Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » What's Cookin' Doc?


What's Cookin' Doc?

Сообщений 1 страница 20 из 41

1

Участники: Michael Rinaldi, Livia Andreoli
Место: Caн-Диего и окрестности
Погодные условия: 12 октября 2015 года, час дня, облачно
О флештайме: Неудачно попытавшиеся купить обанкротившийся загородный отель Майкл и Ливия неожиданно оказываются втянутыми в дебри ресторанного бизнеса...

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-10-31 13:06:38)

0

2

Когда капустного цвета кабриолет, на котором подъехала представительница риэлторского агентства, остановился около ворот,  Майкл Ринальди уже успел составить себе  примерное представление о районе, в котором они с Ливией предполагали начать новый бизнес. Пока гости из Сакраменто катили по Долине Сан-Бернардо на любезно представленном Ренато  "Линкольне" с водителем, то имели полную возможность осмотреть северную часть Сан-Диего. Зоопарк с доносящимся оттуда ревом животных, бесчисленные, сменяющие друг друга, фермы по  выращиванию цитрусов и авокадо - сельскохозяйственная зона, в которой город плавно перерастал в деревню.  Роскошью здесь ничто не блистало -  а в особенности обанкротившийся отель, который им предлагалось купить. Даже не заходя в него, уже можно было увидеть, что рассаженные на территории деревья чахленькие,  белая краска на зданиях облупилась, а газоном никто не занимался уже, наверное, целую вечность. Бросив  окурок в стоящую рядом урну,  консильери Семьи Торелли  ободряюще улыбнулся хозяйке "Парадиза".
- Рим не в один день строился, знаешь ли. И, возможно, это поможет нам сбить цену... -  при мысли о cтоимости проекта Ринальди слегка закусил губу и поморщился. Когда они с Андреоли впервые начали обсуждать идею открыть шикарный загородный клуб, он еще не слишком  хорошо представлял, о каких вложениях идет речь.  Теперь же, прикинув, советник начал понимать,  что затея может превратиться в очередную воронку, втягивавшую в  себя деньги - куда тяжелее обустраивать и поддерживать в должном состоянии обширный земельный участок, чем одно здание. Однако и как  источник доходов, и как способ отмывания бабла, подобное сулило самые интересные перспективы - а кто не рискует, тот не пьет шампанского.
- Здравствуйте, здравствуйте. -  дама-риэлтор, полная энергичная женщина по имени Маргарет Трифузис, улыбаясь неискренней профессиональной улыбкой и быстро моргая хитрыми серыми глазами, по-современному протянула Майку и Ливии свою широкую ладонь. Затем, поправив толстые очки в роговой оправе и отклячив обтянутый вельветовой юбкой зад, начала возиться с ключами, открывая ведущие на территорию пансионата двери. Потом  сделала приглашающий жест. - Прошу! Пойдемте смотреть
Нельзя сказать, чтобы зрелище, раскинувшееся перед ними, очень уж радовало взор. Череда коттеджиков унылых мышиных оттенков тянулась вдоль  асфальтовых дорожек, пустые клумбы перемежались сентиментальными беседками в форме сердца и фонтанчиками с писающими мальчиками. Поглядев на один такой, Майкл хмуро отвернулся -  долго любоваться подобной прелестью захотел бы только чертов педофил, может, прежний хозяин был именно из таких? Пока Ринальди и Андреоли осматривались, их  увесистая проводница трещала без перерыва. -  Вот там был рецепшн, вот в том миленьком домике, видите?  Назвать скособоченное здание миленьким можно было только в большом приступе оптимизме  - но торгующая недвижимостью леди явно смотрела на мир через розовые очки. - Оливковая роща! Величественным жестом монументальная особа указала на  поросль, очевидно, в ее сознании превратившуюся в прекрасный лес.  - Бассейн! Надо отметить, в смысле техники безопасности, бассейн был просто идеальным - при его глубине никто в нем бы точно не утонул. К этому синему кафелю и слегка тронутым ржавчиной поручням весьма подошла бы, по мнению  Майкла, надувная резиновая уточка. Чтобы совсем уж усугубить атмосферу купальни в доме престарелых. - Гольф! Мини! 14 лунок! Посмотревшему на незамысловатые дорожки гангстеру показалось,  что он недавно видел такие же на распродаже в магазине спорттоваров.  Наконец, он решил вклиниться. -  Извините, а кого размера участок? Сверкнув золотыми и платиновыми коронками и откинув длинную  смоляную челку,  риэлтор вытащила из дизайнерского ридикюля план, c которым, поправив очки, тут же и cверилась. - Тридцать пять акров!   Земли было не так много, но и не так мало. - А что за соседи? -  спросил мафиози, с сомнением поглядывая на схему.  Его начинали терзать подозрения, что одна реновация этого  дивного места будет  потребует большей суммы, чем годовой бюджет всего их клана. Тут ведь придется перестраивать фактически все, чуть ли не сносить эти убогие хижины подчистую.  - С правой стороны  коммерческие коровники. - как -то нехотя призналась  собеседница, Однако затем, говоря вроде бы о более презентабельном, замялась еще более. - А с левой... Частная резиденция. Живет один богатый и известный человек.... Интересоваться личностью  этой звезды Майкл не стал - судя по склонности  агента по продажам к гиперболам, он, скорее всего, оказался бы как-нибудь чудаком, высказавшимся в начале шестидесятых один раз по местному радио. - Но главное цена! Вам очень повезло,  молодые люди... -  продолжила риэлторша, хотя она сама была не старше Ринальди. Прижала руки к золотым пуговицам на своем модном жакете. - Всего двадцать один миллион пятьсот тысяч долларов!  Сказать, что Майкл был поражен ценой  - значит, не сказать ничего. Такую пропасть зелени - за это недоранчо, где только кур и разводить. А ведь речь даже не шла еще о тех сумасшедших бабках, которые им бы понадобилось потратить на то, чтобы превратить эту дыру во что-то приличное. .В первый раз за последние годы он ощутил себя законченным голодранцем.  Не состоятельным человеком, а каким-то случайно зашедшим в богатый дом бродягой. Ощущение было неприятным в своем новизне.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-09-12 20:55:38)

+3

3

Внешний вид

В Сан-Диего Ливии прежде бывать не приходилось, и в общем-то она никогда не считала это местечко чем-то особо примечательным, однако, оказавшись здесь, быстро поняла, чем город ее прельщает - cвоей активностью и масштабами. По сравнению с ним родной Сакраменто казался убогой деревней. Бесконечные потоки машин, толпы людей на проспектах и яркое солнце, отражавшееся в окнах современных высоток. А чего только стоила пристань с ее удивительной набережной, огромным количеством роскошных яхт, парусников и пришвартованных круизных лайнеров! За всем этим великолепием Ливия не без восторга в глазах наблюдала из окна автомобиля, который быстро мчал их с Майком на встречу с риэлтором. Даже жаль, что они приехали сюда по делам, а не на отдых - роскошные местные пляжи, как и многочисленные увеселительные заведения, им уже успел разрекламировать их новоиспеченный водитель по имени Томми, рот у которого не закрывался ни на минуту в попытках посоветовать им лучшие места для проведения свободного времени.
Бесспорно, это был город больших возможностей для развития развлекательного бизнеса. Отстроиться здесь Ливия считала весьма выигрышным делом, учитывая, что туристов, готовых тратить накопленные средства на отдых, тут бывает гораздо больше, чем в Сакраменто, да и людей с деньгами наверняка найдется немалое количество. А кроме того, теперь у них здесь имеется защита в лице своих парней, направленных присматривать за бывшими территориями уничтоженных ныне Крусанти, что существенно облегчает контроль за бизнесом. Поэтому когда Майк предложил вложиться в недвижимость Сан-Диего и превратить какую-нибудь очередную гостиницу в место отдыха, подобного "Парадизу", долго уговаривать на поездку Ливию не пришлось.
Правда, чем дальше они отъезжали от Сан-Диего, тем быстрее таяло его очарование. Окраина города оказалась не такой привлекательной, как его центральные части. Бесконечные фермы с пасущимися быками и лошадьми довольно быстро заставили Ливию поубавить иллюзий относительно предстоящей покупки в этом районе. С другой стороны, чем меньше рядом будет любопытных глаз, тем проще развернуться. Они ведь не в библиотеку собирались превращать стены обанкротившейся гостиницы.
Толстозадая риэлторша с фамилией, напоминавшей название какой-то половой инфекции, доверия Ливии не внушала. Впрочем, ей вообще мало кто на свете внушал это самое доверие, поэтому удивляться тут было нечему. А вот от услышанной цены за запущенную территорию бывшего отеля в пору было раскрыть рот от изумления.
Двадцать один миллион зеленых? Вслух, однако, своего удивления Ливия не высказала и смеяться, даже нервно, не стала. Стыдно как-то демонстрировать свою несостоятельность. Только перевела на Майка ошеломленный взгляд, пока Маргарет усердно протирала свои очки, и одними губами пораженно повторила ему только что названную сумму, будто бы желая удостовериться, что он тоже это слышал.
Дальше по территории отеля они шли молча, осматривая все, что с восторгом демонстрировала им полная женщина, пытаясь выдать кусок дерьма за конфетку. Слов у Ливии не было. По крайней мере, приличных точно. Подумать только, они преодолели столько километров, чтобы получить полнейшее разочарование! Стоило бы выяснить, кто из местных ребят навел Ринальди на этот объект и запустить его на территорию, чтобы он лично выводил ее из запустения. Тут и сотни мексиканских мигрантов, пожалуй, не хватит, чтобы быстро привести тут все в порядок. Платить же налоги, отнюдь не маленькие за такой-то большой участок, вести ремонтные работы и не получать никакой прибыли в течение долгого периода времени финансово они просто не могли себе позволить. Да Фрэнк, она уверена, первый же заберет все свои вложения, как только поймет, что начинает терять бабки, а не зарабатывать их. В очередной раз Ливия не без прискорбия вспомнила о ферме Хадсон, уплывшей у нее из-под носа в руки Пульсоне, который умело надурил с ценой несмышленую девчонку и заграбастал себе участок, превратив его в свой стрелковый клуб. Планы у них с Ринальди были конечно поглобальнее, но все равно было как-то обидно от того, что у Сантино получилось провернуть эту аферу и заколачивать теперь на своем бизнесе хорошие деньги, а они, стоя перед этой Маргарет, вынуждены чувствовать себя нищебродами.
- Сумма, конечно, внушительная... - когда они закончили осмотр и двинулись к машине, снова глянула на Майка в поисках поддержки. Ожидать, что цену им скинут вдвое (разве что такая их бы и устроила, притом с учетом вложений Фрэнка), было бы слишком наивно, поэтому единственное, что сейчас им оставалось, это вежливо ретироваться, сославшись на то, что участок им не подходит. - По правде говоря, - она еще раз окинула придирчивым взглядом поржавевший бассейн, - мы не готовы к таким глобальным переделкам...
Договорить Ливия не успела - ее прервали какие-то крики, доносящиеся откуда-то со стороны припаркованного у входа на территорию Линкольна. Все трое ускорили шаг и вскоре замерли от увиденной картины: какой-то старик в колпаке повара, вооружившись ружьем, отчаянно тыкал им в ошалелого Томми, пытаясь заставить его убраться.
- Проваливай с моей территории, чертов шпион! - выплюнув эти слова, он с яростью пальнул в воздух, чем распугал всех сидящих на деревьях птиц и вынудил Маргарет завизжать от неожиданности. Выпущенные из ее рук очки с толстенными линзами с треском разбились об асфальт. Совершенно не понимая, что происходит, испугалась, конечно, и Ливия, машинально спрятавшись за спину Ринальди и вцепившись в его локоть. Если следующую пулю этот ненормальный решит выпустить в их сторону, то она хотя бы умрет не первой.
- Merde!* - заметив их троицу, старик в колпаке, кажется, тоже сперва испугался, но виду не подал, вместо этого спешно перезарядив ружье, наставил дуло на них.

фр.: Вот дерьмо!

