vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » furious wasteland


furious wasteland

Сообщений 41 страница 46 из 46

41

Меня не было больше месяца, даже сама не думала, что так надолго затянется погоня за очередной стаей. Но мы их догнали, взяли в плен всех, кого смогли, остальных - уничтожили. Вернулись в Цитадель настоящими победителями с отличным стадом. Именно это за стадо я и выменяла у Фуриосы себе одно-единственного пса. А мне сказали, что он умирает... и ведь я даже не поспешила на помощь, чтобы не выдать главную тайну: я волновалась за него. Я не хотела, чтобы он умер, но если бы я бросила все и побежала к нему, то открыла бы всем в Цитадели насколько слаба. Вначале, закончила все дела, отпустила воинов отдыхать, доложила об охоте на совете, и лишь потом, взяв с собой бутылку воды и лекарство, которое могло спасти ему жизнь, если он еще не окочурился, отправилась в тюрьму.

В клетке воняло, а мой персональный раб был похож на мертвеца. - Эй, ты что, сдох? - Сказала громко, стараясь не показывать своего переживания, но на последнем слове голос все равно еле заметно дрогнул. Я не и раньше не боялась подходить ближе, а сейчас я скорее сдерживалась, чтоб не подбежать, чем намеренно шла слишком медленно.
Остановившись рядом, опустилась на колени, откинула волосы с лица мужчины. - Ты же сильный, борись. - Совсем тихо сказала, чтобы услышал только он. - Выпей, тебе станет лучше.- Подала чашку с лекарственным отваром. Помогла сделать несколько глотков. - Я не хочу, чтобы тебя отсюда выносили, понял? - Я сама попросила его отравить. Но это явно не тот яд, которым хотела сбить его спесь я. Кто-то успел раньше, но все равно просчитался, потому что я вернулась как раз вовремя. Еще пара дней, и мне было бы некого отпаивать.
Целую ночь я провела, сидя рядом с ним. Иногда давала лекарство, иногда просто воду, а к утру уснула. Странно, доверять кому-то настолько, чтобы суметь уснуть рядом. Странно вообще кому-то доверять, особенно тому, кто совсем недавно хотел тебя убить. Но теперь он должен был мне. Сегодня, завтра, всегда.
Главное, чтобы лечение пошло на пользу и он смог выйти из этой клетки сам. Мне не нужен рядом слабый, болеющий зверь, таких слишком много вокруг. Если он не сможет идти сам, придется его убить... как бы мне не было больно, но я смогу его убить, завтра, а пока - сплю, лежа рядом на холодном полу.
[NIC]Lana[/NIC]
[STA]в ад и обратно[/STA]
[AVA]http://firepic.org/images/2015-09/07/inr1xkqr1ok4.png[/AVA]
[SGN]Я жил! Я умер! Я воскрес![/SGN]

