Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » I'll be like water in the river ‡all around U


I'll be like water in the river ‡all around U

Сообщений 1 страница 20 из 35

1


http://s2.uploads.ru/YQE9X.png

https://33.media.tumblr.com/9b05cd50af62b109af3022085ce0d675/tumblr_mokd007vsn1rhxso1o1_500.gif

Новый Орлеан, средина 19 века
---------------------------------------------------------------
Дочь потомственной колдуньи и целительницы рабыни встречает в приезжем белом мужчине свою судьбу
---------------------------------------------------------------
на одной из плантаций в Луизиане
жаркая погода, горячие танцы
возможен рейтинг

http://s8.uploads.ru/8dymI.png

+2

2

http://s013.radikal.ru/i325/1509/0c/5c98f96b7950.jpg
Этой ночью Дитрих вновь проснулся из-за нехорошего сна... его снова преследовали картинки недавнего прошлого. Та самая львица, что была неуловимой для охотников в Натале и устроила поистине кровавую бойню на строительстве железной дороги, снова посетила своего удачливого (как говорили строители) убийцу.
Вот только во сне все было совершенно по-другому и после эффектного прыжка из засады, жестокая хищница вовсе не напарывалась на меткий выстрел - ее клыки успешно достигали своей цели, так что баловень судьбы просыпался ощущая вкус собственной крови во рту. Немец не мог разгадать, почему видит один и тот же сон, едва ли не каждую ночь... а еще понятия не имел, как и большинство докторов, что лечило его, почему его раны, полученные в смертельном поединке с львицей, не спешат заживать. Прошло уже целых четыре месяца с той памятной охоты, сделавшей отставного майора Данцигера героем Наталя - однако, вместо того чтобы поправится, он чувствовал себя все хуже и хуже и только отчаянное ослиное упрямство не позволило ему сдаться и опустить руки.
-Я смотрю, вы ранняя пташка, друг мой, -улыбнулся доктор Рейгарт, увидев своего пациента на прогулочной палубе "Гордости Миссисипи" поутру. -Снова плохо спали?
-Не спал добрую половину ночи, -честно признался Данцигер. -Опять вернулась лихорадка... и эта проклятая слабость, что добивает меня каждый божий день.
И не говоря уже о том, что каждую ночь, я вижу во сне собственную смерть.., -подумалось немцу, но вслух он этого, конечно же не сказал. Рейгарт лишь вздохнул - этот добрый человек работал на строительстве очередной ветки железной дороги и был свидетелем всех событий, что там произошли. После того как Дитрих был ранен, его соотечественник предложил погостить в Луизиане, уверенно заявив, что сумеет помочь знаменитому охотнику справится с непонятной болезнью.
Данцигер согласился... и ему еще только предстояло узнать, какой клубок поистине невероятных событий решила подкинуть ему госпожа Фортуна. Майор всегда считал себя человеком более чем практичным и конечно же не верил в чудеса и какую-либо мистику, так что поездка в край где давно уже причудливо сплелись реальность и самая настоящая древняя магия, должна была стать не меньшим испытанием чем охота на львов-людоедов.
-Ничего страшного, вы просто устали - это немудрено, если учесть тот факт, какой путь мы с вами проделали, -улыбнулся доктор. -В моем доме вы сможете вдоволь побездельничать и как следует передохнуть. Все будет хорошо.
Дитрих лишь кивнул, решив не расстраивать своего попутчика собственными сомнениями на этот счет... казалось бы, простая рваная рана, уже давно должна была затянутся, ведь благодаря стараниям хирургов, помощь была оказана вовремя. Однако, все сделанные докторами швы, то и дело начинали воспаляться, вызывая жестокую лихорадку и мучая раненого раз за разом. Хотелось бы конечно верить в энтузиазм Рейгарта, но Данцигер был не так позитивно настроен, как того хотелось его лечащему врачу.
Тем временем, пароход благополучно добрался до Сент-Луиса, откуда путешественники без особого труда доехали до загородной плантации доктора. В свое время, этот умный человек женился на креолке, которая едва не потеряла все свое имущество из-за махинаций нечистого на руку адвоката ее отца - но с помощью своего мужа, сумела удержать плантацию и рабов. Несмотря на плохое самочувствие, господский дом очень понравился Дитриху: красивый, очень большой и светлый, а так же обставлен с большим вкусом. Гостю был выделен отдельный домик в саду возле главной усадьбы, чтобы его никто не беспокоил попусту. Немец так устал в день приезда, что вырубился, едва только заботливые хозяева оставили его одного... но этой же ночью привычный уже кошмар вернулся, от чего впору было самому завыть подобно голодному льву. Поднявшись и шатаясь от слабости, майор решил немного пройтись... и увидел на берегу реки очень странную женщину. Она была уже не молода и сидела прямо на влажной от вечерней росы траве, смотря на спокойную водную гладь - и услышав чьи-то шаги, не удивилась, бросив внимательный взгляд на незнакомца.
-Простите, если помешал вашему уединению, -вежливо извинился Дитрих, усевшись рядом с этой темнокожей леди - увы, но силы начали покидать его. -Но мне так плохо... словно бы я не могу найти себе места...
-Я не удивлена, -совершенно спокойным тоном и со знанием дела ответила женщина, с каким-то сочувственным выражением посмотрев на бывалого охотника. -Скоро она убьет тебя...
-Она? -успел повторить немец, ощущая как окружающая реальность резко крутанулась вокруг своей оси... а затем наступила темнота в которой он явственно услышал тихий львиный рык.

Странно... но очнувшись, майор почувствовал себя намного лучше - и оглядевшись, понял, что заночевал вовсе не в господском доме. Он находился в одной из скромных хижин, что были в поселке рабов, который вчера был мельком показан ему гостеприимным хозяином. Жар наконец-то спал и израненная рука немца была перевязана какими-то остро пахнущими листьями вместо обычных бинтов... и впервые за последнее время, Дитрих не чувствовал привычной уже тягучей боли.
-Где я? И что вы сделали?? -первым делом поинтересовался охотник у таинственной женщины, гостем которой он поневоле оказался. -Меня больше не знобит... как же вам это удалось??
-Я бы очень хотела помочь тебе, господин, но не могу.., -ответила целительница, грустно улыбнувшись. -В моих силах лишь на некоторое время заставить ее уйти... но скоро она вернется и будет куда сильнее.
-Кто... она?
-Львица. Этот лоа жаждет мести и так просто не уйдет, -вздохнула Эйра, протянув немцу чашку с питьем и оглянувшись на входную дверь, откуда послышались веселые голоса. -Что-то случилось, Има? Я думала что ты поедешь за покупками, вместе с хозяйкой... а тебе, Сципион незачем болтаться без дела - управляющий заметит и задаст тебе на орехи!
Дитрих поспешно поднялся с лежанки и улыбнулся красивой молодой девушке, что заглянула в хижину, в сопровождении высокого парня, которого и пожурила целительница. После того как охотник ушел, молодой человек засмеявшись поинтересовался у ведуньи, что привело к ней гостя хозяев, но она лишь сердито вытолкала его за дверь и лишь потом нежно обняла любимую дочь.
-Я знала что ты придешь и очень рада тебе. Надеюсь, хозяева позволят тебе побыть со мной хотя бы пару часов?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-09-15 23:24:27)

+1

3

Утро этого дня началось, как всегда для Имани ранним подъемом, легким умыванием в слегка прохладной воде, добытой из колодца и завтрак в кругу таких же рабов, как она. Нельзя было терять ни минуты времени – ведь ее юная госпожа уже скоро должна была проснуться. Точнее, нет, не так. Она должна была тихо и ненавязчиво разбудить юную леди и помочь ей собраться для того, чтобы мисс Рейгард могла встретить своего отца вместе с матерью. Хозяин отсутствовал на своих имениях достаточно долгое время. Има сумела насчитать три месяца, после чего забросила это скучное и неблагодарное дело. Да и какая разница, куда носит хозяина, пусть он и был достаточно добрым к своим рабам и Имани в частности. Он даже распорядился, чтобы ненужную одежду его дочери, мисс Каролины, отдавали ее служанке. Естественно, то была еще та роскошь, поскольку юная мисс порой отдавала совсем новые платья, которые надевала всего раз или два. А миссис Рейгард никогда не скупилась на одежду для своей красавицы дочери, что была так на нее похожа – то же лицо, осанка и даже походка, словно у выдрессированной пантеры. В прочем, почем знать, как крадется пантера, когда никогда прежде не видела ее? Име то было все равно. Она жила, как умела. Жила и наслаждалась тем, чем ее одарила судьба.
Девушка подошла к подносу, на котором уже остывал завтрак юной госпожи, и первым делом осмотрела, все ли там было на месте и не стоит ли ей чего-нибудь поправить. Ну, там розочку сдвинуть в сторону в тонком графинчике – ее ведь юная госпожа любит красивые цветы видеть утром и таким маленьким, и скромным подарочком от садовника сегодня был тонкая и еще не распустившаяся роза.
- Да все в порядке, что ты там высматриваешь?!- проворчала повариха, что уже на протяжении добрых двух десятков лет, как кормила жильцов этого роскошного дома. Говорили, что она даже помнила покойных родителей мистера Рейгарда и самого хозяина двадцать лет назад. В прочем, то ведь могли быть попросту сплетни?
- Вижу, что все в порядке, - пожала плечами девушка, прежде чем ловко взяла поднос и вложила его себе на левую ладонь. – Просто нужно было убедиться, что госпожа будет довольна, - добавила она, прежде чем легкой и даже беззаботной походкой направилась к выходу из кухни.
- Да-да, убедилась она – смотри, как бы ты не уронила свой поднос, не то хозяйская дочь еще тебя прикажет выпороть, - пожурила молодую девушку кухарка, глядя ей в след. В прочем, не только она засмотрелась? – Так, а ну-ка все разошлись. Вот же лентяи! Никто в этом доме работать не хочет, только одной мне весь день приходится пахать, словно той лошади с плугом, - громко проворчала женщина, что было слышно ее даже Име, которая выйдя из отделения для слуг.
Быстрым шагом Имани направилась в покои юной госпожи, что сейчас еще крепко и безмятежно спала на своей огромной кровати с легким балдахином бледно молочного цвета из тонкого кружева, который защищал ее ночью от москитов и прочих насекомых. Дверь едва слышно скрипнула, пропуская темнокожую рабыню, после чего скрип повторился еще раз – на этот раз дверь заперлась, тихо клацнув в ответ. Поставив поднос с завтраком юной мисс, Има подошла ближе к зеркалу с туалетным столиком, чтобы слегка убрать тот беспорядок, что там царил, когда заметила блестящую сережку.
Она помнила ее. Каролина надевала ее всего раз или два и вчера она была на ней – то были прекрасные и дорогие сережки из чистого золота и бриллиантами, что сверкали, словно звезды в ушах хозяйской дочери. От них нельзя было отвести глаз… И Има протянула к сережке руку, чтобы хоть коснуться к одной сережке, не говоря уже о том, чтобы примерить. Но, тут послышался шум – Каролина во сне шумно выдохнула, повернувшись на другой бок. Так что, Имани сразу одернула руку, ухватившись за платье, брошенное рядом. Юная мисс Рейгард не умела хранить чистоту и складывать вещи, как следует, увы. Сложив платье, девушка поспешила к окну, чтобы впустить немного утреннего солнца во внутрь этого сонного царства. И тут уже отозвалась хозяйская дочь.
- Има, ну как можно быть такой бессердечной – еще очень рано, дай мне поспать, - взмолилась госпожа, на что рабыне не оставалось ничего, кроме как смириться с упреком и проглотить обиду. Она никогда не позволяла себе спать так долго, хоть и хотелось. И что же было ей делать? Нужно было убедить капризную девочку в том, что она должна была и так знать.
- Но, мисс, ваша маменька велела мне вас разбудить и привести в порядок, как можно раньше – скоро приедет ваш папенька. Вы ведь так скучали по нему, - начала свои уговоры Има, что, в конце концов, дали свои плоды. Каролина и поднялась, и поела хорошенько и даже надела то платье, что так нравилось ее отцу, так что уже скоро рабыня могла быть свободна. Ровно до тех пор, пока ее не позвала госпожа, чтобы дать новых поручений и так до вечера. Хорошо, наверное, что хозяин приехал не один? Его гость должен был отвлечь хозяев, что в прочем еще будет тем еще интересным вопросом…
- Могу я быть свободна? – спросила она, прежде чем получила возможность отлучиться из дома, чтобы поспешить к матери, которую не видала добрых два дня, если не больше.
Так по дороге за ней увился Сципион. Он сказал, что не желает, чтобы с Имой что-то случилось и лучше проводит ее, а поскольку Имане он казался не плохим парнем, девушка не стала возражать. Она беззаботно напевала себе звучную мелодию под нос, когда они шли и обсуждали грядущий праздник, а когда она открыла дверь в хижину матери и увидела там первым делом постороннего человека … испугалась и замерла на месте.
К счастью, Эйра отреагировала молниеносно. Она сразу же прогнала Сципиона, тогда как Имани не могла отвести взгляда от того мужчины, что находился в хижине ее матери. Было в нем что-то настолько мрачное и грустное, что ей сразу же захотелось его утешить… помочь? Однако вскоре и он ушел, оставив наедине мать с дочерью, которую та быстро заключила в свои объятия.
- Хозяйка была добра и дала мне свободный вечер, - улыбнулась белозубой улыбкой девушка. – Но, ты знаешь, как ее настроение бывает переменчивым? Не будем же терять ни минуты, – добавила она, нисколько не теряя своего оптимизма. Но, улыбка тут же сползла из темного личика Имани, едва она вспомнила того мужчину, запах одеколона которого еще оставался здесь ненавязчивым шлейфом. – Что за человек то был?
- Тебе лучше не спрашивать о нем, Има, - не весело произнесла целительница.
- Это ведь гость хозяина, ты должна ему помочь, если знаешь, как, - добавила она, посмотрев на мать с любопытством.
- Да, гость. Но, проклятый гость – ох, не следовало ему приглашать его, - мотнула головой женщина. – Он не проживет долго, лоа убьет его, не даст покоя.
- Но ты ведь можешь ему помочь?
- Помочь всем невозможно, а его спасение обойдется слишком дорого – не думаю, что хочу искать решение чужих проблем. Хватит ему того, что эту ночь он будет спать спокойно, - добавила женщина, прежде чем сменить тему разговора, чем дала понять дочери, что эта тема более не будет обсуждаться.

