Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
иногда ты думаешь, как было бы чудесно, если бы ты проживала не свою жизнь, а чью-то другую...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » I Will Follow You Into the Dark


I Will Follow You Into the Dark

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s3.wampi.ru/2015/10/06/large.gif

https://33.media.tumblr.com/0607ea5e0c4c57d645fb77bd6bbf27ba/tumblr_mm5grmaNLB1rq49qyo5_r1_250.gif  https://33.media.tumblr.com/e293dc022c5eb5bee240fa27c2954b20/tumblr_mm5grmaNLB1rq49qyo3_r1_250.gifhttps://38.media.tumblr.com/d23d859d4df077fdcfad7a5fb06d297a/tumblr_mm5grmaNLB1rq49qyo4_r1_250.gif  https://33.media.tumblr.com/468118ffe48c8febe9c0574733a0b01c/tumblr_mm5grmaNLB1rq49qyo1_r1_250.gif

Участники: Askar James, Erin Bright
Место: Дом неизвестного
Время: Март, 2016
О флештайме: Аскару поручают очередное задание в агентстве, и на этот раз ему требуется помощь Эрин. Разумеется, девушка соглашается, однако в итоге все проходит не так гладко, как бы они того хотели.

Отредактировано Erin Bright (2015-10-06 21:32:43)

+1

2

Жизнь — это череда полос. Сначала они белые. Потом внезапно становятся черными. Через какое-то время вновь появляются белые. И так продолжается до бесконечности. Однако всю эту незатейливую зебру, похожую на пешеходный переход, покрывает тонкий слой туманного серого цвета — той самой бесконечной полосы, которая никогда не закончится. Может быть, жизнь действительно серая? Она покрыта туманами и тайнами. Она заставляет человека падать на дно огненного ада, а затем поднимает его в райские сады. Непредсказуемая вещь. Нет ей в мире ничего равного. И пусть говорят, что после смерти наступит покой, беспокойное существование на Земле ничуть не хуже. Уж я это смог понять. Когда твоя история напоминает историю маленького государства, хочется на чем-то сосредоточиться. Сосредоточиться настолько сильно, чтобы даже не возникло желания попробовать изменит свой курс. Месть, любовь, алкоголь, наркотики — все это лишь части большой мозаики, собрать которую не в состоянии даже все человечество вместе взятое. Я никогда не верил в чудеса. Лишь в раннем детстве, когда еще была жива моя мама, чей образ уже давно стерся из моего сознания. Помню, у нее были светлые волосы и голубые глаза. А еще тихий и нежный голос. Такой ласковый и спокойный. И руки. Теплые руки, которые гладили меня по голове, когда чуть прохладные губы оставляли свой вечерний поцелуй на моем лбу. Возможно, я мог бы вспомнить и какие-то сказки из детства, однако я никогда не пытался этого сделать. Моя сказка почему-то превратилась в настоящий фильм ужасов. Тот самый кошмар, от которого по коже начинали бегать мурашки.
Прошел год. Почти год. Ну или точно год. Я уже и не вспомню точно. В общем, прошло более двенадцати месяцев с тех пор, как меня выпустили из тюрьмы. Звучит ужасно. Даже в моем сознании это было самое отвратительное сочетание гласных и согласных букв из всех, какие мне доводилось слышать или читать. За это время мне пришлось не раз упасть и не раз вновь подняться. Не думаю, что есть хоть какой-то смысл пересказывать всю историю с самого начала, поэтому я просто сразу же окунусь с головой настоящее. На первый взгляд, я имел все, что только может иметь мужчина в моем возрасте. Работа, дом, женщина. А теперь стоит сказать более конкретно. Я снимал квартиру на окраине. Работал в частном сыскном агентстве. Не самое приятное занятие. Приходилось снова и снова следить за женам или мужьями, которые изменяли своим мужьям или женам соответственно. Еще как-то попадались предательские партнеры по бизнесу. Как-то меня попросили найти собаку. Да, даже такое случалось. Не станут и говорить, чем именно закончилась данная история. В общем и целом я не слишком любил свою работу. Она вызывало во мне какое-то непонятное отторжение. Наконец, мы добрались до третьего пункта. Женщина. Любимая женщина. И только моя. Я ужасный собственник, на самом деле. Но стараюсь это держать при себе. У нас с моей любимой достаточно сложная история, в подробности которой вдаваться не имеет смысла. Скажу только то, что я люблю ее, хоть могу и не говорить этого месяцами. Она стала моим светом, моим якорем, убежищем, где я мог спрятаться от всех невзгод сурового мира за окном. Раньше между нами царили секреты. Много секретов. Она ничего не знала обо мне. Информация приходила к ней частями, что не могло не раздражать и не оскорблять. В итоге некоторое время назад она узнала последнюю мою тайну. Мое желание, мою жажду, если можно так сказать. Но это было давно. Настолько давно, что неделю назад я спросил у нее, не сможет ли она мне помочь в одном сложном деле, которое мне нужно быстро закрыть на работе. Эрин согласилась. Да-да, ее зовут Эрин. Мне каждый раз хочется назвать ее Ириной,  но я не знаю, как правильно это будет произноситься. У меня, скорее всего, выйдет нечто похожее на Айрин, или что похуже. Я до последнего надеялся, что она откажется. Сошлется на работу. Поездку к родителям. Усталостью. Болезнью. Чем угодно! Однако она не отменила за неделю своего решения. Если признаться откровенно, я начал жалеть, что впутываю ее в свои проблемы. Эрин должна жить как можно дальше от всего, что касается. Она должна просто ходить на работу, лечить детей, обедать с подругами, а вечерами смотреть фильмы и сериалы, которые обычно показывают вечерами по бесплатным каналам. Я разрушил ее жизненный покой. Я разрушал его уже не раз. Без ее согласия. А теперь мы сделаем это вместе. Странное ощущение.
- Это частный дом, - говорил я, стоя в кухне, медленно попивая свежий кофе , сваренный по всем правилам, часов в одиннадцать утра в субботу. - Там проходит небольшая выставка картин из личной коллекции. На нее соберутся в основном коллеги по работе, знакомые и некоторые друзья. Там моего клиента не будет. Именно в этом и проблема, как я уже говорил. Он мне помочь ничем не сможет, поэтому нужно, чтобы кто-то отвлек внимание хозяина настолько, чтобы он как можно дольше находился в первом этаже. У него есть дурная привычка — каждые десять минут проверять сейф с ключами у охраны, так как он параноик, который боится, что кто-то захочет украсть более ценные вещи из его коллекции. Телохранителей у него нет. На входе типичная охрана. Все. И желательно сделать так, чтобы отвлеклась и она. Тогда бы у меня ушло меньше времени на поиск нужных бумаг. Конечно, в случае судебного разбирательства, они не станут доказательствами,  это неофициальное проникновение, но это уже проблемы клиента. Если я пойду один, то уйдет слишком много времени на то, чтобы втереться в доверие к хозяину дома. А он, к сожалению, меня знает. Поэтому нужно, чтобы он меня не видел, как минимум. Иначе его параноидальная голова решит, будто я решил его обокрасть.
Кажется, я все еще пытался отговорить Эрин от этой задумки, хотя и понимал, что уже нет иного выхода. У нас имелось приглашение, которое принес мой клиент, поэтому оставалось лишь им воспользоваться. Пройти в дом. Отвлечь. Просмотреть бумаги. Сделать копии. И сразу же уйти. В принципе, ничего слишком сложного и ничего невозможного, однако эта затея мне все равно не нравилась, хоть я сам ее и придумал.
- И тебе не следует долго задерживаться в доме. Я постараюсь уйти через черный ход. Ты же просто потом сошлешься на усталость или что-то в этом роде. Не знаю, -  я пожал плечами. - Скажи, что нужно домой. В общем, придумай убедительную отговорку, в которую точно поверили бы. Что-нибудь простое, но ненавязчивое, иначе могут понять, что ты просто отвлекала охрану. Может, обморок сыграешь или решишь испортить гостям настроение тем, что тебе якобы стало плохо от их закусок. Чем больше внимания на тебя, тем меньше вероятность узнавания меня. В принципе, если ты поглотишь внимание хозяина картин, то даже этого будет достаточно. Хорошо? Ты меня слушаешь? Ты запомнила план? Если узнают, что ты кому-то помогаешь, то тебе не отделаться от полиции, а вмешательства органов государственной власти нам не нужно. Ты точно все поняла? Все в рамках разумного и приличного.
Это была один из простейших планов, какие мне доводилось видеть или о которых я когда-либо слышал. Однако мне не верилось, что я втягиваю во всю эту чушь Эрин. Будь на ее месте любая другая женщина, я бы даже глазом не моргнул, а здесь я уже в который раз думаю о том, что моя работа, репутация друга, агентства и хорошее вознаграждение того не стоят. Хотя, по сути, там будет всего двое охранников на входе! И все! Остальной дом пуст. Кажется, я просто слишком много думаю об этом. И слишком сильно преувеличиваю эту махинацию. Ее даже подростки смогли бы провернуть. Если бы только другой человек проводил выставку, я бы мог и сам прийти, но этот... Он меня узнает. Не захочет, а узнает.

