Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Конец лета - начало...


Конец лета - начало...

Сообщений 21 страница 23 из 23

21

Проведённые в студенческом общежитии годы Монтанелли прошли так давно, что он и помнил их уже несколько смутно, больше припоминая какие-то отдельные случаи или элементы быта, нежели атмосферу в целом; всё-таки с тех пор прошло уже немало и времени, и, что ещё более важно, событий, приоритеты поменялись очень существенно, так что в ответ на слова Шейенны он тоже кое-что представил, но несколько менее позитивное - будто хлеб он идёт покупать для своих детей, и в шесть утра это делает потому, что в семь проснётся Дольфо, которого надо будет в школу собирать, и Виттория тоже скоро проснётся... И вот он топает до магазина, в первой же попавшейся кофте и домашних штанах, чтобы купить для детей хлебушка - такой же студент, только старше на четверть века. Может, в таком образе и есть нечто трогательное, конечно, но... не смешного. Хорошо, впрочем, что такая ситуация в принципе почти невозможна - у Монтанелли всегда есть еда в холодильнике, да и время тоже бывает в запасе, и на детей, и на себя самого тоже... не бедствуем. И смех Шейенны лишний раз напоминал об этом - что жизнь его совсем не плоха. И её настроение делало его счастливым. Всегда приятно, когда улыбается любимая женщина... или просто симпатичная тебе, если уж рано называть "любимой". Однако, кто знает, несмотря даже на то, что нету нужды вставать спозаранку, чтобы купить хлеба - главное, что есть желание это делать, если будет необходимость; и Монтанелли совсем не исключает того варианта, что надо это он будет и для любимой, а не только для своих детей... он тоже живой человек, даже после всего, что выпало на его долю в жизни.
- Неправда, это ты меня балуешь...
- шепнул ей в губы, когда они обнимались, уже покинув карету. Сердце билось учащённо, но, чуть ли не впервые это было не по каким-либо неприятным причинам, из-за нервов, шока, из-за того, что кто-то скоро расстанется с жизнью, не было связано с болью... Только... со счастьем, быть может? Ну, да, было похоже на счастье... мимолётное, но тем более ценное. - Выпрыгнуть - и пойти в булочную... - тихо засмеялся Гвидо, обнимая её в ответ. Купить хлеба... Любовь для Монтанелли давно уже перестала быть эгоистичным желанием обладать, превратившись в желание, в первую очередь, давать что-нибудь. Что-нибудь полезное, не просто красивое... что-нибудь важное. Такое вот прагматически обоснованное желание поддерживать дорогих людей. Только не все это понимают, правда... - Разве я сделал так уж много? - и так уж мало она сама ему дала взамен? Подумав если только о той работе, что они сделали за всё это время. Тейпа помогла Монтанелли заработать немало - те деньги, которые он мог потратить на... что угодно, своих детей, еду, подарки... - Не только из-за цвета, думаю... - улыбнулся, мягко сжимая её ладонь в своей руке. История, рассказанная Шейенной, ему снова напомнила о том разговоре в "Маленькой Сицилии", и предложением купить скаковых лошадей... кажется, Гвидо слегка промахнулся с подарком, хотя и угадал цвет камня, да? Впрочем, не было уверенности в том, что предложение друга Розарио было ещё до сих пор актуально - всё-таки больше двух недель уже прошло, лошадей мог и купить кто-нибудь.
