Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » watching you watching me;


watching you watching me;

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

WATCHING YOU WATCHING MEhttp://funkyimg.com/i/21Riy.png
----------------------------------------------------------------------------------------------

дилан и эль

время: 02/08/2015;
место: центральный парк;

Жизнь идет своим чередом: Эль пытается всеми силами дотянуться до заветной мечты и воплотить свои цели в реальность; Дилан, наверное, старается чуть меньше, потому что не задумала ничего конкретного, но ни в коем случае не останавливается. Орлин навидалась всякого, Оакхарт навидалась не меньше, однако ни вторая, ни другая не зацикливается на плохом. Видит только хорошее. И однажды их взгляды пересекутся, чтобы наполнить рутину небольшой частью чистого, искреннего и греющего света.

[NIC]j. d. oakheart[/NIC]
[STA]i refused to believe in running away[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/21WjB.png[/AVA]
[SGN]углем наметил на левом боку место, куда стрелять,
чтоб выпустить птицу - мою тоску в пустынную ночь опять.

http://funkyimg.com/i/21Rix.png
[/SGN]

0

2

maître gims – zombie
одежда, волосы, рядом валяется льняной рюкзак;
•   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   

переступая через трупы
чужих не сбывшихся надежд
своей твержу д е р ж и с ь родная
мы обязательно д о й д е м
©


[float=left]http://funkyimg.com/i/21vKe.gif[/float]Французы говорят: «L'espoir fait vivre» (я узнала об этом не сама; мой любимый кудрявый квартирант однажды случайно кинул в меня словарем), американцы уверенно вещают: «Man needs hope to live». Правы и они, и мы – истина ведь одна, человеку нельзя обойтись без надежды, потому что она для него – всё равно что порох для орудий на корабле, всё равно что бензин для машины. Он должен черпать энергию для продвижения вперед из окружающего мира или маленьких радостей, оживлять омертвевшие клетки воспоминаниями, эмоциями или оставшимися ценностями. Я не могу сказать, что остановилась, оставив позади Грецию и убивающие меня любовные отношения. По-моему, я стала увереннее смотреть в будущее и начала наслаждаться тем, что никогда не приносило мне удовольствия.
Моему сыну уже почти год. Я почти год являюсь матерью. И это страшно. Мне всегда казалось, что девушки, похожие на меня, в глазах общества могут быть только вечными подростками с ворохом приключений на плечах. Я кручусь напротив зеркала и удивляюсь. Я спрашиваю сама себя: как эта девочка – маленькая американка, у которой отвратительно уставший вид, но почему-то сияют глаза – превратилась из вечного пацаненка в заботливую мамашку?.. Сначала, конечно, у меня не получалось. У меня не получалось ничего из того, что иным женщинам дается с легкостью. Я брала его на руки и просила: пожалуйста, замолчи; пожалуйста, исчезни; пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста. Я никогда в жизни не произносила это слово с таким остервенением и с таким глубоким чувством, я никогда не повторяла его по семнадцать раз на дню, надеясь, что меня услышит Бог. Черт возьми, Бог! А ведь я всегда была атеисткой. Наверное, в минуты отчаяния нам всем приходится находить точку опоры и хвататься за нее, что есть сил.
Я могу всё. Я не сразу это поняла.
В Хьюстоне наша безумная жизнь превратилась в размеренное существование. Не такое, когда ты не понимаешь, чем твои дни отличаются друг от друга, а такое, когда поддаешься вяло текущему потоку и уходишь в него полностью. Мой лучший друг – по совместительству являющийся соседом – уходил рано, стараясь не разбудить нас с Тером. Мы спали примерно до семи часов утра, но иногда случалось, что мелкий дарил мне лишний час отдыха. Я каждый раз воображала, что открываю глаза не из-за того, что несу ответственность перед живым существом. Первые десять секунд после пробуждения я приписывала себе статус старшей сестры и ждала того момента, когда моего брата заткнет заботливая матушка. Лишь потом понимала, что квартира – пуста; и голодный рот не накормится по взмаху волшебной палочки. Я устало отдирала каштановую голову от подушки, открывала жалюзи и подходила к детской кровати. Тер смотрел на меня серьезно и с едва различимым умилением, которое присуще только младенцам, окидывающим взглядом знакомый силуэт. Он меня знал. Он улыбался мне. А я улыбалась ему в ответ.
– Доброе утро, Креветка.
У меня не было постоянной работы: я с восходом солнца оказывалась в центральном парке, ставила стульчик и перебирала от скуки карандаши; к сожалению, я не могла творить нон-стоп из-за сбивчивого графика моего друга-соседа и непостоянности клиентов, верующих в мой талант. Девочка без образования нужна мало кому, если не сказать – никому не нужна. У меня не было планов: я жила секундой, сформированной в тот самый отрезок времени, который, быть может, длится и сейчас, несмотря на то, что мы с вами не можем этого видеть. У меня не было любви или желания полюбить: после последнего романа, поднявшего меня на вершину и чуть позже разбившего меня об скалы, я сторонилась и мужчин, и интимных контактов, и сильных привязанностей. У меня и машина отсутствовала. Нормальная машина. Старая колымага как раз стояла под окнами нашей с Тером комнаты, зазывно поблескивая фарами в свете фонарей. Но у меня было кое-что гораздо более важное, чем любые материальные ценности. У меня была я. У меня был мой ребенок. И это больше, чем весь мир вокруг. Или я просто решила, что так оно и есть, чтобы найти свою точку опоры.
Два часа дня. Передо мной стоит холст, на нем ютятся несколько серых полосок, медленно перетекающих в изображение глаза, увиденного мной в интернете пару часов назад. Мужчины и женщины спешат по делам, а я спокойно наслаждаюсь погодой, вдыхаю полную грудь теплого воздуха и откидываю голову назад, находя в своем положении романтизм, который стоило бы заметить другому художнику. Мне хорошо. Я люблю август и редкие минуты покоя вдали от материнских обязанностей. Сын отдан в заботливые руки бабушки – моей пропащей родной крови, которой очень сильно захотелось передо мной оправдаться. Она сидит с ним так часто, что он даже начал ее узнавать. И улыбаться ей, как улыбается мне. Но я не видела в этом ничего плохого. Или предпочитала не видеть. Мои мысли целиком и полностью растворились в атмосфере парке, носясь туда-сюда с порывами ветра, взъерошивая непослушные волосы прохожих и заставляя дрожать их длинные ресницы. Я, словно банальная любопытная кошка, наблюдала за походками, жестами и изменениями мимики, склонив голову набок. В секунды бессмысленного созерцания мне даже материться не хотелось. Мат бы нарушил идиллию всего сущего, а я не хочу превращаться в разрушителя.
Некоторые люди удивляют больше прочих.
Мое внимание привлекла миниатюрная брюнетка – на первый взгляд хрупкая, как кукла из папье-маше, такая же бледная, но не болезненная: выделяющаяся на фоне остальных подобно белой голубке среди серых собратьев. Пряди слегка вьются, тонкий вздернутый нос покрыт веснушками, губы кораллового цвета. Среди всех этих серьезных дядей и пафосных тетей ее образ стал единственным утешением для меня в этом карнавале состоявшихся и тяжелых. Я невольно залюбовалась. Как художник и, чего уж греха таить, как бывшая девица с Севера. Точнее, поглядывающая на тот фронт. Я и мечтать не могла, что наилучший материал для творческого вдохновения остановится рядом со мной и попросит начертить его глаза, его плавные движения… всю его составляющую. Не могла и не мечтала. Я решила, что ждать у моря погоды – херовая затея. В коне концов, если мне не платят деньги за то, что я делаю, то я могу хотя бы получить эстетическое удовольствие?
Спокойно встаю с табуретки. Делаю несколько шагов вперед. И мне кажется, что я вся растрепанная, заспанная и насквозь пропахла чем-то детским и непорочным. Подумайте только – ребенок пахнет ребенком. Но когда-нибудь я вырасту. Я уже расту – каждый день, пусть и не вижу никаких изменений.
– Привет, – держусь достойно и непринужденно. На лице играет дружелюбная улыбка; я убираю прядь светлых волос за ухо и вглядываюсь в мелкую сеть пор, в овальные брови, огибающие веко ласково и аккуратно. У них нет места преломления. Взгляд не кажется вызывающим и дерзким, в нем присутствует мягкость, которая в совокупности с цветом глаз превращается в некую патоку. Па-то-ка. Вкусное слово. Леденцовые глаза. – Ты не бойся, я ролексы продавать не буду. Хотела просто… предложить тебе нарисовать твой портрет, – легким кивком указываю на местоположение моей импровизированной работы. Может быть, когда-нибудь я буду сидеть в помпезном кабинете и пить кофе из «Старбакс». – Бесплатно. Просто так, – от чистого сердца и по свободному желанию. – Ты очень необычная, а я люблю необычных людей.
И мир люблю. И себя люблю. И сына.
L'espoir fait vivre?

[NIC]J. D. Oakheart[/NIC]
[STA]i refused to believe in running away[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/21WjB.png[/AVA]
[SGN]углем наметил на левом боку место, куда стрелять,
чтоб выпустить птицу - мою тоску в пустынную ночь опять.

http://funkyimg.com/i/21Rix.png
[/SGN]

0

3

[audio]http://prostopleer.com/tracks/51492640nmo[/audio]
одежда [без куртки], макияж, волосы до плеч, в линзах цвета карамели, с рюкзаком за плечами;
•   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   


Если бы мир очнулся. Стал бы немного легче.
Если бы в самом деле. Если бы круг замкнулся.
Если бы мы сумели. Только бы мы  с у м е л и.
©


