Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » awake and alive


awake and alive

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

AWAKE AND ALIVE
you will never be alone

http://s6.uploads.ru/PFLot.jpg
Имя: Накамура Хитоми
Возраст: 24


http://s2.uploads.ru/oqzXh.jpg
Имя: Мидзуиро Ито
Возраст: 25

Место: Токио.
Время: лето.
Они встретились после столь долгой разлуки не при самых лучших обстоятельствах. Хищник и жертва, зло и добро (?). Время покажет, кто из них выйдет победителем и чего будет стоить эта победа.

Отредактировано Nicole Murphy (2015-09-12 22:16:59)

+1

2

[AVA]http://sf.uploads.ru/V6Ylz.jpg[/AVA]
[NIC] Nakamura Hitomi [/NIC]
-Может вас все-таки проводить? – уже в который раз обеспокоено предложил администратор отеля.
Хитоми поправила ремешок сумочки на плече и сдержанно улыбнулась сотруднику, который так настойчиво предлагал свою помощь. Такая забота, бесспорно, была приятна, но Накамура не любила повторять по нескольку раз.
-Не стоит, стоянка тут недалеко. Я доберусь сама, - ответила она и вышла, сопровождаемая поклонами, из отеля.
Отойдя на пару шагов, девушка остановилась и, обернувшись, несколько секунд смотрела на здание, из которого вышла. Небольшой, но уютный отель, построенный в традиционном японском стиле, перешел ей от бабушки, которая скончалась два года тому назад. Когда-то, будучи подростком, Хитоми помогала ей, нехотя выполняя мелкие поручения и мечтая поскорее сбежать из-под бабушкиной опеки. Сейчас эти воспоминания казались такими далекими, беззаботными, поддернутые светлой дымкой. Бабушка, приверженка традиций, вела дела по старинке, и Хитоми не хотелось нарушать общий ход вещей в этом отеле. Но все же кое-что ей пришлось изменить, чтобы гостиница стала конкурентоспособной. Сейчас дела пошли в гору, все налаживалось, и Накамура была удовлетворена таким положением вещей.
Глубоко вдохнув свежий воздух летней ночи, Накамура взяла курс на стоянку, где сегодня оставила свою машину. Конечно, она могла оставить ее и при отеле (у нее было свое парковочное место), но она решила, что прогулка в такую погожую погоду, ей не помешает. В последнее время у нее было слишком много дел: отель, парочка выступлений в клубах и ресторанах (она все еще пела, хотя это было просто хобби и не больше), подготовка к свадьбе… Со свадьбой вообще было полно мороки: платье, гости, еда – всей организацией по большей части занималась она. Хорошо хоть организацию свадебного путешествия взял на себя жених. Хотя девушка сомневалась, что правильно поступила, доверив ему это. Мало ли что придумает воспаленный мозг ее суженного. В общем, забот хватало, и так что вот такие небольшие прогулки оставались единственным шансом побыть с собой наедине и спокойно поразмыслить.
И сейчас, медленно бредя по тротуару, Хитоми сделала вывод, что на данный момент она счастлива, пожалуй, даже почти так же, как когда-то давно. Почти. Но не так. Даже несмотря на такую занятость и вечную усталость, она чувствовала внутри себя умиротворение. Ее все устраивало: размеренность, спокойствие и защищенность. Это настолько отличалось от событий ее юношества, да и она сама так сильно изменилась, что невозможно было поверить, что Накамура Хитоми счастлива здесь и сейчас с тем, что она имела. Да, она разительно преобразилась. Даже ее внешний вид говорил сам за себя. На смену коротким зеленым волосам пришли длинные локоны, каштанового оттенка. Вместо растянутых маек, шорт и кед – платья, каблуки и элегантные сумки. Хотя она могла одеться и как раньше, все зависело от настроения. В характере появилась сдержанность, которой она пыталась овладеть столько времени и, наконец, преуспела в этом. Она стала более ответственной, менее легкомысленной. Но при всем при этом она не потеряла манеры говорить все, что думала, делать так, как считала нужным, и порой проскакивали ее открытые доверчивые жесты, которые привлекали и располагали многих. И как прежде многое можно было прочесть на ее лице и в зеленых глазах. Это менять в себе она не считала нужным. Так же никуда не делось и ее бесстрашие, ведь не каждая девушка отважиться идти ночью одна по безлюдной улице. Но Накамура Хитоми немного отличалась от других людей, поэтому это ее не пугало.
Стоянка освещалась редкими тусклыми фонарями. Хитоми полезла в сумочку в поисках ключей от машины, когда услышала шаги позади себя. Обернувшись, девушка увидела высокого мужчину, который шел размеренным шагом. Накамура занервничала и прибавила шагу: приятного мало, когда ночью за тобой кто-то идет. Звук шагов эхом отдавался в голове и сливался с бешенным стуком ее сердца. Но не сбавляя темпа, мужчина обогнал Хими и затерялся среди машин. Накамура выдохнула, расслабилась и мысленно выругала себя. В самом деле, она же не единственная, кто здесь оставляет автомобиль. Потерев озябшие руки, она продолжила путь к своей машине. Ключи, как всегда, валялись где-то на дне сумки, и девушке пришлось затормозить, чтобы наконец-то найти их. Что-то бормоча себе под нос о пятых измерениях в сумках, Накамура не услышала, что к ней снова кто-то приближался. Наверное, раньше она бы ни на секунду не потеряла бдительности, но мирная жизнь, далекая от того, что с ней происходило в школе, заставила ее забыть о том, что никогда нельзя расслабляться. Один ее друг как следует отругал бы ее. Если бы был жив.
И все же Хитоми почувствовала, что кто-то подошел слишком близко к ней, и резко обернулась. Но было поздно. Что-то тяжелое обрушилось ей на голову и свет померк перед глазами.

Отредактировано Nicole Murphy (2015-09-12 22:33:17)

+1

3

[NIC]Mizuiro Ito[/NIC][ava]http://i60.tinypic.com/2yu1108.jpg[/ava]-Товар прибыл, - раздается несмелый мужской голос за дверью небольшой комнаты, в которой возле окна сидит молодой человек. Он наблюдает за вечерним Токио, утопающим в последних лучах солнца, осторожно касающегося верхушек домов, позволяя покрывалу ночной темноты окутывать город, давая старт к его ночной жизни. Услышав помощника, ухмылка касается губ парня, но он даже не подумал двигаться с места. Было еще рано. За новыми девушками для борделя он выдвинется позже, прекрасно зная, что сейчас они были мало похожи на тех, кто будет возбуждать богатеньких толстосумов, выуживая из их карманов кругленькую сумму. Деньги от проституции плавно шли на благо якудза, принявшей в свои ряды непутевого, но достаточно опасного и, что было самым важным, безжалостного парнишку, о выходках которого и всей его компании, слышал весь Токио. Прошлое Ито было определяющей чертой, по которой он попал в мир криминала, настоящее – якорем, который вряд ли отпустит молодого человека в свободное плавание, да и нужно ли это ему? После тех событий в Разаши, которые раскидали и друзей и врагов по миру, заставив подростка скрываться от разыскивающих его родителей, от полиции, от всего преподавательского состава учебного заведения, Мидзу не был заинтересован в том, чтобы вернуться к обычной жизни обычного восемнадцатилетнего парня, который должен мечтать о поступлении в университет, о продвижении карьеры, о светлом будущем, как делают все остальные. Нет, этого в его планы не входило. Он не был из числа обычных детей, а потому его цели, его амбиции, были далеко за пределами дозволенного. Тот беспредел, что он устроил на пару со своим хорошим другом, те разрушения и то удовлетворение от происходящего, показали Ито, что «обычность» не просто чужое слово, это оскорбление, которое он не собирается терпеть по отношению к себе. Он не боялся никого из тех, кого отправляли на его поиски, парень прекрасно понимал, что одна его мысль и от тех людей ничего не останется, а тот адреналин, что бил по сознанию, затуманивая его и опьяняя, был куда привлекательней смирительной рубашки и специальных наркотиков, позволяющих нейтрализовать всю мозговую активность в части его сверхспособности. К слову, эти наркотики он взял себе в оборот, когда оябун его семьи предложил место в сфере контроля за проституцией, которая цвела и пахла и до прихода мальца. Вседозволенность, полная безнаказанность и приятные бонусы с подобной работы, стали хорошим подспорьем для Ито. Конечно же, он понимал, что его берут как пешку, нужную для разборок между семьями, если они вдруг настанут, ведь и у других семей были такие ручные псы, вот только их способности были мало кому известны, потому владелец стихии огня был не самым плохим вариантом.
-Пропащий город, с гнилыми людьми, ты когда-нибудь накроешься... – взглянув на людей и здания за окном, бросил брюнет, прежде чем покинуть комнату и отправиться в портовые доки, где его уже ожидали дэката, готовые выслужиться и получить плату за свою работу. Накинув пиджак и, взяв ключи от своей машины, молодой человек покинул здание небоскреба в центре города и направился к месту встречи. Он не остановится ни на секунду, не уточнит, сколько и какого возраста нынче улов. Он как всегда молча покинет свой офис, пустым взглядом осматривая коридор, по которому проходил уже не одну сотню раз. Похищение девушек и подсаживание их на наркотики, дабы они были послушными при работе, вот такой обычный ритуал раз в месяц совершала его группировка, и лишь раз в месяц он высовывал свой нос из дома, рассекая по улицам вечернего города на своем любимом черном BMW. Сидя за рулем машины, он изредка вглядывался в людей, шагающих по улицам, то ли в надежде отыскать знакомых, то ли боясь их увидеть там, боясь, что они сумеют каким-нибудь образом через затонированное стекло автомобиля разглядеть его лицо. Несмотря на всю дурную славу и весьма не простой характер, Ито где-то в глубине души надеялся встретить Криса, этого сумасшедшего, что позволил ему тогда натворить столько всего, что суд бы рыдал горючими слезами, знакомясь с материалами дел. Получая девушек, он всегда задумывался о том, могла ли там оказаться Птица, или еще хуже - Хитоми? Когда-то давно их очень многое связывало, а сейчас, как это бывает, спустя много лет и всего, что произошло, эти люди остались лишь обычными именами, записанными в его блокноте, который он пересматривает не реже раза в день. Это все, что осталось с того времени. Странное сочетание, не правда ли? Он убивал и убивает, он не ценит человеческую жизнь, уничтожая ее при первой же возможности, но цепляется за мелочи, связавшие его с теми, то показал ему настоящего себя.
Огни большого города, вечный маяк, на который летят все, кто хочет лучшей жизни, не представляя, как ее можно получить, надеясь, что она свалится на них сама. Глядя на светящиеся неоновые вывески салонов и магазинов, Ито усмехается и делает еще одну затяжку сигареты, дымящей у него во рту. Уже через полчаса высотные здания городских джунглей сменяются малоэтажными строениями производственных кварталов, показывая то, что не рекламируют в буклетах, раздаваемых на улицах молодежи. Он провел в этих районах, прячась первое время от всех, три месяца. Он хорошо знал, каково тем, кто находится за чертой приемлемой жизни, ненужные отбросы общества. Побывав за этой чертой, хлебнув хорошенько того дерьма, что сливки общества спускают в унитаз, парень не желал опускаться туда сам, а вот людей, вертевшихся в кругах повыше, любил спускать с небес на землю, потому все его ночные бабочки были не обычными школьницами, коих любил ловить его старый приятель, ака конкурент, Тоширо, а весьма хоженые девушки, счастливые и довольные, до поры до времени. Добравшись до места, он оставил машину на пристани и прошел в один из складов, куда обычно свозили девушек, прежде чем отправить по борделям.
-Сколько сегодня? – как всегда неожиданно обратился он к своим ребятам, стоя на помосте, наблюдая за камерами снизу, где находились девушки. Мидзуиро выглядел как всегда сдержанно. Из-за плохого освещения его с трудом можно было заметить, его любовь ко всему черному была неизменна, потому на подобные встречи он всегда приезжал в черном костюме двойке, черной рубашке. Стоя в тени он наблюдал за всем процессом и о его присутствии мало кто из жертв догадывался, даже не представляя, что их пригодность для того или иного места решается кем-то сверху, а не тем, кто их ловил и бросал в камеры.
-25 человек, от 20 до 24 лет, думаю, как раз восполним пробел, получившийся в прошлом месяце, - проговорил верный помощник Ито Синода Киёси, невысокий седовласый мужчина, помогавший ему в начале и отказавшийся от своего продвижения из-за интереса к парню и желания служить с ним.
-Отлично, не хочу еще раз встречаться и объяснять господину, почему доход в этом месяце на несколько тысяч долларов меньше. Выводите их, – говорит он как-то устало, потирая глаза, -Надеюсь, они все под скополамином, не хотелось бы портить товарный вид.
Мидзуиро спускается вниз как раз, когда всех девушек выводят в одну линию перед ним. Растерянные, напуганные, но не способные даже пошевелиться, чтобы хоть что-то сделать. За это Ито был очень благодарен наркоиндустрии, подарившей такое полезное средство против буйных, как когда-то он, владельцев способностей, но становящихся послушными и не опасными, когда их накачаешь определенной дозой этого наркотика, как раз успеваешь узнать, кто отправиться на работу, а над кем придется поработать хорошенько. Прогуливаясь вдоль молодых девушек, он распределял их по баням, салонам, эскортам и борделям, где уже сегодня, максимум завтра, они приступят к работе, торгуя своим телом.
-Этих двух к нам, - указал он на светловолосую европейку и японку с каштановыми волосами. – Остальных развести по местам и привести в порядок.
-Есть, сэр – проговорил один из парней и остальные 23 девушки тут же направились в сторону фургона, стоявшего у выхода.
Через час Мидзу снова был в своем номере, смотря в окно, дожидаясь результатов анализов на способности у этой толпы девиц. Положительный результат подобного теста означал бы для той особы совсем другую учесть, и не факт, что она осталась бы жива.
-Ито-сан, одна из девушек… результат положительный. Она в 6 камере, - раздался голос Киёси, и молодой человек развернулся к мужчине, удивленно смотря на него. За последние три месяца их группировка не наткнулась ни на одну представительницу слабого пола, владеющую способностью, и такая удача была весьма хорошей новостью. Интерес к девушке не позволил Мидзуиро остаться в стенах своего номера, и он тут же последовал к указанной камере. – Досье? – протянув руку, в ожидании папки, которая должна была быть уже готовой, проговорил Мидзу, усаживаясь напротив девушки за стеклом. Небольшая комната, разделенная закаленным стеклом, освещающаяся не особо ярко. Там, где находилась девушка была койка и ничего больше. В стенах имелись два вентиляционных отверстия, в которые в случае неповиновения запускался скополамин в газовом виде. Прочитав имя на папке, взгляд Мидзуиро тут же устремился на особу, что лежала на кровати и только приходила в себя. Не может быть…
-Пошли все вон, - прорычал она на тех, кто находился в комнате, пристально наблюдая за девушкой.

