В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » There is no turning back...


There is no turning back...

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://www.svetlanatravel.com/pic/usa/washington2.jpg
Участники:
Долорес Веласкес, а так же Тони и Дитрих Данцигер
Место:
Вашингтон
Время:
Начало августа 2015
О флештайме:
Дитрих наконец-то получает реальный шанс поучаствовать в большой игре, именуемой политикой, с подачи одного весьма влиятельного в столице человека. Конгрессмен Рубио, довольный давним сотрудничеством решает порекомендовать полезного человека из Сакраменто своей родственнице - ведь еще немного и она тоже будет работать в столице, так что ей нужна хорошая команда...

+1

2

Часы на столе Гектора тихо измеряли время, когда Долорес устроилась в кресле напротив одного из своих самых успешных кузенов. Упорство и устремленность всегда дают свои результаты, чему сидевший напротив нее мужчина был наилучшим доказательством. Он прошел от самого низа и вскарабкался на самый верх иерархии партии самостоятельно. Чего это ему стоило? Долгих вечеров за работой в ущерб семье. Быть может, многих встреч, без которых не состоялась бы не одна кулуарная договоренность о голосованиях. И вновь-таки, семье приходилось отступать на второй план, давая возможность добиваться своего.
Многие восхищались четой Рубио, удивляясь тому, как супруга столь успешного политика могла так легко и запросто оставаться в тени мужа, воспитывая аж четверых детей. Да, определенно, сеньоре Рубио следовало поставить памятник при жизни – дети, особенно если хоть один из них наделен таким вздорным характером, как Мигаглос Веласкес. Воспоминание о дочери, пусть и мимолетное, заставило улыбнуться городского советника. Дочь оставалась вместе с ней и Гуто на Гавайях ровно до тех пор, пока лечащий врач Агустина не позволил им свершить перелет и вернуться домой в Сакраменто, где мужчина и должен был продолжить свое лечение. Уже на следующей неделе начинался курс физиотерапии, которого с ужасом ждал не только Гуто, но и сама Лола. Физиотерапия предполагала насыщенный курс упражнений, что дается поначалу очень даже болезненно. А кто пожелает любимому чувствовать хоть каплю боли?
- Кофе? Чай? – спросил Гектор у своей кузины, заняв свое место за столом.
- Я бы предпочла просто выпить воды, - пожала плечами Веласкес, улыбнувшись своему родственнику. Было очень странно для нее находиться в Капитолии, но одновременно с тем, мысленно находиться в Сакраменто, рядом с детьми и мужем. И ведь эта поездка не должна была отнять у нее много времени – два или три дня, не больше и не меньше. Возможно, не ворчи Гуто о том, что она бросается в Вашингтон по первому зову Гектора, все было бы иначе? Но, на самом деле, женщина понимала, как было бы ей не просто работать в Сенате, будучи оторванной от семьи и мужа, по которому уже скучала безумно.
- Хорошо, - принял выбор кузины Гектор, прежде чем обратился к секретарю по громкоговорителю. Так что, уже спустя минуты две перед испанкой стояла бутылочка с водой и стакан, а напротив Рубио его ароматный кофе.
- И как ты можешь пить в такую жару кофе? – поинтересовалась женщина, ухмыльнувшись.
- Не знаю. Дань привычке? Кофеин мне просто необходим, иначе я засыпаю сидя за столом после девяти, - ответил Гектор. На это она могла еще ответить что-то вроде – нужно просто посвятить больше времени сну, но не стала. Не успела. – Как там Агустин? – естественно, Гектор был одним из немногих, посвященных в реальные причины ранения руки сеньора Веласкеса. Однако, они ожидали постороннего человека, что должен был прийти с минуты на минуту, а потому не могли в полной мере коснуться этого вопроса.
- Скоро начинается физиотерапия, а так… все не так уж и плохо, - пошатала из стороны в сторону головой Долорес, заставляя свои кудри станцевать танец в тон ее словам. А он был отнюдь не радостный.
- Я рад, что он идет на поправку. Мы все очень переживали за него, правда, - добавил Рубио, прежде чем им не огласили о том, что мистер Данцигер прибыл на место. Что же, ради такого случая, Веласкес поднялась из своего места, где вальяжно опиралась на спинку мягкого кресла, придав своему выражению лица всей той серьезности, на которую она была только способна.
Немец уверено перешагнул порог кабинета, аккуратно закрыв за собой дверь. Этот человек определенно обращал на себя внимание своим спокойствием и уверенностью, не говоря уже о широкоплечему телосложению. Один только вид говорил о том, что шутки с ним плохи, что определенно вызывало … доверие? Испанка не привыкла торопиться с выводами, но и не делать их вовсе не отказывалась.
Лола подала руку для приветствия, когда Гектор ее представил: - Рада знакомству, мистер Данцигер. Что же… Гектор мне сказал, вы только вернулись из Германии? Надеюсь, хорошо вы отдохнули? – было бы дурным тоном не поинтересоваться чем-то отстраненным от предстоящей работы, которую могла бы поручить выполнять этому мужчине. В прочем, она не стала уточнять, что этой информацией она завладела еще вчера, когда Гектор только позвонил и попросил ее приехать первым же рейсом – талантливых кадров, когда они идут именно к тебе на службу, а не к государству или бандитам, упускать нельзя.

