Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Из любви к искусству


Из любви к искусству

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники: Агата и Сонни
Место: Нью-Йорк
Время: 29.09.15
Время суток: ночь
О флештайме:

Материал с сайта newsru.com

Скетч, нарисованный Сальвадором Дали, украли из тюрьмы Рикерс Айлэнд в Нью-Йорке. Это преступление уже назвали сюрреалистическим, которое поистине достойно самого Дали.

Набросок Иисуса, висящего на кресте, великий художник сделал в 1965 году из симпатии к главе местного исправительного департамента Анне Московиц Кросс (Anna Moscowitz Kross). С тех пор в течение 16 лет изображение оказывало воздействие на обедающих заключенных, а потом его перенесли из столовой в вестибюль и заперли в специальный демонстрационный аквариум.

В воскресенье рабочие, занятые уборкой заметили, что уже привычный для них рисунок в позолоченной рамке смотрится как-то странно: слишком свежо выглядел распятый Иисус, да и бумага была чересчур белой.

Изображение Иисуса, выполненное углем и акварелью, эксперты в 1985 году оценили в 175 тыс долл. В 2001, по данным New York Times, картина стоила по крайней мере в три раза дороже - неизвестным преступникам удалось вынести из тьюмы самое дорогое, что там было.

В 1965 году Дали собрался навестить тюрьму и устроить из этого увлекательное зрелище для публики (пиар-акция, говоря современным языком). Однако неожиданно он почувствовал себя нездоровым и ограничился указанием: "Спуститесь вниз и скажите, что Дали болен. Но в течение часа-полутора будет готов замечательный подарок для заключенных". Так в тюрьме появилась картина с подписью "Для столовой заключенных Рикерс Айленд. Дали".

Пока у следствия нет данных о том, кто мог бы украсть набросок, сообщает АР. В настоящее время устанавливается, кто имел доступ к ней. Параллельно обстоятельства преступления расследуют полиция и администрация исправительного учреждения.

Время публикации: 3 марта 2003 г., 09:09


Похитители уничтожили украденную ими в марте 2003 года из нью-йоркской тюрьмы Рикерс-Айленд картину Сальвадора Дали "Распятый Христос".

Как сообщает агентство Europa-Press, расследование установило, что картину стоимостью около 200 тыс. долларов похитил тюремный надзиратель Митчел Хоххаузер с помощью подельников, устроивших пожар в холле тюрьмы и заменивших во время возникшей суматохи оригинал копией довольно приличного качества. Однако на следующий же день один из заключенных определил, что это подделка. После этого, желая скрыть следы преступления, похититель уничтожил полотно.

Сальвадор Дали подарил картину "Распятый Христос" заключенным нью-йоркской тюрьмы в феврале 1965 года после того, как он из-за недомогания вынужден был отменить выступление перед ними. В качестве компенсации художник нарисовал картину и написал в углу, рядом со своей подписью, что полотно "предназначается для столовой заключенных Рикерс-Айленда".

Картина благополучно провисела в тюремной столовой около 16 лет. В 1981 году руководство тюрьмы, нарушив распоряжение художника, перевесило картину в вестибюль, откуда ее и похитили, сообщает РИА 'Новости'.

Теперь сам похититель и трое его подельников находятся за решеткой в ожидании суда.

Время публикации: 5 октября 2003 г., 15:11

А что, если набросок вовсе не был сожжён?..
Отыгрыш основан на реальных событиях.
Имена вымышлены либо изменены для того, чтобы у правообладателей глаза не повылазили из орбит.

http://worldonline.media.clients.ellingtoncms.com/img/photos/2003/10/06/nadali_t440.jpg?9e2a24ba44807f8f9b96aad7c4082bf6ded075dc

Отредактировано Sonny Pulsone (2015-09-15 21:24:43)

+1

2

Сонни помнил этот случай - не тот, в смысле, когда Сальвадор Дали обещался приехать в Рикерс-Айленд, но не приехал (в те времена он если про остров Рикерс и слышал, то точно не про Дали), а когда самую ценную вещь из тюремного комплекса четверо его сотрудников умудрились вынести; как раз подходил к концу четвёртый год его пребывания на острове, многое уже стало до омерзения привычным, разве только лица менялись - и событие такого крупного масштаба, естественно, вызвало серьёзный переполох, со шмонами камер, обысками, помещениями подозреваемых в изолятор, повторными обысками, даже бунтами, на какое-то время даже свидания запретили, в смысле - всем, вообще; обо всём этом информацию старались скрывать максимально тщательно, но нет, конечно, скрыть не всё удалось, нашлись даже пара заключённых, которые умудрились продать информацию журналистам, которые и без свиданий умудрялись пролезать. Тоже забавный, кстати, был случай - Рикерс-Айленд, на минутку, это остров, то есть - водой окружён со всех сторон, и, хотя город и видно с практически любой точки острова, там довольно-таки глубоко; так вот, когда свидания запретили, один хитромазый ниггер (или журналюга, который ему приплачивал, Сонни не знал доподлинно) додумался до такого способа: написав целый лист, расписав всё происходящее в красках, он, вот прямо как Робинзон, попросту запихал его в бутылку да швырнул через забор в воду, когда шёл с тюремных работ - а под стенами тюрьмы как раз проплывал этот самый писака, чтобы эту бутылку выловить. Не учли горе-заговорщики одного, хотя было это вполне очевидно - что смотровая вышка была неподалёку, и надзиратель, сидевший там, тут же в неопознанной лодке наделал дыр из своей винтовки, аж так, что этого журналиста потом вылавливать пришлось. Нет-нет, он-то сам не утонул и не поймал пулю - ему те же самые охранники ещё потом, говорят, люлей добавили - еле разгрёб; но вот бутылка с историей, навернув полкруга вокруг Рикерс-Айленд, уплыла в какие-то неведомые края. А вот лодка - та вот да, затонула, дав возможность немногочисленным свидетелям понаблюдать за Титаником в миниатюре. Сонни до сих пор жалеет, что не видел - заключённых разогнали по блокам тут же, как началась стрельба: порядок есть порядок. В общем - время было весёлое... но давно прошло. Пульсоне даже и не думал, что однажды услышит его отголосок... в собственной телефонной трубке. С незнакомого номера. В шесть утра. В собственной кровати, где рядом будет лежать его законная супруга...

- Алло? - Пульс, по старой привычке, как подобный телефонный звонок услышал - аж подскакивал; для любого из своих ребят такие ночные/утренние подъёмы вообще не в новинку, конечно - нужно быть всегда в распоряжении Семьи и боссов, согласно их правилам... Но в трубке был не Гвидо, не Фрэнк, не Майк и не кто-то из их с Агатой других общих друзей... он вообще был женским. Более того, этот прокуренный, низкий, почти мужской, голосок с чёрным акцентом был знакомым. Вот только Сонни не сразу вспомнил, откуда.
- Ну привет, Сахарок...
- Ёптвоюмать. Мелинда?.. - Пульс аж вздрогнул, подскочив на кровати ещё раз... Скосился на Агату. Женский голос, в шесть часов утра, ну да, ситуация вот прямо классическая. И лучшего времени она не могла выбрать, чтобы позвонить, естественно. - Тебя что, выпустили? - за убийство свекрови?.. По предварительным подсчётам, сидеть Мелинде ещё лет десять - может ещё и нового мужа себе найти, и даже ребёнка завести, пока ещё не состарилась, между прочим - в самой большой и самой дрянной тюрьме Штатов не самые плохие условия для рожениц. Среди тюрем, разумеется.
- А что, соскучился, сладкий?
- в голосе послышалась улыбка. И тут же померкла: - Не, ни хрена. Второе прошение отклонили. С контрабандной мобилы тебе звоню.
- Ты вообще в курсе, что я теперь в Сакраменто живу - тут разница с Нью-Йорком три часа? У меня шесть утра, манда ты драная... И жена рядом. Ты вообще по делу, или просто так? И откуда у тебя вообще мой номер? - Сонни откинулся обратно на кровать, вымученно взглянул на Агату, и перевернулся мордой в подушку. Не похоже, чтобы всё-таки было, куда вскакивать, хотя ситуация и выходила из ряда вон.
- Женился? Что, понемногу разбирают даже убогих?.. Вообще-то, ну, поздравляю. - усмешка. - Машинист дал. Тут какие дела, бабка Лиза померла. И шепнула мне кое-что... помнишь 2003-ий? Иисуса распятого, Дали, всю херню?
- Хофф... как его там? Из вашего центра который? Чёрт, как это случилось?.. - с бабкой Лизой, в смысле... одной из старейших жительниц женской колонии острова. А Майкл Хоффмаузер, надзиратель, который вынес картину с острова с тремя подельниками, заменив подделкой; но, когда на него вышли в ходе расследования, сжёг картину в целях заметания следов. Что ему не помогло, впрочем... Это-то Сонни помнил. - Ну, помню. И?
- Так вот, картину никто не сжигал. Она вообще не покидала стен колонии. Он соврал на суде. - Мелинда приглушила голос. - Я знаю, где она. Бабка Лиза сказала перед тем, как помереть. - Агата могла видеть, как у Сонни распахнулись оба глаза. Больше от тупого удивления, чем от жажды наживы... или сенсации, которую эта новость обязательно вызовет, если бы она была правдой. Но он-то не был журналистом, искусствоведом или ещё кем-то, кто гнался бы за такой славой.
- Мелинда, ты гонишь?
- Я серьёзно. Я видела её, сечёшь? Её же оценивали почти в 200 штук тридцать лет назад, прикинь, сколько она стоит сейчас... - Сонни откинул одеяло, резко сев на кровати:
- Нет, ладно, допустим, твоя сумасшедшая история - это правда; допустим, ты знаешь, как картину вытащить с острова. Я тут причём, почему ты звонишь мне?..
- Ты единственный грабитель на свободе, которого я знаю. Слушай, у меня вообще-то времени нет, ты за это берёшься или нет? - подняв человека, пусть и грабителя, в шесть утра, и задать такой вопрос - каким моральным уродом надо быть вообще?..
- Я должен это обдумать. За день-два она ведь никуда не денется?..
- развернувшись, Пульсоне приподнял указательный палец. Наверное, испанка уже вне себя, но обдумать - это в его случае означает "обсудить"... - Позвони мне в обед с автомата, я оплачу звонок.
- Чёрт, значок возвращается. Мне пора. В обед, окей.
- заторопилась заключённая на другом конце связи.
- Мне тоже. - отключился Пульс, отложив мобильник на тумбочку и развернувшись к Агате: - Ты мне не поверишь...