+1

3

     Перемены... Кто-то охотно хватается за каждый шанс привнести в свою жизнь хоть что-то новое: знакомства, работа, место жительства — все, что угодно, и его совершенно не пугает, что в итоге результат может быть как хорошим, так и плохим. Кто-то, напротив, живет в своем укромном мире и боится менять даже какие-то мелочи, ведь, так или иначе, они внесут изменения, а значит, скорее всего разрушат ту уютную атмосферу, которую человек создавал годами и которую так любит. Меня сложно отнести к конкретно какому-то из этих видов людей. Я очень люблю перемены и ту свежесть, которую они вносят в мою жизнь. Люблю окунаться в незнакомую атмосферу и знакомиться с чем-то новым. Однако при этом я не способна так просто расстаться с тем, что до этого было близко моей душе и моему сердцу. В конце концов, меня будет тянуть назад — к прошлому и воспоминаниям, которые мне дороги. Я буду тосковать и искать хоть какие-то напоминания о нем в изменившемся настоящем. Но сейчас был исключительный случай.
     Не устану повторять, как сильно Аскар изменил мою жизнь. С самой первой встречи он будто снова и снова окрашивал ее свежими красками, которые за последние несколько лет совсем потеряли цвет. Я жила новыми эмоциями. Новыми впечатлениями. Эта жизнь так увлекала меня, что я совершенно не хотела возвращаться туда, где не было Его. Не хотела видеть ту серую обыденность, в которой не было человека, способного вызвать бурю моих эмоций лишь одним своим прикосновением. То была словно не жизнь. Наслаждаясь своей работой и проводя время с друзьями, я лишь считала себя счастливой, но не была таковой в полной мере. Вряд ли то чувство вообще сравнимо с нынешним полетом души и этим действительно искренним счастьем, которым порой хочется объять весь мир. И это нельзя потерять. Я просто не смогу допустить этого. Особенно теперь, уже однажды совершив такую ошибку и поняв, что за той болью, которая с каждым днем поглощала меня все сильнее и сильнее, я едва ли видела саму жизнь.
     К слову, лично для себя я выделила не только это. Иногда казалось, что со временем сам мир в моих глазах постепенно преобразился. Появились новые цели, ценности и мечты, которые были гораздо ближе к дому, чем к карьере. Я стала обращать внимание на вещи, которые ранее едва ли были способны меня заинтересовать. Я замечала за собой мысли, которые несколько лет назад, в юности, казались мне невозможно далекими и ненужными на тот момент времени. Все вокруг будто приобретало какую-то новую форму. Новый смысл. И, что удивительно, все это неосознанно было связано с будущим, которое я уже не видела без Аскара. Слова о том, что я хочу и готова разделять с ним все, что может предложить новый день, - не просто пустой звук. И я старалась доказать это, как могла. Существовало, пожалуй, лишь единственное, в чем я не слишком поддерживала его и о чем просила забыть: его месть. Когда разговор хотя бы косвенно затрагивал эту тему, я всегда ощущала себя словно не в своей тарелке. С одной стороны, я действительно понимала его. То, что сделали с его жизнью, - такое не прощают. Нельзя забыть об отнятых годах и сломанной судьбе. Кто-то должен заплатить. Но, с другой стороны, я все же придерживалась мнения, что в этой жизни руководит «правило бумеранга». Я не хотела, чтобы из-за своей жажды он ввязывался во что-то опасное. Снова рисковал и ставил свою судьбу под угрозу. Все возвращается, вернется и это. Те люди обязательно получат свое. Ему же нужно научиться оставлять все плохое в прошлом и продолжать строить счастливое будущее, в котором полные тьмы воспоминания отойдут на второй план. Я постараюсь в этом помочь.
     Кстати о помощи. Было странно, но и одновременно интересно принять новую для себя роль «детектива, отвечающего за отвлекающий маневр». По крайней мере, когда Аскар попросил оказать ему подобную услугу, я (не без деловито-насмешливого вида) стала называть это именно так. На мой взгляд, это действительно было любопытно. Пробраться в чужой дом, проводить какую-то «операцию» и при этом держать «маску» совершенно другого человека — я представляла все это именно так, в лучших традициях шпионских фильмов, и от этого у меня просыпался еще больший азарт. Удивительно, но я даже почти не нервничала. Страх провала и опасности смешивался на фоне того острого интереса и нетерпения, которые, словно тонкие иголочки, покалывали мою кожу. Наверное, поэтому, когда за завтраком того знаменательного дня Аскар в очередной раз начал давать инструкции, я смотрела на него больше со снисхождением, чем с ярым интересом примерной ученицы.
     - Поняла я, поняла,- с легкой усмешкой на губах ответила я на всю эту тираду, а затем взяла пустую чашку и, подойдя к мойке, остановилась возле Аскара. Кажется, моего спокойствия было действительно недостаточно, поэтому я решила убедить его, что все под контролем и ничего страшного не произойдет.- Аскар, все будет хорошо. Правда,- я улыбнулась своей теплой улыбкой.- Я отвлеку хозяина дома и по возможности охрану. В это время ты быстро сделаешь все, что нужно, и мы уйдем так, что никто ничего не заподозрит. Видишь? Я все запомнила.- Я погладила его по щеке будто одного из моих подопечных, которого пришлось успокаивать по какой-то мелочи, а затем усмехнулась и как ни в чем не бывало принялась мыть посуду. На тот момент я в самом деле была уверена, что все будет в порядке. Однако, чем ближе был вечер, тем более переменчиво становилось настроение и тем сильнее меня накрывала волна откуда-то взявшейся нервозности. Странное чувство азарта, смешанного с нелепыми опасениями, которые будто парализуют и, заставив остановиться, вынуждают еще раз все взвесить и обсудить.

I will  n e v e r  let you fall
I'll stand up with you forever
I'll be there for you through it all
Even if saving you sends me to heaven

https://38.media.tumblr.com/0254e924f73c49407a60f98be8ad7f6c/tumblr_mm6ku2Hi6o1s239dso5_250.gif

     - Еще раз. Зайти в дом; отвлечь охрану; произвести впечатление на толстосума-хозяина, чтобы тот забыл о своем сейфе, потому что иначе он поймает тебя; и, наконец, уйти, не вызвав никаких подозрений.- Повторяла я себе под нос, сидя в машине на пассажирском сиденье и поправляя макияж. Должна признать, внутри накопилось довольно неприятное чувство. Словно тошнотворный привкус на фоне всех этих переживаний.- Думаю, я справлюсь.- На выдохе констатировала я, захлопнув зеркальце, а затем повернулась к Аскару. Буквально в тот же момент по спине пробежали мурашки, и я снова перевела дыхание. Я абсолютно четко понимала, что просто не могу, не должна его подвести. Именно поэтому мне немедленно следовало взять себя в руки, что, собственно, я и пыталась сделать, хотя последнее мгновение слабости все же себе позволила:
     - Да и ты, если что, будешь где-то рядом, правда?- произнесла я, но уже на последних словах была готова прикусить себе язык, лишь бы прийти в себя и не загружать всем этим еще и Аскара. В мгновение, когда в машине повисла тяжелая пауза, я потянулась к Джеймсу и, обжигая его губы прерывистым дыханием, оставила на них уверенный поцелуй. Сгусток эмоций, застрявший где-то в груди, разливался словно из переполненной чаши.
     - Я справлюсь.- Чуть отстранившись, тихо произнесла я и почувствовала, как с новым вздохом тугие оковы волнения начинают постепенно отпускать меня. Дрожь, которая недавно пробегала по всему телу, превратилась в едва заметное волнительное клокотание, а мысли стали более ясны. "Все будет хорошо..."
     Когда мы вышли из автомобиля и попали на территорию дома того денежного мешка, который решил устроить сегодняшнюю выставку, я неосознанно оценила масштабы того, как живут подобные люди. Такой размах и ландшафтное решение не могли не привлечь к себе внимание.
     - Значит, вот так живут любители сделать деньги из ничего.- Поднимая взгляд к фасаду, сказала я с пренебрежением в голосе.- Неудивительно, что он параноик. Надо думать, что такая роскошь привлечет к себе нежелательное внимание,- не унималась я, однако должна признать, что это помогало мне справиться с внутренней неуверенностью. Благо, свежий воздух тоже играл на руку, так что я стала заметно спокойнее. К слову, очень удачно, ведь вскоре мы остановились неподалеку от крыльца дома, где стояла та самая «типичная охрана», проверяющая пригласительные гостей.
     - Ну, я пойду?- подпитывая свою решительность, спросила я и подняла взгляд к лицу Аскара.
     Игра началась...

Отредактировано Erin Bright (2015-09-30 01:46:14)

