Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » sacramento-vancouver


sacramento-vancouver

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://funkyimg.com/i/22Vk7.gif http://funkyimg.com/i/22Vk5.gif
йохан и элиэзер
31 июля 2015. сакраменто-ванкувер.

Отредактировано Johan Eklund (2015-09-25 09:15:30)

+1

2

Неделя прошла с их последней встречи. Последняя их встреча была... доброй. Они расставались на несколько месяцев и Йохан не хотел, что бы между ними оказались нерешенные вопросы или проблемы. Ему хотелось, что бы они остались добрыми друзьями и пообещал, что когда вернется они все решат. Но все это было под ярким солнечным небом Ванкувера, в красивой аллее и в компании приятного человека. А потом пришел момент расставания и то неудобное и даже глупое объятие на прощание. Швед сам не знал, зачем поддался секундному желанию и обнял Эзру на прощание. После этого в его успокоившейся душе вновь появилось сомнение и неспокойство. Он покидал Ванкувер с тяжелым сердцем, переживая о том, что случится с ними через два месяца.
Всю эту неделю в Сакраменто он провел все в том же беспокойстве, не мог найти себе места, не мог начать работу, вообще ничего не мог - даже позвонить Эзре. Хотя он обещал, что будет звонить, но не мог себя заставить набрать нужный номер и поднести телефон к уху. Постоянно были какие-то отговорки, а дни между тем проходили слишком быстро и вот вновь была ночь, а на звонок он все не решался.
Кто знает, как долго бы все это продолжалось, если бы не сегодняшняя встреча в баре. Сейчас художник не спеша шел в сторону съемной квартиры, которая находилась минутах в двадцати пешком. Было темно и город будто бы заснул, а может это просто слишком спокойный район? Швед пока не смог понять и изучить Сакраменто, но ему здесь даже нравилось, особенно в такие вечера, как этот.
В какой то момент Йохан все таки набирается смелости и набирает знакомую комбинацию цифр, ему даже не нужно искать его в телефонной книге, он его выучил наизусть за эти несколько дней в Сакраменто. Между ними полторы тысячи километров, но когда на том конце слышится до боли любимое "Алло?" и художнику кажется, что он почти в состоянии протянуть руку и коснуться человека, которому звонит. И это прикосновение, возможное прикосновение, кажется ему сейчас самым желанным во всем свете. Он скучает, чертовски скучает по Эзре, хотя порой они могли не видеться и больше, но осознание того, что они в одном городе делает это расставание менее болезненным. А сейчас между ними сотни километров и его решение гнаться за своей мечтой.
- Привет. - Его голос неуверенный, он и представить не может, что скажет ему Эзра. Те последние минуты их встречи, они как-то смазали целый час беззаботного наслаждения обществом друг друга. Или это только у Йохана были такие ощущения, будто бы он делает что-то ужасно неправильное? В любом случае все дни в солнечной Калифорнии он боялся услышать то, что скажет ему Эзра Спектор.