Отредактировано Diana Murphy (2015-09-12 22:17:13)

+1

4

[AVA]http://sf.uploads.ru/V6Ylz.jpg[/AVA]
[NIC] Nakamura Hitomi [/NIC]

Темнота не хотела отпускать Хитоми, насильно удерживая ее в своих объятиях. Девушка пыталась вырваться из нее, прилагала все усилия, но все было тщетно. Она ничего не видела и не чувствовала, не знала, где она и который был час. Ощущение реальности полностью отсутствовало. И она ничего не чувствовала: ни страха, ни волнения.
Потом появились ощущения. Хитоми лежала. Все тело было словно ватное, голова ужасно болела, что-то липкое текло по лицу.  Накамура хотела вытереть это что-то, но руки ее не слушались. Попыталась пошевелить ногой - не получилось. Девушка была неподвижна и абсолютно беспомощна.
Что с ней произошло? Может на нее напали люди из Супериор? Быть такого не может, она всегда была осторожна. Покопавшись в собственных воспоминаниях, Хитоми зацепилась за воспоминания битвы при школьном лесу. Да, точно. Наверное, ее ранили… А где Рюдзин, Мишель и все остальные? Что с ними, как они? Все мысли тонули словно в густом киселе, картинки сменялись, не желая выстраиваться в логическую цепочку. И только спустя минуту девушка осознала, что битва в лесу была несколько лет тому назад, все было уже давно позади. Позади остались бойня, кровь, боль физическая и боль от потерь… Нет, с ней произошло что-то другое, но сколько Хими не пыталась, она не могла вспомнить что. Поэтому она просто лежала и чего-то ждала.
Потом появились тени. Они собрались вокруг нее, вцепились в нее и куда-то потащили. От того, что ее тело, пусть и не само, но пришло в движение, нещадно заныла голова. Казалось, она сейчас разорвется на сотни кусочков. Хитоми хотела сказать, чтобы ее отпустили, оставили в покое, но с губ смог слететь только жалкий стон. На большее она была неспособна, звуки не желали складываться в слова. Все, что она могла, - просто наблюдать. Иногда ей казалось, что она наблюдала за другим человеком, ведь такой кошмар не мог произойти с ней. Все еще не осознавая, что же произошло, она начинала чувствовать нарастающее беспокойство. Хитоми не могла рассмотреть, чем или кем были эти тени. Не могла понять, куда ее вели - перед глазами все плыло, и кружилось, и не желало собираться в единую картинку. Ее грубо подталкивали, заставляли идти самой на ногах, которые едва ее слушались, и она покорно шла, не зная, когда это закончится и закончится ли вообще.
Наконец-то они остановились и ее отпустили, оставили одну. Хитоми подняла голову и увидела, что стоит в шеренге с такими же маленькими понурыми тенями какой была и она - незаметная ничего не соображающая тень. Большие тени, которые привели ее, о чем-то говорили, но она не могла разобрать их слов, и их голоса сливались в сплошной гомон. Где-то в глубине ее сознания звенел колокольчик, что что-то было не в порядке, то, что происходило, было неправильным. Но девушка никак не могла зацепиться за это мысль и понять, почему ей хотелось бежать отсюда. Какие бы усилия она не предпринимала, туман, застилающий разум, не хотел уходить.
Внезапно наступила звенящая тишина. Хитоми отреагировала на такое изменение и вяло покрутила головой, пытаясь понять, что случилось. Ее взгляд, который не мог ни на чем сфокусироваться, внезапно зацепился за что-то черное, что приближалось к ней. Это нечто было чернее всех тех теней, что окружали ее. Внезапно девушку охватил неподдельный животный страх, от которого перехватило дыхание. Хватая ртом воздух, Хими низко опустила голову, позволяя каштановым волосам упасть на лицо и загородить ее от черноты, которая была уже совсем близко. Ей казалось, что сейчас этот монстр поглотит ее, маленькую бедную тень прежней Накамуры Хитоми. Он был близко, совсем близко. Человек ли это был? Почему-то Хими сомневалась. Ей казалось, что у этого нечто нет названия, словно это был сгусток черноты, всего грязного, опошленного и мерзкого, что было в мире. Почему так? Она сама не знала, но ей хотелось, чтобы оно ушло. Оно было опасно, оно было безжалостно. Его образ пугал, его голос заставил ее сжаться.
Когда ее снова куда-то потащили, она почувствовала облегчение, потому что ее уводили от этого монстра. Скорее-скорее, ей нужен был покой, ей хотелось снова забыться. Голова так сильно болела. Как же тяжело было держать веки открытыми. Больше всего на свете Хитоми хотелось спать.
Еще пару шагов, скрипнула дверь, девушку втолкнули в какое-то помещение. Хитоми тупо стояла посреди комнаты, даже не помышляя оглядеться. Ей просто хотелось тишины, но какое-то шипение мешало и раздражало. Спать хотелось все сильнее и сильнее. Девушка медленно села на пол прямо посреди комнаты. Некоторое время она еще сопротивлялась сну, но потом силы окончательно покинули ее, и глаза Хими закрылись, погружая девушку в желанное забытье.
Когда Хитоми снова открыла глаза, сознание ее уже было более ясным. Не поворачивая головы, девушка окинула взглядом то, что было перед ней - незнакомый потолок неярко освещенной комнаты и голые серые стены. Живот скрутило от подступившего чувства беспокойства. Зажмурившись, Накамура обратилась к своим последним воспоминаниям. Сначала все было как в тумане: какие-то тени, непонятный гам, ее куда-то вели. Чуть дальше. Она шла среди машин, услышала, как кто-то подошел к ней, обернулась – и все, тьма. Кто-то напал на нее, а потом принес сюда. Куда? Это и нужно было выяснить как можно скорее. Открыв глаза и глубоко вдохнув, Накамура начала медленно подниматься. Тут же кто-то словно обухом ударил ее по голове, и Накамуру затошнило. Охнув, девушка схватилась за голову. Волосы были в чем-то неприятно липком, и с нарастающим чувством страха Хими посмотрела на ладонь. Кровь. Неслабо ей досталось.
-Кажется сотрясение.
Хитоми воззвала к своей способности лечения, желая направить энергию на голову. Секунда-другая – ничего. Ничто в ней не откликнулось. Девушка не почувствовала привычного потока энергии, который всегда с силой пронзал ее тело. Ничего не понимая, Накамура попыталась еще раз. Нет результата. Вытянув руку, молодая особа хотела создать что-нибудь из льда. Ничего. Она не могла ничего сделать из того, что с такой легкостью делала столько лет. Впервые в своей жизни Хими внезапно ощутила внутри себя сосущую пустоту, словно из нее все вынули, оставив только одну оболочку. Сейчас она была пустым сосудом, вся ее сила куда-то пропала, не осталось и следа. Паника накрыла Хитоми с головой. Ее способности всегда были ее защитой, и впервые она осталась без нее. Первый раз в ее жизни она была обычным человеком, и это состояние напугало ее до потери пульса. Сердце заколотилось как бешенное, рвотный позыв рванул к горлу, а живот стянуло в тугой комок. Мысли бешеным галопом проносились в голове, вызывая все больший и больший страх. Про себя девушка повторяла лишь одно имя и взывала о помощи. Ведь что она могла без способностей?
-Успокойся, успокойся и думай. Сначала просто осмотрись.
Хитоми начала оглядываться. В комнате ничего не было, кроме кровати, на которой она лежала. Девушка медленно, чтобы не вызвать новой волны тошноты, обернулась. Стена позади нее отличалась от трех других – она была полностью стеклянная. И за этой стеной кто-то был и наблюдал за ней. По телу девушки пробежали мурашки. Ей сделалось жутко от того, что кто-то смотрел на нее все это время. Словно она была интересным зверьком, запертым в клетке. Молодая особа медлила, пытаясь разглядеть человека за стеклом, но свет был слишком тусклый. Она лишь поняла, что это был мужчина. Не отрываясь Хими смотрела на него и ждала. Но от человека не последовало никаких действий. Неподвижная фигура за стеклом жутко нервировала девушку. Как давно он наблюдал за ней? Тогда решившись, Накамура медленно спустила ноги на ледяной пол (ее туфли куда-то подевались) и встала. Ноги все еще плохо слушались ее, но девушка была намеренна выяснить, кто был этот человек и что происходило. Шаг-другой. Хитоми нервно сглотнула и откинула длинные каштановые волосы за спину, чтобы они не мешались. От каждого шага в голове словно били в набат, и перед глазами все плыло, но девушка не позволила себе даже поморщиться. Она не хотела показывать свою слабость и страх, хотя скрыть их было нелегко. Прищурившись, Хитоми уже начала различать черты мужского лица. Знакомые черты лица. Пожалуй, даже слишком знакомые. Еще пару шагов, и внезапно мужчина предстал перед ней совершенно четко. Молодая особа застыла, глядя на молодого человека перед ней. В ее зеленых широко распахнутых глазах читалось изумление.
-Это не может быть он.
Секундное облегчение сменилось щемящим тянущим ощущением, притаившимся в самом сердце, которое внезапно перестало так быстро биться. Оно было спокойно, словно встретило старого доброго знакомого, которому оно было радо. Глупое сердце. Оно радовалось тогда, когда разум просто вопил о зашкаливающей опасности, об абсурдности всей ситуации. Кое-как девушка заставила себя снова двигаться.
Добравшись до стекла, Хитоми ладонями оперлась на него в поисках опоры. Некоторое время она молча смотрела в черные глаза, а затем проговорила осипшим голосом:
-Ито…
Имя так привычно сорвалось с губ. В прошлом она так часто повторяла его. Сотни раз в моменты радости и грусти, умиротворения и злости, в моменты любви и ненависти. Но уже столько лет это имя было погребено на дне сознания, также как и его хозяин, о котором она никогда предпочитала больше не вспоминать, но который еще окончательно не исчез из ее случайных мыслей.
-Что происходит? – Хитоми почти шептала, не имея сил говорить громче. – Где я?

