Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » master of disaster


master of disaster

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Решаю проблемы по мере их о боже, что делать, что делать. ©

http://funkyimg.com/i/YnwM.gif

http://funkyimg.com/i/YnwJ.gif

у ч а с т н и к и
Melanta Novak & Alexandra Gant;
в р е м я &  м е с т о
10 февраля 2013 года & квартира Сани & примерно 17.00;
п о г о д н ы е  у с л о в и я
За окном хлопьями падает снег, на улице -23;
с ю ж е т
У Новак просто серьезные проблемы.
А у Сани серьезное подозрение, что Новак совсем плоха головой.
И кто-то из них обязан оказаться прав.

[audio]http://pleer.com/tracks/5235555jeDK[/audio]AND I NEVER HAVE TO TRY, I CAN BE MYSELF AND I
NEVER ALONE, NEVER FEEL ALONE
- - - - - - - - - - -well at least I got my friends like a light bulb in the dark
saving me from the sharks even though I got a broken heart

[NIC]Alexandra Gant[/NIC][STA]села есть - ума не надо[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/22Wwo.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/22Wwn.gif•   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •[/SGN]

0

2

Внешний вид

https://pp.vk.me/c9290/u16306562/119486264/x_1a950ce4.jpg
Без Лео. Черное пальто, застегнутое под горло. Под пальто, кроме всего этого, серый шейный платок.

Покажите мне хотя бы одного человека, которого не раздражает февраль? Неважно, мокрый он или снежный, теплый или бьет рекорды отрицательных температур – главное, что по степени навевания тоски, отвращения к себе и апатии с ним не сравнится даже треклятый ноябрь.
Правда, над домом Гантов последний зимний месяц, кажется, был не властен. Здесь было светло, тепло, просторно, пахло едой и детскими смесями, пожиратели которых в равных пропорция выдавали то требовательный плач, то довольное гуканье. Над всем этим царила Саня: сияющая, постоянно улыбающаяся, пышущая здоровьем… Даже не скажешь, что совсем недавно ей пришлось умереть, воскреснуть, помириться с мужем, объяснять толпе людей свое возвращение в этот мир и, разумеется, рожать и воспитывать сразу двоих младенцев. Последнее в мрачном рейтинге кошмаров Новак с отрывом опережало все остальное и с цветущим видом подруги совершенно не вязалось. Стоит только позавидовать Саниной стрессоустойчивости.
Несмотря на то, что Меланта встречалась с Беннет после её возвращения, до сегодняшнего дня она ни разу не видела близнецов, и игнорирование детей подруги становилось просто неприличным. К сожалению, самое решительное и не терпящее отказов приглашение миссис Гант совпало с тем периодом жизни Мел, когда искренне умиляться малышам у нее не получилось бы и под дулом пистолета. Но Новак была очень ответственной женщиной… по крайней мере, в вопросах этикета.
Полчаса назад она позвонила в дверь квартиры Гантов (главы семьи предусмотрительно не было дома, и это избавляло Новак от необходимости знакомиться ещё и с ним), сгрузила на открывшую дверь Саню гору свертков из детского магазина (переступить порог которого заставляла себя почти полчаса, при одном взгляде на вывеску ощущая легкий приступ тошноты), отряхнула с пальто налипший снег и отчаянно попыталась улыбнуться. Вышло, по-видимому, крайне жалко.
Пальто оказалось на вешалке с третьего раза – руки дрожали и плохо слушались, и Мел пришлось выдавить из себя неискреннее «Замерзла». Теплый свет, заливавший квартиру Гантов, ослеплял, подталкивая немедленно выбежать в февральскую серость, в которой можно было продолжать бродить, ничего не видя, и перекатывать в голове чугунные шары тяжелых мыслей. Жилище Сани требовало ясности. Оно заставляло принимать неудобные решения. Говорило о том, что Беннет выкарабкалась даже с того света, так что уж проблемы Новак точно не стоят того, чтобы обсасывать их в голове снова и снова, снова и снова…
- Ну, где пополнение? – неестественно бодро спросила Мел.
…Айантэ смотрела на нее из-под приспущенных век, немного лениво. Её ротик чуть приоткрывался, потом захлопывался так, как бывает только у младенцев – оставляя какой-то непривычно мягкий изгиб губ. Деметрий посапывал рядом, то и дело шевеля пальчиками. Новак оцепенело смотрела на пухлые детские ручки, охваченные рукавом детской рубашки. Бездумно следила за тем, как мягко опускаются веки Айантэ с тонкой нежной щеточкой ресниц. Водила заторможенным взглядом по всем этим накрахмаленным рюшечкам, складочкам, оборочкам, бантикам… «Черт побери, нет, я этого не вынесу!»
Не вынесет. Она сама этого не вынесет, поэтому не надо пытаться валить с больной головы на здоровую. Новак с усилием оторвала взгляд от колыбели и посмотрела в темное окно.
«Ненавижу февраль».