Отредактировано Livia Andreoli (2015-09-13 09:52:14)

+2

4

- Все ясно, миссис.... Трифузис. Нам надо обговорить с инвесторами, которых мы представляем... - наконец важно проронил Майкл, когда справился с вызванным названной ценой всплеском эмоций. Ведь он изображал, что они далеко не являются единственными покупателями - во избежание ненужных вопросов федералов и налоговой. Таким образом, можно было закруглить разговор и осмотр негодящего отеля.  Когда они шли обратно, Майк обдумывал, по каким районам они еще могли  бы прокатиться, раз уж приперлись в Сан-Диего - и что он скажет мудакам, уверившим его, какое отличное предложение их ожидает в Долине Сан-Бернардо.
Раздавшие крики, а затем грохот выстрела, заставили Майка вздрогнуть и поднять глаза.  Представшая перед его взором картина была достойна черной комедии -  какая-то развалина в белом колпаке прыгала, размахивая двустволкой и вопя что-то о шпионах, в то время как Томазо Буччи, более известный в кругу друзей как Томми Букс, уже покрывался ярким румянцем. Как и все люди Ренато, он сначала бил, а потом начинал думать - и потому теперь отчаянно пытался вытащить из кармана куртки пистолет - Я тебе щас эту пукалку в очко затолкаю... Не желая, чтобы тут начиналась пальба в духе Дикого Запада, Майкл ускорил шаг - однако  его опередила гиперактивная риэлторша. Воинственно выпятив живот, она всплеснула руками. - Что вы делаете, как вы смеете угрожать нам насилием?  Я предупреждаю, мы подадим на вас в суд! В ответ на это, старик сатанински расхохотался.  В каком-то нелепом вязаном халате и потертых шлепанцах на босу ногу, он, тем не менее, держался с высокомерием хозяина мира. - Валяйте! Посмотрим, кто кого! Это не вас с вашими вульгарными покупателями на той неделе застукали на моей земле? Хайнц вас сфотографировал! Набрав воздуха во впалую грудь, сумасшедшее ископаемое вдруг заорало так, что из его рта брызнула слюна,  а у Ринальди заложило уши.
- Убирайтесь отсюда,  мерзкая еврейская putain! Задыхающаяся от возмущения толстуха сочла вихляющееся перед ее лицом ружье веским аргументом -  и поспешно затолкала свои  телеса в автомобиль. Теперь горящий негодованием взор мастодонта был обращен исключительно на оставшуюся троицу  - но тут консильери осенило.  Покровительственно приобняв вцепившуюся в его локоть Ливию за плечи, он заговорил, тихо и успокаивающе. - Мсье Гастон, неужто вы меня не узнали? 2010 год, восьмой столик, с Грегом Феррони... Потому что внезапно гангстер узнал этот орлиный нос,водянистые голубенькие глаза,  брюзгливые тонкие губы, пышные седые космы вокруг сверкающей лысины. С семидесятых по девяностые они частенько мелькали на обложках и страницах  глянцевых журналов. Того же самого "Pеoplе", первым, в 1989 году, назвавшим  его "Дали кулинарии",  "Times", окрестившим его "злым гением готовки", а также многочисленных специализированных изданий вроде "Гурмэ", регулярно вручавших ему гламурные премии и заносившие в разные престижные списки.  Гастон де Сэквиль, звездный шеф-повар во втором поколении и владелец ресторана высокой французской кухни "Place Magnifique"*, долгое время считавшегося лучшим заведением города, нахмурил густые брови, всматриваясь в лицо мафиози. Считалось, что он помнил почти каждого своего клиента, причем не только знаменитостей вроде Джорджа Клуни или Камерон Диаз, обедавших там - но вообще любого, с кем обменялся парой слов. Наконец, мафусаил улыбнулся и опустил  грозное оружие. - Как же, как же! Майк Ринальди! Салат с куриными пупками и яйцом пашот, утиное магрэ с грибным букетом, бутылка розового сансера...  Месье Гастон подошел поближе - и  советник Семьи Торелли ощутил, что от него исходит едва уловимый аромат каких-то специй, видимо въевшийся в кожу. - Да еще и племянник дона Винценцо! Прошу простить мне мою грубость - я думал, вас послал кто-то из моих племянников. Либо Ангерран, который хочет похитить мои рецепты, либо Жюль, который намеревается меня убить и завладеть "Пляс Манифик". Лицо старца передернулось от лютой ненависти, напоминавшие когти пальцы стиснули приклад. Однако через минуту он уже церемонно целовал запястье Ливии. -  Грубость к клиенту - первый раз за шестьдесят лет карьеры, какой позор!  Позвольте, в знак моего сожаления,  показать вам мое утлое жилище, а потом угостить ланчем? Вас и вашу очаровательную... эээ.... ? Майкл усмехнулся и покачал головой. - Ах мне и увы, нет.  Ливия Андреоли, моя знакомая, у нее гостиница в Сакраменто. Мы тут по делам бизнеса. Потом  вопросительно посмотрел на молодую женщину - мол, раз уж приехали, почему не воспользоваться приглашением этого чудака? Не всякий раз человек, всю жизнь кормивший разных шишек,  приглашает тебя перекусить за его счет. - Ну что ж, если ваc это не затруднит... -  в самой аристократической (с его точки зрения) манере ответил Ринальди - так, будто его собеседник только что не визжал и не прыгал перед ними с пугачом наперевес.  Велев Томми ждать у "линкольна", он двинулся вслед за ресторатором, который провел их через большие бронзовые ворота, все в завитушках.  Прямо около входа был припаркован четырехместный гольфкар, за рулем которого де Сэквиль ловко и устроился, предложив Майку и Лив сесть сзади. Едва машинка  завелась, Гастон немедленно начал болтать. - Ах, Винценцо Ринальди! Это был лучший мой клиент! До сих пор помню, как он приходил в восемьдесят шестом,  в черном смокинге, и  всегда садился около окна... При этих словах Майк ухмыльнулся и покосился на Ливию - если она в начале девяностых знакомилась с криминальной хроникой, то должна была запомнить его дядюшку лысым, в очках, в растянутом пуловере и старомодном кепарике. Однако, по правде говоря, держась в самом Сакраменто ниже травы, в духе старой Коза Ностра, выезжая за его пределы, Винс кутил порой так, как не снилось и самому Майку. Будучи одним из самых любимых и доверенных капо у Фьерделиси, наряду с Джо Нери и Марчелло, он зарабатывал  очень неплохо - но жил в куда более скромном  доме, чем его племянник, и порой целыми днями сидел на одних спагетти с риккотой или чесноком. Слишком много зелени спускал на разные развлечения. И одной из воронок, куда уходили его бабки, было, в том числе, заведение Гастона. -  Он всегда приезжал тогда с дамой.... Сюзанной. Кстати, чем-то похожа была на вас, мисс.  Настоящая красавица, женщина... с большими достоинствами, хи-хи-хи....  - продолжая предаваться воспоминанием,  старикашка обшарил формы Ливии сальным взглядом и аж причмокнул губами,  словно одобряя увиденное. Ринальди вспомнилось, что француз раньше слыл завзятым бабником, настоящим сексуальным маньяком. Был женат три раза, имел бесчисленных любовниц - и, по слухам, не пропускал ни одной  своей подчиненной. На него много раз подавали в суд за домогательства - но денег у этого типа была полным полно, и он с готовностью платил за свои маленькие слабости.  Рассказывали даже, что один из своих фирменных десертов, мусс из маракуйи, этот художник плиты готовил, одновременно трахаясь с какой-нибудь девушкой. Мол, как иначе стряпать блюдо, основанное на фрукте страсти, если этой самой страсти не предаешься? - Как вам мое поместье? Мы живем в Сан-Диего с 1859 года...С тех пор, как мой прадед приехал сюда из Нового Орлеана.... Гастон взмахнул пятерней, будто предлагая своим гостям полюбоваться окружающим  - и, на самом деле, было на что. Вверх по небольшому склону вели украшенные затейливой лилово-смарагдовой мозаикой дорожки, кругом на травяных холмиках своеобразного сада колыхались цветы - лилии, хризантемы, алые, чайные и черные розы. На холмики можно было подняться по выложенным белым мрамором лестницам, то и дело попадалась скульптора - в основном классическая, вроде свирепых кентавров или застенчиво прикрывающих причинные места обнаженных нимф. - Как я рад, что смог выжить тех жирных янки и ниггеров, которые приезжали отдыхать в отелишко рядом...Все провоняли своими гамбургерами... Но вот мы и на месте...  - неожиданно переключился на другую тему потомок плантаторов-рабовладельцев - и, в самом деле, показалcz просторный особняк, окруженный пальмами. Из-за одной из них выскочил здоровенный ротвейлер и, скаля клыки, помчался к Ливии, однако хозяин усадьбы небрежно цыкнул на зверя - и тот смиренно вернулся на свое место. - У меня их шесть здесь, не люблю незванных посетителей... Ну,  проходите, хе-хе-хе...

Вилла де Сэквиля

http://www.finehomesandliving.com/July-2013/Fallbrook-Mansion/Front-house.jpg

* "Великолепное место"

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-09-14 11:38:25)

+2

5

На глазах Ливии начинал разворачиваться какой-то абсурд, и появившийся в первую секунду страх довольно быстро притупился, как только она поняла, что перед ней просто-напросто выживший из ума старикашка и не более того. Стоило и правда взять и уехать вслед за умотавшей Трифузис, но к большому удивлению вдруг выяснилось, что Майк знаком с этим типом. Учитывая, что они находились в другом городе, и вероятность встретить здесь каких-то давних приятелей равнялась почти нулю, произошедшее выглядело воистину поразительным.
Знакомство с Гастоном Сэквилем - именно так представил его Майк - произошло до того, как Ливии стало известно о его многомиллионном состоянии, отчего руку она подала ему немного неохотно и украдкой вытерла остатки следов стариковских губ о свое платье. Когда же они въехали на территорию его роскошного поместья, стоимость которого было даже сложно представить, настрой итальянки заметно изменился. Она явно оживилась и вела себя уже гораздо более словоохотливо. Никогда нельзя быть уверенным в том, что тебе не пригодится помощь человека со связями и солидным счетом в банке.
- К сожалению, я уже миссис, - поправила деда за неспешной поездкой на гольф-каре, пока тот сравнивал ее с возлюбленной дяди Майка. - К счастью, вдова, - подарила ему довольную улыбку. То, как он нагло облизывался и причмокивал, глядя на нее, Ливию изрядно веселило. Все, что ему оставалось в его-то возрасте, это разве что изображать из себя героя-любовника, не более того. Так пускай же старикашка потешится фантазиями. А она в это время вдоволь насмеется. К тому же, глубоко ранить его старческое сердце она все равно не планировала.
- Дух захватывает, какая у вас здесь красота, - отвесила абсолютно искренний комплимент владениям Сэквиля, не уставая прикидывать, сколько все это может стоить. Состояние у этого маразматика явно было на зависть всем рестораторам мира. Или большую часть капитала он все же сколотил на кокаине и шлюхах? Учитывая тот факт, что он оказался знакомым одной криминальной персоны, сидящей сейчас с ней на заднем сидении гольф-кара плечом к плечу, сильно удивляться бы Ливии не пришлось. Вполне возможно, что и дядюшке Винценцо он тоже скармливал не только свои деликатесы. - Я так поняла, вы владеете рестораном... Семейный бизнес? - наследственный, вероятнее всего. Такие поместья, как это, отстраивались обычно годами, если не целыми поколениями.
Особняк, у которого остановил француз, поражал великолепием не меньше, чем все те ландшафтные изыски, которые они видели по дороге к нему. Ливию захватило ощущение, что она попала в какое-то голливудское кино - настолько здесь все было фантастически дорого и красиво, что не верилось, что кто-то и впрямь может так жить. От зачарованного немого восхищения в реальность ее вернул лай здоровенной псины, от которого пришлось вздрогнуть и, придерживаясь внушительной фигуры Ринальди, проследовать за хозяином дома. Стоило ли сомневаться, что внутри все будет не менее роскошно. При входе в глаза сразу бросалась широкая кованая лестница, устланная красным ковром, подводящим к огромному портрету старика Сэквиля, изображенного верхом на белой лошади. Тот самый принц, твою мать, которого так ждут многие девушки. Ливия усмехнулась собственным мыслям.
- Он тебя ни с кем не перепутал? - обратилась тихо к Ринальди, пока они осматривали просторную гостиную. Учитывая, что описание дяди Винценцо немного расходилось с тем, которое ей доводилось видеть на старых фотографиях и слышать от ребят их компании, вполне возможно, что Ринальди решил воспользоваться крепчавшим маразмом этого самого Гастона Сэквиля и тоже немного посмеяться, кто знает.
- Потрясающе, - сказала громче, возвращая шеф-повару завороженный интерьером взгляд. - Вы один здесь живете? - решила ненавязчиво поинтересоваться о том, женат ли мсье Сэквиль и сколько у него родственников. А что? У нее много незамужних приятельниц, которые шастают по светским мероприятиям с единственной целью подцепить кого-то навроде этого старикашки. Да и сколько ему осталось, в конце концов? Может, и самой за него взяться? Эта мысль, совершенно не воспринимаемая всерьез, тем не менее, отчего-то очень веселила и поднимала настроение. Интересно, за сколько дней после свадьбы она сумеет свести его в могилу?

Отредактировано Livia Andreoli (2015-09-16 03:02:06)