+1

5

[nic]Mizuiro Ito[/nic][ava]http://oi60.tinypic.com/2yu1108.jpg[/ava]Еще 5 минут он смотрел на папку молча, лишь изредка отрывая взгляд и смотря на девушку, которая приходила в себя, медленно поднималась с кровати и пыталась понять, что с ней произошло, что происходит. «Накамура Хитоми». Он читал раз за разом эти два слова, словно пытаясь донести смысл до самых отдаленных закутков своего сознания, чтобы целиком и полностью ощутить горечь и злобу от того, что произошло, от того, что должно произойти. С их последней встречи прошло слишком много времени, они очень изменились, единственное, что, наверное, осталось прежним, это их глаза. Даже в этой маленькой комнатке, едва освещаемой двумя лампочками, он видел ее изумрудного цвета глаза, смотрящие на него, прожигающие дыру где-то в области груди. Прошло много времени, но он помнил, как когда-то касался ее, нежно и осторожно, вдыхал аромат ее кожи, наслаждаясь каждым мгновением, запоминая его, откладывая в память, словно зная, что все это кончится, ведь это же он – Мидзуиро Ито, у него не может быть счастливого конца с той, которую он действительно любит. Нет. Все кончилось не успев начаться. Ревность, сжигающая его как пламя собственной силы, разрушала то, что они оба построили. Доверие трещало по швам, ее спокойствие нарушалось его криками и скандалами, ставшими частыми товарищами в их отношениях. Ну, а любовь исчезала на глазах, как только его касания превратились в удары, когда он хватал ее за запястья, оставляя синяки, когда злился вообще не на нее, а на себя, но получала она. Всегда во всем была виновата она. Почему? Потому что показала ему то, что он не ожидал увидеть в себе. Она узнала его таким, каким не должна была знать, такого его не существовало, и он добился того, чтобы тот Ито исчез навсегда, чтобы он умер вместе со всеми воспоминаниями о Разаши, и был похоронен где-то глубоко в сознании без права вернуться обратно, среди прочих могил всего хорошего, что он загубил собственными руками, собственным эгоизмом, нарциссизмом и амбициями, которые и по сей день не дают ему покоя.
Почему она? Как она оказалась на их маршруте? Разве они не должны были уехать из Токио? Какого черта она торчит в этой сточной канаве и не уехала туда, где жизнь спокойней?
Гнев тут же сменил удивление и страх, а в его глазах пылал огонь ненависти к ней, ко всему тому, что она пробуждала в нем, сама того не сознавая. Хитоми передвигалась медленно по комнате, вглядывалась в человека перед собой и, конечно же, узнала в нем своего старого знакомого. Глядя на нее, ему даже стало немного не по себе, тут же показалось, что из этой камеры начали выкачивать кислород, и Мидзу пришлось сделать несколько глубоких вдохов и выдохов, чтобы восстановить дыхание, но со стороны вряд ли было заметно, как его окаменевшее тело двигается. Он старался больше не смотреть на свою старую знакомую. Нельзя. Иначе все полетит к чертям, а он не мог допустить поблажек, она была одной из тысячи, но такой же как и другие носители способностей, она была подопытным кроликом его семьи, и ничего с этим не поделать. Оказалась не в том месте и не в то время, значит должна расплатиться за свою беспечность.
-Ты находишься в камере для испытаний, которые мы будем проводить над тобой. Советую не пытаться сделать хоть что-то своей способностью, дорогая Накамура Хитоми, - взгляд его черных как смола глаз был устремлен на нее. Он был холодным и пустым, таким же, как его голос. Он соблюдал формальности, которые сам же придумал. Да, Хитоми была такой же как и все остальные носители гена сверхспособности, но она не была такой же, как любая другая девушка, сидевшая в этой камере. Что ее всегда отличало от других, что всегда вызывало внимание со стороны молодых людей и девушек, которые были сильней ее? Ее характер, ее упорство, ее сила, и не только та, что могла создавать глыбы льда, но и та, что была внутри нее, не ломалась даже тогда, когда ломались другие. Она была другой, и к ней нужен был особый подход. –У тебя ничего не выйдет. В камере стоят датчики, позволяющие отследить уровень специального наркотика в твоей крови и, как только он поползет вниз, ты получишь новую дозу, и так до тех пор, пока твое сознание целиком и полностью не станет пустым, и ты не будешь слушаться нас. У тебя есть сутки на раздумья, чтобы определиться, хочешь ли ты опытным путем стать нашей марионеткой, либо сама примешь нашу сторону. И не делай резких движений, будет неприятно, - чуть тише добавил Ито, зная, что она все равно его услышит. Молодой человек поднялся со стула и замер на несколько минут, прежде чем покинуть комнату. Его взгляд скользил по ней, по ее хрупкой фигуре, едва державшейся на ногах, по ладони, которой она упиралась о стекло, чтобы выстоять, чтобы услышать то, что ее ждет. Она что-то пыталась говорить, но он делал вид, что не слушает ее, что слова, звучавшие из ее уст, ничего не значат, она просто никто. А это было нелегко. Сейчас бы он был очень рад услышать ее мелодичный голос, хотел бы на мгновение дольше задержаться и насмотреться на нее. Эти желания сидели глубоко внутри, а тот чистильщик, что искоренил всякое чувство к девушке, снова выполнял свои функции лучше любого стирающего память наркотика.
Выйдя из камеры, Мидзуиро прошел мимо парней, охранявших камеру, и направился к себе в номер. Он выглядел спокойным и как обычно безразличным. Лишь покинув лифт, пройдя по коридору в свои апартаменты, оказавшись там и закрыв за собой дверь, Ито смог выпустить пар, который все это время копился в нем. Стулья и вазы летели в стену, звук бьющейся посуды то и дело долетал из его кабинета.
-Синода, переведи мне на монитор трансляцию с камер слежения из камер 6 и 8, - резко проговорил молодой человек, набрав помощника и ожидая, как на большом экране на противоположной стене появится картинка с изображением девушек. Конечно, его волновала только Хитоми, сейчас в его голове тысячи мыслей пытались выстроить логически правильное решение в сложившейся ситуации, когда все, что ты не сделаешь не по протоколу, будет тут же замечено теми, кем не следует и может быть донесено наверх, твоему боссу. Хотя каждый, кто был в команде Ито, прекрасно понимал, предай он Мидзу, и смерть его будет куда страшней той, что предусмотрена основами якудза. – Накормите их и добавьте в еду скополамина, еще одну дозу.
Отдал он последние указания и отключил телефон. Предстояла долгая ночь.