+1

3

-Мы скоро приедем? -шепотом поинтересовался сонный Ноа, едва только успел открыть глаза и потянутся. -Я уже устал лететь...
Дитрих лишь вздохнул, обняв любимого сына и прижав его к себе. Действительно, перелет из Берлина в Вашингтон, то еще удовольствие - особенно для ребенка, которому непривычно сидеть на одном месте. Но что можно было поделать, если перед Данцигером открылись весьма заманчивые перспективы, которые позволят раз и навсегда изменить свою жизнь и наконец-то избавить своих домашних от каких-либо опасностей? Конечно, большая игра, иначе именуемая политикой та еще "темная вода", в которой легко потонуть, если не знаешь куда и главное как "плыть" - но немец был уверен, что справится, главное теперь успешно пройти собеседование с будущим работодателем.
Или, если говорить вернее - работодательницей?
-Мы почти уже прилетели, мой хороший, -Дитрих, ласково коснулся губами волос Ноа, продолжая обнимать его. -Потерпи еще часок и не буди маму, хорошо? Она тоже устала сидеть столько времени на одном месте...
-Угу, -согласился послушный ребенок. поудобнее устроившись на отцовских руках. Данцигер нисколько не возражал этому и лишь улыбнулся - это сейчас Ноа маленький и обожает чтобы родители его обнимали... но не успеешь оглянуться и он вымахает в здоровенного дядю, который будет спешить жить своей собственной жизнью. Так что не следует терять драгоценного времени, которое должно по праву принадлежать любимой жене и ребенку, потому как пролетев, оно никогда уже больше не вернется.
Уже в Вашингтоне, после того как все семейство покинуло наконец аэропорт и поехало в такси в один из лучших отелей в центре, Ноа повеселел и вертелся как уж на сковородке, стараясь все-все разглядеть по мере поездки. Ну а Дитрих, взяв Тони за руку, раздумывал о том, что ему необходимо произвести благоприятное впечатление на миссис Веласкес - Рубио всегда говорил о своей родственнице как о профи самого высокого класса и значит нельзя позволить себе ударить в грязь лицо. Да, немцу не приходилось в открытую работать на политиков - с Гектором сотрудничество было по большей степени теневым (если можно так выразится), да и ничего такого Дитриху делать не приходилось. Он просто несколько раз подряд успешно провел переговоры с потенциальными спонсорами, очень выгодными для республиканской партии, у которой ныне были все шансы подвинуть наконец демократов и ухватить себе лучший кусок политического пирога, что готовился в столице. Кто знает, быть может Рубио выиграет следующие президентские выборы? Тогда партия обретет силу и мощь, о которых можно только мечтать любому уважающему себя политику в этой стране...
-Ну как вам номер? -улыбнулся Данцигер, после того как привел своих родных и любимых в "люкс" отеля "Ритц". -Мне надо убежать на деловую встречу, так что закажите покушать и ждите меня. И еще - пожелайте мне удачи? Она мне очень понадобится сегодня...
Покинув отель, немец довольно-таки быстро добрался на такси до эпицентра всех политических интриг республиканской партии в столице - личном кабинете Рубио в здании Конгресса Соединенных Штатов. Секретарь пригласила Дитриха войти и уже спустя несколько минут, он наконец получил возможность лично познакомится с той самой женщиной, которую неоднократно видел по телевизору. Конечно же, он успел собрать для себя необходимый минимум информации, чтобы ненароком не сесть в лужу на этом собеседовании - Долорес уже давно работает в городском совете и до начала своей политической карьеры, она была весьма успешным юристом. У нее двое детей и она замужем за человеком, возглавляющим стратегически важное предприятие - неплохая "добавка", о которой так же может мечтать любой политик. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться что светлая голова мистера Веласкеса гарантирует его супруге дополнительную поддержку федерального правительства и заранее гарантирует неприятности всем тем кто мог бы ей угрожать.
-Я тоже взаимно рад знакомству, миссис Веласкес. Признаюсь, что давно уже просил Гектора нас познакомить, -мысленно подведя итог всем плюсам своей будущей работы, улыбнулся Данцигер. -В Германии было просто великолепно и я давно уже не проводил столько времени вместе со своей семьей. После такого отличного отдыха, я всецело готов посвятить себя работе и полностью в вашем распоряжении.

+1

4

Долорес по достоинству оценила откровенность немца, что не стал скрывать своего давнего желания работать в политике. Женщина лишь вздернула тонкой бровью в верх, кивнув в знак того, как польщена и не без улыбки на лице посмотрела на кузена, который не нашел ранее более подходящего времени для знакомства. Конечно, у Гектора могли быть свои мотивы и планы относительно этого мужчины, не говоря уже о тех бесконечных факторах, из которых состоит непростая вещь под кодовым названием – жизнь.
- Что же, не прошло и ста лет, вот ваше желание и исполнилось, - испанка позволила себе неоднозначную шутку, что касалась обоих мужчин, присутствующих на данный момент в кабинете. А ведь подчеркивала она откровенность Дитриха, что имел смелость не скрывать такой черты своего характера, как и Гектора – правда в его случае она послужит скорее упреком, если в новом ее знакомом она обнаружит неоцененную помощь и полезного помощника. В наше время ведь очень не просто найти того человека, что будет соответствовать всем твоим требованиям  и даже больше. А вот в случае с сеньорой Веласкес – практически невозможно. Ведь, по большей мере женщина терпит ту добрую часть людей, которая работала в ее штабе – на нее работают лучшие в своем деле мастера. Однако, увы, но далеко не всегда лучшие, могут быть совместимы с твоим отвратительным характером. Только, это уже ненужная на данный момент лирика…
- Я за вас рада, - искренне расплылась в улыбке женщина, откинувшись на спинку удобного диванчика, на котором и восседала до прихода мистера Данцигера. – Хороший отдых – залог плодотворной работы, а работы у меня непочатый край, так что я буду рада трудолюбивым подчиненным, - Веласкес не стала расшаркиваться и скрывать самого очевидного – своего желания покорить маленький олимп в своем штате. Амбиции – немало важная часть нынешнего, что ведет уже к дню завтрашнему, когда начинается новая гонка и новое состязание, ничему не уступающее гладиаторским боям. Все или ничего – никому не будет пощады.
- Совсем уже скоро будет оглашено, что я баллотируюсь в губернаторы штата, - начала Долорес, посмотрев на немца, после чего лишь скользнула взглядом по кузену. Дитрих вряд ли мог понять этот ее взгляд, но для Гектора не должно было остаться сомнений – этот взгляд был в некотором роде укором за отмену сенаторской гонки и начала большой политики для нее уже сейчас. А еще, укор за то, что именно во время той встречи, во время которой ей пришлось узнать о новом курсе своей политической карьеры еще и о неприятном и очень даже болезненном событии, что стряслось с ее мужем. – Я знаю, что в политике вы ранее не работали, как и то, что никогда не принимали участие в политических акциях, что имели место быть в Сакраменто или Калифорнии – люди Гектора это проверили, - при упоминании своего имени, конгрессмен слегка поклонился вперед, словно бы принимал почести от своей кузины. В свою же очередь, Долорес не отводила взгляда от своего нового знакомого, присматриваясь к его сдержанной реакции на ее слова. В конце концов, ей нужен эффективный человек, что сможет даже пойти по скользкому пути, не боясь последствий – естественно, если только это будет необходимо. Нет, она еще не спешила говорить, какие должностные обязанности они собирались свалить на плечи немца, что спокойно и невозмутимо отвечал на слова испанки. Ведь, прежде чем озвучить, нужно убедиться в который раз, что оно того стоит. – Так…  почему вы решили пойти в политику? – пожалуй, самый главный вопрос, ответ на который уж очень сильно интересовал Долорес. – Вы можете не беспокоится  - мы не ведем запись разговора, а потому можете спокойно отвечать так, как считаете за необходимое – но, знайте, я ценю искренность, ведь именно она позволит нам эффективно работать вместе. Итак, почему и зачем?