+2

6

- Вы вдова? Тем лучше вашим кавалерам, хе-хе-хе…  -  слова Ливии заставили старикана оживиться и  нахально подмигнуть Майку морщинистым отвисшим веком. Явно динозавр в белом колпаке не совсем купился на уверения Ринальди, что они с Андреоли здесь исключительно по делам бизнеса. Консильери же был занят тем, что осматривал усадьбу, прикидывая, сколько же в нее вбухали денег. Земли тут было не слишком много – однако стоимость всех этих гротов из разноцветных кораллов, редких растений, да и создавших странный сад на холмах ландшафтных работ, была впечатляющей. Следовало отметить, что если имение дед и унаследовал от предков, то в его реновацию здорово вложился сам. – И кто у нас был муж? Тоже, хе-хе-хе, деловой человек? Водянистый глаз Гастона сверкнул, когда он задал этот вопрос владелице "Парадиза"  - будто бы кулинар что-то некогда читал или слышал об истории с Марчелло. Хотя, может, и показалось – Бог знает как у них, восьмидесятипятилетних маразматиков, зрительные органы устроены. – Ну что вы, настоящая красота напротив меня. – с налетом галльской галантности заметил хозяин поместья, когда Андреоли восхитилась его владениями – однако потом она сделала большую ошибку, спросив в ресторанном ли Сэквиль занят бизнесе. Как и любая знаменитость вчерашнего дня, он явно с крайним трепетом относился к вопросу о том, помнят ли его или нет. Потому теперь как-то угрюмо насупился и ничего не ответил молодой женщине. – Мсье Гастон владеет "Ля Пляс Манифик",  лучшим заведением в городе.   – вмешался Ринальди, внеся собственную лепту в до того протекавшую без него беседу. На самом деле, в прошлом этим заработки эксцентричного шеф-повара далеко не ограничивались – при всем своем гастрономическом снобизме, он не брезговал делать инвестиции и в cетки кафе и магазинов деликатесов, запускал свои линии соусов и приправ, а также снимался в рекламе. Однако к сегодняшнему дню у француза оставалось лишь любимое детище – да и финансы начали, как шептались, напевать романсы. Слишком много зелени потратил кулинар на свои чудачества и судебные процессы, в особенности с пытающимися поместить его под опеку наследниками. – Болтают, что в нем ДФК* обедал в шестьдесят пятом, нет? Когда приезжал в Сан-Диего? Этой фразой Майки полностью сумел ликвидировать неудовольствие Сэквиля, его лицо просияло.– О да! Как сейчас помню, строгий секрет, весь ресторан забукирован. Зал забит агентами спецслужб в черных костюмах. Президент ел свою любимую похлебку из лобстеров, а потом котлетки в соусе из сливок и шампанского… В  такой вот болтовне о славных прошедших деньках и добрались до особняка. Когда Ринальди прошел в холл, то сразу же отметил два обстоятельства. Обстановка была богатой, в классическом стиле – кругом мореный дуб. бархатные портьеры, на потолке лепнина. И, вместе с тем, все замызгано донельзя. На устилавшем ведущие наверх ступеньки алом ковре были невооруженным взглядом видны неаппетитного вида пятна,  на потолке, прямо около барельефа со стреляющим из лука амурчиком, паутина. Когда же гангстер оперся о перила, то был вынужден отряхнуть руку от налипшей густой серой пыли – и сделал Ливии знак быть осторожнее. -  Один, один. Никого сюда не пускаю. Хайнц, мой водитель, живет на территории, иногда приводит людей позаботиться о саде… - не заметивший манипуляций мафиози Гастон начал подниматься вверх по лестнице, cлегка прихрамывая. Поманил за собой своей сухощавой клешней. – Пойдемте ко мне в кабинет. Слегка задержавшись и пропустив седовласого чудака вперед, Ринальди хмыкнул, услышав предположения Ливии о том, что его с кем-то перепутали. – Даже если так – нам может быть на руку, capisce? После чего ускорил шаг и вскоре уже вошел  в квадратную комнату без окон, весьма напоминавшую увеличенный чулан.  Если бы в чулане были несколько шкафчиков с поваренными книгами, множество курительных трубок, пара кожаных кресел и портрет представительного толстяка с эспаньолкой и лихими усами вразлет. - Мой великий papa, мсье Гастон де Сэквиль-старший.  -  отрекомендовал картину собственник "Place Magnifique",  суетливо собирая со стола какие-то исписанные каракулями бумажки – видимо, пресловутые рецепты – и пряча их в невесть как тут поместившийся ультрасовременный сейф. – Именно он основал ресторан… Семейное предприятие, как сказала миссис Андреоли, хе-хе-хе… На мгновение Гастон замер подобно статуе– и, когда продолжил говорить, то, казалось, что теперь он обращается не к гостям, а кому-то еще. Вечности? Пространству? - У меня есть старший брат, мадам Андреоли. Звать Тома. О, он умелый повар, знаете ли!  И любит наше дело больше всего на свете… Бледные губы шеф-повара исказила какая-то злая усмешка, он порылся в своих серебристых космах, затем начал набивать одну из трубок – длинную, старую, с обкусанным янтарным мундштуком. – А papa начал терять хватку, xе-xе-xе. Готовил все время одни и те же блюда. Начал почивать на лаврах. Тома считал, что он сможет лучше – и в один прекрасный день, когда отец стряпал свой фирменный луковый суп, братец подкрался к нему сзади и ударил по затылку дубинкой. А когда оглушил – то сунул его голову в кипящую в котле воду и держал, пока не задохнулся… В нос Майклу ударил тяжелый запах  какого-то весьма вонючего табака – но он не обратил на это внимания. Все оно было занято жутковатой историей. – Дело удалось замять, но Тома заперли в сумасшедшем доме – за ним и раньше были, хе-хе-хе, странности. Начальство очень довольно, он там им всем стряпает такое…. А я в двадцать пять лет стал главным… Однако соловья баснями не кормят, а вы наверняка голодны. Не хотите ли прокатиться в мой ресторан? Я никогда не готовлю  и не ем дома, это унижает таинство.

* Джон Фиджеральд Кеннеди  - тридцать пятый президент США. В 1965 году был с визитом в Сан-Диего, где, в том числе, побывал в государственном колледже и на военно-морской базе.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-09-16 12:33:54)

+2

7

Каким бы маразматиком ни выглядел Гастон Сэквиль, соображал он на самом деле весьма не дурно, чтобы вспомнить, кто такой дядя Ринальди и к каким людям он принадлежал. Неспроста, чувствовалось, он кинул и намек относительно покойного супруга Андреоли, дав опять же понять, что он не такой идиот, и прекрасно понимает, какие гости сейчас стоят перед ним. Комментировать догадки старика, впрочем, Ливия не стала, а вместо этого отдала все свое внимание его устрашающим фамильным историям.
- Какой ужас, - искренне подивилась она, обменявшись с Ринальди неоднозначными взглядами. Семьи, в которых вместо гармонии и взаимопонимания царила вражда и стремление урвать от наследства кусок пожирнее, ее всегда возмущали. А вот Сэквиль, кажется, с этим давно смирился и преподносил рассказ о едва не случившемся отцеубийстве как само собой разумеющееся.
- Лично я с большим удовольствием погляжу на лучший ресторан города, - охотно ответила на приглашение пообедать в "Ля Пляс Манифик" и перевела вопросительный взгляд на Майка. Насколько она знала их новоиспеченного консильери, тот был большим любителем дорогих мест и знатной еды, и отказываться бы стал вряд ли.
Им пришлось немного подождать господина Сэквиля, пока тот переоденется, прежде чем двинуться в путь на черном мерседесе хозяина. Найти же, чем убить время в кабинете, получилось легко - столько антикварных вещиц в одном жилом доме Ливия, пожалуй, еще ни у кого не видела.
Дорога заняла не больше получаса. Ресторан с французским именем располагался на набережной Сан-Диего, и когда они приехали, их уже ждал лучший столик с видом на океан.
- Боже, здесь действительно великолепно, - блестящим взором оглядела интерьер, присаживаясь в любезно отодвинутое для нее самим же Сэквилем кресло. Ресторан полностью соответствовал своему названию и являл собой воистину великолепное место.
- Это вы еще не познакомились с моей кухней, - самоуверенно заявил старик, похоже не собиравшийся присаживаться за столик. - Между прочим, если все пойдет хорошо, скоро моему ресторану дадут мишленовскую звезду! - важно поднял указательный палец.
- Вы не будете с нами обедать? - с удивлением взглянула на него Лив, но тот галантным жестом прервал любые ее дальнейшие расспросы.
- Вы - мои дорогие гости, - он с уважением и почтением посмотрел на Ринальди и приложил ладонь к груди. -  А я, как любезный хозяин просто обязан познакомить вас с истинным искусством французской кулинарии. Сегодня я буду готовить для вас лично.
Андреоли с легким смехом подняла обе руки, демонстрируя, что сдается.
- Не смею перечить мастеру и почту за честь такое внимание к нашим персонам, - подыграла ему в той же высокосветской манере. После того же, как Гастон Сэквиль откланялся, оставив их наедине с официантом для заказа аперитива, Ливия совершенно расслабилась, довольно откинулась на удобную спинку кресла и, сняв очки, перевела взгляд на океанские волны, предоставив возможность Майклу определяться с выпивкой. Запах океана, теплый бриз, чудесная атмосфера с ненавязчивой саксофонной музыкой и ожидание предстоящего отменного обеда сумели кое-как разогнать все те разочарования от несостоявшейся сделки с гостиницей, что случились утром.
- Чувствую себя Первой Леди, - с ухмылкой посмотрела на Ринальди, когда официант оставил их одних. - Сюда правда захаживал сам Кеннеди? - понизила голос едва ли не до шепота. Кто знает, может, Майк просто решил поймать старика на лести, а тот подхватил? Но в любом случае, ощущения, что с тобой обращаются как с важной персоной, невероятно поднимали и без того немалую самооценку Андреоли. - Что будем делать с гостиницей? - вернулась к делам. - Я ожидала лучшего предложения... Там все в таком убитом состоянии, что мы угробим не меньше года на все ремонтные работы. Да и сумму Трифузис загнула. Будем смотреть еще какие-то варианты или уедем ни с чем? - это было бы обидно. Все-таки они побросали свои дела в Сакраменто не просто, чтобы развеяться и полакомиться французскими деликатесами, но и сделать шаг к новому проекту. Фантазия у Ливии была не скуднее, чем у Ринальди, и она уже успела настроить в своей голове достаточно планов по открытию в Сан-Диего очередного прибыльного места. А разочарования всегда били в самое сердце.
Вино принесли быстрее, чем можно было себе представить, и вскоре бордовая жидкость с легкой руки официанта уже наполняла их бокалы.
- Ну... За твоего дядю Винценцо? - предложила тост, довольно улыбнувшись. Если бы не его знакомство с Сэквилем, то вряд ли им удалось бы почувствовать себя столь значимыми персонами и распивать вино с такой внушительной выдержкой.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-10-18 14:55:06)

+2

8

- Мы с радостью посетим ваш прекрасный ресторан. Спасибо за приглашение. – немного подумав, Майкл утвердительно кивнул. После жутковатого рассказа старичка он окончательно утвердился в мысли, что в голове у этих супер-поваров творится реально черт знает что. Однако готовили они знатно – и, раз уж они с Ливией зря совершили эту поездку в Сан-Диего, почему не пообедать в столь прославленном заведении?  И вскоре, какое-то время подождав старика, натянувшего на себя жилетку с галстуком-бабочкой и начищенные до блеска ботинки, они уже понеслись в старом,  но мощном «Мерседес S500» по городским улицам.  В богато отделанном кожей и ценным деревом салоне приятно поддувал кондиционер, за рулем машины сидел импозантный водитель-немец с усами-подковой,  а  Сэквиль всю дорогу трещал о каких-то соусах и о культуре бургеров и буррито, губящих многострадальную Америку. Наконец лимузин остановился около невысокого здания с несколькими террасами и открытыми верандами. На бронзовой доске, висевшей над вертящимися стеклянными дверями, гордо красовалось название "Place Magnifique". Старомодный швейцар в красной, со золотыми шнурками, ливрее с поклоном пропустил своего хозяина и его гостей  в зал – и  месье Гастон,  вместе с метрдотелем, подвел Ливию и Майкла к столу около окна, с видом на океан. А затем умчался на кухню.
-  Мишленовская звезда, надо же… Конкурентов-то ему хватает, из новых и модных. – с неким скепсисом заметил Ринальди, оглядываясь по сторонам. Однако следовало отметить, что смотрелся "Пляс Манифик" весьма внушительно - пусть и на классический вкус. Белоснежные скатерти,  на которые были водружены старинные подсвечники ручной работы и меню из бычьей кожи, с названиями блюд, написанными каллиграфическим почерком.  На стенах французские гравюры, изображающие похождения короля Людовика Четырнадцатого и его придворных – на охоте, балах и войне. Было несколько отдельных кабинетов, где за бархатными ширмами сидели люди, не желающие, чтобы их обеденные досуги были достоянием общественности. -  Лив, как относишься к бургиньону? Если нравится, то… Принесите нам по бокалу "Жевре-Шамбертен"… Официант с готовностью принял заказ гангстера – и удалился, двигаясь по залу чинно  и в то же время всюду успевая. Остановился около компании снобов в брэндовых очках и с кейсами ценой в авианосец – а потом, с какими-то чуть ли не священным ужасом на лице, скрылся за завесью, прикрывавшей вход в сокровенные  кабинеты.  – Ну, красивая женщина и должна чувствовать себя королевой, разве не так? -  Ринальди  расстелил льняную салфетку на своих коленях и откинулся на стуле, наслаждаясь солоноватым морским ветром.  Улыбнулся, глядя на Андреоли. – Как по мне, так ты бы в Белом Доме смотрелась куда лучше этой самой Мишель.  Потом подумал, что комплимент мог выглядеть как предложение Ливии выйти замуж за Обаму. Самая эта идея показалось  советнику оскорбительной – и потому он  внес поправку. – Ну, если бы там нормальный парень сидел. Кстати, в разговоре всплыл президент, которого таковым именно  и считали. Защитник народа, мученик долга, всякая такая херня. Хотя Майкл был категорически не согласен с подобным мнением. – Слухи, что ДФК здесь был, ходят. Не удивлюсь – он вообще слыл мастером хорошо пожить, думаю, и "Парадиз"  бы навестил, cуществуй он в то время.  Ведь бесконечные любовные связи Кеннеди, а также его склонность к кутежам, не были сплетнями или даже догадками. Считались абсолютным фактом, признаваемым даже поклонником рыцаря десегрегации и демократии -Ты, кстати, знаешь, что если бы не наша помощь, он бы в жизнь не  выиграл  выборы? Под "нашей помощью" Ринальди подразумевал, конечно, помощь Коза Ностра.  В кругу своих эту историю обсуждали частенько, пусть и преподносили в разных вариациях. Однако Ливия ведь попала в организацию более или менее случайно, не воспитываясь с молодости в ее духе. И потому Майки-бой решил поделиться.
-  В 1960 году папаша Джона, Джозеф Кеннеди, решил поспособствовать победе своего сынка в праймериз в Западной Виргинии.  Там тому пришлось тяжеловато – его противник (звали Хамфриз или как-то так) был протестантом, как и большинство населения. А наш будущий коронованный плейбой – католик, понимаешь? В жизнь бы они так не выбрали человека другой веры. По нынешним временам Майк бы не удивился,  если бы выбрали атеиста, мормона или вообще какого-нибудь поклонника культа Большого Зеленого Змея. Но тогда свои предпочитали держаться рядом со своими – и не слишком-то легко принимали чужаков. -  Ну и вот, родитель ДФК,  Джо, подослал к Сэму Джинкане*, боссу Чикаго – кого бы ты думала? Фрэнка Синатру, который дружил с обоими. Попросил посодействовать своему отпрыску – и тот посодействовал.  В ход были пущены профсоюзы, в избирательную компанию Джека хлынуло море бабла – в том числе с казино в Вегасе. Где-то купили, где-то надавили – но в кандидаты его провели. И рассчитывали, что эти проклятые ирландцы расплатятся  - сделают так, чтобы правительство перестало наступать на нас. Лаки Лучиано уже заверяли,  что он сможет вернуться в штаты. И что получилось?  Тут в голосе Майкла зазвучало искреннее негодование  - даже если это и было бы легендой, в нее хотелось бы верить. – Джон назначает генеральным прокурором своего придурковатого братца, Бобби. И тот объявляет о крестовом походе против мафии.  Можно ли быть такими подонками? Несколько разгорячившись,  мобстер даже слегка хлопнул ладонью по столешнице – а затем с наносной обескураженностью подал плечами. – Вся беда "наших друзей"  была в том, что они спутали гангстеров с политиками -  первые знают цену мужскому слову, другие торгуют своим словом как проститутки. Вот и думай… В этот момент халдей принес бутылку – и разлил по бокалам ароматное, чуть отдающее корицей, бургундское вино. – Думаю, мы можем посмотреть еще пару объектов, но этот нам точно не подходит. Большие вложения, сомнительная отдача.  Прокомментировав замечания хозяйки борделя-гостиницы насчет их потенциального бизнеса, приподнял стакан. – За дядю Винценцо, да будет земля ему пухом! Попробовал напиток,  оценил комбинацию фруктовых ноток с горчинкой и кислинкой. – Сколько же он в нем тратил на свою Сюзанну! Опустошал кошелек, чтобы угостить ее местными изысками.  В глазах  Майка блеснули веселые огоньки. -  Может,  баловать девушек– это у Ринальди наследственное?