[NIC]Melanta Novak[/NIC][STA]I wish I was special[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/239ZN.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/22WB7.png•   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •[/SGN]

0

3

внешний вид

Игнорировать Сашины приглашения в гости всегда заведомо небезопасно.
Но у Меланты имелась особая фора, потому что от своих друзей Беннет никогда не требовала невозможного. Особенно от тех, кто теряется в водовороте дел, мыслей и бытовых неурядиц, возникающих на горизонте с подозрительной периодичностью и классической несвоевременностью. Работа Новак требовала полного профессионального погружения, и Алекс, осознавая это, звонила ей не более одного раза в неделю; просто у нее было так принято — набирать самые важные номера и расспрашивать близких об их эмоциональном, психическом и физическом состояниях, чтобы в один прекрасный момент не остаться в неведении. В сущности, ее список контактов ограничивался именами Скарлетт, Меланты, Себастьяна и Стефани. Остальные друзья-приятели удостаивались чести быть проверенными чуть реже, но тоже не оставались без внимания.
Возраст близнецов приближался к полноценным двум месяцам. Саня не могла нарадоваться: покупала красивые комбинезоны, добавляла к детской комнате новые штрихи, суетилась, словно мать-белка, желающая обеспечить своих бельчат запасами орехов. Те, кто уже успел ознакомиться с ее новой ролью, единогласно заявляли, что Беннет, в отличие от большинства впервые рожавших женщин, новые обязанности исполняет уверенно и играючи, без нервов и лишних опасений, будто в ее генах была заложена забота о маленьких и беззащитных. Она сама, впрочем, объясняла свою незапаренность врожденной толстокожестью, а не особыми талантами, потому что на ее пути вообще не попадалось ни одного происшествия, которое вынудило бы Сашу лить слезы, пить таблетки или панически метаться из стороны в сторону. Не из того теста слеплен человек, не из того материала создан. Ее подгоняли положительные эмоции, негативные же оставались там, где им было самое место — за пределами разума. Она не грустила из-за набранного веса и даже не сердилась на весы, когда те показывали запредельно огромные цифры. Раньше бы сказала: черт возьми, это рекорд размеров и тяжести, ни больше ни меньше! Теперь говорит: когда-нибудь похудею, сейчас у меня есть дела поважнее, да и чего убиваться, если толстая задница стала дополнением к великому двойному счастью?
— Его нельзя разбудить! — восхищенно заявила Беннет, легко кивнув в сторону Деметрия. Меланту она уже успела впустить, поругать за обилие подарков (в шутливой форме, дескать, «ну ты, мать, даешь; и вовсе было не обязательно!») и придирчиво осмотреть. Она изменилась. Не за те полгода, что Саня провела в Тартаре, а именно сейчас: стала угловатой на движения больше, чем обычно, карими глазами водила по пространству так, как обычно водят только-только проснувшиеся люди, причем не все из них. Есть особый тип — несчастный или вытравленный, напрягающийся от выпада из сна — который открывает веки в настороженности, словно проверяя — нет ли на горизонте очередной опасности? Не увижу ли я очередную проблему? Чью-нибудь смерть, быть может?.. Они мажут взглядом по стенам, потолку и лицам, потому что хотят убедиться, что все хорошо, но знают, что это неправда. — Ты мое маленькое солнышко, — решив избавить Деметрия от соседства бодрствующей сестры, Носительница, немного пощекотав нежное детское пузико и уловив едва заметную улыбку, взяла Айантэ на руки, прислоняя хрупким тельцем к груди и укладывая головку на плечо. Малявка, тяжко вздохнув, принялась тыкаться слюнявым ртом в шею матери. Саша, кажется, последний месяц с лишним находилась по уши в слюнях и прочих жидкостях, которые упоминать неприлично. Что тут поделаешь? Все мы когда-то были детьми.
— Чай? Кофе? Суп? — грифонша заметалась вихрем по кухне, одной рукой помешивая будущий ужин и придерживая дочь за попу. Она мягко ступала короткими ногами по кафелю, поворачивалась то сюда, то обратно и краем глаза следила за Новак. — Тебе бы поесть не помешало. Худая, как смерть, — осознав, насколько невежливым может оказаться такое замечание, Алекс медленно повернула голову на Мел с явно напрягшимся видом. Айантэ слегка приподняла подбородок, с любопытством рассматривая темноволосую тетеньку на стуле, которую она раньше не видела. — Ну, в смысле... простая худая.
Саня ставит чашку с кипятком на стол и, кинув рядом несколько пакетиков с разным чаем на выбор, пододвигает сахар. Одной рукой, а то как же — ребенка никуда нельзя деть, пока он по-голубиному гугукает незатейливые детские мелодии.
— Мне кажется, ты какая-то грустная, — серьезно заявляет Саша, отстраняя девочку от плеча и салфеткой вытирая пухлые розовые щеки. Мелочь бессознательно высовывает язык, думая, что настал час трапезы. — Что-то случилось?
И не дай Бог этот скорбный вид вызван неправильным использованием ударения, которое Новак услышала от студентов!