+1

5

Дитрих кивнул в ответ на слова миссис Веласкес относительно ее отношения к отдыху. Хотелось бы верить, что Гектор сумел ее убедить, что именно его протеже будет самым подходящим кандидатом в команду будущего губернатора штата... однако, по своему опыту, Данцигер прекрасно знал, что Рубио тот еще "фрукт". В том смысле, что никогда не позволяет своим подчиненным и лоббистам выходить из рабочего тонуса - так что вполне возможно, что это собеседование (назовем его так), будет в некотором смысле проверкой. В любом случае, такой вариант совершенно точно не стоило сбрасывать со счетов раньше времени...
-Вы абсолютно правы - я действительно не был открыто связан с политикой, -улыбнулся немец, усевшись на диван напротив своей потенциальной работодательницы. -Мне почему-то кажется, что мистер Рубио несколько слукавил, когда сообщил вам о том, что проверял меня - потому как в этом не было никакой нужды. Всю информацию обо мне Гектор знал еще за три с половиной года до нашего с вами знакомства. Уверен, что вы хорошо осведомлены о том, что ваш кузен ведет дела не только посредством верных ему людей?
Гектор лишь усмехнулся после этой фразы - Дитрих же сделал вид, что не заметил этой усмешки влиятельного политика. Добраться до Рубио было очень нелегко, начать с ним сотрудничать - еще сложнее. Этот человек привык мерить нужных людей согласно собственной "шкале" полезности и конечно же верности - последнее определение в большой игре является едва ли не самым важным. Порой именно от верности и преданности своего ближайшего круга, может зависеть успешная карьера того или иного политика. И не для кого не секрет, что сильные мира сего частенько стараются перевербовать полезных людей у своих оппонентов, лишая их выгодного преимущества.
-Я нисколько не беспокоюсь о записях разговора, миссис Веласкес - если бы я сомневался в собственных силах или не был в себе уверен, то меня здесь не было бы, -продолжил Данцигер после слов Долорес. -Мне абсолютно нечего скрывать и думаю что мой рассказ только подтвердит тот набор информации, что уже представил вам мистер Рубио...
Немец нисколько не сомневался, что амбициозная испанка уже успела узнать о нем абсолютно все и теперь будет сопоставлять рассказанные им самим факты биографии с тем что прочла в его личном деле.
-Знаете... я мог бы вам рассказать этакую честолюбивую историю человека, что мечтает работать на благо страны, ставшей его второй родиной... но пожалуй, вы не поверите в подобное, -улыбнулся Дитрих. -Так что я не буду ходить вокруг да около и просто скажу, что политика мне интересна и позволяет в полной мере применить все мои способности и умения. Мне всегда нравилось работать с людьми и выполнять сложные задачи... но так уж вышло, что я долгое время был связан с криминалом.
Здесь стоило сделать небольшую паузу, буквально на пол-минуты, чтобы обдумать как лучше подать собственную историю. Смысла скрывать что-либо нет... но и рассказывать абсолютно все, как на святой исповеди Данцигер тоже не собирался.
-Сразу скажу вам, что это знакомство на уровне "они знают кто я, я знаю кто они" и не более того - однако, из-за этого моя семья подверглась опасности и я не хочу чтобы подобное повторялось. Жена и сын - самое дорогое что у меня есть в этой жизни и ради них я готов начать все практически с нуля.
-Я знаю, что ты предпочитаешь составлять впечатление о человеке самостоятельно и без чьих-либо рекомендаций... однако все же вставлю свое слово, если позволишь, -произнес Рубио, обращаясь к Долорес. -Мистер Данцигер самый лучший деловой переговорщик из всех что когда-либо со мной работали. Он сумел выбить дополнительные субсидии для партии из одного хорошо знакомого тебе казино... моим людям не удалось даже подступится к его хозяину.
-Не перехвалите меня раньше времени, мистер Рубио, -конечно похвала всегда приятна любому человеку, однако для нее так же существует нужное время - в данный момент она была совершенно лишней и Дитрих словно почувствовал это. -Мне просто повезло в том деле, так что не стоит относить его к списку моих заслуг как лоббиста. Везение - вещь временная, лоббист же должен полагаться на свой опыт и профессионализм, а не на мифическое "авось, получится?". В тот момент мне удалось найти болевую точку собеседника, но этого могло бы не случится.
-Если бы это самое везение, о котором вы говорите, Дитрих, было однократным частным случаем, я бы промолчал, -парировал Рубио. -Однако, за все время нашего делового сотрудничества, мне приходилось наблюдать подобное много раз. И я считаю даже одни успешно проведенные переговоры по делу о субсидиях республиканской партии крайне выигрышным делом - так что не стоит скромничать.
-Это не скромность, а просто констатация факта, -Данцигер едва удержался чтобы не пожать плечами - отличный жест, выражающий некую неопределенность. -В общем, резюмируя все вышесказанное, я могу сказать, что политика открывает практически необозримые возможности, которыми я не откажусь воспользоваться.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-09-28 00:08:43)