+1

4

На мой взгляд, Эрин отнеслась к данной странной просьбе чересчур спокойно. Если бы мне пришлось ее всю неделю уговаривать, то я бы чувствовал себя несколько спокойнее. Хотя тогда в случае неудачи явно стал бы винить именно себя самого, так как практически насильно втянул бы ее в эту нелегальную авантюру. В общем, мои размышления доходили до крайностей, причем крайностей, которые встречались где-то в самом конце, образовывая, тем самым, замкнутый бесконечный круг. Да, было бы проще вообще ничего не говорить ей. Она бы сидела дома, или осматривала своих пациентов в больнице на очередном субботнем дежурстве. Я бы знал, что она в порядке, в безопасности. Теперь я не был уверен ни в чем. К слову, в последнее время я начал замечать в себе некоторые параноидальные черты. Я боялся по пустякам. Волновался на ровном месте. Конечно, ничего из этого Эрин я не говорил, однако даже на работе я стал лишний раз перечитывать полученную информацию, прежде чем открывать ее клиенту.
Говорят, людям свойственно меняться. Это естественный эволюционный процесс, когда под воздействием внешних сил происходят те, или иные изменения в поведении человека. Вроде бы ничего особенного. Однако я не был уверен в том, что мне нравились происходящие со мной изменения. Я хотел оставаться собой, но при этом чувствовал, как становлюсь кем-то другим. Подобное объяснить очень трудно. Ты просто однажды просыпаешься утром и понимаешь, что расстановка приоритетов в твоей голове внезапно изменилась. Ты наслаждаешься тем, что раньше считал за гранью своего понимания. Я знал, почему меняюсь. Знал о неизбежности этого. Только вот принять до конца не мог. Я боялся потерять тебя, но в то же время я не мог поставить уже давно сломанные принципы и привычки выше настоящей жизни, окружавшей меня.
Даже в утро запланированный выставки Эрин оставалась спокойной. Она просто ходила по дому, делая какие-то чисто домашние дела: мыла посуду, разбирала вещи в шкафу, немного посмотрела телевизор. Я не видел в ней ни капли беспокойства. И это меня беспокоило. Либо она не понимала, во что вмешивается. Либо она, наоборот, ждала этого. На самом деле, именно ее позиция казалась со стороны наиболее верной, так как мое внутреннее волнение не могло ни к чему привести. Я готовился к худшему еще до того, как все началось. И после мне еще кто-то скажет, будто это не паранойя?
Мы приехали к месту назначения уже ближе к вечеру. Кажется, стрелки часов показывали часов шесть. Хотя я мог и ошибаться. Я припарковал машину в квартале от дома, причем, с соседней улицы, так как большинство гостей приедут на автомобилях и перекроют переулок. Машину я взял в местном агентстве в аренду. Точнее, это очень своеобразная система, благодаря которой можно не привязываться к определенному транспортному средству, а брать ближайшее. Европейская система, если я не ошибаюсь. В работе сейчас очень помогала, но вот в обычной жизни толку от нее не было никакого. Пустая трата времени.
- Конечно, ты со всем справишься, - я кивнул головой, проверяя наличие перчаток в кармане, отмычки и изолирующего пакета. - Ты сама мне это говорила.
Отчасти я все еще надеялся, что Эрин откажется. Тогда я бы просто отвез ее домой. Ну, да, не выполнил бы задание. Агентство понесло бы убытки. Но зато моя паранойя не получила бы такого сильного развития. Может быть, я ничего и не говорил, но в душе будто появился снежный ком. Я боялся. И боялся не за себя. Странное ощущение. Именно оно рожало все остальные, коих во мне  накопилось изрядное количество. Как назло, внезапно все они вырвались наружу, когда Эрин практически открыто призналась в собственном страхе. Сначала я даже не был уверен в том, что именно должен ей сказать. Буду ли я рядом? Технически, я буду совсем недалеко. На втором этаже в рабочем кабинете. С другой стороны — смогу ли я помочь, если что-нибудь пойдет не так? Сложно сказать. Очень сложно. Пусть я действительно готов свернуть горы ради Эрин, особенно сейчас, когда все в нашей жизни хорошо, я не могу дать ей такого обещания, так как не знаю, что именно может произойти.
- Конечно, - это все, что я смог ответить. Лжец. Обманщик. Но я не хотел видеть панику в ее глазах. В ее удивительных глазах, которые сейчас находились так близко и смотрели на меня всеми существующими оттенками серого цвета. На этой ноте наш разговор и подошел к концу. Мы покинули автомобиль и направились к дому, обходя его со стороны проулка, который отделял особняк от парка. Гости уже съезжались. Вернее, съехались, так как на стоянке не осталось ни одного свободного места для машины. Мы вышли на освещенную улицу, где движение остановили вновь и вновь прибывающие автомобили. Не удивляйтесь, в этом городе транспортных средств больше, чем людей. Особняк действительно был чересчур вычурным, правда, без ужасного высокого кирпичного забора с проволокой. Через такие убегать особенно трудно. Но им вряд ли придется сбегать подобным образом. План подразумевал тихое и мирное исследование бумаг хозяина дома. Не более того. Эрин просто выйдет на улицу и направится к машине. А я найду черный ход или пожарную лестницу. Только и всего. Ничего проще нельзя придумать!
- В этих строениях есть один плюс — они все предсказуемы. Не только в планировке комнат, но и в строении складов, погребов и сейфов.
Мы остановились чуть поодаль от крыльца дома. Эрин должна войти через главный вход. Я просто заберусь через окно или запасную дверь. Они явно на сегодня останутся без сигнализации, так как туда-сюда постоянно будут сновать официанты, подавая типичные жеманные блюда для фуршета.
- Приглашение у тебя? Хорошо. У тебя будет пятнадцать минут, чтобы найти хозяина и привлечь к себе внимание. Потом ты станешь для них центром вселенной, а я в это время займусь своей работой.
Я окинул Эрин с головы до пят оценивающим взглядом. Все хорошо. Прилично. Уместно. Никто не подумает, что ее даже не приглашали на данный вечер. Она быстро вольется в поток гостей, которые неторопливо брели ко входу, чтобы полюбоваться выставленными произведениями искусства.
- Удачи, - поцеловав в щеку своего «детектива, отвечающего за отвлекающий маневр», я перепрыгнул через невысокий заборчик, отгораживающий сад от подъездной аллеи, и скрылся в тени деревьев. Мне даже казалось, что я слышал, как шаги Эрин удалялись от меня и приближаться к крыльцу.
Черный вход был прямо за садом. Через него официанты заносили и выносили коробки. Привезенные обслуживающей компанией, название которой я прочитать не успел. Вместе с очередным грузчиком я вошел в дом. Не доходя до кухни, я свернул в узкий коридор, который вел в общий зал. Гостей в этой части дома мной замечено не было. Лишь официанты, повара, грузчики и распорядитель. Именно его и следовало бояться. Точнее ее. Женщина лет сорока на высоких каблуках. У нее были темные волосы. И она постоянно поглядывала на часы, в спешке боясь отстать от графика. Очевидно, это одна из тех личностей, которые все хотят сделать идеально, а если не получается, то они начинают злиться и срывать свою злость на окружающих. Теперь мне просто оставалось ждать. Женщина уйдет, как только поймет, что в зале беспорядок. Она откроет дверь -  я выйду следом. Все внимание будет приковано к Эрин, а я спокойно поднимусь по лестнице из зала на второй этаж. Жаль, что все лишь на первый взгляд кажется простым и несложным. Я стоял в таком месте, откуда меня было легко заметить. Значит, надо найти другое. Ну или немного слиться с сотрудниками праздничного агентства. Конечно, они все носили специальную форму, однако я мог быть просто барменом, например. Или бухгалтером, в конце концов! Интересно, мне хватит времени придумать более-менее правдоподобную легенду? И пока я об этом думал, женщина с темновыми волосами подошла ко мне. Я знал, что мне нужна хорошая идея. Причем, быстро, чтобы она не смогла ничего заподозрить. Она продолжала рассматривать свои листы, но шла целенаправленно именно туда, где я стоял. Схватив с комода полотенце, я устремился навстречу женщине. Лучшая защита — это нападение. Я сделал вид, будто не заметил ее, толкая ее немного в сторону.
- Прошу прощения! Я такой сегодня рассеянный! Это мероприятие всех выбивает из колеи! - к черту, мне ничуть не жаль. Давно пора уложить эту дамочку на лопатки и сбить с нее спесь. - Давайте я вам помогу! - еще бы выше туфли выбрала, чтобы с лестницы тоже где-нибудь навернуться. Что за безвкусица, я понять не могу. А потом кто-то другой виноват. - Вы в порядке? - надеюсь, ты вывихнула лодыжку. А лучше сломала пару пальцев на ноге. Тогда здесь суматоху наведет скорая помощь, а Эрин просто вернется домой.

+1

5

    Что ж, пути назад не было. Когда Аскар скрылся из моего вида, а я только и успела, что произнести в его спину фразу «будь осторожным», мне не оставалось ничего больше, как приступить к своей работе. Каждый новый шаг приближал меня к месту, которое наверняка напоминало в этот вечер скорее террариум, чем обычный жилой особняк. Отношение, конечно, чересчур предвзятое, но иначе воспринимать ничего не могла. Люди, в чей власти находятся такие деньги, как правило, готовы перегрызть друг другу глотки, если их интересами хотя бы немного пренебрегают. Это доказывала даже причина, по которой мы здесь находились. Все, абсолютно все в жизни этих людей насквозь пронизано фальшью и лицемерием. И даже при желании никакая «золотая» обертка не скроет ту гниль и желчь, которыми пропитаны их души. Иронично, что в этот вечер я должна была стать одной из тех, к кому отношусь с таким отвращением. Оставалось только надеяться, что старания мои будут не напрасны.
     Когда я приблизилась к крыльцу здания, все мои тревожные мысли словно насильно были заперты под замок. Выражение лица мгновенно изменилось. Определенно, это уже была не я, а та светская львица, которая была приглашена на этот прием и образ которой мне нужно было успешно сыграть. Спокойный уверенный шаг, осанка, взгляд — буквально во все я старалась вложить эту привычную для подобных кругов сдержанность, чтобы у охраны не возникло даже мельчайших подозрений.
     - Добрый вечер.- Любезно произнесла я и передала свое приглашение, а когда мне пожелали приятного вечера, благодарно улыбнулась и прошла в холл. Готова поклясться, пришедшему, который не привык к подобным торжествам, стоило сделать лишь несколько первых шагов — этого уже было достаточно, чтобы у него пропал дал речи. Я попала в главный зал, где проходило сегодняшнее мероприятие. Первое, на что пал мой взгляд, это, конечно, внешний вид гостей, которые уже общались между собой, медленно распивая французское шампанское. Хотя бы в этом плане теперь я точно была спокойна, так как совершенно не отличалась на их фоне. Далее мой взгляд скользнул по периметру всего помещения: детали роскошного декора; фуршетные столики, между которыми то и дело бегали официанты с подносами; небольшой бар; где-то в стороне разместилась небольшая компания музыкантов, наполняющих зал нотами классической музыки и делающих вечер определенно уютнее; ну и, конечно же, особое внимание приковывали произведения, в честь которых была организована эта выставка. Что ж, все вычурно, но действительно со вкусом. И, по крайней мере, именно так, как я представляла сама и к чему меня готовил Аскар. Этот факт изрядно успокаивал, так как, подготовив себя именно к подобной атмосфере, я чувствовала себя уже более уютно. Даже несмотря на то, что внутри все еще било легкое волнение.
     Осмотревшись в зале и поприветствовав несколько гостей, словно я их знала и они обязательно должны были узнать в моем лице старую знакомую, я медленно прошла вглубь помещения. Первый этап «освоение» был пройден. Теперь передо мной стояла главная цель: найти и «обезоружить» хозяина дома.
     «И где этот параноидальный ценитель искусства...»- следуя невозмутимым взглядом по гостям, подумала я и сделала глоток предложенного мне шампанского. В памяти всплывал образ с фотографии, которую мне показывал Аскар, и буквально каждого я сравнивала с ней, надеясь увидеть знакомые черты. Но, к сожалению, единственное сходство, которое я отмечала с большинством этих незнакомцев, это скрытая за глазами надменность. Тогда я решила перейти в наступление. Не вижу его я — заметит он меня.
     - Потрясающее произведение. Невероятно ценная вещь,- вдруг задумчиво произнесла я, не отрывая взгляда от картины напротив. Однако важную роль здесь играла далеко не она, а мужчина, который с таким же вниманием оценивал ее до меня. Ну и, конечно же, пара каких-то, по-видимому, деловых партнеров, находящихся в метре от нас, тоже имела значение.- Обожаю экспрессионизм,- продолжала размышлять я, слегка прислонив бокал шампанского к щеке.- Эти изломанные линии, грубые мазки, передающие внутреннее настроение художника...- продолжала я, позволив лицу заиграть живой и искренней мимикой. К счастью, благодаря матери и годам художественной школы тема искусства была мне близка, поэтому я без всякой лжи могла прочувствовать то или иное произведение.
     - Только посмотрите, сколько эмоций! Сколько ненависти и гнева в этом кричащем колорите. Остаться равнодушным просто невозможно, как Вы считаете?- с придыханием закончила я и в конце концов обратилась к мужчине, чье внимание благодаря этой скромной речи уже смогла завоевать. Но, к моему счастью, в итоге к нам подтянулись и те два незнакомца, которые стояли немного поодаль. Беседа приобрела довольно приятный и выигрышный для меня характер: в отличие от компаньона, которого явно интересовала лишь цена всех этих картин, двое других моих собеседников действительно разбирались в искусстве, а следовательно, могли поддержать разговор и помогали привлечь ко мне внимание. К слову, именно это они и сделали, ведь только я начала думать о том, что трачу время впустую и что пора предпринимать что-то еще, как вдруг за моей спиной послышался незнакомый голос:
     - Генри! Рад видеть тебя,- произнес какой-то мужчина, и только он вышел из-за моей спины, протянув руку моему собеседнику, как внутри меня резко кольнуло смешанное чувство тревоги и радости. Все верно: хозяин дома приветствовал гостей, и так удачно очередь дошла до нас. С моих губ резко сорвался вздох, но я тут же скрыла его за любезной улыбкой.
     - А кто Ваша прекрасная спутница?- спросил этот мистер Ричардсон, а после полностью переключил свое внимание на меня.- Мисс, Ваша страсть к искусству поражает,- произнес он с интересом в голосе, чем тут же заслужил мою улыбку.
     - Эмили Вандервурт,- вежливо произнесла я свое имя на сегодняшний вечер и в знак приветствия протянула руку, как на ней сразу же запечатлели короткий поцелуй.- Рада наконец-то познакомиться с Вами, мистер Ричардсон. Во многом наслышана о Вас,- позволив себе легкую ноту флирта и оставив за собой право интриги, я не без интереса (надеюсь, максимально естественного) посмотрела на собеседника и понадеялась, что он не упустит это из внимания. Однако не все так просто. Действовать так открыто было нельзя, поэтому я окинула взглядом помещение и уже хотела было сменить тему, как вдруг заметила в конце зала фигуру Аскара. Всего на секунду-две, но в моих глазах тут же отразилась растерянность. Кажется, он находился как раз возле проема, ведущего в коридор. И, черт возьми, Ричардсону нужно было лишь обернуться, чтобы вся операция потерпела провал. К счастью, я быстро сообразила, что нужно прийти в себя и не позволить ему отвлечься от беседы со мной.
     - Великолепная выставка. Такие ценные произведения... Я просто счастлива быть здесь и иметь возможность познакомиться с ними лично,- учтиво и, на мой взгляд, довольно искренне произнесла я, переводя взгляд с хозяина на его друга и обратно. Схема стара как мир: хочешь понравиться человеку — говори о том, что он любит. Хотя должна признать, именно в эту минуту это давалось с некоторым трудом. Все мои мысли были лишь о том, чтобы Аскар остался незамеченным и для начала хотя бы просто смог попасть на второй этаж без всяких проблем. «Все хорошо, все под контролем...»