[float=left]http://31.media.tumblr.com/00db5accf1c93dbbd28b8eb2758376a8/tumblr_inline_n9kmhg351o1s5ojxi.gif[/float]Было все  - так думают пессимисты.
«Мы сидели и болтали, он о любви, а я - ногой», - все чаще эта незатейливая и несерьезная фраза ассоциировалась у меня с моей же личностью. В антураже современного шумного города, с его проспектами, заполненными густыми линиями автомобилей, сигналящих и растрачивающих бензин в пробках, с его вечно спешащим месивом обывателей, одетых то в пестрое, то в черно-белое, как повезет, с его праздниками, случающимися так внезапно, когда внутреннее состояние еще не готово к торжеству, я чувствовала себя чужой и неактуальной. Устанавливая себе четкие рамки, выдумывая правила и бережно относясь к графикам, я и сама не заметила, как выбилась из главного – из ритма жизни, я теперь не знала, где мое место. И каждая новая неудача, каждое поражение на любовном фронте (а их за последний год было немало) откидывали меня туда, в детство, когда я была гадким утенком, маленькой девочкой с блеклыми волосами, неинтересным посредственным лицом, невысоким ростом и такой же мизерной самооценкой. Дальше меня окружали хорошие люди, которые помогали мне, всегда балансирующей на грани уверенности и «брось это все к черту» выбирать только первое, раз за разом, кирпичиком к кирпичику собирая фундамент моей натуры: живой, оптимистичной и целеустремленной. Но сейчас, отлучившись от города, который почти_полюбила // только он не полюбил меня // оказавшись в четвертой столице США, я ощутила, как одиночество после экстренного укола в сердце снова пульсирует в крови. «Это всего на месяц» - роптала менеджер по развитию, склонив белокурую голову на бок и вроде как со мной заигрывая, чтобы я только согласилась. Кто бы знал, как мне надоели эти фальшивые улыбки коллег и их желание высмеять меня по любому поводу. Современный мир, современные традиции, и я давно считала, что издевки и смешки должна остаться в далеком прошлом, для меня – на границе с Шанхаем, я похоронила свою неуверенность в стране восходящего солнца. Но нет, раз за разом любопытный зевака, столкнувшись со мной в коридоре, считал уместным и неимоверно веселым спросить, когда я себе девушку уже найду. Да никогда! Отстаньте только от меня, пожалуйста.
Поэтому я легко согласилась на путешествие в Хьюстон, к тому же мои любимцы, Бонни и Бинго, могли отправиться со мной, сопровождаемые выкриками «Эль, у тебя все равно нет ни семьи, ни мужчины_девушки, никого», спасибо, а то я, конечно, успела об этом позабыть. И вот, в назначенном месте я уже второй день, активно налаживаю связи с нашими китайскими партнерами, которые, разбивая все стереотипы о пунктуальности восточных народов, еще не прилетели из-за океана. И ждать мне их до седьмого числа, а до этого времени, «занимайся чем хочешь, Орлин» - дословно цитирую потрясающего менеджера. И я занималась, чем хотела.
Каждое утро вставала в 05:55 чтобы сходить в душ и выполнить все утренние гигиенические процедуры. До 07:15 сушила волосы, и в 07:20 выходила на прогулку со своими четвероногими друзьями, заменившими семью.
В 08:30 шла в ближайший супермаркет за покупками, набирая в свою тележку только четное количество каждого продукта, то есть, всех товаров у меня в ней было не иначе, как по паре. Я не всегда так делала, но на отрезок жизни, отведенный мне на столицу Техаса, решила, что будет увлекательно и к тому же полезно занимать свою голову счетом, цифры я всегда любила, гораздо приятнее, чем расстраиваться из-за разбитой чашки или отношений, последние из которых были так давно, что я уже и не вспомню подробностей.
Сегодня воскресенье, это особенный день недели, в который я могу себе позволить не придерживаться четкого плана действий, например, в воскресное утро я не хожу в кафе, в него я пойду завтра, чтобы заказать первый десерт и первый напиток с первой страницы, что будет соответствовать первому дню недели. Сегодня я готовлю завтрак сама, и это тосты с персиковым джемом, который я тонким ножом намазываю с точностью художника, заполняющего красками каждый уголок полотна. Каждый миллиметр хрустящей поджаристой поверхности должен быть захвачен сладкой субстанцией.
Рядом стоит планшет, открытый на вкладке с сайтом о детях-сиротах в Хьюстоне. Я все еще хочу завести ребенка, и все еще размышляю над способом, который позволил бы мне воплотить мечту в реальность. Одной нести на себе ношу воспитателя маленького чуда очень сложно, но не это меня пугало. Пугало то, что по ряду причин: плохое здоровье, врожденный трудоголизм и ОКР, - я не смогу стать хорошей матерью, не смогу уделять младенцу столько внимания, сколько надо. Или наоборот, вся уйду в воспитание, забывая про другие аспекты жизни, что тоже предписывает мой синдром.
Насладившись вкусом хрустящего тоста и погуляв с псами, некоторое время стою у окна, размышляя над тем, чем же я хочу прозаниматься оставшийся день. Тем и беспокоит меня воскресенье, в нем нет ничего определенного, только ленивая обволакивающая пустота, чувство полной свободы действий, которое мне ни к чему. Я хочу быть несвободной и кому-то остро необходимой.
За жалюзи, в нескольких десятках метров от подножия многоэтажки раскидывается удивительно зеленый и залитый лучами солнца парк. Я вижу женщин с колясками, вижу школьников и дошкольников, бегущих по серым каменным дорожкам, маленькая светловолосая девочка пускает мыльные пузыри. Пришла и расположилась около вечно_забываю_название_этой_штуки // я бы назвала ее планшетом, только для художников // юная светловолосая девушка. Щурится ярким лучам и оглядывается по сторонам. Жизнь не стоит на месте, пока я внимательно наблюдаю за каждым волнением атома в воздухе. И клянусь, слышу даже стрекотание цикад, которых в моей квартире нет.
Закинув на плечи лямку рюкзака, попрощавшись с виляющими синхронно хвостами собаками, я сбежала по лестнице вниз, вываливаясь на улицу и тоже радуясь. Просто так, за компанию со всеми, кто счастлив сегодня без видимой на то причины. Ведь это так важно: иногда прекратить свою погоню, остановиться, набрать в легкие побольше воздуха и наслаждаться всем, что тебя в этот миг окружает.
Мне двадцать семь лет, но если не открывать паспорт, удивленно вскидывая брови с восклицанием «да ладно?!», то ощущаю я себя еще студенткой, той, которая вставала в 06:00 и спешила в метро, сливаясь с девочками в гольфах и клетчатых юбках и мальчиками с синих костюмах.
Многие говорят, что все восточные люди на одно лицо, это вздор. Я никогда никого не путала, и мне кажется нелепым считать, что в мире бывают двое похожих друг на друга людей (не считая близнецов, которых я тоже почти никогда не путала).
И вот, уже через десять минут после того, как я покинула свою пустую квартиру, иду по дорожке в парке, любопытно оглядываюсь по сторонам. Приседаю около одного малыша, упавшего и разбившего колени, пытаюсь его утешить, пока не подоспела бдительная мамаша, болтавшая со своей соседкой. Мальчишка кривит свой пухлый ротик в смешливой улыбке и называет меня «тетей». А я, потрепав его по пушистой светловолосой макушке, иду дальше.
Из легкого транса, в который провалилось сознание, вырывает голос незнакомки, той самой художницы, которая сидела напротив мольберта. Я узнала ее по яркой желтой кофте и светлым волосам, с золотыми ниточками которых сейчас играло солнце.
- Здравствуйте, - поспешно сцепляю руки за спиной, поднимая на нее глаза и строя сто теорий о том, чем обязана ее вниманию. Девушка выглядит немного уставшей, но дружелюбной, и глаза у нее переливаются зеленью, приятный травяной цвет, сгенерированный дневным естественным освещением. На лице россыпь веснушек, почти как у меня, только крапинки более четкие и густые. Острый подбородок, прямой нос, рост чуть выше моего, что неудивительно, ведь почти каждый американец этим отличается. Поджимаю губы, испытывая девушку выжидающим взглядом, и охаю от удивления, узнав, зачем она ко мне обратилась.
Однажды меня уже нарисовали, этот портрет все еще висит на стене в моем лос-анджелесовском особняке, и все та же надпись на обороте «такой я тебя вижу, свободной и непокорной». Я думала, что людей рисуют, потому что это похоже на пятиминутную влюбленность в трамвае, и ждала от Линды… чего-то. Но нет, художники рисуют, потому что им надо рисовать. Наверное, это вроде той необходимости, которая возникает у меня, когда я проверяю по пятнадцать раз, закрыла ли дом на все замки перед сном. И не стоит заискивать и рассчитывать на что-то сказочное. Я не цинична, я просто разучилась мечтать.
- А я и не боюсь, - то ли в шутку, то ли защищаясь, отвечаю незнакомке, следя за траекторией ее взгляда. – Я не против, - действительно, мне не жалко, к тому же у меня свободного времени сегодня вагон и маленькая тележка. Встреть она меня в пятницу или завтра, я бы, скорее всего, отказалась, чтобы не уклоняться от расписания. – Но почему я? – Линда тогда не ответила на этот вопрос, может, это юное дарование ответит. – Тут так много людей, - я не набиваю себе цену, мне правда интересно. – Я… - хотела сказать, что «я обычная», но это бы прозвучало, словно напрашиваюсь на комплимент, а я и без того уже покрылась розовыми пятами от смущения, потому опустила глаза, врезаясь ими в трещинки на асфальте. Я все еще на них не наступаю. Стул для жертв творческих экспериментов оказывается низким и с виду очень непрочным, но меня выдерживает и не шатается. Сначала я боюсь расслабиться, но спустя несколько секунд понимаю, что никто меня не укусит и не съест. И не собирается унижать и обижать. И вообще меня в этом городе никто не знает, можно лепить свой образ с нуля, так, как хочется и как в итоге никогда не получается.
- Меня, кстати, Эль зовут, - выпалила, только потом задумавшись о том, что художница могла намеренно не спросить моего имени. – Прости, если знакомство не входило в твои планы, - тут же стараюсь сгладить оплошность, закусывая нижнюю губу справа и выпрямляя спину. – Мне надо просто сидеть и ничего не делать, верно? – Звонкий смех. Ничего не делать – это явно не про меня. Надо сообразить, что я буду считать за то время, что девушка пишет. И достаю из рюкзака блокнот с карандашом, ловко рисуя пять столбиков, в шапках которых подписываю «красный», «желтый», «зеленый», «голубой» и «розовый». Людей с черными предметами одежды и аксессуаров я сегодня считать не хочу.
Все еще будет – вот так думаю я.