+1

6

Женщина внимательно следила за своим собеседником и потенциальным подчиненным, не упуская ни малейшей подробности. Мимика, жесты, манера речи и даже ее тон – сейчас она подобно настоящему хищнику притаилась и наблюдала за Дитрихом, пока он говорил, внимательно учитывала все то, что, так или иначе, позволит ей составить единоверное и максимально точное впечатление. Она не относилась к тем людям, что позволяет своим эмоциям брать верх или руководится именно первыми впечатлениями, полученными от заочного знакомства или согласно рекомендации даже тех, кому она доверяла. Если бы это было так, что же … мистер Данцигер мог уверенно уже называть себя подчиненным городского советника.
А в прочем, ему ничто не мешало стать оным. По крайней мере, слушая ответ немца, сеньора все больше утверждалась в полезности выбора Гектора, у которого она еще спросит, почему он позволил столь ценному кадру уйти из-под носа. Кто знает, как мог бы Данцигер пригодиться Гектору в предстоящей президентской гонке? Однако пока женщина внимательно слушала своего собеседника, что не собирался скрытничать о том, что, так или иначе, вылезло бы, подобно черту из табакерки и назвал все своими именами.
Немец был так или иначе связан с криминалом, о чем в открытую заявил городскому советнику.
Скандал? Причина для беспокойства?
Нисколько. Этими словами мужчина только подтвердил те факты, что уже имелись на руках у испанки.
Долорес согласно кивнула, веля тем самым своему собеседнику продолжать, ни на минуту не отвлекаясь от предмета речи. 
Между буквой закона и ее нарушением проходит вовсе не тонкая грань позволенного. Черное и белое, а между ними целое поле серого, среди которого и путаются пути тех, кто решил поиграть в сильных мира сего. Кому-то везет больше и он выходит чистым из воды, кто-то же отмечен меньшей благосклонностью судьбы… Это вечная игра, что не прерывалась никогда, даже во время самых громких войн мира, не говоря уже и об Соединенных Штатах Америки.
Чему учат колледжи будущих судей и юристов, среди которых львиная доля выходит адвокатами, иная же продолжает педагогическую деятельность, воспитывая новую генерацию таких же юристов?
Долорес ухмыльнулась собственной мысли и воспоминанию.
На первой же лекции по общему праву старый преподаватель произнес едва ли не главную истину жизни, тем самым обескуражив добрую часть своих студентов, тогда как остальных превратил в собственных негласных последователей.
- Есть закон и есть несколько путей, чтобы обойти этот закон, - гласил старик на лекции. – И мы здесь с вами собрались не для того, чтобы вы выучили пару новых заковыристых законов, которые придумало наше правительство. Мы здесь собрались для того, чтобы узнать, как использовать все наши поправки и заковыристые законы, чтобы обойти главный закон, где черным по белому указано, что есть нарушением, а где его нет, - холодное и расчетливое выражение лица преподавателя Долорес, казалось, все еще было перед ней. Даже сейчас, когда она проводит активную политическую деятельность, она все еще помнила ту лекцию, из которой она вышла в полной уверенности в том, что будет лучшей ученицей в группе. И она ею стала.
Теперь же полученные знания помогают Долорес в ее карьере. И вовсе не потому, что она собирается играть на грани фола, как некоторые ее коллеги, скажем так. Попросту, ради того, чтобы знать, как поступит твой оппонент, нужно знать, по каким путям он может пойти. А потом поставить силки и поймать с поличным. Так и работает конкуренция между вечными соперниками – слонами и ослами. И на данный момент времени, кажется, республиканцы вновь возвращают свои лидирующие позиции.
- Я знаю, что ты редко сыплешь комплиментами своим подчиненным или коллегами, но мистера Данцигера, ты откровенно хвалишь, о чем он тебе и говорит, глядя в глаза, - посмотрев на кузена, хитро отметила женщина, высказав то, что уже давно вертелось на кончике ее языка. Однако Долорес не позволила Гектору ответить на ее реплику, жестом руки она дала понять своему кузену, что не ожидает ответа. – Вы были достаточно искренними – я говорила уже, что это ценю. А еще у меня есть своя шкала оценивания работников и пока что вы под нее подходите, - аккуратно отметила женщина. Она могла сказать, что польщена тем, что немец желает работать именно с ней и на нее, тогда как Рубио мог предложить ему куда больше. Только зачем рассыпаться в тех комплиментах, для которых не пришло еще время? Когда-нибудь она скажет об этом Дитриху. Когда-нибудь, когда придет время … Если оно придет.
- Я вас поправлю лишь в одном, мистер Данцигер, - произнесла испанка, поднимаясь со своего места. – Политика очень увлекательная вещь, и я с радостью помогу вам убедиться в этом, - она подала немцу руку для рукопожатия, что должно было скрепить их знакомство и дать начало сотрудничеству. – Оставайтесь и впредь столь искренними и честными со мной, помня, что это я ценю больше всего. Однако не забывайте об эффективности и осторожности – я уже хочу увидеть вас в действии, тем более время не ждет, - добавила она, глядя в глаза своему собеседнику. – Надеюсь, мы друг друга поняли и, если ваше желание работать на меня не испарится до возвращения в Калифорнию, увидимся в понедельник утром в моем офисе в Сакраменто? У меня есть пара сложных задач для вас, - улыбнулась Лола, сжав ладонь собеседника чуть сильнее, прежде чем отпустить ее.

+1

7

Дитриху еще никогда не приходилось выступать в роли... этакой наживки что ли? Причем поймать на самого себя он должен был самую настоящую акулу в мире политики - то есть свою будущую начальницу. Немец был достаточно наблюдателен, чтобы заметить несколько мисолетных взглядов, которыми обменялись Лола и ее кузен, пока слушали его... но пожалуй не просто слушали?
Его оценивали и это вроде бы неформальное собеседование на самом деле было небольшим испытанием, во время которого проверялись его профессиональные навыки как лоббиста. Миссис Веласкес явно не хотела полагаться на интуицию Гектора и предпочитала доверяться собственному впечатлению о потенциальном кандидате в свою команду. Данцигер был как всегда спокоен и собран и не единый мускул в его лице не дрогнул, когда он рассказал о своей причастности к криминальной жизни в Сакраменто. Пусть и косвенной, вот уже много лет, но все же. В данный момент времени немцу следовало доказать, что он может и будет полезным хрупкой женщине с большими амбициями и планами на будущее - только так ему удастся не только стать частью Большой игры, но и выполнить обещание, данное Тони.
Обезопасить их общий, уютный и теплый мир, чтобы более не повторялось той ситуации, из-за которой пришлось практически сбежать в Германию. Сделать так чтобы дети росли в безопасности... а для этого Дитриху нужна была совершенно другая работа. Однако, привыкший к риску человек не захочет какой-либо рутины? Немцу не хотелось искать себе какой-либо тихий и спокойный бизнес после коллекторского агентства - душа просила чего-то глобального что ли... такого дела, где нашлось бы применение всем полезным навыкам, приобретенным Данцигером за всю его сознательную жизнь. Обычно амбиции заставляют человека двигаться вперед, добиваясь той или иной цели - словно двигатель в ракете, что летит к неизведанной планете, открытие которой способно изменить мир.
Дитрих прекрасно понимал, что Долорес не собирается сидеть в Сакраменто - ее неизведанной планетой на данный момент был Вашингтон, который рано или поздно должен будет открыть перед ней все свои двери. В том то это когда-нибудь случится, Данцигер нисколько не сомневался... так же как был уверен сейчас, что прошел собеседование.
-Я буду очень рад помочь вам во всех начинаниях, миссис Веласкес, -улыбнулся немец, поднявшись со своего кресла и ответно пожав протянутую ему руку. -Уверен, что уже очень скоро вам удастся оценить мою эффективность в действии, так сказать... и я готов к работе, так что я буду вовремя в вашем офисе. Вам совершенно точно не придется жалеть о вашем решении взять меня на работу.
Немного саморекламы не повредит, не так ли? Тем более что Дитрих знал о чем говорит и не давал невыполнимых обещаний. Однако, он был реалистом и прекрасно понимал, что после этого собеседования и начнется самое сложное... когда ему будут доверять важные поручения, которые и будут самой настоящей проверкой на эффективность.
Однако, если бы Данцигер боялся сложных задач без решения, то остался бы в коллекторском агентстве, которое под его руководством работало словно отлаженный механизм. Теперь впереди были игры другого качества и толка, о чем можно было только лишь порадоваться?
-Если у вас больше нет вопросов ко мне.., -взгляд мельком на Гектора и легкий кивок в ответ. -То позвольте откланяться? У меня еще есть время до понедельника и я собирался провести его с женой и сыном. Ноа очень понравился Вашингтон. До скорой встречи, миссис Веласкес?
Прежде чем отпустить руку Лолы, Дитрих галантно поцеловал тыльную сторону ее ладони - Гектор увидев это лишь улыбнулся, представив себе какой могла бы быть реакция старины Гуто на нечто подобное. Поднявшись из-за своего стола, политик подошел к двери и открыл ее перед немцем.
-Если не возражаете, я бы проводил вас... чтобы перемолвится парой слов. Лола, подождешь меня? Я сейчас вернусь, -обратился конгрессмен к своей родственнице, перед тем как вышел в коридор. -Итак, друг мой - первый успешный шаг вы сделали, но не стоит останавливаться на достигнутом. На данный момент доверие электората к демократам несколько подорвано... так что у нашей партии есть отличный шанс закрепить свое преимущество. Вашингтон должен стать "эпицентром", но не менее важны рейтинги доверия на местах - вот этим вам и предстоит заняться в Сакраменто. С сегодняшнего дня вы работаете на положительный имидж Долорес... не могу не напомнить вам еще раз вашу главную цель.
-Вам не о чем волноваться, Гектор, -Дитрих пожал руку Рубио. -Я все понял предельно ясно и буду работать на результат. А теперь всего вам хорошего - и если я понадоблюсь, то буду на связи.
Покинув здание Конгресса США, немец остановился и прикурил, оглянувшись на "твердыню" закона и правопорядка... попасть сюда и вершить историю, предел мечтаний любого политика - и кто знает, быть может совсем скоро у Лолы будет свой кабинет здесь?
А почему бы и нет? -усмехнулся про себя Дитрих и поймав такси заметил, что охранник позабыл забрать у него гостевой бейдж-пропуск. Пожалуй стоит оставить как трофей из Вашингтона... и напоминание о том, каким следует сделать свое будущее.
-Отвезите меня в "Ритц" и поскорее. - велел Данцигер водителю, убрав пропуск в свой бумажник.