Отредактировано Erin Bright (2015-10-05 17:32:00)

+1

6

Все происходящее мне совершенно не нравилось. Особенно эта женщина, которая могла меня в любой момент выставить, поэтому я просто помог ей подняться, говоря несвязные между собой глупости, которые без необходимости вряд ли стал бы произносить. Вообще я не любил претворяться кем-то другим. Меня угнетало осознание того, что я не могу быть более лучшей версией самого себя. Именно поэтому если кто-то и видел во мне совсем не меня, я вряд ли был в этом виноват. Просто иногда люди хотят видеть нечто определенное. И ничего с этим поделать нельзя.
У каждого из когда-либо живущих на планете Земля людей существовали свои определенные цели, которые становились центром его собственной маленькой вселенной. И у каждого данные цели заключались в разных вещах, присущих конкретно данному типу ума и личности. Для кого-то на первом месте стояли амбиции: получить лучшую работу, стать лучшим в группе, превзойти ожидания родителей. У кого-то цель заключалась в самом простом и обыденном: семье. Чтобы дом стоял за городом. Чтобы дети играли на улице с собакой. Некоторые искали часть себя и смысл своей жизни в любви, пытаясь отыскать среди земных воплощений тот идеальный образ, который соединял в себе все желания и мечты, собранные из разных эпох, религий и сказок. Определить цель своего существования достаточно трудно, ведь на каждом этапе жизни она может меняться. И не всегда рано или поздно приходит осознание того, что семья — это самое важное. Иногда все за тебя решают амбиции, жажда славы или же, например, мести. Трудно бороться со своим подсознанием, которое пытается управлять судьбой.
Почему мы не совершаем те или иные поступки? Потому что считаем их бесполезными? Или потому что нас заставили верить в то, что они бесполезны? Страх. Одиночество. Боль. Обида. Ненависть. Какое чувство сильнее? Какое может изменить тебя настолько, чтобы ты внезапно изменил свое мировоззрение, а, как следствие, и свою цель? Сколько философии в каждом слове! Как много вопросов и мало ответов! И для чего тогда вообще обо всем этом думать, когда есть возможно просто действовать...
- Давайте я Вам помогу! - я подал женщине руку. Она что-то мне говорила, но я ее не слушал. Мне она была так же сильно интересно, как и елочные игрушки в середине июля. Мне просто следовало сбить ее с пути, чтобы она не успела осознать, что я здесь совершенно лишний человек. - Возьмите! - я поднял с пола папку, которую женщина держала в руках. Поскорее бы она уже ее взяла и ушла. Но нет! Ей обязательно надо осмотреть себя с головы до пят, отряхнуть идеально выглаженную юбку, поправить прическу и испепелить меня огненным взором карих глаз, вокруг которых уже были видны морщины, присущие женщинам около сорока. Наконец, она забрала у меня папку. Первым делом эта леди начала просматривать, все ли бумаги на месте. А пока она пересчитывала листы, я быстро вышел в зал. Большое помещение. Картины на стенах. Официанты в кристально белых рубашках и начищенных до блеска ботинках. У всех бабочки. Даже у молодых девушек, которые, скорее всего, согласились на эту работы лишь ради того, чтобы хоть немного прикоснуться к миру, чуждому их происхождению.
Рядом с одной из картин я увидел Эрин в окружении других гостей. Несколько мужчин. Они о чем-то разговаривали, стоя ко мне спиной. Оставалось лишь надеяться, что именно среди них находиться хозяин дома, потому что если он сейчас наверху, то мне явно не удастся придумать достаточно хорошей лжи для того, чтобы мне не выдвинули обвинение в ограблении и незаконном проникновении. Конечно, могло все обойтись и без полиции, но я никогда не понимал, что именно творится в головах местных богачей, как они мыслят и, самое главное, чем. Вроде бы никто не обращал на меня внимания. Все были заняты закусками, выпивкой и картинами. По идее, я мог бы когда-то давно оценить все выставленные здесь творения, однако за много лет я потерял некогда очень нужный навык, присущий людям, изучающим искусство. Боже, я уже и забыл, что когда-то любил все это: картины на выставках, скульптуру, архитектуру. Подумать только, как много перемен произошло за мной за столь долгое время! Трудно представить меня сейчас, разгуливающего по Метрополитен-музею. А ведь когда-то я специально ради этого приезжал в Нью-Йорк. Тратил выходные дни и последние деньги. Кажется, это все происходило в какой-то другой жизни, причем даже не со мной, а с каким-то старым знакомым, который внезапно напомнил о себе.
Видя, что хозяин дома отвлекся на Эрин, я вдоль стены направился к лестнице. Гостям было все равно, кто находится в зале. Они все слишком увлеклись закусками, хотя я сомневаюсь, что местный повар готовил прямо-таки великолепно! Единственные, кто меня замечали, - это официанты. Однако они ничего не говорили. Видимо, сочли меня за какого-то безумного гостя, который предпочитает беседам об искусстве одиночество. Что ж. Так даже лучше.
Коридор остался позади. Женщина на высоких каблуках тоже. Зал следом. Я стремительно поднялся на второй этаж, останавливаясь за первым же поворотом, где меня точно нельзя было увидеть. Я внимательно прислушивался к тому, что происходило на первом этаже. Если бы я услышал хоть какой-то признак суматохи, я бы тут же спустился вниз и забрал Эрин. Однако ничто не нарушала покоя мероприятия. Тихо играла музыка. Кажется, кто-то играл на скрипке. Гости переговаривались, создавая неприятный гул, напоминающий по ощущениям сгусток желе. Все также равномерно продолжали мерцать лампочки, а картины «таяли» под специальной подсветкой. Вполне возможно, что у нас все получится. Но это слишком хорошо, чтобы оказаться правдой. Я ждал подвоха. Ждал его в любую минуту, из-за чего тратил драгоценное время. Поняв, что покой первого этажа ничто не нарушило, я быстро надел перчатки и направился к двери, ведущий в кабинет. Мне понадобилось минуты две, чтобы открыт отмычкой дверь, после чего я запер ее изнутри на щеколду. Не теряя ни секунды, я начал обыск. Мне была нужна папка. Папка с документами. Несколько бумаг, которые я должен был сфотографировать, дабы потом передать клиенту. Однако нигде ничего нужного я не видел. Ни одной эмблемы, ни одного значка, о которых мне рассказывали. Я проверил все ящики в столе и комоде. Ничего. На столе лежал лишь пустой конверт и стояла полная пепла пепельница. Хозяин дома курит. Причем достаточно много. В столе я нашел несколько блоков сигарет. Осмотр книжного шкафа также не принес никаких конкретных результатов. Пусто. Чисто. Как в аптеке. Однако я был уверен, что именно здесь можно найти нужные мне бумаги. Какой человек в здравом уме будет их складывать в спальне или прятать под подушкой? Разве что такой параноик, как этот тип.
Я уже собирался покинуть помещение, как мой взгляд упал на окно. Шторы были задернуты. Из-под них снизу выбивалась тюль. Однако как-то неравномерно. В одном месте она отходила от плинтуса чуть больше положенного. Осторожно приоткрыв ткань, я увидел папки, аккуратно сложенные друг на друга. С улицы их нельзя заметить, так как на окнах висят жалюзи. А из комнаты все задернуто шторами. Это слишком просто! Я быстро начал просматривать бумаги, некоторые из них сфотографировав. Мне нужно доказательства. Красть я ничего не собирался. Копии делать тоже, так как это займет слишком много времени, а мне нельзя надолго оставлять Эрин с этими стервятниками там, внизу. Я вернул папки в исходное положение, после чего покинул кабинет, за собой его захлопывая. Теперь надо выбираться из этого дома. Однако что-то меня смутило, когда я вышел в коридор. Я остановился и прислушался. Музыка. Больше не играли скрипки, хотя я все еще слышал гул голосов и... Шаги. Кто-то поднимался прямо мне навстречу.