+1

4

Признаться, Дитрих не имел не малейшего понятия, что сделала та женщина из поселка... однако, ему стало реально лучше, так что следующую после неожиданного лечения ночь, он провел без каких-либо неприятных снов. Наутро, его самочувствие настолько улучшилось, что немец с аппетитом позавтракал в компании гостеприимных хозяев и их дочери - естественно, Рейгарт тут же высказался о том, что кое-кому давно уже пора было как следует отдохнуть от всех забот и хлопот.
-Позитивный настрой всегда играет очень важную роль в лечении пациентов, -улыбнулся доктор, собственноручно подлив немцу прекрасного хереса в бокал. -Я ведь говорил, что вам сразу полегчает как только вы приедете в мой дом - и оказался прав! Надеюсь, что положительная динамика будет прослеживаться и дальше и вы сможете уехать домой совершенно здоровым.
Дитрих лишь согласно кивнул - ему очень хотелось расспросить о той темнокожей женщине, которую он встретил на речке, однако интуиция почему-то говорила в пользу того, что не стоит поднимать эту тему при жене и дочке Рейгарта. К тому же, на плантации всегда можно найти того человека, кто будет в курсе всех господских дел? Так что после завтрака и приятной беседы, Данцигер как бы случайно встретил управляющего усадьбой - он как раз распределял людей на дневные работы в поселке. Это был француз, примерно одних лет с охотником, человек хорошо воспитанный и дружелюбный, так что разговор можно было быстро перевести в нужное русло.
-Скажите... а кто живет вон в той хижине возле реки? Которая стоит в некотором отдалении от остальных домов? -поинтересовался Дитрих, решив задать вопрос в лоб и не ходить вокруг да около. -Просто она помогла мне... сняла боль в пораненной руке...
Он замялся, не зная что еще можно добавить к вышесказанному, но управляющий кивнул, сразу поняв о чем идет речь.
-Там живет Эйра... она вроде старейшины в поселке и все ее слушаются... и боятся. У нее дар потомственной гамбо, так что вам очень повезло, что она решила помочь...
-Гамбо? -недоуменно переспросил майор. -Что это означает? Она говорила о каких-то лоа... но я ни черта не понял, признаюсь вам честно.
-Гамбо - жрица, которая умеет говорить с духами, -ответил француз. -Она может исцелять больных или наносить вред тем кто мешает ей. И не смотрите на меня так - пока моя дочка не заболела, я тоже не верил в вуду... но только Эйре удалось спасти ее, тогда как ученые доктора разводили руками.
Дитрих внимательно слушал собеседника, начиная припоминать, что когда-то действительно что-то слышал о магии, которую темнокожие рабы привезли со своей далекой родины. Но если не соприкасаешься с подобным, то и верить в нечто такое незачем, не так ли?
-Просто... она сказала, что лоа, преследующий меня скоро вернется, -тихо произнес немец. -Я бы хотел понять, что это значит..
-Вам стоит самому поговорить с Эйрой, -посоветовал управляющий с самым серьезным выражением лица. -Только она может объяснить вам, что хотела сказать... если конечно захочет. Но в любом случае, спросить стоит.
После этого разговора, Данцигер направился к хижине ведуньи, но не застал ее там и конечно же не мог знать, что несколько минут назад Эйра ушла по своим делам. Постояв возле двери, мужчина направился к реке, где и увидел ту самую девушку, что вчера приходила к целительнице - быть может она знает куда подевалась хозяйка хижины?
-Простите... мы с вами мельком виделись в доме мистера Рейгарта... и вчера.., -Дитрих не стал уточнять где именно. -Мне очень нужно поговорить с Эйрой... это очень важно. Вы не знаете, она надолго ушла?
Увидев, что девушке надо помочь отнести на берег реки с деревянных мостков корзину с чистым бельем, Данцигер тут же подошел ближе и хотел было взяться  за ручку этой самой корзинки, однако прелестное создание его остановило.
-Вас ведь зовут Има? Я еще плохо знаю людей с усадьбы, -майор улыбнулся. -Давайте я вам помогу, пока ваша матушка не вернулась?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-09-15 23:22:49)

+1

5

Зачем тебе чужие проблемы? – этот во истину философский вопрос застал Имани с самого утра вспомнить о том странном белом визитере, которого девушка застала в хижине своей матери вчера. Восстанавливая его удивленное лицо, девушка с грустью подумала о том, как ей жаль того, что не знает способа, как можно помочь доброму человеку. А в том, что он добрый не имела никаких сомнений. Об этом твердило все его тело, скрытое под одеждой, как всегда это делали белые, прячась от солнца, только загорелое лицо незнакомца было каким-то … добрым? Пусть даже и уставшим. В конце концов, разве бы хозяин позвал бы кого-то плохого к себе домой в гости? Да, неоднозначный вопрос, но девушка уже успела подобрать один категоричный ответ. Знала ведь, что была права. Да и сердце ее редко ошибается. Не зря ведь потомственная колдунья. Какой-то, но должна была получить дар от матери в наследство.
Но, работу никто не отменял сегодня, пусть даже голова была забыта целым возом любопытных вопросов, которые хотела бы Има задать хоть кому-то. Мать, конечно же, вряд ли ответила бы своей без меры любопытной дочери относительно того, почему лоа преследуют людей. Да и зачем? Не должен ли белый человек принести в жертву какой-то туши, дабы лоа отпустил и простил его? С этими вопросами в обед Имани и направилась к реке с бельем для стирки. Только мельком девушка видела таинственного гостя мистера Рейгарда за завтраком, но ей было велено в это время навести порядок в гардеробе юной госпожи, что в результате сопровождалось стиркой у реки.
Красивое платье, подол которого был украшен целой сотней, если не тысячью красивых тонких стеблей роз, лилий и фиалок первым отправилось в прохладную воду. За ним последовало желтое чайное платье, которое Имани пришлось усердно тереть, дабы отмыть затертый о свежую траву подол. У девушки оставалась еще целая корзина белья, когда она закончила с платьями юной госпожи и макнула свои длинные ноги в воду. Какое-то время девушка смотрела на то, как одинокие листочки наталкиваются на них, но после течение реки их заставляет нестись куда-то дальше, вперед к неизведанным краям…
Има оглянулась. Что знала она о том, что прячут за собой те деревья, между которыми прячется река? Плантации, болота и озера, среди которых есть та самая байя, куда убегают все те, к кому духи оказались не милостивы и им попались плохие хозяева. Где-то там спрятался и старый целитель, что раньше работал на хозяина соседней плантации. Ее владельцами были ужасные люди, что били своих рабов и заставляли работать от самого рассвета до поздней ночи, пока они не стали убегать от них. И Нил был одним из тех, кто последним сбежал. После этого, видимо, лоа прокляли их – хозяйство не спорилось, урожай убила непогода, так что они снялись и покатились за дуновением ветра. За бесценок перед своим отъездом в Африку ту плантацию выкупил мистер Рейгард, только пока ее некому было обрабатывать – доступной рабочей силы не было.
Она что-то задумалась, загляделась между веток деревьев, где пела голосистая птица, прежде чем тихо вздохнуть и вернуться к своей работе. И ведь именно за ней Иму застал светловолосый мужчина, о котором она еще не так давно вспоминала. ДА и разве не так давно? Постоянно, едва открыла свои глаза этим солнечным утром, ее мысли уже были наполнены сострадания, и решения найти ответ на вопросы, что касались возможной помощи ему.
«Я должна пойти на байю и спросить того старика Нила о том, что может помочь ему…» - подумала она, улыбнувшись мужчине, что поторопился окликнуть ее и даже поспешил к ней на … помощь? Нет, помощь от господина ей не нужна была, потому Имани поспешила остановить незнакомца от столь необдуманного поступка.
- Здравствуйте,  - звонко отозвалась девушка. – Да, можете меня звать Имой, а вас я помню – вы гость хозяина Рейгарда, - поспешила поправить она мужчину. – Не стоит мне помогать – это моя обычная работа, - пожала она плечами. – Если мне с ней будут помогать, хозяева могут быть мной не довольны. Вы их гость – не думаю, что они хотели, чтобы вы утруждали себя, - мягко добавила она, даже не заметив, как разговорилась. Сказала даже слишком много, чем могла себе позволить обычная девушка-рабыня, дабы оставаться в тени своих господ.
- Матери пока нет. Возможно, она вернется скоро уже, а может, задержится до вечера, - вновь пожала плечами девушка, даже не обратив своего внимание на одежду, которая заставила бы покраснеть до ушей юную госпожу, на которой еще недавно красовалось это платье.
Но, разве оно красовалось сейчас на Имани? Лишь лишний раз оно подчеркивало ее дикие африканские корни – рюшка, что должна была проходить от одного плеча, к другому, по вырезу платья, была беспощадно оторвана самой Имой, поскольку явно мешала в работе. Платье было тесным в груди, от чего прелести темнокожей девушки громко обращали на себя внимание. А подол платья? Никакой нижней юбки из атласа или шелка, путь одна все же и была у девушки в распоряжении – тоже отданная ей с барского плеча.
Она прошла навстречу мужчине, доставив к берегу свою нелегкую ношу, которую и поставила у ног на землю, и с интересом заглянула в глаза немца.
- Вы хорошо сегодня спали? – спросила девушка, прежде чем позволила себе коснуться руки мужчины кончиками своих пальцев, проводя ими к верху до локтя. Она остановилась, так и не коснувшись той раны, о которой она слышала от матери вечером, не говоря уже о слугах. – Она не приходила сегодня ночью? – добавила она, сгорая от любопытства, ведь желала увидеть ту самую рану на руке…
- Мать говорила, что это лоа не дает вам покоя и он вернется – я знаю, против каждого лоа есть свой способ, заставить его уйти… Не хотите попробовать? – предложила она внезапно, вспомнив, как когда-то мать учила ее прогонять плохие сны. – Но, для этого вы мне должны позволить закрыть себе глаза, хорошо? – не дожидаясь ответа, добавила девушка, приподняв подол платья. - Белые девушки имеют просто неслыханное терпение, ведь им хватает силы и духу носить столь юбок, что в них просто спариться можно… - прокомментировала она. – Но зато, здесь много материи, так удобно, - улыбнулась она, отодрав от одной из нижней юбки, что скреплялась у корсажа несколькими швами. И, кстати, под все это было принято надевать еще одну юбку – вот, что больше  всего поражало девушку. В прочем, от  нее ждали дальнейших действий, пусть и слегка удивлено, но ждали.
Она закрыла глаза белому мужчине, после чего взяв его за руку, повела к реке, куда уже скоро вошла первой, а после потащила мужчину: - Не бойтесь, тут не глубоко. Просто сразу резко погружаешься в воду…
Има рассмеялась тому, что представилось ее взгляду. В прочем, мать тогда тоже смеялась с нее, ведь у Имани было наверняка такое же выражение лица? Испуганное, не уверенное и … обаятельное? Пальцы девушки вновь скользнули по коже рук мужчины, проведя вверх и вниз. А вместе с тем и произнесла ,приподнявшись на пальчиках, чтобы достать его уха: - Расслабься, погружаясь в воду …

0

6

Дитрих с любопытством посмотрел на девушку, после того как она не позволила ему донести корзину до господской усадьбы. Конечно же он не хотел, чтобы Иму наказали, но ведь Рейгарт человек культурный и образованный, его жена тоже - не будут же они сердится из-за такого пустяка? Джентльмен не может не помочь даме и совершенно неважно, что она служанка, потому как корзина с выстиранным бельем была большой и тяжелой...
Майор уже собрался было высказать все это Имани, но тут она выдала нечто такое, что заставило его замереть на пару секунд. Девушка сказала о лоа с таким же выражением как и ее мать совсем недавно... словно о живом существе, которого можно спокойно увидеть невооруженным взглядом.
-Подождите... вы тоже знаете о ней?? -поинтересовался Дитрих, ничуть не скрывая собственного удивления. -Знаете, я решительно ничего не понимаю и ощущаю себя полным дураком... может быть хотя бы вы мне объясните хоть что-то про этих лоа??
Немец осекся на полуслове, когда Има коснулась его замотанной листьями и тряпицами руки - он так и не решился снять наложенную целительницей повязку. Но сейчас речь была не об этом... просто прикосновение девушки было слишком даже смелым для столь юного возраста, к тому же она едва знала гостя своего хозяина. Тем временем, Имани продолжила говорить и бедняга Дитрих окончательно и бесповоротно растерялся и при этом поймал себя на том, что любуется декольте своей собеседницы. Кашлянув, он едва сумел заставил себя отвести взгляд и слушать что ему говорят.
-А вы знаете как прогоняют этих самых... лоа? -робко спросил охотник, наблюдая за действиями Имы и не споря с ней. -Что я должен делать??
Он послушно закрыл глаза и пошел в воду, следом за девушкой, решив уже ничему не удивляться. Имани остановилась, когда завела его подальше, там где уровень воды был примерно по грудь и подошла вплотную, вновь легонько прикоснувшись к его пораненной руке...
-Хорошо.., -почему-то так же тихо как и Има, ответил немец и присел, скрывшись под водой. Мужчина понятия не имел, сколько (и главное, зачем??) ему сидеть под водой, так что вынырнул когда запас воздуха стал подходить к концу... и как-то так само собой получилось, что после этого он обнял Имани, притянув ее к себе здоровой рукой. -Теперь уже можно открывать глаза?
Оказавшись на предельно близком расстоянии, Дитрих провел губами по щеке Имы, продолжая самым наглым образом обнимать ее. Удивительно, но девушка не влепила ему как следует по физиономии, так что он успел поддаться искушению и поцеловать ее в шею, прежде чем с берега раздалось недовольное:
-ИМА! Что ты там затеяла, хозяйка уже битый час тебя ищет!!!!
Увидев злую как тысяча чертей Эйру, Данцигер тут же выпустил Иму из своих объятий, словно студент которого застукали вернувшиеся раньше времени родители. Когда девушка вылезла на берег, то хорошенько получила от своей матушки полотенцем по мягкому месту, после чего ей пришлось сбежать вместе с корзиной белья. Немец же получил такой взгляд от недовольной ведуньи, что просто побоялся ее расспрашивать и тоже направился к главной усадьбе. Ну а Эйра, зашла в свою хижину и тяжко вздохнула... она прекрасно поняла, что пыталась сделать ее дочь и теперь была очень зла на нее. Име ведь уже кажется было сказано, даже не подходить к проклятому гостю хозяев и заниматься своими делами??
-Что за несносная девчонка.., -недовольно буркнула колдунья, быстро собрав небольшую корзинку - пора было навестить одного старого друга в байю. Много лет назад, когда Има была совсем еще маленькой, ему удалось сбежать от жестоких хозяев и устроить себе убежище в самом сердце болот. Нил был заклинателем змей и целителем, так что Эйра с радостью помогла ему спрятаться в лесу и иногда навещала, принося продукты и бутылочку старого доброго виски. Женщина покинула свою хижину и направилась к лесу, переправившись вброд через реку... и даже не могла подумать, что непослушная дочь в это самое время следует за ней. У Имы больше не было никакой срочной работы, так что она собиралась сама навестить старика Нила и увидев матушку, решила пойти за ней, словно почувствовав, что это было самым верным решением...
-Так ты говоришь, твой хозяин пригласил проклятого человека в свой дом?? -удивился Нил, после того как вместе с Эйрой уселся на поваленном дереве, рядом со своей хижиной. -И что... ты не поможешь ему?
-Он обречен... через несколько дней злой дух убьет его, -ответила ведунья, вновь тяжко вздохнув. -Я не могу ему помочь, здесь нужен особый ритуал...
-Неужели есть такие случаи, когда ты не в силах помочь? -усмехнулся Нил, с удовольствием отпив глоток виски. -Я не знаю никого, кто был бы сильнее тебя, Эйра... твой побратим всегда был сильнее других лоа, в чем же дело?
-Этот человек вступил в единоборство со страшной темной силой, что питалась людскими жизнями, -тихо сказала Эйра. -Он убил львицу-людоеда, я видела ее смерть так словно была рядом в тот самый момент. Дух этой львицы терзает его уже несколько месяцев и я удивлена, что охотник еще жив. Прогнать ее сможет лишь женщина, что решится забрать его у лоа... и соединится с ним. Но этого не произойдет и совсем скоро львица заберет душу своего убийцы. Я слышала ее вой во тьме...
-Теперь я понял тебя... пожалуй, у нас таких случаев давненько не было... Выпьем еще?
-Я хотела попросить тебя, чтобы ты заглянул в будущее Имы, -тихо сказала Эйра, посмотрев на старого друга. -Мой побратим не желает говорить мне правду... а я не хочу его заставлять. Быть может змеиные кости скажут, чего следует опасаться?
-Хорошо... ты же знаешь, что тебе не нужно меня не о чем просить. Просто всегда говори прямо, что я должен сделать - и я сделаю все что в моих силах, -улыбнулся Нил, достав из-за пояса мешочек с косточками. Произнеся слова заклинания, он высыпал кости на коврик перед собой и внимательно вгляделся в них. Ведунья молча ждала вердикта заклинателя и спустя несколько минут он озвучил его. -Кости говорят, что Има покинет тебя... а еще, почему-то указывают на ребенка. Я ничего не понимаю, Эйра... вижу город у большой воды - но как такое может быть?
-Значит мне все же придется заставить геде* сказать мне правду, -в очередной раз вздохнула Эйра, допив свой стакан с виски.