+1

8

Вот и закончились берлинские каникулы для Пейтон и Ноа? Вот за ними приехал Дитрих, как и обещал одним прекрасным утром, когда у них еще было время на прощание. Теперь же пришла пора возвращаться в Соединенные Штаты Америки, куда, честно говоря, Тони в какое-то мгновение времени уже даже не мечтала вернуться снова. Но, с приездом Дитриха в Берлин, женщина снова обрела уверенность в каждом новом дне, проведенном вместе с ним на его далекой, но все-таки столь чужой ей родине…
Говорят, что привыкнуть можно ко всему, но Пейтон, не смотря на теплый и радушный прием в Берлине родней Дитриха, так и не могла свыкнуться с окружавшими ее германоязычными людьми. К тому же, женщина ощущала определенную недостачу солнечного света и тепла, ведь на протяжении практически всего июля дни были серыми, словно и не лето было на дворе вовсе. В прочем, разве солнечные лучи развеяли бы тревогу, поселившуюся на сердце темнокожей леди? Так или иначе, но возвращение в Штаты, домой, значило для нее очень многое. К тому же, теперь они с Дитрихом возвращались не просто парой. Теперь они возвращались настоящей семьей согласно букве закона, а не только по ощущениям и фактам. Они официально носили звание супругов, пусть оно лишь скрасило дни пребывания на чужбине и нисколько не повлияло на их отношения. Ведь, когда между двумя образуются преграды: время, расстояния, взгляды, привычки, люди, а они все равно тянутся друг к другу - эти преграды превращаются в крепчайшую связь. Все, что не разлучает нас, делает нас ближе. Но, факт брака не мог их до сих пор не радовать.
Миссис Данцигер – все еще осторожно в уме выговаривала Тони, мягко улыбаясь своему новому, но уже официальному статусу и фамилии. Маленькая деталь, послужившая причиной для радости не только их двух, но еще как минимум одного маленького озорника. Она же послужила так называемым знаком, добрым знаком, который был так необходим в виду сложившейся ситуации в Сакраменто. А еще послужил надеждой на светлое будущее в конце и без того длинного пути. Хотя, возможно ли оно было вообще? В теории – да, но на практике – Тони сомневалась, тихо сжимая новенький паспорт гражданина Соединенных Штатов, который она торжественно получила несколько дней назад. Да, словно бы ей нужен был только паспорт, чтобы покинуть Берлин и вернуться обратно. Словно бы в Калифорнии и не поджидала более опасность.
Больше всех, пожалуй, именно Ноа радовался возвращению домой, едва только услышал об этом известии от своего отца. Он носился по дому Каролины и старался ничего не забыть в доме у своей берлинской тетушки, которой обещал еще как-нибудь заехать. Ребенок со всей присущей ему непосредственностью уже никак не мог дождаться того мгновения, когда их чемоданы будут упакованы, а самолет в родные Штаты будет ждать наготове на взлетной полосе. Он ведь так соскучился по их дому в Сакраменто, несмотря на то, что у тети Линн ему было очень хорошо, а с приездом отца стало еще лучше. Ведь он соскучился по своим игрушкам! И  никакие новые игрушки не могли заменить ему старых, пусть даже давно сломанных или хорошо потрепанных временем. К тому же, ребенок соскучился по привычной погоде, ведь как на зло в Берлине весь июль царила пасмурная погода, что была так не свойственна жаркому калифорнийскому краю.
Пейтон тоже тянуло обратно в Калифорнию, в Сакраменто. Она, как и Ноа, а в прочем и Дитрих тоже, соскучилась по тому дому, уют в котором последние месяцы своей жизни пыталась обустроить в нем. И ведь преуспела в этом?
Правда, прежде чем они вернутся в Сакраменто и вновь отворят дверь их уютного дома, чету Данцигер ждала весьма серьезная поездка в Вашингтон, где у Дитриха должно было состояться собеседование. Так сказал ей немец еще в Берлине, показав их билеты на самолет, что должен был приземлиться не где-нибудь, а в самом Вашингтоне, где еще ни разу в жизни миссис Данцигер не бывала.
Когда Дитрих ушел на свое собеседование, Пейтон проводила мужа, не поленившись подняться из постели, чтобы не только полюбоваться тем, как ее педантичному немцу идет костюм, но и обязательно поправить ему галстук и пожелать удачи. Все-таки она волновалась и беспокоилась  о том, как все пройдет там, на Капитолии. Ум подсказывал женщине, что и политические игры могут быть не менее опасными тех, из-за которых им пришлось покинуть Америку. Однако тут еще сохранялась надежда на безопасность, на чистоту перед законно… И надежду на то, что никто впредь не сможет влезть в их размеренную жизнь. Ведь теперь она особенно нуждалась в подобной вере. Теперь, когда она была беременна их вторым ребенком.
- Обязательно позвони, как только все закончится, - слегка сонно, попросила женщина у мужчины, подарив ему этим ранним утром поцелуй, прежде чем он покинул пределы их номера в отеле. Ну, а после того, как немец ушел, Тони также повернулась к двери спиной, чтобы податься к сыну, возле которого женщина и устроилась, как она подумала – ненадолго, на пару минут. Но, вот уже проснулась Пейтон, когда часы показывали время близкое к обеденному.
- Что-то наш папа не звонит,… - вдумчиво и тихо произнесла себе под нос женщина, посмотрев на дисплей своего мобильного, что упорно молчал и не желал будить ни женщину, ни тем более ее маленького сына. Ноа лишь сонно приоткрыл глазки и посмотрел на свою мать, прежде чем снова погрузиться в сладкий плен сна. Разница в часовых поясах была существенной, если не сказать больше, поэтому темнокожая леди только порадовалась тому факту, что ей было совершенно незачем идти куда-то сейчас.
- Мам, я хочу кушать. Давай мы что-нибудь вкусное закажем? - тихо обратился к Тони сын, решив все-таки заставить ее подняться из постели и заказать вкусный обед прямо в номер. И каким же было удивлением женщины, когда Дитрих опередил их заказ и пришел несколько раньше, отворив дверь своим ключом.
- Ты уже прошел свое собеседование? – тут же начала расспрос Пейтон, пока Ноа бегом бежал к своему отцу. – Как все прошло? Рассказывай...– добавила она, прежде чем подойти ближе и снова позволить немцу прикоснуться губами к ее щеке. – Тебе надо было позвонить,… иначе мы не вылезем отсюда, и не увидим ничего из того, на что следовало бы посмотреть в столице…