0

42

Бесконечные ночи окрашивались бурым внутри пульсирующего, сокращающегося каменного мешка, как чудовищной, огромной клоаки огромного живого организма, чьи полости испещрены следами червей и паразитов, а свежие рытвины гноящихся ран исходят розовой пеной от кишащего в них гнуса, и были наполнены угнетенным, постепенно затихающим дыханием сотен прожженных металлами глоток, ссохшихся в пергаментную массу безгубых ртов, облепленных не знающими покоя мушьиными черными телами, сливающимися в дрожащую единую массу, наполняющую спертый воздух шорохом неустанно перетираемых между собою лап. Вскоре все становится покрыто их телами. Следами их экскрементов, ворочаемых белесыми тонкими телами гельминтов, все отдается им на растерзание, на пыль, в которую изрывают покрытые жесткими волосами цепкие лапы. Все, живое и мертвое, погружено в непрекращающийся кошмар, в котором оставленное разумом тело пожирает само себя.
— ...тебе станет лучше.
Жидкость проливается на каменный щербатый пол, распугивая ковром укрывшие его тела встревоженных насекомых и те расходятся волной, погребая под собой погибших или покрывшихся наживо плесенью, перемалывая хитиновые панцири в мелкой гребенке переступающих по скользящим пылевым камням. В пористые рытвины этого мешка влага впитывается мгновенно, в то время как пленник, похоже, совсем потерял власть над собственным телом.
Отдал ненужное, бренное на растерзание падальщикам.
Ведь даже они оказались сильнее.
Желание жрать толкало их вперед.
Желание вгрызаться острыми жвалами в плоть, живую или мертвую, здоровую или больную насквозь.
Желание, в котором они пожирают своих же.
Все себе. Все ради себя.
Пленник захлебнулся сухим надорванным кашлем. Пыльный ком собравшейся в глотке пыли прошелся, садня, по горлу, разжиженный водой, которой ему не доводилось видеть и пробовать уже несколько дней.
Бесконечные ночи, окрашенные бурым. Из пор кожи, из-под содранных ногтей, из горькой слюны.
Эти ночи пропитаны холодом стен и жаром, разгоняемым внутри них ворочающимися, переваривающими то, что попало в раздувшиеся брюха, телами. А еще - криками. Но до этого места они почти не долетают.
Про это место словно все забыли. Гнилостная яма, пригодная только для того, чтобы сбрасывать в нее отходы.
Поэтому никто не беспокоил утром двух людей, проведших вместе еще одну безумную ночь. В этот раз это никому из них не принесло ни удовольствия, ни удовлетворенности. Склизкое движение солнечного света, неохотно обмазывающего стены лишенного сквозных отверстий мешка, подняло на ноги всех, кого коснулось, кроме тех, кто находился внутри этого места.
Кроме военачальницы, лежащей на грязном полу поверх - в сознании или забытьи - брошенного драного жилета, с которым пленник не расставался с первого дня. И кроме самого пленника, обнимающего заснувшую к утру молодую женщину сзади так, чтобы огородить от ночного холода, исходящего от стены, возле которой оба свалились без сил.
Только спустя час или два от того, как пустоши по горло окунулись в ядовитые лучи проклявшего землю солнце, пробивающегося сквозь отравленные свинцом облака, внутри карцера произошло движение. Зашевелился пленник, с трудом, но значительно меньшим, почти не болезненным, открывая глаза. Еще мутно, но он уже находил в себе силы оглядеться.
Все тот же пол, на котором уже много солнц валялся сухой панцирь когда-то попавшей сюда мухи. Всего один.
Все та же решетка, до которой не добраться, если не лишиться прежде того головы.
Все то же. Значит зрение начало к нему возвращаться.
Рейвер медленно, глубоко вдохнул не изменившийся, прокисший воздух. И только. Обеими руками он все еще обнимал женщину, которой должен был - которой мог был - перегрызть горло во сне или бодрствовании, а вместо того делился с ней своим теплом, оставшимся еще в измотанном отравой организме. Метаясь в бреду всю ночь, он не заметил даже, что стальной ошейник до новой крови врезается в шею. Ее старыми следами он покрыт, словно ржавчиной - Рейвер, хоть и не видит того, но знает это точно.
Наконец, зашевелилась военачальница. Разжимая объятья, пленник молча ждал, пока она полностью избавится от панциря своего сна. И, может быть, избавится и от него тоже. Когда-нибудь это должно было закончиться. И в то, что закончится жизнью, он не верил уже очень много лун.
Но чем он хуже падальщиков?..[NIC]Raver[/NIC][STA]What a lovely day![/STA][AVA]http://5.firepic.org/5/images/2015-09/07/4c8wd7k17yi2.png[/AVA][SGN]Нам - ярость![/SGN]