- Добрый день. - кивнул Монтанелли незнакомому ему продавцу, но в магазине которого, судя по милой беседе, Шейенна была завсегдатаем. Гвидо невольно перевёл взгляд на Шей, когда тот заметил про изменения в её фигуре, но, своим взглядом, изменений никаких внешне не заметил... как была фигура индеанки впечатляющей, так и осталась - наверное, хитрый лис лавочник специально делал такие "комплименты", чтобы повышать свой товарооборот; не то, чтобы Гвидо не знал, как это делается... Тейпа же тут же перед лицом своего знакомого выдала их с Гвидо, как пару. Поддавшись её движению и развернувшись, Монтанелли нацепил на нос очки, внимательно вглядываясь в этикетки на кофейных банках... выбирая неторопливо и вдумчиво; что будет лучше сочетаться с её травами?..
- А может, для Каро что-нибудь тоже купим? - оглянулся,  взглянув на неё поверх очков, и сжимая банку в руке. Куда, кстати, улетел её ворон?.. - О. Извини... - послышалась короткая трель мобильника, и Гвидо, поставив банку на прилавок и вытащив деньги из бумажника, вынул и мобильник из кармана пиджака, всматриваясь в экран:
"Пожалуйста, передай имениннице поздравление от нас с Джино". - пришло сообщение от Алекса, с приложенной фотографией, явно снятой только что на камеру мобильного, где он и Джино стоят в обнимку, улыбаясь во все зубы и подняв ладони кверху в стереотипном приветственном индейском жесте. Усмехнувшись, Монтанелли развернул мобильник экраном к Шей, показывая фотографию, и затем забрал с прилавка собранный продавцом пакет с их покупками.
- А как же вы используете лошадей, если не торгуете ими? Пашете?
- решил уточнить, по пути домой - из чистого любопытства. Пахать, впрочем, в наше время тоже дешевле будет трактором, наверное, чем на лошади; что и сказать, в настоящее время для лошадей уже вовсе не такое широкое применение, как ещё даже в прошлом веке - и из полезных "друзей человека" они постепенно превращались в своего рода увлечение, причём довольно дорогостоящее, не для всех - и по большей части, для аристократов. Впрочем, на взгляд Гвидо, лучше уж лошадь, чем... "во-от такая тявка". Не то, чтобы Гвидо не любил маленьких собачек, просто лошадь - это казалось чем-то... более настоящим, что ли. Возможно, и из-за своих габаритов; или просто - характера. Большинства же мелких декоративных собак на крыс похожи и внешне, и по характеру... вот Гвидо и трудно их воспринимать кем-то серьёзнее хомячков, которых менять надо раз в год-два.

