Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Сквозь туманы болели. И не спали с тобой до утра.


Сквозь туманы болели. И не спали с тобой до утра.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://funkyimg.com/i/2311h.png

Винс & Джин
октябрь, 2015
задний двор резиденции Клементе, вечер

Отредактировано Jean Lensherr (2015-09-28 00:08:08)

+1

2

- Я принёс пару коробок с пиццей из пиццы-хат и гитару, всё для моей девочки, - шепчу Джин, обнимая и прижимая к себе, её спину и попу к моей груди и паху; я наслаждаюсь её запахом, мягкими и шёлковыми волосами и близостью наших тел. Прохлада октябрьского вечера особенно сильно ощущалась сейчас на моей горевшей коже. После нашей последней встречи прошла пара дней, и мой член напрягся, прижавшись к её телу. Не представляю как я провёл пару дней после землятресения без прикосновений к ней: бегал по мастерским и выяснял в какую сумму выйдет ремонт машины, опять скандалил с Микаэлой по телефону. - Я бы купил какое-нибудь вино, но успел заметить, что у Клементе неплохие запасы в мини-баре и без моих вложений. - Гитара, которую неаккуратно прислонил к скамейке во дворе резеденции начинает падать и утыкается мне в бедро, опускаю гитару на лавку, неохотно отрываясь от Джин. - На самом деле, я сейчас в какой-то долговой яме. Если ты не захочешь разорять своего старика, то и heineken вполне себе проканает, главное хорошая компания, - неуверенно сказал я, достав две тёплые бутылки и стукнув друг о друга донышками.
Меня переполняли чувства. Я ужасно хотел закрепить наши отношения, избавиться от обид и недопониманий, оставить все косяки в прошлом. Мне надоело делать вид, что мы просто трахаемся без эмоциональной вовлечённости. Я всё ещё хотел мести, но уже не потому что Джин когда-то угробила мою карьеру, а потому что вела себя как равнодушная стерва сейчас. Ей обязательно нужно было сомневаться, или смеяться, или подкалывать меня в чём-то или пытаться дать мне понять, что я никакого особого места не занимаю в её жизни, только периодически физически присутствую в её кровати или на ней, прижимая её лопатками и спиной к ровной поверхности стола, оставляя синяки или иногда засосы (когда она меня особенно взбесит своим языком, использованным не по назначению) на её теле.
Окликаю её:
- Джин... - я люблю тебя? Это признание было бы очень глупым и неуместным, после всех моих поступков вместе взятых: сплю со своим агентом во имя карьеры и денег в карманах джинсов от h&m, да и вообще где только не побывал мой член, после каждой принятой дозы; помимо всех моих сексуальных просчётов, я укрываю у себя на съёмной квартирке убийцу его доблестного родителя - Джулиана, а так же торчка Пола с его наркотой, к тому же сам не против дунуть в особо паршивенькие деньки; а так же все мои рассказы, которые я ей травил - откровенный пиздёж с первого и до последнего слова. - Я рад тебя видеть, - говорю я, оставаясь недовольным своим словами, ведь хотелось сказать намного больше. Но это всё, что я мог в моём положении.
Блядь. У этой истории не может быть счастливого конца, жопой чую. Но может ли это иметь значение, если пока что мы вместе, и я буду использовать эти дни по максимуму. Пока однажды наши дорожки не разойдутся, когда что-нибудь всплывёт на поверхность. А может быть и вовсе не всплывёт? Это так в моём стиле - не думать о завтрашнем дне и о последствиях.
Я сажусь на лавку и беру в руки гитару. Подтягиваю пару струн на слух.

Отредактировано Vincent Jervis (2015-09-28 01:06:01)

+1

3

Последние пару дней Джин была сама не своя. Та передряга, в которой они с Винсом оказались на парковке, стала одной из тех сильных встрясок, после которых долго приходишь в себя.
- Я тебя не ждала сегодня, - отступая чуть в сторону, она встретила Винса на садовой дорожке. Скрестив руки на груди, чувствовала небольшую усталость, хоть и не помнила уже, когда последний раз покидала пределы окутанного полудремой, опустевшего особняка. Когда выбиралась в бар Джека или спускала деньги в дорогих бутиках. Даже шоппинг, и тот свелся к редким покупкам по интернету. Осенняя меланхолия из угла в угол швыряла ее настроение, и одна крайность сменялась другой. От душевного подъема, когда хочется разрисовать дерзкими граффити все стены кухни, вероломно нарушив привычный уклад и порядок.. или устроить зимний сад с пластинками Битлов на чердаке. До аморфного утомления. При последнем Джин и вовсе предпочитала свернуться калачиком в кресле, поджав под себя ноги - за дурацким сериалом по ТВ, уплетая тоннами диетический йогурт. Или растянувшись на ковре из шкуры тигра (в этом доме порой грешили пафосом), с бокалом хорошего красного вина, пока никто не видит.
За окном, тем временем, стоял до ужаса душный октябрь. Сад позади дома зарос и превратился в некое подобие дикого и заброшенного скверика. Впрочем, эта небрежность и неухоженность ему даже шла, как считала Джин, прогуливаясь по дорожке из гравия долгими, непривычно тихими, вечерами. Обрывая листья розовых кустов, порой она бродила между деревьев в одном лишь нижнем белье, совершенно не тревожась о том, что кто-то ее заметит. Ни садовник, ни чистильщик бассейна, ни даже Ветта давно здесь не появлялись. Да и чувство стеснения ей было слишком чуждо.