[NIC]Alexandra Gant[/NIC][STA]села есть - ума не надо[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/22Wwo.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/22Wwn.gif•   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •[/SGN]

0

4

Люди, твердящие, что у всех самок рода человеческого есть материнский инстинкт (просто, дескать, у тебя, дорогая, он ещё не проснулся), сами не знают, что говорят. Потому что все женщины разные, а рождение ребенка разбивает их на несколько неравных по количеству групп.  Есть истеричные мамаши: эти треплют своих несчастных младенцев за щечки, заполняют ленту в Фейсбуке неприглядными фотографиями потомства, за которые, повзрослев, оно вряд ли скажет мамочке спасибо, а ещё умудряются создавать невообразимые лексические единицы, состоящие сплошь из уменьшительно-ласкательных суффиксов, из которых «моя крохотулечка!» - самое безобидное. Есть супермамы типа Сани: у них всегда все окей. Спокойно улыбаясь, они управляются с детьми с ловкостью Мэри Поппинс, и младенцы у них всегда сыты, одеты, здоровы и психически уравновешенны. Есть ещё масса всяких разновидностей молодых мам. И есть Новак, которая отчаянно не хочет примыкать к какой-либо из этих категорий.

- Повезло тебе, - прокомментировала Мел богатырский сон Деметрия. В её представлении детей до года было невозможно уложить спать. – В папу пошел, наверное? – как обстоят дела со сном у Себастьяна, Новак не знала, но, говорят, мужчины всегда спят крепче. Дочь Гантов, например, требует маминого внимания, хотя вполне вероятно,  распорядок дня у нее такой же, как у брата.

Мел с невообразимой тоской посмотрела на хрупкое детское тельце на руках подруги. «Какое же оно маленькое!» Алекс повернулась, увлекая подругу на кухню, и Айантэ безучастно смотрела из-за её плеча на хмурую осунувшуюся тетю. Мел на секунду задержалась перед зеркалом и окинула взглядом свою сгорбленную  фигуру. «Подумать только, такая малявка!..»