[SGN]

http://38.media.tumblr.com/2110f94b21af2b61d3de3baf9dbd7515/tumblr_nu4ax491mV1s5czvvo3_250.gifhttp://33.media.tumblr.com/c45c8461f75073baf25518081cf40dc1/tumblr_nu4ax491mV1s5czvvo5_250.gif

твоя жизнь пошла не так, потому что однажды в
детстве ты наступил на стык между квадратиками.
joe dassin – et si tu n'existais pas
•   •   •   •   •    •   •   •   •
кромсает облако
маленький альпинист.
раздирает облако
девочка в горной местности.
ненавидит автопилот, загребая вниз,
обнимает пьяница, вверх бредущий по лестнице.
©

важно: рост 154, цвет глаз каре-зелёный, почти всегда в очках.http://33.media.tumblr.com/cd9f5cd88bf3ec57aa4f6127e3a1747a/tumblr_njra0btbIn1qeibrpo8_250.gif
благодарности тамблеру (:

эль-стайл

http://funkyimg.com/i/21zJq.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJr.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJs.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJt.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJu.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJv.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJw.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJx.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJy.gif
http://funkyimg.com/i/21zKj.gifhttp://funkyimg.com/i/21zKk.gifhttp://funkyimg.com/i/21zKm.gifhttp://funkyimg.com/i/21zKn.gifhttp://funkyimg.com/i/21zKo.gifhttp://funkyimg.com/i/21zKY.gifhttp://funkyimg.com/i/21zKZ.gifhttp://funkyimg.com/i/21zL2.gifhttp://funkyimg.com/i/21zL3.gif
http://funkyimg.com/i/21zL5.gifhttp://funkyimg.com/i/21zL6.gifhttp://funkyimg.com/i/21zL7.gifhttp://funkyimg.com/i/21zL8.gifhttp://funkyimg.com/i/21zLE.gifhttp://funkyimg.com/i/21zLF.gifhttp://funkyimg.com/i/21zLG.gifhttp://funkyimg.com/i/21zLH.gifhttp://funkyimg.com/i/21zLJ.gif
http://funkyimg.com/i/21zLY.gifhttp://funkyimg.com/i/21zLZ.gifhttp://funkyimg.com/i/21zM1.gifhttp://funkyimg.com/i/21zM2.gifhttp://funkyimg.com/i/21zM3.gifhttp://funkyimg.com/i/21zM4.gifhttp://funkyimg.com/i/21zM5.gifhttp://funkyimg.com/i/21zM6.gifhttp://funkyimg.com/i/21zM7.gif
http://funkyimg.com/i/21zMU.gifhttp://funkyimg.com/i/21zMV.gifhttp://funkyimg.com/i/21zMW.gifhttp://funkyimg.com/i/21zMX.gifhttp://savepic.su/6048283m.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNw.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNx.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNy.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNz.gif
http://funkyimg.com/i/21zNC.gifhttp://funkyimg.com/i/21zND.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNE.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNF.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNB.gifhttp://funkyimg.com/i/21zP2.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJz.gifhttp://funkyimg.com/i/21zL4.gifhttp://funkyimg.com/i/21zLK.gif
http://funkyimg.com/i/21zNo.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNA.gif

[/SGN]
[NIC]Elle Orlean[/NIC]
[STA]в погоне за счастьем[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/21Wm2.png[/AVA]

0

4

onerepublic – if i lose myself

бывает: «в е р н е ш ь с я?» навек ушедшим,
бывает: «у х о д и ш ь ?» пришедшим кстати
и да благословен тот, вовремя вас нашедший
и да будьте терпимы сами - н е  о т п у с к а т ь их
©

Бродский говорил, что нет ничего постоянней, чем черный цвет.
А я считаю, что вопрос «почему?» может с ним побороться за первое место. Моя сегодняшняя муза, миниатюрная во всех планах и оттого привлекающая меня девочка – это не очередной кристаллик из калейдоскопа, формирующий единую цветастую картинку. Такие, как она, не попадают внутрь при производстве; они откладываются в сторону широкой рукою профессионала, которому было сказано набирать только одинаково идеальные, неинтересные и работающие в команде кусочки. Они лежат и ждут, иногда – сверкают на солнце, но настолько редко и по-своему, что мало людей замечают их переливы. Моя жертва, кажется, не совсем понимает, чем заслужила такое бескорыстное внимание, когда вокруг толпами вьются красивые женщины и представительные мужчины, разговаривающие по телефону и в спешке поправляющие наручные часы. Почему именно ты? Я не знаю. Никогда нельзя сказать, каким образом один человек привлекает другого. На мой вкус и на мое мироощущение взмах твоих ресниц повлиял так же, как хорошая книга влияет на впечатлительного читателя. И он потом думает: «черт возьми, и почему я раньше не держал в руках таких потрясающих книг?» Потому что прежде, чем ты найдешь своё произведение, придется выпотрошить полки библиотек и разочароваться до болезненной горечи. Наверное, меня тоже однажды сочтут особенной и отыщут так же, как я отыскала временное вдохновение. И обязательно назовут любимой историей. Паршиво написанной, но любимой.
– Дилан, – имя слетает с губ естественно и непринужденно, будто я изначально планировала превратить эту девушку не в простого прохожего, а в значимое воспоминание. Нельзя отпускать людей, не ознакомившись с их целостным образом. И я не скажу «до свидания», пока не пойму, что Эль из себя представляет. Она коллекционирует марки? Поет в душе песни Джими Хендрикса? Сначала наливает кипяток в чашку, а потом кладет в нее чайный пакетик, или наоборот? – Ты всегда так не уверена в себе? – я задаю вопрос почти бездумно. Не требую на него ответа и, в принципе, не считаю тот особо важным: его появление на свет стало случайностью. Я хреновый экстрасенс, если честно, и не шарю в психологии совершенно, но последняя пара реплик, произнесенная Эль, навела меня на мысль, что у миниатюрной девушки есть проблемы с самооценкой. Мне бы никогда не пришло в голову извиниться за то, что я представилась. – Ага. Сиди, рассматривай птичек, медитируй. Я постараюсь не затягивать, – взглядом цепляюсь за плавную линию губ и рисую первый штрих на белоснежной бумаге. От штриха, словно сеть вен, тянутся и другие – это маленькое начинание превращается в большой шаг.
Я не умею отключать голову в моменты творчества. Я успеваю рассуждать, раскладывать по полочкам и возвращаться в прошлое, потому что навык отточила до автоматизма. Карандашный набросок медленно приобретает контуры, а я, то и дело поглядывая на Эль, задаю извечный вопрос «почему?» Почему моя мать бросила меня в детстве? Почему я уехала путешествовать автостопом, не сказав отцу и слова? Почему мой организм замаскировал беременность? Почему я оказалась не нужна человеку, который мне был нужен?.. Во всем должен иметься определенный смысл. И в неудачах, и в крутых поворотах событий, и в разочарованиях… буквально во всем. Я не скрою, мне иногда хотелось, чтобы прошлая Дилан послушала отца, взялась за ум и поступила в университет. Мне хотелось, чтобы прошлая Дилан сделала аборт и продолжила натыкаться на приключения на каждом шагу. Мне хотелось, чтобы Честер одумался, приехал в Хьюстон к прошлой Дилан и сказал, что она не должна терять веру в людей, потому что он ее веру вернул секунду назад. Своим решением. Найти ее. Забрать ее. Переубедить ее. Мне много чего хотелось. Но я не жалела, что сделала неправильный выбор не единожды. В этом тоже обязательно будет смысл.
– Скажи мне, Эль, – самое лучшее средство от лишних дум – это разговоры. Интеллектуальные и не очень, – ты веришь в судьбу? – я верю. В некоторых вещах, правда, веры мне не хватает. Я даже в страшном сне не могу представить, что когда-нибудь начну молиться, посещать церковь и разговаривать с воображаемым парнем, который смотрит на всё это безобразие и заливается хохотом. [float=right]http://funkyimg.com/i/21ziJ.gif[/float]И не потому, что думаю, что Бога не существует. Быть может, он и существует. И, судя по всему, ловит кайф от страданий живых существ, созданных его же рукою. Устраивает интриги похлеще, чем устраивали сценаристы «Санта-Барбары». – Ты не подумай, я обычно не пристаю с разговорами к тем, кого рисую… – секунду назад осуждала человека из-за его неуверенности в себе, а теперь сама по-детски оправдываюсь. Когда я успела стать такой? Раньше меня не интересовало мнение людей, моим единственным ориентиром являлись собственные желания и цели, которые, будучи аморальными для остальных, меня устраивали целиком и полностью. А теперь я боюсь осуждения и косых взглядов, завишу от тех, кто не изменит мою жизнь ни в лучшую, ни в худшую сторону. Это раздражает и пугает одновременно. Где прежняя Дилан? Где девочка, названная в честь героя сериала? Куда ты пропала? – Просто… может… тебе будет комфортнее, если ты немного расскажешь мне о себе? – пожимаю плечами и продолжаю наносить контуры крыльев носа на бумагу: я чувствую такое вдохновение, что наверняка завершу портрет в кратчайшие сроки. Обычно на него уходят два часа – и это как минимум, но сейчас я почти закончила главные элементы, несмотря на то, что села недавно.
Что ответила бы я, если бы мне задали такой вопрос?
Привет, меня зовут Дилан. Я никогда не видела свою мать, потому что она бросила меня через четыре месяца после того, как меня родила. Мой брат – еблан, коих свет не видывал, а еще мы с ним никогда не были близки. В детстве надо мной издевались, но я давала отпор, желая показать, что маленькие девочки могут иметь огромную силу воли. Я никогда не задавалась вопросом (и это, наверное, странно; ведь он самый популярный из ныне существующих) «почему?», когда речь заходила о жестокости моих одноклассников и ровесников в частности. Я не из тех людей, которые парятся из-за того, что кому-то не понравились. Точнее, я была не в их компании и собиралась не попадать в нее ближайшие сто лет, однако сложившиеся обстоятельства всё решили за меня. По стилю жизни я больше Дибилан, чем Дилан, потому что постоянно умудряюсь влипать в неприятности и через хитро вывернутую задницу находить из них выход. Я совсем не умею пользоваться техникой, а в детстве всем врала, что меня зовут Мэрилу, начитавшись Джека Керуака. Мне никогда не нравилось мое первое имя; я считала его девчачьим и феечковым до безобразия и спустя десяток прошедших лет не поменяла своего мнения. Я люблю молоко, больших собак и сериалы. Моя первая любовь долбанула меня лицом об асфальт, последняя же – отбила желание заводить близкие отношения. Я херовый пример для подражания, но, говорят, неплохой человек. Верный. Защищающий. Стойкий. А еще у меня до жути забавная фамилия – Оакхарт. Любой, кто пробовал напитки Bacardi, поймет всю иронию моего положения. Мне судьбою было предначертано разбираться в алкоголе. Я этим не горжусь, но это смешно.
– Как-то так, – я разворачиваю рисунок таким образом, чтобы Эль видела результаты моей работы. По-моему, сегодня я превзошла сама себя. Сюда и детали добавлять не нужно: портрет получился удивительно легким, словно я хватала паутинки из воздуха и накладывала их на бумагу. Есть ли в том заслуга моей новой знакомой? Есть ли в том заслуга таланта? Есть ли…
Единственное, что я знаю: каждый достоин быть увиденным.
Каждый достоин.