*геде - дух-побратим, помогающий Эйре.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-09-15 23:22:12)

+1

7

Белый человек задавал много вопросов, ответы на которые обычно Има даже не пыталась найти, все было и так очевидно. Кто такой лоа? Его не увидеть. Но его можно почувствовать, если быть достаточно внимательным к тому, что происходит вокруг. Как прогнать его? Некоторым и не нужно, но в случае немца – ему нужно было попытаться сделать хоть что-то, иначе лоа просто заведет его в могилу. И Имани собиралась помочь гостю своего господина, вопреки словам матери она решит, что сделает все, что в ее силах – нельзя ведь оставлять доброго человека в беде, да еще и со столь красивыми глазами!
- Я сделаю все, что смогу, - уверила девушка, вместо тысячи слов, которые могла потратить на объяснения. Правда, она умолчала, что знает очень немного, а мать не захочет раскрывать своих секретов, раз уж она поспешила похоронить немца, в глазах которого было еще так много тепла и желания жить, бороться и продолжать свой путь.
- Пойди под воду и выкинь из головы то страшное происшествие, что терзает твою душу, - тихо добавила она, для пущей уверенности помогая мужчине выполнить ее инструкции, которые она произносила на удивление тонким и тихим голоском, словно бы боясь спугнуть нечто таинственное, затаившееся между ними.
Мужчина находился под водой достаточно долго. Настолько, чтобы Има успела разволноваться и подступиться ближе, дабы убедиться – жив ли ее пациент. Но, едва она ступила шаг вперед, как из воды показался мужчина. Он вынырнул очень внезапно, от чего девушка едва не ойкнула, но не отпрянула, когда его сильная рука обвила ее талию, прижимая к себе. Он был так близко, что у Имани затаила дыхание, его губы уже щекотали щеку, а теплое дыхание шею. Стоило ли говорить, насколько будоражило все происходящее чувства юной темнокожей девы? Ни о чем подобном она и думать не думала, но внезапное желание попробовать на вкус бледные губы заставило позабыть о первостепенной цели всего этого купания.
Но слова матери быстро отрезвили рабыню, от чего ей оставалось лишь подобрать свои изрядно промокшие юбки и грести к берегу реки, на которой оставила две корзины с постиранной одежды своей госпожи.
- Что ей нужно? – удивленно и даже испугано спросила девушка у своей матери, на что она не думала даже скрывать собственной злости.
- А я почем знаю? Иди и спроси. Да-да! В доме тебе все расскажут, - Эйра тонко съязвила, прежде чем не приложилась полотенцем, что было в руках к дочери. – А это тебе за то, что так быстро забыла мои слова!
- Ну, мам! – возмущаться у девушки не было времени, поэтому она лишь оглянулась на мужчину, а после, зыркнув на мать, поспешила в дом. Но, как оказалось, Има не была нужна никому, что натолкнуло девушку на неприятную мысль – мать не желала, чтобы она общалась с тем белым мужчиной, которого позвал в гости хозяин, пусть даже она не делала ничего дурного.
Развешивая белье у дома, Имани задумалась о том, что тревожило ее с самого утра, а после уже приняла решение. Ей должно было хватить времени для того, чтобы вернуться к ужину в дом, а после помочь юной хозяйке приготовиться ко сну. Пока же хозяйская дочь занималась какими-то собственными заботами и собралась в город вместе с матерью, чему Има была только рада. Уж теперь-то ей меньше можно было опасаться, что ее маленькая прогулка лесом да болотами не останется приватной.
В прочем, она не могла быть приватной, ведь не только Има пожелала ступить в баю и повидаться со старым целителем и заклинателем змей, о котором ходило много рассказов. Естественно, она не торопилась нагонять мать, а даже наоборот – тихо шла по пятам, словно бы черная пантера кралась в самых темных уголках джунглей. Она не сокращала расстояния между ними, и только Эйра вошла в старую хижину Нила, подошла впритык к тому самому дырявому окошку через которое можно было слушать… и надо ведь такому случиться, чтобы слова матери открыли такой большой секрет именно в присутствии Нила? Этому человеку ведь она доверяла, но … не доверяла собственной дочери, что хотела лишь добра незнакомцу.
И ведь могла принести его?
- Нужно соединиться… - тихо пробормотала Има, прежде чем услышала какой-то шум, который и заставил ее сбежать сначала в кусты, а после и вовсе вернуться домой. Петлять по темным джунглям леса ей явно не хотелось. Не в пример собственной матери, что так и не торопилась возвращаться – мнимая свобода байи ей была явно по нраву.
Этим вечером юная мисс Рейгард быстро утомилась, от чего Има была свободна чуточку раньше. Но мысли Имя не покидали светлые глаза мужчины, что искрились добротой – казалось, она их видит наяву, едва только сомкнет глаза. И представить себе, словно бы больше не сможет их увидеть … не могла. Решительным шагом девушка направилась в собственную комнату, где после непродолжительных сборов и переодеваний, вновь воцарилась тишина – Има раздумывала не дольше половины минуты, после чего быстро вышла на улицу, а после по тихим тропинкам пришла к домику для гостей.
Три стука в дверь и ожидание, прежде чем тебе откроют – да, девушка была слегка взволнована, ведь понимала, что мать будет не в восторге от ее затеи. Но, сейчас она перейдет свой Рубикон?
- Прости, что ничего не получилось в реке, - тихо произнесла она, переступив порог дома, в котором проживал мужчина.
На ее лице заблестела улыбка – увидев его выражение лица и встретившись с ним взглядом, забыла обо всех своих тревогах, что останавливали ее и от столь ответственного шага. Рука коснулась ладони немца, прежде чем он мог что-то сказать или отреагировать, тогда как другой она коснулась его груди.
- Позволь мне помочь тебе? – спросила она у мужчины, прежде чем ее рука скользнула чуть вверх, дабы вскоре уже похитить его поцелуй. Короткий. Нетерпеливый. Многозначительный. - Я приму твоего лоа, - тихо прошептала девушка, прежде чем отступить шаг назад и, расстегнув платье, оказаться полностью обнаженной перед ним.

0

8

Весь оставшийся день до вечера Дитрих провел в гостевом домике, раздумывая о том что произошло нынче на берегу реки... и ведь кое-кто, будучи вроде бы взрослым и умным, не должен был вести себя не по-джентльменски? Однако... эта девушка, что старалась помочь немцу, была совершенно особенной и уж точно не похожей ни на одну женщину, что когда-либо встречались ему. Она была совершенно особенной, без налета фальшивого светского лоска или чего-то подобного - открытая, прекрасная и неизмеримо чувственная, без особого труда заставившая бравого охотника думать лишь только о ней одной.
Вернувшись с реки, он пытался заставить себя отбросить все эти приятно щекотавшие воображение мысли... сказать себе, что Има еще ребенок, а ему пора уже опомнится и вести себя как подобает взрослому человеку. Но... все было тщетно и среди всех этих благочестивых сомнений и размышлений, то и дело всплывала одна и та же яркая картина: Дитрих обнимает Имани в воде, а она охотно отвечает на его объятия и дрожит в предвкушении чего-то большего в его руках. Какой мужчина смог бы забыть подобное?? Особенно если девушка, которую он обнимал совсем недавно, была чертовски красива...
Резюмируя все свои не слишком приличные мысли, Дитрих сидел в одиночестве в гостевом домике, не зная как ему быть дальше... он уже успел позабыть про свою рану, ведь пока что она еще не напомнила о себе. До самого вечера, охотник вспоминал те недолгие, но прекрасные моменты, что произошли днем на реке и которые так безжалостно прервала Эйра.
В реальность Дитриха вернул тихий скрип двери - оглянувшись и привстав с кушетки, он увидел Иму, что называется, во плоти и сердце его радостно ухнуло куда-то вниз.
-Прости, что ничего не получилось в реке.., -тихо сказало прекрасное видение, прежде чем подойти ближе и коснутся мужчины, теперь уже заставив его ощутить сладкую и нетерпеливую дрожь превкушения. Он прекрасно знал, что должен был сейчас отправить девчонку домой, сказать что-то умное... хоть как-то попытаться противится ее чарам и собственной природе, что в данный момент жаждала лишь одного.
Сделать ее своей. И пусть привычное благоразумие летит ко всем чертям...
-Я... словно проснулся от долгой спячки сегодня утром, -Дитрих улыбнулся сделав небольшой шаг вперед и оказавшись еще ближе к Име. -Весь день я думал только о тебе...
Он приложил свою ладонь к теплой ладошке девушки, на пару мгновений замерев, когда их пальцы переплелись... по идее, затем следовало пойти дальше, но Има опередела Данцигера, сделав нечто такое, после чего было уже поздно останавливаться. Охотник ответил на желанный поцелуй, притянув девушку ближе к себе, но она отстранилась от него и позволила своему платью соскользнуть на пол...
-К черту лоа.., -тихо произнес Дитрих, прежде чем обнять самую желанную и прекрасную на свете женщин. -Иди ко мне?

На следующий день, немец проснулся уже где-то после полудня и в полном одиночестве - его ночная нимфа успела сбежать и лишь смятая подушка рядом напоминала обо все сладких безумствах этой ночи. Он уселся на постели, потянувшись и потирая глаза... и только в этот момент заметил что повязка, которую соорудила Эйра, давным-давно успела слететь...
...и что самое интересное, все страшные шрамы на правой руке Дитриха сейчас выглядели так, словно бы и не гноились еще пару дней назад. Пожалуй, в нечто такое бывает сложно поверить, если не увидеть собственными глазами?
Умывшись и одевшись, мужчина направился на главную усадьбу, желая как можно скорее увидеть Иму и поговорить с ней - хотя и не представлял, что может сказать ей после вчерашнего.
Он не хотел чтобы все так вышло?
Чепуха и совершенное вранье... потому как Дитрих безумно желал Иму, еще до того момента как она пришла к нему вчера вечером. И сейчас, ему больше всего на свете хотелось повторить вчерашнюю ночь...
-Доброе утро, сэр! -радушно поприветствовала гостя кухарка, когда он заглянул на кухню, не найдя хозяев в доме. -Мистер Рейгарт с супругой и дочкой поехали в Сент-Луис и приказали приготовить для вас завтрак. Вам подать его в столовую или в гостевой домик?
-Не беспокойтесь, думаю что я отлично поем прямо здесь, если не помешаю вам, -улыбнулся Дитрих, усевшись за стол. -А хозяева надолго уехали?
-У доктора какие-то дела в городе, а миссис собиралась заглянуть в модное ателье, -охотно рассказала последние новости кухарка, порадовавшись появлению столь внимательного слушателя. -Так мне сказала Има прежде чем уехать вместе с мисс Каролиной.
Дитрих кивнул, тихо вздохнув - так значит, он не увидит Имани до самого вечера и ему придется набраться терпения... но тут же было ничего не поделать, разве что дождаться возвращения Рейгартов из Сент-Луиса, так что позавтракав, немец вернулся обратно в гостевой домик. Время тянулось скучно и долго, так что в конце-концов мужчина попросту уснул, потому как занять себя ему было нечем. Проснувшись, он вновь заглянул в усадьбу, поздоровавшись с Рейгартом и его женой и узнал, что все слуги получили разрешение пойти на праздник в поселке, откуда раздавались ритмичные звуки барабанов и веселой музыки. Естественно, Данцигер не стал долго ждать и направился именно туда на поиски Имани... и замер на месте, когда увидел как она танцует вместе с остальным в широком круге, образованном зрителями сего феерического действа.
И вот тут-то немца поразила самая настоящая неуемная ревность... потому как Има танцевала с тем самым парнем, которого выгнала из своей хижины ее матушка. Танцы под музыку с далекой родины вообще-то нельзя было назвать приличными с точки зрения европейца, так что Дитрих успел не на шутку разозлится, пока Имани не подошла к нему. Беднягу Сципиона от неминуемой расправы спасло лишь то что девушка взяла немца за руку и увела его от греха подальше... и снова оказалась в объятиях охотника как только вокруг не стало ненужных глаз и ушей. Вместо того чтобы поговорить о том, насколько быстро и непозволительно все случилось накануне вечером, Дитрих притянул к себе Иму и жадно поцеловал, позабыв абсолютно обо всем на свете.