+2

3

Он проводил его взглядом до самой машины, но едва рука Йохана коснулась металлического корпуса автомобиля, он резко развернулся и быстрым шагом направился прочь. Взгляд застилали красные пятна, будто он схватил солнечный удар или еще чего похуже. В голове так и остался яркий опечаток, словно застывшая картина - силуэт уходящий вдаль. Его шаги казались такими уверенными и смелыми, что по спине у Эзры побежали мурашки. Столько стойкости было в каждом движении, и не смотря на объятья вера начинала угасать. Казалось, что Йохан направляется к чему-то великому, пока Элиэзер остается здесь. И как бы не был прекрасен Ванкувер, в эти секунды он казался ему слишком бытовым и будничным, будто жизнь здесь застынет и не даст больше ничего яркого и особенного. Сквер, в котором они провели вместе больше часа, утратил свое очарование в какой-то миг. Буквально за несколько минут он преодолел огромное расстояние до станции метрополитена, давя в себе ненависть к себе и своей ничтожности, своему жалкому и рассеянному виду. Прокручивал туда-сюда все диалоги, ощущая, что встреча была похожа на провал. Но как и все предыдущие, у них никогда ничего не случалось гладко. И в этот раз он снова убегал от очевидного - своего глупого наивного страха. Спектор боялся, что швед сядет в машину так и не обернувшись, и тело, все еще ощущающее тепло, и хранившее на себе чужой запах, подведет его. Колени подкосятся, и канадец так жалко и бессильно упадет на брусчатку сквера. Конечно, все это было лишь ощущениями, которые так любит доводить до максимальной точки будущий режиссер.  Еще ни один человек мира, не приводил Эзру в это странное состояние, когда каждая деталь - от складки на брюках до естественного вдоха казалась Спектору такой несовершенной.  Эзра застыл, перед тем как спуститься в подземку. Только в это мгновение до него, наконец, добралось осознание всего произошедшего за последние пару месяцев. Все это было странно и резко и волнительно, но самое главное, что он понял, что ему хотелось продолжения. Неуютные и робкие прощальные объятья, вдруг, показались ему наполненными нежностью и трепетом. Он улыбнулся и, посчитав до десяти, спустился в подземку с мыслью о том, что все будет хорошо.
Неделя_без_Йохана не стала такой уж трудной и печальной, как он ожидал. Выходные прошли тихо и спокойно, а неделя была наполнена тяжелой, но очень приятной работой. Молескин Эзры заполнился советами и идеями на несколько лет вперед. Он был необычайно  рад такой загруженной деятельности - не было времени на то, чтобы бесконечно прокручивать в руках телефон, ожидая весточки с другого конца континента, замечать что вестей слишком мало, или искать в них скрытый смысл. Эзра ожидал, что смс-ки от Йохана будут короткими и информативными стиля: "я прилетел"; "все в порядке" и т.д. А ему самому было бы тоже неловко, подбирать текст сообщений, так что бы в них не читалась излишняя тоска или нотки безысходности, не хотелось бы показывать свою излишнюю привязанность к шведу. Так что, в целом,  канадец был бесконечно рад, такой возможности - поухаживать за приезжим режиссером, а так же принять участие во всех семинарах и after party. Однако, темными вечерами, возвращаясь домой, он сильно тосковал по Йохану, осознавая, что сможет увидеть его еще очень не скоро. Многие вещи напоминали ему о человеке, которого он так сильно любил и так сильно боялся потерять, при этом с каждыми прошедшими сутками, вычеркивая очередной день в своем календаре, он чувствовал, как пропасть между ними все больше и больше растягивается. К сожалению, общение на расстоянии с Йоханом выходило куда хуже, чем ежедневная болтовня в facebook с совершенно незнакомыми людьми с других концов планеты.
Телефон пронзительно завизжал, усталый Эзра, растянувшийся на кровати в своей комнате вздрогнул. Он лениво схватил смартфон, долго шаря рукой по тумбочке, но едва взглянув на экран, почувствовал, как все внутри него замерло. Это звонок был одновременно таким желанным и таким неожиданным. Спектор вскочил с кровати и прежде чем ответить на звонок, защелкнул щеколду на своей двери.
- Алло? - выдыхает он, не зная, чего ожидать. Неужели каждый звонок из Америки будет вызывать в нем такую панику и неуверенность? Садится в кресло, напротив окна, обращая свой взгляд куда-то вдаль. На улице уже стемнело - стало совсем тихо, так что можно было услышать шум океана. Голос шведа и такой любимый акцент и внутри у канадца происходит что-то невообразимое. Конечно, он так умело скрывал от себя эту тоску, - Привет... Йохан, - мягко произносит он, выбирая более расслабленную позу. Произносить имя художника было так удивительно приятно, словно что-то прекрасное и забытое, что он улыбнулся, и казалось, что его улыбку "слышно" на том конце. В голову не приходит ничего кроме как спросить: - ну как американский кофе? Жить можно?
На самом деле, его интересует абсолютно все, но особенно скучает ли Йохан по нему так же сильно или..? Но разве спросишь его вот так прямо, канадцу не остается ничего, кроме как задавать глупые вопросы, просто наслаждаясь любимым голосом.

Отредактировано Eliezer Spector (2015-09-27 18:55:39)

+2

4

На том конце слышится "Алло" и Йохан не находит ничего более оригинального, чем сказать в ответ "Привет". Совсем не оригинально и обыденно, будто бы он звонит просто знакомому и не более. Хочется вместо привет сказать что-то другое, только вот ничего другого, более подходящего он придумать не может. Именно это его простое привет и короткая пауза между ответом от Эзры. На деле Йохан слишком сильно волнуется, его даже трясет от волнения - пусть он и думает, что от неожиданного порыва ветра, который он сам себе и придумал. Проходит всего несколько секунд, прежде чем Эзра отвечает на его приветствие и... называет его имя. От этого он вновь вздрагивает, на этот раз дрожь приятная и от неё как-то теплей становится, а ещё совсем не так одиноко, как последнюю неделю в Сакраменто. Так странно, иногда люди называют тебя по имени, но не вкладывают в это совсем ничего, ни тепла, ни участия, и это нормально. Но когда любящий тебя человек назовет по имени, вложив в это так много нежности и тепла, ты понимаешь, что это самое лучшее имя во всем мире, лучше разве что имя того, кого ты любишь.
- Привет, Эзра. - И он улыбается, кажется что и на том конце провода ему улыбаются и такая вот молчаливая идиллия. Приятное чувство за эти пару секунд молчания. Йохан не решался сказать что-либо ещё и просто слушал тишину в динамике мобильного. А потом Эзра задал вопрос, на который швед неожиданно рассмеялся, от этого смеха его вновь пробрало и начало трясти, на этот раз действительно от волнения.
- А знаешь, действительно хороший кофе! Правда! - и вновь короткий тихий смех. Художник останавливается рядом со скамейкой и медлит немного, прежде чем сесть - занять более устойчивое положение, однако сейчас он напротив чувствует себя ещё более взволнованным от этого звонка. И вновь встает и идет, на этот раз чуть быстрей, чем прежде. - А ты? Как твои планы? Встреча с "крутым парнем" оправдала твои ожидания? - Шведу просто хотелось послушать голос Эзры и это было первое, что он вспомнил. Все таки это лучше, чем спрашивать как прошел просмотр Титаника, потому что сейчас он и сам был готов купить полкило мороженного и взять в прокате Титаник, на столько сильно он оказывается скучает по Эзре. От осознания этого в миг становится спокойно на душе, но вот сердце бешено скачет в груди. В последний раз он испытывал то в тот раз, когда впервые был готов признаться своей первой любви в чувствах к ней. Тогда тоже сердце выпрыгивало из грудной клетки, руки дрожали и щеки горели. Конечно, сейчас все было не так утрированно, но тем не менее очень похоже.