Внешний вид

+1

3

Семейная жизнь? Рано еще судить о том удалась она или нет. Нашей ячейке общества каких-то десять дней. Пять из которых мы провели в Испании. И, конечно, этого времени было мало. Мы только успели съездить в Кадис - самый западный город, где можно искупаться в океане. Поездили по Малаге, остальное время провели на пляже, в постели, да один раз выбрались в аквапарк. С Сантино на одной из горок еще плавки слетели, что позволило мне троллить его оставшееся время в водном парке.
Пиршество для гостей, коих было примерно пол сотни, прошло тоже на высшем уровне. В прямом и переносном смысле: отмечали мы на крыше небоскреба, где открывался фантастический вид на город и реку Сакраментовскую.
Но вот, праздники прошли и настало время будней. Аарон ходит в школу, приносит тройки и замечания по поведению, я углубилась в свое дело, продолжая развивать контакты с мексиканцами, ради чего летом ездила к ним "в гости". Сонни трудиться на своем фронте...
В ближайшее время я не ожидала никаких афер, вот только сами аферы дожидались меня. Раздался телефонный звонок.
Трель телефона красной пульсирующей точкой ворвалась мне в мозг и устроила там скачки. Звук бился о стенки моей головы, проникая в сон. Я приоткрыла один глаз, чтобы пнуть Сонни. Но он раньше моей "просьбы" ответил на звонок и прервал эту пытку.
- Ёптвоюмать. Мелинда?.. - ага, женщина значит - отметила я про себя, крепко зажмуривая глаза. Пытаюсь уснуть и дальше, но голос мужа и едва слышный голос той самой Мелинды, не давали мне это сделать. Я напряглась, включая свои локаторы. И вместе с этим в режим on перевелось чувство ревности.
Что за женщина будет звонить в такую рань?
- Тебя что, выпустили? - из дурки выпустили, а зря.
Еще раз приоткрываю глаза, чтобы посмотреть сколько времени. Стрелки часов цвета серебра показывают шесть утра. Мозг, убедившись, что еще довольно рано для подъема начал запускать программу "сон". Я потеряла нить диалога, что вел Сантино, сомкнув веки.
- Мелинда, ты гонишь? - все трещал Пульсоне, во второй раз меня разбудив. Прошло меньше минуты, а мне казалось, что он болтает около часа. Теперь-то дремота ушла окончательно. Я приняла более удобную позу, забравшись спиной на подушку и пристально смотрела за мужчиной. По мере его разговора, который все не кончался, мой взгляд становился суровее.
Наконец Сонни вспомнил где кнопка "отбой" и нажал ее, заканчивая беседу.
- Ты мне не поверишь... - к этому моменту я была порядком раздражительна: мой сон прерывать опасно, так что энтузиазма, которых охватил итальянца, я не разделяла.
- У тебя умерла бабушка и оставила нам наследство? - хмуро пошутила, сдвинув брови вместе.
- Ты с ней спал? - не с бабушкой, конечно. - Она красивая? Сколько ей лет? - подумав и сделав паузу, добавляю еще один вопрос: - Чего ей надо в такую срань? - я хотела сказать "рань", но мое восприятие все додумало за меня.

+1

4

В армии Сонни приучали моментально просыпаться по тревоге, да и не только по сигналу тревоги - по первому же сигналу, первому же признаку опасности, быть готовым в любой момент к боевым или любым другим действиям; и пожалуй, это было одной из тех хороших привычек, что он вынес с собой из рядов вооружённых сил и пронёс даже через тюрьму, даже через столько лет сохранив это - это расхолаживаться не давало, а в их деле, пусть оно и не всегда связано было с войнами, могло и жизнь спасти. Как вот... в Детройте, чуть больше года назад, например. Но сейчас речь шла не о том... Смертельная опасность в данный момент Пульсу грозила разве что от Агаты, которая в это утро явно планировала поспать подольше, а потому выглядела сонной, недовольной и наверняка злой, если сумела-таки расслышать в грубом голосе уголовницы-Мелинды женские нотки. Ранний подъём, женщина на том конце телефонного провода, Пульсоне только представить мог, что у его жены творилось внутри сейчас, так что задача сейчас стояла таким образом, чтобы и затушить разгорающееся пламя, и попробовать донести полученную информацию одновременно... Задача непростая - уже оттого, что Пульс и самому-то себе не особенно верил сейчас, вернее сказать - Мелинде.
- Блин, почти... - усмехнулся Пульс: Агата сама не ведала, насколько оказалась права в своём предположении... Не то, что у Сонни с бабкой Лизой, одной из самых старых обитателей комплекса Рикерс, отношения как-то очень уж хорошо складывались, нет, конечно - он и знал-то её больше понаслышке от той же Мелинды, ну, видел пару раз издалека. Но, в общем-то, да оставила бабуля наследство... вся проблема только в том, чтобы его вывезти. - С бабкой Лизой? Ты её видела?.. - скривился Пульсоне, аж вздрогнув, но, впрочем, больше играя, дабы предпринять попытку отвлечь Тату от главного вопроса... ну, да, конечно, нашёл дурочку, в шесть утра. Сантино устроился на постели поудобнее, приблизившись к Агате, приобнимая её - в том числе и на тот случай, если она драться сейчас вздумает. Ей для этого вскочить придётся с кровати - а ему этого как раз не хотелось; не зря же он на обед назначил звонок - кто хотел, вполне мог бы и доспать потом. Но он вот уже вряд ли уснёт теперь...
- Да лет... тридцать сейчас. Ну как красивая, симпатичная - для уголовницы. - попытался придать Пульс в голос немного безразличия напополам с насмешкой, хотя отвечал, впрочем, вполне честно. Исключая тот момент, что так и не сказал напрямую о том, что да, с Мелиндой этой они действительно спали - ну, если это можно так назвать, когда общаетесь вы в письмах в основном, а на редкие свидания вас друг ко другу водят в наручниках (но, благо, от женской колонии Рикерс-Айленд до мужской было недалеко, хотя бы, и письмами можно было обмениваться раз в день-два), но, да, был у них такой тюремный роман... Был, да сплыл уже давно. Задолго до того, как его выпустили. Да и свидания в конечном итоге им запретили - оба не слишком-то хорошо себя вели у себя в тюрьмах...
Хорошим знаком, пожалуй, был тот факт, что Тата хотя бы не сквернословила... а, нет, вот оно. Хотя, "срань" это ещё довольно мягко... но он, наверное, что-нибудь ещё услышит. Впрочем, ему трудно воспринимать такие предъявы от любимой всерьёз - если кому, как не Агате, знать, что каждый имеет право на свой багаж из прошлого?..
- Слышала когда-нибудь про то, как Сальвадор Дали посещал мою тюрьму?.. - главная из причин, откуда Сонни вообще это имя известно, пожалуй, ну да не суть... - Вернее, собирался. Это не при мне было, разумеется. - а в 1965-ом году, этого даже бабка Лиза не помнила. - В общем, Анна Кросс* попросила художника этого провести заключённым лекцию об искусстве, и он вроде бы согласился, но не смог приехать, сославшись на болезнь - и потом прислал рисунок в качестве извинения. - ну как рисунок... скорее, набросок; но всё же - вышедший из-под руки знаменитого художника, Иисус стал главной реликвией и достоянием всего Острова. Незавершённый, черно-белый, почти схематичный, лично Сонни распятый Христос напоминал отражение самой жизни в тюрьме - черно-белую копию жизни...
- Почти тридцать лет он в главной столовой провисел, но потом его "в целях сохранности" перевесили в вестибюль. А двенадцать лет назад - его выкрали и заменили подделкой. Сами же охранники, представляешь? Была такая морда еврейская. Хофф... Забыл я его имя. Ну, неважно, их в итоге поймали, сами сейчас по тюрьмам сидят...
- если их не пришибли там ещё; но Сонни и на это плевать хотел, к Хоффмаузеру личного ничего не питал, картину, слава богу, воровать ему не помогал. - А рисунок этот они сожгли, говорят. Улики замести пытались. - мысли об оригинальной стоимости рисунка и то кружили Пульсу голову, а сколько же может стоить реликвия, считавшаяся более десяти лет утраченной?.. Да тут ведь на всю жизнь хватит, ещё и детям останется... главное только в процессе самому под суд не угодить. Это вот и смущало - Сонни предметами искусства никогда не занимался.
- Так вот, Мелинда мне сейчас сказала, что рисунок этот они не сожгли, а припрятали где-то. На территории колонии. И что она знает, где именно. - и знает, как вывезти, если уж вообще решила эту информацию сообщить...