0

9

Имани было прекрасно известно о том, как следует себя вести истинной леди, ведь львиную часть своего рабочего времени она проводила с юной госпожой, которой с юных лет пытались привить эти самые манеры, на которые наступила этим вечером юная рабыня и не просто растоптала их. Станцевала самый заводной танец, о котором лучше было бы не знать хозяевам, не то … А, вот это было уже не важно! Чего глаза не видели, о том и не болит сердце. Мать, конечно же, наверняка прознает по отсутствию лоа, только свершившегося факта будет не изменить. Она может всю жизнь корить свою строптивую дочь о том, чего будет уже не в силах изменить, но Име было то безразлично. Вес имело только то, что происходило между ними здесь и сейчас, ведь делала все, что могла с неподдельным удовольствием. К тому же, самым главным было то, что она смогла помочь хорошему человеку, что был с ней настоящим пылким львом, вырвавшимся из клетки.
А это ведь значило, что она приняла его лоа?
Мысли о преследующем охотника злом духе очень быстро отступили на задний план, если не исчезли вовсе ровно до тех пор, пока Има не проснулась поутру. Солнце заглядывало в незакрытое ставнями окно, назойливо щекоча темнокожую рабыню, словно бы заставляя вспомнить ее о том, что здесь было не ее место – ее удел услужить хозяевам, что уже скоро должны были проснуться. Но девушка не торопилась покидать теплую и мягкую постель белого мужчины. Повернувшись на бок, она с интересом и неподдельной нежностью всматривалась в его безмятежное лицо, на силу заставив себя оторваться. Има не устояла от короткого поцелуя, что побудил в ней безумные воспоминания об ушедшей ночи. Действительно, то было очень рискованно, ведь … вдруг он проснется и не будет ей рад? А если захочет все немедленно повторить и не отпустит к хозяйке? Одна мысль была страшнее другой, но последняя заставила девушку мягко улыбнуться, прежде чем она упорхнула из постели, а затем легкой и изящной походкой направилась в сторону роскошного хозяйского особняка, что уже с нетерпением ждал ее.
- Ты где так долго была? Госпожа еще без тебя проснется!– пожурила Иму кухарку, когда Имани, улыбаясь своим мыслям, вошла на кухню, где завтрак уже должен был дожидаться ее хозяйку на серебренном подносе, вместе с изящным цветком из сада в небольшой вазочке. Обычно она внимательно проверяла, все ли было в порядке, но сегодня не стала – просто подхватила на руку поднос и поторопилась в комнату хозяйской дочери.
По дороге ей встретился Сципион. Он поспешил расспросить ее о том, готова ли она к празднику, тогда как Имани взглянула на него, словно бы впервые услышала о празднике: - Праздник?! Действительно… - тихо прошептала она, прежде чем поспешила в нужном ей направлении. – Извини, некогда болтать, Сципион. Увидимся на празднике, - добавила она уже шепотом спустя пару минут, когда оглянулась на раба, что остался стоять и смотреть ей вслед.
Говорят, обычные дела очень легко и быстро затягивают в свое быстрое течение. Так случилось и сегодня, когда мисс Каролина огласила, что Имани просто обязана составить ей компанию в поездке в Сент-Луис. Собственно, Име обычно некогда было разъезжать, брали ее с собой в исключительных случаях, так что девушка нисколько не была против. Скорее даже наоборот. Набралась энтузиазма, с которым и прибежала на кухню, дабы доложить о всех новостях кухарке. Наскоро поев, девушка переоделась в одно из самых лучших платьев, которое ей отдала юная хозяйка и уже через полчаса чинно сидела рядом с хозяевами в повозке, что была запряженная двойкой лучших лошадей из конюшни мистера Рейгарда. Если бы не темный цвет кожи, который еще больше подчеркивался белоснежным цветом платья, вполне можно было бы счесть ее за приличную леди. Хуже всего было то, что в этом платье не было возможности открыть грудь, как любила делать девушка обычно, ведь застегивалось оно под самую шею чредой маленьких и аккуратных пуговок. Ей ничем было дышать, на лицо выступали капли пота, пока Има, приподняв слегка вверх свои юбки вверх, пыталась хоть как-то добыть себе чуть больше свежего воздуха.
На самом деле, поездка очень утомила девушку – платье было неудобным и жарким. Так что едва девушка прибыла обратно на виллу Рейгардов, и получила момент уединиться в своей комнате – с удовольствием избавилась от этой невыносимо красивой, но все-таки не простой ноши.
«Красота требует жертв? Ну и кто сказал эту глупость? Естественная красота не требует никаких затрат и жертв, ведь перед богами все ровня…» - подумалось было девушке, пока она переодевалась в более короткое и открытое платье, чем то, в котором появлялась на глаза хозяевам. Сегодня был их праздник, но мысли ее уцепились вовсе не за это – Дитрих и ее жертва ради жизни этого мужчины заставила ее замереть и задуматься о том, могла ли она дерзнуть снова появиться на пороге его дома, чтобы … просто посмотреть на его рану? Это был хороший предлог, которым она и намеревалась воспользоваться после праздника, что должен был закончиться поздней, но отнюдь не глубокой ночью. Только каким большим удивлением было ее, когда ее взгляд уцепился за бледное лицо мужчины, что прошлой ночью прикасался к ее обнаженной груди и дарил неистовые ощущения. Она танцевала один из ритуальных танцев вместе с другими молодыми рабами, что еще не создали своих собственных семей, но … остановилась, мягко уйдя от своего партнера по танцу, и направилась в сторону немца, что не сводил с нее глаз.
По правде говоря, сейчас она даже испугалась … испугалась того, что он будет не доволен чем-то, в частности ее поведением этим утром или прошлой ночью. Так что, она постаралась поскорее прикоснуться к его ладони, дабы ощутить – он не зол на нее, а его ладонь все также тепла и нежна к ней, и уж точно не обернется болезненными ударами недовольства.
- Идем, - тихо прошептала она, уводя мужчину за собой подальше от места действия праздника. Им достаточно было сделать всего несколько шагов, дабы скрыться за деревьями и кустарниками от чествующих своих богов рабов, когда руки мужчины сомкнулись вокруг нее, привлекая ее ближе к нему.
Има тихо глотнула воздух, дабы не задохнуться от недостатка воздуха. Ее дыхание было все еще учащенным после заводного ритуального танца, тогда как сердце вырывалось из груди по совершенно другой причине…
Дитрих поцеловал ее – жадно и страстно, от чего ноги не желали ровно стоять. Она отступила шаг назад, а затем еще один, но не потому, что собиралась уйти от поцелуя – ее тонкие пальчики ухватились за рубашку мужчины, за которую она и держала его, увлекая за собой, пока позади не ощутила опору в виде старого разлогого дерева. Когда-то давно, когда она еще была ребенком, Има часто карабкалась по его толстому столбу и усаживалась на одну из его крепких веток, но … сегодня был не тот день, когда ей захотелось бы повторить свой детский опыт. Желала она повторить, а еще лучше заново пережить, что-то совершенно иное… Ее пальцы скользнули вниз по животу мужчины, а пробравшись в брюки начала его ласкать. Прямо здесь и сейчас она желала его, в ровной степени, как и он ее – и в этом девушка была уже убеждена наверняка. Ей оставалось лишь приподнять подол своего и без того короткого платья и, опершись на старое древо, вновь подарить нетерпеливый поцелуй Дитриху.

+1

10

В данный момент, Дитриху было ровным счетом наплевать на то, что его и Иму мог бы кто-нибудь увидеть... ему не хотелось выпускать свою желанную и прекрасную "добычу" из рук и весь окружающий мир мог лететь ко всем чертям. Он послушно направился за девушкой, когда она потянула его за собой и продолжил череду жадных и нетерпеливых поцелуев, прижав Имани к дереву. Она не осталась в долгу, наградив своего весьма нетерпеливого любовника дразнящими прикосновениями, после которых хотелось лишь одного - обладать друг другом здесь и сейчас, не дожидаясь более благопристойных условий.
Впрочем, впереди ведь еще вся ночь, так что немец мельком успел подумать, что не отпустит Иму после первого их совместного "раунда" и они вполне могут продолжить уже в гостевом доме. Но это будет после...
Сладкое безумие началось и завершилось пожалуй даже слишком быстро, как и все хорошее в этой жизни - и Дитриху и его юной возлюбленной очень повезло, что их никто не застукал вдвоем. Охотник не торопился выпускать из объятий Иму, как вдруг где-то за спиной раздался спокойный голос Эйры, здоровавшейся с какой-то женщиной из поселка. Это означало, что пора сменить дислокацию от греха подальше, потому как ведунья навряд ли одобрила бы происходящее буквально под ее носом.
-Давай встретимся у гостевого домика? -тихо шепнул немец в губы девушке, прежде чем снова поцеловать ее. -Я сейчас отвлеку твою матушку и ты сможешь сбежать незамеченной... двери в доме не закрыты, так что жди меня там, хорошо?
После того как Има сбежала, Дитрих направился напролом через заросли, попутно сорвав подходящий длинный прут с одного из кустов. Эйра продолжала говорить со своей собеседницей... но увидев немца, осеклась на полуслове и замолчала, будто бы увидев привидение. Пожилая негритянка из поселка поспешно попрощалась и ушла, тогда как Данцигер тоже собрался проскочить мимо ведуньи, приветственно кивнув ей, но не тут-то было?
-Этого... просто быть не может, -тихо сказала Эйра, схватив немца за руку и остановив. -Что... вы сделали??
-В каком смысле? Я извиняюсь, что потревожил вас - старый Том, что работает в саду усадьбы позвал меня завтра порыбачить на реке... вот поздно спохватился, что у меня нет удочки, -отговорка была дурацкой, но тем не менее, Дитрих кивнул на прут, который держал в руке и только потом заметил, какими глазами на него смотрит колдунья. -Простите, но мне уже пора...
-Она ушла... но как такое возможно?? -воскликнула Эйра, обратившись скорее к самой себе, чем к охотнику. Он совершенно по-мальчишески пожал плечами, изобразив самое искреннее удивление... ведь будет лучше, если мать Имы не догадается о том, что произошло сейчас и вчера ночью. Дитрих не собирался отказываться от своей возлюбленной, пока что приглушив голос собственной совести.
-Я не понимаю, о чем вы... мне действительно намного лучше от нового лекарства, что Рейгарт привез из города, -соврал майор и глазом не моргнув. -А сейчас, я вынужден откланяться, потому как устал и хочу спать.
Эйра медленно разжала пальцы, отпустив запястье охотника и позволила ему уйти (или вернее - сбежать?), а затем тихо вздохнула... конечно же он выдумал какое-то чудодейственное лекарство, потому как нечто подобное не справилось бы со злым духом. Это означало, что кто-то совершил тот самый ритуал, о котором ведунья вчера говорила с заклинателем змей - но вот только кто это мог быть??
Ну а пока Эйра раздумывала, Дитрих успел дойти до гостевого домика, где его уже ждал самый лучший на этом свете приз. Он подумал было, что следует рассказать Име про разговор с ее матушкой, но ласковые объятия и поцелуи быстро заставили его позабыть об этом намерении. После очередной приятной близости, немец обнял свою взлюбленную, решив-таки использовать небольшой тайм-аут для разговора...
-Има... я не знаю что со мной происходит... но без тебя я просто не нахожу себе места и не хочу прекращать это. Давай уедем вместе? -он ласково провел ладонью по щеке Имани, отведя с ее лица несколько мягких прядок волос. -У меня есть деньги и ты никогда и ни в чем не будешь нуждаться. Ты так нужна мне...
Тем временем Эйра так и не смогла заснуть, стараясь найти хоть какое-то объяснение таинственному излечению гостя ее хозяев. Кроме того что лоа покинул его, еще и рана на руке выглядела совершенно зажившей - и нечто подобное было невозможно без какого-либо магического вмешательства. Не найдя ответов, женщина решила пройтись вдоль реки и встретила того самого старого Тома - садовника Рейгартов на берегу. Он занимался тем, что вытаскивал поставленные ловушки на раков и затем ставил их заново.
-Доброе утро, -поздоровалась Эйра со старым знакомым. -Как твоя нога, Том? Надеюсь, что на этой работе тебе куда легче...
-Все благодаря тебе, -улыбнулся садовник. -После того как меня стали мучить боли в ноге, я очень боялся что хозяева продадут меня... но ты спасла меня, Эйра. Как тебе удалось уговорить хозяина перевести меня в усадьбу?
-Это неважно... главное что ты жив и здоров, -ответила женщина, усевшись на берегу.
-Я было подумал, что ты ищешь Иму - впервые вижу чтобы она сбежала с праздника, -простодушно сообщил Эйре Том. -Хозяева ведь отпустили нынче всех своих слуг в поселок...
-Что ты сказал...? -Эйра даже растерялась, услышав садовника. Ведь и правда... она часто ругала Иму за то, что та задерживалась на празднике в поселке допоздна - и даже угроза взбучки не могла остановить эту несносную девчонку.
А затем, ведунья вспомнила Дитриха, что непонятным образом оказался в поселке и все стало мало-помалу проясняться - так неужели, это Има посмела исполнить ритуал??
-Только не это.., -решительно поднявшись, Эйра направилась к саду возле усадьбы, где и находился гостевой дом. Если ее догадки верны, то ответ на все вопросы не заставит себя долго ждать?