+2

5

Повторное приветствие заставило Эзру улыбнутся еще шире. Когда к простому "привет" добавилось его собственное имя, эта фраза приобрела другой более личный характер, и нотки и тон в разговоре сменились в теплую сторону. Теперь уже это не было дежурной фразой, произнесенной ради традиции. Эзра расслабился - появилась уверенность в том, что этот разговор получит положительную развязку, а где-то там в глубине души зародилась надежда, что художник тоже скучал по нему. И от всего этого появилось ощущение, что они уже не были в двух разных странах, а сидели по разную строну стола за чашкой чая или кофе. Некоторое молчание между ними было таким правильным и естественным...
- Правда? Хороший? - Эзра рассмеялся в ответ. Ему нравился смех Йохана, он был такой чистый и искренний, располагающий к себе. Парню казалось, что он может представить лицо художника в этот момент, и улицу по которой тот идет: фонари вдоль дорожки, скамейки и духоту Калифорнии, проезжающие мимо машины. Ну и пусть, что его впечатления о сказочном штате складывались из фильмов Хитчкока и сериала "Зачарованные", сейчас ему было бы достаточно того, что Йохан в том уголке земли счастлив и ни в чем не нуждается, кроме своего глупого влюбленного мальчишки из Канады, разумеется. С улыбкой продолжает говорить, потому что хочет послушать его смех еще немного, - а  я так надеялся, что слухи правдивы, что ты не выдержишь там недели и вернешься! Какая грустная новость... - разводит руками, понижая интонацию, изображает трагедию в голосе. А действительно, было бы очень удачно случись такая ситуация на самом деле, но Йохан не любит кофе так сильно.
- Ммм... даааа... он замечательный, - с "наигранным" восторгом проговаривает Эзра, хотя если честно говорить о каком-то там режиссере, вместо Йохана ему вообще не хочется. Ну и пусть, что этот человек действительно восхитил и вдохновил его, сейчас он казался таким чужим, на фоне Йохана каким-то совершенно лишним, но вопрос прозвучал, так что Спектор пересиливает себя и продолжает, - мне близки его идеи и рабочие принципы. Он даже сказал, что взял бы меня ассистентом, будь у меня диплом. Но я думаю, что он преувеличил, просто так совпало, что моя личная жизнь оказалась в другой стране... и у меня куча свободного времени для работы, - Эзра намеренно шутливо закончил фразу, такой мягкий намек, на то что Йохан все еще особенный для него. И он все еще горит желанием снова увидится с ним. Ему на мгновение Эзре стало грустно, но он тут же вспомнил обещание, данное себе в подземке неделю назад и улыбнулся еще шире.
И все же, почему Йохан не рассказывает ничего о себе? О городе и о впечатлениях... Перевел тему на Эзру, будто его история с режиссером самое важное, но по сути ничего же особенного. Еврей все еще там где был - под маминым крылышком, а вот его скандинавский друг, начинал жизнь в новой стране и ничего об этом не говорил. Наивно было полагать, что швед, начнет захлебываясь в эмоциях рассказывать о том, как восхитительна (опять же если вспомнить "Зачарованных" Калифорния), но это все равно беспокоило канадца, так что он тихо и серьезно спросил: - у тебя все хорошо?

Отредактировано Eliezer Spector (2015-10-04 18:37:06)