Отредактировано Diana Murphy (2015-09-12 23:47:50)

+1

6

[AVA]http://sf.uploads.ru/V6Ylz.jpg[/AVA]
[NIC] Nakamura Hitomi [/NIC]

Когда-то этот же голос шептал ее, Хитоми, имя. С хрипотцой, со страстью, с любовью. Сейчас этот голос был такой же ледяной как в их первую встречу, как после их расставания. Ито и Хитоми снова оказались по разные стороны баррикад – видимо, такая у них была судьба. Для судьбы свести их вместе была всего лишь шутка, для них же это было чем-то большим. Воспоминания, засевшие в головах и сердцах, до сих пор не давали им покоя. И та любовь - о да, она была истинная, глубокая, выжигающая их изнутри – не могла забыться окончательно. Даже если от нее остался всего лишь пепел.
Девушка молча наблюдала, как Мидзуиро уходил. Она не пыталась остановить его, вразумить его, воззвать о помощи. Это было бесполезно. И Накамура это прекрасно знала. Она слишком хорошо знала Мидзуиро Ито, чтобы просить его о помощи. Дверь за ним захлопнулась, и без того тусклая лампочка погасла, оставив свет в комнате только со стороны Хитоми.
Какое-то время Накамура просто стояла, все так же облокотившись на стекло, из которого, теперь четкое и ясное, смотрело ее отражение. В какой-то момент Хими засомневалась, а ее ли это отражение. Растерянная, бледная, уставшая, с запекшейся кровью на лице. Было странным то, что она встретилась с Ито в ее нынешнем образе и в ее нынешней жизни. Зеленоволосая девчонка, не боявшаяся рисковать своей жизнью, должна была навсегда остаться в Разаши. Все, что произошло в стенах школы, все, кто был с ней, - все это должно было остаться там. Ведь Накамура так решила. Еще до той битвы в лесу она решила оставить позади все, что ей связывало с проклятой школой, которая нещадно била ее о рифы судьбы. Возможно, поначалу ей просто хотелось сбежать от той непосильной ноши, которую она взвалила на себя. Но потом пришло осознание того, что после случившегося она не сможет все так же спокойно ходить по школьным коридорам, сидеть на уроках, ходить на тренировки. Некоторых из ее друзей больше с ней не было, и не слышать их голоса, их шутки и смех, не видеть их на уроках, на улице, в комнатах было слишком мучительно. Поспешность, с которой она покинула школу после той битвы, только показывала ее решимость в этом вопросе. Свое обучение она закончила уже в обычной школе, потом поступила в университет и жила обычной (почти) жизнью.
И сейчас Ито возник перед ней, неожиданно и нежелательно, вскрывая все раны прошлого и причиняя новые. Насколько могла заключить из его слов Накамура, Мидзуиро пошел не самой лучшей дорожкой, и ей стало очень жаль его. Она всегда надеялась, что с возрастом он изменится, но, видимо, все только усугубилось. Чем он занимался все эти годы? Похищал людей для каких-то опытов? Зачем ему это? Не ему ли знать все о способностях. Видимо, за этим скрывалось что-то еще.
Поток мысли прервал звук открывающейся двери. Обернувшись, Хитоми наблюдала, как чья-то рука просунула пластиковую тарелку с едой в комнату, и затем дверь поспешно захлопнулась. Девушка была слишком слаба физически, чтобы что-либо предпринимать, хотя сознание оставалось незамутненным. Видимо, уровень гадости, блокирующей ее способности, еще был достаточно высок, чтобы пичкать ее новой порцией. Решив воспользоваться этим преимуществом сейчас, пока голова ясная, Накамура вышла на середину комнаты и еще раз внимательно оглядела свою «тюрьму». Окошко вентиляции было слишком маленьким, чтобы она смогла пролезть туда. Подождать у двери, пока принесут очередную порцию еды? А вдруг не принесут? Или ее к этому времени накачают наркотиком так, что она отупеет и даже не поймет, что нужно действовать. Ах, если бы только она могла воспользоваться своей силой!
Хитоми навернула кружок по своей камере. В голове проносились сотни мыслей, которые она отметала одну за другой. Тарелку с едой она игнорировала. Может ей стоит заморить себя голодом? Уж очень ей не хотелось быть подопытной крысой – лучше смерть. Но… Но ей хотелось жить. С чего бы ей сейчас складывать лапки и ждать смерти? С этими мыслями Накамура съела уже разбухший рамен, который придал ей немного сил, и снова начала нарезать круги по камере.
-Он сказал, что я могу согласиться сотрудничать с ними. Так я хотя бы не превращусь в овощ и смогу действовать по ситуации. Так будет больше шансов, чем, если упрямиться и сидеть здесь. И ОН это понимает. Он знает, что если я соглашусь, то за этим явно что-то будет скрываться… Зачем он вообще дарит мне такой шанс? Или он уже позабыл кто такая Накамура Хитоми? Может он все так же думает, что я слабее его, и что он сможет проконтролировать меня? Но у меня есть парочка секретов от тебя, мой милый друг. Стоит попробовать.
Накамура остановилась и посмотрела прямо в камеру, которую она приметила раньше. Девушка знала, он наблюдал за ней, он ждал от нее каких-нибудь действий. Некоторое время она стояла и просто смотрела в камеру, словно желая, чтобы он понервничал (хотя она очень сомневалась, что у Ито хоть мускул дрогнул), а потом поманила Мидзуиро пальчиком. Она показала ему, что не будет плакать, бездумно прыгать на стены, пытаться вывернуться наизнанку и призвать способности. Она издевалась над ним.
-Нам есть о чем поговорить, Мидзуиро Ито, - спокойно произнесла молодая особа, точно не зная, услышит он ее или нет.
Сейчас, когда у нее было хоть какое-то подобие плана, Хитоми смогла взять себя в руки и успокоится. Теперь ей оставалось только ждать, что произойдет дальше и уже ориентироваться по ситуации. И хоть в животе все скручивало от легкого волнения, Хими вдруг почувствовала некий азарт. Девушка даже удивилась этому чувству, она уже давненько его не испытывала.
Их противостояние начиналось сейчас. Кто же выиграет сегодня?

0

7

[nic]Mizuiro Ito[/nic][ava]http://oi60.tinypic.com/2yu1108.jpg[/ava]Всматриваясь в монитор, он до сих пор не мог отдышаться после погрома. То ли это был приступ удушья, что стал его подкашивать в последнее время, то ли гнев душил его так, что воздуху было не суждено попасть в кровь и дать новую дозу кислорода для нормального функционирования организма. Усевшись на стул, он просидел напротив монитора, не двигаясь, не отвлекаясь ни на какие звуки около часа, наблюдая за тем, как Хитоми вела себя, как осваивалась в месте, в котором ей придется провести достаточно долго времени. Да, к этому выводу он пришел сразу, как только разбил последнюю вазу, что стояла в его номере. Он не мог выпустить ее, и что самое поразительное. Не хотел. Долгие годы он выполнял свою работу самым надлежащим образом, не давая ничему в этом мире выбить его из колеи. Закрываясь в своем собственном мире, не решаясь налаживать хоть какие-то контакты в реальности. Ито было выгодно не воспринимать в этих девушках, попадающих к ним в клетки обычных людей, таких же, как и он сам. Это было лишнее, потому что с такой позиции сразу появлялось сочувствие, чуждое его сознанию и неприятное, словно слизняк, попавший в руки. Каждое ее движение он ловил своим пристальным взглядом, наблюдал, как она прохаживается по камере, осматривается, наверняка придумывает план, если есть силы на подобные действия. Он отдал приказ, чтобы их накормили и еще дали дозу наркотика, для контроля над сознанием и способностями молодых особ. Это была обычная процедура, но в свете событий, когда там за стеклом находился знакомый, некогда любимый человек, все эти формальности приобретали другой окрас. Он впервые чувствовал ответственность за нее. Да, впервые с тех лет, когда они были под сводами школы Разаши, приютившей его, как особо опасного ребенка, не умеющего контролировать себя, не видящего в людях людей, не ценящего человеческие жизни. Все те уроки, все те люди, что были там, они дали ему возможность поверить, где-то в глубине его сознания, что бывает и другая сторона медали, бывает так, что кому-то есть до тебя дело, что за тебя переживают, что ты не выродок, угрожающий безопасности, а человек, со своими слабостями, которые нужно было доставать, чтобы правильно контролировать свои способности, нужно было научиться принимать то, что делает больно, справляться с болью и идти дальше. Все это было, но всего этого и не стало. Теперь он другой, теперь он не то, что не переживает за жизни людей, которые находятся рядом, кого он даже считает приближенными к себе, но он и не ценит свою жизнь, некогда любимую, такую интересную. Наверное, произошедшее оставило свой след на нем, хороший такой шрам, от которого не избавиться. Потери людей, ставших семьей, всегда несут за собой последствия, зачастую, не самые приятные.
Сделав себе кофе, который по счету, кажется пятый, Мидзу вновь сел в кресло и смотрел на монитор. Нашел себе увлекательное занятие на ночь. Он выдохнул, когда после прогулок по небольшой комнате и скептического взгляда на поднос с едой, Хими все-таки села есть. Ее соседка же не была видимо, голодна, потому что продолжила лежать на койке, не поднимаясь. Это вызвало обеспокоенность, поскольку если она не будет есть и будет морить голодом свой организм, им придется применить некоторые препараты, чтобы она была в боевой готовности для дальнейших действий, так как лишаться еще одного подопытного Мидзу совсем не хотел. Несколькими щелчками мышки он выбрал программу, которая в режиме реального времени могла демонстрировать состояние подопытных. Показатели второй девушки были в норме, а некоторые данные свидетельствовали о том, что она просто спит. Естественная реакция на наркотик, к тому же переносимость у каждого своя. Взяв снова в руки папку с досье на Хитоми, Мидзуиро вчитывался в сведения, которые смогли откопать его ребята. Вообще это было нелегкой работой, найти кандидата на опыты, учитывая, что сведения о людях, обладающих способностями, не висят на каждом столбе и не находятся в общем доступе. Сотни лечебных карточек и школьных досье проверяются ежедневно специально отобранными ребятами, и только стоит найти что-то похожее, как человек пропадает из семьи, с работы, из числа друзей и родственников, словно и не было его. Все бы ничего, но не тогда, когда человек в этой клетке вызывает в тебе столько эмоций, ведь она одним своим присутствием выбила его из равновесия, а ведь они еще даже не разговаривали, но придется. Следующая стадия их совместного пребывания именно допрос под действием этого психотропного вещества, переборщив с которым человек мало будет похож на человека. Как раз, когда взгляд Мидзу в очередной раз оторвался от листов бумаги, на которых вкратце была изложена жизнь Хитоми, он увидел, как эта вечно смелая особа смотрела в камеру и произносила что-то. Поскольку никто никогда не вслушивался в тот бред, что несут люди под препаратом, Ито не сразу смог понять, что она ему говорила, а ведь делала она это специально, тут даже к гадалке не ходи. Эта девушка даст жару любому, ее соображалка была главным преимуществом перед остальными, не считая остальных прелестей, потому Ито улыбнулся сам себе, когда после недолгих манипуляций смог расслышать ее голос, уверенный и спокойный.
Им было о чем поговорить, конечно, ведь столько лет не виделись, и встретились при таких обстоятельствах. Он мог бы с ней обсудить, как ей удалось заполучить Нейта, одного из их преподавателей, которого он считал своим товарищем, который учил его уму разуму, когда Ито срывался. Хотел спросить, каково это быть нормальной, точнее притворяться нормальной, жить так, словно ничего не было, хотя, он понимал, что их умение надевать маски и прятать за ними все то, что было в прошлом, никуда не делось. Взглянув на Хитоми еще раз, Мидзуиро поднялся со стула и прошел в свою спальню, находящуюся через одну комнату от кабинета и зала. Темное помещение встретило его ночной прохладой, ворвавшейся через приоткрытое окно. Гул города стал тише, но не исчез, он все также убаюкивающее действовал на Мидзу, потому, когда тот сел на кровать, а потом откинулся на подушки, не раздеваясь, а решив просто полежать, не заметил, как за всеми мыслями о произошедшем сегодня, его утянуло в царство Морфея. И даже кофе не спасло от того, как организму был нужен сон, передышка, чтобы все осмыслить и просто отключить голову хотя бы на несколько часов.
Проснулся брюнет от звонка вибрирующего где-то рядом телефона. Медленно поднявшись с кровати и взглянув на часы, которые показывали 5 утра, Ито прошел к пиджаку, который оставил на кресле стоящем в углу. На экране высветилось имя босса, и прежде чем поднять трубку, Мидзу сделал два глубоких вдоха.
-Да? – как всегда отстранено, словно его отвлекли от миллиона важных дел, произнес он тихо и направился в кабинет. –Да, получили, в ближайшие дни, после результатов теста, отзвонюсь. Нет, все нормально. Остальные направлены по борделям, лучше, чем в прошлый раз, будет из чего выбрать. Хорошо.
После еще нескольких наставлений, парень сбросил вызов и остановился перед своим столом. Вчера, в потемках, он как-то не заметил результаты своего негодования, но сегодня, при свете солнца, поднимающего потихоньку над городом, погром выглядел весьма внушительным. Вот Тоби удивится…промелькнула мысль насчет уборщицы его номера, вызывая улыбку на лице. Мидзу не сразу решился посмотреть на монитор. Словно ожидая, что вчерашнее было сном и Хитоми там нет, но уже через секунду он заметил ее, лежащую на койке, спящую, или же вообще в отключке, так как ночью им должны были дать ту же дозу, что и при похищении, дабы не были буйными с утра, когда начнутся проверки.
-Принеси мне завтрак, и… - Мидзу сделал паузу, еще раз взглянув на номер, - вызови Тоби.
-Да, сэр. – отозвался на том конце мужской голос.
А Ито направился в душ и приводить себя в порядок. Тело затекло и еще было не совсем комфортно шевелить головой, так как он проснулся ровно в том положении, как и лег, и сейчас нужно было размяться и быть свежим и бодрым, ведь впереди было весьма интересное действо.
Спустя полтора часа Мидзуиро уже сидел в кресле двумя этажами ниже, в комнате, заставленной различными медицинскими приборами и аппаратами. В эту комнату должны были привести девушек, которых уже должны были подготовить к процедурам. Ито всячески старался не думать, что то, что обычно происходило в тех комнатах, происходило и с Хитоми сейчас. Переодевания, первичный осмотр врачами, обращение с тобой как с вещью, он всячески отгонял эти мысли от себя, потому, когда его подругу привели в кабинет и, усадив на стул закрепили ремнями, он выдохнул. Он всегда был наблюдателем, сторонним, который не вмешивается в процесс, но сегодня он позволит себе чуть больше. Когда девушка была готова, ей вкололи небольшую дозу адреналина, чтобы она могла относительно соображать по поводу происходящего и отвечать на вопросы. Все в помещении были одеты в халаты и костюмы, лишь только внешний вид Мидзу выдвал в нем стороннего человека. Серый кардиган, джинсы и кеды. Этакий мальчишка, который забрел не туда. Вот только его взгляд, сдержанность и напряженное тело, выдавали в нем целиком заинтересованную персону.
-Каковы ее показатели? Она готова?
-Да, сэр, она полностью готова.
-Вколите ей все необходимое и приступайте к вопросам.
-Да, сэр.
Женщина в голубом костюме прошла к Хитоми, посветила ей в глаза, проверяя реакцию на свет и уже через пару минут начала вести с ней беседу. Посыпались вопросы о синдикате, против которого и собирались наши подопытные, о том, что за способность, какого уровня, может ли она пользоваться всем этим сейчас, что она чувствует.