+1

11

Перед двумя любовниками, что решили немедля предаться своему вожделению, казалось, была впереди еще целая ночь. Только, что есть время для тех, кто желает получить все за раз и немедленно? Время слишком скоротечно, непостоянно, да и, по правде говоря, обычно его никогда не хватает для себя. Уж в этом маленькая темнокожая рабыня Имани прекрасно была осведомлена. Ведь порой, в конце долгого дня, полного особенных поручений и заданий от хозяйской дочери и ее матери, Има попросту валилась с ног, не имея сил на какие-либо развлечения. Исключением, пожалуй, мог стать день нынешний, что оставил ей сил для танцев и плясок со своими черными собратьями во время праздника, за которым следовал карнавал и продолжающаяся до самого утра феерия. Только какие могут быть развлечения сейчас, когда губы жаждут поцелуев, а тело жарких и лихорадочных прикосновений. Весь мир может подождать – замереть, остановиться или попросту провалиться в преисподнюю!
Девушка жадно глотала воздух в перерывах между поцелуями, тогда как ее финальный стон потонул в очередном поцелуе, прежде чем где-то совсем рядом раздались довольно знакомые голоса матери и одной из ее подруг. Сердце Имани, что билось бешеном ритме, словно бы замерло на мгновение, когда девушка представила себе, какова будет реакция Эйры на то, что она увидит. Знала, мать не просто будет не в восторге. Наверняка разгневается. Только, что дальше будет? Дальше фантазия темнокожей девушки не заходила. Но, мужчина вовремя придумал хороший план, который Име оставалось лишь принять и воспользоваться тем шансом, что предоставлял возможность сохранить их с Дитрихом отношения в тайне.
- Хорошо, - тихо согласилась рабыня с озвученным планом действий, подкрепив свое согласие скромной улыбкой, что должна была засвидетельствовать ее трепетную радость, ведь мужчина не отвергал ее, не сторонился, а самое главное – желал соединиться с ней снова.
Прежде чем сбежать с места преступления, Има опустила подол платья, который сжимала в ладони свободной рукой, пока вторая помогала ей держаться за мужчину. Ее губы запечатлели последний поцелуй, что пришелся невесомым прикосновением ее губ к губам белого мужчины, прежде чем его руки распустили свои крепкие объятия, что были совершенно далекими от приличных. А после она побежала. Словно грациозная кошка, едва ступала о землю и сухие листья, что успели выстелить перед ней путь. Она бежала так, словно бы от этого зависела ее жизнь…
Но, ведь, разве так оно и не было на самом деле?
Добравшись до гостевого домика, Има сначала обошла его вокруг – не желала, чтобы у нее были свидетели, а потому решила действовать сейчас не так опрометчиво, как еще несколько мгновений тому назад, когда влекла за собой мужчину и провоцируя его на близость. Внутри была ощутимая пустота, что по обыкновению отражалась в темных окнах. Ступенька на крыльце у домика тихо скрипнула под босой ногой девушки, когда она приблизилась к дому, а спустя две минуты – дверь огласила о вторжении темнокожей гостьи тихим щелчком замка у дверной ручки.
Раннее у Имы не хватало времени на то, чтобы хорошенько оглядеть домик для гостей, ведь была из господской прислуги, что не занималась уборкой подобных помещений. Многие говорили, что Име повезло иметь самую простую работу в доме, да еще получать обычно щедрые подарки – в ее обязанности входил присмотр за юной мисс Рейгард, а также уборка ее платьев, их стирка (что было самым сложным и далеко не самым любимым ней). Так что, этим девушка и занялась, попутно расстегивая свое платье, что из-за пота прилипло к темной коже девушки. Что же, домик был обустроен с максимальным комфортом, о котором и не снилось бывшим рабам, прозябавшим на свободе в куда более бедных домиках, не говоря уже о тех сбежавших, что жили в самых простых хижинах – почти, как на своей далекой родине, как говорили старейшины. Но, их остались единицы, так что никто уже даже не был уверен в том, что жизнь в далекой и необъятной Африке обстояла именно так.
[float=left]http://funkyimg.com/i/22zz3.gif[/float]Однако Дитрих задерживался и темная пантера, ожидавшая его в домике, начала ходить кругами, пока до ее ушей не донеслись шаги. По правде говоря, этот домик для гостей пустовал так давно, что, казалось, еще немного времени на ожидание и Има задумалась бы, не приснился ли ей этот чудесный гость со своим маленьким проклятием. Да, сейчас, когда Дитриху более не грозила печальная участь, девушка могла позволить себе именно такое высказывание относительно того проклятого лоа, что преследовало мужчину и не давало его ранам затянуться, как следовало.
Но он не был сном. Дитрих был реален, из плоти и крови, и снова обнимал ее, а она его, медленно погружаясь в феерию чувств и желания … Когда же усталость навалилась тяжким грузом, не позволяя даже головы оторвать от мягкой подушки, по которой и были разбросаны волны темных волос, Има прикрыла глаза от удовольствия и всепоглощающего счастья. Ее глаза были закрыты, когда мягким прикосновением руки, мужчина убрал из лица непослушные прядки волос. Но, когда немец заговорил, девушка-рабыня лишь открыла глаза и с нескрываемым удивлением посмотрела на него.
В понимании Имани, уезжать следовало по воле хозяев – ведь они добрые, они не заслуживали того, чтобы их раб убегал от них, как неблагодарная сволочь. Да и куда убегать? В байе ей жить не хотелось – там были комары, страшно и одиноко по большей мере. Да и разве там было не опасно?
Она приподнялась на локте, не отводя своего взгляда от мужчины, чье лице в полумраке ночи светилось своей особенной белизной.[float=right]"The hardest battle
you will ever have to fight
is between who you are now
and who you want to be."
[/float]
- Но, зачем нам уезжать? Куда ты хочешь уехать? – ее голос звучал по-детски наивно, но Има не предавала этому никакого значения. Ей действительно нужно было знать, какова будет конечная точка счета, пусть считать она и не умела. – Я принадлежу мистеру Рейгарду и не могу убежать – так будет не честно, ведь он хороший хозяин и никогда меня не обижал. Здесь прошло все мое детство, тут живет моя мать и все, кого я помню еще с детства… Разве я могу все это оставить? – нет, она не отказывалась ,но и не соглашалась. Она интересовалась перспективами и возможностями, которые ее ранее никогда не интересовали. Ведь, вся жизнь у нее была вполне себе хорошей и даже терпимой – ее не били, не издевались, а работа везде одинаково не простая.
Утро подкралось очень неожиданно для пылких любовников. Снова солнце подожгло небосвод яркими желтыми лучами, осветляя новый начало нового дня, новых забот и работ, которые придется выполнить от и до, не смотря на отсутствие сна. Имани казалось, что она и минуты не проспала, когда оторвала голову от груди мужчины, на которой она задремала, слушая ровное и уверенное сердцебиение в его груди. Затем девушке оставалось лишь одеться и тихонько, дабы не потревожить сна мужчины, выбраться из домика. Собственно, задача была выполнена достаточно быстро и легко. ДА вот только, уже неподалеку от домика ее ожидали…
- Значит, ты ослушалась меня! – только и услышала девушка, остановившись на последней ступеньке у дома. Голос матери ударил ей в спину, так что в следующее мгновение она повернулась к ней лицом – она как раз восседала на аккуратной лавочке на веранде дома, кто знает, уже сколько времени.
Има молчала, не зная, что сказать. Ведь не считала необходимым оправдываться, пусть даже перед собственной матерью.
- Ты не послушала меня! Что за неблагодарная, непослушная и упрямая девчонка! – повторила женщина снова, поднявшись со своего места.
- ДА, я не послушалась тебя. Ну и что с того? Разве я могла позволить ему умереть? – выпалила в ответ Имани буквально на одном дыхании.
- Ты не представляешь, как сильно ты рисковала! Хотела сама уйти на тот свет? Жить надоело?! – продолжила свой натиск Эйра, при этом приблизившись к дочери.
Из-за слов матери Има немного опешила. Она задумалась на мгновение, прежде чем произнести: - Я не думала о риске, но даже если и так – я бы не стала менять своего решения. Дитрих хороший человек, он не заслуживал той участи, что ждала его.
Да, смелость – не отсутствие страха, но даже если и так … иногда страх за другого человека, превышает страх за собственную шкуру. Нонсенс? Нет, это реальность - редкостная, словно африканский бриллиант.
- Что же, ты уже помогла ему избавиться от проклятия, но соединяться с ним не перестала? – это не был вопрос, а если и был, ведьма не требовала ответа. Она говорила коротко и тихо, словно змея, сея сомнения и раздор, там где их не было прежде.
- Он не хочет прекращать … - наивно выдала девушка, не осмелившись говорить о поступившем этой ночью предложении. В прочем, как и говорить о том, какие желания испытывала она сама. Но, разве кто-то спросит? Ее удел служить…
- Ха! Он не хочет прекращать, но рано или поздно он уедет и оставит тебя у разбитого корыта! – глядя в глаза дочери, прошипела Эйра. – Лучше бы ты оставалась на празднике, плясала с Сципионом – вот этот юноша тебе пара, а не белый мужчина. От белых одни только беды, помянешь мое слово, - словно бы с какой-то собственной, слишком личной болью в голосе, произнесла темнокожая колдунья, поразив этим свою дочь. Только на эти слова у Имы не было ответа. У нее была лишь … любовь? Кто знает, но это чувство не желало мириться с теми истинами, что пророчила мать, поэтому девушка понеслась в дом, по знакомой уже ей дорожке, не оглядываясь на мать, что лишь смотрела ей в след.

http://s2.uploads.ru/YQE9X.png
[audio]http://pleer.com/tracks/4139062gxdK[/audio]

+1

12

Дитрих лишь улыбнулся, слушая Имани... как же наивна и прекрасна была эта милая девушка, подумав о том, что пылкий возлюбленный предложил ей убежать в прямом смысле этого слова! Немец крепче обнял свою самую драгоценную "добычу" и позволил накопившейся приятной усталости сморить себя, решив продолжить все разговоры утром. Завтра он постарается объяснить Име, что постарается добыть для нее свободу... потому как уезжать из поместья Рейгартов в одиночестве, бравый охотник не собирался. После того как удалось вкусить сладчайший запретный плод, от него уже не откажешься - однако, Данцигеру еще надо було придумать как объяснить все случившееся старому другу. Вот только доктор навряд ли поверит в лоа и тому подобное?
Он отлично выспался и вновь проснулся в гордом одиночестве - Има уже успела сбежать, чтобы ее не хватились в господской усадьбе. Дитрих быстро оделся и первым делом направился к реке, чтобы немного освежится перед завтраком. Было так прекрасно вновь ощутить себя здоровым и избавится наконец от изнуряющей как тело, так и душу лихорадки и жара - так что, пожалуй, стоит еще раз поблагодарить Рейгарта за столь любезное приглашение, приехать в гости. Теперь уже совершенно точно все будет хорошо и в той истории с львицей можно наконец поставить закономерную точку...
Охотник с удовольствием принимал водные процедуры на середине неглубокой речки, даже и не подозревая что за ним внимательно наблюдают. Так уж вышло, что после разговора на повышенных тонах с любимой дочкой, Эйра села у окна и стала свидетельницей того как немец весело бултыхнулся в воду. Ведунья в очередной раз тихо вздохнула... и ощутила как воздух вокруг нее неожиданно стал более холодным - как и всегда, когда ее навещал геде, невидимый взгляду посторонних глаз.
-Почему ты ничего не сказал мне?? Я бы могла все предотвратить.., -с горечью произнесла Эйра, взглянув на внушительных размеров леопарда, что улегся возле ее ног. -Я не понимаю... мы связаны с тобой кровью... ты не мог не видеть этого!
-Я видел... но ты не смогла бы ничего сделать.., -леопард поднял голову и посмотрел Эйре в глаза - он не открывал рта, однако ведунья прекрасно могла слышать его голос. -Этот человек предназначен твоей дочери... смирись, гамбо...
-Никогда!!! -рявкнула колдунья, резко поднявшись с плетеного стула. -Солнце и луна не могут одновременно быть на небе - и белый человек не может остаться с темнокожей женщиной... к тому же рабыней. Рабыня всегда была желанной игрушкой для мужчины что хотел позабыть обо всем на свете, но что потом? Я не хочу чтобы Имани страдала, слышишь!
-Ты хочешь, чтобы она осталась в поселке и заняла твое место?
-А почему бы и нет? Что плохого в том, чтобы остаться со мной? -воскликнула Эйра. -Я люблю ее больше собственной жизни и всегда была рядом... Любой ценой я должна помешать ей быть с ним...
-Он может показать ей целый мир, который не заканчивается этой плантацией, болотами и лесами байю, -спокойно ответил геде, прежде чем исчезнуть. -Ее жизнь не будет легкой, однако она будет счастлива рядом с любящим ее человеком... или ты против подобного, потому что много лет назад заставила себя отказаться от всего этого?
-Я заставила себя... все верно.., -тихо прошептала Эйра, после того как геде ушел. -Позволила отцу Имы вернутся к жене и жить благопристойной жизнью... Врала, что наши отношения были всего лишь роковой ошибкой. Но что я могла сделать?? Ему не дали бы житья, узнав о негритянке-любовнице и черном ребенке... разве могла я пожелать ему такой жизни??
Ну а пока ведунья пыталась придумать как ей быть дальше, Дитрих заявился в усадьбу, где застал доктора Рейгарта и его жену за очередными сборами - как оказалось, хозяина дома срочно вызвали к пациенту на одну из соседних плантаций. Супруга доктора вместе с Каролиной собирались в гости, так что дом вновь был в полном распоряжении охотника.
-Я очень рад, что вам лучше, друг мой, -улыбнулся Рейгарт, увидев своего гостя. -Вы выглядите совсем молодцом - а как насчет того чтобы прогуляться на охоту? Уверен, что любимое занятие очень быстро поставит вас на ноги. Знаю, что ваше именное ружье не пережило той схватки с хищницей - но со всей любезностью предлагаю вам взять мое. Оно в кабинете, ключ от ящика с патронами лежит под оббивкой на столешнице. Има покажет вам, где мой кабинет.
Надо ли говорить, что предложение доктора не встретило абсолютно никаких возражений? После того как позвали Имани, Данцигер направился следом за ней с замиранием сердца, в очередной раз позабыв о чем собирался поговорить. Да и разве им нужны были разговоры? Едва оказавшись в кабинете и прикрыв за собой дверь поплотнее, Има обняла охотника за шею, потянувшись за очередным поцелуем, после которого Дитрих сразу забыл про охоту, ружье и прочие ненужные сейчас вещи...
-Ты снова сбежала и не подумав меня разбудить, -улыбнулся немец, крепче обняв свою пассию. -Я хотел проснутся рядом с тобой... Не хочешь прогуляться со мной пока все уехали? Слишком долго я валялся на больничной койке, так что пора уже восстановить прежние навыки. 