+3

6

В конце концов им и правда хорошо друг с другом - это слышно в добром молчании, таком теплом и уютном, что даже не хочется прерывать его. На лице Йохана впервые за неделю действительно спокойная и умиротворенна улыбка, ни один человек во всем Сакраменто не смог добиться такой, хотя девушка Селин была очень к этом близка. и все же, именно Эзра заставляет его улыбаться так, как не улыбался никому прежде, и слушать с той трепетной внимательностью, с которой могут слушать лишь влюбленные люди. Да, он точно был влюблен в этого парня, и осознание это пришло лишь после их разлуки. Не вынужденной, но сейчас шведу казалось это именно таковым.
- Ну, не плохой, - сквозь смех отвечает художник и продолжает смеяться, Эзра мастерски умеет смешить его, вызывая своими словами самый теплый и искренний смех из всех, что когда-либо был слышен от шведа. Эзра вообще на удивление быстро смог расположить его к себе, заставил заинтересоваться собой и как итог швед уже увлечен, и даже больше - он влюблен. Порой с художником случалось такое, что он увлекался людьми, порой даже влюблялся в них, но это никогда не принимало такой теплой стороны, как в этот раз. Эзра одновременно восхищал его и заставлял чувствовать себя лучше, возможно даже чувствовать себя нужным. Быть может именно в этом и есть прелесть взаимной симпатии и любви? Йохан никогда прежде не испытывал этого, а от того буквально упивался любовью Эзры к себе каждую их встречу.
Йохан был уверен, что задай он этот вопрос Эзре и тот опять с присущей ему легкостью расскажет все, заставит шведа улыбаться и чувствовать себя если не частью жизни Эзры, то по крайней мере радоваться за него. А между тем просто наслаждаться умением канадца говорить с таким жаром и любовью к тому, что ему нравится, что самому художнику постепенно начинало казаться, что это ему по душе.
Вместо реальных восторгов и интересного рассказа художник получает наигранный интерес и какой-то вымученный рассказ. На лице Эклунда появляется сочувствующая улыбка, неужели Эзре не понравилось все это? Или может ещё по какой то причине ему не хочется рассказывать об этом? Но в итоге он вновь получает очередной, далеко не прозрачный намек. В такие моменты Эзра казался особенно смелым человеком, знающим что ему нужно от жизни. Ответить хоть что-нибудь на это Йохан не нашелся и просто молчал в трубку, зная что это не требует ответа. А может надеясь на это?
- Да, - неожиданный серьёзный тон канадца заставил его остановиться. Такой неожиданный вопрос после всех этих веселых разговоров, будто бы Эзра чувствовал, что с ним что-то не так. На самом деле не было этого "все хорошо", но и совершенно плохо не было. Просто было неуютно, не хватало той душевности, которая была в Ванккувере или тем более в Стокгольме. В шведском языке есть специальное слово, которое может описать всю гамму не испытываемые сейчас чувств у Йохана и этого слова ему как раз и не хватало.
Mysa. Именно этого ему не хватало в Сакраменто и именно это ему смог подарить Эзра. Понимая сейчас чего именно ему здесь не достает, Йохан стал особенно печальным, если даже не расстроенным. Голос его звучащий очень скованно выдавал все эти чувства.
- На самом деле не очень, не могу найти себя. Немного тяжело, но думаю все будет хорошо, стоит лишь привыкнуть. - Он задумывается и молчит. Как же он сейчас хотел поговорить с друзьями из Швеции, просто поболтать по скайпу с сестрой или сесть за небольшой столик в одной из канадских кофеен вместе с Эзрой. Jag trivs inte. Если бы он был смелым, то именно это сказал бы своей сестре во время звонка, но он не смелый и никому об этом не скажет, кроме Эзры, который все равно не поймет, о чем пытается донести ему швед. - Jag trivs inte. - Повторяет швед свои чувства, облекая их в слова, после чего пытается стряхнуть с себя навалившуюся тоску и уже более "жизнерадостным" голосом продолжает разговор.
- Я думаю съездить в Сан-Франциско в следующие выходные. Может ты можешь что-то мне посоветовать? Думаю ты много знаешь об этом городе. - Йохан не был уверен в том, что у него удалось перевести разговор и что голос его звучал убедительно. Но идея пришедшая только сейчас о поездке, казалась ему очень хорошей - возможно он сможет хотя бы так почувствовать себя ближе к Эзре, ну а кто знает?

* Я не чувствую себя хорошо.

Отредактировано Johan Eklund (2015-09-28 08:01:32)

+3

7

Время текло плавно и мягко, Эзре казалось, что протяни только руку и можно почувствовать, как оно застывает на кончиках пальцев. За окном стало совсем темно, лениво мигал уличный фонарь, он чувствовал себя спокойно и уютно. На душе сразу стало тепло и светло, будто пустота заполнилась чем-то по0настоящему правильным... Воздух пах океаном, и только мысль о том, что Йохан не чувствует сейчас силу воды напоминала о том, что они так далеко друг от друга, и это было настоящей пыткой. Это чувство или ощущение, когда точно знаешь, что не сможешь достичь даже коснуться самого желанного. На фоне всего этого состояния казалось, что спустя неделю, просто сидеть вот так в любимом кресле у окна и слушать его голос это высшая мера счастья. Он мысленно благодарил создателя телефонной связи за каждую минуту их разговора. Очень хотелось верить, что швед чувствует тоже самое, и расстояние поможет их отношением, а не сведет их к нулю. Спектор молча улыбался слушая смех любимого человека и застенчиво опустил глаза, он знал, что тот не видит как горят его щеки, но все равно смутился. Эти фразы вылетали так быстро, он пытался взять себя в руки, но когда дело касалось Йохана ничего не мог с собой поделать. Еще несколько дней и он бы смог петь серенады под его окнами, может и неплохо, что у Спектора появилось какое-то время, чтобы подостыть и собрать себя в чувство?
Румянец и легкое подобие улыбки все еще горели на его лице, когда ему показалось все это наигранным и странным, фальшивым и неправильным, будто кто-то написал сценарий к этому диалогу. "У тебя все хорошо?" - простой вопрос в котором было так много, и мурашки побежали по коже, на том конце звучит это четкое и ясное "да". И Спектор должен обрадоваться этой новости, но он тихо вздыхает, меня позу так, чтобы обнять колени. Ему представляется красивая мастерская художника, новые друзья. Такие же восхищенные девушки, плетущиеся следом за "изюминкой". Ему даже представляется, что не смотря на все это, Эклунд думает не о них, а об Эзре.  Вот только он бы не смог сказать, что у него все хорошо. Нет у него всего было ужасно, хоть он и пытался делать вид, что держит ситуацию под контролем. Чем больше дней проходило от их последней встречи, тем больше он чувствовал, как скатывается в депрессивное состояние, тем больше у него в сердце разрасталась черная дыра, тем больше он верил в то, что становится не нужен. Он бы отдал все на свете, чтобы быть сейчас с Йоханом на расстоянии вытянутой руки, а не вслушиваясь в эту иллюзию общения.
- Ох... ну вот... - вздыхает канадец, было бы лучше, если бы у Йохана все было замечательно. Хоть  это и означало бы, что канадец не смог заснуть представляя всех этих людей, атмосферу и эту чертову страну, забирающих у него самое дорогое. Кроме грусти и разочарования он чувствовал, как его наполняет нежность, потому что Йохан поделился с ним такой сокровенной вещью, как состояние своей души. Это казалось ему таким чертовски важным шагом, делающим их ближе, чем на расстоянии вытянутой руки, - я думаю, все наладится. Просто слишком много нового, тяжело сосредоточится на работе. Ты справишься, я верю, - отвечает улыбаясь, надеясь, что на том конце это слышно. И это чертовски больно, что кроме слов он не может ничего сделать, а утешать его любимого художника будет кто-то другой. Он говорит что-то на шведском и Эзре даже кажется, что он понимает эту фразу, - правда не расстраивайся, творчество оно же как море - либо буря, либо полный штиль.
И все же Эзра рад, что Йохан перевел тему, потому что это было действительно трудно ощущать свою беспомощность в такой ситуации. К вопросу шведа он решил подойти серьезно, хоть как будто специально кто-то вынул из головы, всю информацию об одном из его самых любимых городов:- Ну вот, теперь я завидую тебе еще больше! - Эзра смеется, ему кажется поездка действительно поможет Йохану чувствовать себя лучше, и он пытается забыть свое желание оказаться там вместе с ним, - ну если бы я был с тобой, я бы отвел тебя к  "Twin Peaks" а потом мы бы выбрали самое красивое место и пошли туда. Мне кажется в таких городах надо плыть по течению - пусть улицы сами ведут тебя, куда захочешь, - Эзра улыбается, ему совсем не хочется признаваться, что путеводитель по Сан-Франциско зачитан до дыр, а его карта по следам Хитчкока обошла интернет уже несколько тысяч раз, - Я думаю, тебе стоит зайти в здание 49 по Геари стрит*. Тебе понравится, обещаю, но отец не простил бы мне, если бы я не зашел в Современный еврейский музей. Так что может пришлешь ему открытку оттуда? - усмехается, представляя, как будет объяснять эту ситуацию несчастному Марку. Бедный старик и к чему ему такие новости перед пенсией, - Ты, кстати нашел квартиру? Как вид из окна?
*Под номером 49 на улице Геари (49 Geary Street), между  Union Square и Market Street, находится пятиэтажное здание с девятнадцатью  (по последним подсчетам) разными художественными галереями.