- Тебе повезло, что Фредо нет дома, - мягко улыбнувшись и закрыв глаза, она потянула носом воздух. Запах пиццы чувствовался даже через коробку, но Джин уловила не только его. Острых ноток салями и сыра едва заметно касался знакомый парфюм, к которому Леншерр так привыкла, что узнала бы из сотни других.
- Клементе сегодня не в духе, - мурлыкая себе под нос, она вилась вокруг Винса, подобно уличной кошке. Одной из тех, которые приходят, когда им что-то нужно или просто, когда вздумается... но так или иначе, добившись своего, не задерживаются надолго, - Да и я тоже, знаешь?
Случай, когда это были всего лишь пустые слова, потому что во взгляде читался тот самый - живой - интерес, намертво угасший за последние пару дней. Обжигать его кожу теплым дыханием, едва касаясь губами шеи, подбородка - было приятно и так... очевидно. Все, что Джин делала, все то, во что позволила себе ввязаться - не было ошибкой. Но и правильным тоже не было. Она не простила Винса, хоть и обида ее улеглась, переродившись в нечто совершенно аморальное и нелогичное. Она спала с ним, не отрицая собственной привязанности. Не подпускала слишком близко, покидая постель первой, лишь потому что знала, что он обязательно придет вновь. В этих отношениях не было стабильности, тепла или уюта, потому что всякий раз она обрывала их на корню, и все прочее, кроме секса с ним - на заднем сидении авто, в пустой комнате чужой квартиры, в доме Джино, - все летело в тартарары. С самого появления Винса в Сакраменто.
- На самом деле, я сейчас в какой-то долговой яме. Если ты не захочешь разорять своего старика, то и heineken вполне себе проканает, главное хорошая компания.
Винс как будто оправдывался, и получилось бы даже немного неловко, если бы Джин не была Джин. В один миг взлетев от дворовой девчонки до избалованной безлимитной кpедиткой дочки бандита, она слишком просто относилась к деньгам и всей остальной мишуре.
- Можешь выбрать что понравится. Но я согласна и на пиво, - протянув руку за зеленой бутылкой, Джин устроилась в тени одного из деревьев, опустившись в плетеное кресло-качель. Потягивая пиво, она болтала ногой и мягко улыбалась... Винсу, самой себе и какому-то нереальному чувству, будто время остановилось.
- Джин...
- Ммм?
- Я рад тебя видеть.
Встрепенувшись, она взглянула на Винса. Немного удивленно, поскольку не видела его таким прежде. К слову, в последнее время она вообще мало что видела и замечала, кроме самой себя, даже если что-то совершенно очевидно шло не так.
- Эй.. - обычно так говорят в самом конце, когда прощаются, сваливают на целую вечность или выпрыгивают из окна.
Немного неловко поднявшись из кресла, которое все еще продолжало раскачиваться, она подошла к нему со спины, и уселась на краешек скамьи рядом.
Неторопливо Винс перебирал струны гитары. Что-то не давало ему покоя.
- Твоя тачка будет в порядке. - Джин прекрасно знала, как он печется о своей детке. Как сдувает с этой громадины пылинки, и последняя передряга... Но ведь дело не в ней, да?
- Где ты был все эти дни? - мягко коснувшись губами его щеки, шепотом спросила Джин. Ни одного звонка.. ни "привет, как ты?" или "где тебя черти носят?" - ничего. Просто потому что ей хотелось привести в порядок мысли и побыть одной. И лишь сейчас, еще сама того в полной мере не сознавая, Джин чувствовала, как история повторяется... в точности как тогда, в Сан-Хосе. Когда она была готова поддержать его в самой бредовой и откровенно дурацкой авантюре.
- Оставайся сегодня. Фредо не приедет.

Отредактировано Jean Lensherr (2017-01-22 14:48:02)