0

8

[AVA]http://sf.uploads.ru/V6Ylz.jpg[/AVA]
[NIC] Nakamura Hitomi [/NIC]
Время все шло, но Ито не появлялся. Данный факт несильно удивлял Хитоми: девушка не ожидала, что он прибежит к ней, виляя хвостом. Может быть, даже наоборот, памятуя об их достаточно холодных отношениях в те годы, Мидзуиро не пойдет ей навстречу, не спасет ее и не поддержит. Возможно, то чувство, жившее в нем когда-то к ней, уже давно исчезло без следа, и этот человек уже больше не тот, которого она знала в школе. Чужой, вселяющий ужас. Тень прошлого Мидзуиро Ито.
В какой-то момент Накамура осознала, что ее мысли снова начали путаться. Вокруг начал образовываться липкий туман, который словно бы влажно облеплял ее со всех сторон. Веки стали тяжелеть, клонило в сон. В глубине сознания мелькнула мысль, что ее снова накачивают специальным наркотическим газом, о котором упоминалось ранее. Мелькнула и исчезла, уступая место безразличию. Девушка вяло провела рукой по лицу, пытаясь стряхнуть сонливость, но она как будто бы физически давила на плечи, делая тело ватным. Из последних сил молодая особа добралась до кровати и повалилась на белые вонючие от сырости простыни. Стоило ее щеке коснуться грубой подушки, как Хитоми тут же провалилась в сон, бессвязный и не приносящий умиротворения.
Хитоми бежала сквозь лес, темнота которого нарушалась яркими вспышками со всех сторон. Меж деревьями мелькали чьи-то силуэты, вытянутые, тощие и неестественные, словно ворвавшиеся призрачные тени из потустороннего мира. До слуха долетали крики, ругань, стоны и противные чавкающие звуки, словно бы кругом было болото. Зеленоволосая глянула себе под ноги, и ужас ледяной рукой схватил ее за горло. Девушка по щиколотку стояла в чем-то густом, переливающемся красным в редких вспышках света. Чуть дальше лежал какой-то незнакомый мальчишка. Он был бледным, весь в поте и крови. Его редкое прерывистое дыхание казалось Хитоми громче грома в самую сильную грозу. Она зачем-то начала считать: раз – вдох, два – выдох, раз – вдох, два – выдох, раз - … Его безжизненные глаза смотрели прямо на нее, и опустившаяся вдруг на лес тишина была намного страшнее, чем какофония звуков до этого. Все вокруг остановилось, замерло: не единого движения, даже дуновения ветерка. Накамура огляделась, пытаясь понять, что же происходить и куда пропали все сражавшиеся. Редкие вспышки становились все ярче, ослепляя девушку. От них начали слезиться глаза, а в голове противно застучали молоточки боли. А затем все вокруг залила такая яркая белизна, что Хитоми зажмурившись, видела сосудики на веках. Обрушившийся внезапно гул, заставил девушку зажать уши. Словно дрель гудела внутри головы, становясь все громче и громче. Ей казалось, что барабанные перепонки вот-вот лопнут. Или же она сойдет с ума намного быстрее. Девушка упала на колени, а затем завалилась на бок, сжалась, словно маленький ребенок, пытавшийся отгородиться от всего страшного. Но земля вдруг начала мелко дрожать, а затем раздался ужасный грохот, словно взорвалась бомба. Шквал ветра пронесся сквозь лес, ломая деревья, взметая листву, бросая комья земли прямо в лицо Хитоми. А потом все снова стихло, на лес опустилась темнота. Молодая особа не торопилась открывать глаза. Она лежала, вслушиваясь во все, что происходило вокруг.
В звенящей тишине вдруг послышались шаги. Хитоми сжалась в комок, надеясь, что ее никто не увидит. Человек остановился рядом с ней, и девушка почувствовала, как кто-то нежно гладит ее по волосам. Так знакомо, так уютно. В воздухе разливался запах вишни. Горячее дыхание обожгло щеку девушки, и любимый голос с легкой хрипотцой шепнул всего лишь несколько слов. Хими словно бы парализовало. Внутри образовалась сосущая пустота, которая не исчезнет даже через годы. Ей казалось, что прошло всего лишь несколько секунд, когда к ней вернулась способность двигаться. Накамура вскинула руку, пытаясь удержать мужчину, но он уже отступил и стремительно удалялся от нее. Она позвала его по имени, но он даже не оглянулся. Собрав все свои силы, девушка встала и побежала вслед за ним. Она звала его, но ее голос становился все тише и тише, а мужчина – все дальше и дальше. Его силуэт мелькал между редеющими деревьями то ближе, то дальше, словно дразня ее. У Хими совсем не осталось сил, но ее упорство еще было с ней, и она все шла и шла, хотя ноги ставились тяжелее.
Наконец лес кончился, и девушка оказалась в смутно знакомой комнате. Она лежала на кровати и словно сквозь туман смотрела, как открывается дверь, и в комнату входят люди. Она не обратила на них внимания, потому что там, в коридоре, стоял мужчина со светлыми волосами и его пронзительно голубые глаза смотрели прямо на нее. Накамура не сопротивлялась, когда кто-то поднял ее и повел прочь из комнаты, ведь они вели ее прямо к блондину, и ей хотелось поторопить их. Он оказался совсем близко, и Хитоми снова почувствовала запах вишни, густой и терпкий, успокаивающий и такой привычный. Накамура смотрела прямо в его лицо, и хотя она точно видела, что губы мужчины не шевелились, она вдруг услышала его голос: «Проснись!». Знакомый приказной тон. Молодая особа хотела всего лишь на секунду задержаться рядом с ним, но ее уже вели по какому-то коридору, который казался ей нескончаемым. Коридор заворачивался в спираль, пол под ногами вибрировал, потолок опускался то совсем низко, то пропадал в вышине. Устав от этой круговерти, Накамура отключилась на какое-то время, не понимая, что происходило вокруг, не воспринимая людей, которые ее мыли, переодевали, ощупывали руки, ноги, зачем-то осмотрели даже зубы.
Затем ее усадили в неудобное кресло, стянули ей ремнями запястья и лодыжки. Хитоми завертелась, пытаясь среди белых и голубых халатов отыскать знакомую фигуру. Влажные каштановые волосы мешались, противно липли к щекам и шее. Девушка то и дело подергивала головой, чтобы убрать их, и наконец-то кто-то помог ей сделать это. Когда голубой халат удалился, Накамура заметила того, когда искала, и тут же успокоилась, впившись в него взглядом. Он стоял перед столом, скрестив руки на груди, облокотившись на столешницу. Прямо как в первый день их встречи. Но почему-то сейчас Хими ощущала необъяснимую пропасть между ними, пропасть, от которой вдруг на глазах навернули слезы и заскользили по щекам. Что-то больно впилось ей в руку. Мужчина напротив чуть склонил голову.
-Прощай, моя маленькая Хими, - услышала девушка голос с хрипотцой и мужчина растаял, словно призрак.
За ним оказался другой мужчина. Темные волосы, холодный взгляд. Накамура смотрела на него пустым взглядом и не узнавала.
Туман, окружающий девушку, начал постепенно рассеиваться. Послышались незнакомые резкие голоса. Сквозь гул, заполняющий сознание девушки, она разобрала голос, который настойчиво спрашивал ее имя.
-Накамура Хитоми, - пробормотала девушка, дернув головой, отмахиваясь от остатков тумана, который пытался осесть на ее лице. Он был липкий и мерзкий, пахнущий лекарствами.
Кто-то грубо схватил ее за лицо, и яркий свет ударил в глаза. Прямо как тот свет в лесу… Хитоми дернулась было, но ремни больно впились в кожу. Девушка поморщилась и попыталась освободиться. Ее лицо отпустили.
-Что ты знаешь о синдикате?
Перед Накамурой возникло неприятное небритое лицо. Молодая особа вжалась в спинку кресла, пытаясь отодвинуться от незнакомца. Глаза быстро обегали комнату в поисках блондина. Он же не мог отставить ее здесь одну?
-Что тебе известно о синдикате?!
Ей гаркнули прямо в лицо, забрызгав слюной. Девушка зажмурилась и отвернулась, мысленно выкрикивая только одно имя. Спаси меня, спаси…
-Что такое синдикат? – прохрипела Хими не своим голосом. – Я не знаю, не знаю…
Где же он?
Девушка почувствовала, как небритыш ушел, но глаза не открыла и сидела все так же вжимаясь в спинку кресла. Беззащитная, испуганная, брошенная, оставленная им на растерзание этого мира.
-Расскажи о своих способностях, – сказал другой голос.
В голове настойчиво закопошилась мысль, что нужно рассказать, но что-то внутри нее было против. Словно что-то разрывало Хитоми пополам и она не могла понять, стоит ли ей говорить или нет. Ах, если бы она только могла услышать его голос, он бы сказал, что ей нужно делать. Но он ушел. Прощай. Значило ли это, что он больше никогда не вернется?
-Рассказывай!
-Лед... - сквозь слезы пробормотала молодая особа.
Она стала послушно отвечать на вопросы, ведь не было нужды что-то скрывать. Постепенно реальность вокруг становилась все более осмысленной. В перерыве между вопросами, когда Хитоми сидела и рассматривала свои коленки, она вдруг словно бы очнулась от глубоко сна и осознала, что она сидела и тихо плакала. Плакала от одиночества и боли. От боли, которая разъедала ее все эти годы. Усилием воли девушка остановила собственные всхлипы и чуть приподняла голову. В комнате помимо нее находилось пятеро человек в голубых и белых халатах, а прямо напротив Хитоми стоял высокий темноволосый человек. Ито. Некоторое время Накамура смотрела прямо на его невидящим взглядом, а затем медленно опустила голову. Продираясь сквозь дурман, все еще царящий в голове, Хитоми собирала свои воспоминания. Нужно что-то придумать, нужно бежать отсюда. Но как? Мысли девушки лихорадочно заметались.
-Насколько сильно твое лечение? – вдруг спросили ее.
-Не знаю, - на автомате ответила девушка.
-Я спрашиваю насколько? – снова рявкнули ей в самое ухо.
В воспоминаниях возник мертвый Рюдзин, открывающий глаза. Двое парней, которых она практически превратила в мумий. Хитоми попыталась затолкать эти воспоминания подальше и почувствовала, что задыхается. Где-то сбоку противно запищал датчик.
-Я не знаю, - побелившими губами прошептала Накамура.
«На счет твоей способности...если захочешь, мы ее оседлаем». Он так и не помог ей. И уже никто не поможет.
-Не знаю…. – прошептала девушка.
Изо рта вырвалось облачко пара. Руки начали холодеть.
-Помоги мне, пожалуйста, помоги, - лихорадочно зашептала Хитоми, сама не понимая к кому она обращается.
Сквозь слезы и туман (который больше существовал скорее в ее голове, чем в реальности), Хитоми смотрела на Ито. Черная всепожирающая тень. Как ей хотелось упасть в объятия этой тьмы и забыть все. Все, что она прожила сегодня по новой и что сломило ее заново. А ведь она жила как нормальный человек, собиралась замуж, создать семью, завести детей. Но видимо это невозможно, да? Невозможно.
-Так же невозможно как и отпустить тебя навсегда, Нэйт.