+1

7

     Время тянулось бесконечно долго. Какие-то злосчастные минуты, но, черт возьми, вовремя них я неустанно думала о том, чтобы наша авантюра поскорее закончилась. Не скрою, влияло на это не только то, что я очень переживала за общий исход дела, но компания, в которой мне приходилось находиться. Все же помимо того, что хозяин вечера был просто параноиком, также он оказался весьма скользким типом. Не требовалось много времени, чтобы понять это. Мне, например, хватило несколько коротких фраз и взгляда его хитрых глаз, в которых так отчетливо прослеживалось подхалимство и лицемерие. Согласна, конечно, сейчас я ни в чем ему не уступала... Однако его это не оправдывало. Если сравнить силу волнения и разрастающееся отвращение к этому человеку, то, наверно, я даже не смогла бы ответить, какое из этих чувств сейчас во мне преобладало и затмевало все остальные. Могу сказать лишь одно: чем дольше я здесь находилась, тем больше в целом мне становилось не по себе. Причем физически. В какой-то момент мне даже показалось, что в помещении стало чересчур душно — становилось трудно дышать, а в нос била смесь самых разных запахов, от которых начинала болеть голова и чуть ли не срабатывал рвотный рефлекс. К слову, особенно сильно раздражал парфюм моего собеседника — чем ближе он подходил, тем сложнее мне становилось сохранять невозмутимое выражение лица. Черт, просто отвратительно. Успокаивало только одно, что Аскар все-таки успел пройти на второй этаж, и раз до сих пор ничего не случилось, значит, скоро мы поедем домой. Во всяком случае, продолжая давить улыбку в адрес этого типа, я очень надеялась на это.
     - <...> Странно, почему я не видел Вас раньше?- задал он, казалось бы, риторический вопрос, внимательно изучая мое лицо. «Если бы я знала, какой у Вас отвратительный парфюм, я бы вообще предпочла Вас не знать...»- тут же промелькнуло в моей голове, пока я слегка отворачивалась от него, стараясь поймать хоть один глоток более менее «свежего» воздуха и делая вид, что изучаю картины. Однако, должна заметить, что абсолютно безрезультатно. В области пищевода образовался противный едкий привкус, избавиться от которого так просто было невозможно. В эти мгновения я ощутила еще большую потребность выйти на улицу и хотя бы немного освежиться. Останавливало только одно: я должна дождаться Аскара.
     - Ну...- на вдохе начала я, думая, что ответить.- Теперь это неважно,- многозначительно произнесла я, а затем повернулась в сторону выхода.- Вы... Вы не хотели бы выйти на улицу? Кажется, здесь немного душно,- несколько сдавленным голосом произнесла я, чувствуя, как к горлу подступает странный ком, а голова становится словно в тумане. Однако в этот момент я нашла в себе последние силы, чтобы едва не насильно схватить Ричардсона под руку и еще раз кисловато улыбнуться:
     - Я была бы рада немного пообщаться с Вами наедине,- сказала я, будучи на грани того, чтобы уйти одной, если он не согласится. Но, к счастью, удача была на моей стороне. И даже вдвойне, потому что, когда мы двинулись в сторону выхода и мой взгляд пал на охрану, я отметила про себя, что выполню оба пункта своего плана: отвлеку и их, и хозяина.
     Жаль, радоваться пришлось недолго. Казалось, нам удалось сделать лишь несколько шагов, во время которых я успела размечтаться, что вот-вот снова смогу ощутить свежий воздух и мне станет гораздо лучше, как вдруг меня окликнули:
     - Доктор Брайт!- Готова поклясться, от одной этой фразы мое сердце словно ушло в пятки. Пульс бешено забил в висках, а очередной глоток и без того тяжелого воздуха словно застрял в горле. Мне хотелось провалиться сквозь землю, лишь бы сейчас все это происходило не со мной и мне не приходилось выкручиваться из этой глупой ситуации. Увы. Ничего так просто не бывает. Я абсолютно четко осознавала, что за эти секунды мне срочно нужно забыть о своем недомогании и что-то придумать, иначе последствия могут быть необратимы. Но, к сожалению, на практике это оказалось еще сложнее, чем в теории.
     Когда я остановилась, реагируя на свое имя и стараясь придумать какую-то легенду, волнение словно физически сжало меня в своей крепкой ладони. Ловя губами воздух, я даже не заметила, как моя рука вцепилась в руку моего «спутника». Взгляд был полностью рассредоточен. Однако ровно до тех пор, пока перед ним не оказалось лицо моего знакомого - тогда я поняла, что любая отговорка наверняка будет бесполезна. Это был отец девочки, которую я курировала пару месяцев назад. Мы встречались почти каждый день в течение двух недель и регулярно имели общение по поводу здоровья его дочери. Должна сказать, довольно приятный человек, а дочь и вовсе чудо. Именно поэтому сказать, что я — не я, а другой человек, будет не только в высшей степени нелепо, но и дико стыдно. Это будет уже не на совести той Эмили, которую я играла, а на моей. Это я должна буду солгать. И от одной мысли об этом душу уже прожигало неприятное чувство. Но другого выхода я просто не находила.
     - Так неожиданно видеть Вас здесь! Как Вы поживаете?- обратился ко мне знакомый, и в это время я чувствовала на себе непонимающий и, как мне казалось, полный подозрения взгляд Ричардсона.- Элис частенько Вас вспоминает,- продолжал свою речь мужчина, и, черт, в любой другой ситуации я действительно была бы рада все это слышать, поговорить о его прекрасной дочери и так далее, но сейчас я просто молила о том, чтобы он замолчал.
     - Ох.. М-м-м, прошу прощения, но Вы, вероятно... ошиблись,- несколько неловко произнесла я, делая над собой усилие едва не при каждом слове. Внутри меня по-прежнему проедал неприятный осадок, вкус которого напоминал дикую смесь ароматов этой комнаты и в буквальном смысле уже ощущался во рту; а сердцебиение от волнения ускорилось в разы. В какой-то миг я поймала себя на мысли, что отчаянно хватаюсь за реальность, лишь бы устоять на ногах и не потерять сознание. То и дело пытаясь сфокусировать взгляд, я мысленно прогоняла от себя это необъяснимое чувство. Однако это было бесполезно. Разум словно застелила пелена тумана, а в глазах все поплыло. Последнее, что я услышала перед тем, как мое тело ослабло и было подхвачено чьими-то руками, это мужской встревоженный голос.

Отредактировано Erin Bright (2015-10-05 17:31:43)

+1

8

Я не знал, что именно происходило внизу, на первом этаже. Хотя, не думаю, что я сумел бы что-нибудь изменить. Мне оставалось просто подстроиться под уже сложившуюся ситуацию и принять решение, которое бы не имело за собой чересчур серьезных последствий. Однако я не знал, что должен делать. Не знал, в какую сторону мне идти, как себя вести. Я словно застыл во времени, прислушиваясь к звукам вокруг себя, пока мой мозг лихорадочно искал выход из сложившейся ситуации.
Быстро прикинув, я про себя решил, что никто из гостей не пойдет во время торжества на второй этаж. Даже если что-то случилось, многочисленный народ скорее начнет звонить в службу спасения, нежели бегать по дому в поисках аптечки, огнетушителя или чего-нибудь еще. А шаги, тем временем, приближались. Нужно либо уйти вглубь коридора, либо направится навстречу. Но я ведь здесь не должен находиться. Даже при всем моем желании, я бы не смог придумать достойную отговорку своему случайному встречному. Именно поэтому я сделал самое типичное и банальное — включил пожарную тревогу. Нужная кнопка находилась на стене прямо перед кабинетом, в котором я устроил обыск. Звук сирены тут же оглушил меня. Однако маневр сработал — человек так и не дошел до второго этажа. Он стремительно начал спускаться вниз по лестнице. Видимо, ничего дороже картин в этом особняке не хранилось. Чертовы магнаты! Все запирают в банковские ячейки!
Я слышал, как внизу поднялся шум. Кто-то пытался успокоить гостей, но страх — это чувство инстинктивное. Кто не боится, тот не защищает себя. Вряд ли один-единственный человек способен остановить толпу, которая хочет уйти. А если уж речь толкал не хозяин дома, то, тем более, можно было и не надеяться на положительный исход.
Очевидно, пожарная бригада уже находилась в пути. У меня оставалось не так много времени, чтобы скрыться с «места преступления». Я был уверен, что Эрин покинет это место сразу же вместе с остальным пришедшими сюда любителями искусства. Мы с ней просто встретимся на улице. В тот момент в моей голове даже не появилась мысль, согласно которой с Эрин могло что-то случить, или же она не сумела покинуть здание. Ведь это так просто! Выйти через ту же самую дверь, через какую она и входила. А потом ей оставалось лишь затеряться в толпе и выйти на ту улицу, где мы оставили машину. Я был искренне уверен, что она все сделает, поэтому в очередной раз заставил себя подумать о том, как буду выбираться сам, а не о своей спутнице имевшей при себе официальное приглашение на выставку. Говорят, во всем надо искать положительные стороны. Но существовал ли хоть один плюс в сложившейся ситуации? Нет. И я вам это говорю, как очевидец событий и их непосредственный участник. Я спустился вниз по лестнице, к сожалению, единственной в этом доме. Возможно, будь их две, я бы никогда не стал включать сигнализацию. По дороге я быстро снял перчатки и сунул в карман. Внизу царила суматоха, и мне пришлось стать ее частью. Я стремительно затерялся в толпе, чтобы никто не заметил, как я спустился со второго этажа. Но, по-видимому, один из охранников все-таки меня увидел. Почему он не помогает людям выходить? Здесь пожар! Горим! Помогите! Кто будет спасать бесценные произведения искусства? Явно не я.
Мне пришлось забыть о центральном входе и направиться на улицу окольными путями. Проскользнув за ширму, я стал свидетелем сущего бардака в кухне, где официанты носились туда-сюда в поисках одежды, а повара просто курили прямо у плиты, обсуждая, кто же на этот раз решил поиздеваться над помпезными особами, прибывшими на вечер. Зрелище, я вам скажу, не самое приятное. Особенно она стало неприятным, когда в помещение вихрем влетела та самая женщина на высоких каблуках, которую я не так давно специально сбил. Она размахивала руками, требуя воду, лед и скорую. Видимо, кому-то стало плохо в этой неразберихе. Мне жаль. Честно. Мне искренно жаль того, кто пострадал из-за моих рук, но я вряд ли смогу извиниться... Хотя...
Как только женщина вновь выскочила в зал, я быстро забрал со стола приготовленный для какой-то особы флакончик нашатырного спирта и направился в тот коридор, который вел к черном входу. Я уже готов был радоваться, что мне удалось выбраться, как внезапно я заметил того самого охранника из зала, пристально рассматривающего меня. Черт. Вот теперь придется удирать. Я вошел в первую попавшуюся дверь и захлопнул ее за собой. Это был не чулан, так что мне повезло. И не уборная, а что-то еще. Видимо, какое-то помещение для прислуги. Или это столь странная прачечная.
Мне повезло, потому что прямо над сушкой для белья расположилось окно. Я быстро залез на подоконник и открыл его. Никаких решеток. Видимо, кое-кто не боится воров. А стоило бы! Однако стоило мне вылезти на улицу, как я понял свою ошибку, - я оказался во внутреннем дворе между стеной этого дома и забором соседнего. Почему мне сегодня так не везет! Я прошел до конца дома, надеясь найти тот выход, при котором мне не пришлось бы проявлять чудеса изобретательности и лезть наверх. Что ж, надо отдать должное архитектору, потому что я вышел на улицу. Но увиденное мне совсем не понравилось.
Гости в праздничных нарядах рассыпались по лужайке, о чем-то переговариваясь и ругаясь. Кто-то во всю силу нажимал на кнопки телефона. Автомобили пытались выехать со стоянки, но путь им преграждали другие автомобили. Этих людей явно не учили тому, как надо правильно эвакуироваться. Однако все эти представители высшего класса меня мало интересовали. Взглядом я пытался найти в толпе Эрин. Может быть, она уже вернулась к нашей машине, которую мы оставили с другой стороны дома? Наверно, мне стоило ждать ее именно там. К тому же мне не следовало в очередной раз попадаться на глаза тому охраннику. У него явно уже имеется зуб на мою душу!
Перепрыгнув через садовый заборчик, я направился к стоянке, чтобы обогнуть ее с другой стороны и выйти на параллельную улицу. Именно в этот момент я и услышал разговор нескольких мужчин, которые чуть раньше находились в зале первого этажа, где я видел Эрин в последний раз. Мне повезло, потому что там не было моего старого знакомого, встреча с которым принесла бы много неприятностей. Я остановился. Из-за гула, покорившего улицу, я не мог понять, о чем они говорят. До меня долетали лишь отрывки фраз: «Лечила... Дочь... Не знаю... Плохо... Странно... Не уверен... Упала... Лед...» Там было что-то еще, но я даже не стал слушать. Да и мужчины прекратили беседу, переводя взгляд на дом. Один из них мудро заметил, что ничего не горит. А другой просто усмехнулся и покачал головой, закуривая сигарету. В этот момент мне показалось, будто где-то в толпе я увидел платье Эрин. Конечно, я запомнил лишь цвет. И то очень примерно. Да и подобного оттенка могло быть платье любой молодой девушки на этом приеме, однако я все равно направился именно туда, где мелькнуло мое «видение».