* Cэм Джинкана - босс Синдиката, мафиозной Семьи Чикаго, с 1957 по 1966 год.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-10-20 15:46:37)

+2

9

- Как Марсельеза к США, - так и она относится к бургиньону. Отшутилась, посмеявшись над собственным незнанием загадочного слова, произнесенного Майком, и решила уже без стеснения уточнить. - Что это, бургиньон? - очевидно, что это какое-то произведение французской кухни, но прежде итальянке пробовать его не доводилось. А может, она просто не запомнила его названия, кто знает. Майк, тем временем, как всегда старался проявить чудеса хороших манер и продолжал сыпать комплиментами в ее адрес. Даже выделил ей место в Белом Доме, поспешив мысленно выкинуть оттуда и Обаму.
- Нормальный парень - это какой? Кто-то вроде тебя? - усмехнулась безграничным фантазиям Ринальди и перевела на него свой взгляд с легким прищуром. Нравились ей такие провокационные завуалированные вопросы. Ведь речь шла сейчас не столько о кресле Президента, сколько о месте рядом с ней. Впрочем, ответ был ей и так известен. Вряд ли Майк недооценивал свои шансы, скорее уж наоборот.
Не удивительно, что из шуток про Президентов тема быстро съехала в политическое русло и, похоже, завела итальянца не на шутку. Ливия же, как и большинство женщин, политику недолюбливала и особенно бурных диспутов на эту тему обычно не развивала. Кеннеди же вообще был персоной в истории их страны весьма спорной, и слухов о нем ходило не меньше, чем о какой-нибудь голливудской звезде. В каких только скандалах не искупалось его имя. Так что, даже не интересуясь политикой, не слышать о них было просто невозможно.
- Мой отец считает, что за это его как раз и убрали, - немного безразлично кивнула, когда Майк закончил свой рассказ. За слово, которое не держат, в "их мире" (а Ливия, как ни крути, уже успела стать его частью и познакомиться с его законами) зачастую платили свинцом в голову. Версия, что Кеннеди убили по приказу мафии, была одной из самых распространенных в стране. Не зря же в его избирательной компании активно светился Синатра, известный ставленник итальянских мафиози. Отец Ливии, считавший, что ничем хорошим связи с организованной преступностью не заканчиваются в принципе, за это Кеннеди частенько и порицал, будучи убежденным в том, что тот сам нарвался, выбрав такой бесчестный путь восхождения к власти. Возражения дочери или кого-либо из друзей относительно того, что на честности в политике далеко не уедешь, упертым в этом плане родителем категорически опровергались и часто вообще не принимались, отчего споры нередко заходили в тупик, и разряжать обстановку приходилось уже его супруге.
Официант наконец принес им вино, и после тоста тема как-то сама собой переключилась на старшего родственника Ринальди. Удивительно, но о семье Майка Ливия практически ничего не знала. Специально или нет, но при ней он вообще никогда не обсуждал кого-то из родственников, даже сестру свою не упоминал. Да и племянника если и касался в разговоре, то только в их "деловом" контексте. От всего этого, возможно, Майкл и производил впечатление закрытого, если даже не сказать, холодного человека. Но все загадочные двери, как правило, так и напрашиваются, чтобы их кто-нибудь отворил.
- Ты был очень близок с дядей? - отпив вина, решила подхватить затронутую тему и заодно ненавязчиво попытаться узнать о Ринальди чуть больше. Странно, что о его дяде Винценцо она слышала больше, чем о его отце или матери, например.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-10-24 15:06:01)

+1

10

- Бургундское вино. - пояснил Ринальди не понявшей использованного им термина Ливии. Когда официант, разлив порции душистого напитка, поставил бутылку на стол, консильери на секунду взял ее в руки, чтобы изучить. И обнаружил, что они с Андреоли обрели больше, чем заказывали -  бургиньон, судя по этикетке, был старым. Видимо принесли из какого-нибудь погреба, где он хранился весь в пыли и паутине, пока старик-ресторатор не решил им попотчевать почему-то приглянувшихся гостей. Создавалось впечатление, что все не просто так и он чего-то хочет от мужчины с женщиной  - иначе откуда такое радушие, разве можно  списать его просто на полоумие?  Впрочем, лучше не забегать вперед - все выяснится в свое время. - Ну, а разве ты назовишь меня ненормальным парнем? - хохотнув, Майкл ответил на провокационный вопрос Ливии - в свою очередь провокационным вопросом. Эта игра его забавляла. Потом  приподнял вверх обе руки, словно протестуя. - Да ладно, сам знаю, что я не нормален... я исключителен! Рассмеялся собственной шутке, показав белые зубы. Потом усмехнулся неожиданной мыслью. - Вообще если нас увидят  в пафосном французском ресторане - точно подумают, что свидание. А если еще и узнают, что мы сюда в гостиницу ездили... Затем отсалютовал Андреоли бокалом с вином. - Твое здоровье! Неторопливо отпил, затем некоторое время помолчал, выслушав замечание хозяйки "Парадиза" насчет убийства Кеннеди. - Есть разные версии.  Некоторые считают, что его вообще ЦРУ замочило. На самом деле, из кругов, неким боком связанных с флоридской мафией, шли слухи о причастности Коза Ностра  к этому делу, но оставались они, по сути, не более, чем сплетнями. В мире иногда все бывает куда проще, чем хотелось бы любящим жареные подробности журналистам - и нагадившему в в суп гангстерам президенту вполне мог, по чисто случайности, попасться на пути  помешанный на социальной справедливости и собственной значимости фанатик-коммунист вроде Ли Харви Освальда. Никаких хитрых заговоров или грандиозных планов - просто очередная гримаса судьбы, в одну минуту возвышающая тебя до небес, а затем швыряющая обратно на землю. - Дядя Винс? Он был самым мне близким из родственников... Кроме дедушки Сила,конечно. С тем местом, которое занимал в сердце Майка его дед, визиты в дом которого во время не слишком веселого детства будущего советника были настоящей отдушиной, мало кто мог бы сравниться. Даже во многом заменивший отца Винценцо, который все же использовал племянника в своих целях. Однако это не означало, что Ринальди не испытывал к нему глубокой благодарности и привязанности - как к родственнику и как к  капо. И сейчас мог отчетливо припомнить, чем был обязан покойнику. -  Когда мне пришлось уйти из университета, он помог мне встать на ноги, найти свое место в жизни. А в молодости это самое важное - направить на верный путь. Дать удочку, а не рыбу, понимаешь? Следовало помнить и то, что Винценцо тогда заплатил взятку, чтобы выкупить попавшего в неприятную историю Майкла у полиции. Повел себе по-порядочному - и юный итальянец ответил ему тем, что всячески старался быть полезным, подмогой во всем. Тем временем, подошедший официант выставил перед Ринальди с Андреоли нечто столь же аппетитное пахнущее, как и выглядящее. -Салат из копченой утиной грудки с муссом авокадо и персиковым соусом. - пояснил он,  отходя к следующему столу. Взяв в руки нож и  вилку, Майкл, однако, не стал сходу приниматься за еду - спешка хороша только при рубке дров. -  Ты упомянула своего отца... Часто с ним общаешься? И вообще с родичами?  Раз уж они затронули тему семьи, Ринальди тоже решил поинтересоваться кое-какими деталями -  о тех же родителях Лив он слышал очень мало.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-11-04 16:11:53)

+1

11

- Самомнения тебе не занимать, - качнула головой, в очередной раз подивившись тому, как же Ринальди себя обожает. Затем лениво поболтала вином в своем бокале, не без улыбки слушая догадки Майка насчет того, какие слухи могут о них распуститься, если в Сан-Диего их кто-нибудь увидит. - В любом случае, у нас есть Сэквиль. А он и через десять лет, уверена, не упустит возможности поболтать о том, как племянник того самого Винценцо Ринальди баловал здесь деликатесами свою спутницу. - Их и так уже видели вместе (тот же приставленный к ним водитель Томми), да и об этой поездке все равно кто-нибудь да узнает. К тому же, Ливия была уверена, что и без ресторана с гостиницей, желающие сделать неправильные выводы найдутся.
- И какое оно, это твое место в жизни? - задумчиво выслушала откровения Майка насчет тех, кто помог ему выбрать путь, по которому он сейчас и продолжал успешно идти. К таким оптимистичным выводам Ринальди Ливия в душе отнеслась весьма скептически. Она никогда не считала, что заниматься рэкетом и прочим насилием - это то самое, к чему стоит стремиться. А упоминание университета удивило. - Я не знала, что ты учился, - отпив немного вина, отставила бокал в сторону и с неподдельным интересом взглянула на мужчину. - А на кого? - дипломами махать в их среде было как-то не принято. То ли дело прихвастнуть очередным покалеченным тобой бедолагой. - Образование - это тоже неплохая удочка, - ненавязчиво возразила Майку, слегка пожав плечами и задумчиво опустив глаза. Если бы не судимость, Ливия наверняка могла бы еще воспользоваться своим пылящимся на дальней полке дипломом и, кто знает, быть может, зарабатывать с его помощью вполне хорошие деньги. Заметным преимуществом стало бы то, что ей не пришлось бы постоянно врать. Порой невозможность никому открыться ужасно доставала.
- Ммм, как аппетитно, - горящим взором оглядела принесенное им блюдо и, в отличие от Майкла, не сумела сдержать порыва поскорее эту вкусноту попробовать. Отрезав кусочек от нежной утиной грудки, отправила ее в рот и с наслаждением прикрыла глаза. - Попробуй. Просто обалденно, - либо она была слишком голодной, либо Сэквиль и правда гений кулинарии. Но Майк предпочел вернуться к обсуждению личных тем, и Ливия не стала уходить от ответа. В конце концов, в ее отношениях с родителями тайн или каких-то травм искать не стоило. Семья у нее всегда была любящая и понимающая. Даже после того, что стряслось с ее репутацией вследствие отнюдь не тихого дела об убийстве Марчелло, от нее никто не отвернулся и дверь перед носом не закрыл. Хоть и, бесспорно, от стыда перед друзьями сгорали. А безумно переживавший за нее отец даже загремел в больницу с инфарктом. Шли годы, но до сих пор за серьезно пошатнувшееся здоровье обоих родителей Ливия чувствовала свою большую вину. - Да у меня из родни здесь только мама с папой. Общаемся часто, конечно, - немного замялась, - насколько это возможно. - Виделись они, быть может, реже, чем хотелось бы, но созванивались точно на неделе не раз. К сожалению, с каждым годом разговоры все чаще сводились к здоровью старшего поколения, а также к внукам, которых они с нетерпением ждали от единственной дочери. Последнюю тему обычно приходилось не без раздражения сворачивать. - А твои родители живы? Общаешься с ними? - в ответ поинтересовалась подобным и у Майка, не видя в этом ничего предосудительного.