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-09-17 23:13:47)

+1

13

Расстояние между гостевым домиком и хозяйской виллой девушка рабыня преодолела, пожалуй, слишком даже быстро для того, чтобы невозмутимо спокойно приступить к своим непосредственным обязанностям – служить и быть полезной хозяевам, что были так любезны обладать ее свободой. Имени остановилась у разлогого дерева, что стояло неподалеку от заднего входа, используемого исключительно слугами и рабами, и оглянулась назад… Позади нее была зеленая лужайка, не испорченная ни единым сорняком или цветком, а посреди нее, словно на ладони виднелся одинокий домик, в котором она нынче, а может еще раньше оставила свое сердце.
Девушка тихо вздохнула, покачав головой – все, что мать говорила, могло, конечно же, оказаться правдой. Дитрих может уехать, да и рано или поздно мужчина просто должен был это сделать – гостеприимство знает и свои границы. Однако, Има знала то, о чем не могла помыслить ее мать. Дитрих говорил, что хочет ее увести, не хочет ее терять, а это значило слишком много для нее, чем какие-то возможные и невозможные опасения того, что может или не может случиться с ней. Жизнь ведь так непредсказуема и … прекрасна? Да, день получится замечательным, если только плохим мыслям не дать себя сломить, а оптимистичная натура Имани просто не могла этого допустить. День не мог быть другим, нежели положительным, ведь теперь Има осознала, что и она обладает чем-то – более она не та девушка-рабыня, за душой которой нет ни гроша. Да, на самом деле, денег у нее не прибавилось, да и зачем ей деньги? Ведь у нее есть ее любовь, тайная и всепоглощающая любовь к одному прекрасному доброму человеку, чего нет у большинства таких же рабов, как она. Поэтому бодро вскинув свой подбородок к верху, она направилась прямиком к двери и в частности на кухню, где уже был готов завтрак для хозяев и хозяйской дочери в том числе. Что же, колесо Фортуны все еще вертелось, вращалось быстрее обычного, но обыденные заботы и хлопоты никто не отменял, так что за них девушка и взялась, как обычно со всем присущим ей задором.
Миссис Рейгард вошла в комнату своей дочери как раз к тому моменту, когда мисс Каролина закончила завтрак и выбирала платье. Девочка размышляла вслух относительно своего платья и того, стоит ли ей отдать то платье, что уже надоело своей рабыне.
- Господи, Кэрол, ты такая же добрая душа, как и твой отец, - отозвалась миссис Рйгард, что по всей видимости, слышала весь монолог дочери, прежде чем отняла его у Каролины и бросила в руки рабыни. У них ведь не так много времени, если они хотят успеть приехать в гости на ланч. – Ты ведь не забыла, что мы приглашены? Давай быстро собирайся. Имани, собери волосы моей дочери на затылке, а ее длинные кудри, пусть накрывают плечи – у нас очень важная встреча, - женщина тихо хихикнула своим словам, словно бы скрывая какой-то секрет, известный только им с дочерью. На самом деле, о том, что миссис Рейгард пытается выдать выгодно замуж свою единственную дочь за наследника владельца соседней плантации уже давно успели обсудить все рабы этой и соседней плантации, не говоря уже о домашней прислуге.
Так что, Имани быстро приступила к выполнению поручения, дабы не разочаровать и старшую, и младшую хозяйку, что были особенно возбуждены от предстоящей поездки.
- Может нам предложат погостить? – наивно, но не менее возбужденно прошептала Каролина своему отражению в зеркале.
- Не предложат, хоть могли – мы ведь самые близкие соседи, ехать всего пару часов, - с долей иронии отметила женщина, подбирая своей дочери подходящее платье. Действительно, она давно отметила для себя, что ее дочь мало практична и далеко не так хитра, как была ее мать. И в кого она только пошла, не в отца ли?
Уже спустя какое-то время Има спокойно убралась в комнате хозяйской дочери, когда спустилась вниз по единственной лестнице, что использовалась, как хозяевами, так и их рабами, когда заметила внизу Дитриха. Ей хватило всего одного взгляда, чтобы улыбнуться ему и понять – теперь она словно наряженная омела, от чего она отвела взгляд и постаралась притупить улыбку. А после ее окликнул хозяин и отдал весьма … приятное распоряжение?
- Конечно, мистер Рейгард, я все сделаю, - быстро согласилась девушка, прежде чем хозяин отправился куда-то по своим делам, оставив ей возможность сопроводить Дитриха до библиотеки. – Пойдемте со мной? – предложила она, улыбнувшись немцу скромной улыбкой, осторожно смерив взглядом всех присутствующих в гостиной в данный момент. Вдруг кто-то заметил, как участилось ее сердцебиение? А блестящие от счастья скорой встречи глаза? Но, нет. Никому и дела не было до них, от чего девушка принялась выполнять порученное ей.
К кабинету хозяина дома было не так уж далеко идти, но не ориентировавшийся в доме человек, вряд ли бы его отыскал в конце коридора. Открыв дверь, Имани первой вошла в кабинет. Там пахло цветами – то был ненавязчивый аромат роз, стоявших на столе и возле камина, которые так нравились хозяйке дома. Это было ее желанием, чтобы розы окружали все вокруг в доме – гостиную, столовую и даже кабинет ее супруга, что, глядя на красные бутоны колючих цветов, должен был вспоминать о ней. Она сделала всего несколько шагов внутри него, прежде чем повернуться лицом к мужчине, что как раз закрывал за ними входную дверь. Порыв и острое желание обнять мужчину был сильнее, нежели страх оказаться обнаруженными хозяином или его супругой. Храбрость и безрассудство в одном флаконе быстро вскружили голову девушке, что уже успела позабыть о словах матери, что едва не заставили ее ронять слезы всего несколько часов тому назад.
- Ты так сладко спал, что я не хотела тебя будить, - ответила она на упрек Дитриха. – Мне нужно кое-что закончить здесь в доме, но это не займет много времени, - добавила она, пусть и не совсем хорошо понимала, о каких навыках он говорил. Но, судя по всему, никакие больничные койки не могли его сломить – а это уже самое главное. – Дашь мне немного времени? – словно тихая мишка, прошептала девушка, глядя на обожаемого мужчину, прежде чем вновь дотянуться к нему за очередным поцелуем. – Я быстро все сделаю, честно …

+1

14

http://s015.radikal.ru/i332/1109/e9/21a3218216df.jpg
Конечно же Има не заставила себя долго ждать и быстро разобралась со всеми поручениями хозяев по дому, после чего смогла составить Дитриху компанию в небольшой прогулке по лесу. Покинув пределы плантации, они быстро скрылись от всех любопытных глаз и уже будучи среди зарослей, охотник протянул девушке руку.
-Тебе придется быть моим проводником по байю, Има - я никогда еще не охотился в болотистой местности. В Африке и Индии все совершенно иначе... знаешь, я бы очень хотел показать тебе те места где побывал сам. Мне кажется, тебе бы понравилось там.., -улыбнулся Данцигер, закинув превосходное ружье, которое одолжил у Рейгарта за спину. -Последнее время я жил в Натале, что граничит с Капской колонией... и мы могли бы поехать туда вместе, если захочешь.
Пока что немец слабо представлял как будет говорить с Рейгартом насчет Имани... хотелось бы верить, что доктора не придется долго уговаривать продать свободу девушки? Хотя, для европейца подобное звучало несколько дико, если уж говорить начистоту - жить в просвещенном веке и мирится с тем, что один человек может принадлежать другому словно какая-то вещь...
-Има... мы не закончили разговор в прошлый раз.., -мужчина остановился, притянув к себе Имани и обняв ее. -Я бы хотел объяснится, потому что, как мне показалось, ты неверно поняла меня. Помнишь, я предлагал нам сбежать вместе?
Имани кивнула, улыбнувшись и Данцигер бодро продолжил дальше.
-Так вот... я не имел в виду, чтобы ты сбежала от Рейгартов в прямом смысле этого слова. Когда у Эдварда будет время, я поговорю с ним и попрошу дать тебе свободу.., -опять же, слово "дать" в данном контексте следует читать как "продать". -Он добрый человек и не раз доказывал это, когда мы вместе служили в колониях... и сумеет понять, что я не могу без тебя.
Охотник немного запнулся, едва не сказав о самом главном - о том, что Има могла бы поехать с ним как законная жена, но... захочет ли она выйти за него замуж? Они почти ничего не знают друг о друге и к тому же, всю сознательную жизнь этой девушки, какие-либо важные решения за нее принимали заботливые хозяева. Последние дни события крутились-вертелись так быстро, что у двоих безумно влюбленных (назовем их так) людей, даже не было времени и желания обдумывать свои действия - они просто ринулись с головой в любовный омут, который оказался таким же коварным и цепким как самые опасные болота байю.
-Подумай пожалуйста о том, что я сейчас сказал.., -теперь уже Дитрих улыбнулся, взяв в ладони лицо Имы и с удовольствием коснувшись ее губ. -Я поговорю с Эдвардом, как только ты обдумаешь мое предложение.
После недолгого разговора, они продолжили свою прогулку по лесу и дошли до самой границы болот, где можно было пройти уже только на легкой лодке - деревья здесь стояли прямо в зеленой из-за ряски воды, под поверхностью которой могли прятаться аллигаторы - давний бич этих мест. Идти дальше было бы опасно, да и глупо без специального снаряжения, так что Данцигер решил вернутся к плантации - и пока он и Има осторожно пробирались среди зарослей, за ними очень внимательно наблюдал старый заклинатель змей. Он как раз пришел к топям, чтобы собрать нужные ему травы и увидев дочь Эйры рядом с белым мужчиной, сразу же догадался, что это именно тот человек о котором ему рассказывала ведунья. Армейская выправка немца и уверенность в обращении с винчестером, исключали возможность какой-либо ошибки... а став случаным свидетелем поцелуя, который охотник подарил своей спутнице, Нил неожиданно понял, как именно стоило толковать тот расклад, что был на змеиных косточках. Они указывали на дитя, которое по всей видимости должно было появится у Имани - и вот теперь заклинатель наконец-то понял, как именно нечто подобное может произойти. Значит именно этот человек и заберет Иму у ее матери?
Нил вернулся к трясине, раздумывая о том, что Эйре наверняка не понравится роман ее единственной дочери с белым мужчиной... однако, жребий судя по всему уже был брошен и что-либо навряд ли можно было изменить.
Ну а пока Дитрих и Имани прекрасно проводили время вместе, Эйра серьезно настроилась поговорить с Рейгартом, как только тот вернется из Сент-Луиса. Более подходящего момента было бы сложно найти - как сказал Том, охотник как раз ушел из усадьбы, что исключало лишние уши при серьезном разговоре. Ведунья так же надеялась, что супруга доктора и его дочь задержатся в гостях у соседей - и ее ожидания вполне оправдались, потому как хозяин плантации вернулся раньше своих домочадцев и весьма удивился, увидев Эйру.
-Мне нужно поговорить с тобой, Эдвард. Это очень серьезно... и касается Имы, -тихо сказала женщина. -Ты можешь уделить мне немного времени?
-Конечно, -кивнул Рейгарт, пригласив Эйру пройти в свой кабинет и предложив ей присесть. -Ты знаешь, что я всегда старался заботится о ней... насколько это было возможно. Что случилось?
-Я прошу тебя... умоляю... заклинаю - попроси своего друга уехать! -воскликнула ведунья, после чего позволила себе тяжкий вздох. -Пока еще не стало слишком поздно...
-О чем ты говоришь? Я не совсем понимаю, при чем здесь Дитрих.., -немного растерянно произнес доктор. -Быть может ты объяснишь все толком?
-Има увлеклась им... и я чувствую как она отдаляется от меня день за днем. Пока она еще не поняла, что влюблена - попроси охотника уехать! Он теперь здоров... я умоляю тебя, Эдвард, -убитым тоном ответила Эйра. -Много лет назад я заставила тебя скрыть правду ради Имы... но сейчас, вспомни о том, что она твоя дочь и помоги мне уберечь ее от опрометчивого поступка. Пожалуйста...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-09-19 19:45:17)