*Реальный человек; её именем названа одна из десяти тюрем Рикерс-Айленд - так и называется, "Центр Анны М. Кросс", женская колония. Она вроде как даже до сих пор жива, но ей тогда лет девяносто уже :)

+2

5

Да, я была той еще горгоной, которая могла ни за что в камень обратить, а после этот камень разбить в пух и прах. Но Сонни как-то удавалось все это время выбираться из моих оков не потеряв при этом головы. Сейчас был не крайний, конечно, случай, убийство человека за потревоженный сон, это, пожалуй, перебор.
Ждала ли я ответов на заданные вопросы? Ой, лучше мне не знать что было у них с некой Мелиндой. Хотя по голосу из трубки она представлялась мне скорее слесарем или монтажником, нежели женщиной.
- С бабкой Лизой? Ты её видела?..
- С какой еще нахрен Лизой? - он меня сейчас запутать пытается?
- Да лет... тридцать сейчас. Ну как красивая, симпатичная - для уголовницы. - все-таки дал ответ Сонни на мои вопросы касаемые уголовницы.
- Мог бы не отвечать - фыркнула я. Несмотря на мое ворчание, попытку отмахнуться от объятий я не совершила. Открытое раздражение сменил интерес и любопытство. Какая весть в шесть утра могла так взбодрить супруга?
- Слышала когда-нибудь про то, как Сальвадор Дали посещал мою тюрьму?.. - признаюсь, я даже название тюрьмы, где сидел Пульсоне, не запомнила, не говоря уже про Дали. Да, творчество этого испанского живописца я любила, но в подробности биографии не вникала.
Молча пожав плечами, я продолжила слушать Сантино. С каждым предложением, словом, во мне просыпалось любопытство. Чую своим веснушчатым носом, что финал этой истории будет грандиозный.
- Так вот, Мелинда мне сейчас сказала, что рисунок этот они не сожгли, а припрятали где-то. На территории колонии. И что она знает, где именно. - после того как итальянец сказал, что картину сожгли, я уже было собиралась разочароваться, но тут у легенды появилось продолжение.
- Tú mientes! - воскликнула я, пребывая в удивлении. - Это правда? - исправляюсь, возвращаясь на английский язык. - Как думаешь, она врет? Какой ей резон сообщать тебе об этом? - ясно, что хочет, чтобы Сонни взялся за это дело. Но почему он?
- Сколько картина может стоить сейчас? - задав вопрос и задумавшись над ответом, я почувствовала как кровь забурлила сильнее. Это ж нереальные деньги. При условии, конечно, что мы сможем сбыть рисунок. И, при еще более важном факторе, что нас не кинут и не обманывают.

+2

6

Быть может, Сонни просто оказался слишком крепким - 15-летней выдержки - камнем, который не так-то просто было обратить прахом, или напротив, уже рассыпался на песчинки слишком много раз, чтобы собраться воедино, раз дурная "магия" Агаты на него не действует? Если уж какое-то проклятие и впрямь существует (если в принципе верить в проклятия), то им, всё же, удалось с ним справиться. Они стали мужем и женой, и это большой шаг, слишком большой, чтобы "нехорошие" высшие силы могли бы его допустить - и пусть даже в статусе супругов они совсем недолго, скорее всё ещё испытывая эйфорию от свадьбы, нежели вкус быта; кажется, что всё у них стало хорошо... не в тот момент, когда оба сказали "да" - а даже когда-то до этого. Какой-то неопределённый момент, который они пропустили, забыли, но - и слава богу; потому что не надо к нему возвращаться. Если всё время возвращаться к границе - можно однажды её случайно и переступить...
- Ну этой... с наследством... тьфу ты. Давай расскажу по порядку.
- пока и сам не запутался окончательно, кто, с кем и когда спал, иначе они в своих выяснениях зайдут так далеко, что выяснится, что Сонни и с Анной М. Кросс тоже спал, и с бабкой Лизой, да и Сальвадора Дали тоже трахнул, а до сути они за всем этим так и не доберутся. - Могла бы тогда и не спрашивать... - улыбнулся, сомкнув объятия чуть плотнее, игриво коснувшись пятой точки Таты под одеялом. Воспоминания о бывших, надо сказать, не всегда неприятные, и с Мелиндой этой тоже было то ещё приключение, Сонни, по крайней мере, не жалел ни о чём. О том, что их роман не зашёл в итоге никуда, тоже не жалел, впрочем. И не только потому, что он с Агатой в итоге встретился... Впрочем, ладно, не стоит мыслями возвращаться в то время, а это значит - что не стоит и самого себя возвращать, и Тате давать это делать. Пульс переключился на Дали и дела...
Тарантино с ругательного английского перешла на непонятный испанский, что выражало, видимо, ещё более сильную степень удивления, но теперь-то она хотя бы понимала, отчего Сонни сам пять минут назад так подскочил на кровати. Какого вот это - узнать, где зарыто сокровище?.. Не то, которое по городу в бронированной машине повезут, а куда дороже, как настоящий клад пиратский, всё равно, что карту найти - и выбирать, выбросить её или поставить жизнь на эту карту? Сколько ещё человек знают? Едва ли много.
- Я не знаю. - честно ответил Пульсоне. У Мелинды нету никаких причин врать, просто зачем ей это делать-то? - но и история, что она ему рассказала, кажется очень уж невероятной... - Бабка Лиза - это древняя одна заключённая на Рикерс. Как и Мелинда - она из колонии звонила. Умерла, говорит, старуха, но секрет в могилу уносить не захотела. - и впрямь вот, как будто в каком-то кино получается. Откинулась старушка, оставила богатое наследство... с богатым геморроем, впрочем, тоже - иначе и кино бы никакого не получилось. Вопрос в том, захотят ли они с Агатой стать счастью сценария?.. - Долю хочет, наверняка. А я - единственный, кого она знает за пределами тюрьмы... или до кого дозвониться получилось, по крайней мере. - информация ведь за толстые стены тоже не проникает так просто, а потому и ценится во сто крат, а телефонные номера в голове держать тяжело. Да и потом, с кем ещё на свободе Мелинда водилась, действительно? С фраерами-любителями какими-нибудь, для которых предел - это налёт на забегаловку какую-нибудь устроить или винную лавку?..
- Ты представь, если картину всё-таки удастся вынести с острова... - вопрос только в том, как это сделать? Да уж вот, никогда бы Сонни не подумал, что ему придётся устраивать побег из тюрьмы... картине! Иисусу распятому, убежать со своего креста... - В восемьдесят пятом её оценили в 175 тысяч, в две тысячи первом "Таймс" заявили, что она стоит раза в три дороже. Это уже больше, чем пол-миллиона! А ты представь, сколько теперь... - утерянная работа, которую удалось вернуть... счёт, наверное, идёт на миллионы - ну никак не меньше, чем на один миллион долларов, точно; а скорее всего - даже и больше. Это же огромная сумма! Вот только и попотеть явно придётся немало... Нужно ли это, двоим молодожёнам, только-только из-под венца?.. Такой риск! Сонни не хотел решать такие вещи в одиночку. Если раньше и можно было бы вот так с лёгкостью сорваться в авантюру, то не теперь... - Мелинда с телефона-автомата позвонит в обед. Как думаешь, мы с тобой можем потянуть такое?.. - это главное, о чём им придётся сказать сначала. Если нет - так нет, и распрощаются с ней, а всё, что останется - это воспоминание об одном испорченном утре, которое, может быть, всплывёт во время сенсации, когда миру вернут творение Сальвадора Дали; если да - тогда стоит начинать думать, каким образом они вывезут картину с территории тюрьмы Рикерс; а для этого нужно узнать ещё и точное её местоположение... видимо, в "женской" части острова, раз уж Мелинда, как говорит, своими глазами картину видела? В общем, если они согласны рисковать, то им нужны детали...