+1

43

Утро оказалось на удивление хорошим: лекарство помогло, потому пес очнулся и выглядел более живым, чем вчера. Очнувшись от тревожного сна, Лана поднялась, и внимательно посмотрела на мужчину. Она не знала - стоит ли предлагать ему спасение или еще подержать здесь. Хотя, ей уже порядком надоело таскаться в самую дальнюю часть тюрьмы. - Хорошо, что ты не сдох, но постарайся больше не жрать с чужих рук. Иначе в следующий раз я могу не успеть. - Голос был как и раньше - холоден и отчужден, хотя внутри военачальница торжествовала. - Поздравляю, сегодня ты меняешь эту камеру на другую. - Уточнять, что эта "камера" ее личные покои она пока не собиралась. - Но сначала помоешься, от тебя жутко воняет. - На самом деле, от Ланы теперь тоже пахло не первой свежестью, да и отвратительного запаха кельи, она давно не чувствовала, но казаться доброй она не планировала.
Отстегнув цепь от пола, военачальница кивнула: - пойдем.
В личной комнате она планировала снять цепь полностью и надевать лишь тогда, когда выводила бы свою зверушку в свет, но пока они шли по коридорам, все должны были видеть, кого ей удалось приручить. Кто стал подчиняться...
Из-за подобной игрушки авторитет возрос еще сильней. Молодая, сильная и жестокая. Но сплетни были не все лестные. Вот только они заставляли бояться Лану. Все эти разговоры заставляли желать ее и бояться.
Как и в прошлый раз - выдав кусок мыла и сняв цепь, Лана осталась смотреть, как ее личный раз будет мыться. Она могла позволить ему вымыться в теплой воде у себя, но нет. Пока что он не заслужил подобной роскоши. Рассматривая пса, военачальница отметила, что он порядком отощал, это ей не нравилось, потому решила, что пора начать его откармливать.
После уже чистого, но все также за на цепи, девушка провела его чуть ли не через всю Цитадель в свою комнату. Точнее, комнаты. Плюс того, что ты военачальница, Так это жилищные условия. У нее была череда комнат: спальня, ванная, тренировочная и что-то на подобие гостевой.
- Жить ты будешь здесь. Цепь я с тебя сниму, но если выйдешь за дверь - первый же патруль тебя убьет. Ты моя личная игрушка, но за той дверью - ты превращаешься во врага. - Надеюсь, ты не будешь делать глупостей? - Лана знала, первое время рядом с выходом из ее апартаментов будет усиленная охрана, потому любая глупость с его стороны пресечется очень быстро. - Вот там еда, хлеб, фрукты, овощи и мясо. Можешь не бояться его есть - это свинина. Мы не едим мясо людей, человечинку мы скармливаем пленным. А я - в душ. - И больше не обращая никакого внимания на пса, отправилась в ванную. Вначале приняла быстрый душ, смывая с себя грязь дороги, а потом набрала ванну. Пока набиралась вода,собрала мокрые волосы в тугой пучок и погрузилась в горячую воду. Как хорошо было отдохнуть после долгой дороги и трудной ночи на полу.
[NIC]Lana[/NIC]
[STA]в ад и обратно[/STA]
[AVA]http://firepic.org/images/2015-09/07/inr1xkqr1ok4.png[/AVA]
[SGN]Я жил! Я умер! Я воскрес![/SGN]

+1

44

Вперед человека толкает воля. У детей могил под радиоактивной пылью ее было в достатке.
Молча слушая военачальницу, он медленно и коротко покусывает губу изнутри, перетирая ноющими зубами в побелевших деснах сухую рытвистую кожу, еще горчащую после яда, после лекарства, после склизкого мерзотного выблева и отношения к себе. Не принимал больше на веру. Всматривался, все еще щурясь. И не сразу пошевелился, когда она отстегнула цепь.
Давление ошейника не исчезло, но приняло другой ракурс: пленник тяжело, грузно поднялся на ноги, опираясь о грязный пол сначала коленями, потом ладонями - его все еще мутило, мотало из стороны в сторону, и потребовалось некоторое время, чтобы суметь встать вертикально. Встряхнуть сбитыми в колтуны патлами.
Кусок мыла. Прохладная вода, пахнущая плесенью. Рейвер щедро плеснул ее на голову, словно желая захлебнуться, и только потом, отплевываясь и отфыркиваясь, вымылся сам - практически не задумываясь над своими действии, просто совершая знакомые мышечной памяти телодвижения через грязь, пыль, пену, воду, остатки которой он снова вылил по голове; отжал волосы, отбросив за спину. Чесанул отросшими ногтями мокрую спутанную бороду, которой заросло почти вся нижняя часть лица.
Ему не было важно, что она собирается делать дальше. Не важно, куда идти, заплетаясь не слушающимися ногами. Не важно, чьи взгляды вцеплялись в расправленные плечи и спину с очерченным кожей хребтом. Смешки или шепот белого мяса. Отбросов радиоактивных земель. Эти ублюдки не волновали его. Почти. Почти...
В чувство Рейвер, проделавший весь путь в странной прострации от каменного мешка клетки до закрывшейся за спиной двери жилого помещения, ничем не напоминающего ни увиденное в Цитадели, ни то, что представлял о ней, живя снаружи, пришел только от бряцанья кольца цепи - она действительно решила ее снять. Железный ошейник прошелся по старым ранам и ссадинам, но исчезла тянущая его вниз тяжесть, и пленник поднял руку вверх, сунул пальцы под обод, дотрагиваясь до влажных после помывки корок. С сомнением глянул исподлобья на военачальницу, прислушиваясь к ее речи. Игрушка.
Пленник проводил ее взглядом до следующей двери.
Двери.
Он не любил их.
Медленно оглядываясь по сторонам и делая неуверенные шаги, как только что оторванный от суки щенок, он пытался придти мыслью к тому, что находится по всей видимости в личном месте военачальника Цитадели и пребывает при этом в сознании и теле, а не лежит спущенной шкурой на полу. От еды воротило, но то, что она была, повергло его в действительный шок. Фрукты? Это казалось насмешкой. Поделками из пластика. Рейвер даже ногтем дернул по одному, проверяя. Невозможно.
Он только воды выпил. И заметно позже - сунул в рот заранее кем-то отрезанный кусок... вроде бы, овоща? Травянисто-сочно осело на языке.
— Твое имя.
Наверное, ей было неожиданно услышать этот голос. Рейвер остановился возле двери с той стороны, скрестив схуднувшие руки на груди и глядя сверху вниз на нежащуюся в воде молодую женщину. На врага в миловидном теле. Раз уж она позволила ему здесь находиться, не заперла дверь и оставила то, что не положено пленнику.[NIC]Raver[/NIC][STA]What a lovely day![/STA][AVA]http://5.firepic.org/5/images/2015-09/07/4c8wd7k17yi2.png[/AVA][SGN]Нам - ярость![/SGN]