- Чай, пожалуйста, - отозвалась она на призыв подруги, входя наконец на кухню и садясь на стул. Еда не лезла в горло, и даже от кофе начинало мутить. Явный признак, что в жизни все идет кувырком. – Зеленый, некрепкий, - Мел терпеть не могла зеленый чай, но чертов февраль диктовал свои условия.

Алекс не понравился её выбор: пока не имея возможности радовать детей своими кулинарными талантами, она явно хотела закормить хотя бы подругу.

- Худая, да, -
уголки губ Мел сложились в горькую складку. – Не переживай. Это пройдет.

…Айантэ весело елозит у мамы на руках. Такая милая солнечная девочка. Такие дети появляются только в любящих семьях. У Гантов дома так хорошо, тепло. А у нее там холодная квартира и книжная пыль...

Алекс пытливо посмотрела на нее: кажется, заботы Мел слишком явно отражались на лице. Новак поспешила улыбнуться:
- Нет, что ты, все в порядке. Это так… усталость.

Ну не станешь же обсуждать со счастливой молодой мамой свои проблемы! Даже если она твоя подруга и наверняка не осудит.

«Не осудит ли?» - подумала Мел, глядя на маленькую девочку на Сашиных руках. Горло сдавило, все внутри завязалось в тугой узел. Меланта поспешно глотнула горячий чай, чувствуя, как снова начинает кружиться голова.

[NIC]Melanta Novak[/NIC][STA]I wish I was special[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/239ZN.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/22WB7.png•   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •[/SGN]

+1

5

i can't really say why everybody wishes they were somewhere else
but in the end, the only steps that matter are the ones you take all by yourself
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

