Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » lie to me


lie to me

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Sophie Briol & Martin Juhl
клуб "Dubstep", ночь
5 ноября 2015 года

Отредактировано Martin Juhl (2015-09-08 17:17:24)

+1

2

Он ничего не слышал о Софи все это время и вообще старался о ней не думать. Определенно, Бриоль не нужны были помощники, чтобы разобраться в собственной жизни, да и помощник из него был хуевый, он ведь и в своей-то разобраться не мог. Ну и, конечно, он не стал страдать хуйней и стирать ее контакты, так что, если уж совсем по честноку, то однажды под травой чуть не отправил ей сообщение. Хорошо, что не отправил, содержание его было не самое доброе, да и не хотелось ему на самом деле напоминать о себе. Она тоже не писала, ну и хер с ней.

Сегодня был обычный вечер, все в том же клубе, где он постоянно зависал, все, как обычно. Весьма уныло. Правда, дилер зацепился языками с каким-то парнишкой, примерно его же возраста. Тот тоже не так давно перебрался в Сакраменто из Сан-Франциско и они надыбали общих знакомых.

Разговор шел как-то неторопливо, Юля периодически отвлекали желающие покайфовать, он глушил пиво, курил и периодически тусил обычный табак с травой. Их отвлек админ. Заглянул и сказал, что Мартина ищет какая-то девчонка. Ну, его много, кто мог искать, поэтому парень пожал плечами и попросил того, проводить ее.

В общем, через пару минут все те же, пошловатые какие-то блестяще-синие шторочки сдвинулись, и в дверях показалась француженка. Вот увидеть ее он ожидал меньше всего, поэтому на какое-то время повисло молчание. Юль смотрел на девчонку, но потом повернулся к парню, имя которого уже не помнил и кивнул.

- Заходи еще как-нибудь, - они обменялись рукопожатиями и тот оставил их с Софи наедине. Мартин коротко приложился к бутылке с пивом и указал девчонке на диванчик напротив. – Мимо проходила?
Нет, он не собирался нести хуйню вроде «зачем пришла» или снова посылать ее, он не собирался и развозить что-то банальное, типа «как дела». Он все равно услышит, зачем она пришла, так чему все это? Хотя, конечно же, он не будет делать вид, что ничего не было, если она на это надеется.

+1

3

P!nk – Try
вв

Однажды нужно сказать себе "стоп" или черная дыра наркозависимости затянет в небытие. Выключить рубильник и осесть на пол, дабы позволить себе протянуть еще хотя бы год, а может даже два. У Софи никогда не получалось надолго. Она каждый раз ставила на паузу, чтобы сорваться, включить любимую кассету вновь, продолжая тонуть в том мире. Тонуть, захлебываться, исчезать. После очередного передоза, вновь лечь в клинику, дабы там опять рассказывали, насколько важно ценить свою жизнь, нервы родных и не растрачивать себя на дерьмо, которое ни к чему хорошему не приведет. Проходить все по накатанной, но даже не думать сожалеть о случившемся.
Две недели, проведенные практически взаперти, как ни странно, пошли на пользу. Бриоль вновь стала принимать медикаменты, прописанные психотерапевтом, перестала видеть кошмары и почти не слышала голосов. Жизнь приходила в нормальное русло, и даже события годичной давности почти не касались ее сознания. Иногда Софи спрашивала у лечащего врача: неужели невозможно простить себя? Неужели срывы будут повторяться раз за разом. Он лишь пожимал плечами, и говорил откровенно, что ей очень повезло, что она до сих пор жива, со всем тем букетом болезней, который алыми бутонами расцвел в голове еще в раннем детстве и с каждым годом цветов становится лишь больше, вытесняя здравый смысл, путая и смешивая все суждения о жизни. Француженка кивала, понимая, что он прав и ей-то не приходилось выбирать.
К счастью, именно из-за этой обреченной покорности, Софи позволили выходить из больницы уже через две недели. Вначале не на долго, позже оставаться дольше и даже ночевать дома. Сестра в срочном порядке вернулась обратно в Сакраменто и больше уже не уезжала, отец тоже хотел бросить все дела, но сестры отговорили его.
Время успокаивало и убаюкивало раны, позволяя выдохнуть. Теперь-то Сэм, так звали телохранителя Софи, не отходил вообще. Ему сделали выговор и пообещали, что за малейшую провинность выгонят. Конечно же, Роше бы так не поступил, но в порыве злости сказал. Отец понимал, что его девочка никогда и никого не слушала, а потому, если решила, то ее не удержит и трехметровый забор.