Отредактировано Askar James (2015-10-02 18:32:01)

+1

9

     Ситуация приобрела абсолютно неожиданное развитие событий. Кто бы мог подумать, что часть того спектакля, который я планировала разыграть по окончании вечера, станет реальностью и в корне изменит обстоятельства. Пожарная сирена, испуганные возгласы, споры, сумбур и толпа людей, которые торопились покинуть здание — все проходило мимо меня. Даже странно, что в этой спешке обо мне позаботились и вынесли на улицу, а не оставили в зале, стараясь в первую спасти себя. Впрочем, на тот момент, мне не было до этого дела — когда я пришла в себя, голова по-прежнему была словно затуманена. Первые несколько секунд я не слышала ни взволнованных голосов, ни криков, ни пересудов персонала — единственным раздражителем был запах нашатырного спирта возле носа, от которого я инстинктивно постаралась увернуться, еще даже не открыв глаз. Хотя, пожалуй, на большее в эту минуту я вряд ли была способна — тело было настолько расслаблено, что понадобилось время, чтобы снова в полной мере ощутить его. Тогда я впервые услышала чей-то возглас:
     - Вы вызвали скорую?!- прокричала девушка прямо возле моего уха, и, черт, сейчас звук ее голоса показался не просто оглушающим, но и до жути противным. В моей голове будто отозвалось эхо, а по коже пробежали мурашки.
     «Боже...»- сморщилась я и, потянувшись рукой к виску, открыла глаза. Небо. Рядом толпы людей, которые создавали на улице невозможный шум. Лавочка, на которой я лежала и которая располагалась возле лужайки, не так далеко от входа в особняк. Первые несколько секунд я просто собирала себя по кусочкам, а за одно и старалась восстановить последние воспоминания о вечере. В мыслях поочередно пробегали различные картинки: выставка, короткие беседы с незнакомцами об искусстве, разговор с хозяином дома, мое предложение выйти на улицу, а затем отец моей бывшей пациентки... И только я дошла до этого момента, как страх будто молнией пронзил мое тело. Инстинктивно вскочив и тут же почувствовав легкое головокружение, я тотчас начала осматриваться в поиске Ричардсона. Странно, но меня не волновало ни то, почему на улице так много людей; ни то, почему все вокруг нервничают и стараются куда-то дозвониться, - я думала лишь о том, что из-за меня этот параноик застукал Аскара, а полиция уже была на полпути отсюда. От одной только мысли об этом сердце вновь волнительно забилось в груди, а тело передернуло словно в судороге. Подобный финал был действительно самым страшным и недопустимым. Именно поэтому, так и не найдя глазами уже знакомой и ненавистной фигуры, я была готова вскочить, чтобы отправиться на ее поиски, однако меня тут же уложили обратно.
     - Лежите-лежите. Вы потеряли сознание. Скорая уже едет,- успокаивающе произнесла какая-то девушка, в руках которой по-прежнему был маленький кусочек ваты. Но я даже не хотела ее слышать. Я чувствовала, что тело все еще не очень хорошо слушается меня, а объекты перед глазами несколько расплываются, но на тот момент мной двигал исключительно страх — он был гораздо сильнее этой слабости. Я не могла сидеть тут и ждать, пока случится что-то плохое — нужно было срочно убедиться, что у Аскара все в порядке. Именно поэтому, когда незнакомка в очередной раз попыталась меня остановить, я никак не отреагировала на нее и все равно поднялась со скамейки. Однако в этот же момент поняла, что немного переоценила свои силы. Слишком резко встав ноги, я тут же ощутила, будто снова теряю равновесие, и схватилась одной рукой за голову. Очень странное ощущение... Какая-либо боль полностью отсутствовала — была лишь необъяснимая слабость, приправленная прежним желчным привкусом во рту.
     «Ну, где же он...»- стараясь не обращать ни на что внимания и следуя от одного лица к другому, я уже было направилась в сторону входа в дом, как меня наконец посетил логичный вопрос:
     - Почему все на улице? Это часть программы?- чуть нахмуренно спросила я у своего «врача», однако то, что она мне ответила, я услышать явно не ожидала. При первой же фразе о пожаре, мое тело инстинктивно пошатнулось в сторону особняка, а в испуганном взгляде читался только один вопрос: где Аскар? Однако, что странно, но не поддавшись эмоциям, которые в один миг переполнили меня, я тут же задумалась о другом. Может ли это быть уловкой? Значит ли то, что Аскар уже все выполнил, и мне пора уходить? Не находя ответы на эти вопросы, я была в абсолютном замешательстве. Мой взволнованный взгляд все так же терялся в толпе, а тело застыло в напряжении. Но, на мое счастье, именно в этот момент из дома выскочил хозяин дома с каким-то свертком в руках. Увидев его, я тут же ощутила, как с тела, словно пелена, пало окутывающее меня волнение. С губ сорвался облегченный вздох, наполняя легкие свежим и таким необходимым сейчас свежим воздухом. Ричардсон не заметил Аскара, иначе уже точно поднял бы панику и создал очередной скандал. Все в порядке. Ничего не случилось. Теперь я могла просто уйти отсюда.
     Медленно пробираясь сквозь толпу людей, в которой так забавно смешивались паникеры и сплетники, обсуждающие все происходящие, я все чаще ловила себя на мысли, что больше мне совсем не хочется отправляться на подобные задания. Все происходящее вокруг доходило до меня будто сквозь какую-то призму. Из-за потери сознания тело изнывало от странного чувства усталости, и я мечтала поскорее оказаться дома, в тишине и покое. Момент, когда я увидела Аскара в нескольких метрах от себя, дал надежду на это.
     - Ты здесь,- и это было первое, что слетело с моих губ, когда я оказалась рядом с ним. Приятное чувство спокойствия тут же начинало обволакивать мое тело, а сердцебиение, несмотря на весь хаос, который царил вокруг, успокаивалось. Наверное, впервые, находясь в этом доме, я почувствовала некоторую защищенность и уверенность в том, что теперь никакой угрозы нет. Однако, как выяснилось, зря, ведь я не успела больше ничего сказать, как меня снова окутал страх: хозяин дома был буквально в нескольких шагах от нас и на взводе о чем-то разговаривал с представителем охраны.
     - Уходим,- испуганно произнесла я, слегка разворачивая и толкая Аскара в противоположную от этой нежелательной компании сторону.
     - Сейчас, наверно, не время, но должна предупредить, что с тебя уикенд на берегу океана,- пытаясь хоть как-то разрядить ситуацию и снять напряжение, сказала я первое, что пришло в голову, при этом продолжая следовать за возлюбленным. Да, обстоятельства я выбрала самые «удобные». Однако именно вернувшаяся ирония и мечты о прекрасном будущем помогали найти силы, чтобы до конца пережить этот вечер.

Отредактировано Erin Bright (2015-10-05 17:31:22)