рисунок (честно пыталась найти что-то более красивое и нераспространенное, но tumblr мне не поддался)

http://funkyimg.com/i/21ziY.jpg

[NIC]J. D. Oakheart[/NIC]
[STA]i refused to believe in running away[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/21WjB.png[/AVA]
[SGN]углем наметил на левом боку место, куда стрелять,
чтоб выпустить птицу - мою тоску в пустынную ночь опять.

http://funkyimg.com/i/21Rix.png
[/SGN]

0

5


поговори со мной!
п р о ш у.
хоть пару слов.
о чём угодно…
©

•   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   
[float=left]http://33.media.tumblr.com/f51ad06bd9179b869460f63a49b42d80/tumblr_inline_n66bbtLzBr1s5ojxi.gif[/float]Раньше – я к каждому с открытой душой и обнаженным сердцем, раньше – я каждому пыталась дать надежду, согреть и помочь утешающим советом, который никогда не был мудрым, но всегда был звучащим; он, как колыбельная для малыша, освещал человеку в темном туннеле лунную тропинку. И мне не приходится роптать на судьбу, жалобно поскуливая о том, что от всех своих друзей, приятелей и многочисленных знакомых я получала только пинки под зад и клинками в спину. Вовсе нет, часто мне помогали радушным и теплым отношением, жилеткой для слез и плечом, служившим надежной опорой, но окидывая сеть протянутых рук, я понимаю: у каждого есть кто-то более важный и необходимый, чем я. А я сама по себе, я есть – хорошо, но если исчезну и растворюсь в толпе, мне быстро найдётся замена, потому Дилан заблуждалась в моей исключительности и неповторимости, я не особенная, я настолько серая и неприметная, что мой отсутствие замечают только на работе, ведь я за всех все делаю и доделываю, взвалив на себя ношу, непосильную для моей миниатюрности ношу, руководителя отделом. Но я бы не хотела огорчать свою новую знакомую таким очаровательным разочарованием, потому что по-настоящему особенными людей делает дар видит вдохновение, истину и красоту даже там, где ее нет и в помине, как вот во мне.
В Хьюстоне я пала духом и приуныла, со стороны могло показаться, что я, как призрак, на автомате таскаю свое тело, одаряя всех встречных полуулыбкой, приклеенной к щекам. На самом деле, я просто считала, я думала о числах, а не о людях, а улыбка… Улыбаться всегда надо, потому что иначе ты показываешь, что не все хорошо, не все так, как надо, тем самым делая себя уязвимым.
«Ты тоже» - звучало бы сейчас актом вежливости, и потому искренность комплимента могла легко затеряться в нашем спонтанном диалоге, пришлось ограничиться молчанием, оно, как известно, лучше, чем фонтанирующая лесть // пусть она и не лесть вовсе.
- Очень красивое имя, - пробую его на вкус, повторяя шепотом для себя, запоминая и фиксируя это мгновение в водовороте утренних событий. Достаю с полочек воспоминаний другие имена: одноклассников, сокурсников в институте и друзей, - среди них нет никого с именем Дилан, даже среди мальчиков, а ведь под куполом современной Америки редким его не назвать. Еще одна причина стать юной художнице совершенно особенной для меня.
Краешек стула очень приветлив со мной, и вскоре я располагаюсь вольно и смело, будто бы позировать отныне мое истинное предназначение, стараюсь не думать о том, как выгляжу со стороны, не размазалась ли тушь, и послушно ли лежат прядки волос, обрамляя круглое лицо. Мне не свойственна жертвенность современных женщин во имя красоты, не понимаю я и обильного окрашивания волос, и выпиливание ребер, и искусственное увеличение, и уменьшение частей тела. Бог создал нас разными, так какой смысл будет в каждом из нас, если каждое человеческое существо нарочито подстраивать под рамки, отрезать лишнее и пришивать недостающее?
- Хм, - ее вопрос застает меня врасплох. Я стараюсь избегать оценки своей личности и внешних данных, потому в ряды уверенных или не уверенных в себе девушек меня записать непросто. Я есть и все. И действую импульсивно. Поэтому любопытство Оакхарт, выпущенное на волю, остается без ответа. Ее следующую реплику о медитации я подтверждаю согласным кивком головы, разворачиваясь в такой ракурс, с которого мне будет видно практически всех отдыхающих в этом парке; считать, зная, что за твоей спиной утекают бесценные цифры, невыносимо. Ставлю первую галочку в столбике под словом «желтый», делая жилетку Дилан чуть ли не частью исторической летописи.
Минут пятнадцать проходит в молчании, я слышу только, как карандаш трется о плотную поверхность белоснежного листа, и представляю паутинку линий под пальцами Дженнифер. Я не могу отвлекаться на абстрактные чувства и представления, потому что тогда очень легко сбиться со счета, и пусть он не завладел моим вниманием на все сто процентов, очень важно сейчас думать только о пяти цветах, которые слетаются галочками в мой блокнот.
Красная сумка с золой пряжкой, сначала я вижу ее, и уже затем скольжу взглядом карамельных очей по ее обладательнице – высокой сочной светловолосой девушке в солнечных очках и летнем сарафане. Лица – не моя цель, моя цель – цвет, потому быстро поворачиваю голову чуть в бок, фиксируя голубые шорты пятилетнего парнишки и зеленую эмблему у него на груди. Внезапно меня осеняет: а если вещь комбинированная и состоит из нескольких цветов, то в какую категорию ее надо относить? Может быть, в обе? Или на глаз определять, какой цвет доминирует. Но есть аксессуары, подобные шахматной доске и сотканные пятьдесят на пятьдесят, как быть с ними? Ведь если посчитать неправильно, нарушится какой-нибудь баланс во Вселенной. Предметы одежды неясной классификации помечаю на полях, записывая примерно так «жилетка красно-жёлтая, 48% и 52%», и считаю дальше более однозначные вещи.
- Что? – За этим увлекательным делом я потеряла счет времени, цвета полностью завладели разумом, позволяя забыть о том, что я нахожусь в парке и передо мной практически незнакомый человек.
Верю ли я в судьбу? Хороший вопрос. Сбиваюсь со счета и хмурюсь, быстро записывая всех, кого пропустила. Благо, время близится к обеду, и мамашек с малышней под мышками становится раза в три меньше. У карапузов скоро сон час, и считать мне практически нечего.
- Я не знаю, - говорю первое, что приходит на ум. – Смотря, что ты считаешь судьбой. События, встречи, решения, которые мы принимаем в тот или иной момент? В то, что один человек создан для другого, как пара носочков, правый и левый? – усмехаюсь. Нет, не иронично, скорее немного грустно, вспоминая о Мике. Лет семь назад я верила в «фа», в улыбку Фортуны, но с тех пор слишком много воды утекло. На правой руке механические часы, стрелка вздрагивает, показывая 12:23. У Мики сейчас 01:23, уже третье августа. Мне не надо долго размышлять над этим, производя сложный анализ информации, это выходит само собой.  Я просто знаю.
И, наверное, не перестану думать о ней никогда. Прошло почти четыре года с того момента, как я оставила ей свой адрес в Лос-Анджелесе, номер телефона и прощальное письмо, но мое сердце все еще болит о Лин Вэй, не кровоточит, но неприятно ноет, и она все еще повсеместно в моих мыслях. Она везде.
- В последнее нет, не верю, - покачиваю головой, решительно глядя на девушку и пытаясь ее «прочитать», но я не умею. – Но я верю в судьбоносные знаки, в символы, в подсказки, которые нам посылает некто, почему нет, и люблю нумерологию. – А еще ее следующее предложение приходится очень кстати, потому что, да, я люблю рассказывать о себе. Не выворачивать душу наизнанку перед каждым прохожим, нет. Однако, охотно делюсь поверхностями фактами своей биографии. Если человек любопытствует, не стоит оказывать ему в этом маленьком удовольствии. Закусив резинку на кончике карандаша (дурацкая привычка тащить все в рот меня не покинула в двадцать семь), прикидывая, с чего начать. Впрочем, Дилан вряд ли будет интересно меня слушать, но я так люблю болтать, что теперь ей никуда не скрыться.
- Я родилась в Шанхае, это один из крупнейших городов Китая. Мой отец, Деннис Орлин – посол, вот так меня и занесло в эту экзотическую страну. У меня есть три старших брата, два из которых – близнецы, они все живут в Англии, есть старшая сестра, Рене, и младшая, Оливия, ей всего год, вот, - Оакхарт не перебивает, и я успеваю на секунду возомнить то, что мой рассказ не такой уж и банальный, - мое полное имя – Офелия Блисс Орлин, я знаю китайский язык, - и да, меня не надо долго уговаривать, стеная в духе «скажи что-нибудь на китайском», я и без уговоров скажу. Стоит заметить, что произношение на этом языке у меня такое же хорошее, как и на английском, как никак, Шанхай я могу назвать своим вторым домом.
-你如此美麗, - и заливисто хохочу, не намереваясь озвучивать перевод этой фразы. Я, конечно, не мастер комплиментов, но иногда хочется вот так завуалированно выплеснуть свои эмоции. – Занималась теннисом и альпинизмом, - про падение и травму, конечно, лучше умолчать, у меня же образ позитивной девушки, - окончила Шанхайский Информационный Университет и работаю в «Google» специалистом по цифровой картографии, собак люблю, как-то так, - все, пора остановить свой словесный поток и дать собеседнице выдохнуть. – А что ты расскажешь о себе? – Я не устала, мне нравится нежиться на солнце, подставляя ему свои щеки, и нравится заводить новые знакомства, пусть у этого все шансы закончится также скоротечно и внезапно, как оно и случилось.
Оказывается, производительность у современных художников очень высокая; не успеваю я вымолвить последний слог, поддерживающий взаимный обмен интересом, как светловолосая девушка, некстати довольно худая, развернула ко мне мольберт, заставляя восторженно ахнуть! С листа на меня смотрела я! Только более солнечная и честная, я давно уже не видела такого блеска в глазах в отражении зеркала, который посылал мой двойник. Я успела придумать, какое место в спальне портрет будет украшать. А затем он познакомиться с портретом, который рисовала Линда, и я умру от смущения, осознавая тот факт, что за три месяца меня совершенно вот просто так, за красивые очи, нарисовали дважды! Шучу, думаю, что это какой-то розыгрыш поднебесного ведомства, и мне придется за это еще поплатиться.
- Чем я могу тебя отблагодарить? – Нет, не так, надо настойчивее, и я, проводя подушечками пальцев по краю полотна, переиначиваю свое предложение. – Точнее, я точно знаю, что хочу тебя отблагодарить, поэтому сочла бы за… - честь? Блин, я думаю, как мужик, от этой привычки тоже не получается избавиться. – Блин, - и от этой тоже. – В общем, - встаю со стула, засовывая руки в карманы и продолжаю, - было бы здорово, если бы мы заглянули в кафе или шоколадницу. Я тут почти ничего не знаю, приехала только вчера, потому полагаюсь на твой вкус. – А ничего, что я на «ты?». Ох уж это волнение.