Одним из важных пунктов лечения, было прохождение терапии. На ней выдавали задания, выполняя которые, по мнению психиатра, можно было достичь лучшего понимания себя, и попытаться принять такими, какими пациенты на самом деле были. Из всего перечня заданий, самым важным было научиться просить прощение и благодарить тех людей, которые не отвернулись от тебя в тот момент, когда это было нужно. Как только Софи увидела этот пункт, как-то сразу вспомнила о Мартине. Конечно, ей было и помимо него у кого извиняться, но со всеми прочими было легче: она общалась с ними, потому что это была ее семья, которая волновалась. Другое дело он: спас ее, фактически продлив жизнь. Боролся, когда любой другой на его месте просто махнул рукой, а она в свою очередь вытерла об него ноги своими словами.
Нельзя сказать, что воспоминания слишком сильно мучили ее, она все же слегка залилась на мужчину, хоть и не было за что. Точнее, то, на что она злилась, была весьма сомнительной причиной. Потому в какой-то из дней, француженка решила зайти к нему и извиниться. В тот день Мартина она так и не увидела. Проторчала у его двери минут пятнадцать, а когда поняла, что его либо нет, либо он не хочет открывать, просто уехала. Еще пару дней раздумывала, а не попытаться ли снова, и вот наконец-то решилась. Только уже искала его не дома, а на работе, в клубе. Конечно же, Сэм поехал с нею, он был тем предохранителем, который бы уберег ее от срыва. Хотя, пока француженка и сама чувствовала в себе силы не начать опять.
В клубе было многолюдно и шумно, после почти трехнедельного отсутствия в жизнь Бриоль подобных заведений, было даже несколько странно находится здесь. Поспрашивав у людей не видели ли они Мартина, Софи заказала себе фрэш и стала ждать, когда до дилера дойдет известие о том, что его ищут. Долго ждать и не пришлось, а потому уже минут через десять, к ней подошел парень и позвал за собой. Сэму было велено стоять у двери и не пусть никого, чтобы внезапные клиенты не помешали. Хотя, чему там было мешать? Извиниться - это не так уж и долго. Наверное.
Проникнув в комнату, Софи даже не удивилась, увидев Юля не в одиночестве, правда, парниша почти сразу покинул комнату. Хорошо, что он вообще был, француженка получила время, чтобы привести мысли в порядок и понять о чем стоит вообще говорить. Присев на диван, Бриоль закинула одну ногу на другу, и улыбнулась, как делала это сотни раз до этого. Выглядела сегодня она куда лучше, чем в их последнюю встречу. - Почти. - Все-таки сказать "прости меня" и действительно захотеть, чтоб это случилось - две разные вещи, а потому сегодня было куда сложнее. Ей действительно хотелось, чтобы он понял - она поступила не так, как должна была. И ей бы хотелось все исправить.
- Мартин, - голос тонет в грохоте музыки, потому сделав над собой усилие, говорит чуть громче: - я пришла извиниться. И сказать спасибо. - Если до этого она была улыбчива и вела себя непринужденно, будто и не случилось между ними ничего плохого, то сейчас она была очень серьезна. Видеть Бриоль такой - это сродни чуду, ведь означало лишь то, что ей действительно не все равно, что она услышит в ответ. - Я повела себя как сука, по отношению к тебе. Я была не права. Прости меня, пожалуйста. - Француженка не прятала взгляда, пытаясь быть искренней и честной по отношению к себе, Мартину и той ситуации, что возникла между ними. Конечно, сложно их было назвать друзьями и, возможно, после этого разговора они больше никогда не увидятся, но тот червяк, что копошится в сердце, наконец-то утихнет до следующего раза, когда она будет виновата перед кем-то. - И, спасибо, что боролся за мою жизнь. - Софи промолчит о том, что он не должен был этого делать, хотя бы потому, что какой смысл жить такому человеку, как она? Нужно уметь быть благодарной, ведь в другой раз этого человека рядом может и не оказаться и тебя будет попросту некому вытащить. Стоит хоть иногда загонять свой эгоизм подальше и не вести себя как высокомерное дрянь.

Отредактировано Sophie Briol (2015-09-09 09:17:49)

+2

4

Юль покосился на охранника, оставшегося в коридоре, а потом снова перевел взгляд на девчонку, которая уже устраивалась на диване. Она и правда выглядела намного лучше, чем в тот вечер. Ему было, с чем сравнивать, и это могло означать, что пришла она не за дозой. Она улыбалась и, наверное, одним своим взглядом обвиняла его в том, что он сделал. Или дилеру просто хотелось думать, что ничего не изменилось с момента их встречи уже в больнице, после произошедшего. С того момента, когда она обвинила его в том, что он помешал ей помереть и послала подальше. Учитывая то, что Мартин не был подвержен самокопанию и долгим раздумьям в силу характера, он так и не разобрался в своих мотивах. Все еще, даже самому себе, не мог бы объяснить ни свой отказ продать ей эту дрянь, ни последующие поиски, ни то, что он взялся ее спасать.

- М-хм, - отозвался он не особо внятно, когда она заговорила о том, что пришла извиниться. Дилер закурил и снова уставился на француженку, уж у него-то точно не было поводов отводить взгляд. – Понятно.

Мартин тоже когда-то все это проходил. Звонил матери и так и не смог попросить у нее прощения за то, что кинул ее, как все гребные мужики в ее жизни. Он лишь спросил, как она поживает и сказал, что отправит ей немного денег. Отправил и забыл о ней почти сразу, а теперь вот снова вспомнил. Юлю не было даже стыдно за то, что он удивился, когда она взяла трубку, и он услышал ее голос. Может быть, он думал, что она уже умерла.

Дилер все еще не разобрался, как реагировать на появление девчонки в поле зрения.
- Да без проблем, обращайся, - Юль вздохнул, сделал еще пару затяжек и вдавил сигарету в пепельницу. Если Софи ожидала какого-то другого ответа, то зря. – Отметить не предлагаю,Чтобы снова не остаться виноватым. Мартин улыбнулся без эмоций во взгляде, как обычно. – Или, может, принести тебе винишко? Если не торопишься.

Интересно, почему для извинений она выбрала именно его? Ее близкие от ее выходок определенно страдали и приняли бы такой жест намного теплее. Юль не стал об этом спрашивать. Скорее всего, просто потому что ей это нужно было сделать, но стыдно было показаться на глаза кому-то из родных, а он, вроде как, такой ненапряжный вариант. Пришла, сказала и также исчезла.

- Сейчас сделаю, - дилер не стал ждать ответа, поднялся и вышел, направившись к бару. Ладно, сейчас они выпьют, поболтают и все будет нормально. По крайней мере, возможно, все будет, как раньше. До того.
Его не было буквально минут пять, а потом он вернулся уже с откупоренной бутылкой и прихваченными бокалами.
- Он не может хотя бы от двери отойти? Бесит меня, - на этот раз Юль устроился на диванчике, уже рядом с девчонкой, между делом наливая в один бокал и протянув его ей, а после этого налив себе и отставив бутылку, посмотрел ей в глаза. – Хорошо, что ты пришла.