+1

10

Когда в твоей жизни появляется новый человек, то он постепенно начинает менять все, к чему прикасается, будь это просто будильник, который начинает звонить в другое время, или же ты сам, постепенно меняющий свои приоритеты. На самом деле, процесс преображения вполне типичен для людей, подсознательно стремящихся найти что-то свое в бурном течении жизни. Эти люди зачастую потеряны, а появление кого-то рядом заставляет их собраться с мыслями. Они начинают желать большего, чем могли бы себе позволить ранее. На каком-то чисто инстинктивном уровне эти люди уже не являются собой. От прошлой жизни остаются лишь некоторые остаточные явления, напоминающие о том, как именно текли будничные дни до определенного этапа. Стоит ли жалеть об утерянном времени и самом себе? Нет. Все, что ни делается в мире, все к лучшему. Если на твоем пути появился человек, значит, он должен был что-то изменить в тебе, показать тебе некоторые аспекты, которых ты сам увидеть не смог. Человек ушел — пусть идет. Значит он не самая важная часть твоей жизни. А вот если он остался, то у тебя нет выбора, ты просто обязан сделать так, чтобы не разочаровать его в дальнейшем, так как не всем иной раз готовы дать хотя бы один шанс на искупление.
Не стоит бояться жизни. Ее надо использовать по максимуму возможностей. Остановка — это тоже часть путешествия. Даже долгая или бесконечная. Жизнь непрерывна. И этим хороша. Не стоит думать, будто во всем стоит искать сакральный смысл. Есть вещи обыденные, неброские, типичные для всех в целом и каждого в отдельности. Расставляя приоритеты, люди иногда забывают о том, что именно должно занять первую ступень, получить золотую медаль, вознестись до вершины Олимпа. Жаль. Сколько судеб разрушено. Сколько мыслей утеряно. Как много жизней не начато.
Я не хотел ни о чем жалеть. Ни сейчас, ни в другие моменты. Не стоит вспоминать то, чего уже никогда нельзя будет вернуть. У меня было все, за маленьким исключением. Возможно, лишь сейчас  я начал это понимать. До человеческого мозга информация доходит трудно и долго. Особенно важная. Но если однажды он сумеет ее понять, то больше проблем возникнуть не должно. Осознание собственной значимости и важности не всегда приводит к жажде власти или самовосхвалению. Иногда это просто неотъемлемый атрибут повседневности, при помощи которого каждый день, просыпаясь, ты понимаешь, что кому-то и для чего-то нужен.
Я не ошибся. Платье, которое я заметил в толпе, действительно принадлежало Эрин. Она увидела меня, когда я был уже совсем рядом. Первое, что бросилось мне в глаза, была ее бледность. Подойдя ближе и приглядевшись, я увидел и ее покрасневшие глаза. Не стоило мне втягивать ее в свои проблемы. Она не создана для подобных вещей. В тот момент я мысленно пообещал себе больше никогда не просить помощи у Эрин в подобных делах. Мне нужно самому с этим разбираться или искать кого-то еще. Даже несмотря на всю простоту сегодняшней махинации, останется след в памяти и в ощущениях. Этот еле заметный страх с привкусом смеси сладких духов и безвкусных ароматов цветов. Жизнь не стоит того, чтобы лишать ее нервных клеток столь безобразным способом.
- Где же мне еще быть, - проговорил я, быстро осматривая Эрин с головы до пят. Немного взъерошенная. Легкая одышка. Взгляд, в котором читалась доля паники и испуга. Возможно, я мог бы сказать что-то еще, но моя спутница была права — нам надо уходить. Я посмотрел в ту сторону, куда она указала. Хозяин дома разговаривал с тем самым охранником, который видел, как я спускался по лестнице со второго этажа. Отлично. Если старый знакомый не такой глупый, как кажется на первый взгляд, то он быстро поймет, кто влез в его личное пространство и не забудет сообщать об этом полиции, уже направляющейся к месту мнимого пожара.
В голосе Эрин я слышал испуг. Она практически выталкивала меня с этого неудавшегося приема. Собственно говоря, я был согласен с ней — нам пора отсюда уходить. В гостях хорошо, а дома все-таки лучше. Взяв девушку за руку, я начал пробираться сквозь толпу, пытаясь затеряться среди еще не уехавших гостей. Они налетали со всех сторон, иногда даже не извиняясь за отдавленные ноги. Кто-то спешил уехать домой, а кто-то, наоборот, хотел увидеть, что же будет происходить дальше. Никакого пожара не было. Это поняли уже практически все, так как не появилось ни дыма, ни очага возгорания. Если только «умный» хозяин особняка не решит сам все спалить, чтобы не упасть в глазах общественности. Все равно ему вернут за все произведения искусства огромную сумму денег по страховке. Этот наглый скупердяй вряд ли хотел продать картины нелегально. Тогда бы их пришлось проталкивать на черном рынке, а там они значительно потеряли бы в цене.
- Лучше уточни сразу, на берегу какого океана, - проговорил я, продолжая пробираться сквозь толпу, которая уже начала меня раздражать. - Смотри, не продешеви, а то потом обидно будет, если я просто свожу тебя в Монтерей.
Пройдя вдоль парковки, мы вышли к улице, забитой машинами и людьми. Издалека послышался вой сирен. Это пожарные или полиция? Мы с Эрин остановились, пытаясь понять, куда идти дальше. Небольшая остановка. Однако ее хватило, чтобы нас заметила местная охрана. Видимо, меня все-таки сдали им. Теперь придется уходить не в обход, а короткими путями через соседние дворы.
- Кажется, вон те люди в черном идут за нами. Очевидно,  я им не слишком понравился, - а что мне еще было говорить? Нагнетать обстановку? Эрин итак была бледная как меловая доска. Не дай Бог, вот-вот упадет в обморок. - Пойдем. Через стоянку вон в тот переулок. Оттуда выйдем на параллельную улицу, если я не ошибаюсь. Там либо сядем в машину. Либо дойдем до автобусной остановки.
Не самый мой лучший план, однако иного в данный момент не имелось. С противоположной стороны, куда мы в итоге должны выйти, может припарковаться пожарная машина, так как с парадного входа просто-напросто не осталось места. А если дорогу еще и перекроет полиция, тогда точно воцарится хаос и образуется пробка, которая не рассосется до самого утра. Подобное часто случается в таких небольших городах как Сакраменто, где пожар в доме магната — это целое событие. Даже не знаю, о чем именно будут жалеть люди: о том, что не сгорел дом? выжили люди? картины остались в порядке? Невозможно понять современного общества.
- Идем-идем, - я потянул Эрин за собой прямо через стоянку. - Чем быстрее мы исчезнем, тем целее мы будем.
Кажется, мне пора искать новую работу. Еще пару-тройку таких проникновений, и я точно во второй раз попаду за решетку. Может, пойти работать охранником в торговом центре? Не пыльное занятие. Регулярная выплата заработной платы. Половину недели буду находиться дома. И точно не придется прыгать через заборы и бегать по стоянкам. Я стал слишком стар для подобных вещей.

+1

11

     Думаю, сегодняшний вечер я еще долго не забуду. Все-таки не каждый день рядовому интерну выдается шанс почувствовать себя шпионом и ввязаться в не столь опасную, но все же нервозную работу. Жалко, что этим нельзя похвастаться перед друзьями. Хотя... Если подумать, то мне и хвастаться было особо не чем. Единственное, что я сделала без проблем — это попала в дом. Совсем не подвиг, правда? Особенно на фоне того, что приглашение туда мне дали и что, чуть переволновавшись, я тут же упала в обморок. Самая никудышная импровизированная шпионка из всех, каких только можно найти, - вот, чем я действительно могу похвастаться. Хорошо, что Аскару вряд ли было до этого дело. Главное, что дело выполнено. Во всяком случае, я так думала.
     - Если честно, раньше я предпочла бы побережье Санта-Барбары,- все так же пробираясь сквозь толпу людей, ответила я. Светлые детские воспоминания. Все-таки ассоциации играют действительно большую роль в жизни. Влюбившись во что-то однажды, потом всегда будешь сравнивать с этим остальное. Небольшой городок Санта-Барбара относился как раз к этому числу. В первый и единственный раз, когда я там была, мне было от силы лет 10. Но, как ни удивительно, воспоминания о тех семейных каникулах до сих пор не потеряли самые светлые краски в моей памяти. Не столь многолюдные уютные улицы, прекрасный закат на берегу Тихого океана, поистине теплая и приятная атмосфера... Возможно, все это и можно было найти в любом другом городе на побережье Калифорнии, но разве нечто новое способно заменить то, что уже когда было близко твоей душе? Может быть, но не так просто. И не в моем случае. Потому что помимо всего прочего я элементарно была бы счастлива разделить то прекрасное место и не менее прекрасные воспоминания с Аскаром. Одна мысль, что мы будем вдали от всего, что может вырвать нас в серые будни, и в душе уже разгорается огонек приятного томления. Какой-нибудь дикий пляж, где кроме нас нет ни единой души; легкий шум волн... Звучит как самый лучший сон, расставаясь с которым, попадаешь в этот хаос, где каждый второй раздражает тебя одним своим присутствием. Именно поэтому далее я поспешила закончить мысль:
     - Но сейчас мне все равно. Лишь бы там не было людей,- сжимаясь, чтобы протиснуться сквозь эту неорганизованную толпу, произношу я и кошусь на окружающих. Хотя, по правде говоря, сейчас все это не имело значения. Ведь, с другой стороны, все эти люди помогали нам потеряться из виду и спасали от непредвиденных проблем. Уже хотя бы за это им стоило сказать спасибо, потому что я действительно боялась предположить, что нас ждет, если мы все-таки попадемся на крючок. Согласитесь, в такой ситуации сложно оставаться оптимистом: любая позитивная мысль тут же погибает под давлением стресса и паники. И тогда куда более реальным будущим кажется ожидавшая нас камера в участке, а не уютная квартира, где царят мир и покой. И, черт, действительно! А что, если в этом доме и правда сегодня что-то пропадет? Ведь не будет ничего проще, чем закрыть дело, сбросив вину на нас. В этом случае мы будем, пожалуй, самой жалкой пародией на Бонни и Клайда. К слову, когда Аскар сообщил, что нас кто-то преследует, мысль об этом только окрепла в моем сознании.
     Стараясь обернуться и привлечь этим как можно меньше внимания, я присмотрелась к охране, которая шла за нами. Первая идея, которая пришла тогда в мою голову, - это то, чтобы Аскар уходил, а я осталась тут и задержала их. В конце концов, кроме того обморока и неловкой ситуации с отцом Элис, меня не в чем было подозревать. Я пришла по приглашению. Я всегда была на виду. И сейчас я вполне могла бы отвлечь их, дав Аскару возможность затеряться где-то среди улиц. Однако на такое предложение я так и не решилась — он вовремя приостановил поток моих мыслей, потянув в сторону стоянки. Тогда я поняла, что, вариант разделиться был действительно не самой лучшей идеей. Бог знает, во что еще я могу вляпаться одна и какие проблемы навлеку на наши головы, сделав только хуже. Нет. Рядом с Аскаром определенно будет лучше. И я хотя бы буду спокойна, что на другой улице его не задержала полиция, в то время как я якобы старалась это предотвратить, отвлекая охранников.
     - Хорошо,- коротко ответила я, делая глубокий вдох, и ускорила шаг. По правде говоря, мне было абсолютно все равно, какими окольными путями мы придем к выходу — я полностью доверяла мужчине и предпочитала не спрашивать ничего лишнего. К тому же, от меня помощь вряд ли можно было ждать — этот район не был мне знаком, и единственное, что я могла показать — это тот путь, по которому мы добрались от машины до особняка.
     - Кажется, они отстали,- сообщила я, оборачиваясь и не видя за нами хвоста. Должна признать, сейчас это была на редкость прекрасная новость. Прилив адреналина словно сошел на нет, а с плеч будто пала тяжелая ноша. Казалось, в этот момент даже дышать стало легче, ведь все, что нам оставалось, это найти какой-нибудь транспорт и не попасться кому-то еще.
     Когда мы наконец пересекли стоянку и вышли на ту самую улицу, о которой говорил Аскар, я попросила немного замедлиться, а затем вовсе остановилась и, приложив руку чуть ниже ключицы, опустила голову. Черт возьми, снова это гадкий кисло-горький привкус, от которого становилось не по себе. Он едва не прожигал меня изнутри, и, что раздражало, с каждым вдохом я словно сильнее распаляла его, ощущая его оттенок на языке все более явно. Должно быть, отравилась. Или перенервничала. Нужно перевести дыхание. Отпустить чувство волнения, которое ранее по ощущениям словно за горло прижимало меня к стене. Иронично, что именно в этот момент мимо нас проехала обещанная мне скорая.
     - Оперативно,- измученно усмехнувшись и прикинув, сколько времени они добирались сюда, я проводила ее взглядом. Впрочем, не удивлюсь, если это была уже новая карета, так как в том сумасшедшем доме с легкостью могло стать плохо кому-то еще.
     - Сейчас..-  устало выдохнула я и одержала небольшую паузу. Кажется, лишь сейчас, когда за нами никто не бежал, я снова в полной мере ощутила разливающееся по телу чувство слабости. Адреналин исчерпал последние силы.- Извини. Идем,- чуть более живо я снова обратилась к Аскару, стараясь скрыть за этим голосом свое реальное состояние. По крайней мере, потерпеть осталось совсем чуть-чуть.