[float=left]http://funkyimg.com/i/24gwy.gif[/float]А Меланта и вправду была в чем-то права: у Сани никогда и ничего не выходило за границы понятия «окей»; если не считать, конечно, моменты редкого откровения, в которых фигурировали разбитое сердце, собственная полугодовая смерть и убийство любимой матери в приступе Носительского безумия. Но и они не подстегивали Сашу кричать «караул!», рвать на себе волосы или выходить во двор дома, чтобы выбрать то самое дерево, на котором ее тело будет висеть более живописно. Может быть, раньше у нее и проскакивали какие-то неоднозначные мысли, может быть и наверное — ведь по молодости все мы особенно эмоциональны — однако в последние лет пять любое катастрофическое происшествие казалось мелочной проблемкой: то ли нервные клетки все померли, то ли Саня открыла в себе дар пофигизма, способный вызвать зависть даже у монахов, постигших дзен. Ребенок взял в рот собачье ухо? — ом-м-м… — да и наплевать! Очередной мудак назвал толстой коровой? — хали гали кришна… — пошел в жопу! Любимые близнецы генетически предрасположены стать представителями мифологического пантеона?.. — вдох-выдох, кофе покрепче, поза лотоса… — разберемся! И ничего в этой жизни Сашу не парило. Ну… или почти ничего.
Она заботилась о друзьях и близких так же, как о детях; остервенело, со знанием дела, не допуская возможности прослыть той самой категорией людей, которые пишут тебе, что очень озабочены твои состоянием, хотя на деле — плевать им, как плевать знаменитостям на простых смертных, русским водителям на дорожные знаки и Круэлле Де Виль на драгоценные души щенят. И каждый знал, что Алекс не откажет в поддержке, но лишь при том условии, что ты придешь к ней и выложишь всё как на духу, а не начнешь зажиматься, словно девственница в первую брачную ночь. Меланта, будто бы не зная единственного существующего правила честности, опускала глаза, рассматривала линии на ладонях и фразы выводила тихим и скорбным голосом, что натолкнуло Сашу на вполне резонную мысль: у Новак серьезные — НУ ОЧЕНЬ СЕРЬЕЗНЫЕ, обратите внимание! — проблемы.
— Усталость... — иронично парировала грифонша, попытавшись максимально передать интонацией печальные нотки в голосе Мел. Она уже не скрывала своего раздражения, что вы, — наоборот хотела показать, что где-то на периферии сознания у нее мелькнула мысль стукнуть гостью сковородой. — Ну да, — наигранно пожав плечами, Саша встает со стула и, сделав шаг вперед — по направлению к двери — бросает через плечо: — Заметно.
Удаляется она лишь с одной целью — положить дочь обратно к сопящему братцу и вернуться на кухню, уперев руки в бока. Вряд ли ситуация дойдет до физической расправы, но если вдруг, то колотить испугавшую ее подругу удобнее свободными от детей руками. А то приходит вся такая расстроенная, ныкающаяся взглядом в углы… отвечает односложно… явно уходить никуда не хочет. Дитё малое, ей-Богу, которое натворило дел и боится в этом признаться.
— Слушай, — сдается Саня, стаскивая с полки мягкий батон хлеба для сэндвичей. Её руки порхают по стойке, словно она творит магию, и на тарелке быстро, собираясь по частям, словно конструктор лего, оказывается сочный, свежий бутерброд с овощами, сыром и ветчиной. Тот незамедлительно пихается Сашей в собственный рот. С этим ваши стрессом и похудеть-то некогда, блин! — Ты давай прекращай мямлить и строить из себя печальную деву. Знаешь ведь, что не люблю, когда признания из людей приходится тащить силой, — фыркает, стряхивает крошки с губ и садится на стул, уперевшись большущими, огромнейшими и глубокими глазищами в грустные очи Меланты «поставь ударение нормально» Новак. И брови приподнимает в ожидании, для пущего эффекта. — Что случилось, мать? — она отводит руку в сторону; лист салата вальсирует на поверхность стола, но до него сейчас никому нет дела. — Ты увидела в социальной сети шутку о том, что гуманитариям работать можно только в «Макдональдс»? Потеряла талисман? Или фикус наконец-то начал отвечать тебе человеческим голосом? — поток вопросов хлынул на бедную Хранительницу с такой мощью, что будь Носительница на своем месте – она бы прифигела. Впрочем, варианты потенциальных бедствий, имеюших силу ввести Мел в транс, у грифонши быстро кончились: фантазией, знаете ли, Бог не наградил, и правильно он это сделал, наверное.
— Твой этот Макс оказался мудаком? — вероятность такого события крайне велика; вспомнить хотя бы их с Оакхартом знакомство! Он не только попытался добиться ее расположения при помощи инфантильного и глупого метода, но и поставил Себе фингал под глазом! Любимый муж, конечно, в долгу не остался, но суть тут не в том, кто оказался самым крутым самцом на деревне. А в том она, что Макс Оакхарт Младший обладал всеми задатками классического, омерзительного козла, которому не нужно ничего, кроме одной ночи любви и горящих от восхищения глаз очередной красотки. Впрочем, рядом с Новак он вел себя совершенно иначе; и Саня не могла понять: он занимается притворством или опровергает правдивость выражения «люди не меняются»? Или — того удивительнее! — он всегда был… нормальным? — Ну? Не томи ожиданием. Вижу, тебе хочется высказаться.

[NIC]Alexandra Gant[/NIC][STA]keep your friends close and your enemies fat[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/24gw3.gif[/AVA][SGN]Я ТАК МНОГО ЕМ,
потому что мне надо прокормить своих внутренних демонов.
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
http://funkyimg.com/i/24gwf.gif[/SGN]