+1

15

На самом деле, счастье, не иначе, преследовало юную рабыню, когда она принялась выполнять свою работу, прежде чем сбежать вместе с Дитрихом на охоту, поскольку обычно у темнокожей девушки было куда больше забот, чем восстановление порядка в гардеробе своей юной госпожи. Только, когда боги благоволят, тогда и работа спорится, и время появляется? Что же, девушка хотела надеяться на правдивость данного высказывания, так что быстро слетела вниз по лестнице, едва не столкнувшись там со Сципионом, что собирался ее куда-нибудь позвать. То ли помня разговор с матерью, то ли помня, каковым суровым и ничего доброго не обещающим был взгляд Дитриха, когда он увидел ее со Сципионом, девушка буквально отскочила от молодого человека, что удивленно глазел на нее.
- Нет, я занята сейчас, - через плечо бросила Имани старому другу детства, прежде чем выбежала на улицу, а после без оглядки помчалась к тому местечку, на котором и должен был ее дожидаться охотник.
Определенно, есть люди, которым идет форма, а есть те, в руках которых винчестер смотрится просто умопомрачительно. И шагая на встречу с любимым мужчиной, Има не могла не оценить то, как он стоит со своим (а точнее одолженным, но не важно) ружьем и ждет именно на нее. Ее улыбка была широкой, когда она подошла к нему ближе, чтобы застать его врасплох, обняв со спины.
- Надеюсь, ты не устал ждать? – украдкой спросила девушка, прежде чем шаловливо прикоснуться к щеке мужчины губами в коротком целомудренном поцелуе, который так редко позволяют себе в высшем обществе, настоящие леди и джентльмены, у которых была тысяча и одно правило правильного поведения на людях. К слову, мисс Каролина, как только вернется из своих гостей, сразу же набросится на еду, ведь в гостях не принято наедаться или попросту касаться еды, словно птичка. Собственно, данная мысль заставила темнокожую девушку вновь улыбнуться, представляя возвращение юной госпожи.
Имани не говорила Дитриху о том, откуда знала надежную стежку через болота байи туда, где он мог бы устроить засаду очередному хищному зверю. Хотя, по правде говоря, девушка побаивалась ходить тем путем – помнила недавние рассказы и жалобы, скрывавшихся в байе рабов о том хищном чудовище, что убивало целое множество домашних животных, которых содержали те. Она делала осторожные и максимально тихие шаги, надеясь, что они никого не потревожат нынче. И заметив заинтересованный взгляд немца, Има поспешила удовлетворить его любопытство: - Здесь на болотах байю живет страшное чудовище, что по ночам нападает на домашний скот. Он промышляет только ночью, днем же пребывает где-то здесь, от чего не многие рискуют пройти этой тропой свободы, - добавила рабыня, указав на тонкую стежку перед собой. – Говорят, зверь похож то ли на огромную собаку, то ли на пантеру. За ночь, он может перегрызть горло не одной овце, но целому стаду… Мать говорит, что это не упокоенный лао, ищет возмездия, вроде твоей львицы, что пала от твоей пули. Но, так ли это на самом деле, никто не знает, - Имани решила все-таки закончить рассказ на оптимистической ноте, дабы мужчина не насмехался над их верованиями, как делали обычно белые.
Только Дитрих даже не думал смеяться, не то что насмехаться над ее словами. Они уже успели заметно углубиться в леса баю, где, созерцая окружающую их природу, легко верилось даже в самые фантастические выдумки черных рабов, что сбежали, не выдержав своей не простой доли. В прочем, Има надеялась, что им никто не повидается на их пути.
- Не стоит преувеличивать мои способности, - остановившись возле одного дерева, ствол которого был покрытый мхом, ответила рабыня, улыбнувшись немцу. Вообще, его даже самые короткие упоминания тех далеких стран, в которых он бывал, заставляли девушку с интересом представлять себе те уголки мира, о которых он говорил. В прочем, все виделось ей очень абстрактным. Даже родная и такая далекая Африка казалась ей чем-то выдуманным, словно бы она была совершенно иным миром, пока в нее не вторглись люди со своей цивилизацией.
Она практически решилась озвучить своей внезапный вопрос – а какой была Африка? – когда Дитрих поспешил представить себе их совместную поездку куда-то туда, далеко за пределы плантации и лесов байи. А вскоре еще больше сбивает ее с толку, когда вспоминает их недавний (относительно) разговор. Конечно, она помнила слова мужчины, которыми он сеял свои убеждения. Вместе … они могли вместе, только он и она, отправиться куда-то туда, далеко за пределы этого леса, плантации и даже штата, пусть даже малейшего представления о мире у нее не было.
- Да? – неопределенно спросила она, словно не припоминая того разговора, что состоялся в перерыве между очередным любовным поединком, который они проводили на мягкой и белоснежной постели Дитриха. Имани заглянула в глаза мужчине, что наклонился поближе к ней, ожидая ее реакции на свои слова. Так что девушка лишь согласно кивнула, когда он ее спросил о том разговоре, который завел мужчина однажды. – Мистер Рейгард действительно добрый человек, - согласилась она. – Только я не знаю, как потом мне быть – чем я буду заниматься? А моя мать? Я не могу оставить ее тут одной…
Говорят, что лишь глубокие корни способны удержать человека на месте и, казалось бы, что мешает Име, словно легкому перышке сняться с одного места и направиться в другое? А мешала, наверное, она сама себе из-за своих не самых широких взглядов на жизнь и на ее построение, которому учат обычно ученые. И, пожалуй, самое комичное в данной ситуации было следующее: Има не собиралась отвечать отказом, но и не спешила соглашаться, решив, что достаточно ей будет и того, что есть. Но, как говорится, аппетит приходит во время еды?
- Я подумаю, - кивнула она головой. – Подумаю, и скажу тебе, - добавила она, прежде чем они продолжили свою охоту, а после оной возвратились к плантации. Но, прежде искупались в той речке, что попалась им по дороге. – Ты ведь будешь меня ждать сегодня? – осторожно спросила она, наслаждаясь мягкими объятиями Дитриха. Она ответно обнимала его, нежно проводя пальцами по коже на его плечах, спине и конечно же груди, радуясь тому, что такие ласки доставляли ему удовольствие, которому было слишком легко подчиниться. Только… уже скоро должно было потемнеть?
- Мне нужно поторопиться и добраться до дома еще засветло, иначе все скажут, что я в корень оборзела, что гуляю весь день без работы, - скомандовала она, прежде чем любовники выбрались из воды и, одевшись, возвратились в особняк.
Има проводила Дитриха вновь вдоль по коридору в сторону кабинета, чтобы там он мог поставить на место одолженное ружье, когда его остановил кто-то из слуг, чтобы поинтересоваться его предпочтениями по ужину, раз уж хозяин был пока занят. Рабыня намеревалась пройти в кабинет и уже там дождаться своего любимого, когда замерла на месте – отчетливо и громко звучали слова ее матери, которые кто-то словно нарочно были вложены ей в уста, дабы наверняка убедиться в том, все ли знали то, что до сих пор было секретом даже для самой девушки.
Она замерла, прежде чем дверь предательски скрипнула, выдавая ее местоположение, и глаза матери и, как оказалось, отца были обращены на нее, сквозь ту щель в двери, которой было достаточно для того, чтобы разглядеть ее шокировано округлившиеся глаза, прежде чем девушку ветром сдуло, и она попросту сбежала, куда глядели глаза.

+1

16

Так получилось, что прежде чем вернуть винчестер его законному владельцу, немец заглянул на кухню главной усадьбы, чтобы выпить холодной воды - день все-таки был жаркий, а прогулка по лесу долгой, хотя и приятной, благодаря компании Имы. Поблагодарив кухарку за приготовленный мятный джулеп - она как раз приготовила его целый кувшин, чтобы господа могли утолить жажду - охотник поднялся на второй этаж и в кабинете встретил доктора Рейгарта. Закрыв ружье и патроны в шкафу, Дитрих повернулся к старому другу, чтобы поблагодарить его... и тут понял, что произошло что-то явно непредвиденное? Доктор явно был чем-то озадачен и выглядел растерянным...
-Что-то случилось? -поинтересовался Данцигер, удивленно посмотрев на хозяина плантации. Тот кивнул и подойдя к двери кабинета, плотно прикрыл ее после чего предложил своему гостю присесть.
-Дитрих... я... не знаю как начать этот разговор.., -неуверенно начал Рейгарт, но глоток виски помог ему собраться и продолжить. -Я очень уважаю вас и ценю как замечательного друга и просто хорошего человека, так что прошу ответить мне максимально откровенно... Вы правда увлеклись Имани?
Собственно говоря, вот и наступил тот самый момент, которого хотел дождаться бывалый охотник? Правда все произошло совсем не так, как он рассчитывал... но что поделать. Данцигер не собирался юлить или выдумывать отговорки, решив что пришла пора решительных действий.
-Полагаю, что я должен объяснится... и честно говоря, я рад, что вы все узнали, Эдвард. Я не представлял как начну этот разговор, но теперь все куда проще.., -ответил немец. -Видите ли... мне сложно объяснить как все началось у меня и Имы...
Надо думать, доктору не будет интересно слушать о злых лоа и весьма интересном способе лечения, который предложила Имани? Пожалуй, на этом месте надо подобрать какое-то более простое оправдание/объяснение для себя...
-В общем... я не представляю как буду жить без нее и хотел обсудить это с вами. Я бы очень хотел увезти ее и женится на ней... знаю, что вы человек чести и вовсе не меркантильны, но все же вынужден задать этот вопрос - во сколько вы оцените ее свободу?
-Друг мой... честно признаюсь вам - я удивлен и не знаю, что сказать, -тихо произнес Рейгарт, после минутной паузы. -Прежде чем ответить на вопрос, который, как я понимаю, более всего вас интересует, я должен вам кое-что рассказать. История весьма давняя... она о молодом человеке с непомерными амбициями, что решил устроить свою судьбу путем выгодной женитьбы на дочери богатого плантатора. Из-за махинаций своего опекуна, она едва не потеряла свое состояние... но ее мужу ловко удалось все исправить. И вот тут-то бог и наказал его...
Доктор поднялся со своего кресла и прошелся по кабинету, а затем налил себе еще виски в стакан. Данцигер молчал, ожидая развязки истории старого друга... и интуиция говорила в пользу того, что все вышесказанное каким-то образом касается его милой возлюбленной...
-На плантации он встретил женщину, которую полюбил больше собственной жизни - настолько, что был готов бросить свою устоявшуюся обеспеченную жизнь и супругу. От этой связи родился ребенок... и думаю, что вы уже догадались, что я говорю о себе, Эйре и Имани, -продолжил Рейгарт. -Эйра убедила меня хранить все в тайне и не захотела продолжения наших отношений... надеюсь, теперь вы понимаете, что я не могу продать собственную дочь? А еще... до того как вы пришли, она случайно услышала мой разговор с ее матерью и убежала...
-Давайте тогда вернемся к этому разговору позже? Сначала я должен найти Иму... а потом поговорить с ее матерью, -Дитрих резко поднялся и подойдя к шкафу, снова вытащил оттуда винчестер и патроны. -Я так полагаю, что она наверняка не к ней побежала... и иду ее искать. Скоро стемнеет, а в лесу опасно.
-Хорошо. Но я не собираюсь сидеть сложа руки и пойду с вами, -решительно выдал Рейгарт. -Мне надо многое объяснить Име... по крайней мере попытаться.
-Будет лучше, если я пойду один, -покачал головой немец. -Има наверняка расстроена, обижена и растеряна... и не захочет поначалу с вами говорить. Дайте мне время найти ее и все уладить. Я постараюсь объяснить ей... если конечно смогу найти подходящие слова и она станет меня слушать.
Закинув винчестер на плечо, Дитрих не тратя даром времени, направился обратно к лесу... несмотря на то что Има работала в господском доме, она как и остальные рабы, знает байю как свои пять пальцев. Оставалось только надеяться, что девушка не успела далеко уйти и ее удастся найти до  того как окончательно стемнеет...
Охотник очень быстро добрался до границы болот... где к своему удивлению увидел пожилого мужчину, что стоял возле легкой лодки, привязанной к большой коряге.
-Я знал, что вы придете, когда увидел что Има забрала одну из моих лодок, -произнес старик, протянув Дитриху переносной фонарь. -Почему-то мне кажется, что вы согласны даже вплавь за ней идти... но это опасно, потому как трясина кишит аллигаторами. Так что я решил вам помочь.
-Знаете... я уже ничему не удивляюсь, -Данцигер благодарно кивнул. -Обещаю, что верну лодку, когда найду Имани. И... спасибо вам.
Бедная Эйра.., -подумалось Нилу, когда он проводил взглядом отплывшую лодку. -Он все равно увезет твою дочь в город у большой воды, который я видел - но так ли это плохо? Има получит все то, чего ты лишила себя...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-09-23 21:48:27)

+1

17

Говорят, гепард – самое быстрое в мире животное. Оно может в максимально короткое время развить высокую скорость и нагнать свою добычу в считанные секунды, так что сердце его бедной жертвы не успевает разорваться от страха, которое она неизбежно испытывает, пытаясь выдавить с себя еще хоть немного больше скорость и сбежать. Укрыться так, чтобы опасность прошла, только все тщетно перед скоростью хищника, что следует по пятам за своей жертвой. Все попытки спастись тщетны перед его преимуществами, что без особенного труда бросались со стороны в глаза. И Има бежала. Кто знает, кем именно ей быть предписано судьбой, но юная рабыня ощущала себя скорее жертвой, загнанной хищником в угол, из которого был лишь один путь к спасению – байю.
Солнце уже успело медленно сползти к закату, что пылал оранжево красным цветами где-то за линией горизонта, проходившей далеко за пределами болотистых земель байю, где обнаруживали свою свободу многие беглецы из здешних плантаций, к которым нынче могла присоединиться еще одна. Однако, ни красота заката, ни далекие дали, о которых довольно часто упоминал белый охотник, не могли не могли отвлечь девушку, что глядела лишь перед собой и бежала, едва касаясь пятками земли под ногами.
Има остановилась в лесу, когда солнечные лучи едва заметными и редкими полосками, заглядывали сквозь зазоры между листьев где-то высоко у их крон, чтобы наконец оглянуться и отдышаться. Девушка оперлась локтем о ствол дерева, прикрыв глаза, и недавняя сцена в кабинете хозяина вновь предстала перед ней во всей своей красоте – привычная обстановка, цветы и мистер Рейгард в нем. Единственное, что совершенно не вписывалось в привычную уже картину была ее мать, всегда рассудительная и такая осторожная Эйра. В ее голосе слышалось неприкрытое беспокойство, а после ее слова, что пришлись подобно грому среди ясного неба. Имани тихо вздохнула, открыв глаза, прежде чем оглянуться по сторонам – сейчас ее разрывали смешанные чувства разочарования, удивления и даже боли, от того что была лишена правды столь долгое время. А еще чувство непонимания – почему она должна была быть лишена всего? Разве дело только в цвете кожи? В том, что ее мать африканская рабыня и колдунья?
Увы, но вопросов было куда больше, чем разумных ответов. Ну, а если быть точнее – девушка не имела ни единого ответа на все свои многочисленные вопросы.
Она оттолкнулась от древа, возле которого стояла и продолжила идти, блуждая среди деревьев, где еще не так давно имела возможность прогуливаться в компании Дитриха. Дитрих… при одном только воспоминании о нем, девушка оглядывалась, но упрямо продолжала следовать своему неопределенному курсу, размышляя о вечном, о жизни … своей и чужой, но непрерывной и отчаянной, цепляющейся за любую форму счастья, которую отыскала лишь недавно.
От размышлений юную рабыню отвлек, повстречавшийся ей Нил. Он удивленно взглянул на девушку, что нерешительно подошла к нему ближе, чтобы выпросить одну из его лодок. Странно или нет, но сбежавший от своих хозяев раб не стал интересоваться у Имы, зачем той понадобилась лотка.
- Имани, - окликнул он девушку, когда она веслом оттолкнулась от твердого основания, позволив лодке скользнуть между деревьев. – Смелость – не отсутствие страха, - добавил он сразу же, когда темнокожая девушка оглянулась и их глаза ненадолго встретились.
Не зная, как реагировать на подобные слова, девушка уселась в лодке, отрешенно глядя на то, как надежная лодка бороздит болотистую местность, что не одного путешественника завела на тот свет. Боялась ли она? А если испугалась, то чего? Нет, не хотела искать ответов! Она хотела лишь, чтобы жизнь ее была по-прежнему простой и незатейливой, ибо все услышанное сбивало с толку и заставляло Иму почувствовать тем одиноким листом, медленно упавшему с дерева.
- И почему все должно было так … осложниться? – голос девушки звучит совершенно неуверенно, но определенно тихо.
Она растянулась вдоль лодки, глядя перед собой – на кроны деревьев, что переплетались между собой всеми своими красками и тихо покачивались там вверху. Так, незаметно для себя, Имани не заметила, как веки стали тяжелыми и медленно-медленно прикрылись, после чего на рабыню увлек дивный сон.