Отредактировано Sonny Pulsone (2015-09-22 14:34:33)

+2

7

- Ты представь, если картину всё-таки удастся вынести с острова... - я тоже стала размышлять об этом. Во-первых, на остров надо как-то проникнуть. И было бы легче, будь тюрьма на материке, а не окружена водой. Может на подмогу позвать Шона Коннери, что в фильме "Скала" играл? По сюжету, он умело сбежал из тюрьмы Алькатрас, а потом и вернулся туда.
- В восемьдесят пятом её оценили в 175 тысяч, в две тысячи первом "Таймс" заявили, что она стоит раза в три дороже. Это уже больше, чем пол-миллиона! А ты представь, сколько теперь... - мои глаза округлялись по мере роста цифр, что озвучивал муж.
- Ебаные колобки - завороженно выговорила я, забегая наперед и окрещая нас миллионерами. Вот только не стоит забывать, что большое дело обворовать тюрьму, еще большее далее сбыть рисунок. А чтобы сбыть и не попастся, придется потеряться картине несколько тысяч, - такова цена перестраховки. Но об этом позже, если картина окажется у нас в руках. "Если"... Или же мы оба сядем, а мой сын останется на полном обеспечении Декстера? И никакого семейного счастья у нас с Пульсоне, к которому мы так стремились, никаких детей, над которыми стараемся уже чуть больше месяца.
- Как думаешь, мы с тобой можем потянуть такое?.. - я постучала пальцем по подбородку, раздумывая.
- Нам фору дает одно: что эту картину считают уничтоженной. - да, я верю, что Мелинда не так глупа, чтобы половине женской тюрьме рассказать о рисунке. Все-таки, она заинтересована в том, чтобы ее доля была как можно больше, а не пришлось делить между тучей участников.
- Ой, мне надо покурить - я уже почти совершила рывок, чтобы подняться, но здравый смысл и недовольный взгляд Сонни напоминает о том, что мы условились, что пока пытаемся зачать ребенка я не беру в рот сигарет. Во время беременности так и подавно. Останавливаюсь, разворачиваясь к мужчине лицом и усаживаясь на ноги.
- Мне кажется, что я буду неспокойно спать, если мы откажемся. Мысль о том, что мимо нас проплыла такое сокровище... - сокровище даже не только по стоимости, сколько и по значимости. Тем не менее, картину о которой рассказывает Сантино, я ни разу не видела, но уже начала представлять ее. Слишком красочной и идеальной, чем она на самом деле является.
- Я согласна. - киваю, сжимая уголки пуховой подушки в красной наволочке. - Только прежде чем ты начнешь занимать свои мысли планом проникновения в тюрьму, займи свои руки мной - напевно соблазняю итальянца, прильнув к его груди. - Я люблю тебя, Сантино.

+2

8

По суше на остров можно попасть одним способом - через мост, построенный для его соединения с остальным Нью-Йорком, но сделать это, оставшись незамеченным, попросту невозможно, он ведёт прямо к центральным воротам тюрьмы и огромной парковке для автомобилей её сотрудников; если делать по воде - скорее всего, получится, как в той истории с журналистом, расстреляют их с вышки прямо у стен, у охраны ведь и радары есть как раз против таких умников; можно по воздуху ещё, но это уже будет совсем явно, на острове есть только одна площадка для приземления вертолёта, и каждый, который туда приземляется, явно всем знаком и существует какое-то расписание. Не говоря о том, что край взлётно-посадочной полосы аэропорта Ла Гуардия находится к острову почти вплотную - можно было видеть и слышать на прогулке, как самолёты взлетают. А там уже тоже свои радары, и о неопознанном транспортном средстве сразу сообщат, завалив операцию, глядишь ещё и перехватчиков пошлют, и они с Агатой в этот же Рикерс сами переедут... Не говоря уже о том, что с пилотом придётся делиться и самолёт где-то нанимать.
Делиться, впрочем, в любом случае придётся с кем-то, кроме Мелинды; вряд ли "несколько тысяч" они потеряют - скорее всего, гораздо больше, чем "несколько", оценщик и продавец картины за свои услуги тоже запросят ого-го, опять же, просто на любой аукцион с таким произведением на руках прийти не получится, и это всё Пульса смущает как раз больше всего - разработать план похищения чего-то, проникновения куда-то, это одно, это ему знакомо и сталкиваться с этим приходилось; а вот реализация товара - этим он не занимался, чисто интеллектуальный труд - это совсем не его тема, ровно, как и искусство, впрочем. Жажда наживы, конечно, чудеса творит - вон как у Агаты глаза загорелись... и наверное, у него они сейчас горят такими же огоньками. Ну, не получается у них жить, как нормальные люди живут... да и "кpедит", который они выплачивают с той инкассации, между прочим, не резиновый, и уходит даже быстрее, чем Пульсоне предполагал; хотя, ничего удивительного в этом и нету, наверное - живут-то они, ни в чём себе не отказывая, даря подарки друг другу, вроде огромного террариума или экзотических рыб, или по заграницам всяким разъезжая... Ну так и чего удивительного тогда в том, что рано или поздно захотелось поиметь дома дорогущий предмет искусства, просто вот так, для понта? Или не совсем дома... надо подумать ещё и над тем, где сохранить картину. Сонни не обманывал себя надеждами на то, что "толкнуть" рисунок получится быстро.
- Ну да... если нас там поймают, скажем - на экскурсию хотели попасть. - усмехнулся Сантино. А он тогда, видимо, в роли гида там будет, как своего рода абориген; наверняка многие охранники его рожу до сих пор ещё помнят. Впрочем, это - тоже преимущество, Сонни не только на карте тюрьму видел, но и во многих частях острова "вживую" побывал, и может ориентироваться на местности кое-где. Не то, чтобы прямо очень уж хорошо, конечно, хотя коридоры, которые ты бороздил пятнадцать лет туда-сюда, запомнились до зубной боли... им ведь не надо будет конкретно туда попасть, да? Да уж, стоило пятнадцать лет отсидеть, чтобы через какой-то год на воле туда опять возвращаться. Ещё и добровольно!
- Ага, щас тебе, покурить ей надо...
- строго проворчал Пульсоне, слегка напрягая мышцы, чтобы удержать её в своих объятиях - прерывая этот рывок. Никаких ей сигарет, он и сам дозу потребления вредного дыма существенно снизил в последнее время, подумывая о том, чтобы вовсе от них отказаться (если это возможно будет, конечно) - нечего ребёнку дым вдыхать, а ведь кто знает, он ведь не сразу сообщит, когда... Ну, не когда появится - такое не пропустишь, конечно - а когда их попытки увенчаются успехом. Никакой лампочки ведь не загорается при этом. У них, впрочем, уже месяц не получается никаких ни "лампочек", ни "полосок", не хочет аист прилетать, и Пульс расстраивается, конечно; но понимает, что это может быть и возраст, и... не совсем здоровый образ жизни тоже. И морально готовится к походу к доктору тоже... А может, их на приключения тянет тоже как раз поэтому? Ну или наоборот, "нездоровье" это - от их недостатка?
Но, конечно, сам процесс - это очень даже здорово...
- Знал, что ты это скажешь... - улыбнулся Сантино, коснувшись губами её губ. Соврал, впрочем, не знал, а только догадывался, рассматривая и такой вариант, при котором Агата скажет, что, мол, они детей делают, жить только начали, как люди, что почему в тюрьму его потянуло (давно не был, что ли), и вообще, не охренел ли он, поэтому с её согласием как гора с плеч свалилась - он бы тоже спал потом неспокойно... - Ммм... и на это тоже рассчитывал... - промурлыкал, облизнув подбородок Таты, и снова жадно прильнув к губам, проведя ладонью по её нежной коже от ягодиц и выше, прижимая к себе сильнее и переворачиваясь на постели, устраиваясь сверху: - А я тебя люблю... - а не каких-то там Мелиндов и бабок-Лизов... до обеда можно вообще из постели не вылезать; у них ведь нету никаких других планов на сегодня? Кроме планов коварных и дерзких преступлений...