+1

12

- Да и ты  у нас не отличаешься излишней скромностью. -  улыбнувшись, Майкл подлил молодой женщине еще вина. В этом чертовом мире без уверенности в себе было никак.  Если ты не ценишь сам себя, то тебя не оценят и другие, при всех имеющихся положительных качествах. Люди ведь склонны обливать других грязью или же искать слабости и минусы, вместо того, чтобы поддерживать, ободрять, помогать. Настоящие друзья, подобные Фрэнку, на которых можно смело рассчитывать в любой ситуации - попадаются далеко не часто, ими надо дорожить. А уж среди особ слабого пола блещущие преданностью уникумы вообще стали стали редкостью, подобной золоту. Задумавшись, консильери чуть не пропустил следующий вопрос девушки - заставивший его слегка прищуриться, с налетом полуфальшивого удивления. - Мне кажется, какое место я занимаю в этой жизни - вполне очевидно. Знала этого Ливия или не знала - но "Жизнью" с большой буквы итальянские мобстеры именовали свой путь,  отличный от выбора законопослушных граждан. В "Жизнь" входили и преступления, и традиции, и организация, и лежащая за ней философия. Собственно говоря, в этом и заключался ответ, который Андреоли должна была знать сама. Встав на мафиозную тропу, Ринальди дошел до самых вершин, заслужив статус, уважение, деньги.  Реализовался полностью, скажем там -  и ему было чем гордиться. Или, может, владелица "Парадиза" пыталась в нем породить сомнения и неуверенность в правильности сделанных когда-то решений? Это было бессмысленно. Как потому, что принимал их мужчина, для которого с детства "быть гангстером значило больше, чем быть президентом Соединенных Штатов"*, так и потому, что прошлого не изменить. Делай что должен - и будь что будь. -  Ага, учился на юриста в Университете Пасифик. Изучал американское право, в которое никогда особо не верил... Вспомнил в эти минуты себя, спешащего на занятия с кейсом в руках, записывающего лекции под монотонный бубнеж профессоров. И помыслами находящегося очень далеко - на улицах и в барах, где  творилось настоящее, описанных в любимых фильмах и рассказах не менее любимого дедушки Сильвио. - Потом меня исключили, так как я защитил свою мать от оскорблений - ну и пришлось вертеться. Сильно избил охранника на парковке, в споре со студентом бранно выразившегося о миссис Ринальди. Странно, теперь мафиозо даже его лица не мог вспомнить,  а вот татуировку с сисястой русалкой на шее - помнил весьма отчетливо. Пригубил бургундское, возвращаясь мыслями в давно минувшие дни. -  Знаешь, если я тогда бы окончил, то наверняка стал бы адвокатом. И мне бы пришлось бы врать куда больше, чем теперь. А честность хотя бы с самим собой дорогого стоит, не находишь? Опять-таки советнику не было ясно, поняла ли до конца Андреоли, что он имел ввиду. У нее просто не было нужного бэкграунда. А вот у него был  - и этот бэкграунд шел бы за ним, довлел над ним до самой смерти. Заделайся он атторнеем, то весь свой век защищал бы в судах близких и знакомых - таких как дядя Винс, Альтиери, Мэнни, Росси. Заносил бы взятки, искал бы пробелы в нормативно-правовых актах, предоставлял бы свой кабинет для мутных переговоров - и лгал бы всем, что является блюстителем законности.  Потому что иного бы выбора не было.  - А тебе нравилось в колледже? Я вот историю любил, всякое такое. В этот момент официант принес салат - и Майки-бой с готовностью насадил на вилку немного всякой растительности, вместе с кусочком грудки. Вообще-то он всегда предпочитал  разной там зелени добрый стейк - но кушанье было приготовлено превосходно, надо было отметить. - Да, очень вкусно. Проглотив еще кусок, хитровато глянул на владелицу борделя-гостиницы. - А хочешь тайну? Винценцо просто ненавидел французскую кухню. Жаловался мне, что после местных деликатесов чувствует себя неважно. Но ходил сюда ради Сьюзи. У старика вообще вкусы в плане пищи были простые -  пицца, паста с морепродуктами, всякие бискотти  и канолли. Только вина с коньяками он предпочитал изысканные. - Мои родители давно умерли. Отец в  девяносто шестом,  поскользнулся неудачно. А мать на шесть лет позже, сердце. Выражение лица Ринальди, только что довольно веселое, изменилось. Став холодно-безразличным - каким было всегда, когда он уходил в себя.  По Джакомо Майки никогда не горевал - он был плохим мужем, плохим отцом и вообще весьма неважным типом. Но вот потеря  работящей, безответной, доброй матери некогда стала тяжелым ударом. С тех пор Майк каждый год  стабильно ездил на католическое кладбище Святой Марии. Cидел на скамейке около пышного, каррарского мрамора, надгробия, глядел на крест, ангелов со сложенными крыльями, Расставлял привезенные корзинки со свежими цветами. Вернувшись, иногда жестоко напивался -  а потом перестал. - Кстати, спасибо, что заняла Берн на турнире. А то там такое закрутилось... Сменив тему,  Майкл  одновременно сменил и тарелку -  служитель как раз принес основное блюдо, каре барашка с пармезановым пюре и грибами. Аромат от мяса исходил волшебный - и само оно было таким мягким, что можно было вилкой отламывать. Как Гастон такое проделал с ним, было неясно. 
Кстати,  шеф-повар оказался легким на помине - как только Ринальди с Андреоли закончили с едой, седовласый мэтр очутился около их столика.- Надеюсь, вам все понравилось? А теперь прошу в мой кабинет - выпьем кафе с десертом! Отказываться от такого Майкл не собирался - и окончательно утвердился в мнении, что эта развалина собирается о чем-то с ними перетереть. Взглянув на Ливию, встал и двинулся за Сэквилем. Выйдя из зала, они чуть-чуть попетляли по коридорам - и потом прошли через массивную дверь. Внутри оказались настоящие апартаменты  - с прихожей и несколькими комнатами. Стало ясно, что в ресторане Гастон проводит куда больше времени, чем в своем грязном и неухоженном особняке - можно сказать, живет здесь.  Фойе поначалу показалось Ринальди вполне нормальным с виду -  однако затем он обратил внимание на странную деталь. На стене висел портрет отца Сэквиля - все тот же усатый здоровяк. Под ним же стояла небольшая квадратная тумбочка, на которую был водружен  золотой кубок, судя по всему, весьма дорогой и старинный.  Решив рассмотреть вещицу, Майк приблизился к ней - и затем поморщился от малоприятного зрелища.  Внутри сосуда  были вперемешку свалены какие-то ломти отбивных,  нарезанные овощи, а также шоколад и пирожные. Все это плавало в озерце шампанского. - Это символическая жертва основателю "Ля Пляс Манифик", которую я приношу каждый день! Чтобы его добрый дух всегда витал над моей плитой! - бодро пояснил Гастон - и поманил гостей за собой. - Однако прошу садиться! Вскоре вся троица уже отдыхала в удобных креслах около горящего камина, пила великолепную арабику и заедала вишневым тортом. Говорил же в основном кулинарный мастодонт - но зато много и весьма оживленно. - Как вы понимаете,  мне немного осталось. Я испробовал на этой земле все,  все мои прихоти всегда исполнялись. И у меня осталась последняя мечта - чтобы мое заведение получило Мишленовскую звезду. И чтобы не перешло к недостойным.  Нервно хрустнул длинными пальцами, вытер с бледных губ налипший крем. Немного его осталось на воротнике - но Гастон не обратил на это внимания. - Мои двое племянников сильно мне докучают - но это не главное, я бы сумел держать их в узде. Главное - то, что мне стал известен некий секрет. У меня много связей, хе-хе-хе... Через пару дней в город приезжает инспектор Мишлен, Реми Мартье. Но ему разрешили дать всего одну звезду. А в Сан-Диего столько этих вульгарных плебейских закусочных, умеющих пускать пыль в глаза и дуть в уши.... Тут, минуту назад довольно спокойный, Сэквиль с проклятием швырнул чашку в сторону. Та ударилась об стену - и чудесный мейсенский фарфор разлетелся на тысячу кусочков. Дряблый подбородок дрогнул от гнева - однако взор оставался цинично-лукавым. Теперь он был направлен на Майкла. - Ваш дядя некогда здорово помогал мне порой - к примеру, когда меня пытались шантажировать феминистки.... И если бы теперь некие добрые люди также посодействовали мне в достижении моей заветной цели - то могли бы ожидать крупного вознаграждения... В первые секунды Ринальди впал в некий ступор - больно уж оригинальным было предложение. С родственниками еще понятно, защищать предприятия от претензий разных там личностей им было не в первой - но как они, черт возьми, могут повлиять на оценки международного справочника?  Они же не долбаные критики или какие-нибудь звезды готовки.  Однако сказал он не это - а несколько другое, решив пощупать, насколько щедрым может быть лягушатник. - Мистер Сэквиль, возможно, вы не совсем понимаете. Мы с мисс Андреоли ведем крупный бизнес. У меня в Сакраменто ночной клуб и строительная фирма, у нее отель.  Мы привыкли к большим доходам, охраной и всякими разовыми поручениями, как правило, не занимаемся. Рот Сэквиля растянулся в сатанинской и понимающей усмешке, он залился кашляющим и каркающим смехом, звучащим весьма зловеще. -  Я еще не настолько выжил из ума,  чтобы предлагать серьезным людям гроши.  Если вы возьмете на себя моих любимых племянников и сделаете так, чтобы лучшим рестораном  города Мишлен назвал мой - то... Вы получите двадцать пять процентов  "La Place Magnifique". Как вам такой бартер?

* Цитата из фильма "Славные Парни*

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-10-31 14:31:13)

+1

13

В силу ли действительно отсутствия скромности и наличия завышенной самооценки или просто ввиду того, что Ринальди она знала не первый год, Ливия не относилась к нему как к святому божку, кому надо кланяться в ноги и целовать его золотые перстни. Несмотря на то, какой статус теперь он занимал, для нее он оставался таким же приятелем и бизнес-партнером, каким был и до своего стремительного повышения - да, меньше, чем за год, Майкл стал сначала капитаном, а потом и советником их босса. И, безусловно, те парни, что сейчас бегали шестерками на улицах, выполняя мелкие поручения, посчитали бы компанию консильери за величайшее событие в жизни, но Ливия относилась к этому проще, не имея привычки возводить кого-то в кумиры, лебезить и прогибаться лишь из-за их статуса. А то, что она со всеми из администрации держалась на одной ноге, еще не значило, что она пренебрегала их опытом и, как думал тот же андербосс, не уважала. Андреоли просто и себя оценивала достаточно высоко, только амбиций двигаться наверх в криминальной структуре не имела, вот и все. Поставь она перед собой такую цель, то обязательно бы добилась ее во что бы то ни стало. Воспользоваться расположением дона с ее внешними данными было бы на раз плюнуть. А женщин-консильери, получивших статус через постель, их Семья знавала, как известно, не раз. Так что, в какой-то степени, Майк должен сказать ей спасибо за отсутствие амбиций в этой области и ярое нежелание продаваться в принципе.
- На юриста? Надо же, - удивилась еще больше, хоть внешне и отреагировала в привычной манере прохладно. - Говорят, юристы учат законы, чтобы потом успешно их обходить, - промокнув губы салфеткой, улыбнулась. А если исключить юмор, то право общепризнанно считалось отнюдь не легким направлением. Поступить туда, ровно как и продержаться до выпуска, было не так уж просто. Зато позже все тяготы учебы с лихвой окупались большим престижем и высокой зарплатой. Майк и сейчас, конечно, поднимал приличные суммы, но сколько человек ему пришлось придушить, чтобы достичь определенного авторитета в их кругах? Так что, неизвестно, что легче - врать и выкручиваться, будучи на стороне закона, или же без суда и следствия валить всех неугодных, оставляя на своей душе несмываемый грех.
- Честность в наше время вообще на вес золота, - согласилась с последним утверждением Ринальди. Не только с самим собой, но и со своими бизнес-партнерами в первую очередь, ведь без доверия сложно общаться и, как ни крути, все равно невозможно работать.
- Я легко училась, - пожала плечами, не зная точно, нравилось ей это или нет. Разве вообще есть такие, кому корпение над книжками доставляет удовольствие? Если и да, то Ливия была не из их числа. Однако в университет она ходила все же за знаниями, а не развлечений ради. К тому времени она была уже замужем, и супруг на каждую новость о том, что его жену пригласили на очередную студенческую вечеринку, реагировал весьма настороженно, пока вовсе не стал запрещать подобные вылазки. Поэтому всяческие увеселения этого периода прошли мимо нее. Аккурат после занятий она всегда возвращалась домой. Но посвящать Ринальди в эту страницу своей жизни Ливия не горела желанием, как и предаваться задушевным воспоминаниям о прошлом, а потому больше ничего не добавила. К тому же, куда интереснее ей было выведать что-нибудь у настроенного сегодня на более-менее откровенные беседы консильери.
- Оу, прости, - что напомнила о смерти родителей. - Так рано ушли... Представляю, как скучаешь по ним, - развивать грустную тему, впрочем, не хотелось, а потому вместе со сменой блюд, что были им предложены официантом, свернула в другое направление и сама беседа. Услышав про Берн, которую Майк ни за что по сути обидел в клубе, Ливия опустила глаза в тарелку и в несколько напряженном молчании принялась резать мясо.
- Ты был с ней резок, - произнесла наконец, так и не поднимая взгляда на своего спутника. Если бы Ливии там не было, Бернадетт вообще после всего произошедшего оказалась бы в наидурацком положении. Но читать нотации мужчине Андреоли не планировала, достаточно и того, что высказала свое к этому отношение. К тому же, Майк мог и вообще не догадываться, что Ливия в курсе их былой интрижки, поэтому зачем провоцировать его какими-то ненужными расспросами и заставлять закрыться в себе. Лучше поинтересоваться действительно важным. - Кстати, что там стряслось, пока нас не было? О чью физиономию ударился Фрэнк? - с усмешкой взглянула на Ринальди и отправила сочный кусочек барашка в рот. Каким бы психом ни выглядел Сэквиль, готовил он действительно божественно, этого было не отнять. Получить свою порцию комплиментов он, к слову, не преминул и, когда они с Майком закончили обедать, появился у их столика в ожидании похвалы. Но поскольку она все-таки была действительно заслуженной, Ливия посчитала, что ею можно и наградить. Так за обменом любезностями они втроем переместились в кабинет хозяина, где одним из первых их встретил так называемый алтарь Сэквиля - кубок, в который были набросаны разные остатки еды. Ведомая любопытством, Лив заглянула в него практически следом за Ринальди и, так же поморщившись, обменялась с ним солидарным взглядом. Гастон был все-таки тот еще чудак.
За чашкой кофе беседа свернула в немного неожиданное русло. Сэквиль начал так издалека, что у Ливии ненароком мелькнула мысль, что именно их руки он и считает достойными для передачи своего ресторана, но чем дальше уходил разговор, тем призрачнее становились внезапные мечты. Француз, оказывается, хотел от них помощи. Стоит отметить, что помощь ожидалась в весьма необычном деле, и Ливии, честно говоря, начало казаться, что у старика прорывается очередной виток маразма. Именно это она хотела передать взглядом Майку, и судя по его дальнейшим словам, он разгадал ее скептический настрой и полностью его разделил. Затем им предстояло выдержать длительный старческий приступ кашля, от одного неприятного звука которого все внутри сжималось. Однако, пожалуй, стоило его стерпеть, чтобы услышать дальнейшее - им и правда предлагали 25 процентов "Пляс Манифик"! Учитывая высокий статус самого заведения и уровень цен, легко верилось, что в переводе на доллары это очень внушительная сумма.
- Но каким образом вы хотите, чтобы мы вам помогли? - Ливия до сих пор не знала, относится ли к услышанному серьезно или как к дурацкому розыгрышу. То, что старик готов вот так запросто отдать им четверть своего детища было, мягко говоря, странно. Для связей с мишленовскими инспекторами ему стоило дергать другие ниточки. Семья Торелли была с ними уж точно никак не связана. - Ваших племянников мы, может, на себя и возьмем, - глянула на Майка, пытаясь угадать, что он думает на этот счет. Приструнить нежелательных конкурентов для их людей в новинку в принципе не было. - А вот в остальном... - она намеренно не закончила фразу, многозначительно посмотрев на старика и ожидая его дальнейших пояснений.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-11-02 23:12:02)