+1

9

Вернувшись в отель, Данцигер вспомнил, что за всеми разговорами, совершенно позабыл набрать номер Тони и сообщить ей, что все прошло более-менее благополучно и теперь у него, наконец-то, есть высокооплачиваемая и что немаловажно - престижная работа. Правда, пройденное собеседование вовсе не означает, что можно расслабится и, как говорится, пожинать на лаврах... совсем наоборот - теперь немцу придется вертется словно белка в колесе, чтобы новый босс не разочаровался в своем новом сотруднике. Но пока первый день на новой работе еще не настал, надо бы подсуетится и показать родным и любимым столицу Соединенных Штатов? Это будет интересно и Пейтон и малышу Ноа, которому будет что рассказать в школе, куда он должен будет начать ходить уже в сентябре-месяце.
Едва успев открыть дверь в номер, Дитрих тут же был встречен любимым сынишкой, пулей помчавшимся встречать любимого папу - такое Ноа проделывал с тех самых пор как только-только научился ходить самостоятельно. Конечно же Данцигер подхватил Ноа на руки, несмотря на то что тот был уже большим и достаточно тяжеленьким: мальчишка выглядел довольным и все еще немножко сонным.
-Ну что, мой хороший, ты отдохнул как следует? -поинтересовался у сына Дитрих, ласково коснувшись губами его виска. -Сейчас покушаем и пойдем прогуляться по Вашингтону. Уверен, что тебе и нашей маме очень понравится.
Поставив сынка на пол, Данцигер обнял Тони, притянув ее ближе к себе... и подумав о том, что можно лишь порадоваться тому что пока никуда не надо спешить. Каждая минута, проведенная с любимым семейством была поистине драгоценной - так было всегда, однако после июльских событий в Сакраменто, Дитрих понял это особенно остро, что ли?
-Прости, что не позвонил, любимая... просто мистер Рубио и миссис Веласкес успели капитально взять меня "в оборот", -улыбнулся немец. -Надо думать что теперь мне надо будет не раз их удивить, чтобы доказать свою преданность делу республиканской партии? Это совершенно точно будет делом непростым, но интересным.
Тем временем, в дверь номера вежливо постучали - и когда Дитрих открыл дверь, то увидел коридорного, что привез столик с заказанным обедом. Порядком проголодавшийся Ноа, первым уселся на стул, желая как можно скорее попробовать все вкусности, заказанные любимой мамой - и Данцигер с Тони присоединились к сыну, решив попутно обсудить свои планы. До отъезда домой надо бы успеть посмотреть все самое интересное в городе, но с чего же начать?
-Итак, мои дорогие, у нас с вами просто огромный выбор, -улыбнулся глава семейства, прежде чем огласить весь список достопримечательностей. -Мы можем посмотреть Белый Дом, Капитолий... еще имеется несколько интересных музеев, а так же парков, не говоря уже о различных галереях. Что же нам выбрать?
-Мам, помнишь мы видели с тобой в рекламной книжке выставку динозавров? -тут же нашелся Ноа, посмотрев на Тони. -Я бы хотел на них посмотреть...
-Отлично, тогда я думаю что сегодняшний день мы с пользой проведем в Смитсоновском музее естественной истории, -улыбнулся Дитрих, ответив сынишке. -И я думаю, что нет никакого смысла планировать что-либо еще, потому как этот музей просто огромен, не говоря уже о том, что рядом с ним есть еще интересные музеи. Так что давайте поедим как следует и поедем?
-Урра! Тогда я сейчас быстро найду мой фотик.., -прежде чем его успели остановить, Ноа сорвался с места и кинулся к своему рюкзаку, чтобы найти фотоаппарат, который уже успел запечатлеть великое множество интересных и знаменательных моментов из жизни семейства Данцигер - например, приезд к тетушке Лин, скромная свадьба и просто красивые виды Берлина. -Но мне нужна новая флешка... я не хочу стирать те фотки что уже есть. Пап, ты мне купишь новую карту для фотика?
-Конечно. Сейчас по дороге заедем в какой-нибудь компьютерный магазин, -кивнул немец и затем решительно позвал сына. -Ноа, фотик и музей никуда не денутся - давай-ка сядь спокойно и доешь, хорошо? Ты же не хочешь осматривать выставку на голодный желудок?
-Хорошо, -хихикнул Ноа, усевшись обратно за стол и послушно принявшись за еду. -Я обязательно сделаю такие же фотки динозавров как были в той книжке... Мам, а ты не видела чехол от моего фотика? Его почему-то не было в сумке...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-14 22:10:10)