Отредактировано Eliezer Spector (2015-10-04 19:19:58)

+1

8

Он смеется, а смех такой выходит немного грустный - как же ему не хватает живого, реального, общения с Эзрой. Телефонный разговор хоть и приятен, и зря он боялся ему звонить, но все же совсем не то, что было нужно сейчас шведу. В идеале бы просто посидеть в каком-нибудь приятном месте с тихой музыкой, можно даже ни о чем не говорить, но просто находиться рядом с Эзрой - этого было бы достаточно художнику. Понимать это было очень грустно, потому что он сам уехал за тысячу с лишним километров и сейчас не вправе был грустить по тому, что оставил в Ванкувере. Но это все очень грустно - понимать, что в действительности нуждаешься в человеке, которого не воспринимал так даже в последнюю встречу. Осознание пришло тогда, когда появилось расстояние и долгие месяцы в разлуке, да, Йохан уже чувствовал это - как сильно ему будет не хватать своего канадского уже не_друга.
Ощущение безысходности накатывает на него слишком внезапно. Ångest. Он бы назвал это так, но в английском языке опять же не хватает слов, что бы описать ту неожиданную тревогу, что овладела им. И он пытается сначала объяснить на понятном Эзре языке, понимая как бесцветны и незначительны все эти слова. После говорить на своём родном языке, по которому скучает даже больше, чем скучает сейчас по Эзре. Вздыхает и пытается отвлечься, отвернуться от своих переживаний, перевести разговор. Но не успевает сделать это вовремя и потому шведу приходится выслушивать попытки Эзры подбодрить его. От этого лишь хуже, в конце концов главное не расклеиться, иначе он опять начнет накручивать себя, грызть изнутри и все будет очень и очень плохо. Моменты, когда Йохан поддается этим внутренним атакам неуверенности и безысходности чаще всего приводят к совершенно неприятным последствиям и курение это самый незначительный из них всех.
Швед так ничего и не отвечает на эти попытки парня - все равно ничего более распространенного кроме "Ага" он выдавить из себя не сможет, потому что не совсем согласен с мнением канадца, но и обижать его своей холодностью и в какой-то мере недовольством совсем не хочется. Это его проблема и он сам с ней разберется, окружающие ничем помочь ему не смогут, даже те, кто хотел бы этого больше всего на свете. Йохану казалось, что Эзра именно такой, наверняка он и сам расстроился этим словам художника, которое тот сказал даже не подумав толком.
Швед пытается держать марку при плохой игре. Пытаясь изменить свой голос, сделать его более веселым и живым, он переводит тему и говорит опять же о том, что в первое приходит в голову. Сан-Франциско. Знал ли он что-то об этом городе? На самом деле почти ничего, разве что тот факт, что очень многие фильмы Хитчкока были сняты там, а Эзра любит этого режиссера, да тот факт, что там очень красивый мост и странный рельеф города. Вот и всё и все же ему хотелось туда съездить, эта мысль промелькнула у него ещё на второй или третий день в Сакраменто и вот сейчас была озвучена.
Швед улыбается, почти позабыв о том неприятном чувстве, от которого пытался отделаться. Эта тема и правда куда более радостная и увлекательная, да и Эзра явно знает о городе многое. Художник расплывается в улыбке и останавливается - он почти дошел до своего дома. Эзра все говорит и говорит, но швед вряд ли запомнит все это - можно конечно попросить, что бы он прислал в смс все эти места и их адреса, но вместо этого Йохан говорить то, что в пору было сказать Эзре.
- Столько всего. Быть может ты захочешь мне составить компанию? Не обязательно в эти выходные?... - В конце концов не договаривает и расплывается в самой дурацкой из всех своих улыбках, наверняка даже краснеет - потому что становится ещё жарче, чем уже есть на улице. Неужели это он сказал?! Да быть такого не может! - Прости. - Тихо и смущенно посмеивается, после чего смотрит на окна своей новой квартиры. Вид вполне себе обычный, ничего примечательного.
- Просто вид, обычный - пару домов на другой стороне улицы и несколько деревьев. Ночью тут красиво, а днем слишком шумно и пыльно. Зато квартира просторная и светлая. В общем и правда, не плохо. - Йохан переминается с ноги на ногу, заходить в дом и подниматься в квартиру не хочется, но и стоять просто так не привлекательно, так что единственное, что ему остается - ходить небольшими хаотичным кругами перед домом, рассматривая те самые ветки деревьев, что так красиво выявляются на его потолке в свете уличных фонарей ночью. - Хочешь пришлю фотографию? Сейчас здесь и правда очень красиво, думаю тебе бы понравилось. - Вновь улыбается и останавливается, найдя самый выигрышный ракурс для фотографии.