[SGN]

http://38.media.tumblr.com/2110f94b21af2b61d3de3baf9dbd7515/tumblr_nu4ax491mV1s5czvvo3_250.gifhttp://33.media.tumblr.com/c45c8461f75073baf25518081cf40dc1/tumblr_nu4ax491mV1s5czvvo5_250.gif

твоя жизнь пошла не так, потому что однажды в
детстве ты наступил на стык между квадратиками.
joe dassin – et si tu n'existais pas
•   •   •   •   •    •   •   •   •
кромсает облако
маленький альпинист.
раздирает облако
девочка в горной местности.
ненавидит автопилот, загребая вниз,
обнимает пьяница, вверх бредущий по лестнице.
©

важно: рост 154, цвет глаз каре-зелёный, почти всегда в очках.http://33.media.tumblr.com/cd9f5cd88bf3ec57aa4f6127e3a1747a/tumblr_njra0btbIn1qeibrpo8_250.gif
благодарности тамблеру (:

эль-стайл

http://funkyimg.com/i/21zJq.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJr.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJs.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJt.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJu.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJv.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJw.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJx.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJy.gif
http://funkyimg.com/i/21zKj.gifhttp://funkyimg.com/i/21zKk.gifhttp://funkyimg.com/i/21zKm.gifhttp://funkyimg.com/i/21zKn.gifhttp://funkyimg.com/i/21zKo.gifhttp://funkyimg.com/i/21zKY.gifhttp://funkyimg.com/i/21zKZ.gifhttp://funkyimg.com/i/21zL2.gifhttp://funkyimg.com/i/21zL3.gif
http://funkyimg.com/i/21zL5.gifhttp://funkyimg.com/i/21zL6.gifhttp://funkyimg.com/i/21zL7.gifhttp://funkyimg.com/i/21zL8.gifhttp://funkyimg.com/i/21zLE.gifhttp://funkyimg.com/i/21zLF.gifhttp://funkyimg.com/i/21zLG.gifhttp://funkyimg.com/i/21zLH.gifhttp://funkyimg.com/i/21zLJ.gif
http://funkyimg.com/i/21zLY.gifhttp://funkyimg.com/i/21zLZ.gifhttp://funkyimg.com/i/21zM1.gifhttp://funkyimg.com/i/21zM2.gifhttp://funkyimg.com/i/21zM3.gifhttp://funkyimg.com/i/21zM4.gifhttp://funkyimg.com/i/21zM5.gifhttp://funkyimg.com/i/21zM6.gifhttp://funkyimg.com/i/21zM7.gif
http://funkyimg.com/i/21zMU.gifhttp://funkyimg.com/i/21zMV.gifhttp://funkyimg.com/i/21zMW.gifhttp://funkyimg.com/i/21zMX.gifhttp://savepic.su/6048283m.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNw.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNx.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNy.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNz.gif
http://funkyimg.com/i/21zNC.gifhttp://funkyimg.com/i/21zND.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNE.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNF.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNB.gifhttp://funkyimg.com/i/21zP2.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJz.gifhttp://funkyimg.com/i/21zL4.gifhttp://funkyimg.com/i/21zLK.gif
http://funkyimg.com/i/21zNo.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNA.gif

[/SGN]
[NIC]Elle Orlean[/NIC]
[STA]в погоне за счастьем[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/21Wm2.png[/AVA]

0

6

Горло болит: погода
или кто-то полгода не мог докричаться?
•   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •

[float=left]http://funkyimg.com/i/21DHR.gif[/float] Я люблю, когда не нужно заполнять тишину. Ни словом, ни делом, ни взглядом: ты сидишь напротив человека, смотришь в его глаза любого – абсолютного любого – цвета, вслушиваешься в мелодию голоса и думаешь, что это прекрасно, когда не ты один разговариваешь и не ты один хочешь, чтобы тобой заинтересовались искренне и просто. Лишь из-за того, что ты похож на миллиарды жителей всем остальным, но отличаешься каким-нибудь паршивым рубцом на запястье, или неправильным прикусом, или построением предложений приводишь собеседника в восторг, потому что он-то, свободный думать, не умеет вытаскивать из верениц мыслей такие слова, которые не слышал никто. И не обладает навыком комбинировать их так, чтобы получилась новая истина. Ведь говорить можно знакомые вещи, но с колоритом, придающим вашей фразе невероятный, поразительный и вызывающий зависть смысл. Я не умею ничего из вышеперечисленного. Я посредственная художница, не шибко красивая девушка, не самый умный представитель человечества. Мое хобби и мое проклятье – пытаться найти того, кто по своей воле поможет поддерживать мне отсутствие молчания. У Эль это получалось. Несмотря на то, что сначала она показалась замкнутой и кроткой девчушкой, я не отбирала у нее шанса удивить меня. С губ слетали красочные, полные любви к собственной жизни фразы, и моя миниатюрная жертва преображалась: уходила скованность, появлялась живость и юркость во взгляде, ходящем туда-сюда по инерции, жесты становились увереннее и энергичнее, голос из обычной красивой мелодии превращался в полноценную песню с куплетом, с припевом, с акцентами, на которые обращаешь внимание именно потому, что они звучат точкой, а не запятой. Они вынуждают заметить, что человек напротив, например, родился в определенной стране. Занимается определенной деятельностью. Любит определенные вещи. Я внимаю Эль с радостью, краем уха цепляясь за каждый выделенный интонацией факт.
После некоторых историй хочется забиться в угол, обхватить себя за колени и позорно признать, что твое существование – ошибка. Наверное, во мне говорила зависть. Раньше я и подумать не могла о том, что начну желать другой судьбы, но прошедший год изнасиловал меня настолько, что я превратилась в чужого для себя человека. Мое вдохновение ведало о непонятных мне свершениях. Я не закончила институт. Я не работала: ни по специальности, ни в принципе. Я была из коалиции тех, что называют человеческими ресурсами. А теперь я и рассуждать стала, как эти ресурсы. Пора прекращать.
– Нумерология… – непутево мычу, причесывая пальцами светлые волосы и поджимая губы в растерянности. Я слышала о таком понятии, но ни разу не сталкивалась с ним всерьез. Цифры какие-то, значения в этих цифрах… В Бога верить получается и то легче. – Это когда по дате рождения тебе рассказывают, кто ты? – я вспомнила! Черт возьми, я вспомнила, что это значит! Я отрыла на задворках сознания хоть какие-то намеки на осведомленность и эрудицию. А ведь с Эль, кажется, не будет довольствоваться только обсуждением любимых рок-групп и неплохих местечек для ночного отрыва. С ней мне придется прикинуться умной, несмотря на то, что я до сих пор с трудом считаю и постоянно умудряюсь делать три ошибки в одном слове. Но в каком – не скажу.
– Ого… – по-моему, мой скудный словарный запас превратился в кладбище. Я клянусь, обычно мне есть, что сказать! Я наловчилась комментировать скучные и обыденные истории, с горечью добавлять «не волнуйся, это у всех так» и переводить тему с легкостью. Чтобы не внедряться вглубь долбанной рутины и не вспоминать, что, вообще-то, надо платить налоги, устраивать сына в детский садик и выбираться из дерьма. А каким образом выкручиваться сейчас – я не знаю. Тут нельзя отмахнуться; тут стоит подойти к делу ответственно. – Китай… Шанхайский Университет… Google… – не хочу представлять, как выгляжу со стороны. И дураку понятно, что выгляжу я глупо и странно. – Прости, – на выдохе сдаюсь и решаю прекратить попытки выставить себя в лучшем свете. Я убираю прядь волос за ухо, провожу языком по пересохшей нижней губе и неуверенно улыбаюсь; при этом смотрю прямо на Эль, которую, как я уже знаю, в полной версии зовут Офелией Блисс Орлин. – Ты очень классно рассказываешь. Настолько классно, что я, наверное, даже не знаю, какой вопрос первым делом задать… – у тебя не шла кругом голова от обилия родственников? Правда ли, что в китайском языке смысл зависит от тона? Ты нянчишь свою младшую сестру? Что тебе больше нравится – альпинизм или теннис? Легко ли забираться на гору? Не сложно ли отбивать мячик ракеткой? Он ведь такой маленький… В общем, я всегда старалась и всегда искренне жаждала раскрыть сухие факты и углубиться в них полностью, чтобы понять и принять целостный образ собеседника. Но разве это красиво? Разве это удобно – наседать на едва знакомую девушку и вытаскивать из нее подробности? Черт возьми, я снова начала проявлять симптомы этого нового человека, которого я так боюсь видеть в зеркале. Плохая Дилан, очень плохая! – И как тебе Америка? После Китая не кажется дикой и… – вот бы вспомнить… – неконтролируемой? – жители страны восходящего солнца – образцы для подражания. Во всем. В семейных отношениях, в быту, в производстве техники и разработке новых технологий, – буквально во всем. И я не скажу, что любители пончиков и Макдональдса проигрывают тем в успехах, но систематизированности нам явно не хватает. Мы какие-то расхлябанные и шумные.
Я заметила, что Эль произнесла фразу на другом языке. И я сразу догадалась, что перевод мне не предоставят. Я бы могла попросить, конечно, чтобы Орлин раскрыла мне лингвистическую загадку и избавила меня от тяжкой ноши любопытства, но вместо этого решила, что незнание китайского дает мне некую вольность в понимании. И понимать я хочу, что моя знакомая сказала что-нибудь доброе.
– Σε εσάς, δεν υπάρχει κάτι, – это ответка. Это – эпиграф к первой главе книги под названием «Дженнифер Дилан Оакхарт». – По-гречески вот говорю. От матери нахваталась. Она у меня родом из Афин, а папа – американец, известный рок-музыкант в прошлом, – по привычке прикусываю губу, стараясь одновременно придумать, что я могу рассказать о себе такого, чтобы не разочаровать Офелию и не превратить легкую беседу в одну сплошную жалобу. – У меня есть старший брат, но мы с ним, честно говоря, общаемся редко… он – дикий еблан, – поднимаю одну бровь, пожимаю плечами, безмолвно признавая свою несостоятельность. Я же вам объясняла ранее: я такая, как все. Во мне мало… не знаю, чего именно. Того, чем обычно цепляют. – Три года путешествовала автостопом вместе с бывшим парнем. Клево было. Мы пробовали традиционные блюда, фотографировались напротив известных культурных ценностей… и туристов пугали. Не без этого, – уголок губ неконтролируемо ползет вверх. Что ж, Том разочаровал меня окончательно и во всех направлениях, но я помню те дни, когда нам было весело проводить вместе время. Я помню. И я благодарна за них. – Мое полное имя – Дженнифер Дилан Оакхарт, но вот именно Дженнифер я терпеть не могу. Еще… что еще-то? – стучу концом карандаша по виску, жмурю один глаз и не нахожу больше никаких интересных фактов, если не считать… – А! Я – мать-одиночка. Хотя по мне не сильно заметно, да? – знали бы вы, сколько раз меня спросили, «кем я являюсь этому маленькому ангелу». Когда я отвечаю, что являюсь этому, блять (Вот извините, но какой он в задницу ангел? Вам не кажется, что это – борщ?), ангелу мамашкой, то морально готовлюсь к залезающим на лоб бровям. Меня принимают за старшую сестру, няню или тетю, но никогда – за давшую жизнь состоятельную женщину. Я пыталась и краситься иначе, и прически всякие сооружать, и одеваться по-взрослому. Всё мимо. Лишние года на лице мне только снятся. И я уже почти смирилась с тем, что меня до момента смерти будут принимать за девочку-подростка, нагулявшую невесть где ребенка. Это мой самый большой страх – услышать, что я просто малолетняя шлюха, однажды забывшая о контрацепции. Я не могу каждому встречному объяснять, что я не виновата. Так получилось. Он не хотел. У меня не было выбора. Я не м-о-г-у. Слышите?
– Благодарность – штука хорошая, – одно я знаю точно: если человек хочет отблагодарить тебя, то не стоит его отталкивать или отговаривать. Я люблю, когда люди говорят мне «спасибо» не деньгами, а комплиментами, чашечкой вкусного чая или самодельным подарком. Душа всегда радуется. С финансами мне все равно не по пути, поэтому радоваться себя я буду чем-нибудь добрым и бескорыстным. Походом в ближайшее кафе, например. – Через дорогу есть клевое заведение, – поднимаюсь с табуретки, аккуратно сжимая пальцами края бумаги и увожу ее в сторону, чтобы начать ее сворачивать в импровизированную подзорную трубу. Из кармана льняного рюкзака достаю резинку и надеваю на рисунок, дабы тот не раскрывался: в таком состоянии его намного легче нести. – Только знаешь, – я нерешительно (да что за проклятье!) мажу взглядом по мольберту и прочему великолепию, которое я принесла из дома с собой. С моим добром удобно сидеть в парке, но неудобно шляться по улице; да и размеры у той же скамейки такие, что пространства она занимает немерено. – Я бы занесла свои вещи домой перед этим делом. Моя квартира тут совсем рядом, буквально в нескольких шагах, – говорю я отрывисто и дробно, поэтому звучу без естественности. Я специально выбрала квартиру, рядом с которой находится парк. Чтобы ходить гулять с Тером и не плестись черт знает куда ради пары-тройки портретов. Иногда я бываю предусмотрительной и этим себя очень пугаю. – Что скажешь? Зайдем? – я безобидная милая художница. И у меня так болит спина! Кто бы знал, как эта чертова спина у меня постоянно болит…