Отредактировано Martin Juhl (2015-09-10 09:58:49)

0

5

- Да, можно... - Беземоционально махнешь рукой, будто говоря: я не тороплюсь. И Мартин уходит. Подкуришьи начинаешь вслушиваться в себя, но услышишь только музыку и голос диджея, который орет в микрофон: my heart beats like a drum. - И подумаешь, почему ты вообще здесь? Видимо, действительно сожалеешь. Хотя, с какого перепугу? Будто он тебе так уж и нужен. Можно было забыть и все. Но, иногда так случается, что даже дилер становится другом. Понимаешь, Софа, какие хуевые у тебя друзья однако. Хотя... он все-таки тебя спас.
Именно этот факт ты и не могла выкинуть из головы. Он. Тебя. Спас.

Когда Мартин вернулся обратно, ты курила уже вторую, думая о том, а не уйти ли, пока он не оказался в одной комнате с тобой. Но почему-то решила остаться. Да и ладно, сама же этого хотела, что уж теперь то?
Возвращается с красным вином, и ты знаешь, что будешь мусолить один бокал весь вечер. Последнее время ты даже не пила, странно, но как-то трезвость расудка впервые за долго время тебя очень вставляла.
- Да, конечно. Эээй, негритенок, пойди сочка попей, торжественно обещаю не глотать всякую пакость, пока тебя не будет. - Ты и твой личный телохранитель понимали друг друга и он уже даже не обижался, потому что понимал: девица без царя в голове. Конечно же, он не должен был, вот только знал, что именно этот чувак и спас тебя, а значит, он о тебе переживал - почему, дело десятое, главное, что и сейчас вряд ли толкнет туда, откуда ты только начала выбираться.
- Хорошо? Скажи еще, что ты скучал. - И вот уже от былой серьезности не осталось и следа. Ты - прежняя Софи, которая никому не доверяет, над всем смеется и ведет себя так, будто весь мир тебе задолжал. Только видно было, тебе не так уж и весело, просто легче быть сильной для всего мира, чем сидеть и загонять себя в подвалы печали. Нет, серость не для тебя. Пусть серость идет мимо.
- А вот я много думала о том, что случилось. - Подкуривая очередную сигарету, задумчиво говориш со сталью в голосе. - Дурак ты, Мартин, ой дурак. Если так волновался, то просто не стоило меня отпускать. Иногда меня нужно удерживать... - не сдержалась, выговорилась, но не договорила, в комнату завалился какой-то чел, он посмотрела на Мартина и с порога: - есть чо?

Отредактировано Sophie Briol (2015-09-10 23:52:27)

+2

6

Все-таки бабки портили телок, в большинстве случаев. Сколько он их видел, таких вот, ищущих приключений по жизни, острых ощущений, чего-то нового? Скольким помогал их найти? Его-то в этом случае интересовали только деньги и то, насколько он может раскрутить очередную скучающую деву.

А что Бриоль? Что, блять, пошло не так? И почему ее слова сейчас его задевали? Это, типа, как в начальных классах – выбираешь девчонку посимпатичнее и начинаешь за ней приударять путем дерганья за косички или там, учебником по башке. Высшее проявление чувств, блять. Себе-то он мог признаться уже теперь, что был рад ее появлению и тот порыв с смс был нихуя не от скуки, а откровенным желанием узнать, что творится в ее жизни после случившегося.

Вот она, сидит, улыбается ему, будто ничего и не было. Отправляет своего истукана прогуляться.
Наверняка, она тоже думала о том, что не надо им больше видеться. Она же сама его тогда послала подальше. Так что она теперь тут делает? Им, вроде, уже не по пятнадцать, чтобы играть в эти игры. Жизнь уже слегка поистрепала обоих.
- М-м. И что надумала? – Юль оторвал взгляд от двери и повернулся к девчонке и наблюдая за тем, как она закуривает – как ее губы сжимают фильтр, а потом из них вырывается тонкая струйка дыма.

Ему показалось, что настал тот момент, когда можно уже не играться и, вроде, настало время для каких-то важных разговоров. Он даже открывает рот, чтобы ответить на ее недовопрос, но в этот так и не начавшийся диалог вмешивается третье лицо, совершенно лишнее сейчас. Дилер повернулся и уставился на незнакомое лицо.
- Съеби отсюда.

Когда морда исчезла туда, откуда появилась, Юль вспомнил про бокал в своей руке и одним махом отпил добрую половину, а потом отставил его и снова повернулся к француженке.
- Знаешь, что, - он забрал сигарету из ее руки и сделал подряд пару затяжек, тут же вдавив недокуренную половину в пепельницу. – Может, перестанешь изображать из себя белую госпожу и отправишь своего соглядатая домой, молока попить? А мы прогуляемся. М?
Он пока плохо представлял, куда ее зазывает, но оставаться здесь уже не было никакого желания. Сейчас его будут дергать каждые десять минут. Хотя, не исключал отказа Бриоль и даже не удивился бы ему.
- Поедем ко мне, посидим спокойно. Ну, или хотя бы в место потише.