+1

9

Garbage – Milk
Пока Спектор радостно тараторит про Сан-Франциско на душе у него, увы все не так ванильно и лучезарно. Он чувствует разочарование в том, что его ободряющие слова выглядели так грустно и жалко, будто он не представляет из себя ничего полезного, и совершенно не может протянуть руку помощи в такой момент. Он часто представлял себе, как они будут рассказывать друг другу самое сокровенное и  у него всегда будут находится правильные слова. Когда же это произошло, оказалось, что на самом деле Эзра  не умеет ничего такого - он человек, с которым весело проводить время, болтая о бестолковых и ненужных вещах. Человек, вызывающий пустую улыбку, которая только прикрывает истинные переживания.
Потому он легко перешел на другую тему, в которой ему так легко и просто выглядеть веселым и привлекательным. Осознание этого момента оставляет горький привкус на языке, Эзра обидно поджимает губы, в паузах своего монолога и морщится от брезгливости к себе. Ужасное ощущение своей ничтожности, но он слишком любит Йохана чтобы не пытаться быть лучше. Он слишком нужен ему здесь и сейчас, и всегда. Швед все еще смеется над его шутками и все еще продолжает беседу, его смех успокаивает Эзру. Он тихонько выдыхает: может такой парень именно то, что нужно? Ведь предложение последующее от шведа заставляет сердце Эзры биться так сильно, будто вот-вот выпрыгнет из груди. Ему даже представляется, как он собирает сумку или как они встречаются в аэропорту, он снова может коснутся своего художника и целые выходные каждую минуту быть рядом с ним, чувствовать его и слышать. В конце концов сердце падает в пятки - Эзра знает, что этого не будет, но не успевает ответить дежурное: "возможно" или "было бы хорошо". На том конце звучит "извини", и Эзра с печальной улыбкой кивает головой, конечно, это просто разговор ничего более.
- Это было бы слишком хорошо, - проговаривает он, и встает из кресла, что бы закрыть окно. Комната наполнилась холодом и пустыми надеждами. Зажав телефон плечом, он выдвинул из под кровати  стремянку. Йохан рассказывал о своей квартире, но канадец слушал вполуха, в голове у него появился любопытный вопрос, - светлая квартира это здорово, - говорит он, подставляя к шкафу стремянку, наверное, на том конце слышен этот странный шум. Но Эзра чувствует, что не успокоится пока не проверит, поднимается на последнюю ступеньку стремянки. Раздвигает по разным углам шкафа старые кассеты. Чего тут только нет! Заветная коробочка из-под мятных леденцов находится не сразу, и Эзра издает слишком громкий и слишком радостный звук, когда внутри обнаруживает туго связанную пачку долларов. Премия за первый конкурс, которую, кстати говоря он отложил именно на Сан-Франциско. Не то, чтобы он собрался бежать сломя голову в США за художником. Просто знание о том, что он сможет делать, делало это пустоту внутри не такой уж и болезненной, - конечно, я хочу фото. Могу в обмен прислать океан, мне кажется он скучает по тебе, - убирает коробку с леденцами на ее законное место, прикрывая кассетами. Было бы не плохо протереть там пыль, и осмотреть архив...