0

6

Саня ей, конечно, не поверила. Подруга вообще имела свойство быть невероятно проницательной, когда не надо. И очень настойчивой.  О Мел, как и о большинстве своих приятелей, Беннет-Гант пеклась, как мама-наседка, и, приходя сюда в такой прострации, Новак, казалось, должна была знать, на что подписывалась, но хранительница надеялась, что Саша будет слишком занята своими собственным отпрысками, чтобы отвлекаться на опеку кого-то другого. Но, как выяснилось, появление детей людей не меняет. Ещё одна плохая новость.
Александра-Решительность-Гант исчезла с кухни, но вскоре вернулась в том же деловом настроении, но со свободными руками – Айантэ явно была слишком мала, чтобы слушать, какими словами её мамочка будет вправлять мозги этой забавной хмурой тете. Мел жалобно посмотрела в спину сооружающей сэндвич подруги:ну что ей стоит войти в положение (Какое отвратительное слово – положение!) и поболтать с Новак  о погоде и сериалах! Ну зачем нужно заставлять все это снова – снова! – передумывать, переживать и даже, о ужас, проговаривать вслух! Это нечестно! «Не хочу! Не стану! И пусть думает, что хочет!»
Когда Саша опустилась на стул напротив Новак, та встретила её выражением крайнего упрямства на лице, готовая дать решительный бой всем попыткам вытянуть её на откровенный разговор. Но Александра не спешила нападать. С видимым удовольствием съев сэндвич – было очевидно, что с появлением близнецов перекусывать ей удается нечасто, - Беннет серьезно посмотрела ей в глаза, зная весь чудовищный магнетизм своего неестественно выразительного взгляда и тоном «Я-же-знаю-что-ты-все-мне-расскажешь» неспешно начала атаку.
Какое-то время Мел удавалось держаться. Она непонимающе смотрела на подругу, выдавала вялые протесты вроде «Да правда, Саш, я не понимаю, о чем ты» и даже выдавила неубедительный смешок в ответ на реплику про фикус. А потом Саня упомянула Макса, и все пошло кувырком.
Новак невероятно повезло с мужчиной: что бы ни происходило в их совместной жизни, какие бы беды не обрушивались на голову Мел, все вокруг были свято уверены: в этом повинен исключительно непутевый музыкант, имевший наглость изображать, что находится рядом с приличной девушкой из хорошей семьи не для того, чтобы испортить ей жизнь. Чертовски удобно. О, как легко было бы свалить сейчас все на Макса! Позвонить ему в эти его чертовы Штаты, или где там носит его идиотскую группу, накричать, потребовать немедленно приехать, а потом уже тут, в Афинах, поставить ультиматум: «Ты же мужчина, давай, бери на себя ответственность, разруливай ситуацию, и мне плевать, чего это будет тебе стоить!» И он бы разрулил – дебильно, по-оакхартовски, разумеется, но не оставил бы её одну. Или все-таки… Меланта вспоминала все то, что знала о нем прежнем, о том неизвестном молодом рокере, далеком и непонятном, который совсем недавно начал возрождаться в тридцатилетнем растрепанном Максе – таком знакомом и родном. Кто из них вернется с гастролей? Кто будет мерить шагами комнату, когда она решится попросить его о помощи? И если это будет её Макс – чем ему придется пожертвовать, и стоит ли оно того?.. Стоит ли она того?..
Подбородок Мел задрожал. Голос, предатель, тоже, когда она, заикаясь, проговорила скорее себе, чем Сане:
- Я совсем не хочу говорить.
И она правда не хотела. Не хотела говорить Алекс, что Макс совсем не виноват, и это только её ошибка, её зона ответственности. Не хотела говорить Максу, что допустила это, не хотела сталкиваться с его реакцией и дальше с этим жить. Она хотела, чтобы все закончилось.
Из спальни послышалось детское хныканье. Глаза Мел наполнились слезами, она уткнулась лбом в сложенные на коленях руки и расплакалась – впервые в жизни на глазах у Сани – тихо и горько, глотая бегущие по щекам слезы.

[NIC]Melanta Novak[/NIC][STA]I wish I was special[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/239ZN.png[/AVA][SGN]http://funkyimg.com/i/22WB7.png•   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •[/SGN]