+1

9

Мы ненадолго отложили планы по покорению мира, точнее по похищению нашумевшего рисунка. Шесть утра, скажу я вам, это прекрасное время для секса. Но когда стрелка перевалила за цифру семь я внезапно осознала, что сына в школу надо собирать. Подскочила как в попу ужаленная.
- Аарон скоро проснется. - и надо мелкому завтрак готовить, да самим перекусить, восполнив запас потраченных сил.
- С тебя завтрак на троих, а я пока приведу себя в порядок - на голове царил хаос, требующий, чтобы по ней прошелся гребень.
Я ускакала в ванную, принимать душ и через двадцать минут была на кухне, манимая запахом творожных оладий. Рон уже был внизу, восседал на стуле ожидая когда перед ним чудесным образом окажется тарелка с едой, и что-то строчил в своем айфоне.
- Привет, сына, ты нас не забыл еще? - намекаю на то, что ребенок много времени проводит в фейсбуке или инстаграме или где-то еще.
- Мааам - недовольно протянул испанец, но голову от мобильника не поднял.
- Оладьи еще на научились телепортироваться к тебе в рот, поэтому подними зад и возьми свою тарелку. - без строгости говорила я. Что поделать, пацан рос. Время, которое ранее он предпочитал проводить со мной теперь посвящает друзьям или отцу. Да, Аарон начал тянуться к Декстеру. И мне кажется, что Сонни толику ревновал, хоть и признавал Кортеса в жизни мальчика. От этого Пульсоне и хотел ребенка. Я тоже...
- Я отвезу его в школу, а ты пока узнай как можно больше об острове - схемы там, лазейки, все, что поможет нам организовать похищение.
- Что за остров? - Аарон поймал меня на обрывке фразы.
- Думаем на каникулы поехать на Гавайи - с ходу соврала я. По выражению сына, понимаю, что не поверил. Он ведь уже все понимает. Знает, что Сантино сидел в тюрьме и даже дрался из-за этого в школе, гонимый насмешками. Знает, что полицию в нашем доме не любят, но точно не может сказать почему - не может произнести вслух, что его мама занимается опасными делами. Да и про Гвидо как-то прочитал в газете. Полагаю, в скором будущем нас ждет серьезный разговор, когда Аарону надоест делать вид, что он ни о чем не догадывается.
Ведя красный пикап в строну школы я размышляла над тем, что дело с картиной, возможно, мое последнее дело на ближайшие два, а то и три года. А может с появлением ребенка я и вовсе захочу завязать. Хотя...
Не факт еще, что я смогу зачать ребенка. Я ведь не забыла ту трагедию с выкидышем. Шрам на боку напоминает мне об этом время от времени. Чаще это происходит после занятия любовью, когда я ухожу в душ и там встречаюсь со своим отражение . И хоть сейчас отметина стала едва заметной, но не для меня. Впрочем, пусть это прозвучит жестоко и кощунственно, но я рада, что так случилось. Мать-одиночка с двумя детьми не мое амплуа. Какое тогда мое? Разбойница и бунтарка? Или лгунья? Я же так и не рассказала итальянцу о том, что заминка с моей беременностью это не его косяк. Боюсь ему говорить. Вдруг на этом все кончится?
Эти мысли занимали мою голову по дороге до дома. Поставив железного коня в гараж, я зашла в дом, найдя мужа в гостиной.
- Как успехи? - я попыталась придать голосу непринужденности и настроится на мысли о картине. Мысли о дохерище денег. Вот только заменят ли нам Франклины и Рузвельды на зеленых банкнотах нашего ребенка?
Поняв, что грусть с плеч в одиночку не сбросить, я подошла к Сантино и устроилась у него на коленях. Залезла как кошка, подогнув ноги и уткнувшись любимому в шею.
- От тебя пахнет сигаретами. Много думал? - из-за плеча мужчины я взглянула на дисплей часов, что горел на домашнем кинотеатре. До звонка Мелинды оставалось часа два-три.

+1

10

Когда Тата вскочила с постели, Сонни аж сам чуть с кровати не упал, испугавшись, не случилось ли чего - эта ситуация с зачатием ребёнка и на него не могла не действовать, он стал чуть более беспокойным и тревожным; и тревожился, само собой, за здоровье будущей матери, а не за своё собственное... означало ли это, что в том, что у них пока ничего не получается, он винил Агату уже сейчас, не зная о настоящих причинах - возможно, едва ли только Пульс сам об этом догадывался, чувствовал-то он всегда более тонко, чем думал; впрочем, волновался он больше не о возможности зачатия в принципе, а думал о будущем, за тем, что за этим зачатием последует, не считая те пару месяцев, что их попытки не имели успеха, сроком очень уж слишком (да, и от процесса удовольствие получая - после уж точно не до того будет ещё долго).
Но, нет, ничего необычного не произошло... всё как всегда.
- Ни фига ты распорядилась... - лениво протянул Сантино, уже не так сильно горевший желанием покидать кровать. А Аарон точно ещё не способен сам о себе позаботиться?.. Вот он, да в его-то возрасте, да был более самостоятельным... Ну, конечно, у него-то мамы не было, которая в школу разбудит и приготовит завтрак и обед. Это Сонни Рону, впрочем, напоминал, пока Агата не слышала - называлось это у мужчин в этой уголовной семейке "процессом воспитания", не всё же только Декстеру им заниматься.
- Привет, Рон. - ну и воспитание это всё-таки давало плоды - ребёнок уже научился просыпаться вовремя без необходимости себя будить, что давало родителям (Сантино себя всё-таки относил к их числу) время на душ или на то, чтобы завтрак приготовить ему и друг другу.... ну и не только, кстати. Интересно, стремительно взрослеющий ребёнок вообще догадывается о том, что взрослые в доме делают, пока он спит или находится в школе?.. Хотя, определённо, догадывается. Пульс, в одних трусах, хозяйничал у плиты. Семейка постепенно собиралась на кухне...
- Ага, гляну в Интернете маршруты и отели... И развлечения местные. Там ведь "серфить" любят? - сходу, непринуждённо и легко, включился Пульсоне в игру; даже и не пытаясь заставить Аарона поверить, на самом деле - чем меньше они будут давить на веру, тем лучше, и Аарону будет легче... ничего не знать. Во что бы он там не верил, когда он поймёт, что от него кое-что скрывается, то начнёт и понимать - почему, так что, может, и не состоится этих "серьёзных разговоров"... Впрочем, учитывая, что он постоянно контактирует, как минимум, с тремя преступниками, причём, разного профиля (Декстер тоже далеко не ангел), от него скрыть едва ли что-то получится. И беспокоясь о будущем, Пульсоне и за будущее пацана Агаты волнуется тоже - ну вот как его вывести в люди, как рассказать о жизни, если сами они делают вовсе не самые хорошие вещи, и далеко не всегда по правильным причинам? Иногда в этом лживом мире неплохо иметь чуточку честности. Такой, о которой не приходится напоминать постоянно, конечно - а которую просто необходимо запомнить раз и навсегда.
- Удачи там в школе. Смотри много не хулигань... - Сонни чуть склонился, проведя ладонью по волосам пасынка, а затем поцеловал Агату в щёчку: - ...и ты тоже. - учитывая, что у них тут наклёвывается, вызов родителей в школу совершенно будет не в кассу. И кстати, на время их дела, самого "отпуска", Аарона тоже надо куда-нибудь девать - для того, чтобы дома остаться в гордом одиночестве на несколько дней, он всё-таки, признаем, маловат, а Декстер... его обмануть ещё тяжелее, чем его сына - поскольку он взрослый, и да, тоже уголовник и лгун, сразу просечёт, что Агата и Сонни что-то затеяли.
  - Да я вот думаю... давай уже принтер купим, а? - в очередной раз за последнюю пару недель пожаловался Пульсоне, подняв голову от экрана монитора. Как и в предыдущий раз у себя в квартире, когда они брали инкассаторскую машину, он успел в полчаса развести кипучую деятельность, только теперь, вместо того, чтобы развешивать всё по стенам, скачал из Википедии снимок острова с неба и сидел черкал в нём в Паинте. Мышку ему держать было труднее, чем карандаш - потому получалось кривовато. Оттого он не только много думал, но и нервничал маленько, и в пепельнице появилась пара окурков... Мысли, впрочем, отошли на второй план, когда Агата вдруг подошла к нему, забравшись на ручки... Кажется, она не о том думала, о чём тут думал он.
- Ты чего, пантерка моя?.. - спросил с улыбкой, оторвавшись от компьютера и коснувшись ладонью её тёмненькой макушки. Если уж эта разбойница вдруг стала тихой-тихой, начав ластиться, значит - что-то точно было не так, она грустила или переживала о чём-то... в последнее время это стало случаться чаще, и не сказать, чтобы Сонни этого не замечал - или не понимал, почему. Стоило ли её винить в этом, впрочем? Нет, не стоило - никто и не винил. - Да, пораскинул тут мозгами... - было бы чем, конечно, больше, наверное, сигаретами пораскинул. - На остров не получится попасть по воде, по мосту или по воздуху, потому что нас засекут... А если под водой? Или под мостом?.. - слегка развернувшись, так, чтобы Тате было видно его каракули, тыкнул пальцем в монитор. Не хотелось, чтобы она слезала с него - было очень уж уютно и хорошо... так что, может, и "маршруты и отели" стоило обсудить всё уже после звонка?

Картинка, кстати, остров с высоты птичьего полёта. Но она очень большая.