Отредактировано Martin Juhl (2015-09-14 07:42:08)

+1

7

Хотелось бы сказать, что надумала, что это все такие глупости, что неприятности случаются, у всех, а у меня в два раза чаще, что круг общения растет, внезапно резко сокращается, меняется, но иногда нужно попытаться удержать кого-то, кто проявил человечность, а не жадность. Вцепится в него железной хваткой и не отпускать... Хотелось, но не сказалось. А зачем? Нет, откровенничать это как-то не для меня, особенно не сегодня и не здесь. Мне кажется, что я и так высказала уже достаточно, для того, чтобы донести свою мысль и не показаться зависимой. Хотя, о чем это я? Зависимой от чего? Или точнее будет выразиться от кого?
Возможно, когда-то я и была зависимой, на шее сжимался ошейник, который держал меня на поводке, то коротком, то длинном, сдавливал горло, запрещал дышать. Но потом все кардинально поменялось, больше нет ни ощущения взгляда в спину, ни воспоминаний. Это почти, как начать с чистого листа. Только шрам на коже, да ощущение какой-то тревоги. Но тревожусь я и так слишком часто.
В комнате на миг становится больше двух и это разбивает и ту атмосферу откровенности, которая сложилась. Пить - не хочется, но тактично опускаю глаза к гуще вина. Бардовое, похожее на кровь, во рту тут же образовывается фантомный привкус стали. Последнее время почти не пью, иначе начинает тошнить. Что-то в голове переклинило, наверное. А, быть может, последствия лечения, но здесь мне очень неуютно. Думаю, скоро пройдет. Скоро.
Отвечаешь довольно грубо своему клиенту, я лишь усмехаюсь. Не то чтобы, уверена, что никогда к этому не вернусь. Практика показала, что с моей нестабильной психикой все возможно, скорее даже - обязательно вернусь. Вот только у меня еще есть время. И никто не знает, сколько его у меня. Год, месяц, неделя или только этот день. Но, пока он у меня есть, этот день, я могу быть здесь.
Предложение было весьма заманчивым, подкупала свое новизной и оригинальностью, но: - я не могу. Он слушается меня только в пределах: погуляй где-нибудь недалеко. А если я еще раз сбегу и со мной что-то случится - отец его уволит. А у него маленький ребенок, о котором он заботится сам. - Как бы я не издевалась над своим телохранителем, я понимала, что из-за своих выкрутасов лишить его права на выживание слишком эгоистично с моей стороны. Настолько эгоистично, что было бы слишком даже для меня. - Можем поехать к тебе, только я на своей машине, он отличный водитель, к тому же - джип это лучше твоего корвета. - Нет, даже не пытаюсь в очередной раз пошутить на счет корвета, лишь констатирую факт. В очередной раз... иногда люди не подходят друг другу, потому что предпочтения разные, еще чаще, они не подходят, потому что предпочтения слишком одинаковые. А иногда, несмотря на то, сколько всего различного или общего у них есть, они не исчезают из поля зрения друг друга очень долгое время.
Когда ты забрал у меня сигарету, захотелось закурить вторую. В последнее время я курю куда больше, чем обычно. Но, сдержалась. Шикнула на своих тараканов, они притихли, обиделись, наверное.
Поднялась, оставив на столе так и не отпитый бокал с вином. - Пойдем прогуляемся. Он не будет мешать, к нему быстро привыкаешь, будто бы тень. Замечательный. - Выйдя из приватной комнаты, кивнула охраннику на выход, он и не отпускал взглядом выход из комнаты, поднялся и пошел вперед. На самом то деле он был отличным парнем, и даже странно, что еще терпел таких хозяев, как я.

- Кстати, я заходила к тебе на днях, ты живешь все еще там? - Спрашиваю, уже на выходе из помещения. Охранник отводит взгляд, будто вообще не с нами и даже не в курсе о чем речь, хотя он то теперь уж точно в курсе. Последнюю неделю даже ночевал в особняке у семьи Бриоль. - Мы припарковались там, за углом, прогуляемся, а потом и решим куда поедем. - Не знаю, что со мной не так, но я действительно не хочу отпускать водителя. Если Мартин захочет ехать на своей - то они просто поедут следом, а там уже телохранитель подождет в машине. В конце-то концов, это его работа.

+2

8

Дилер тихо усмехнулся и отвел взгляд. Не так давно Софи было похуй не только на окружающих, но и на саму себя, но теперь она вот такая, великодушная и заботиться о том, чтобы ее телохранитель не лишился из-за нее работы. Где был этот чувак, когда она отъезжала в том грязном притоне? Наверное, сидел дома и глядел сериалы со своим дитем. Но нет, ему нельзя лишиться работы, он же такой хороший водитель и вообще классный чувак.

- Ладно, хрен с ним, - Юль поднялся вместе с девчонкой и пропустил ее вперед, чтобы она разобралась со своим негром, а сам сгреб со стола мобилу, сигареты и зажигалку и только потом направился следом, на ходу сгребая куртку со спинки дивана. – Поедем вместе, оставлю тачку здесь. Чем тебе плох корвет, а? Вечно на него наезжаешь. Это мировая тачка.

Только после того, как они оказались на улице, Мартин понял, что как-то слишком легко одета француженка. Пусть ей и приходилось делать пару шагов от машины до нужного места, но осень была в разгаре, так что это было немного странно. Юль перехватил куртку и кинул ей на плечи, направляясь к машине.

- Нашел угол получше. Сейчас даже удивляюсь, как жил в том клоповнике. Хотя, знаешь, после последних лет в Сан-Франциско, вполне мог бы считать это нормальным жильем, - дилер пожал плечами и покосился на негра, плетущегося впереди. Действительно тень – ему еще бы держаться темной стороны улицы и полюбому же хуй разглядишь. – Значит, тебя запихали в клинику, и ты решила на время снова стать хорошей девочкой?