+1

18

Дитрих остановил лодку, проплыв несколько миль вперед по зеленой от ряски воде болот и прислушался к окружавшим его со всех сторон звукам леса... уже порядком стемнело и в байю наступило время хищников - быстрых, безжалостных и умеющих использовать ночь для собственного блага. Охотнику следовало быть особенно осторожным в самом гнезде аллигаторов и он старался плыть как можно тише и потушил небольшой фонарь, что дал ему незнакомый темнокожий старик. В Африке, немцу приходилось видеть больших крокодилов, когда он сопровождал экспедицию одного известного британского археолога в Египет - конечно они были куда больше и мощнее местных собратьев, однако к ним не стоило относится легкомысленно. Эти древние рептилии населяли Землю еще до того как люди обрели нормальную речь и научились использовать первые простейшие орудия труда. С течением времени, они лишь становились умнее и быстрее, преуспев в искусстве убивать свои жертвы... но в отличии от многих своих знакомых, Дитрих не склонен был считать аллигаторов и крокодилов этакими машинами для убийства - все было куда сложнее, чем можно было подумать на первый взгляд. Природа и высшие силы не зря создали хищников на заре эпох... без них, невозможно было бы добится необходимого равновесия, плюс не существовало бы естественного отбора и на земле возникло бы много больше опасных болезней, чем сейчас.
Данцигер привык уважать любого своего потенциального противника, так что был как всегда осторожен, спокоен и собран. Конечно же он опасался возможных неожиданностей, потому как был плохо знаком с местной флорой и фауной, однако не мог позволить себе отступить. Где-то недалеко была Има... и ради нее немец был готов спустится в самое жерло ада, не говоря уже о местных болотах. Он продолжал вести свою лодку вперед, стараясь почти бесшумно опускать длинное весло в воду, ведь как известно аллигаторы очень чутко реагируют на любые колебания воды вокруг них. Пока что немцу везло и вскоре он увидел впереди смазанное пятно света - то был фонарь на носу второй лодки, едва различимый в тумане от болотных испарений. Подплыв ближе, охотник вздохнул с облегчением: его драгоценная пропажа крепко спала на дне лодки, позволив ей плыть куда угодно...
-Слава богу.., -тихо прошептал Дитрих и перекинув винчестер через плечо, подвел обе лодки к небольшому островку, среди топей. Там росло несколько деревьев и что особенно удивило немца - на них было устроено что-то вроде настила высоко над землей. Он вспомнил истории о беглых рабах, которых наслушался на плантации и подумал, что верно это было одно из их убежищ? Очень умно было устроить его высоко над землей, чтобы не добрались аллигаторы и пожалуй им вполне можно было воспользоваться.
Но прежде, надо бы разбудить свою спящую красавицу?
-Има, проснись... это я, -очень тихо шепнул он в губы девушки, после того как осторожно подхватил ее на руки. -Я с тобой и никому тебя не отдам.
Открыв глаза, Имани улыбнулась ему своей нежной и милой улыбкой, позабыв после сна все недавние невеселые события. Она ответила на поцелуй охотника и лишь когда он поставил ее на твердую землю, тихо вздохнула... Дитрих нежно обнял ее и прижал к себе, решив что на этот раз обязательно добьется согласия уехать вместе с ним..
-Я знаю что произошло... ты сейчас обижена и растеряна - но попробуй понять своих родителей, -очень аккуратно произнес немец. -Уверен, что Эдвард сумеет тебе все объяснить, как и твоя матушка. И еще... я очень надеюсь, что он не будет против наших отношений - сегодня я рассказал ему все о нас. Больше всего на свете я хочу чтобы ты уехала вместе со мной...
Вспоминая слова своего друга о том, что тот не собирается продавать собственную дочь, немец очень надеялся на то, что Рейгарт согласится подписать вольную для Имани. После этого перед двумя безумными влюбленными будут открыты абсолютно все пути - и плевать на общественное мнение...
-Давай заберемся на этот настил и подождем до утра? Сейчас довольно-таки опасно плыть назад.., -предложил мужчина, указав Имани на сооружение у них над головой. -Когда вернемся на плантацию, я снова поговорю с Эдвардом.
Забраться на настил с помощью двух жердей не составило никакого труда и уже там, Данцигер вытащил из своей сумки предусмотрительно захваченные с усадебной кухни съестные припасы - правда весьма скромные, но подходящие для того чтобы перекусить.
-Я ведь так и не дождался еще твоего ответа... ты хотела бы уехать со мной? -решил вновь поинтересоваться Дитрих, устроившись на своем дождевике и обняв Иму. -Мы можем поселится в Новом Орлеане и ты будешь часто навещать свою матушку.

+1

19

I saw you creeping around the garden
What are you hiding?
- - - - - - - - - - -

[audio]http://pleer.com/tracks/12947864whSN[/audio]
- - - - - - - - - - -
I beg your pardon don't tell me "nothing"
I used to think that I could trust you

Невесомость. Она позволила ей поглотить себя целиком и полностью. Все же это было лучше, чем лить слезы или в панике пытаться тщетно найти выход из сложившейся ситуации. А в прочем, зачем было его искать? Зачем было задавать те вопросы, на которые обычно она и боялась получить свой ответ?! Никогда Има еще не спрашивала у матери о своем отце, заставляя ее выдумывать небылицы. Никогда и даже думать не собиралась о том, чтобы начать его поиски – куда удобнее было считать его покойником или же тем беглым рабом, что скрывался в байю, где после полуночи рыскали самые большие и худшие человеческие страхи. Да вот только правда, если ей так угодно, предпочитает приходить внезапно и негаданно, заставая врасплох, не давая ни единого шанса для того, чтобы одуматься. Только смириться с тем, что есть – иного не дано.
Вода под лодкой не издавала почти никаких звуков. Только сверчки и какая-то мошкара пели свою тихую и неустанную песнь,  не пытаясь даже разбудить от сна девушку, которой нынче не дождутся в хозяйском доме. Или же, было бы правильнее сказать, в отчем доме?
Имани не видела перед собой ничего, кроме звездного неба, когда приоткрыла глаза… Открыла, а вскоре снова закрыла, потому как страх неизвестности был куда страшнее того небытия, которую дарил ей сон без сновидения под тихую симфонию байю.
Кто-то вторгся в это равновесие нетронутой и не побеспокоенной природы.
Тихий всплеск воды, едва слышный человеческому уху, но существенно громкий и пугающий для мошкары, что сразу же притаилась и прислушалась к тому, что должно было случиться.
Тем временем лодка тихо соприкоснулась со своей сестрой, с которой были высечены из одного древа в один и тот же май месяц позапрошлого года…
Только имя ничего этого не слышала и не ощущала. Она спала, позволяла своей невесомости быть сильнее нее, дарить ей тишину и покой, чтобы только не встречаться с той пугающей правдой жизни, что дожидалась ее где-то в хозяйском доме. Но она не могла более бороться с реальностью, когда она ее буквально взяла на руки, а чьи-то теплые губы нашли ее в пьянящем, но все равно таком легком и незабвенном поцелуе… Словно бы сон начал набирать очертаний какого-то приятного сновидения, в котором было место лишь только тому единственно хорошему, что оставалось у бедной рабыни.
И она приоткрыла глаза, несколько раз моргнув, чтобы рассмотреть в темноте знакомые черты мужчины, что держал ее сейчас в своих руках, подобно охотничьей добыче.  Имани улыбнулась своему выводу – сонно, даже несколько вальяжно, но от  этого не менее очаровательно. Ее руки обвили шею охотника, чтобы удержаться за него. Теперь ведь могла позабыть обо всем на свете, помня лишь об одном нем.
Ее губы потянулись к мужчине еще задолго до того, как они оказались на более твердой земле. Просто раньше он не мог наклониться и пойти ей навстречу, тогда как на берегу это было сделать значительно проще.
- Прости, что не пришла, - тихо произнесла она, все еще держась за Дитриха, руки которого лежали на ее талии. Но он уже знал, что случилось… и, кажется, понимал куда больше, чем сама Имани, что лишь помотала головой в ответ, прежде чем решилась произнести хоть что-нибудь в ответ. – Нет, я не обижена, - помотала она головой. – Я не могу обижаться на хозяина – так не подобает, - добавила она, от чего стало еще более горько на душе.
Только почему было так?
Если бы только знала! Если бы только могла предположить, как избавиться от этого угнетающего чувства!
Но, вместо того, чтобы прислушаться к разумным словам немца, Имани лишь покачала в очередной раз головой в ответ, заставив свои длинные локоны рассыпаться за спиной длинной и щекочущей волной. Еще недавно она не представляла себе жизнь где-то за пределами хозяйского особняка, тогда как сейчас ей хотелось попросту более не видеть его, ни его жильцов. Казалось, более не сможет заглянуть в глаза матери, прекрасно понимая, что та никогда не была искренней с ней, ни тем более в глаза отца, в которых боялась увидеть сожаление, в котором не нуждалась. А хозяйка? А юная леди Кэрол? Нет, … правда больно ударит по их самолюбию и леди никогда не простят Име того, в чем она не была виновата.
Тем временем они с Дитрихом оказались в более безопасном месте, где мужчина более не собирался давать девушке времени на размышления о своем предложении… А в прочем, Има более не считала его столь странным и невозможным к выполнению.
Мужчина разложил свою одежду и постелил ней пол, прежде чем уложится на ней и притянуть к себе рабыню, что уже вскоре решила оттянуть неизбежное решение на потом, прервав слова Дитриха поцелуем, затем еще одним и еще… А вскоре оказалась сверху и наклонившись к нему, произнесла: - Я надеялась, что день, когда мне придется покинуть хозяйский дом не наступит – здесь мне было хорошо, не смотря ни на что, здесь я встретила тебя… Но, я согласна принадлежать тебе, ведь я уже твоя, если ты выкупишь меня… а потом вези меня, куда захочешь. Я не буду оглядываться назад. Я буду только твоя...

+1

20

Как должен ощущать себя человек, которому лгали всю его сознательную жизнь? Пусть даже ради его блага... ведь ложь всегда ложь, даже если ее пытаются использовать якобы для благих целей. Дитрих понимал, что Имани сейчас очень непросто - ее привычный мир неожиданно раскололся на множество осколков и они больно поранили ее, когда открылась правда...
Наверное можно было понять мотивы Рейгарта и Эйры... ведь жизнь рабов, даже у добрых и внимательных хозяев было трудно назвать легкой? Быть может ведунья была права, когда не позволила Эдварду быть с ней и заставила вернутся к жене и устоявшейся жизни богатого плантатора - Данцигер не считал себя вправе судить старого друга. К тому же, сейчас он волей судьбы оказался на месте Рейгарта, влюбившись в темнокожую девушку. И если уж говорить начистоту, у Дитриха тоже было что сказать Име... он хотел быть совершенно честным с той, что подарила ему надежду на счастье и новую жизнь.
-Има... выслушай меня пожалуйста. Я нисколько не жалею, что у нас с тобой все так быстро закрутилось-завертелось, -охотник улыбнулся, ласково коснувшись ладонью щеки Имани. -Ты в одночасье стала для меня дороже всего мира... но ты ничего обо мне не знаешь. Я должен тебе рассказать кое-что очень важное.
Тяжкий вздох чтобы собраться с мыслями и затем продолжение рассказа. Без лишних предисловий и драматичности...
-Когда мне было восемнадцать лет, по настоянию родителей я женился на девушке из хорошей семьи - это было словно в другой жизни, еще в Германии, -начал свою повесть немец. -Однако, у нас ничего не сложилось и после того как я начал службу в армии, мы крайне редко виделись. Потом я узнал, что у моей жены появился любовник... по правде говоря, я охотно бы отпустил ее к нему, но он бросил ее как только узнал, что она беременна. Эльза умоляла меня спасти ее репутацию и мне стало жаль ее ребенка, который не был виноват абсолютно ни в чем. Мы заключили с женой соглашение - каждый живет как хочет и никто никому не должен. Я старался быть хорошим отцом для своего приемного сына, однако после многих лет проведенных вне дома, это было чертовски сложно для меня.
Дитрих знал, что сын обожает его и не может понять почему его так часто нет рядом, но разве можно было забыть обо всем, что натворила Эльза? До появления Имы, охотник даже и не подозревал, что способен настолько потерять голову от женщины... но теперь он не расстался бы со своей любимой ни за что на свете.
-В общем... я все это тебе рассказал для того чтобы объяснить что смогу женится на тебе, только когда моя жена даст мне развод, -вновь позволил себе тихий вздох Данцигер. -Я безумно хочу чтобы ты была только моей... но согласишься ли ты подождать, пока мы сможем оформить наши отношения официально?
После прозвучавшего в ответ долгожданного "да" от своей возлюбленной охотник крепко обнял ее, прижав к себе. Значит все решено и завтрашний день принесет значительные перемены им обоим... и никто и никогда не разлучит Дитриха с Имой как бы не старался. Она будет свободной и быстро позабудет все свои горести, когда станет распоряжаться собственным домом в Новом Орлеане.

Несколько месяцев спустя...

Данцигер никогда бы не подумал, что ему когда-либо захочется настоящего домашнего уюта и комфорта - обычно, в своих поездках, он привык довольствоваться самым необходимым. Палатка для защиты от возможного дождя, сухой паек и запас патронов, что еще нужно хорошему охотнику?
Но вот теперь у вечного бродяги наконец-то появился стимул осесть и он с радостью заметил, что в Новом Орлеане абсолютно нормально относились к тому, что мужчина может проживать с юной девушкой совершенно не заботясь об узах законного брака. Где-нибудь в чопорной старушке Европе, нечто подобное сочли бы последней степенью распущенности - особенно, со стороны несвободного человека. Если бы не это досадное недоразумение, Дитрих повел бы свою возлюбленную под венец сразу как приехал в Новый Орлеан. Тем более что почти сразу после переезда выяснилось, что приятные бессонные ночи на плантации дали свои закономерные плоды: Има ожидала ребенка. Немец был безмерно счастлив и постарался благоустроить свой новый дом так, чтобы его хозяйка испытывала как можно меньше неудобств в своем деликатном положении. Оставалось только найти подходящую прислугу, чтобы Имани не приходилось самой заниматься всеми домашними делами... но только будущая госпожа Данцигер категорически этому противилась и ее можно было понять?
-Мне ведь придется иногда уходить из дома - например в банк... и мне будет куда спокойнее, если я буду знать что ты не одна, -улыбнулся Дитрих, сделав еще одну попытку уговорить свою любимую упрямицу согласится хотя бы на одну служанку. -Я найду кого-нибудь очень надежного и ответственного - а ты не должна забывать, что теперь ты полноправная хозяйка этого дома и все что есть у меня принадлежит и тебе тоже.
Приподняв край тонкой батистовой ночной рубашки Имы, немец коснулся губами ее большого уже живота - маленький проказник, что прятался там нынче не давал своей бедной матери выспаться добрую половину ночи - и собрался с мыслями, чтобы задать свой следующий вопрос.
-Милая... мне пришло письмо с плантации, -бодро и как ни в чем ни бывало начал Данцигер, продолжив легонько целовать свое угомонившееся чадо. -Твоя мать хотела приехать, чтобы увидеться с тобой... ну и помочь с ребенком, если будет нужно. Я еще не написал ответа, потому что хотел вначале обсудить с тобой.
Дитрих специально не стал лишний раз упоминать имя Рейгарта... потому как знал, что для Имы этот человек как был так и остался всего лишь бывшим хозяином. Однако, Эйра - дело другое? Она всегда заботилась об Имани и обожала ее - и конечно же успела порядком соскучится, не видя единственную дочь довольно долгое время.
-Ее отпустят к нам, если ты этого захочешь, -Данцигер придвинулся ближе к Имани, легонько коснувшись ее губ своими. -Что мне ответить на плантацию? Я сделаю как ты скажешь...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » I'll be like water in the river ‡all around U