+1

14

Если упоминание его резкости по отношению к Берн заставило Майка пожать плечами и покаянно развести руками (мол, mea culpa*), то когда Ливия начала выспрашивать, кто ударился физиономией об кулак Альтиери, Майкл придал своему лицу выражение крайнего недоумения, будто не понимал, о чем идет речь. Малоприятный эпизод с Поли Фортуно все-таки происходил внутри ВИП-ниши, наследника Дяди Джимми и андербосса Торелли загораживали своими спинами многие гангстеры  - и потому было неясно, сколь многое увидели другие находившиеся в зале люди.  Чем меньше, тем оно сподручнее - и нести эту историю дальше не следовало. Лично Майк строго предупредил тех же Дэнни Росси и Беппо Горлеоне, как более  слабые звенья в плане болтовни - не обсуждать ситуацию с представителями младших эшелонов. И сам не собирался распространяться об этом, в том числе обсуждать с Ливией, в умении молчать которой не был далеко уверен. Чем меньше  станут трепаться о возникшей проблеме и смеяться над отпрыском Настройщика - тем проще будет ее замять.
К счастью, вскоре им понадобилось пойти в кабинет Гастона - и у Ливии не возникло возможности начать пытать советника по поводу драки Поли и Фрэнка. А внутри уютной берлоги Сэквиля им пришлось заниматься куда более приятными и суляющими большие прибыли вопросами - если знать как за них взяться. А вот идей, как это сделать, пока у них не было - Гастон же не собирался им помогать. - Потому я и предлагаю такое большее вознаграждение, мадемуазель, что не знаю, как справиться с задачей. Все трое погрузились в молчание, Ринальди думал так, что, казалось, мозги скрипели. Стать владельцами четверти элитного ресторана в Сан-Диего - ради этого стоило изобрести какие-то неортодоксальные способы. Сначала Майклу пришли в голову традиционные приемы - подкупить приезжающего инспектора, или попробовать запугать. Затем он решительно их отмел - тот ведь был иностранцем, работающим на справочник мирового значения. Случится скандал - и они не только не помогут старику, но еще и окажутся в центре внимания. Вдруг Майки переплел пальцы рук. - Послушайте, раз у вас такие связи, вы знаете, может, в какие рестораны заедет он? У него есть план или так, походу будет решать? Француз почесал голень, затем, пожевав морщинистые губы, ответил. В его блеклых глазах при этом словно сверкнули огни - видимо, шеф-повар понял, что Майк придумал некий метод. - Знаю, у него четкий график.  Сначала в "Дайкири", потом в "Оушен Румз", затем в "Шелковый Путь", а вслед за этим уже и ко мне. Речь шла все о местных фешенебельных точках - увы, ставших за последнее время куда более популярными среди молодых и динамичных тусовщиков, чем "Ля Пляс Манифик". Тот ведь существовал в городе очень долго - и многим, в том числе кулинарным критикам и модным журналистам, надоело напяливать вечерние костюмы и есть классические блюда в классическом интерьере и под классическую музыку. Постепенно к Гастону стали относиться в этих кругах как к очень уважаемому, но уже выходящему в тираж бейсболисту - его приглашают работать тренером, просят председательствовать во всяких обществах помощи молодым спортсменам, но на поле выпускают других. А вот мишленовская звезда придала бы его ресторации новый блеск - однако было ясно, что без стороннего содействия ее получат пробивные конкуренты.- Элементарно, Ватсон.  - снисходительно глянул советник на Андреоли.  Со смаком допил кофе, заел рогаликом. Потом, сделав вкусную паузу, продолжил. - Надо просто сделать так, чтобы в тех местах этому Матье или как там его, не понравилось. Там же оценивают не только за качество пищи? Пытающийся уловить мысль Ринальди мэтр кивнул. - И за сервис, интерьер и тому подобное.  Майкл чуть не хлопнул в ладоши - однако сдержался. Не стал и давать пояснений насчет своей авантюрной затеи - иначе вдруг эта достопочтенная руина решит, что сможет провернуть все без них, своими силами? Отставил в сторону чашку. - Знаете что, я возьмусь за это дело. Посмотрел на Ливию - если та не захочет участвовать, попробует это в одиночку провернуть и прикарманит все двадцать пять процентов. Потому что наглый, да. - Нам понадобится  фото этого инспектора, если есть, маршрут. Остальным займемся сами. Потом поднялся, прощаясь с Гастоном. - Благодарю за угощение.  Собственник "La Place Magnifique" проводил их до самой двери. Его взгляд был теперь наполнен надеждой, он что-то все порывался сказать Майку - но лишь открывал и закрывал рот.  Около входа мужчину и женщину уже ждал "Линкольн" с водителем Ренато - и они смогли отправиться обратно в отель.  Поудобнее устроившись и откинувшись на сиденье, мафиози повернулся к хозяйке "Парадиза". - Понимаешь, что у меня на уме? Можно создать такие условия, что человек сам не захочет есть в харчевне- и побежит оттуда так, что пятки засверкают!

* Моя вина (лат.)

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-11-04 16:35:39)

+1

15

Если Майкл думал, что работа под дурака в вопросе о том, что произошло в "Барракуде" в ночь турнира, успокоит Андреоли и отвадит дальнейший интерес к этой теме, то он сильно ошибался. Своей реакцией советник только подтвердил догадки о том, что в тот вечер действительно стряслось нечто серьезное (то, о чем распространяться было нельзя), и тем самым еще больше распалил женское любопытство. Протестовать вслух, однако, Лив не стала. Лишь ухмыльнулась, пристально глядя на Майка и давая понять, что ничуть не поверила в его дешевую игру. И тем не менее, расслабленно и неспеша попивая вино, сделала вид, что разбитые костяшки Альтиери волнуют ее не настолько, чтобы стучаться в закрытую дверь и требовать правды. Дерьмо имеет обыкновение все равно выплывать на поверхность, так что, и об этом скандале станет рано или поздно известно, к чему торопиться? К тому же, на горизонте перед хозяйкой "Парадиза" вставали более актуальные вопросы и проблемы, а именно чудаковатый Гастон Сэквиль с его эксцентричным предложением.
Плохо скрываемая радость Ринальди настораживала, надо признать, не меньше, чем нездоровый блеск в глазах ресторатора. Ливии все больше начинало казаться, что у старика прогрессирует маразм. Ружье, которым он встретил их у своего особняка, история про ежедневные жертвоприношения духу ресторана и кровавые семейные легенды, - все это не то что предупреждало об отклонениях шеф-повара, а просто било тревогу и сигналило о том, что дурдом пора покидать. Удивительно, что Майкла ничто не беспокоило, а наоборот, как можно было заметить, вдохновляло. Впрочем, у Ринальди всегда была склонность к излишней мечтательности - стоило хотя бы вспомнить его грандиозные планы насчет Доллз - кажется, в изначальные задумки, помимо прочего, в клуб должны были вместиться еще порно-театр и живой оркестр.
- Брось, все это чудовищный розыгрыш, - недовольно отмахнулась, когда они сидели уже в машине. - Старик выжил из ума и с помощью нас хочет поразвлечься, тебе не кажется? - отвернулась к окну, представляя Сэквиля хохочущего сейчас над тем, как их озадачил.
Но несмотря на одолевающий скепсис, бравое поведение Майка укололо Ливию неким вызовом. А что, если предложение француза не ложь? Тогда Майк, выходит, что? Получит четверть прибыльного ресторана, а она останется в дураках только потому что засомневалась?
Привыкшая сто раз подумать, прежде чем сделать, Андреоли и тут не торопилась давать ответ. Зато по приезду в гостиницу всю ночь не могла уснуть, ворочаясь с бока на бок и не переставая размышлять над всеми плюсами и минусами этой авантюры, в которую их втравливал Сэквиль. В итоге оказалось, что в случае неудачи она все равно ничего не теряет, кроме, пожалуй, времени и собственной энергии. Если же откажется, а Майку в итоге удастся пожать все плоды, то будет еще долго корить себя за недальновидность и проклятую нерешительность. Поэтому оставшуюся часть ночи Андреоли провела за стратегическим планированием вариантов того, как можно ненавязчиво разочаровать инспектора в названных Гастоном ресторанах и заставить его остановить свой выбор именно на "Пляс Манифик".
В начале седьмого утра, не в силах больше сдерживать желание поделиться своими размышлениями с Ринальди, она уже настойчиво стучала в его номер, что был напротив. На то, что они условились встретиться за завтраком в восемь, чтобы сразу после поехать смотреть другие варианты недвижимости для покупки, ей было наплевать.
- Я в деле, - заявила с порога вместо пожелания доброго утра и постучала ноготками по дверному косяку. Несмотря на ранний час, на ней уже были белые узкие брюки и ярко-красная блузка, провокационно расстегнутая ровно до той пуговицы, за которой уже прятался лифчик. Причесанные волосы и подкрашенные глаза говорили о том, что она полностью готова к новому дню, а бодрая улыбка сообщала о ее решительном настрое. - У меня появилась идея, - прошла в номер, не собираясь вести такие беседы в коридоре отеля. Готов ли Майк ее воспринимать и вообще слушать в столь ранний час, как можно было заметить, ее не особенно волновало. - Поедем завтра в этот... "Дайкири", да? - кажется, именно он был первым озвучен в списке Сэквиля, куда должен был заявиться инспектор Мишлен. - На что там обращают внимание в первую очередь после кухни? На сервис, так? Вот и отлично. Нет ничего проще! - развела руками. - Заплатим одной из официанток, чтобы она отдала мне свою форму, остальному персоналу я представлюсь новенькой и сделаю так, что гости будут в ужасе от обслуживания, в том числе и инспектор, - только и смыться надо будет успеть прежде, чем хозяин ресторана заподозрит неладное и натравит на нее охрану или еще хуже - полицию. Но тут уж она рассчитывала на своевременную помощь Майка, который не должен был позволить этому случиться и вовремя вытащить ее из заварушки. - Корректировки и уточнения не возбраняются, - вальяжно опустилась в кресло и, закинув ногу на ногу, довольно взглянув на Ринальди.

+1

16

- Сомневаюсь, что даже конкретный шизик стал бы над нами шутить таким образом. А если бы стал - мы бы объяснили,  что все по-взрослому. - оставив Ливию размышлять о серьезности предложения старика, Ринальди отправился к себе в номер. Вообще Сан-Диего был далеко не из любимых Майклом городов - слишком близко к Мексике, слишком много латиносов. Однако, в качестве крупного коммерческого центра, он располагал вполне себе комфортабельными отелями - и сейчас мафиози вполне это оценил. Двухкомнатный люкс с видом на небоскреб Уан-Американ-Плаза, радующий своим изобилием минибар, огромный телевизор с плоским экраном - что еще надо, чтобы достойно закончить вечер? Довольно скоро, после нескольких бутылок пива, Майкл забылся сном младенца.  Решил, что думать, как помочь полоумному кулинару, будет завтра - на свежую голову.
Продремав ровно семь с половиной часов, консильери криминального клана Торелли был разбужен рингтоном мобильного телефона. Ответил, затем сделал еще несколько звонком. Морщась, постоял под контрастным душем, побрился.  Решив поваляться еще немного, было устроился на кровати со стаканом сока и сигарой - но тут в дверь постучались. - Входите! - недовольно ответил мафиози, небрежным движением накидывая пушистый халат.  Увидев на пороге комнаты Ливию и услышав ее заявления из разряда "я-сразу-к-делу",  ухмыльнулся. - И тебе доброе утро. Но где же мой кофе в постель? Слушая предложения Андреоли, одновременно с интересом ее рассматривал. Выглядела она шикарно - будто собиралась не здания смотреть,  а на какую-нибудь вечеринку. Естественно, что глаза мужчины не могли невольно не остановиться на последней застегнутой пуговице.  То, что едва скрыто,  чаще выглядит более завлекающим, чем явное. - Не хочешь сока? Ананасовый. Люблю, знаешь ли, ананасы. -  заметил наконец итальянец вне всякой связи с предметом разговора, приподняв пакет c нектаром. Чистые стаканы были в  шкафчике, лед в морозилке - так что сообразить молодой женщине напиток было бы делом секунд. Наконец, с явной неохотой, поднялся с простыней и прошелся по помещению. Дотронулся до крестика на груди, пробежался пальцами по золотой цепочке, к которому тот был прикреплен. - Мысль увидеть тебя в костюме официантки... ну или там медсестры... не  может не привлекать, конечно. - шутливо произнес гангстер, приканчивая остатки экстракта из шипастого фрукта. Поднял вверх украшенный перстнем палец. - Однако штука в том, что тебя легко могут поймать. Там есть же старшие смены, менеджеры, метродотели или как их там называют - которые в лицо знают всех, кто работает в "Дайкири". Да и коллеги могут увидеть чужую и настучать своему начальству, не поверив басням о "новенькой". А если Ливию схватят на месте, то вся их затея пойдет прахом -  и, что еще хуже,  они обратят на себя и свой визит  в СД внимание. - К тому же там камеры  в зале наверняка стоят. Хм. А что, если на кого-то из реального персонала, надавить или там подкупить, чтобы накосячили? В принципе можно и на самого хозяина, чтобы на этот день закрыл свой трактир нахер.  Зависит от человека - именно потому им надо будет получить информацию о трех названных Гастоном заведениях и связанных с ними персонажах. Возможно, у мафии уже есть какие-то концы, хотя бы косвенные, за которые надо начать дергать. - Но тогда нам нужна информация - кто, как, где, когда. - скорее в такт своим мыслям, чем обращаясь к Лив, заметил советник, после чего посмотрел на нее. - Я тут позвонил Ренато, должен с ним встретиться, чтобы дал расклады по этим ресторанам. Помолчал, ожидая реакции хозяйки "Парадиза". Скажет ли, что едет с ним - или оставит это дело компаньону.  Выбрав первый вариант,  избавится от возможной нервотрепки и наплыва отрицательных эмоций. Однако будет рисковать выпасть из обоймы - мало ли какие сведения предоставит Барриано и как быстро надо будет их использовать. Бизнес всегда сулит массу сложностей, в том числе делает необходимым общение с неприятными субъектами. - Ладно, пойдем завтракать. Ты не возражаешь, если я надену брюки? Вскоре мобстер и владелица борделя уже сидели за столиком,  перекусывали и продолжали обсуждать необычную затею. С аппетитом занимаясь яичницей с беконом,  Майки рассуждал. - Давай подумаем - что еще может заставить  инспектора сразу убраться из этих элитных кафешек? Жуткая антисанитария - можем ли мы как-то ее продемонстрировать? Мерзкий вкус еды - получится ли проникнуть на кухню и чего-то плеснуть или подмешать?