[NIC]J. D. Oakheart[/NIC]
[STA]i refused to believe in running away[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/21WjB.png[/AVA]
[SGN]углем наметил на левом боку место, куда стрелять,
чтоб выпустить птицу - мою тоску в пустынную ночь опять.

http://funkyimg.com/i/21Rix.png
[/SGN]

Отредактировано Hannah R. Larkin (2015-09-10 19:18:19)

0

7

[audio]http://prostopleer.com/tracks/45514297020[/audio]
•   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   
[float=left]http://38.media.tumblr.com/c171a405fdb2637fcd8cce5e46d3ddad/tumblr_inline_nbqe6agoy21s5ojxi.png[/float]Интересно, что нас с Дилан ждет впереди? Сколько вершин мы сможем покорить, сколько перейти Эверестов и повидаем ли медные трубы? Отнюдь не на каждого случайного знакомого я примеряю такие далеко идущие и грандиозные планы. Я в Хьюстоне всего на месяц, и эта девушка могла бы стать для меня надежной опорой, приятным собеседником, хорошей непрочитанной историей. Потом, разумеется, мы пообещаем звонить друг другу, писать, и, может быть, приезжать в гости, и как всегда бывает в таких случаях, своих обещаний не сдержим. Разбежимся, растеряемся, растворимся, превращаясь друг для друга в воспоминание, а пока не стоит унывать, пока надо заводить отношения с местными жителями.
У художницы приятный низкий голос, чуть с надрывом, когда она говорит, то создается ощущение, что слова выпархивают импульсивно, и одно предложение совершенно не связано по смыслу с другим. Это не так, воистину. Просто так видится из-за тембра речи Оакхарт.
Она задает встречный вопрос о том, что же такое нумерология, заставляя меня опустить глаза под ноги, чтобы не наступить на трещинку и основательно подумать, какой смысл я вложила в название этой науки, и правда ли увлекаюсь числами, как категорией для ученых, или же просто оправдываю свою болезнь. Ведь всегда проще сказать: я считаю, потому что числа – это порядок, потому что так ты наверняка точно знаешь, что все вокруг как механизм – четко и систематизировано, и ты в любое время можешь на это повлиять. Пока мы стоим и разговариваем, я тоже считаю: сколько слов она говорит в одном предложении, сколько детей еще гуляет по парку в зоне моей видимости, и сколько времени осталось до полуночи, разбиваю эти отрезки на более мелкие, планируя остаток дня. До трех часов гуляю с Дилан, потом… Тяжело с этими графиками! В Лос-Анджелесе я все заказывала через интернет: еду, одежду, корм для животных, предметы быта и гигиены, а тут черт меня дернул связаться с этими магазинами! И теперь каждое утро холодильник полон свежих продуктов, выбранных на полках супермаркета собственноручно. Беда в том, что воскресенье я не могу занять даже пресловутым шоппингом, который так любят все современные девушки. О чем мы? А, о нумерологии и том, как смысл я вкладываю в счет. Увы, я считаю просто потому, что считаю. Если я не буду считать, не буду постоянно держать в уме все события, которые случились за день, не буду раскладывать все вещи симметрично, сортируя по размеру, цвету и форме, то произойдет что-то ужасное, наступит хаос и фрустрация, и я не буду знать, что мне делать.
- Вроде того, - потираю пальцем висок и задаю вопрос, который задавать не хотела, но он сам сорвался с губ, - а когда ты родилась? – Было бы забавно встретить человека, который родился, как и я, двадцать девятого февраля восемьдесят восьмого, но это вряд ли. Девушка выглядит очень юной, наверняка, какая-нибудь студентка факультета искусств, решившая подзаработать в летнее время. – Я не могу сказать, что тебя ждет, по твоему имени, но могу сказать, что в нем – Дженнифер Дилан Оакхарт – двадцать одна буквы. Восемь в первом имени, пять во втором и 8 в фамилии. Если приводить это число к общему знаменателю, то будет три. И два раза встречается восемь. Два раза число четное, и один раз – нечетное. Итоговое – тоже нечетное, - пожимаю плечами. Пока я научилась только быстро считать, а предсказывать – совсем нет. - Мои любимые числа это 6 и 8, потому что первое обозначает «все будет идти гладко», а второе вроде как на удачу, «улыбка судьбы». И не люблю ноль, он грустный, - говорить о числах и считать одновременно оказывается совсем не сложно, и я радостно отмечаю, что почти не сбилась ни разу, несмотря на то, что дети активно перемещались по парку вокруг нас. – В моем имени восемнадцать букв, что при приведении к единому числу дает девять.
Думаю, Дилан уже поняла, что зря затронула одну из моих любимых тем. Говорить о цифрах я могу вечно, я в принципе очень люблю разговаривать.
- Ничего не ого, - махаю рукой, будто бы каждый типичный американец жил в Китае и работает в королевстве всех гиков планеты. – Я не обиделась, - хорошо, что у меня есть доля здравого черного юмора, и я могу посмеяться и над собой, и над собеседником, по-доброму, и над всей ситуацией в целом.
- Не надо тешить мое самолюбие, иначе я никогда не остановлюсь, - о себе рассказывать я люблю, чего уж греха таить, люблю и спрашивать, и в принципе, люблю участвовать в любом интересном диалоге, тему которого я понимаю и могу поддержать.
Тема сравнения Китая и Америки для меня одна из самых животрепещущих и некогда насущных. Да, эти страны совершенно разные, понятно и школьнику. Когда я там жила в первый раз, до семи лет, то думала, что все так и должно быть, что иначе просто невозможно, Америка тогда для меня была чем-то вроде Дисней Лэнда. А затем мы вернулись в Штаты, я пошла в школу, мое мировоззрение стало более оформленным и индивидуальным, и я поняла, что Америка не дикая… Она – свободная.
- Америка – это свобода, - принимаю из рук Дилан лист с портретом, свернутый в трубочку и перевязанный резинкой, и, сняв рюкзак и зафиксировав его на стуле, проталкиваю подарок внутрь и затягиваю шнурок. Рисунок немного выглядывает из-под крышки, но зато руки будут ничем не заняты. – Я американка и считаю США своей родиной, мои родители из Вашингтона, а Шанхай в разное время я любила и ненавидела одновременно. Их традиции, устои и отношение к женщинам по сей день меня ужасают. Например, там можно иметь только одного ребенка, и там нет пенсий, потому что ребенок, повзрослев, содержит своих родителей. Если ты девушка, и тебя сбила машина, твое тело может валяться на дороге хоть сутки, и никто не остановится, чтобы оказать помощь. Мне только чудом повезло не испытать на себе весь гнет этой страны, - заткните меня кто-нибудь, потому что, чем больше я говорю, тем больше недосказанного получается, эдакий снежный ком, когда раскрытие одного ведет за собой обязательное пояснение другого.
- И что это значит? – Хитро прищуриваю глаза, склонив голову на бок и смакуя фразу на незнакомом мне языке. Конечно, предупреди меня Оакхарт о своем намерении, я бы достала планшет, записала на диктофон и обязательно бы докопалась до истины (отличный был бы план на остаток выходного дня), но я не успела этого сделать, а потому не постеснялась оречевить свое любопытство. – Греческий, значит. Звучит здорово, - в школе я любила все предметы без исключения, французский мне давался легко. Сейчас, из-за того, что почти не было практики с носителями языка, я разве что «о себе» и «о своих хобби» смогу на нем рассказать, но преподаватели говорили, что у меня очень хорошая механическая память и склонность к запоминанию большого количества информации. Возможно, так оно и есть. Мне вот интересно, насколько вместительна память среднестатистического человека? И когда появляются новые данные, заменяют ли они какие-то другие, старые и неактуальные, вытесняя их, или же память как воздушный шар, можно надувать и надувать, пока она в итоге не… лопнет? И почувствует ли человек тот предел, когда «стенки шарика» будут натянуты до максимальной плотности?
Итак, Греция. Давайте начистоту. Много ли в любом из штатов нашей дражайшей страны вы видели греков? Для меня Греция – как страна третьего мира, которая была стерта с лица земли Олимпийскими Богами, а то и вовсе существовала только на страницах мифологических преданий. Достаю планшет, загугливая что-то в духе: «Греция, жив ли там кто?», на что заботливая Википедия предлагает мне несколько статей, одна из которых посвящена современной (!) Греции. Значит, все-таки там, как и на Марсе, есть жизнь. В 2006 году там даже было «Евровидение», ничего себе. Убираю гаджет, чтобы не смущать свою новую знакомую, и с упоением слушаю дальше. Тоже есть брат, правда, всего один и тот не ума далекого, чего я не смогу сказать о своих старших, они у меня прям образец вежливости, благоразумия и воспитанности.
Автостопом я тоже путешествовала лет в шестнадцать-семнадцать, до тех пор, пока не пришлось переехать снова в Шанхай, но вижу, что Дилан в этом вопросе более опытна. Я же таким путем дальше соседних штатов не забиралась. Присвистываю, закидывая рюкзак на плечи, когда девушка заканчивает предложение о путешествиях. – Какая у тебя насыщенная жизнь, оказывается! – Знаете, я не завидую, я вообще сама по себе очень лояльная и открытая, стараюсь не оценивать других людей, и не судить, и жду к себе такого же отношения.
- ЧТО? – Чуть не восклицаю так сильно, как было бы уже просто неприлично, осматривая девушку как-то по-новому. Что я тут говорила о том, что я не завидую? – А сколько тебе лет? Да, не похожа ты на мать, я думала, что ты еще в университете учишься, - пожимаю плечами, оглядываясь вокруг: до нас по-прежнему никому нет дела. - Расскажешь мне об этом поподробнее. И где же отец и сколько лет чаду? Знаешь, я вот очень хочу ребенка, - об этом если не знают все мои знакомые, то крепко догадываются точно. – Но пока не вышло, так что тебя можно назвать действительно очень счастливым человеком. Идем? – Подхватываю складной стульчик, тем самым показывая, что его беру на себя, а Дженнифер складывает мольберт и художественные принадлежности. – Если тяжело, я могу понести что-то еще, - обращаюсь к спутнице, показывая свою полную готовность помочь. – Я только с виду мелкая, но сила у меня есть, - это да, я и врезать могу от души какому-нибудь обидчику, правда последний раз такое случалось в старшей школе, и с тех пор людей я не… бью. А в Китае так и вовсе не было мысли решать проблемы с помощью кулака.
Мы с Дилан выходим из парка, и я почти не отрываю взгляда от асфальта, старательно маневрируя, чтобы не наступать ни на какие подозрительные элементы. Это не очень заметно для тех, кто идет просто мимо меня, а вот для тех, кому со мной по пути – совсем другое дело. Закрадывалось подозрение, что мое ОКР очень многих бесило, зато те, кто находили в себе силы смириться с моими чудачествами, получали хорошего и надежного друга, преисполненного благодарности. Оакхарт была права, дом, в котором расположилась квартира, совсем рядом с парком и, внезапно, с домом, в котором обитель моя. Совсем рядом – это я имею в виду то, что их разделяет всего лишь пара метров между окнами, и если бы наши комнаты выходили на противоположные стороны, мы могли бы махать рукой друг другу.