Ну, да, он до своего конкретного решения избавиться от этой дряни, тоже делал вот такие попытки. Не всегда добровольные, но они были, так что по себе знал, что пока самостоятельно не придешь к такому решению, то нихуя не изменится. Да даже если и придешь, то не факт, что выдержишь то состояние, в котором находишься. Потому что, на момент начала лечения твой мозг уже не может воспринимать окружающую реальность адекватно, для тебя уже нет радости ни в чем, кроме очередной дозы. Типа, джанк в первую очередь подменяет какие-то вырабатываемые им вещества, отвечающие за состояние счастья и радости, своим действием и тебе пиздец. Вспомните все самое хуевое, что случилось в вашей жизни и помножьте на сто – вот оно ваше настроение и это если не считать общего физического состояния организма. Хотя, в случае с Бриоль все несколько легче, учитывая, что стаж был очень небольшим и у нее были все шансы выползти из этого почти без потерь. По крайней мере, сохранить себя такой вот, в целости.

Дилер сунул руки в карманы брюк, задумчиво глядя себе под ноги, на носки туфель. Теперь загадкой для него было не только сегодняшнее появление Софи, но и то, почему она согласилась продолжить вечер вместе.

- Если я скажу, что скучал, ты мне не поверишь? – Юль улыбнулся, устроившись на заднем сидении джипа рядом с девчонкой, и на миг отвлекся, чтобы сказать ее сопровождающему адрес. Закинул локоть на спинку сидения, за ее спиной, приобнимая за плечи, а свободную сунул в карман куртки, которая все еще была на ней, достал сотовый, пару раз мазнул пальцем по экрану, выискивая не отправленное сообщение с каким-то расплывчатым текстом, типа «эй, детка, как дела» и сунул ей в руку, а сам принялся добывать сигарету. По крайней мере, это звучит нормально по сравнению с тем, что он психовал из-за ее слов, сказанных в клинике. – Никто больше не вынашивает таких отборных тараканов. Ну, и нам есть, что вспомнить, да?

Ехать от клуба до дома было недолго, так что они успели обменять короткими фразами и неторопливо выкурить по сигарете и скоро уже поднимались в его квартиру. Мартин только слегка подождал, пока Бриоль поговорит со своим негром.
- Проходи, - он толкнул двери, наблюдая за тем, как девчонка проходит в квартиру и осматривается и зашел следом, закрывая ее за собой.

+1

9

Мы бываем очень несправедливы в своих суждения, оценивая ситуацию весьма субъективно, глядя на происходящее лишь с одной стороны, со своей. Нельзя сказать, что мы ошибаемся, ведь с нашей стороны все именно так, как кажется нам. И упрекать ведь даже не за что, перед собой мы честны и справедливы, забывая, что именно это и погубит нас однажды. Только тот, кто отрекся себя, может быть истинной. Тот, кто лично не причастен к событию, но эти самые непричастные зачастую и не влазят, оставляя свое мнение при себе.
- Я тебе уже говорила, тогда в реке. - Этот момент Софи прекрасно помнила, они вместе с Мартином ехали в Техас, будто бы бежали от чего-то или кого-то, но от кого девушка не помнит. Возможно, потому что эти воспоминания были в той зоне табу, в которую лезть не стоило, иначе раздразненный красной тряпкой бык воспоминаний наконец-то прорвет ограждение, выпустив всю боль, что пока что таилась и не показывала себя.

Куртка ложится на плечи Бриоль, и девушка коротко мимолетно улыбается. Это могло бы показаться милым, быть воспринято, как элемент флирта или ухаживаний, если бы они с Мартином не были так давно знакомы. С сложившейся ситуации Софи восприняла все так, как будто он должен был потупить как-то так: не спросить, не предложить, а по-свойски укрыть. И они сейчас даже могли выглядеть, как самая настоящая парочка, которая уже утомилась в клубе и собиралась ехать домой для продолжения банкета. Возможно, кто-то именно так на них и смотрел, но лишь им была известна правда, которая даже звучит как-то странно: им попросту нравилась компания друг друга, даже, если это была обычная прогулка или разговор. Иногда было просто приятно смотреть кому-то в глаза и молчать. А иногда, как сейчас, хватало просто находится рядом.
- Хорошо, что место работы не сменил. - Будто ставя в укор то, что не предупредил о своем переезде ее. Хотя, зачем ей было об этом знать? Это она же его прогнала, она сказала, что больше не хочет ни знать, ни видеть, ни помнить. Только это так не делает: не такого переключателя в мозгу, который позволил бы щелкнуть и отключить всякие воспоминания о человеке, стереть его из всех тех дней и больше никогда не вспоминать. Не скучать по тем временам, которые вы провели вместе. Забыть все, что было хорошего между вами. А как было бы просто жить, имей люди функцию, не ощущать больше никогда и ничего. - А ты против? Мне казалось, именно этого ты и хотел от меня. Чтоб я стала хорошей девочкой. - Получается несколько грубее, чем хотелось бы. Словно ей не все равно, чего он так хотел, и чего хочет сейчас. Но, если уж совсем говорить на чистоту, то она всего лишь защищалась за всей этой холодностью, отстраненностью или шутками. Ей самой бы хотелось быть правильной. Такой, у которой несомненно будет в итоге все хорошо и счастливо. И здесь дело даже не в семье, детях, газоне перед домом и собаке. Скорее, здесь о долго и счастливо, а еще о смерти в один день. В ее же случае, смерть будет рано, она скоро переступит порог тридцати одного, и сама в это не верит. Будто удивлена, как так вышло с нею, что еще жива.
Самое же главное, что Бриоль не хотела делить свою смерть ни с кем, и хотела умереть так, чтоб сама решила когда. Умирая уже сотни раз, воскресая после словно феникс, появлялось ошибочное ощущение бессмертия. Француженка иногда даже думала, что умрет именно в тот момент, когда будет не готова и когда не будет желать этой смерти, будто даже в конце получит небольшую месть от старухи с косой, за все эти игры. За все шутки.