Отредактировано Eliezer Spector (2015-10-04 18:36:45)

+1

10

Йохан не то, что бы жалеет о рассказанном Эзре, о том что поделился своими проблемами, нет. Но и особого облегчения от этого он не испытал - можно было с тем же успехом ничего не говорить и остаться почти при том же. Хотя и здесь тоже нет - лучше бы он не говорил, из-за высказанного на душе стало совсем печально и хотелось встретиться с кем-нибудь, кто для него больше, чем просто новый знакомый в новом городе - с семьёй или друзьями, а ещё лучше с Эзрой. Он умел так легко и весело рассказывать обо всем, что даже самые неприятные мысли прятались от постоянного потока яркого позитива от канадца - именно этого сейчас и не хватало, именно поэтому швед благодарен за рассказ о Сан-Франциско.
А рассказывать Эзра умеет - Йохан понял это уже очень давно и влюбился в эту особенность парня, так легко и интересно рассказывать о вещах, которые заставляют человека заинтересоваться ими, даже если до этого он был очень далек. Вот как например с Сан-Франциско. Йохан мало что о нём знал и съездить туда хотел лишь из любопытства, не более, ну и как возможность потратить лишнее, свободное от работы, время. Но сейчас, слушая я улыбкой на губах, швед понимает, что ехать туда стоит совсем не ради того, что бы проветриться. Ехать туда нужно ради города и сейчас он точно уверен - Сан-Франциско его не разочарует, может даже напротив, сумеет влюбить в себя. Его мнение так легко меняется от одних лишь слов канадца, а что было бы, если бы он стал его личным гидом? Это была бы незабываемая поездка... и Знаете, Йохан безумно хочет, что бы она осуществилась. Поэтому говорит то, что говорит. Потом понимает, что у Эзры наверняка есть и свои планы на этот город или просто выходные. Извиняется. и все равно ему хотелось бы, что бы этот разговор однажды воплотился в жизнь.
Интересно, Эзра на столько сильно влюблен в него, что готов приехать и встретиться с ним? Довольно эгоистичные мысли и шведу стыдно за себя. Только вот желание поскорее увидеть своего канадца с каждым днем все больше и больше крепнет в нем. Своего? Йохан смущается ещё сильней, он до ужаса скучает.
- Да... - протягивает швед, соглашаясь со словами парня, и за одним слышит странный звук на том конце. Будто бы что-то тяжелое тащат по полу, хмурится, но предпочитает не вмешиваться и не задавать, возможно неудачных, вопросов. Потом неожиданный радостный возглас и швед в удивление выдыхает, но опять же, ничего не говорит. Интересно, что там такое у Эзры? Разговор на счет квартиры однако не клеится, зато желание поделиться фотографией греет его. - Отлично! Тогда я пришлю её чуть позже. - Замечание о море его вновь радует и раздается мягкий тихий смех, - Серьёзно? Можешь? Мне кажется, я тоже по нему скучаю... - Эти слова похожи на признания и швед замолкает с чувственной улыбкой на губах, которую Эзра все равно не сможет увидеть, но быть сможет почувствовать.
- Я пожалуй пойду, - Йохан вздыхает, наконец решаясь прервать недолгое молчание, повисшее между ними. - Доброй ночи, Эзра. - Вновь замолкает, его так и подмывает сказать кое-что ему, но вдруг это покажется канадцу слишком эгоистичным или наглым, или ещё каким угодно, ведь на самом деле так оно и есть на самом деле. - Знаешь, если вдруг у тебя будет возможность... приезжай. Или бы может ты сможешь вырваться на выходные в Сан-Франциско... в смысле, я был бы рад повидаться с тобой. - Швед рассеяно проводит рукой по волосам, так он делает обычно когда волнуется и сейчас он волновался, ожидая ответа Эзры.

Отредактировано Johan Eklund (2015-10-03 22:18:53)