PS: прости за этот бред, я хотела ответить поскорее! И перевод песни я не читала, просто она клевая :Р

[SGN]

http://38.media.tumblr.com/2110f94b21af2b61d3de3baf9dbd7515/tumblr_nu4ax491mV1s5czvvo3_250.gifhttp://33.media.tumblr.com/c45c8461f75073baf25518081cf40dc1/tumblr_nu4ax491mV1s5czvvo5_250.gif

твоя жизнь пошла не так, потому что однажды в
детстве ты наступил на стык между квадратиками.
joe dassin – et si tu n'existais pas
•   •   •   •   •    •   •   •   •
кромсает облако
маленький альпинист.
раздирает облако
девочка в горной местности.
ненавидит автопилот, загребая вниз,
обнимает пьяница, вверх бредущий по лестнице.
©

важно: рост 154, цвет глаз каре-зелёный, почти всегда в очках.http://33.media.tumblr.com/cd9f5cd88bf3ec57aa4f6127e3a1747a/tumblr_njra0btbIn1qeibrpo8_250.gif
благодарности тамблеру (:

эль-стайл

http://funkyimg.com/i/21zJq.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJr.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJs.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJt.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJu.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJv.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJw.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJx.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJy.gif
http://funkyimg.com/i/21zKj.gifhttp://funkyimg.com/i/21zKk.gifhttp://funkyimg.com/i/21zKm.gifhttp://funkyimg.com/i/21zKn.gifhttp://funkyimg.com/i/21zKo.gifhttp://funkyimg.com/i/21zKY.gifhttp://funkyimg.com/i/21zKZ.gifhttp://funkyimg.com/i/21zL2.gifhttp://funkyimg.com/i/21zL3.gif
http://funkyimg.com/i/21zL5.gifhttp://funkyimg.com/i/21zL6.gifhttp://funkyimg.com/i/21zL7.gifhttp://funkyimg.com/i/21zL8.gifhttp://funkyimg.com/i/21zLE.gifhttp://funkyimg.com/i/21zLF.gifhttp://funkyimg.com/i/21zLG.gifhttp://funkyimg.com/i/21zLH.gifhttp://funkyimg.com/i/21zLJ.gif
http://funkyimg.com/i/21zLY.gifhttp://funkyimg.com/i/21zLZ.gifhttp://funkyimg.com/i/21zM1.gifhttp://funkyimg.com/i/21zM2.gifhttp://funkyimg.com/i/21zM3.gifhttp://funkyimg.com/i/21zM4.gifhttp://funkyimg.com/i/21zM5.gifhttp://funkyimg.com/i/21zM6.gifhttp://funkyimg.com/i/21zM7.gif
http://funkyimg.com/i/21zMU.gifhttp://funkyimg.com/i/21zMV.gifhttp://funkyimg.com/i/21zMW.gifhttp://funkyimg.com/i/21zMX.gifhttp://savepic.su/6048283m.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNw.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNx.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNy.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNz.gif
http://funkyimg.com/i/21zNC.gifhttp://funkyimg.com/i/21zND.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNE.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNF.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNB.gifhttp://funkyimg.com/i/21zP2.gifhttp://funkyimg.com/i/21zJz.gifhttp://funkyimg.com/i/21zL4.gifhttp://funkyimg.com/i/21zLK.gif
http://funkyimg.com/i/21zNo.gifhttp://funkyimg.com/i/21zNA.gif

[/SGN]
[NIC]Elle Orlean[/NIC]
[STA]в погоне за счастьем[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/21Wm2.png[/AVA]

0

8

daughtry - the world we knew•   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •

[float=left]http://funkyimg.com/i/21GSC.gif[/float]Я знаю о датах рождения мало. Говорят, иногда они совпадают; в особенных случаях – рассказывают, какой характер ты обретешь впоследствии, а за редким исключением (хотя не такое уж это исключение и редкое…) – решат, кем ты станешь. По какой тропинке пойдешь, на каком повороте оступишься, где найдешь свою судьбу. И найдешь ли.
Я родилась двадцать седьмого декабря тысяча девятьсот девяностого года. В тот день на улице валил снег, забиваясь под воротники пешеходов и вальсируя вокруг тонких металлических ножек фонарей, словно гости особого вечера, где пышность платья определяет твои планы на ночь. Отец тогда чуть с ума не сошел: он измерял огромными шагами протяжность стерильного коридора, сцеплял руки в замок и давился желанием выкурить пару сигарет. Он волновался. Волновался так же, как восемь лет назад, когда посмотрел на Макса и понял, что праздная жизнь рокера начинает медленно от него ускользать. На ее место приходит другая – семейная, уютная, с камином и исполненными дуэтом песнями. Он боялся изменений, но у него была приличная фора: его не собирались бросать на произвол судьбы, не дав разобраться в сути перемен. По крайней мере, он не знал о планах моей матери, а посему с достоинством задавал себе те вопросы, которые тревожили меня последний год: «я справлюсь?», «смогу ли я подарить заботу?», «а как же мое прежнее положение в обществе?» Он был рок-музыкантом; и потерял, в сущности, больше, чем многие могут подумать. Он потерял целительную силу мелодии, созданной собственными руками, друзей и стремление побороть если не весь мир, то хотя бы какую-нибудь его часть. А я оставила всего лишь дурные привычки, сотканные из сигаретного дыма, дурмана наркотиков и алкогольного опьянения. Я не бросила курить, но стала покупать «Camel» реже. Я не бросила пить, но старалась не злоупотреблять искусственно созданной эйфорией: у таких людей, как я – не понимающих счастливы они или нет – есть шанс никогда из нее не вернуться обратно. Я окончательно завязала только с психотропными веществами, хотя года два назад думала, что не посмею завязывать, пока не испробую и то, и другое, и третье. Я родилась за четыре дня до праздника. Перед новым годом. Под знаком козерога, под опекой лошади в восточной интерпретации гороскопа. Я родилась американкой, дурой и антипримером для подражания. Я родилась.
– Двадцать седьмого декабря тысяча девятьсот девяностого года, – повторяю машинально, дотрагиваясь пальцами до рубца от ожога на левом запястье. Ощущение у меня такое, будто я сижу перед гадалкой, рассматривающей в свой стеклянный шар мною пройденный путь. Не надо, Эль, не смотри. Я сама карты раскрою. – А мне тоже нравится восьмерка, – выдаю с бухты-барахты. На лице появляется легкая улыбка, я склоняю голову набок и, прищурившись, поднимаю глаза наверх. И со стороны нельзя сказать точно – мечтаю я или раскладываю по полочкам интересные мысли. – Я, знаешь, в нумерологии как-то не сильно шарю… я для нее туповата, да, – рассеянно пожимаю плечами, фокусируясь на милом фарфором личике моей маленькой собеседницы. – Но мне известно, что она символизирует бесконечность. По-моему, нет ничего круче, чем вещи, связанные с чем-то… с чем-то, что не прекратится. Что будет длиться долго, – кажется, я нашла тот символ, который могла бы набить в качестве татуировки. Банальный он и распространенный, конечно, до жути переиспользованный, но именно такой, который способен воодушевить. Мне не хватало вечности. В отношениях, в эмоциях, в запасах вкусной еды в холодильнике. Да во всем. Как будто это так плохо – получать то, что ты любишь, ежедневно. Или крутой парень с небес охраняет нас перегорания?
Тогда пусть заботится о тех, кому это нужно. Я не умею перегорать.
– Нет-нет, ты продолжай, – махаю белой ладонью куда-то в сторону, задевая нити своих светлых волос, – я люблю слушать, – правда, мне мало кто верит. Вот начну я гнать пургу с невероятной силой, расслаблюсь, откинусь на спинку кресла и внезапно замолчу, когда эстафету перехватит другой, желающий высказаться товарищ. Взгляды тут же устремятся на меня, мол, не может быть: Оакхарт заткнулась! А я отведу уголок губ в полуухмылке, всплесну руками и ни слова не пророню больше. Неужели сложно понять? Я заполняю голосом пустоту. И мне необязательно заниматься этим, если на горизонте появляется сменщик с увлекательной историей. – То есть девушка, сбитая машиной, у них помощи не заслуживает? – а я всегда считала Китай человечной, тонко чувствующий страной. Наравне с Францией, ассоциирующейся у большинства с любовью и искренностью. Оказывается, отлаженность и система не дают гарантии на спокойную жизнь. Я хмурю брови, приоткрываю в возмущении рот и мелко качаю головой туда-сюда, словно сама себе говорю: «нет-нет, не может этого быть». – Пиздец какой-то, – тогда я очень рада, что родилась в Америке. И что моя славная собеседница вернулась сюда, насытившись их специфическим произношением и их странными порядками. Женщина – не человек? Женщина – биологический мусор? Почему нам нельзя изобрести лекарство или совершить в прорыв в одной из научных областей? Знаете, я всегда себя позиционировала, как парня в юбке. И даже повсеместно случающиеся роды не считала великим достижением, потому что они не были редкостью. Их все переживали без проблем. Но я поменяла свое мнение, когда вырубилась после того, как мой сын появился на свет. Это больно. Это трудно. Не смертельно, конечно, но все-таки. И хотя бы за эмоциональные и физические мучения, полученные в период беременности, женщина должна быть вознаграждена если не уважением, то теплой снисходительностью. Она тебе – сына, значит. А ты ей – что?
Я на секунду ставлю паузу. Тянусь к льняному рюкзаку, копаюсь в складках и достаю шариковую ручку из самого дальнего кармана. Подаюсь чуть вперед, аккуратно обхватывая тонкое запястье, и внутренней стороной предплечья поворачиваю руку Эль к себе. На белой коже вывожу буквы, находя в своем поведении забавную фривольность. Она ведь не разрешала к ней прикасаться.
– Не бойся, она смывается, – произношу, закидывая самодельный набор для татуировки обратно в рюкзак. – Дома забьешь в переводчик, – на руке выведена та фраза, которую я произнесла несколько секунд назад. Наверное, мы с Эль больше не увидимся после спешного чаепития. И мне нечего бояться: я могу говорить, думать и писать абсолютно любые сентиментальные вещи. Зато через энное количество минут она улыбнется. Я на это очень надеюсь.
Свою жизнь я не считаю насыщенной, но из вежливости давлю смущенную улыбку. Раньше – во времена свободные – я вызывала любопытство у встречных прохожих. Меня называли неуловимой, прыткой и юркой, этакой егозой с подпорченным моральным составляющим. Меня причисляли к лику шумных авантюристов, и это было главной причиной для людского неравнодушия – ведь какой авантюрист не скрывает заманчивую для ознакомления историю?.. Он попадает в неприятности, исследует континенты и пестрит желанием накопить неповторимого опыта. Но я до сих пор не знаю – ошибались насчет меня или нет.
Восклицание следует незамедлительно.
– Мне двадцать четыре, – голос вырывается на усталом выдохе. Мой тон становится таким, каким зачастую бывает, когда я начинаю рассказывать, как умудрилась стать матерью. Обычно меня жалеют, потому что в глазах общества я – юная глупая девочка, у которой нет возможности развиваться дальше. Я сама приковала себя якорем ко дну, я сама сделала своим смыслом жизнь маленького существа. Плакало мое высшее образование. – А сыну тринадцатого августа исполнится один год, – и тут я чувствую, как легкие уменьшаются в объеме. Воздуха перестает хватать, и в этом нет ничего удивительного: ведь мне задали не просто вопрос. Меня спросили: «где же отец?» Резанули по сердцу ножом и плеснули в рану спирта. Скажите, что я могу ответить? «Я не знаю, где он»? «Я не хочу знать, где он»? Это неправда. Мой внутренний голос всегда по ночам добавляет: «надеюсь, что он где-то рядом». – Его папа… он… – вырисовываю ладонью в воздухе неоднозначный жест. – Нас бросил, короче, – это не было правдой и это не было ложью. Я понятия не имею, кто из нас виноват в моем вынужденном одиночном материнстве. Я – совравшая про выкидыш или он – не распознавший мою ложь? – А почему не вышло? Не попадались хорошие парни на пути? – я надеваю лямку рюкзака на плечо, не сводя взгляда с Эль. И ловлю себя на страшной, омерзительной мысли: я готова была с ней поменяться местами.

Life's so short
And it goes by fast
And we can't get it back

...............................
флетчер выглядит как

В коридоре пахнет мучным. Громко позвенев ключами, я делаю шаг вперед и кидаю ношу на кафель: несмотря на то, что мы с Флетчером сняли квартиру черт пойми где, ремонт здесь был сделан в каждой комнате. Я плавно провожу рукой по воздуху, приглашая Офелию пройти внутрь, сбрасываю кеды, будто больше никуда не собираюсь идти, и тянусь к потолку, чтобы избавить позвоночник от напряжения. Из-за угла показывается кудрявая голова. Мой сосед, который также мой лучший друг, слегка опешив дергается в ту сторону, из которой появился. Я окидываю его растерянным взглядом, он в смятении таращится на гостью. Смогли мы друг друга удивить?
– Флетч, – непонимающе развожу руками, – откуда ты взялся?
У твоей мамы появились срочные дела, – спокойно произносит молодой человек, прикладываясь плечом, обернутым в клетчатую рубашку, к косяку двери. – Вот я и вернулся, – Флетчер обычно появляется дома под вечер. И с рабочего места его могут сдернуть только непредвиденные обстоятельства, которые сегодня приняли облик Кьянеи Алексиу – пропащей моей мамашки. В последнее время она часто спихивает Тера на моего друга и уносится прочь – наблюдать за строительством очередного отеля. Я не виню ее, но мне не нравится, когда она обещает просидеть с ребенком весь день и своего обещания не сдерживает.
– Пончики купил? – юноша кивает. Его непослушные вихры забавно падают на лоб. – Круто! Без нас их не съешь, – это вошло у нас в привычку – покупать пончики, обсыпанные сахарной пудрой, и съедать их под какой-нибудь не шибко интеллектуальный фильм. У нас даже была наша любимая, особенная кондитерская. Местный продавец узнавал нас в лицо и всегда давал скидку. – Пойдем, – я снова по-бесцеремонному мягко обхватываю запястье новой знакомой. Направив ее в сторону одной из дверей, отпускаю руку Эль и выбиваюсь вперед. Я хочу проверить, как у него дела.
В спальне стоит полумрак; только торшер пульсирует едва различимым, каким-то мутно-голубым светом. В воздухе витает аромат талька, непорочности и нежности, чего-то настолько чистого и безгрешного, что нам, простым смертным, стоять посреди этого великолепия не то что нельзя, а тупо стыдно. Это его маленькая территория. Это его особый мир, в который я вписываюсь по ночам, вслушиваясь в размеренное сопение маленького носика. В объятиях темноты мы с ним становимся единым целым. А я себя чувствую недавно потерявшей одного щенка волчицей, смазывающей затравленную душу звуком дыхания единственного существа, которого она любит.
Я мягко ступаю по ковру, аккуратно заглядывая в кроватку. Сонные глаза смотрят на меня с удивлением и ленцой: заметно, что мелкий проснулся несколько минут или секунд назад. Я по инерции расплываюсь в ласковой улыбке, поглаживая мягкий теплый живот и проводя пальцами по хрупкой клетке ребер. До сих пор не могу привыкнуть к тому, что он такой маленький. Настолько маленький, что я постоянно, описывая его, прибавляю к словам уменьшительно-ласкательные суффиксы. У него не живот, а животик. Не нос, а носик. Не руки, а ручки. Я не знаю… Это не объяснить.
– Приве-ет, Креветка, – чуть ли не нараспев. Просунув руку между спиной Тера и кроваткой, я тяну его на себя и аккуратно поднимаю вверх. Через пару мгновений он оказывается у меня на руках, зевает и с хрипом прикладывается головой к ключице. Его растеплевшаяся кожа передает жар моей. А я, будто не замечая этого мелочного чуда, смотрю на Эль с любопытством. Антерос смотрит на нее также. – Подержать хочешь? – вообще-то, я собиралась сказать, что его зовут Тер. И что он – мальчик с безумно красивыми карими глазами.
Но кто из нас не грешил изменением планов?

[NIC]J. D. Oakheart[/NIC]
[STA]i refused to believe in running away[/STA]
[AVA]http://funkyimg.com/i/21WjB.png[/AVA]
[SGN]углем наметил на левом боку место, куда стрелять,
чтоб выпустить птицу - мою тоску в пустынную ночь опять.

http://funkyimg.com/i/21Rix.png
[/SGN]

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » watching you watching me;