Накорми Гвидо тем, что ты приготовила)
И я задание тоже не написал, включи нам телевизор или ноутбук с кином)

+1

22

Стать частью чего-то особенного, хорошего, привнести в чью-то жизнь яркость, радость – не это ли ценно для человека? Когда вокруг тебя происходят события, не дающие положительных эмоций, ввергая в уныние, разочарование заставляет махнуть рукой, вот такие моменты, как сейчас в жизни индеанки творившееся человеком, которого она не ожидала вообще встретить, ценны. Если бы кто-то Шейенне сказал, что вот там, в маленьком ресторанчике сидит мужчина, в таком то костюме, читающий новости в газете, пьющий кофе, вот он и есть то, что ей нужно, Шей, несмотря на свою интуицию, шестое чувство, посмеялась бы. Когда ты открываешь дверь, а тебя встречает тишина – привыкаешь. По утрам тебя будит будильник, который прыгает на тумбочке, а больше ничего не движется рядом – привыкаешь. И так много этого «привыкаешь», что забываешь – а ведь есть и запасные ключи у кого-то, шепот ряжом Опоздаешь. Но сегодня Шейенна за долгие годы жила. Радостно, счастливо.
Купив еще мармелада, который она обожала, подошла к Гвидо, рассматривая то, что он выбрал.
- Не бери молотый. Сами помелим. А Каро, - потянулась к полке с пакетом соленых орешков, - чуть растолочь и его за крылья не оттащить. А попробуй взять – заклюет руку. Да, он жадина. – Кивнув на прозвучавший звонок, тактично отошла, чтобы не мешать поговорить. Но ошиблась. – И как это Джино поместился в кадр, когда рядом Алекс, - рассмеялась, прижав ладонь к губам. – Спасибо, - обратилась к продавцу, рассматривая фотографию, пока Гвидо расплачивался. Толкнув бедром дверь, вышла, придерживая плечом дверь, чтобы итальянец вышел с пакетами. – Надо ответ. Давай?
Включив камеру, обняла Гвидо за шею, поднимая телефон повыше, - [b]привет мальчики.[/b]
Щелкнула камерой, посмотрела на получившийся снимок. – Замри! - Отошла от Гвидо. – Ну пожалуйста. И так. Это мы возвращаемся из магазина. – щелчок. – Обошла итальянца, поймав за его спиной угол своего дома, навела телефон так, чтобы можно было понять расстояние. Показала пальцем, что чуть влез в кадр, щелкнула, ловя Гвидо. – а это мы идем домой. Рукой подать. Давай пакеты, отошли Алексу фото. Пусть порадуется.
Заглядывая через плечо мужчины, Шей смеялась, видя, какие ловкие они с Гвидо вышли. Они шли лавируя между людьми, прорываясь сквозь поток, сцепливали пальцы, но вновь приходилось отходить в сторону.
- Лошади как дорогое хобби. Но летом проще. Подножный корм спасает. А вот зимой трудно. Да и не так много их. У нас есть культурные встречи между племенами, фестивали, где показывают свое умение в различных соревнованиях. В том числе и на лошадях. Как и у рыцарей – стрельба из лука на полном ходу. Охота на бизона. Как у всех. Кто работает, помогает содержать их. Джино, например, двух лошадей содержит. Свою и еще одной девочки. Она еще мала, чтобы ездить, отец мер и осталась молодая кобылка в наследство. Мать отела продать, но Джино вступился. Я не ожидала его увидеть на комбинате. Но очень рада, что он там прижился.
Войдя в подъезд, пошли пешком по лестнице. Лифт был дорогим удовольствием, поэтому его и не было, отчего и цена на квартиру не была высокой. Переговариваясь, они вошли в квартиру. На подоконнике сидел ворон, крутя головой, наверняка думая, где Шей. И едва она вошла, как издал звук.
- Ты уже дома. А он позаботился о твоем лакомстве. Надеюсь ты кусаться не станешь. Иди ко мне.
Протянула руку, пуская Каро на плечо. Стол быстро был накрыт. Разогрет кукурузный суп из мяса индейки. Шей щелкнула пультом на телевизоре, одновременно загорелся проигрыватель.
- Забыла что там за кино.  О! «Дикий, дикий Запад». Я его смотрела? Странно, не помню. Да и когда включала последний раз систему. Некогда, а когда есть время, я либо отсыпаюсь, либо ухожу на улицу. Каро, все. На стул, - похлопала по спинке, подумав, что сидеть спиной кому-то из них к экрану было бы не очень интересно, переставила все на барную стойку, что они сели с Гвидо так, будто за парту. – Приятного аппетита.
Отломив кусок свежего хлеба, поднесла его Гвидо, как мужчине в доме, он первый откушает. И каковы бы не были религия, верования – мужчина всегда во главе. Как закончится день решать только им, но даже если у Гвидо появятся дела, его вызовут, или надо домой к детям торопиться, Шей будет рада. Этот человек нужен всем. В том числе и ей. Как бы не поспешно это звучало.

Останься, пусть позвонят и скажут, что дома все хорошо)

Отредактировано Sheyena Teipa (2015-09-30 23:18:05)