+1

11

Эзра опускается на краешек своей кровати и его комната, всегда играющая роль крепости, сегодня подводит его. Он не чувствует уюта и защищенности - две эти вещи всегда были его спутниками в отцовском доме. Словно все беды и печали не могли пройти за входную дверь. Теперь его комната казалась ему слишком маленькой и тесной. Ему хотелось сбежать отсюда и начать действовать, потому что принять то, что жизнь вот так крутит из него веревки он не мог. Отец всегда учил его, что если что-то хочется нужно действовать не ожидая никаких знаков судьбы, просто делать все возможное, все что в твоих силах. Сейчас в эту минуту он точно знал чего хотел, в каком месте быть и с кем. И это был действительно трудный шаг, такой каких раньше от него никогда не требовали. Спектору вообще казалось, что раньше никогда от него не требовалось ничего подобного. Со стороны эта идея казалась ему совершенным безумием, он видел свое бледное отражение в зеркале - павшие глаза и мешки под глазами и тень старой улыбки на лице. Он был напуган, растерян и подавлен.
- Буду ждать, - серьезным и наигранным тоном отвечает Элиэзер, подчеркивая какая серьезная миссия стоит сейчас перед Йоханом. Но он даже не сомневался, что художник найдет оптимальный ракурс и пришлет такую атмосферную фотографию, что Эзра действительно почувствует себя на месте шведа. Там ведь наверняка жарко? Но он не успевает спросить, потому что "Йохан тоже скучает по океану" и уши обжигает пламя, потому что канадец совершенно точно уверен, что на том конце поняли его не прозрачный намек. Тело обдает жаром, и он уже жалеет, что закрыл окно, подносит ладонь к губам, пытаясь унять улыбку. Теперь отражение в зеркале выглядит еще смешнее - Эзра больше походил на вареного рака, чем на еврейского мальчика. Как же так вышло, что он не просто влюбился в шведа, а буквально потерял голову от него, "заболел" им.  Два месяца кажутся канадцу целой вечностью, и ему действительно страшно представить к чему может привести такая долгая разлука.
- Ага... - Эзра словно очнулся ото сна, - конечно. Круто, что позвонил! Было приятно услышать тебя... Удачи тебе с работой, звони чаще... и не забудь про фото! - Спектору не хочется прощаться и он тихо вздыхает. Через мгновение Йохан повесит трубку, и он опять останется с собой наедине. Снова будет переживать свою маленькую катастрофу в одиночестве, представляя себе сотни миллионов вариантов их встречи спустя два месяца. Будучи оптимистом, ему нравилось представлять именно счастливый финал. С улыбкой на лице слушает то, что говорит ему Йохан, эти слова на некоторое время заставят его чувствовать себя лучше, - а знаешь, почему бы и нет. Скоро увидимся, да?
Кивает головой, и когда связь обрывается, он еще некоторое время он слушает гудки. Затем обесиленно падает на кровать, прижимая холодные ладони к горячим щекам. Ведь это было не просто прощание, он дал обещание, которое не так просто сдержать. Тяжело вздыхает, осознавая к чему все это может привести. И ему страшно, потому что увидеть, нет быть с Йоханом - единственная необходимая в этом мире вещь, но здравый смысл шепчет ему что прошло всего семь дней и это не так много, чтобы бросать все и нестись туда сломя голову, но отложит это на завтра. Эзра поднимается с кровати и натягивает куртку. На улице его ждет старый железный друг и океан, он же обещал выслать ответное фото.

+1

12

Прощаться не хочется, но и продолжать все чаще молчать в трубку совершенно не нужная "роскошь". Но прощаться и правда очень тоскливо и грустно. Оттянуть хоть не на долго это прощание, сказать Эзре что-то ободряющее, да и самому услышать что-то такое, что если не перевернет его мир, то хотя бы заставить взглянуть на него с другой, куда более позитивной стороны. Йохан скучал по канадцу так же сильно, как скучал по своей родной стране и языку. И пусть далекая Швеция не могла подарить художнику ту любовь, которую ему дарит Эзра и все же это чувство преследовало Йохана. Ему нужна Швеция, но ещё больше ему нужен Эзра, потому что лишь он один может заставить Йохана чувствовать себя хорошо, уютно, на месте. Сейчас этого не хватает больше всего, Эклунд будто бы случайный гость, которого хоть и заметили, но не уделили должного внимания.
Остается лишь улыбаться, да чувствовать как горят щеки. Странно, ещё пару месяцев назад, он бы и подумать не мог и тем более допустить тот факт, что влюбит, точнее сказать вновь позволит себе так сильно влюбиться. Ещё более странно было то, что он влюбился в парня и сейчас сильнее всего желает, что бы он оказался рядом, что бы можно было взять его за руку и если совсем уж набраться смелости - поцеловать. Ему жарко, так жарко ему не было за все семь дней в Калифорнии. Да что же такое с ним творится? Что это за чувства вообще такие? Сбивающие с толку, заставляющие скучать с той неистовой силой, будто бы они были неразлучны с самого детства, а сейчас их неожиданно и бессердечно разлучили.
- Да. Скоро увидимся. - Кивает и на душе становится так спокойно и хорошо, широкая улыбка украшает лицо и в глазах столько счастья и надежды, что он сам бы никогда этому не поверил. Вот так просто, всего несколько слов, предложение и ответ, вполне реальная возможность, если они оба наберутся смелости, что бы воплотить её в жизнь. Йохан ещё какое-то время слушает тишину на том конце, после чего так и не подобрав ни одного нужного и правильного слова, убирает телефон от уха и нажимая на красную кнопку грустно вздыхает. Этот разговор казался ему самым длинным и самым важным во всей его жизни, а ещё сердце бьется так и руки дрожат, будто бы Йохан Эклунд стал победителем в забеге на двадцать километров.
Йохан стоит в нерешительности какое-то время. Смотрит на экран, который уже давно потух - в его руках просто кусок пластика, и он уже не может услышать голос Эзры за тысячу километров от того самого места, где он сейчас стоит. Очнувшись, швед пытается сделать тот самый снимок, обещанный канадцу. Руки все ещё дрожат, хотя сердце и начинало потихоньку успокаиваться. Наконец снимок сделан и молодой человек очень-очень долго пытается подобрать нужные слова, с которыми он отправит этот снимок. В голову ничего не лезет, все слишком банально. В итоге он набирает в десятый, если не больше, раз текст и дрожащим пальцем жмет "отправить". Всё.
А потом идет в квартиру, от прошедшего разговора его бросает то в жар, то в холод, он волнуется даже сильней, чем когда они говорили с Эзрой. В голове крутятся его собственные слова и ответы Эзры, он никак не может выкинуть из головы своё предложение, а может просьбу, или вовсе мольбу - он хочет, что бы они встретились с Эзрой в сан-Франциско, загорелся этой идеей и сейчас волнуется как школьница. Что за глупости.
Ночь его ждет длинная, художник чувствует это.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » sacramento-vancouver