Ночь уже давно не была властна над городами, которые всегда светились яркой лампочкой, но та магия темноты, все еще блуждала по миру. Даже пройтись от шумного клуба до машины, которая была припаркована за углом, в более тихом и безлюдном месте, стоило многих мыслей, вопросов и внутренней неуверенности. Зачем Софи пришла? Извиниться? Даже звучит смешно. Зачем продолжила разговор? Потому что последовала очередному капризу? Зачем согласилась поехать к нему домой?.. все эти и многие другие вопросы, которые Софи решила оставить без ответа, смеялись над нею. Будто уличили ее в каком-то грехе, в привязанности, которой не должно было случится. Да и к кому? К Мартину, который просто оказался однажды полезен. Или, к Мартину, который так часто был рядом, когда больше никто не был? А, быть может, к тому Мартину, который даже несмотря на ее хамство сейчас находится на расстоянии вытянутой руки? Это можно было бы назвать френдзоной, если бы они уже давно не переступили порог чисто дружеских отношений... так что же это было? А, может, права была тетя, говоря, что зорко одно лишь сердце, и слушая его можно найти того, кто действительно нужен тебе, а ты нужна ему. Как же хотелось бы в это поверить, а поверив, все не испортить, как зачастую и портила сама же.
- А ты скучал? - Удивленно переспросит, и не понять, то ли она серьезно удивлена и хочет услышать правду, то ли просто смеется над тем, какой Мартин решил завести разговор. Хорошо еще, что охранник-водитель был скорее частью интерьера, чем тем, кто имел право голоса. Возможно, как-нибудь потом в личной беседе он и спросит, как следует относится к этому Мартину, но сейчас он не мешал.
Бриоль любила свою машину, в ней она не чувствовала того страха, который обычно преследовал ее во всех других машинах. Потому когда взревел мотор и автомобиль стремительно поехал вперед, у француженки не появилось желания спрятаться, а она спокойно могла продолжить беседу.
Хотя, сейчас бы ее ничто не напугало, слишком уж забавно было смотреть на не полученное смс. Будто вернулась в прошлое, в те годы, когда еще училась в школе и переступить через себя, показав искренность чувств, было очень сложно. Теперь же все куда проще, можно просто прижаться с мужчине, легко коснуться губами щеки, даря невесомый поцелуй, а мысленно назвать его дураком повторно, за то что лишком мило это все получилось. А зачем им быть милыми, если это не про них? Или все же?... - А мы едем к тебе вспоминать прошлое? - Интересуется почти шепотом, получается интимно и слегка лукаво. Возможно, так Софи и хотела: без пошлостей, но с неким флером обещания или даже предложения.

Приехали довольно быстро, всего через одну сигарету и еще чуть-чуть. Мартин вышел первый, Софи же задержалась в машине. - Я не знаю сколько там буду, может через час вернусь, может утром, потому жди, со мной идти не надо. Все будет хорошо, обещаю. - Охранник кивнул, на этом и закончился диалог.
Новое место обитания и правда выглядело куда лучше. Вот только с чего это вдруг мужчина решил переехать, оставалось какой-то загадкой. Он не походил на того, кого очень заботит комфорт или статус. Скорее ему должно бы там сносно да и все. А это место уже было с претензией на хороший район. Но Софи нравилось это изменение. Здесь не страшно было, а наоборот все говорило о неком спокойствии и умиротворении.
Уже через несколько минут они оказались в квартире у Юля, девушка скинула свои высоченные каблуки со стальными набойками, от которых жутко болели ноги, и радостно проскользнула в гостиную. - А здесь и правда лучше. Это, случайно, был побег не от меня? - В голосе вызов и совсем немного насмешки. Зажигалка чиркает кремнем, высекая искру, чтобы поджечь газ. Получившийся огонек использовать, чтоб подкурить сигарету... слишком много на сегодня.

+2

10

Русские горки. Из крайности в крайность. Какие определения не давай этим полуотношениям, все оставалось по-прежнему. Должно было оставаться, но в какой-то момент полетело к чертовой матери. Скорее всего, в тот момент, когда она в последний раз уходила из его квартиры, еще из той, в которой он жил до этого. Вроде, не так уж и много времени прошло, а казалось, что много. Или память дилера настолько уже натаскана была на то, чтобы закрывать что-то такое в самом укромном углу, что спустя даже меньше месяца, он с трудом вспоминал подробности.

Девчонка легко скинула туфли и прошла в гостиную под пристальным взглядом Мартина, который задумчиво рассматривал француженку, задержавшись взглядом на тонких белых лодыжках. Когда она заговорила, он сразу поднял взгляд и неопределенно пожал плечами.

- Просторнее, - вопрос он будто проигнорировал и на время скрылся из поля зрения девчонки. Неторопливо прогулялся до кухни, открыв там бутылку вина, и прихватил бокалы. Хотя, понял уже, что это не особо актуально, но не кофе же ей предлагать. В конце концов, дилер снова появился в гостиной и указал француженке на диван, одновременно с этим разливая вино по бокалам. Решил вернуться к их разговору. – Если бы это был побег от тебя, то я бы действовал масштабнее, - Юль улыбнулся и подошел к девчонке, протянув ей бокал и отставив бутылку на столик. – Скорее, свалил бы из Сакраменто.

На самом деле, выходило так, что Софи, наверное, больше всех о нем знала. О его прошлом и настоящем. Например, она знала, где его можно найти, да и общие знакомые у них имелись. А вообще, он же даже не думал, что она придет, для него это было действительно неожиданно.
- Но на самом деле, никуда бы я не бежал, потому что был уверен, что мы больше не встретимся, - озвучил он свои мысли и устроился рядом на диване, небрежно стукнул своим бокалом о ее. – Так что, давай, за встречу.