+1

11

- Я не пантерка, я - капитошка. - это чернокожую супермодель Наоми Кэмбел можно было назвать пантерой, а я такого сладкого звания не хотела. Куда привлекательней стандартные горгона, мегера или просто монстро.
На вопрос Сонни о своем заторможенном и чуть апатичном состоянии я не ответила. Мое "ничего, все в поряде" не будет иметь ни смысла, ни правды. К тому же в следующую минуту, когда тема перешла к насущному, я задвинула мысли впасть в депрессию, и обратила все свое внимание на монитор с красными пометками.
За то время, что я была в дороге от дома до школы и обратно, итальянец успел прочесать немного информации, касающейся тюрьмы. Что ж, факты не радовали: с воздуха, суши и воды пути отрезаны. Зато под водой... Стоп. Я не ослышалась? Смотрю на Пульсоне удивленным и недоверчивым взглядом. У меня всегда такой взгляд, когда я хочу покрутить пальцем у виска и намекнуть собеседнику, что он не в ладах с головой.
- Подводную лодку у армии США одолжим? - скептически спросила я. Сонни имеет в виду акваланги, так?
- Разве у них нет на этот случай радаров? - понятие не имею способен ли радар засечь такую, по сравнению с лодкой, сошку как человек. Пожалуй нет. Но план погружения меня не радовал. Помните мою боязнь глубины? Так вот, пусть этот страх я преодолела, - научилась сносно плавать, но тянуть на горбу баллон с воздухом и знать, что твоя жизнь зависит от трубочки во рту... Я похолодела.
- А твоя красавица - это я про Мелинду - Не хочет таким образом развести тебя, чтобы ты помог ей бежать? Может стоит к ней на свидание съездить? - во-первых, телефонные звонки в тюрьме, возможно прослушиваются. Если так, то в шесть утра кто-то из полицейских узнал способ легкого обогащения. Во-вторых с глазу на глаз проще договориться. Правда, будет жаль, если история про картину- феникс окажется уткой.
- Рассмотрим вариант о подкупе охранника? - ведь все мы люди алчные и циничные.
Тем временем в Нью-Йорке приближался обед...
Я как раз отходила на кухню за остатками оладушек, как услышала телефонный сигнал. Это был мобильник Сантино. Забыв о полднике я ринулась обратно в гостиную даже не заметив, что стукнулась лодыжкой о металлическую ножку журнального столика. Скоро боль напомнит о себе, а к вечеру появится синяк, возможно. Но сейчас мое внимание устремилось на сотовый телефон: я села поближе к мужу, чтобы слышать о чем говорит Мелинда.

+1

12

Определение "капитошка" тоже о многом сказало касательно состояния Агаты, пожалуй, на монстро она точно была не похожа сейчас, но и спорить Сонни не хотел, чтобы не расстраивать ещё сильнее - судя по всему, он был прав, и работала та причина расстраиваться, что была у них одна на двоих... нет, ну, можно, конечно, устроить себе депрессивное утро, пока Аарона нету дома, поддержав Тату в её грусти, чтобы капитошками стали они оба; но это и в нормальное-то время выходом не было (не для того же они стали мужем и женой, чтобы друг друга вгонять в ещё более гадостное состояние, когда кому-то грустно?), а сейчас и подавно, зациклиться было бы полезнее на Рикерс-Айленд, или на худой конец - на Сальвадоре Дали, нежели на самих себе и своих неудачах. И может быть, адреналиновый всплеск, и впрямь, даст положительные результаты и в этом направлении тоже?..
Собственно, Интернет немногое сказал из того, что Пульс о тюрьме, в которой содержался, и до этого не знал; но, впрочем, освежить память помогло, кое-где - очень даже существенно, и воочию представить свои, пока "возможные", действия, было легче, глядя в карту или снимок острова с воздуха - нежели вслепую... Сонни чуть склонил голову вбок, чтобы взгляд Агаты, отрикошетив от его черепушки, улетел куда-нибудь в окно или на пол. Да всё, что они скажут, можно расценить, как сумасшествие и глупость - а то, что они вообще в принципе планируют проникнуть в тюрьму, охраняемую как военная база, это ли не было идиотизмом само по себе? То-то и оно вот... устроить побег изнутри - это имеет куда больше здравого смысла. Вот и Сонни не стал отшучиваться на её скепсис, побив другой картой:
- Мне кажется, там подводной лодке не развернуться будет. - остров-то не в море находится, а в реке, и до городской черты какие-то сто метров (даже меньше); это каким же асом подводного плавания надо быть, чтобы умудриться лавировать там на подводной лодке - где они такого капитана должны найти?.. Не говоря уже про то, что радары такой крупный объект могут и действительно засечь. Так можно и войну же спровоцировать. Даже если закрыть глаза и представить, что да, они смогут где-то, у армии США, или мексиканских друзей Агаты, или ещё у кого, надыбать подлодку... Что само по себе абсурдно, конечно. - Есть, но они для судов, а человека засекут вряд ли. - Сонни не думал, что они и лодку способы засечь, на самом деле - вёсельную, надувную или деревянную, которая таким оборудованием не оснащена попросту. А если фонари на неё не вешать - в тёмное время суток её и с вышки могут не обнаружить... хотя, стопроцентной уверенности в этом всё же не было. Сонни имел в виду акваланги, да - но тоже испытывал определённые сомнения по этому поводу: не потому, что знал, что Тата боится глубины (веря, что страх она преодолеет), а из-за того, что про её больные ушки тоже не забывал - и это уже то, с чем справиться одного её желания попросту не хватит.
- Бежать?.. Про побег речи точно пока не заходило...
- однако голос Пульса прозвучал слегка неуверенно, потому что над словами Агаты он задумался: а может и не зайти, побег это точно не такое событие, о котором все посвящённые в его план будут кричать во весь голос, и подробностями не станут делиться даже с теми, кто ему содействует, по возможности. Может ли Мелинда его использовать? Не аксиома, конечно: но в это можно было бы поверить. - Да, стоит, пожалуй. - покивал Пульсоне. То, что телефоны в тюрьме прослушиваются, это он знал - но не те, что пронесены туда нелегально, оттого Мелинда и сделала упор на том, что будет во второй раз звонить с автомата - сообщив тем самым, что надо будет фильтровать базар. Говорить будет труднее, но это уже другой вопрос...
- Рассмотрим. Есть варианты? - развернулся Сонни, с серьёзным видом оглянувшись на Агату. Подкупить кого-то - хороший способ, если знать, кого именно, а тут у них больше одной попытки может и не быть - даже среди тюремных охранников попадаются честные и ратующие за что-нибудь люди, которые пойдут расскажут своим о том, что их пытались подкупить, или сразу начальству своему пойдут доложат. Притом ещё надо найти кого-то из центра Кросс, а не из старых "друзей" Сонни из его тюрьмы. Голимая какая-то лотерея получается... - Я это не отметаю совсем, конечно. Но в любом случае, и делиться придётся соответственно. - зато риск будет снижен... засчёт того, что рискует кто-то другой. Кто-то совершенно малознакомый, и доверия, собственно, совсем с их стороны не выдерживающий...
- А оладушек так и не взяла?.. Блин.
- оглянулся Сонни на Агату, пододвинувшись на диване, чтобы она устроилась рядом, и включил на телефоне громкую связь. Сначала прорезался бесстрастный голос телефонного оператора:
- Звонок из Рикерс-Айленд, Центр Анны Кросс. Вы согласны оплатить разговор?
- Да, соединяйте... - таковы просто правила, из тюрьмы не получится позвонить куда захочется, потому некоторым и попросту некуда бывает звонить - не все готовы оплачивать счёт, хотя, там, честно сказать, копейки - но эти копейки к блюджетам тюрьмы делают неплохую прибавку... наверное.
- Хей. - после щелчка и непродолжительного молчания, послышался голос Мелинды. - Ну что, ты да или нет? - она требовала немедленного и однозначного ответа, за что Сонни её тяжело было винить, любой бы (кто не совсем глупый) так и поступил бы - не став раскрывать планов до согласия. Когда ты сидишь в тюрьме, и связываешься с кем-то, чтобы провернуть что-то опасное на свободе - меньше всего надо, чтобы кто-то растрепал об этом; ну и что просто кто-то соскочит, тоже очень неприятно. Пульс взглянул на Агату. Последний шанс изменить решение?.. Так и думал.
- Мы да. - подтвердил. - Так где подарок?..
- На втором этаже. - Мелинда играла голосом - насколько он позволял ей, конечно... третий этаж, что там у них было? Библиотека?.. Бабка Лиза в тюремной библиотеке работала много-много лет. И кажется, были у неё на то причины... - В шкафу, в коробке из-под конфет. - картину упаковали. Понятно. - И можно переложить, но я не знаю, где он ещё не найдёт. Было бы обидно испортить сюрприз... - ещё как, блин, обидно. Пульс взглянул на Агату. Она вообще понимает хоть что-нибудь из того, что они говорят?.. Если она нет - то тот, кто ведёт прослушку, и подавно... Скажут потом, подарок они от ребёнка прятали. Рождественский, только купили заранее.
- У нас в шкафу стенки сыреют. Он точно хорошо упакован? В полиэтилен там, или... что-то водонепроницаемое?.. - пока ждал ответа, взглянул на Тату снова. Акваланг?..