+1

45

Закрывая глаза, каждый раз Лана видела не прекращаюшиеся бои. Либо она гонится, либо гонятся за ней. Все относительно в мире, и все преображается. С тех пор, как в Цитадель попали матери, которые принесли с собой различные семена и указали, где можно найти множество видов уцелевших саженцев, дела в цитадели пошли куда лучше. Теперь они торговали не молоком, точнее, им тоже, но молоко уже давно было не человечьим. Если найти хотя бы парочку коров, то через какое-то время их станет целое стадо. Но нужна чистая вода и корм, а еще - топливо. Вот именно на топливо и обменивали продукты, которые были также ценны.
Никто не знал, что в Цитадели есть что-то лучше, чем просто вода и молоко. Только жители цитадели знали, какие сокровища хранит эта скала. И пленнику никогда бы не довелось этого узнать, если бы не случайность. Счастливая случайность для него.
Лана откроет глаза, сполоснет лицо, и после вновь закроет глаза. Она знала, за что сражается. За что убивает. Единственное, что было до сих пор плохо в цитадели - кровь многих воинов. Их генетика не справлялась должным образом, потому они начали вырождаться. Лана давно поняла, что жизнь в стенах цитадели смогут только те дети, которые будут рождены не от этих бледных, больных от рождения и не доживающих до сорока. Фуриоса тоже об этом знала, потому если ловили беременных дикарей, то их кормили как можно лучше, и не человечиной, а хорошей едой, пока она не рождала ребенка. Дальше с дикаркой поступали, как и со всеми пленниками, а вот ребенка забирали на воспитание. Такие дети были куда выносливей и здоровей. За такими детьми и было будущее.
Почему-то Лана тоже об этом думала, о детях. Не всегда же ей носится по пустыне, не всегда переправлять грузы. Когда-то придется оставить после себя наследие, ей очень не хотелось, чтобы ребенок умер еще в детстве или подростком. Она готовилась к тому, чтобы ее ребенок занял место Фуриосы. Вот такой амбициозной была молодая, но достаточно умная и пробивная Лана.
Голос личного раба отвлек. Девушка открыла глаза и повернула голову в сторону пленника. Она еще не знала, что с ним делать дальше. Слишком много всего случилось за последнее время, потому думать о будущем не получалось. И вот теперь это будущее наступило. Стоит на пороге и спрашивает ее имя.
- Раздевайся и залезай ко мне. - Это было не предложение, прямой приказ, хоть и не произнесенный пока что именно тоном приказа. - А имя... какой раз ты меня уже о нем спрашиваешь? Второй, третий, пятый? Знание моего имени нужно заслужить. Вот заслужишь, тогда получишь. А пока можешь называть меня хозяйка. - Голос был тихий, мурлыкающий. Казалось, вот-вот и девушка уснет. Но пока глаза внимательно следили за мужчиной. - Ну? Я жду.
[NIC]Lana[/NIC]
[STA]в ад и обратно[/STA]
[AVA]http://firepic.org/images/2015-09/07/inr1xkqr1ok4.png[/AVA]
[SGN]Я жил! Я умер! Я воскрес![/SGN]

Отредактировано Sophie Briol (2016-04-11 11:02:35)

0

46

- игры нет больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » furious wasteland