+1

10

Всем своим сердцем или даже всем своим нутром Пейтон чувствовала и даже наверняка знала, что Дитрих обрадует ее хорошими новостями – он получил работу среди политиков, что является полярной сферой занятости той, в которой он вертелся раньше, скажем, определенно стоящей вдали от буквы закона. И откуда только взялось это убеждение, даже уверенность? Наверное, прежде чем давать своим ожиданиям и надежде пускать корни, женщине следовало хорошенько подумать, но … переубедить себя она попросту не могла. Словно бы верила, как когда-то в детстве в Санту и то, что именно он оставляет сладости в носках, висящих над импровизированным камином, которого в доме семейства Брик не было. Люди, порой, называть подобные убеждения, как и уверенность интуицией, шестым чувством или просто чутьем. Но, что бы то ни было, Тони попросту не знала, как отреагирует на отрицательный ответ – если только Дитрих не прошел собеседование.
А ведь действительно, что тогда?
Возвращаться в Германию?
Привыкать к чужой культуре и быту, что были более чем чужими коренной американке?
Как бы там ни было, а Пейтон решила свои сомнения просто – не думала о них, пусть они  и точили, подобно надоедливым и слизким червям яблоко ее надежд. Ведь, разве не ее мужчина был настолько талантливым, чтобы подойти под высокие требования потенциальных работодателей? Самонадеянно, быть может, было рассчитывать лишь на положительный ход событий и даже не разумно, исходя из опыта пережитых дней, закрывать глаза на сомнения, отказываясь строить новые планы вдали от Калифорнии, но… разве могло быть иначе?! Разве Дитриха пригласили бы в Вашингтон, если бы он действительно бы не был тем лучшим, на которого мог положиться кто-то из политиков?!
Они с Ноа быстро сделали свой заказ, не забыв об отце. Конечно, никакого шампанского, пока не получили новостей, да и рано было по всем меркам еще праздновать. Однако, они не забыли о главе семейства, на которого также припала порция салата и пара других вкуснейших блюд, среди которых Тони не могла решить в чью-то одну пользу. Но, вот она не успела еще толком переодеться и дождаться доставки их позднего завтрака, как мужчина появился на пороге счастливый и радостный, чем лишь подтвердил положительные ожидания своей верной и любящей супруги.
- Ничего страшного, милый, - улыбнулась Пейтон, выслушав ответ Дитриха. Это Лидия могла в ответ проворчать о том, что работа, должно быть, в таком случае дороже семьи и нее самой, тогда как Тони воспринимала подобный ответ несколько иначе, со своего особенного угла, как это бывало и всегда. – Мы все равно только недавно проснулись, - добавила темнокожая женщина вскоре, позволив себе улыбнуться чуть шире привычного.
– И конечно же, я очень рада тому, что теперь в твоей карьере начинается новый виток, - прозвучало слегка торжественно, но от этого не менее правдиво. К этому можно было добавить, само собой, еще и замечание – давно пора было так сделать. Но, воздержалась по многим причинам. В первую очередь хотя бы потому, что понимала – Дитрих, как бы там ни было, ценил дружбу со своим давним другом, пусть теперь более не ставил дружбу выше нее, ошибки прошлого научили. Да и разве не сам мужчина желал сделать все так, как было бы лучше для их семьи, едва только появилась такая возможность…
Их прервал швейцар, доставивший столик с заказанным не так давно завтраком. Его впустил в номер Дитрих, не забыв дать на чай, пока Тони следовала за сыном, что первым устроился за столом, желая подкрепиться вкуснейшим завтраком. Но, вскоре уже мужчина присоединился к ним, после чего они могли продолжить свой разговор и построить целую гору планов на день, с которыми следовало бы успеть разобраться до того, как сумерки начнут опускаться на столицу Соединенных Штатов.
Конечно же, маленький озорник был уже не таким уж и маленьким, а потому быстро понял, что к чему, а потому вовремя вмешался с собственным предложением, на которое попросту нельзя было ответить отказом!
- Да, я помню, - кивнула в ответ Тони, наложив на тост немного паштета с тарелки. – Мы можем действительно туда сходить, если тебе интересно, Ноа, - задача родителей, пожалуй, дать все то, что не только нужно, но и интересно детям, а потому Пейтон не стала ничего выдумывать, решив принять предложение сына, которому было подобное интересно. К тому же, за все время, проведенное в Берлине, у Пейтон с Ноа была не одна возможность сходить не только в музей, но и на художественную выставку, куда их с радостью водила Каролина.
Вскоре план на последующие дневные часы был установлен, а ребенок мигом умчался за своим фотоаппаратом, которым они запечатлели множество уникальных мгновений, которые они провели в Берлине. Что же, новый город, новая карта памяти на хранение информации? Женщина улыбнулась, глядя на довольного сына, что лишь предвкушал смесь интересного и полезного…
- Посмотри в моей сумке или в чемодане, мы еще его не открывали? – предположила местонахождение чехла от фотоаппарата женщина, о котором и спросил ее Ноа. – Но, давай для начала ты поешь? – поймав за руку сына, произнесла Тони, прежде чем усадила любимого озорника к себе на колени, подарив ему материнский поцелуй.
- Я больше не хочу… - промяукал ребенок в ответ, на что Пейтон отрицательно покачала головой.
- Нет, нет, ничего не знаю – хочу, чтоб ты поел, иначе не пойдем никуда, - это был, конечно же, шантаж, но тут уже ничего не поделаешь, что шантаж был действенным. Хотя не хотя, но Ноа устроился за столом снова, вспомнив о том, что он хотел скушать еще до того, как отец переступил порог номера.

+1

11

Ноа послушно продолжил есть, хитро поглядывая на родителей - и Дитрих еле сдержал смех, потому как по лицу его любимого сынишки можно было прочесть как он хочет поскорее бросить вилку и помчаться в музей! Наверное стоило только порадоваться такой жажде знаний, особенно если учесть тот факт, что младший Данцигер еще даже не закончил начальную школу и уже был одним из лучших учеников в своем классе. Его отец в детстве всегда учился "ровно", не скатываясь на посредственные оценки, но и не хватая звезд с неба, так что теперь был доволен своим замечательным сыном. И как можно было отказать ему в интересной прогулке? К тому же, если вспомнить о том насколько огромен Музей Естественной истории, то мальчишка вернувшись в номер, сначала съест все что ему только дадут, а потом и вырубится без задних ног.
-Ну что покушал, мой хороший? -видя умоляющий взгляд Ноа, Дитрих просто не смог удержаться - сын ковырялся в своей тарелке чисто чтобы не расстраивать любимую маму. -Давай беги собираться и поедем, а то останется мало времени на то чтобы посмотреть все самое интересное.
-Ура!!! -мальчишка не стал заставлять себя ждать и пулей помчался за своим фотоаппаратом. Данцигеру оставалось только пожать плечами в ответ на деланно-недовольный взгляд обожаемой супруги.
-Ничего, милая - мы можем перекусить в какой-нибудь кафешке возле музея, если наше чудо проголодается, -он улыбнулся, поднявшись из-за стола. -Ты же знаешь, что когда он заинтересовался, ему кусок в горло не идет... но есть еще вариант позже купить какой-нибудь неполезной еды - вроде бургеров и прочего. И давай тоже собирайся, раз уж мы решили капитально развлекать нашего парня.
Собственно, сказано - сделано? Буквально минут десять спустя все семейство уже покинуло свой "люкс" и благополучно уселось в такси, приказав ехать к Национальной аллее, где и располагалось еще пятнадцать интереснейших музеев Смитсоновского института. Всю дорогу Ноа вертелся словно уж на сковородке, листая буклет с вожделенной выставкой динозавров и показывая родителям самые интересные по его мнению экземпляры с ярких фотографий.
-Пап, мам, посмотрите - на втором этаже музея есть еще одна выставка! Там какие-то дикие пейзажи Америки... -болтал без умолку мальчик, оборачиваясь то к Тони, то к Дитриху. -И тут говорится, что всю свою жизнь, динозавры занимали важную нишу в экологическом сообществе животных и растений своей эпохи... без них представить полную картину мира шестьдесят шесть миллионов лет назад было бы невозможно! Еще про тиранозавров написано очень много... скорее бы их увидеть.... Я читал про них в энциклопедии, которую мы с мамой покупали. Помнишь, мама? Такая толстенная книжка с картинками...
Вообще, толстые книжки стали страстью Ноа с тех самых пор как он научился самостоятельно читать - а когда в его руки попала самая первая иллюстрированная энциклопедия, то ребенок начал читать практически взахлеб. Дитрих просто обожал - без малейшего преувеличения - когда его сын начинал делится прочитанным... а ведь казалось, совсем еще недавно это Ноа читали сказки, чему он всегда был несказанно рад?
-Честное слово, Ноа... если бы мой учитель биологии в школе так же рассказывал как ты, я бы любил этот предмет, -ничуть не лукавя произнес Данцигер, на что его сын счастливо просиял. -Нам с мамой экскурсовод не нужен... правда, любимая?
Наконец, такси достигло желанной цели и Ноа едва сдержался чтобы бегом не побежать к главному входу. Посмеиваясь нетерпеливости маленького искателя знаний, Дитрих взял его за руку и приобняв жену, повел своих родных и любимых на второй этаж, где царствовали древние гиганты, которых так не терпелось увидеть маленькому озорнику. Конечно же Ноа первым делом достал свой фотоаппарат и начал весьма обстоятельно снимать все самые интересные экспонаты - обстоятельно, потому как старался поймать лучший ракурс и не забывал сделать фото с информации на табличке что была рядом с очередным огромным скелетом или панорамой.
И тут совершенно точно было от чего разбежаться глазам? Окаменелости, различные дорамы, зубы древних чудовищ, что когда-то властвовали на Земле... все самое интересное, что только могла предложить внимательному зрителю наука палеобиология. Дитрих нисколько не удивился, когда Ноа заявил что успел отщелкать интересными фото свою новенькую флешку и еще и посадить аккумулятор у профессионального "Никона".
-Ничего страшного, пощелкай теперь самое интересное на мой смартфон, -улыбнулся Данцигер, протянув сыну свой мобильник. Прекрасно знал, что мальчик не уронит его и будет обращаться более чем бережно и аккуратно - чтобы в этом убедится, стоило посмотреть на старинные серебряные часы, которые давно уже были подарены Ноа и находились в образцовом порядке.
-Спасибо, пап! -хихикнул маленький озорник, помчавшись в следующий зал. Ну а Дитриху оставалось лишь протянуть руку Тони и послушно следовать за неугомонным сынком?
-Такими темпами он изучит программу начальной школы раньше чем остальные дети... и что мы тогда будем делать? -в шутку поинтересовался у жены немец. Хотя... если подумать, то в каждой шутке есть своя доля правды. -Как бы его не забрали у нас в Гарвард или Оксфорд до того как он достигнет того возраста когда надо поступать в колледж. Кстати... он фоткает одни старые кости, может снимет заодно и нас с тобой возле воон того скелета тиранозавра? И это не аналогия, а просто мы с тобой давно уже вместе не фотографировались - кажется последний раз это было в Берлине?