+1

13

То, что Сонни не отреагировал на мое опасение о прослушке означает, что у него все было под контролем. Я как-то и не подумала, что звонок мог идти не с автомата, предоставляемого тюрьмой. Но мне простительно, ведь срок я не мотала, хоть и была в шаге от этого. Кстати, суд проходил все в том же пресловутом Нью-Йорке и, полагаю, если б меня усадили, то Мелинда могла быть сокамерницей мне, а с Пульсом во время свиданий трахалась бы уже я. Да, у нас больше общего, чем я предполагала. Забавно даже подумать, что полтора года назад итальянец являлся в моих глазах тупоголовым уголовником, не имеющий ни моральных ценностей, ни принципов. Признаю, я ошибалась. Или может время на свободе изменило его? Вернуло в русло. В неволе, за решеткой люди деградируют.
- Про побег она может нарочно тебе смолчала? - и смолчит дальше, решив, что Сонни клюнет на картину, стоимостью в миллион, чем за пару сотен поможет старой подруге. Вот ведь облом будет. Несмотря на то, что никаких указаний пока что насчет рисунка мы не получили, я уже представляла себя его владелицей. Вернее, владелицей той суммы, за которую мы продадим шедевр искусства. Если нас надуют, Мелинде не жить. И я приложу усилия, чтобы жизнь на свободе казалось ей тартаром по сравнению с тюрьмой. Хотя мне только волю дай спустить всех собак на представительницу женского полу, которая проявляла/проявляет/будет проявлять интерес к Сантино. Чувство собственничества развито на "ура".   
- Я просто ей не доверяю. - тем не менее, не хочу посеять смуту в разум Пуслане.
Мужчина не стал отрицать мое предложение о подкупе охраны, интересуясь есть ли у меня такой человек. Вопрос бестолковый, учитывая, что мои связи имели немного другой характер. Если б Сонни спросил могу ли я организовать теракт в  Рикерс - одно, но с охраной из женского блока я никого не знала. И этим можно было даже гордиться.
- Милый, ты плохого обо мне мнения - отшутилась я. - Я думаю, этот вопрос надо оставить твоей подружке. Ей виднее чья тушка продажнее. - а нам же придется эту тушку убедить, что про картину мы не врем. Убеждение чаще всего выражается в долларах.
Звонок. Я кинула перенапряженный взгляд на телефон. Сантино взял трубку и на дисплее пошел отсчет секунд. Он поставил на громкую связь. Набрав в легкие воздуха, понимая всю тяжесть принятого решения, кивнула.
Я внимательно смотрела на бордовую заставку телефона, будто это помогло бы мне лучше понять о чем идет речь. Но Сонни прав, из их закодированного диалога я мало что понимала, с этой информацией отыскать картину самостоятельно у меня не вышло бы.
Когда речь зашла о водопроницаемом пакете, стало ясно, что аквалангу быть. Хотя нам ведь не обязательно делать заплыв вдвоем? Вместо меня логичнее будет взять профессионального дайвера, который поможет не затеряться. А я тем временем на суше останусь подстраховывать. Кто-то ведь должен отвлекать внимание?
Киваю второй раз. Акваланг так акваланг. Позже обсудим сей замысел, потому что сейчас надо договориться с Мелиндой, чтобы с ее стороны было все подготовлено.

+1

14

Если уж и смолчала - то точно нарочно, о таких вещах случайно не забывают, и Мелинда, если бы желала посвятить его в план побега, сделала бы это сразу - неважно, явно там, или подобрав метафору, которую он бы понял. Вот только не факт, что Сонни такое бы дельце заинтересовала - помощь в организации побега, да ещё будучи самому заключённым когда-то, не говоря уже про Рикерс-Айленд, это дело-то посерьёзнее, чем считавшаяся утерянной картина, даже если учесть её стоимость - если Мелинда и впрямь подразумевала побег, она понимала, что у неё вряд ли столько денег есть, чтобы Сантино отблагодарить. Но вот за миллион долларов... За такие деньги Пульс и впрямь был бы готов влезть на территорию тюремного комплекса, в котором обитал. И неважно, по сути, что это будет - картина Дали или один или несколько тамошних заключённых...
- Да я тоже не могу сказать, что на сто процентов ей доверяю. - усмехнулся Пульсоне. Даже и с учётом того, что они спали несколько раз, и имели некое подобие отношений в прошлом, и так далее... и говорит он про это вовсе не для того, чтобы Агату умаслить, нет - просто в том месте, где она могла бы оказаться сокамерницей Мелинды, вообще трудно кому-то по-настоящему доверять; так что подружка его бывшая, да, если по-настоящему захочет выбраться оттуда - может пойти на такие подлости, которых никто от неё не ждал... даже и она сама, возможно. Но только сделает-то она что? Заточку ему приставит к горлу, когда он окажется внутри? И далеко они так сумеют уйти?.. И даже если они и сумеют, так Агата потом Мелинде сама глотку перегрызёт, и Сонни даже против не будет, а наоборот, поможет - обманывать себя он не позволит даже бывшим друзьям и подружкам, даже если и на чувстве собственной жадности.
И эта же жадность, ещё одному игроку в их команде совсем не радовалась; да и не только она, охранник или работник тюрьмы - компаньон по определению ненадёжный, и кинуть их, всех троих, у него ещё больше способов, чем у Мелинды - вплоть даже до того, что картину он присвоит себе. Взаимодействие с кем-то продажным - это всегда тонко. А Сонни придерживался мнения, что самый лучший план - это план наиболее простой в исполнении, но и до него надо сначала довести мысль... и мысль о том, что придётся пробираться на территорию острова, ему вообще не нравилась - не говоря о том, что это вообще даже ещё и не полдела: после этого нужно будет как-то ориентироваться на территории, во-первых, и иметь возможность уйти оттуда - во вторых. Как? С аквалангом по Рикерс-Айленд носиться? Не говоря уже о том, что, на секундочку - это самый большой исправительный комплекс в мире; а он сам не такой уж и Джеймс Бонд... может, есть способ вообще не проникать внутрь?
- А давление упаковка выдерживает? Подарок не помнётся там? - у Пульса начал созревать некий, пока примитивный, план действий. История с журналистом натолкнула его на мысль: а почему бы Мелинде тоже не выбросить рисунок за периметр - прямо в Ист-Ривер, только упаковав хорошенько предварительно? У неё получится его вынести? Если да - всё, что им понадобится с Агатой - это просто его выловить. Не среди бела дня, конечно - а то постреляют к чертям - а среди ночи... Вот только среди ночи Мелинда картину точно не рискнёт выбрасывать, оказаться вне камеры после сигнала отбоя - это уже будет равноценно побегу, да ещё и с утерянной картиной на руках... слишком рискованно и опасно. Да и глупо - всё равно, что разработать план побега и не сбежать.
- Помнётся?..
- Ну да, не хотелось бы подарок повредить... если она упадёт из шкафа на пол, или сам шкаф кто-то заденет. А?
- упадёт, и будет долго-долго лететь... а потом намокнет. Вернее, намокнуть должен чехол, а не содержимое, иначе всё, что они с Агатой получат - мокрую бумажку, в которую даже сморкаться будет противно; и может, среди коллекционеров и есть те сумасшедшие, для даже так она будет представлять некую ценность - но, поди тогда ещё докажи, что это та самая картина...
- Знаешь, мне кажется, шкаф - всё-таки плохое место. Сможешь её перепрятать? Днём, например, когда он в школу пойдёт?.. И лучше, наверное, где-нибудь во дворе это сделать - дома он всё точно облазит.
- Сонни играл словами и интонацией голоса, делая определённые ударения. - Вынести её из дома? - из тюрьмы, в смысле; во время прогулки, что ли... вопрос вот только, как это сделать ещё. Рискованно. Для Мелинды, в принципе, всё рискованно сейчас... Но это лучше, чем им пробираться внутрь, нет?
- Вынести из? И куда я её там должна деть?
- в голосе послышались нервные нотки; Мелинда словно спрашивала у него, не чокнулся ли он - и не то, чтобы её в этом нельзя винить, но и вся затея - вообще сама по себе отдаёт сумасбродством. Если не сказать - смердит...
- Спрячем под крыльцом? У входа? Там он себе сюрприз не испортит... - Сонни вдруг в один момент себе представил, как это должно быть, и глаза задорно и нетерпеливо блеснули; Агата это видела, но едва ли понимала, что он говорит - у Мелинды скорее обратная ситуация. - Он небольшой ведь, верно?
- Даже меньше, чем ты думал... не в полной комплектации. Без рамки. - про рамку Мелинда сказала в прямом смысле - без неё рисунок можно просто свернуть в трубочку, это же не холст... - Но я всё равно не секу...
- Ну, упаковка и конструкция могут быть достаточно прочными, чтобы прям... погружение на глубину выдержать? - Пульс изобразил "погружение" рукой, положив ладонь на Агатину коленку. Прочной и тяжёлой... Теперь всё в нём выдавало нетерпение...
- Погру... чего?!
- Да. - подтвердил Сонни серьёзность своих слов. Если тщательно упаковать картину, приделать грузило, а, самое главное, суметь вышвырнуть всё это дело в воды Ист-Ривер - ну и на кой ему ещё один дайвер, чтобы её поднять?.. Агата может и в лодке остаться. Последить за тем, чтобы их не засекли.
- Знаешь... лучше бы её спрятать и впрямь хорошо.
- Ну, сюрприз этот ты решила устроить. - усмехнулся Сонни. В шесть утра-то.
- Мне пора, тут очередь. Покедова. - гудки... Не успевший попрощаться с Мелиндой, Пульс срывается, чуть не перевернув ноутбук, и начинает снова что-то малевать в паинте:
- Смотри, Агата... под мостом они нас с вышек не увидят. Если будем держаться всё время под ним - я смогу нырнуть под воду, и... забрать картину - при условии, что она будет где-то под водой. Правда, мне придётся проплыть немало... Центр Анны Кросс - тут, мост вот тут, но это проблема-то не очень большая. Нужен только акваланг... и лодка, которая может плыть бесшумно. - и радары которую не засекут... лучше всего, в общем, если она будет вёсельной. Надувная стоит недорого... загвоздка только в навыках - что аквалангиста, что байдарочника.