Он отпил из бокала и сразу его отставил. Нет, он не будет интересоваться причинами ее внезапного появления. Он и так достаточно запутался в Софи, и в себе, а в том, что происходило, так зачем еще больше осложнять? Пусть уже все было бы, как есть. Она извинилась, он забыл, и все так, как раньше. Ну, почти так. Наверное.

+1

11

Обычно сбегала Софи, а не от нее, и, наверное, это было бы очень обидно - впервые оказаться брошенной. Пусть, она бы и сама в этом оказалась виновата. Ведь прогнала. И что вообще с ней происходит? Раньше ей было не особо важно оставлять хоть кого-то рядом. Наверное, с возрастом приходит и чувство страха одиночества. Будто бы оставшись одной, высшее наказание. Бриоль словила себя на этой мысли и даже немного расстроилась. Значит ли, что она приехала сегодня к нему, потому что постарела настолько, что начала цепляться за людей?
- И куда свалил бы? - Прокручивая серебряное кольцо на пальце, меланхолично спросила, будто бы ей и не важно. Вот только если спросила - значит интересно и важно. Действительно очень важно. - Вот я, к примеру, обычно сбегала на другой континент. Чаще всего в Париж, а из Франции - в США, один раз даже в Индию улетела. Правда, в тот раз я уехала не одна и бежала скорее от себя... хотя, я всегда сбегаю от себя и только себя. - Улыбается, поднимая глаза на Мартина. К чему этот приступ откровения? Они же ничего друг другу не должны. Просто иногда находят рядом, очень-очень близко друг к другу.
Приняв бокал красного вина, подумала - так все же пить или нет. Но потом решила, что от одного глотка хуже не станет. - За встречу... - Перезвон бокалов. - Не думал? И какого оно теперь? Ощутить, как сломался шаблон? - Кажется, что Бориоль вот-вот удовлетворенно хмыкнет, мол провела, удивила, обманула. Но нет, лишь улыбается и внимательно смотрит. Что же она хочет увидеть в его глазах?
- Ты даже не представляешь, как сильно я устала. В клинике было так скучно, а когда возвращаешься, мир врывается в твое пространство и давит. Мена за эти дни почти снесло потоком людской самоуверенности. И как я раньше была такой же? Пора вспоминать себя. - Пока говорила - курила, а закончилась сигарета и слова иссякли. Хорошо еще, что пепельницу девушка заприметила сразу и приватизировала в личное пользование. За первой сигаретой пошла вторая. Не то чтобы это действительно было нужно, но внутреннее спокойствие достигалось именно так. - Как у тебя получается оставаться чистым с твоей работой? - Не то, чтобы это был лучший разговор, который она могла сейчас затеять, но ей было действительно интересно, нашел ли Мартин с жизни другое счастье, помимо наркоты.

+2

12

Дилер закурил, но после вопроса Софи повернулся к ней и внимательно посмотрел в глаза. Она улыбалась, и к ее приступам откровения он до сих пор никак не мог привыкнуть, потому что обычно, подобное происходило неожиданно. Не то чтобы дилеру нужно было предупреждение и моральная подготовка, но личность Софи в такие моменты начинала для него обрастать еще каким-то подробностями. Типа, становится более полной и даже какой-то осязаемой. Когда француженка начинала что-то о себе рассказывать, он, по крайней мере, ощущал, что она здесь, с ним, и она реальная. Может, и он сам начинал чувствовать себя, чуть более настоящим.

- Не знаю, - Юль пожал плечами и отвернулся, подавшись вперед и опираясь локтями на колени, замолчал на какое-то время, наблюдая, как тлеет сигарета. – Что ты хочешь услышать? Я, типа, удивлен, что ты пришла. Могла ведь и не делать этого.

Могла заняться своей жизнью. Обычно после клиники торчки начинают искать себя. Если, конечно, сходу не возвращаются к той же волне. Пытаются вернуться к работе, наладить контакты с близкими, найти какой-то смысл, блять, чтобы жить дальше, чтобы забыть прошлое. Охуенно сложный период, на самом деле и все кажется очень неподъемным. Кажется, что родня смотрит на тебя искоса, что ждут, когда же ты снова сорвешься, и все пойдет по пизде. Когда ты начнешь оправдывать все их ожидания о своей жалкой жистянке, когда начнешь нарушать все данные тобой еще совсем недавно обещания. Сложно концентрироваться на чем-то, потому что в твоей башке столько хуевых мыслей, что ты удивляешься, как они вообще в нее помещаются. Ты ебаный пессимист и если рядом нет того, кто по-настоящему может тебя поддержать, то тебе пиздец.

Сейчас Софи и не говорила ему ничего нового. Люди, в большинстве своем, жестокие мрази и почти ни на кого нельзя положиться. Опять же. Юль затушил сигарету и отпил из бокала, а потом снова повернулся и посмотрел на девчонку. Чистота? Если не знать подробностей, то под этим много чего можно предположить, но, Мартин понимал, о чем она говорит.

- Жить овощем – не большое удовольствие. Надо понять, что без наркоты ты ни в чем не теряешь, а, вроде, даже наоборот, приобретаешь. Не знаю, как объяснить, - он тихо хмыкнул и вытянул из пачки новую сигарету. Закурил и потом откинулся на спинку дивана.

Да, они не были друг перед другом, как раскрытые книги, но, блять, они и чужими друг другу не были.  Хотя, Софи, пожалуй, была единственным человеком, с которым ему и не надо было ничего говорить. Разве какими-то своими действиями они не больше говорили? Да каких-то десять минут назад она прижималась к его боку в машине, и он чувствовал ее дыхание и прикосновение ее губ. И это, блять, говорило ему намного больше, чем какие-то там слова. По крайней мере, если бы сейчас она ему сказала, что, да, она рада его видеть или то, что она тоже скучала, то его бы это не удивило, потому что она это уже показала.
- Что теперь будешь делать? Какие планы?