Отредактировано Nicole Murphy (2015-09-13 13:24:04)

+1

9

[ava]http://oi60.tinypic.com/2yu1108.jpg[/ava][nic]Mizuiro Ito[/nic]Сколько не пытайся избавиться от прошлого, оно все равно тебя настигнет. Подкараулит за углом, ударит чем-то тяжелым по голове и заставит вернуться в те моменты, воспоминания, которые ты упорно прятал за тысячью замками, от которых отгораживался подобием китайской стены. Сколько раз молодой человек пытался вычеркнуть имя и образ зеленоволосой девушки из своей головы? Десятки, сотни, тысячи? Сколько раз он хотел стереть эти воспоминания, желая избавиться от прошлого окончательно и бесповоротно, быть тем, кем он стал, а не тем, кем был, но останавливался каждый раз у самой черты? Столько же. Бесчисленное множество попыток забыть ее, перестать ждать, что кто-то спасет его, вытащит на свет, когда он утопал во тьме, погружаясь в нее все больше и больше с каждым новым убийством, с каждой новой вспышкой гнева, которые уже никто не помогал контролировать. Ушли годы, чтобы спокойно реагировать на любой вопрос о прошлом, погибли десятки людей, чтобы он научился контролировать себя. А сейчас, когда он стоит и наблюдает, как Хитоми вкалывают очередную дозу сыворотки правды, наблюдая за тем, как она борется с собой, он чувствовал, как стена, ограждающая его от неверных решений, начала трещать. Тогда, в прошлом, он нашел человека, нашел того, кто помог бы ему справиться с собой, обуздать силу, которая ожила в нем с новой силой, стоило ему появиться в стенах школы, встретить Криса, Птицу, узнать, что нет граней между реальностью и тем миром, в котором он мог сжигать вещи вокруг себя. Он всегда был странным для своей семьи, друзей, он всегда был изгоем, а там - в школе - оказался нормальным и таким, как каждый ученик, посещавший Разаши. После того разрушительного дня, когда и школа стала лишь эпизодом из прошлого был только один человек, сумевший обуздать юнца, утихомирить ураган в его душе, потушить то пламя, что пылало долго и безжалостно, сжигая в своем костре невинные жизни. Но время забрало и его, оставив в напоминание серебряное кольцо, которое Ито носит и по сей день. И сейчас, наблюдая за допросом Хитоми, только это кольцо помогало парню соблюдать спокойствие и не вмешиваться в беседу, которую проводил Джейсон Уитмор, ученый-психопат, любивший доводить подопытных до состояния, когда они мало на что сгодились бы. Глядя на этого мужика в белом халате, Ито хотелось прожечь его руки, резко хватавшие лицо девушки и сжимавшие его с силой, после которой явно останутся синяки, но он был наблюдателем, которому не позволено совершать подобное.
-Ито-сан, успокойтесь, - раздался тихий голос в голове молодого человека, от чего он прекратил крутить кольцо на пальце и замер, словно выжидая нападения. Его глаза по-прежнему были устремлены на девушку, но все внимание сконцентрировано на голосе. -Я чувствую ваше волнение, а если чувствую я, вы сами знаете, кто может ощутить его. Успокойтесь. С ней ничего не сделают.
Тихий успокаивающий женский голос, появившейся в его сознании был голосом еще одной обладательницы силы, находившейся в этом кабинете, но о которой никто не знал. Она стояла рядом с Хитоми и следила за ее показателями, дабы доктор не навредил девушке, решив перейти от слов к делу и не нарушить протокол, который в последнее время все чаще становился для него лишь бумажкой, а не обязательством.
-Она пыталась избавиться от силы? - немного заинтересованно произнес вопрос Ито, неожиданно напомнив окружающим о своем присутствии в помещении. Взгляды всех находившихся в помещении людей в халатах моментально были устремлены на него, а Уитмор словно очнулся от действия какой-то очередной новой наркоты, потому что тут же из увлеченного врача превратился в заику и пытался около пяти минут сформулировать предложение. Мидзу никак не ожидал от Накамуры подобного. Отказ от силы всегда был равноценен отказу от себя. Так считал Ито раньше и придерживался подобной позиции и сейчас. Он не мог представить, что она способна на это. Что Она решится отказаться от той части себя, что всегда делала ее необыкновенной, сильной и пугающей, когда она без этой силы была лишь хрупкой и маленькой. Как ты могла?
-Ито-сан, вы...вы... Да, она пыталась, но безуспешно, - четко проговорил доктор, после того, как Мидзу посмотрел на него, как смотрит зверь на добычу, о которой мечтал несколько дней.
-К ней возвращаются силы, введите очередную дозу лекарства, если не хотите распрощаться с хорошим экземпляром для опытов, - проговорил Ито, глядя на обессиленную девушку, молившую о помощи. Он не мог дать ей то, что она просила. Он давно отказался от сочувствия, которое загоралось в его груди пожаром и заставляло пылать в области легких, затрудняя дыхание. Но мог сделать единственное, что не позволит ей стать одной из пешек армии якудзы, куда уж точно не следовало бы попадать молодой девушке, хоть и весьма сильной. Шики, выруби ее, не дай ему продолжить. Грубо отдал он приказ помощнице, прежде чем выйти из камеры, в которой оставалась вся честная компания. Не хватило терпения. Не хватило сил. Он снова возвращался к тому, от чего бежал.
-О нет, она подохла! Еще одна сдохла, черт возьми! - раздался крик Уитмора, ругающегося и переходящего с японского на английский и обратно. Услышав эти слова, Мидзу на секунду замер в коридоре, пытаясь сообразить были ли это проделки Шики, или Хитоми не выдержала действия наркотиков и лекарств? Молодой человек уже сделал шаг в сторону лифта, но задержав руку над кнопкой, развернулся и направился в сторону того кабинета, который покинул минутами ранее. Он стоял в проходе, наблюдая, как люди в халатах отключают тело девушки от аппаратов, как ее руки обездвижено болтаются в воздухе, а голова запрокинута назад.
-Я подготовлю вам отчет, Ито-сан, занесу вечером, не беспокойтесь, Ито-сан, мы найдем экземпляр получше, - повторял иностранец, пытаясь оправдаться в глазах парня за подобное упущение. Ему нужно было оправдать потерю трех подопытных за последние две недели, и если Ито было плевать на двоих, то эту потерю он Уитмору прощать не собирался.
-Сгинь, пока не спалил. - бросил он мужчине, после чего зашел в кабинет, где оставалась Накамура и Шики, кружившая вокруг девушки, отмечающая что-то в листке. - Это он или ты?
-Не беспокойтесь, она в отключке еще минуты на три. Если она вам настолько дорога, советую забрать ее отсюда. - радостно проговорила девушка, очень хорошо делающая вид озабоченной медсестры. -Синода выключит камеры, я ему уже внушила это, так что трудностей не будет.
Ито мог поклясться, что на секунду его сердце остановилось. На ту чертову секунду, когда он испугался, что Хими не выдержала, что Ее больше нет. Одарив Шики своим холодным взглядом, мол спасибо, но не лезь, куда не просят, Мидзуиро подошел к креслу и, подхватив бездыханное тело девушки, вынес ее к лестнице, ведущей наверх. Миновав два пролета, он оказался у двери своего номера, ведущей прямиком в кухню. Еще спустя пару мгновений, когда Хими начала приходить в себя, судорожно набирая воздух в легкие и озираясь по сторонам, он внес ее в свою спальню.
-Это я, не бойся, - проговорил медленно Ито, укладывая девушку на кровать, а затем быстро закрывая окно, впустившее в комнату достаточное количество холодного воздуха. Быстро пройдя от окна в комнату по соседству, он откуда-то выудил темно-красный плед и попытался накрыть им девушку, когда та испуганно смотрела на своего истязателя и спасителя. Хотя тут было решать самой Хитоми, кем он был для нее после всего, что сделал, что позволил своим людям сделать с ней.