Отредактировано Erin Bright (2015-10-05 22:08:28)

+1

12

Один раз на миллион выпадает тот самый момент, та самая возможность, которую ни в коем случае нельзя просто упустить. Ты должен ухватиться за нее изо всех сил и держаться  до последнего издыхания, когда уже поймешь, что все потеряно окончательно, ничего уже не вернуть, поэтому даже нет никакого смысла стараться. Иногда этот шанс выпадает всего раз в жизни. И он диктует условия, согласно которым ты обязан рисковать. Но что такое риск? Разве каждый готов устремиться в его озорную власть, чтобы получить желаемое? Нет. У каждого действия есть противодействие. У каждого решения есть последствия. Иногда ожидаемые, иногда – нет. Положительные и отрицательные.  Важные и несерьезные. Смешные и грустные. Эта классификация бесконечна, так что нет смысла ее продолжать.
Риск – это то, когда ты стараешься получить нечто определенное, но у тебя не выходит, поэтому ты ставишь на алтарь судьбы все имеющееся в твоем распоряжении. Даже свою душу. Но разве есть хоть одна жажда, которая стоит подобных жертв? Чувства и эмоции – они правят миром. Даже теми, кто в них не верит или их остерегается. Любовь – разве это слово что-то значит в мире современных технологий, где компьютеры умеют безошибочно подбирать партнеров, которые впоследствии составят семью? Бред. Нельзя проанализировать человеческие эмоции. Они реальны в отличие от технологий, которые рано или поздно, но обязательно дадут сбой. Зачем верить сухому компьютеру, когда есть твоя собственная живая душа, способная чувствовать, как ничто иное.
Люди рискуют, потому что в риске есть хоть какой-то смысл. Однако иногда этого смысла нет. А они все равно рискуют. Тогда, получается, эти люди больны? Нет. Просто они хотят, чтобы появился тот смысл, ради которого им стоило бы рисковать. Та суть, которая позволяет жить и стремиться к совершенствованию своей жизни. Нельзя доверить никому, кроме себя. Так ли это? Может быть, все-таки есть некая правда в том, что нужен тот единственный человек, которому ты сможешь доверять так, как не сумеешь даже себе самому. Зачастую мы даже не понимаем самих себя. Так почему бы нам не попросить других разгадать загадку наших истинных сущностей? Загадку, тайна которой мучит человечество веками.
Однако не стоит думать, будто появление какого-то определенного человека внезапно заставит измениться весь твой мир. Нет. Ты должен сам захотеть его менять. Может быть, это будет вовсе и не человек, а домашний питомец. Например, собака или кошка. Или же попугай. Здесь главное не наличие субъекта, который что-то будет менять, а твое желание измениться, как личности.
Риск ведет к страхам. Страхи уходят корнями в будущее. Будущее – это перемены. И не каждый готов их принять с распростертыми объятиями.
Виляя между дорогих и красивых автомобилей, мы постепенно отдалялись от места происшествия. Все еще до нас доносились отзвуки сирен и разговоров людей. Можно было услышать, как постепенно разъезжаются автомобили, водители которых резко забыли о правилах дорожного движения и начали свой путь прямо по тротуарам. А ведь даже дым не шел, не то что горел огонь. Паника поднялась на пустом месте. И люди словно стадо овец пошли на зов своего отвратительного эгоистического инстинкта, который убивал все лучшее, все яркое, все живое.
Стоило нам завернуть за угол, в тот самый проулок, соединявший две улицы между собой, как Эрин остановилась. Вроде бы за нами никто не шел. Очевидно, охрана решила, что мы не стоит их трудов и забот. Так даже лучше. Можно спокойно переждать и обогнуть весь район дворами, чтобы выйти прямо к бульвару. Правда, машина осталась на другой стороне. Но это не так важно. Мы за нее не платили. Она принадлежит агентству. Завтра какой-нибудь водитель ее заберет и увезет в другой конец города.
Я остановился и тут же огляделся по сторонам. Фонари. Балконы. Частные дома остались прямо за поворотом. Теперь нас окружали обычные многоэтажки, в которых селился в основном средний класс: учителя, начинающие менеджеры, магистранты и аспиранты, вышедшие на работу и многие другие. Эти дома ничем не отличались от тех, которые стояли в любой другой точке города. Грубо. Серо. Обыденно. Печально.
Я перевел взгляд со строений на Эрин. Выглядела она не очень хорошо. Если ранее ее лицо напоминало меловую доску, то теперь это был лимон в его чистом виде. Я вполне серьезно, Эрин практически пожелтела. Она тяжело дышала, неравномерно из-за быстрой ходьбы. Светлые волосы еще больше растрепались, а на лбу застыла та самая складочка, которая говорила о том, насколько сильно девушка напряжена.
- Что-нибудь произошло, пока меня не было? - это первое, что я спросил у нее. Не имело смысла говорить о ее самочувствии. Я видел — она чувствует себя совсем плохо, если сравнивать с тем, какой бодрой Эрин выглядела еще утром. Поэтому я должен был первым делом узнать, какой факт мог повлиять на ее состояние и изменить его. Конечно, здесь присутствовала и усталость, и нервное состояние, и волнение, и страх, нарушение привычного ритма жизни. Собственно говоря, я поместил ее в неестественную среду, что могло разрушить очень многое. Однако изменения произошли буквально пока я не видел Эрин, значит, все-таки нечто случилось без меня.
Мы простояли совсем недолго. Однако этого явно мало. Серо-голубые глаза тускнели со скоростью света. И я видел это. В них читались слабость и усталость. Одышка никак не проходила, а цвет лица никак не приходил в норму. Я знал все его оттенки, до самых мельчайших, и мог сказать, какой что обозначает. Я помню розовый румянец на ее щеках. Помню болезненный холод в ее глазах. Знаю, как она краснеет, когда смеется, или как синеют ее губы, когда она замерзает. Я помню зеленоватый оттенок на коже, когда она болеет. Кажется, я  запоминаю совсем не нужные мне вещи. Но я не специально. Это происходит вопреки моему желанию. И я явно не стану говорить об этом вслух. Никогда.
- Эй-эй, подожди, - я не позволил Эрин идти дальше. - Посмотри на меня. Точно ничего не случилось? У тебя нездоровый цвет лица. И я это вижу даже с учетом того, что не являюсь квалифицированным врачом. Мы можем вернуться к машине, чтобы не идти пешком. Я не хочу, чтобы ты упала в обморок в подворотне между домами. Да и мне было бы обидно, если бы ты испачкала платье.

+1

13

     Когда люди проводят вместе слишком много времени, в конце концов от каждого из них становится невозможно что-либо утаить. Они знают друг о друге абсолютно все: кто что может сказать; что скрывается за тем или иным взглядом; какая реакция последует в дальнейшем — иной раз просто не требуется слов, чтобы попытаться что-то объяснить, ведь достаточно и короткой встречи глаз. И, по-моему, все это действительно прекрасно. В отношениях между людьми такие мелочи куда красноречивее и важные любых слов о привязанности и любви. Равнодушный никогда не станет замечать и запоминать подобные детали. Для него не будет важно, что ты в действительности чувствуешь — он поверит любой лжи и не станет терзаться даже минимальными сомнениями насчет того, что ты пытаешься что-то скрыть. Хотя... Хотя иногда мне кажется, что определенный, пусть и сомнительный, но плюс в этом есть: скрывающей стороне удается никого не волновать и не вызывать к себе излишнее внимание, если она этого не хочет. Не тратится лишнее время на пустые разговоры и бесполезные переживания — все в плюсе. Жаль, что у меня это не выходит даже тогда, когда я отчаянно пытаюсь это сделать. Не знаю, что именно меня выдает: взгляд, в принципе мимика лица, или аргументы звучат не так убедительно... Не знаю. Но после всех этих неудавшихся попыток порой складывается ощущение, что Аскар видит меня буквально насквозь. И, конечно, обычно приятно слышать о том, что его беспокоят даже малейшие изменения во мне и что от него не надо ничего скрывать, ведь мы оба знаем, к каким последствиям могут привести тайны, но... Но иногда появляется что-то незначительное, чем не хочется его волновать и что лучше оставить при себе. Сейчас был как раз тот случай: уверена, стоит мне лишь заикнуться, что несколько минут назад я лежала без сознания, и в его глазах тут же отразится чувство вины. А это последнее, что я сейчас хотела видеть, ведь подобное чувство искоренить далеко не так просто. К тому же, как мне казалось, он и так уже жалел, что вообще предложил мне эту авантюру... Поэтому все, что я могла и пыталась сделать, это хоть немного взбодриться и, не обращая внимание на дико тошнотворное чувство внутри, продолжать твердить свое.
     - Ничего не случилось,- произнесла я, пряча истинные эмоции за усталым взглядом, которым пыталась сказать нечто вроде «не переживай, все хорошо», однако Аскар оказался более настойчив. Честное слово, в подобные моменты казалось, что я начинаю любить его еще больше (если, конечно, это вообще возможно). Меня охватывало то самое чувство умиления и счастья, за которое я была готова бесконечно благодарить небеса и хоть частью которого мне всегда так хотелось поделиться с Аскаром. Собственно, как и сейчас: после его слов, сквозь легкую туманность моего взгляда тут же начинало пробиваться тепло, напоминающее яркий солнечный луч в грозовых тучах, а губы изогнулись в чуть заметной улыбке. Жаль, этому прекрасному чувству не удавалось затмить слабость, из-за которой мое лицо выражало скорее вымученное умиление, чем искреннюю благодарность и иронию, вызванную словами о платье.
     - Не переживай за меня, хорошо?- в конце концов произнесла я в ответ на его предложение.- Никуда я не упаду,- кривоватая усмешка и снисходительный взгляд. Странно, но в чем-чем, а в этом я была уверена. Действительно, не потеряю же я сознание второй раз, верно? Да и сейчас мне было плохо скорее от того отвратительного привкуса внутри, который лишний раз заставлял меня убедиться в том, что я просто отравилась. К слову, именно поэтому мне не хотелось идти к машине — не хватало, чтобы меня еще и укачало. Только от этой мысли к горло подступал неприятный вязкий ком.- И это я тебе говорю, как почти квалифицированный врач,- с уверенность в голосе продолжала я, рассчитывая, что в нынешних условиях он не станет допытываться и просто сделает так, как я прошу.
     - Думаю, я всего лишь немного отравилась. Еще и в помещении было слишком душно... Давай пойдем пешком, я немного подышу свежим воздухом, и все будет хорошо...
     И тогда я всерьез так и думала. Была уверена, что выпью дома таблетку, немного отдохну, а уже завтра, как и обычно, снова буду в прекрасном расположении духа. Но нет. Прежнее чувство недомогания преследовало меня и весь следующий день, и даже через день, что казалось уже абсолютно невыносимо, так как бороться с этим приходилось на дежурстве. К слову, лишь тогда в моей голове и появилось предположение о том, что это может быть далеко не отравление. Однако, даже сопоставляя факты, доказывающее мою правоту, я боялась произнести это вслух до тех пор, пока не сделаю тест или не сдам анализы в больнице. К счастью или сожалению, ждать пришлось совсем не долго, ведь уже вечером, после дневного дежурства, пока Аскар был на работе, я держала в своей дрожащей руке тест с положительным результатом.
     - Я беременна...

Отредактировано Erin Bright (2015-10-17 16:59:25)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » I Will Follow You Into the Dark