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-11-07 10:52:03)

+1

17

Застав Майка еще в постели, кое-как набросившим на себя махровый гостиничный халат, Ливия даже не подумала извиняться и тем более выходить. Мысли женщины сейчас целиком и полностью были заняты предстоящей авантюрой, и волосатая грудь Ринальди с красующимся на ней золотым крестом ее совсем не отвлекала. А вот консильери так и норовил съехать с темы, подбрасывая одну игривую шуточку за другой. Настроение у него, видно, было отличное, и выспался он наверняка гораздо лучше своей спутницы, которая реагировала на все это со снисходительной улыбкой, предпочитая не развязывать сейчас соревнование на тему "кто кого ярче подденет". От предложения выпить сока она тоже отказалась, пропустив его мимо ушей - слишком не терпелось узнать мнение Майка насчет всей этой затеи и ее идеи в частности.
- Допустим, - согласно кивнула на разумные доводы мужчины, не меняя своей позы в кресле, - но у нас нет времени и возможности выяснять, кто будет готов пойти с нами на сделку. К тому же, сомневаюсь, что в таких роскошных ресторанах, персонал согласится рискнуть своей работой и хорошим стабильным заработком ради одноразового куша, - такое было бы легко провернуть в какой-нибудь забегаловке, но никак не в заведении, которое находится в одном шаге от получение мишленовской звезды.
Если, поднимаясь с кровати в едва прикрывавшем его халате, Майкл думал вогнать Ливию в краску, заставить смутиться или, извинившись, отвернуться, то он просчитался. Она с абсолютно наглым взглядом неотрывно проследила за тем, как он продефилировал перед ней по номеру. А вот упоминание Ренато заставило ее недовольно поморщиться. Встречаться с ним ей явно не хотелось, но учитывая, что у него в Сан-Диего находились свои люди, не воспользоваться ими было бы просто глупо. Кроме того, Андреоли не хотела, чтобы Майк вел какие-либо разговоры, касательно затеи с Сэквилем, за ее спиной. Кто его знает, как и когда он решит оставить ее в стороне и прибрать "Пляс Манифик" себе.
- Здесь много наших ребят, на кого можно положиться? Действительно можем попробовать надавить на персонал... - если деньгами их будет не взять. - Но только не стоит посвящать Ренато во всю эту затею, - предупреждающе глянула на Майкла. Прекрасно помня ущемленное достоинство Барриано и стойкое желание восполнить свои потери, понесенные после смерти брата, Ливия была просто уверена, что, узнай он о предложении Сэквиля, то мигом попросится в долю. А в таком случае она уж лучше действительно напялит на себя костюм официантки и поиграет в неуклюжую девицу, сделав все сама, чем будет делиться с этим мудаком.
Против того, чтобы Ринальди одел наконец брюки, Ливия совсем не возражала и даже готова была посмотреть на эту процедуру, получив возможность оценить его задницу, но издеваться уж совсем не хотела, поэтому напоследок проявила все-таки немного тактичности.
- Так уж и быть, - с неохотой вздохнула, поднимаясь с кресла, - наряжайся. Я подожду тебя внизу, - широко ухмыльнулась, проходя мимо гангстера. - Кстати... здесь не курят, - остановилась возле него с томной, но укоризненной улыбкой, забрала из его рук сигару и, не сводя с мужчины пристального завлекающего взгляда, поднесла ее ко рту. Обхватив ее губами, сделала медленную затяжку и с той же лукавой улыбкой демонстративно выдохнула дым чуть в сторону, после чего неторопливой походкой молча продолжила движение к выходу из номера. Легкое упражнение в обольщении утром, как правило, задавало тон всему дню, и Ливия отдавалась этому занятию с большим удовольствием. К тому же, с Майком она почему-то давно не флиртовала. О, он ведь не считает курящих женщин вульгарными и асексуальными, правда?
Меньше, чем через полчаса, в главном ресторане отеля им уже подавали аппетитную глазунью на завтрак, а они, позабыв про всякое кокетство, вернулись все же к делам.
- Повара обычно несколько раз пробуют блюдо во время готовки, - засомневалась насчет того, что им так легко удастся испортить шедевры кулинарии. - Но можно попытаться... - сделала глоток свежевыжатого апельсинового сока и промокнула губы салфеткой. - А как насчет всякой мерзкой живности? Может, стоит выпустить маленькую крыску? - сверкнув глазами, она ухмыльнулась, ярко представив, какой шум наведет этот зверек в пафосном заведении. Надутые во всех местах девоньки, пришедшие со своими богатыми любовниками, наверняка будут подпрыгивать с кресел и визжать от ужаса.

+1

18

Намазывая апельсиновым джемом хрустящие тосты и наливая чай, Майк то и дело возвращался мыслями к последнему маневру Ливии в номере, Он был дерзким, возбуждающим, таким характерным для нее.- и мафиози не мог не улыбаться самому себе. Все же хороша она была, чертовка - было ясно, почему в свое время Марчелло так сходил по ней с ума. К несчастью, он был, возможно, простоват и грубоват для такой женщины, во многом, несмотря на свой щегольский вид и подчас вкрадчивые манеры, продолжая жить семейными идеалами итальянской деревушки. По сути, насколько помнил Майкл покойного капо,  он и не видел ничего особенного в том, чтобы бить свою жену -  бил ведь и его собственный отец мать, и дед бабушку. И тем не менее они прожили много лет в довольствии.  C хозяйкой "Парадиза" же модель пошла по иному пути. Она слишком себя любила, чтобы терпеть такие поступки мужа ради сохранения домашнего очага, как делали многие из ее товарок.  - Есть парочка надежных людей.  - ответил  консильери, возвращаясь к заданному  Лив вопросу насчет того, на кого из команды Ренато можно положиться. Когда Барриано, так толком и не занявший свою нишу в Сакраменто, уезжал в Сан-Диего, то Майк порекомендовал ему нескольких испытанных парней - таких, которые бы помнили о верности и своему начальству в калифорнийской столице. - И не обязательно посвящать их во все детали, да. Покончив с поджаренным хлебом, придвинул к себе тарелку с фруктовым салатом и начал нацеплять на вилку небольшие ломтики дыни, арбуза, папайи. Завтрак был главной едой за день - важно было подзаправиться пораньше, чтобы потом быть полным сил.  - Крыска? А что, мысль! Большую такую, с длинным хвостом! Посетительницы визжать будут - а если очень повезет, то и этот французик! Идея Лив ему понравилась - пробежавший со стороны кухни грызун был бы явным свидетельством того, что необходимые нормы чистоты в заведении не соблюдаются. После такого и прикрыть могут или сильно оштрафовать - впрочем, это их целью не было. Следовало просто расчистить для старика путь к мишленовской звезде. Вдруг у Майка зазвонил мобильный - и он поднял трубку. - Привет. Что? Новая информация какая? У этого Винни? А ты еще дома? Голова - ну прими обезболивающее! Тогда пусть к нам сам подъедет, чего играть в испорченный телефон? Видимо, сегодня был счастливый день у Андреоли - вместо встречи с Ренато, который наверняка бы ей попробовал учинить какую-то гадость,  предстояло лишь  выслушать одного из его подручных, собравшего сведения про заинтересовавшие их рестораны.  Однако советник не спешил об этом сообщать напарнице - сначала неторопливо доел десерт и налил себе еще порцию ароматного "English Breakfeast".  - Походу, никуда к нам торопиться не надо - сами придут и все расскажут. - наконец изрек гангстер, наверное обрадовав этим владелицу борделя-гостиницы. И в самом деле, через какое-то время, к ним, пройдя через весь зал, приблизился  коренастый малый  лет двадцати семи,  с веснушками и с длинным шрамом на бугристом лице, в непритязательном  пуловере и джинсах. Выглядел он не ахти - но, несмотря на свою внешность, Винсент Граппи, известный более как "Винни-Грабля", был далеко не так глуп. Ведь специализировался в основном на мошенничествах. - Вот нам что удалось выяснить, босс... - сказал он, одновременно с почтением взирая на большую шишку в лице Майка и деликатно отворачиваясь от Ливии, чтобы не смутить ее своим пропитанным чесноком дыханием.  - "Дайкири",  гламурное такое место. Там есть главный фейсконтрольщик или как его там,  Фентон фамилия. Хмырь хмырем, а но считает себе крутым. Пошляться по стрип-барам,  казино, покорчить из себя коммерса. В итоге проиграл в карты одному чуваку из Королей Вест-Сайда... Речь шла об одной из  диковатых негритянских банд,  деливших СД с латиносами, евреями и итальянцами - не особо значительной и крупной, но известной неистовостью и жестокостью. Одной из тех, что существуют недолго - но успевают отметить свою дорогу кровавым следом.  - Ну и чтобы отдать ему все, взял пять штук в долг, до сих пор одному ростовщику торчит, теперь на шесть уже набежало. Ринальди сладостно потянулся, подобно готовому сомкнуть смертоносные кольца вокруг своей жертвы удава. Подтолкнул к соучастнику блюдо с тостами, вазочку с вареньем. - Давай, сделай себе сэндвич. А потом езжайте и купите у этого барыги долг Фентона этого.  Будет возражать - по кумполу дайте, мы же ему сами облечаем задачу. Покосился на Андреоли - поняла ли она, в чего замысел. И сообразила ли, что, если хочет быть в доле, придется с ним делить и расходы - в том числе на выкуп долга. Тем временем,  Винсент, откусывая от бутерброда и усыпая свою грудь крошками, продолжал говорить. С мозгами у него было неплохо - но вот с застольными манерами не ахти. - "Шелковый Путь" китайское место, самое новое.  Украли, суки, наши макароны, назвали лапшой и теперь продают втридорога. Там все слуги местные, узкоглазые, родичи хозяина, через них не доберешься. Но сам хозяин, Джо Банг.... Винс наклонился к Майку - и тот едва не поморщился. Аромат полезного овоща был настолько силен, что резко бил в нос. Чего этого он такого обожрался с утра пораньше? - Говорят, раньше опиумокурильни у него были, платил с них Хонгу, а потом кинул его, притворился чайником, когда тот в жопе оказался. Теперь чужой среди своих... Ринальди переглянулся с Ливией - уже кое-что, пусть и немного. Хорошо, что Триады не заступятся за этого перца - а то у азиатов круговая порука та еще. - Ну, думаю, тряхните его. Пусть завтра откажет в обслуживании тому, кому мы скажем, или закроет на х...рен заведение. На один день. Что там с третьим? Тут шестерка Ренато уже сокрушенно развела руками. - Оушен Румс владеет крупный ресторатор из Нью Йорка, у него сетка. Прислугу отбирают тщательно очень. К сожалению, ничего. Майкл великодушно пожал плечами - за один день все равно это было много. Он похлопал Граппи по щеке. - Молодец, я тебе не забуду. Ты ж раньше с Дэнни работал? Тот просиял и кивнул головой, затараторив. - Ага, вот это человек! Но просто я уехать не мог с ним, у меня тут дом, семья, дети в школу ходят... Потом, попрощавшись, удалился - а Ринальди взглянул на Ливию. - И кстати за этим инспектором они слежку установят. Так что у нас завтра будет полный событий день.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-11-11 17:27:29)