Отредактировано Diana Murphy (2015-10-18 14:51:33)

+1

10

Больно. Как же больно жгло в груди, словно кто-то рвал сердце на маленькие части. Медленно, кусочек за кусочком, смакуя, делая паузы, давая надежду, что все скоро закончится, но пытка продолжалась. И слезы все так же обжигая кожу лились по щекам.
Хитоми выдохлась. Она уже давно выдохлась, просто притворялась, что все было хорошо, что она была счастлива. Но поверх ее счастья всегда накладывался налет печали, страха и боли. Она думала, что после школы сможет начать новую жизнь и обо всем забыть. Новая жизнь получилась, только вот забыть все оказалось невозможным. Отказ от способностей тоже не приносил ничего положительного, только тоску и вечно подавляемое желание. И в какой-то момент вдруг пришло осознание, что все это было не ее, в такой жизни ей было не место. Владение отелем, жених – все это приносило ощущение того, что она самая обыкновенная счастливая молодая женщина. Но по-настоящему счастливой она была не сейчас, нет, а когда-то давно, в стенах школы, в окружении таких же как она. Но Хими заставляла себя верить в другое. Каждый день она повторяла себе раз за разом, как же ей повезло. Занималась самообманом. Возможно, именно поэтому она здесь.
Перед глазами мелькали какие-то размазанные тени, которые когда были людьми. Их голоса превратились в один нескончаемый гул. Кажется, вокруг Накамуры что-то происходило, но она уже ничего не воспринимала, а все быстрее и быстрее погружалась в небытие. Скорее в спасительную темноту, нырнуть в нее, укрыться от всех чужих глаз. И не чужих тоже. От тех синих, которые ледяным холодом прожигали в ней дыры, от тех синих глаз ей тоже хотелось укрыться. Он был здесь. Хитоми это поняла уже перед тем, как ее окутала убаюкивающая тьма.
Однако покой длился недолго.
Молодая особа начала приходить в себя и первым делом подумала, что каким-то чудом она очутилась на море. Ее слегка покачивало на волнах, девушка была спокойна и расслаблена. Боли больше не было, только небольшая усталость, а разум был немного замутнен ото сна. А сон был просто ужасным: ее чем-то накачали, пытали, а самое главное – там был Ито. Иногда ей снился Ито. Реже снились остальные ребята из школы, чаще – другой человек. Но после снов с Ито на Хими всегда находило странное неопределенное чувство – тоска вперемешку с гневом. Этот человек принес ей столько боли, сколько ни один ни до него, ни после. Возможно, она ему тоже. И, несмотря на это, жизнь все продолжала сталкивать их, забавляясь, наблюдая и гадая, как они ранят друг друга в этот раз.
Мерное покачивание прекратилось. Хитоми чуть приоткрыла слезившиеся глаза. Перед собой она увидела белый потолок какой-то комнаты. Кто-то положил девушку на что-то гладкое и холодное. Незнамо что заклинило у бедняжки в голове, но она вдруг подумала, что ее кладут не иначе как на разделочный стол. Попытали, а теперь будут еще и опыты ставить. Хими заметалась, пытаясь соскользнуть с воображаемого стола, но тут знакомый голос принялся ее успокаивать. Сквозь полумрак комнаты выступило лицо Мидзуиро Ито. Нечто холодное и гладкое оказалось простынею. А оглядевшись, Накамура поняла, что она не в помещение для пыток, а в жилой комнате, скорее всего, комнате Ито.
Облегчение, затопившее девушку, вряд ли можно было с чем-нибудь сравнить. Это чувство не поддавалось логике, ведь всего несколько минут назад он участвовал в ее пытке. И не было похоже на то, что он собирался ей помогать. Так отчего же он принес ее сюда? Если только для того, чтобы придумать какую-то другую изощренную пытку. Заставить ее поверить, что весь ужас остался позади, а потом ударить исподтишка. Сломить ее окончательно, вытрясти из нее последние крохи жизни. Говорят, что убийцам доставляет особое наслаждение давать людям надежду, а затем отбирать ее. Не стал ли Ито одним из таких людей? Облегчение сменилось подозрением. Хитоми попятилась назад, пока спиной не уткнулась в стену. Ее глаза метнулись к красному пледу, который держал Ито в руках. На миг мелькнула мысль, что он хотел обогреть ее, успокоить. Но девушка с сомнением отнеслась к этому. Это прост о попытка расположить к себе. У Мидзуиро Ито явно была какая-то цель. Просто так он ничего не делал.
-Зачем? Зачем ты притащил меня сюда?
Голос хрипел от слез и жажды. Накамуре хотелось бы, чтобы он звучал не так надтреснуто и жалко, но была слишком измучена, чтобы сейчас строить из себя железную леди. Раньше у нее это хорошо получалось. Раньше она и была такой, но не теперь. Не после того кошмара, который она пережила, не после тех чувств, которые сжигали ее, от которых она бежала.
-Что тебе нужно от меня?
Хитоми не верила Ито. Когда-то верила, но не теперь. Вся вера в него давно умерла. Не сразу, она таяла постепенно: сначала, когда они расстались, потом, когда первый раз погиб Рюдзин, и окончательно тогда, в лесу. Ито, который стоял перед ней, был чужаком, хищником, который загонял свою жертву и никогда не упускал ее из своих лап. Пару раз Хими удавалось уходить от него. Но почему-то она чувствовала, что в этот раз она проиграет.

+1

11

[NIC]Mizuiro Ito[/NIC][AVA]http://oi60.tinypic.com/2yu1108.jpg[/AVA][SGN]https://38.media.tumblr.com/34e0ac32ec70f34ab76a6628d21af7ea/tumblr_nnp3x4enOh1thpvfwo5_400.gif[/SGN]
Прошлое не вернуть. Не переписать, как главу книги, доводя все до идеала. Все наши поступки определяют нас, дают понять окружающим, кто мы на самом деле, кем можем быть в той или иной ситуации. И именно по этим поступкам нас судят, составляют в своей голове образ, по которому будут восприниматься все дальнейшие действия и из которого уже сложно вырваться. Ито был жестоким и беспощадным, так считали все, кто с ним сталкивался, кто видел, на что способен этот парень, если захочет показать свою силу. Он сам сотворил себя таким и никогда не жалел об этом. Но так ли это? Глядя на то, как врачи пытали Хитоми, парень в очередной раз почувствовал укол тех чувств, от которых бежал все время. От которых пытался скрыться, когда Она была рядом. С того момента, когда Накамура Хитоми появилась в его жизни, он перестал быть сильным и беспощадным, жестоким и безжалостным. Только ей одной удавалось пробить в нем брешь, хотя делала она это не теми способами, как принято. Ее злоба на него, ее ненависть к нему, ее нежелание быть и в метре от него, всегда творили с Мидзу странные вещи. Чем больше она сопротивлялась, тем больше ему хотелось затащить ее в клетку, из которой бы она не выбралась ни за что. Это получалось, даже дважды. Но все время ей удавалось ускользнуть, напомнить ему, что не все желаемое можно получить, и уж точно не силой. Хотел ли он искупить свои грехи перед ней или нет, но именно желание впервые спасти ее от ужасной участи, защитить, а не поработить, позволило ему сделать то, на что вряд ли бы кто-то из людей, находящихся в этом здании, был способен.
Ито осторожно накрывает Хитоми пледом и отходит немного поодаль. Она все еще напугана, глаза застилает пелена, а голос, голос некогда звонкий и нежно касающийся остатков души, был хриплым и осипшим, режущим слух. Ито не стал отвечать на вопросы, которые задавала Накамура, а дал ей несколько минут, чтобы успокоиться и оценить обстановку. Парень вышел из спальни и прошел на кухню. Сохранявший до сего момента невозмутимое спокойствие и собранность, он четко ощущал, что все, что было, все, что он выстроил после Разаши, теперь может быть разрушено. Разрушено им же самими, пожелавшим вершить добрые дела. Забывая о долге и обещании, которое дал, придя в группировку. За размышлениями о том, чем ему может грозить эта выходка, в случае если она все-таки обнаружится, Ито приготовил чай и сделал сэндвич. Не самое лучшее, что он мог предложить девушке, но самое нужное ей сейчас. Он знал, что Хими из-за недоверия к его персоне может и эти порции еды оставить без внимания, но какое бы ни было упорство, силы ей нужней, особенно после произошедшего. Прежде чем вернуться в спальню, он достал мобильный и проверил, не было ли заданий. Обнаружив пустую почту, Мидзуиро сбросил смс Синоде с просьбой не беспокоить и что он сегодня в свободном плавании. Обычно это означало, что он уезжает по своим делам и вернется не раньше следующего дня, однако после показательных выступлений в лаборатории, его товарищ наверняка поймет, почему сегодня его босс вне доступа. Убрав телефон в карман и, подхватив поднос, Ито осторожно прошел в спальню и поставил завтрак на прикроватную тумбу, после чего сел в кресло, стоящее напротив кровати, погружаясь немного в тень от шторы, закрывающей комнату от яркого солнечного света.
В комнате воцарилась тишина. Он сидел и наблюдал за Хитоми, вглядывался в черты ее лица, словно зверь высматривающий добычу, или маньяк, разглядывающий прелести своей жертвы. Мало кто мог выдержать такой взгляд, он был осязаем, его боялись, ведь кто его знает, что на уме у парня. Но она, даже будучи обессиленной, изможденной и усталой, смотрела на него с вызовом, не таким сильным и пугающим как раньше, но дающим понять, что где-то внутри она еще может бороться. С ним или с кем-то еще, вот только нужно было восстановиться и все те, кто пытал ее, будут уничтожены, вместе с ним, главным истязателем, зверем, что причинял ей боль раз за разом.
-Мне ничего от тебя не нужно, - тихо и размеренно начал Ито, сложив руки в замок перед лицом, продолжая наблюдать за девушкой. – Ты здесь, чтобы восстановить силы, и скрыться из Токио навсегда, чтобы не мозолить глаза ни мне, ни моим людям. Ты умерла 10 минут назад, согласно протоколам обследования. Накамуры Хитоми больше нет. – более холодно и жестко проговорил Ито, а затем замолчал. В его голове крутился только один вопрос, он хотела знать ответ, но мог сомневался, что может, что имеет право спрашивать у нее хоть что-то.
-Зачем ты пыталась избавиться от силы? – все-таки озвучивает то, что его беспокоит, что задело за живое. Он не представлял ее без силы, не мог представить, что она из тех, кому нужна тихая мирная жизнь с нормированным рабочим днем, с нормальной семьей и без всего того, что делало ее другой. В его душе закралось сомнение, ту ли Накамуру он видел и полюбил в свое время, не была ли это маска? Нет, он не перестал испытывать к ней чувства за эти годы, нет, он не потерял бы к ней интерес даже если бы она отказалась от них и стала «нормальной», ему нужно было знать почему? Что подтолкнуло ее к этой черте, что заставило зачеркнуть все то, что было. –Даже забавно. Ты так пыталась убежать от этого, но именно из-за силы ты попала к нам, стала подопытной и, - он делает паузу, - умерла. Да уж, вот это насмешка судьбы.
На его губах едва заметная ухмылка, а голос издевательски спокоен и даже насмешлив. Он поднимается с кресла и подходит к окну. Токио окутан солнечным покрывалом, согрет его лучами и встречает новый день. Жизнь никогда не останавливается на смерти кого-то одного, как бы нам не хотелось. У нас нет времени горевать. Она продолжается, невзирая на все обстоятельства, у кого-то даже становится удачней и лучше, хотя рядом кто-то может страдать и умирать. Самый главный парадокс, показывающий, насколько ничтожны все люди в этом мире перед обстоятельствами, не поддающимися человеческой дрессировке.
-Ты не можешь покидать эту комнату, ни при каких условиях. За тобой будет следить мой человек. Твоя способность на время пребывания здесь будет подавлена, мне не нужны неприятности из-за тебя. Хотя, если захочешь бежать, вперед, доктор Уитмор будет рад видеть тебя в своей лаборатории снова. – Ито повернулся и сделал несколько шагов к кровати, вставая напротив Накамуры. – Я не хочу тебе вредить. И я не враг тебе, как бы ты этого не желала.
Впервые он говорил с ней мягко и по-доброму, с заботой в голосе и переживанием. Его взгляд не был тяжелым, а выражал беспокойство. Впервые с того самого дня, как они расстались он позволил себе подобную слабость. Только с ней он готов был меняться, надеялся, что она увидит это, хотя понимал, злоба меняет призму восприятия. Его рука осторожно коснулась ее лица, вытирая следы от слез. Его маленькая Хими, так близко, но так далеко, обжигает ненавистью, разжигая огонь в его сердце. И почему ты оказалась среди них? Ты не должна была быть там. - едва слышно проговаривает он, не замечая, что озвучил свои мысли.