+1

13

Devics – Salty Seas
Мартин вряд ли мог понять зачем ей это было нужно, все эти наркотики. Она была уверена - не сможет завязать, раз и навсегда нет. Потому что только в редкие моменты наркотического опьянения ее не терзало все то, что последнее время обвивало ее жизнь. Стоило ради себя постараться, стоило ради себя сделать хоть что-то, даже, если это значило выпасть из жизни, скатившись в мир иллюзий. И пусть она лишь в очередной раз бы доказала, что не обладает железной силой воли, и пусть бы она еще раз показала насколько бывает слаба, но для нее это было бы небольшой передышкой в вечной гонке.
- Что приобретаешь? Ясность сознания? - Смешно было то, что теперь они поменялись местами: теперь уже Софи спрашивала какой плюс в том, чтобы прекратить, а Мартин пытался уговорить бросить. Нет, даже не уговорить, а убедить, что конечная цель заключается как раз-таки в том, чтобы перестать. Жизнь полна красками и без наркоты. Но ведь именно он раньше утверждал, что жизнь красками не заиграет. Нет... да и черт с ним.
- Что делать? Да ничего, как и раньше - жить. - Почему-то вопрос повеселил. Будто бы что-то изменилось между тем, что было месяц назад и сейчас. Изменилось лишь место пребывания, но внутри все осталось прежним, как тело, так и разум. - Или что я должна сделать? Я уже не стану лучше, чем есть. Мне это не нужно... скажи, чем занялся ты, когда бросил? Продолжил торговать и радоваться жизни, не так ли? Вот и я поступлю так же. Постараюсь радоваться. Это было так глупо. Сколько ни пытайся, а радоваться не получится, ведь все эти чувства не возникают сами по себе.

В открытое окно проник шум с улицы. Пьяные голоса в разнобой что-то выкрикивали. Софи поставила красное вино на пол и зачем-то направилась к окну. Ей совершенно не нравился этот разговор и русло, в которое он уходит. Будто ей стоит оправдываться за то, кто она и какая. Вот только Бриоль не собиралась оправдываться ни перед кем. - Счастливые люди... - Высунувшись в окно, улыбнулась Софи. Только послушай, поют о любви: -...my heart beats... - француженка наклонилась еще немного ближе, в желании расслышать лучше: - ...like a drum... - а потом повернулась с парню, протянула руки: - потанцуешь со мной? - алые уста растянулись в улыбке. Нет, Софи не шутила, она правда хотела танцевать под пьяное пение, доносившееся из окна. Да и когда голоса стихнут, она хотела продолжать танцевать. Было нечто очень интимное и до боли приятное в этом. Когда два человека танцуют потому что хотят этого...
вот только голоса становились все тише и тише. - А знаешь, мне уже пора. Увидимся. - Помахав ручкой, Бриоль так  ушла, оставив в подарок свою обувь. Хотелось погулять босиком и одной.

Отредактировано Sophie Briol (2015-10-06 21:01:32)

+2

14

Он тут, кажется, не собирался развозить задушевные разговоры. Хотел уехать вместо потише и не пришло ничего в голову лучше, чем собственная квартира – не далеко и тихо, как и нужно было. Вот она, Софи, непривычно трезвая. Вменяемая. Без всяких загонов. Вот он – все еще озадаченный ее появлением и все-таки не знающий, чего ожидать от нее в следующую секунду. Охуенно разные, потому что пропасть между ними можно было почувствовать, особо не напрягаясь, и дело было не только в каком-то там социальном положении, но и чисто по-человечески, Юль явно никак не рисовался рядом с француженкой. Типа, не тот формат или как-то так.

- Может, и ясность, - дилер тихо усмехнулся, наблюдая за девчонкой, за промелькнувшей в ее глазах иронией. – Может, что-то другое. В конце концов, каждый находит то, что ищет. И не факт, что это не тот же самый желанный кайф.
Ну, кому, как не этим двоим было знать, как легко вернуться в этот круг, ведь никто из них никогда не бежал из него добровольно.

Он когда-то так же, как и она, попал в клинику. Сколько он еще продержится? Полгода, год, может, или еще чуть дольше? Никакие рассуждения не дадут ему гарантий, что завтра он не поставит себе по вене, и не унесется в далекие наркотические дали. Снова и снова. Разве что теперь уже никто не определит его в дорогую клинику, чтобы избавить от зависимости. Торелли пустят ему пулю в лоб и определят в какую-нибудь канаву, откуда его никогда не достанут. Просто, не найдут. Да и кто его будет искать? Александры больше не было, а отец с матерью вообще не знали, где он и что с ним.

- Вернешься в агентство? – Юль чуть удивленно посмотрел на Софи. Кажется, она не особо радовала визитами свою сестру. Хотя, знал ли он вообще что-то о ней? Мог только предполагать, что она достаточно продолжительное время не казала там носа, а причины были очевидными. Да и вопрос был чисто риторическим.

Юль проследил за тем, как француженка поднялась, что-то услышав за окном. За тем, как она прошла к нему, ступая босыми ногами по полу, и перегнулась через подоконник. Конечно же, ему не нужны были никакие оправдания, совсем не их он хотел услышать. Может, что-то вроде простого «все будет нормально» или еще что-то подобное, чего он не видел в ее взгляде за время этого короткого разговора в его квартире. Но, нет, он так этого и не услышал. Софи поймала какое-то свое настроение и позвала его танцевать, а потом, так и не дождавшись, что он поднимется, помахала ему и ушла. Останавливать ее он не стал. Зачем? Уход ее оказался настолько же эффектен, как и появление. Такое нельзя портить какими-то своими желаниями.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » lie to me