+1

12

Наблюдая за сыном, Пейтон нахмурилась. Ну и куда это годиться? Ребенок должен был хорошенько поесть, чтобы набраться сил, которые ему понадобятся во время серьезной и весьма полезной прогулки к музею в компании своих родителей. Однако, Дитрих дал добро ослабить позиции и не стал настаивать на том, чтобы маленький озорник сбежал продолжать свои сборы, пока его родители заканчивали со своим полезным завтраком.
- Это само собой, мы ведь даже не дома, чтобы заставлять его кушать именно домашнюю пищу, что куда более практична и вкусная, - согласилась Тони, не сверкая радостью, но и не злясь на мужа, за принятое ним решение. – Но… - везде и всегда есть свои треклятые «но», не было исключением и желание женщины донести до ушей супруга свои аргументы. – Ты ведь понимаешь, что наше чадо пожелает на свежем воздухе закинуться той пищей, что скорее вредит, нежели идет на пользу – пицца, бургеры, чизбургеры, картошка фри, кола… - она в один счет загнула на пальцах одной руки все пальцы, в такт каждому названному ней блюду, если только можно было так сказать. В прочем, сама женщина не считала себя поборником правильного питания, однако … желала, чтобы ее любимый сыночек питался максимально правильно. Из-за этого семейство Данцигер частенько было вынуждено завтракать кашей. Правда, до вынужденной поездки в Германию.
Тем не менее, идею неполезной еды весьма охотно поддержал Дитрих, на что Тони оставалось отрицательно покачать головой – разве могла она сражаться сразу после двух любителей фаст-фуда? Но, в прочем, там будет еще видно – вдруг Ноа решит сегодня позабыть о своих новых привычках, полученных во время их каникул в Германии, когда он мог всласть питаться жаренными колбасками по-баварски, не говоря уже о других оригинальных германских блюдах, которым пришлось научиться женщине, чтобы рано или поздно удивить и мужа, и сына подобным блюдом. Однако, им действительно пора было уже собираться, а потому Тони поднесла к губам кружку с чаем, чтобы добить его, после чего приняться за сборы.
Справедливости ради, Пейтон ожидала большего от столицы Соединенных Штатов Америки, в которой бывала впервые. В прочем, до этого она не видела ни одного из северных или восточных городов, так что вынуждена была признать, что было нечто притягательное в старых постройках в центре города, возведенном еще колонизаторами. Тони даже поделилась с мужем, что не отказалась жить в подобном доме, если бы такие были в Сакраменто, даже не подозревая, что подобные слова окажутся в какой-то степени … пророческими? Возле Капитолия Данцигеры так и не побывали – он находился в противоположной стороне от музея, к которому они держали свой путь. Тем не менее, у них еще будет не один шанс побывать там – надо полагать, глава семейства бывает в или возле Белого Дома не в первый и не в последний раз.
Сам музей оказался действительно ценной и полезной находкой, ради которого можно было пожертвовать правильным питанием и полезным завтраком, который остался в номере отеля. Но, самые яркие впечатления на женщину ожидали благодаря Ноа, что удивил просто энциклопедическими познаниями относительно некоторых вещей, что никогда не были в голове его матери. Видимо, не просто так ребенок любил читать и собирать всякие научные журналы и книги?
- Смотри, как бы твои слова не оказались правдивыми – никогда ведь не знаешь, как оно повернется? Но, лучше пусть поступит в Гарвард, чем должен мотаться по заграницам, - рассудила женщина, пожав плечами в ответ на шутку мужа. Трудно было передать, как бы ей не хотелось разлучаться с любимым сыном, что стал для нее единственной радостью в ожидании возвращений любимого мужчины.
- Да, почему бы не сфотографироваться, пока сами еще не превратились в кости, - в свою очередь решила пошутить Тони, приобняв мужа за спину, пока сын взялся их фотографировать.
- Ладно, Ноа, - под конец сказала сыну Тони. – Давай все же еще вместе сделаем хоть один снимок. У папы длинные руки и получится отличное селфи, - улыбнулась она, прежде чем фактически все семейство Данцигеров не собралось в кучу перед объективом камеры смартфона.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » There is no turning back...