+1

15

Разговор Сантино с Мелиндой напоминал набор шифровок. И, похоже, что сама женщина уже теряла нить повествования. Я хотела вмешаться в разговор и сказать, что выдерживать давления упаковка не должна, кусок бумаги давление не портит, а вот вода, любая влага, да, очень даже может подгадить нам весь план. Крайне обидно будет вытащить из тюрьмы не картину, стоимостью в миллион, а лист бумаги с размытыми мазками.
Пульс закончил разговор, точнее, их прервали и с конечной идеей мы так и не определились. Однозначно, надо лететь в Нью-Йорк.
Мужчина принялся ставить новые маркеры на карте тюрьмы.
- Стой, я не поняла что ты затеял? - забрать картину? От куда? Выловить ее из воды? Некоторое время слежу за манипуляциями мужа.
- А как же течение? Или ей к рисунку якорь приделать? - усмехаюсь. Помимо якоря нужен еще и поплавок, чтобы нам не прочесывать всю реку в поисках утонувшего сокровища.
- Какая глубина у Ист-Ривер? Метров двадцать? - раз уж по реке ходят грузовые судна в порт, то фарватер должен быть достаточно глубокий, чтобы корабль не сел на мель или не процарапал дно.
- У нее найдется веревка такой длинны? - все-таки запасы в тюрьме ограничены, а веревка, которая на первый взгляд не представляет опасности, может служить удавкой. Хотя если у женщины имеются связи в прачечной или она сама там работает, то проблема куда меньше. Только как же ей, бедолаге, пронести такой груз (да еще и с камнями, чтобы полотно не унесло) на прогулку и потом выкинуть?
- Нет, без привлечения помощи мы не справимся - будет ли эта помощь в виде купленного охранника или подружки Мелинды, что укроет ту от ненужных глаз, нам еще предстояло решить. А еще важна помощь не только внутри стен Рикерс-Айленд, но и извне. А мы с Сонни были слишком далеко, чтобы ее оказывать. Грубо говоря, нам нужен связной - человек, который установит с ней связь без игры в шарады и будет передавать посылки. Срываться нам на другой конец Соединенных Штатов было пока не обязательно.
- У меня остались знакомые в Нью-Йорке, с помощью которых мы сможем держать связь с Мелиндой. Ты уж извини, но в следующий раз твои шпионские игры могут привлечь внимание. Если уже не привлекли. - сути, наверняка, никто не понял, но насторожиться могли.
- Сами, если все будет гуд, вылетим за два дня до ограбления. - пару дней должно хватить, чтобы обзавестись лодкой, амуницией и взять уроки дайвинга.
Я поднялась на ноги, посмотрела на раскрасневшееся лицо Сонни, и спросила:
- Кофе? Нужно перевести дыхание - обдумать все еще раз, проанализировать и взять паузу.
На кухне я наполнила две чашки ароматным кофе, запах которого можно было ощутить в гостиной, и вернулась назад. В свою кружку добавила молока, наверно, с избытком, но крепкий напиток сейчас не хотелось.
- Прошу. - падаю рядом с итальянцем, подогнув ноги. - Она не сказала когда перезвонит? Мне искать выход на человека в Большом Яблоке? - я пододвинулась ближе к Сантино, чтобы закрыть его ноутбук, а затем чмокнуть в щеку.
- Заберешь Аарона из школы? Я в ресторане сегодня до вечера буду, а потом еще на склад заехать надо.

+1

16

Сонни тыкал в карту, водя виртуальной кистью и реальной компьютерной мышкой, напоминая при этом увлечённого ребёнка - того же Аарона, когда тот играл во новую игрушку на своей приставке или планшете, или футбол смотрел по телевизору; хотя их с Агатой увлечения были, конечно, гораздо серьёзнее. На кон их "игры" требовали поставить гораздо больше, чем пару часов времени... Гораздо больше. Если вдуматься, отобрать такая затея могла ещё лет по десять жизни у каждого из них, у Аарона же - отнять маму ещё раз, с правом её навещать, правда, но всё-таки взрослеть он будет уже почти всё равно, что совсем без матери. Вот что Сантино больше всего пугало - он-то на тюрьме освоился раз, сможет сделать и другой, если уж не убережётся; но - это значит, что его разлучат и с Агатой, и Аароном. И вообще всю жизнь под откос отправят... снова. Нет уж, попасться тоже не вариант. Но и остановиться тоже стало поздно - прямо несколько минут назад...
- Точно. Ещё и течение!..
- хлопнул Сантино себя ладонью по лбу, и, наконец, остановился, глядя на Агату слегка опешившим взглядом. Да уж, ещё обиднее будет, если картину в море унесёт, или в канализацию, или ещё куда - и шедевр будет второй раз утерян, даже и не найдясь толком... А утащить его может даже и с грузилом. И на глубине его тоже надо будет найти... в темноте, под водой - сделать это может быть очень непросто; нужен фонарик или что-нибудь вроде - чтобы водонепроницаемый, и мог светить и на глубине тоже. Всё-таки его испанка - это гений. Да и вообще, хорошо, когда рядом есть кто-то, с кем можно посоветоваться... - Да, нужно как-то его утяжелить, наверное... - почесал репу. Агата не знала главного: что это не полотно, не холст, а просто рисунок, на куске бумаги... которую можно и сложить; но, правда, очень легко деформировать, помяв, оставив следы и полосы - которые, само собой, снизят конечную стоимость рисунка... и что-то подсказывало, что в разы. Хоть в водонепроницаемом сейфе его в воду швыряй, как вон в кино про Титаник было, честное слово...
- Ну да, наверное... - не то, чтобы он измерял там глубину, но она была довольно приличной... для аквалангиста, ещё и без опыта. И кстати, температуру воды (как и воздуха) никто из них не учёл - вот что называется, избалованные хорошим климатом, в Нью-Йорке осенью уже ощутимо холодно. - А зачем верёвка? Я думал, достаточно будет обговорить место... - и там уже разобраться по ходу. Хотя, наверное, даже и поплавок не поможет, если к острову нельзя будет подойти так, чтобы не быть подстреленным - а из-под воды, и опять же, в темноте, много ли увидишь?.. Вот бы прибор ночного видения достать! Чтобы и под водой действовал тоже. Света он не даёт, как фонарь, а видно с ним будет гораздо лучше - и Сонни обращаться с ним умеет, его учили это делать (и плевать, что это было двадцать с гаком лет назад, вряд ли новые так уж сильно отличаются от старых). Только где достанешь такой? Есть у Таты такие друзья, которые могут?.. Даже если есть - дороговато, наверное. В той же армии, им, новобранцам, тогда "мягко" намекнули, что стоит одна такая фиговина дороже всех их самих, вместе взятых. - Хотя теперь уже и не уверен... - может, какой поплавок можно придумать, чтобы он сам надувался - вроде спасательного плота, как на самолётах или пассажирских кораблях есть такие?.. Можно ли такой сделать в Рикерс-Айленд из подручных материалов? Ну... даже если и можно, Сонни не знал, как это сделать. Мелинда - и подавно не знает. - А что за знакомые такие?.. - у Сонни тоже было несколько знакомств в Нью-Йорке, правда, не то, чтобы настолько тесных, что он мог бы доверить им такие дела - среди поселенцев Рикерс-Айленд было больше знакомых. Но с ними тоже ещё связаться надо было, для начала... И просто перелёта в Нью-Йорк для того может быть и недостаточно - тюрьма это не проходной двор, нельзя просто выбрать заключённого и прийти к нему на свидание. Особенно, если и сам в этой тюрьме сидел... Сонни кивнул - хотя взять уроки дайвинга и купить надувную лодку с вёслами, да и всё другое необходимое, можно и не только за два дня, можно всё это сделать здесь же, в Калифорнии. А двое суток в Нью-Йорке потратить на то, чтобы освоиться... вокруг острова сделать пару кругов - не у самого подножия, конечно, но просто... типа рыбу половить в реке. Вот, можно и удочку купить тоже.
- Определённо. - аж в буквальном смысле выдохнул Сонни. Мозги у него и самого уже начинали закипеть, для долгих размышлений они у него всё-таки не были предназначены, нужно было давать себе отдыхать. Мысль о миллионе долларов, впрочем, будоражила сознание ничуть не хуже хорошего кофе... и Пульс опять задумался, обхватив подбородок пальцами и уставившись в фотографию, пока Тата шуршала на кухне. Даже и не заметил, как она вернулась с чашками в руках, рассеянно ответив: - Спасибо... - и затем поднял голову, ответив уже увереннее: - Да, ищи, конечно. Не знаю, когда перезвонит, но я думаю - сегодня уже. - у неё же мобильник в распоряжении, как стало ясно - по тюремным меркам, это вообще богатство несусветное. Но, правда, несусветно наказуемое, если обнаружат. - Заберу... я сегодня не поеду никуда, наверное. - по телевизору сегодня игра - а так как Аарон его подсадил, вместе и будут смотреть... и чипсами в диван сорить, пока Агаты нету дома. - Ну, тогда за Сальвадора. - улыбнулся Сонни, шутливо чокнувшись бортом своей чашки о чашку жены.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Из любви к искусству