+1

19

Винни действительно раздобыл для них достаточно информации. Оставалось только умело ей воспользоваться и надеяться на то, что в час икс все не пойдет наперекосяк. За разговором Майкла с Граблей Ливия следила молча, мысленно поддерживая все идеи консильери и изредка кивая на его слова. Что ни говори, а мозги у Ринальди были всегда на месте, и большинство его решений зачастую оказывались продуманными и взвешенными. Пожалуй, именно такого советника и не хватало их дону, которого частенько бросало из крайности в крайность. Да и вспыльчивого андербосса, хотелось бы верить, в нужные моменты его друг тоже умел сдерживать.
Последующую часть дня, распрощавшись с Винни-Граблей, Ливия с Майком провели в разъездах по разным точкам города, выставленным на продажу, не теряя надежду отыскать что-то более-менее подходящее под планируемый центр ночных развлечений. Параллельно они не забывали и о той афере, что предстояло провернуть им завтра, и то и дело возвращались в разговорах к данной теме.
- Наведаемся сегодня вечером к этому Фентону, как думаешь? - спросила у Майка в машине по пути движения к очередному объекту. Неплохо было бы лично сообщить этому типу, что долг его переведен на них, и рассчитываться он может начать довольно-таки простой услугой уже завтра. Шесть тысяч напополам с Ринальди не казались Ливии такой уж вопиющей суммой, чтобы не поставить ее на кон, рискуя ничего не получить взамен из-за того, что план с рестораном провалится. В конце концов, заставят парней Ренато отбить остаток его долга, ничего страшного.
Варианты недвижимости, что они отсмотрели с Трифузис сегодня, были менее дорогими, чем тот самый первый особняк, что находился по соседству с Сэквилем, но так же в равной степени и менее подходящими под запросы гостей из Сакраменто. В общем и целом, к концу дня у них с Ринальди на примете осталось всего два объекта. У первого - бывшего ночного клуба - имелась подходящая площадь, и учитывая состояние его ремонта, цена для него стояла приемлемая, но был один значительный минус в виде центрального месторасположения, что для подпольных борделей и казино не лучшее свойство. Второй вариант был лишен такого недостатка и располагался как раз в пригороде, но все там было столь дряхлое и ветхое, что начать быстро срубать с него бабло не получилось бы в принципе.
Однако ввиду предстоящей авантюры с ресторанами, размышления по этому вопросу пришлось ненадолго отложить, и окончательное решение отсрочить. К тому же, Ливия рассчитывала на то, что им все-таки удастся заполучить четверть "Пляс Манифик", и возможности их совместного кошелька от этого заметно увеличатся.
Адрес Фентона любезно сообщил им Винни, как и то, что его долг у ростовщика уже перекупили. Дело оставалось за малым - убедить этого хмыря притопить завтра лодку под названием "Дайкири". Водителя Томми, промаявшегося с ними весь день, они наконец отпустили, но перед тем, как отправиться к их свежеиспеченному должнику на беседу, заехали в гостиницу поужинать и освежиться. Однако Ливия это время использовала не только для отдыха, но еще успела заскочить в зоолавку, где прикупила двух маленьких хвостатых грызунов - тот самый вариант для заведения нью-йоркской сетки, на которую они не смогли ничего нарыть. Значит, придется шалить самим. Делать это Андреоли любила и, конечно, не могла упустить возможности подтрунить и над своим спутником.
Перед тем, как сесть с ним в машину, под видом, что надо отыскать что-то в сумочке на заднем сидении, она осторожно открыла завешенную тканью маленькую клетку, вытащила оттуда одного из серых грызунов и украдкой поместила его на спинку водительского кресла, за которым сидел Майк. Предвкушая веселье, она довольно вернулась вперед и пристегнулась.
- Винни не звонил по поводу китайца? - для пущей неожиданности решила отвлечь консильери перед розыгрышом. - Удалось его тряхнуть? - пока Ринальди заводил мотор, она старалась незаметно поглядывать за крысой, что совершенно правильно выбрала направление, и в данную минуту перебирала своими когтистыми лапками по плечу мужчины, двигаясь к шее. Было чертовски любопытно застать врасплох и посмотреть на реакцию пендитного Ринальди. Хотя бы от неожиданности, но грозный гангстер должен был вструхнуть и утратить неизменное самообладание, которым явно гордился.

+1

20

- Ага, наведаемся, чего тянуть. - надо сказать,что в дневном просмотре домов Майк участвовал без всякого энтузиазма - все его мысли теперь занимала афера с Мишленовскими звездами. Зачем, скажите на милость, переплачивать за голую недвижимость,вместо того чтобы фактически бесплатно получить четверть одного из самых дорогих заведений округи? Зато вечером, сидя за рулем Линкольна и ведя его по загруженным дорогам Сан-Диего, консильери Семьи Торелли был в настроении самом боевом и, можно сказать, азартном. Они с Ливией ехали по Старому Городу,  где всюду торчали разлапистые пальмы, бренчали на гитарах усатые музыканты в сомбреро, а в магазинах торговали оливковым маслом, бальзамическим уксусом и керамической плиткой Таловера. Может, в остальных частях СД уже и были Соединенные Штаты, но здесь царила совершенная Мексика. Даже странно, что человек, судя по фамилии даго не являвшийся, поселился прямо в центре этого торжества культуры латиносов. Впрочем, ведь это был еще один из самых красивых районов.  - Винни поговорил с китайцем, хорошо так поговорил. Тот согласился с нашими требованиями. Одним меньше. Собственник "Шелкового Пути" с его мутным прошлым был вовсе не так заинтересован  в оценке европейского справочника, как Гастон. А, потеряв покровителей из Триад,  ссориться еще и с мафией не хотел. Потому без особых проблем согласился на день закрыть cвою едальню,  под надуманным предлогом. В итоге они даже сговорились устроить там какой-то банкет, с участием Ренато и представителей нескольких испаноговорящих банд. -  А  с фейсконтрольщиком этим проблем не будет, главное - дар убеждения. Мне,знаешь, не надо обычно даже повышать голоса,  чтобы человек... Тут Майк почувствовал, как что-то щекочет его шею. Ухмыльнулся - никак Андреоли с ним заигрывает?  Так как взгляд советника был сосредоточен на шныряющих мимо его автомобиля тачках,  он не видел, кто прикасается к нему. - Ну-ка, чьи это коготки?- игриво спросил он, и вдруг каким-то шестым чувством ощутил, что это вовсе не наманикюренные  пальчики Андреоли. Резко дернулся - и услышал противный писк. А затем что-то хвостатое, серое  и крупное полетело с его затылка прямо на колени Ливии. - Вашу ж мать! - заорал  Ринальди, чересчур резко дергая седан. Его слегка замутило - он всегда не любил эту мелкую дрянь, от укусов которой можно заразиться бешенством или чумой. Со всех сторон понеслись паникующие гудки, милосердно перекрывающие несущиеся изо ртов водителей матюки. Линкольн оказался на расстоянии буквально пары сантиметров от двери ярко-красного джипа, за рулем которого сидела перепуганная вусмерть блондинка с накаченными силиконом губами. В последний момент диким кульбитом Майк умудрился извернуться,  отдалиться от внедорожника и, подрезав нескольких шоферов, перестроиться в другой ряд. - Тебе руки надо поотрывать, мудак! - какой- то  пузатый янки высунулся  из своего Чероки, чтобы объясниться с невольно нарушающим правила дорожного движения Майклом. - Я тебе вместо башки жопу твою прикручу! - не остался в долгу Ринальди - но тут спорщики были разделены потоком транспорта, а потом и вовсе свернули в разные стороны.  Благополучно припарковавшись  около автобусной остановки, гангстер открыл окно и сделал несколько больших глотков воздуха. Затем повернулся к Ливии, бледный от злости. -  Ты какого хера оставила клетки открытыми? Ничего поручить нельзя! Больше всего сейчас ему хотелось повторить подвиг Фрэнка (как он понимал сейчас андербосса!) или хотя бы хорошенько взять за плечи хозяйку "Парадиза" и встряхнуть. Но сдерживал и принцип "женщин не бьют", и догадка, что таки прошляпила она этот момент ненарочно, скорее всего уебки в зоомагазине плохо закрепили. - Сейчас бы два трупа было! Ну мозгов совсем нет! Теперь эту дрянь ловить еще!! После чего вновь завел двигатель и остаток пути проделал с каменной физиономией, хотя внутри кипело. Продолжало кипеть и когда они остановились около серой пятиэтажки, построенной эдак при Джимми Картере. В сравнении с другими зданиями этого квартала выглядела она непрезентабельно. Все со столь же суровой миной,  мобстер поднялся на пятый этаж и позвонил в пятнадцатую квартиру -  именно там, по словам Грабли,  проживал нужный им субъект. Нажать на звонок, издающий пронзительную трель, пришлось раз пять - и с каждым разом Майк заводился все больше. Ему казалось, что отвратительный звук напоминает верещание крысы. Потому, когда дверь, заскрипев, открылась, у него внутри уже бушевало нечто вроде пожара, хотя он и вполне себе вежливо улыбался.
Человек, именуемый Джорджем Фентоном, впрочем, улыбаться не собирался.  Он был высоким, чернокожим и атлетически сложенным - такие фигуры нередко бывают у спасателей на пляжах. Горделивый подбородок украшался козлиной бородкой,  а прищуренные глаза смотрели надменно и чуть брезгливо. Одет фейсконтрольщик был щегольски, пусть и весьма вычурно -  бирюзовый бархатный  пиджак, песочные ботинки со шнуровкой и песочная же рубашка. На груди поблескивала увесистая золотая цепь. Все понятно - халдей корчит из себя делового. - Вам чего? - спросил  негр, оглядывая  куда менее накачанного Ринальди и стоящую около него девушку. -  Мистер Фентон? Видите ли, мы к вам от мистера Бойла. Так уж получилось - что ваш долг от него перешел к нам.  И мы хотели бы, чтобы вы заплатили.  - советник говорил вкрадчивым и мягким тоном, почти мурлыча как кошка. Его губы приветливо изгибались  - но иллюзий гуталину строить не следовало. Друзья и близкие знакомые Майки-боя сказали, что в таком состоянии он опаснее всего.  Разодетый мачо, впрочем, этого не знал. -  И почему я вам верить должен? Да и вообще денег у меня нет сейчас, я уж так и Бойлу сказал. И долго не будет. - качок попытался закрыть дверь - но Майк ловко подставил ногу, не давая ему это сделать. - Можете ему позвонить. А насчет денег - нам не важно. Если их нет, придется отрабатывать, вы и так уже просрочили cильно. Распорядитель из "Дайкири" оперся рукой о косяк. Судя по хмельному дыханию, он сегодня был выходным и успел пропустить пару стаканчиков виски. Потому выслушивать  всякую пургу от незнакомцев не собирался.  - Я? У тебя отрабатывать? Может, и раком меня поставишь? - хмыкнул он, поигрывая плейбойскими бицепсами и словно насмехаясь над самой вероятностью такого развития событий.  Затем зевнул и поглядел на часы, показывая, что не желает больше тратить своего времени на таких никчемушников.
- Слушай, итальяшка, а не шел бы на хуй. - с наслаждением, отчетливо, сказал уголек. Явно случай с Королями Вест-Сайда ничему его не научил - пожалели, что ли, братишку по расе? - Я пошел на хуй? -  переспросил Майк со совсем уж леденящим спокойствием. Его глаза по-змеиному сузились, сердце начало биться все более учащенно - а рука скользнула в карман джинсов, где таился стальной кастет. - Ты пошел на хуй. А соска твоя пусть остается,  обслужит мою черную залупу. -  тусовщик причмокнул широкими губами, глядя на Андреоли, и характерным жестом прихватил себя за пах. Ринальди обескураженно пожал плечами - мол, на нет и суда нет. Затем озадаченно нахмурился.
- Слушай, а чего ты заплатить не можешь, когда у тебя там под диваном баксы валяются? Может, Фентон и умел различать на глаз, кто достоин войти в опекаемый им ресторан-клуб, а кто нет. Но в пьяном виде он был не слишком умен и потому посмотрел в ту сторону, в которую указывал Майк. Тут, оскалившись, человек чести размахнулся - и  с силой врезал усиленным металлической насадкой кулаком хамоватого администратора (или кем он там был) прямо в солнечное сплетение. По зубам или в нос не стал бить сознательно - чтобы не испортить товарный вид. Но дальше уже сдерживаться не мог. Когда Джорджи, с резко поглупевшей рожей (видимо, перехватило дыхание), повалился на колени,  Ринальди зажал кастет между двух ладоней, сложил их замочком - и сверху вниз стукнул негра по бугристой вые. Тот колодой растянулся на земле, опрокинув своим туловищем стойку c множеством модных туфель и кедов. Однако Майка этого не остановило - он подтянул к себе афроамериканца за его цепочку, перекрутил и начал ею душить. - Если ты еще раз раскроешь свой поганый рот и не сделаешь, как я говорю,  я тебя, убью, пидор, а твой язык засуну в твою черную задницу. Вместе с упомянутой тобою черной залупой. Когда под натянувшимися металлическими звеньями раздался совсем уж припадочный хрип, ярость начала улегаться в душе Майка - и он отпустил Фентона.  Хотя если бы не был нужен, мог бы и искалечить. Уже успокаиваясь, для порядка, немного попинал его ногами. - Сapisce?  Минут пять Джордж приходил в чувство, прерывисто дышал и растирал алую полосу на горле. Потом просипел. - Понял. Но у меня правда зелени нет, чесслово. Майк, уже успокоившись, похлопал того по бритой башке. - Так я сказал, отработаешь. Вытащил полученную от  Сэквиля фотографию. - Завтра вот этот фраер будет в вашем кабаке, мы скажем когда. Нахами ему и вышвырни вон - мол, вид нетоварный. И все, мы квиты.Фейсконтрольщик бессмысленным взглядом посмотрел на изображение мишленовского инспектора.  Затем заныл. - Но ведь меня выгонят, бро, как пить-дать выгонят! И не устроишься потом...  Майкл опять погладил  макушку избитого. - А нам какое дело? Ты давно уже должен серьезным людям. Впрочем... если от тебя есть толк, так и быть, пристроим тебя. Вот так грубо обруганная тобой мисс - у нас большая шишка в индустрии развлечений. Посмотрел на Ливию  - раз уж она так косячнула с крысами, пусть уж компенсирует тем, что трудоустраивает потом этого Фентона.  Записал мобильный телефон потерявшего браваду петушка. Затем развернулся и вышел из комнаты. Напоследок сказал - При этом помни - надумаешь стукануть... мы знаем, где и у кого ты покупаешь дурь, в какие незаконные бордели и казино ходишь. И еще много про кое-что. Потом понизил голос совсем уж до шепота.  - А попробуешь сбежать - отправим тебя в Африку, в качестве гуманитарной помощи. На органы нуждающимся. Фыркнул, вспоминая о стремном бизнесе Куинтона.  Вот для него самый клиент, черт побери. Когда уже спускались вниз, повернулся к Лив, cкорее всего шокированной его реакцией. - Что? - проворчал он. Потом почесал скулу - выместив негативную энергию на том борзом типке, решил, что мог быть неправ насчет Лив. - Это - извини,что накричал, видать продавцы совсем плохую клетку втюхали нам. И лучше  бы ты внизу подождала.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-11-16 21:47:39)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » What's Cookin' Doc?