0

7

Кто-нибудь тут знаком с Саней? Впрочем, это некорректный и глупый вопрос: как показала практика, даже долгое общение не дает гарантии того, что хорошие приятели запомнят твои предпочтения и те редкие вещи, которые выбешивают тебя до состояния, когда руки начинают трястись. Саня не любила выслушивать пространственно-абстрактные ответы и обходилась с большинство нытиков, ищущих поддержки в её лице, довольно жёстко: отчитывала, просила не вести себя, словно идиоты, и давала советы, которые во взрослой жизни очень помогали. Но она не могла так поступить с Мелантой; она не могла послать эту девушку в дальние дали и написать ей телефон психотерапевта на листочке, потому что Хранительница Деметры была для Беннетт этакой милой младшей сестрой, которую хотелось побить скалкой, а после — прижать к груди и успокоить, мол, дорогая моя, не плачь, жопа в жизни длится не целую вечность, и я очень сомневаюсь, что твои проблемы побьют все рекорды, потому что они только у тебя в голове. Садись на стул, бери чашку, рассказывай, давай решать вместе. Она не хотела и не собиралась выгонять Меланту, несмотря на то, что та, зная Саню, вела себя неприлично и нарушала установленные грифоншей правила. Будь на месте этой юной филологини другой человек — он бы пошел прямо и направо, то есть прямиком в жопу, но к Меланте новоиспеченная мамаша относилась с едва заметным трепетом, который отговаривал её проявлять сучий характер. Что, не думали, что Александра, простигосподи, Беннетт — сука высшего класса? Вы не думали, разумеется, а ведь от этого зверя в ней определенно что-то есть!
Дрожь в голосе. Слёзы. Мокрые дорожки от нижнего века до подбородка… оказывается, мамкой надо быть не только для не достигших даже года детей! [float=left]http://funkyimg.com/i/2fX4t.gif[/float]И поймите правильно, Алекс было жалко Меланту, жалко так, как может быть только близкому родственнику, но она с полной серьезностью понимала, что проблема тут глубоко внутри засела. Меланта могла сколько угодно притворяться обычной девушкой (и некоторое могли ей даже верить!), но и у неё жили эти мелкие, не отпускающие тараканы, желающие остаться на ПЖМ в её сознании. Обычно сами интеллигентные являются самыми странными. Потому что они изо всех сил стараются сделать вид, что нихрена подобного, они нормальные и вообще.
— Милая, — ласково начала Носительница, пододвигая стул поближе к гостье и приобнимая ту за плечи. Не сильно, но решительно, чтобы та поняла: пощады по блату ждать не стоит, кто бы и что ни говорил. — Ты же плачешь не потому, что ты счастлива. Я знаю, у тебя на душе тяжкий груз, и я готова помочь тебе разобраться в себе, но не нужно меня обманывать. Это не приведет ни к чему хорошему, — знал бы кто, как сложно Саше даются эти слова. Она приноровилась со всеми обходиться панибратски и убеждать собеседников в том, что их проблемы — это не проблемы вовсе, а так, идиотизм чистой воды, с который справится любой дипломированный специалист. Или близкий друг, которому не наплевать. Но могла ли она поступить так с Мел? Могла ли она пустить ситуацию на самотёк? Могла ли оскорбить её чувства, поставив под сомнение серьёзность с ней произошедшего? Разумеется, нет. И она держалась, глубоко вдыхая пропитанный детским питанием воздухом, и говорила приятные вещи, хотя и не привыкла строить из себя всепрощающую мать Терезу. Ей нужно сейчас быть понимающей. И ей нужно сейчас быть доброй. В конце концов, неурядицы в личных отношениях случаются с каждым, и если ей повезло с Себой — это не значит, что Меланте повезло с Максом полностью и бесповоротно.
А говорить она не хочет. Конечно, не хочет. Найдите хоть одного здравомыслящего человека, который готов поделиться переживаниями на трезвую голову. Может, ей налить? Но она же трезвенница, блин, тут ромом человека не соблазнишь, не то что её этот Оакарт, который при слове «ром» начинает судорожно выискивать бутылку в запасах и в ящиках. Сложно общаться с правильными девушками. Саня и забыла, что такой когда-то была.
— Ну-ну, — похлопывает она по плечу и прижимается щекой, — всё прекрасно. Всё здорово. Не плачь, солнышко, мужики того не стоят.

[NIC]Alexandra Gant[/NIC][STA]keep your friends close and your enemies fat[/STA][AVA]http://funkyimg.com/i/24gw3.gif[/AVA][SGN]Я ТАК МНОГО ЕМ,
потому что мне надо прокормить своих внутренних демонов.
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
http://funkyimg.com/i/24gwf.gif[/SGN]

0

8

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » master of disaster