+1

23

На самом деле, Гвидо к фотосъёмке в любом её проявлении относился довольно настороженно - "щелкунов"-то таких вокруг мафии всегда было довольно немало, а вокруг него, с некоторых пор, и подавно то и дело кружились такие вот "папарацци" - начиная от полицейских хроников, и заканчивая даже некоторыми особо смелыми любопытными, иногда прямо начинаешь чувствовать себя какой-то суперзвездой - но это, впрочем, не так уж часто и происходит. Хуже, что они часто появляются как раз в неудобные для этого моменты, на похороны чьи-нибудь могут заявиться со своими объективами (закону-то уважение к чужому праху чего проявлять, да?), или на чью-то свадьбу, вот и живёшь вот так, под прицелами объективов то и дело... хорошо, правда, что чаще - объективов, а не других прицелов. Хотя, к этому привыкаешь в определённый момент, и не то, чтобы Монтанелли, становясь боссом, не рассчитывал на такой поворот, напротив даже, умудрялся и сыграть на нём в определённые моменты. Но здесь, конечно, случай совсем другой... Гвидо это даже забавляло немного, "селфи" он вот раньше точно не делал никогда.
- Только не заставляй меня губы бантиком делать... - усмехнулся Гвидо, приобнимая Шейенну в ответ и позируя на камеру. Кто бы только знал, что после пятидесяти будет так развлекаться, казалось бы... Индеанка, несколько раз обойдя его вокруг, наснимала в итоге для ребят целую фотосессию в ответ; и по мнению самого Монтанелли, получилась на ней всё равно лучше и живее, чем он, с пакетами в руках... Ну, каждому, конечно, своё. Он и не фотогеничный особенно, пожалуй, как раз лицо для криминальной хроники; а Шейенна - просто красавица... Да, определённо - прав был тот фотограф. Ладно, в свете Шей, в свете её настроения, даже фигура Гвидо перестаёт быть такой мрачной - и самому Гвидо это тоже очень ценно и приятно. В жизни каждого человека должно быть несколько сторон, несколько граней, которые делают его полноценным... Индеанка привносила в его жизнь какую-то новую грань.
- Всё... отправил. - улыбнулся, протягивая руку за пакетом обратно. Алекс и Джино сейчас смеются, наверное. Надо Майклу и Фрэнку, наверное, тоже отправить - подразнить, они ж своего босса дурачком считают, думая, что он не догадывается - ну пусть ещё на говно немного поисходят... ну или порадуются за него, для разнообразия. Он же получит от общения с индеанкой и удовольствие, и пользу... - Ух ты, интересно. Я бы на это поглядел... - с Дольфо и Сабриной вместе... для общего развития. Не только детей, конечно, но и себя самого - пусть они и итальянцы по происхождению, но живут в Америке; так сказать, на две культуры... И это вовсе неплохо, нет - это значит, что у них есть в два раза больше, чем гордиться: историю Штатов преподают в школах - историю итальянской эмиграции в семье, из поколения в поколение. И в этой истории колонизации индейцев как раз было по минимуму, кто бы что там не сказал про Колумба (несчастный мореплаватель и сам, говорят, не понял, куда приплыл) - войну устроили янки, те же самые, что и самих итальянцев через пятьдесят лет после едва не превратили чуть ли не в рабов. Нью-Йорк, Нью-Джерси, чуть не всё восточное побережье - англикашки, что ли, строили? Там итальянцы кирпичи клали. Есть ли им чего между собой делить?..
Лифта и в особняке у Гвидо не было, да и не в том он ещё возрасте, чтобы даже нагруженным пакетами бояться лестничных ступеней... вот Каро его слегка напугал - второй уже раз, при входе в эту квартиру, за сегодняшний день. Видимо, потребуется некоторое время, чтобы привыкнуть. Хотя, наверное, не так и много, учитывая, что у Агаты, например, тоже питомцы не совсем обычные, да и у Ливии вот тоже завёлся дома необычный зверёк-хорёк... уже привыкает. С улыбкой глядя на ворона, послушно перелетевшего к Шейенне на плечо. Хозяйка его не обманывает, для него, и впрямь, есть кое-что вкусное... и если их знакомство будет более тесным, то кто знает, в будущем такого вкусного и для него может появляться чаще - какое шаманство Монтанелли всю свою сознательную жизнь уважает, так это кухонное, магию вкусовых ощущений. Но для воронов - это потом... сначала люди поедят. В воздухе вскоре запахло чем-то вкусным...
Гвидо даже как-то и забыл, что бывает так уютно - за не очень долгое, но, всё-таки, довольно продолжительное время жизни в большом доме, всё же начинаешь привыкать к совсем другому. К удобству, к простору, который постепенно исключает вот такой вот уют, когда всё под рукой, и близость друг ко другу - означает тепло... словно в молодость окунаешься, ту же самую, какую она представляла, когда в шесть утра топаешь за хлебом из студенческой общаги. Ну или... живёшь холостяком в собственном, но не таким уж большом домишке. Его, наверное, и не узнать теперь. Старшая дочь там тоже давно хозяйничает.
- Спасибо... - принял Гвидо кусок хлебушка, отсалютовав Шейенне в шутку. - А суп из кукурузы, да? - попытался угадать, глядя в тарелку. Кукуруза для индейцев ведь вообще как пшеница для европейцев, ну, исторически... теперь-то уже каждый может хоть и из кукурузной муки купить, и из пшеничной, если душа пожелает. Будь хоть индейцем, хоть белым, хоть каким. - Очень вкусно... - и даже фильм как-то пришёлся почти в тему... Просмотр был нарушен только звонком из дома - Дольфо попросился сегодня остаться на ночь у кого-то из своих одноклассников. Гвидо разрешил; и сам домой вернётся только к вечеру, когда няня уйдёт...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Конец лета - начало...