+1

12

[AVA]http://sf.uploads.ru/V6Ylz.jpg[/AVA]
[NIC] Nakamura Hitomi [/NIC]

Оказавшись под теплым пледом, Хитоми перестала так явно дрожать. Да, она позволила себя накрыть, когда бежать уже было некуда: стена неприветливо впивалась в лопатки, мерзко холодила кожу. Под пледом было тепло и уютно, и он как будто бы скрыл девушку от того, что с ней произошло, предоставил ей защиту, в которой можно было укрыться от знакомых ледяных глаз и затянувшегося между ними молчания. Накамура была уверена, что молодой человек тщательно продумывает, что ей сказать, взвешивает каждое слово. Для нее в этом был весь он: никаких душевных порывов, только поступки, тщательно и дотошно проверенные. Была ли там душа, которая двигала этого человека? Когда-то – да, до нее, правда, нужно было достучаться, но она была, но теперь Хими была не столь уверена. Время меняет людей, оно привнесло изменения в нее, и вряд ли эта участь миновала Мидзуиро. Хитоми нужно было проверить, осталось ли в этом молодом мужчине что-нибудь прежнее от юноши, в чье сердце она имела доступ. Когда-то.
Пока Ито возился на кухоньке, девушка быстро оглядела комнату. Ничего примечательного не было, обычная комната молодого человека. Кровать, слишком большая для одного человека, хотя вряд ли он проводил ночи в одиночестве, стол, кресло в тени штор, сквозь которые пробивались солнечные лучи. В лучах танцевали пылинки, едва видимые глазу. Но и они становились все четче, покуда свет делался все ярче. За окном стремительно светало. Сколько же времени прошло? Начались ли уже поиски? И как там ее родные и близкие? Девушку не покидало чувство беспокойства, которое проявлялось нервным зудом где-то в желудке. Нижняя губа дрожала, руки тоже и к тому же были жутко ледяные. Нужно было что-то предпринять, она не могла просто сидеть и бездействовать. На цыпочках Хитоми пробралась к окну и выглянула. Этаж был высокий, не было и речи о том, чтобы бежать этим путем. Если только она не собралась сбежать на тот свет. Выход был один – через входную дверь. Но и этот путь был для нее закрыт: чтобы покинуть квартиру, нужно было пройти через кухню, и не было возможности остаться незамеченной. Девушка вернулась обратно на кровать и снова закуталась в плед. Раз она не могла сбежать одна, нужно было привлечь Ито на свою сторону и уйти с его помощью.
Он вернулся не с пустыми руками. Перед Хитоми появились чашка чая и сэндвич. Подумать только. Даже в те времена, когда у них все было замечательно, он не приносил ей завтрак в постель, а тут столько внимания и заботы. Девушка не притронулась к еде: сомнения все еще не покидали ее. Из-за занавеси каштановых длинных волос она следила за каждым движением молодого человека. Он сел в кресло и посмотрел на нее. На долю секунды их глаза встретились, но Хитоми отвела взгляд и уставилась на сэндвич, лежащий на подносе на прикроватной тумбочке. Она всегда могла выдержать его взгляд, но не в этот раз. И далеко не из-за того, что в нем было что-то страшное и темное, нет, к этому она привыкла. Но всего несколько минут назад он так же смотрел на то, как ее мучили. Осознание этого вызвало тошноту и омерзение.
В комнате воцарилась тишина. Хитоми, все еще созерцавшая еду и борющаяся с желанием поесть, чувствовала, что Ито продолжает смотреть на нее. Девушка старалась не реагировать на этот взгляд, хотя ей хотелось завернуться в плед с головой и забыться. Она еле заметно ерзала. Молодая особа ждала его слов, объяснения, извинения. Глупо было на это надеяться, но она ждала. И собиралась искать в его словах хотя бы капельку надежды на свое спасение.
Ито заговорил. Своим знакомым ледяным и жестоким тоном. Таким знакомым, что в горле возник спазм, предшествующим рыданиям. Хими с усилием сглотнула и пару раз глубоко вдохнула-выдохнула. Его слова тоже не приносили успокоения, а только истерический немой смех, который звучал в ее голове. Как он бодро распланировал всю ее жизнь! Как и прежде он считал себя вправе распоряжаться людьми, словно они были вещами. Он был кукольником, а вокруг него – марионетки, безвольные и не смеющие ему перечить. Но только не она. Ему нужно было бы знать, что она не станет его слушать. Ей всегда хватало смелости и сил противостоять ему, его деспотичному характеру и эгоцентризму. В этот раз она собиралась вновь поступить так же.
Хитоми не менялась в лице, борясь с желанием наговорить этому парню все то, что она думала о нем, но его слова про способности рассмешили ее.
-Избавиться? – сквозь хриплый смех проговорила она и мельком взглянула Ито в глаза. – От них невозможно избавиться. Это не что-то, что ты можешь оторвать и выкинуть. Они с тобой навсегда и хорошо, если они не выжгут тебя изнутри. Либо ты становишься законченным наркоманом, в попытке заглушить их, либо смиряешься. Я смирилась.
Конечно, она смирилась. Все рано или поздно смиряются. Ей вспомнился разговор, который состоялся, казалось, десятки лет назад. Способности – это дар или проклятье? Делают ли они человека несчастным или счастливым? Каждый выбирал сам. И каждый делал выбор пользоваться ли этой силой или нет. Накамура сделала свой выбор. Да, она жалела о нем, но упрямство не давало ей свернуть с выбранного пути. Или все, или ничего.
Ито встал, и девушка невольно стала следить за каждым его движением. Она молчала, пока он говорил. И это молчание, на самом деле, было вызвано не тем, что она не знала, что сказать от удивления, или чего-то подобного. Это было намеренное молчание, полное ненависти и гнева. Ито выставлял ее виноватой. Она сама виновата, что попала к ним в руки. Она не должна путаться у него под ногами, ведь она виновата во всех его неприятностях. Поразительно, как все было просто! Всегда виноваты другие, ведь их легче признать виноватыми, чем себя.
Здесь и сейчас Хитоми ненавидела его. Он должен был вымаливать у нее прощение! Стоять на коленях, целовать ей руки и просить, чтобы она простила его за всю ту боль, что он ей причинил, за всех тех людей, коих он покалечил. Он должен был молить ее. Но даже тогда бы она его не простила. Никогда. Она желала ему смерти. Только ей он мог бы искупить свою вину, но не избавила бы его от ненависти.
Несмотря на столь сильные чувства, охватившие ее, Накамура позволила ему подойти к себе. От его прикосновения она лишь слегка вздрогнула. Его рука была горячая, движение острожное, знакомое, ласковое, нежное, обманчивое. Возможно, он и правда жалел, что она оказалась не в том месте, не в то время, но он допустил все то, что ей сделали. Он не защитил ее, не спас от пыток, позволил им вывернуть всю ее душу наизнанку, задыхаться от боли, страдать от бессилия. Он способствовал тому, что ее сломали, разбили и растоптали. Ито был причиной ее ненависти, гнева, отчаяния, всех темных чувств, которые сейчас поселились в ней. Но он не считал себя виноватым. Все так сложилось только из-за нее.
Накамура проглотила слова обиды и злости, которые вертелись у нее на языке. Нужно было быть осторожней в выражениях, ведь она должна сбежать из этого места. Ей нужен Ито сейчас. Только сейчас, а потом они больше никогда не встретяться.
-Так отпусти меня сейчас, - тихо сказала она, глядя ему в глаза. – Дай мне уйти.
-Отпусти меня, Ито. Перестань меня мучить то болью, то ласкою. Ведь даже твоя ласка сейчас жжет как огонь.
Гневный огонек в зеленых глазах горел все ярче. Хитоми слегка сжала запястье Мидзуиро, убирая его пальцы от своей щеки.
-Отпусти меня.

[SGN]http://24.media.tumblr.com/5d89858caf8beaa915c004d503f086b1/tumblr_mkj4xxl2VB1s9rd3uo6_250.gif[/SGN]

Отредактировано Nicole Murphy (2015-10-21 20:04:03)

0

13

- нет игры месяц, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » awake and alive