. И я очень бы хотел сделать для тебя нечто большее, чем преподнести обычный букет цветов. Поэтому хочу сказать, что если тебе понадобится какая-либо помощь, ты знаешь, кому можешь позвонить в любое время дня и ночи.

+2

20

Романа была сильно удивлена происходящим, нет не то, слово. Не удивлена, ошеломлена, потому что для нее это было непривычным. Не привычным оказываться в таких скользких в определенном смысле ситуации. Слишком уж тонкой была грань между дружбой и другим способом общения. Когда двигаешься в обратную сторону - все просто: исключаешь горизонтальное положение, исключаешь поцелуи взасос и вуаля, теперь вы с бывшим "просто друзья с темным прошлым", но совершенно другое, когда нужно определять границы на ощупь. Обычно с мужчинами она общалась только по работе или сразу начинала с флирта, в промежуток укладывались только те, кто сразу ставил ее на место или очень очень старые знакомые, но с ними все было более, чем понятно уже лет так десять. Треть жизни, даже больше.
Ну вот как ей было реагировать, чтобы и не казаться назойливой и в то же время не стать в глазах Бальтазара одной из тех старых дев-трудоголичек, что мужчин считают кобелями, которым только одно одно и надо? Мозг лихорадочно перебирал варианты реакции от совершенно невозможных, диких, до совершенно неуместных. Создавалось впечатление, что она в один этот миг пролетела через мертвую петлю американских горок, а потом обнаружила, что не пристегнула ремень до конца. Хотя да, это было надуманное сравнение, но самое верное по ощущениями. А потом Романа вспомнила, что сама уже одну линию прочертила. Там на магистрали, когда на автомате сделала то, что делала обычно с друзьями. Можно было выдохнуть и успокоиться.
- Возвращаешь должок за... за мой стремительный побег к коллегам? - по идее мужчина должен был помнить тот довольно таки неловкий, надо сказать момент, если, конечно, у него не случилась какая-нибудь избирательная антероградная амнезия относительно событий землетрясения, кто знает, может и лучше ничегошеньки не помнить, а не как она - давить таблетками с обезболивающим всякие проявления пострадавшей психики и уверять себя, что все в порядке.
Романа знала, что с ней все совсем не в порядке, и дело было не в руке. Никто не пугается тени собственного кота, устроившегося на диване и никто "в порядке" не садиться с диким воплем на кровати, прижимая к бешено рвущемуся из груди сердцу одеяло и обливаясь холодным потом, а потом до рассвета ходит по квартире, шлепая босыми ногами по полу и причитая, как приведение. Спать удавалось только в солнечную погоду, как коту на солнце- раскрыв все занавески и подставив лицо ярким лучам южного солнца, проникавшим через открытое окно. Конечно, прошло не так мало времени, но ночные видения, содержания которых девушка наотрез не помнила по пробуждению, изматывали ни на шутку.
Об этом знал только лечащий врач и больше никто, она даже брату не сказала, хотя ему можно было всегда доверить любую тайну, за такое же доверие и в обратную сторону. Своеобразный пакт на крови- родителям ни слова. Их вообще не стоило лишний раз тревожить, они как поздние дети прекрасно понимали, что любая лишняя информация и в больнице - повезет, если только в больнице, - окажется уже большая часть семейства. Беспокоить маму и папу обычным посттравматическим синдромом - вроде, так ей это озаглавили Романа не хотела. Но от умного названия переживать все это проходить было ничуть не легче. Люди любят назвать что-то непонятное красным словцом и успокаиваться, но она слишком уж любила добираться до самой сути. И снова удар пришелся ниже пояса. Романа едва не поперхнулась. Она то забыть точно не сможет, не так скоро, как хотелось бы, руки сам потянулись к волосам, намотать на палец, улыбнуться во все тридцать два. Это ей потом придется объяснять мистеру Кондо, что все что он наблюдал не было свиданием. Ни капли. Мужчина уже себе много чего мог додумать.
- Рано или поздно, рано или поздно, потом еще внукам будем рассказывать, как дурацкую прибаутку, а те еще и верить не будут. Но до внуков еще как до Аляски пешком... Знаешь, самое смешное, когда вся эта круговерть началась, у меня первой мыслью была, что надо переехать на Аляску, -  Они из-за этой катастрофы вдруг оказались, как камертоны, настроены на одну волну и это резало. Романа слишком уж привыкла к маске в меру дурашливой девчонки, а она внезапно начала давать трещины, обнажая то гнилье, что было внутри. Показывать его совершенно не хотелось. Кому нужны души, разбитые вдребезги и перемотанные кое-как синей изолентой? Ни-ко-му!

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » В непонятной ситуации просто заварите чай