+1

4

- Я звонил тебе, но ты не брала трубку. Правда это было за двадцать пять минут до моего прихода, - отвечаю я, улыбнувшись, и с наигранным чувством вины опускаю глаза и хмыкаю. Мне надоело появляться в этом доме украдкой, когда Джин Лэншерр мне позволит, а Клементе уедет куда подальше, по своим делам. Нельзя всё время зависеть от расписания Клементе! Мне надоело чувствовать себя здесь лишним; порой, даже экономка Джин, бродившая вдоль бассейна, убирающаяся и подхватывающая остатки нарезанных фруктов на квадратной тарелке своими грубыми, варикозными руками прожённой работяги, смотрела на меня с лёгким презрением и долей отвращения, как на слишком ловкого и нахального парнишку с буйством гармонов, трахающего дочку богатого хозяина, мистера Клементе, по нелепой случайности во время трудного подросткого возраста Джин. Когда я ловил взгляд этой женщины, я сильнее прижимал мокрое тело Джин в открытом купальнике, только поднявшуюся из бассейна, к своему телу, чувствуя её тепло и дыхание, и сжимал в её ягодицы, скользнув ладонями под материал её трусиков от купальника так, что материал теперь врезался не в её идеально загоревшую кожу, а в кисти моих рук. И смотрел на прислугу холодным взглядом с немым вызовом у Джин из-за спины, и в моём взгляде читалось, что "Джин моя, и от мнения этой старой клячи нихуя здесь не зависит", сама наверное только и мечтает почувствовать мои руки на своей отвисшей груди. Сука!
На самом деле таким же образом на меня смотрели все: водитель Оливии, когда мы забывали закрыть перегородку в автомобиле, и делали это слишком поздно, в результате чего я встречался с его понимающим прищуром, обращённым парню, который гонется за лёгкими деньгами; а так же повар в доме одной продюссерши, когда мы вошли на кухню, я усадил её на столешницу и быстро вошёл, и мы не заметили его присутствия. Неловко вышло. В такие моменты я чувствовал себя кошмарно развратным и испорченным. Но однажды, в тот момент, когда рушилась парковка, я думал о том, что хотел бы забыть о некоторых эпизодах моей жизни, и о некоторых женщинах. Меня вдруг безумно шокировала мысль, что я мог бы потерять Джин, под завалами парковки. И я вдруг понял, что многое из того, что я делаю, я уже делаю не только для себя, а и для неё тоже: вся эта глупая месть, эта поездка в Сакраменто нужны были для того, чтобы оказаться там, где я уверял себя, что не хотел бы быть. Мне всегда тайно хотелось быть рядом с Джин, но это невозможно, ведь я трахался с ней и одновременно продавал себя за бабло. Со стороны морали выглядит это так себе, и никаких оправданий этому нет. Может быть стоило как нормальные парни зарабатывать физическим трудом, как Хит, впахивать в какой-нибудь автомастерской? Но тогда бы мои глаза стали бы тусклыми, с осадком цинизма на дне, я бы ругался как подзаборное хамло, и разве в таком случае я бы нужен был Джин?
- Что вообще у тебя стоит на моём звонке? - я тянусь к её мобильному телефону, лежавшему на столе, и бесцеремонно открываю телефонный справочник, - Сейчас установлю что-то крутое! - я смеюсь, откидывая голову назад. И пытаюсь вспомнить что-нибудь весёленькое. - Что-нибудь из the weekend, или нет? Наши отношения слишком высокие для the weekend! Как тебе Years and years "Desire"? - я на минуту прекращаю смеяться, так как вижу контакты: Хит, Стоун, и ещё пара каких-то мужиков, я без жалости удаляю их, не думая о последствиях, и только потом, спустя пару мгновений, ругаю себя за этот эмоциональный порыв. Господи, боюсь подумать, что бы было, если бы она открыла мой телефонный справочник. Впрочем, как у любой уважающей себя бляди, почти все телефонные номера у меня были записаны просто цифрами.
- Тебе уже девятнадцать. Может быть хватит меня прятать от твоего отца? - я возвращаю телефон на столик и вопросительно смотрю на Лэншерр, - Не думает же твой папаша всерьёз, что ты девственница, и никогда не видела член! Да и разница в возрасте у нас не такая уж и преступная, - протягиваю я, оперевшись лопатками на спинку лавки и прекратив трепать струны гитары пальцами в кольцах. - Я себя не чувствую старым совратителем малолеток! Или дело в том, что я всего лишь модель и актёр?
- Вообще, ты раньше не говорила, что у тебя такие богатые родственнички. Джино, Фредо, - задумался я, раздумывая не сказать ли о своих предках из Техаса и о трастовом фонде. Как бы я хотел, чтобы мы находились сейчас в моём доме. И это она удивлялась с роскоши и размаха.
- Я был сегодня в мастерской. Может быть мой агент одолжит мне на время машину... - с сомнением сообщаю я, и воспользовавшись тем, что она присела рядом на край скамьи, опускаю руку на её коленку скользя вверх по шёлковой коже бедра до края юбки и протискиваюсь между её не очень плотно сжатых ног, поглаживаю тёплую внутреннюю сторону бедра и касаюсь пальцами трусиков, проводя пальцем по её нижним губкам через материал ткани, - Ещё я посещал спортзал, не хочешь проверить результаты? - шепчу я, почти касаясь губами кожи её шеи.

Отредактировано Vincent Jervis (2015-10-09 16:24:00)

+2

5

- Эй, отдай мой телефон! - потянувшись за мобильником, Джин едва не соскользнула с плетеного кресла, но в последний момент все-таки удержалась. - Как ребенок, честное слово!
Глубоко вздохнув, она вновь откинулась назад, на широкую витую спинку, оставив тщетные попытки добиться своего. И просто молча наблюдала, как Винс перебирает контакты в ее телефонной книге. О да, она не сомневалась, что именно этим он и занимается! Изучает, бегло просматривая никнеймы. В конце концов, Джин поступила бы точно также, обернув все в невинную шутку... достаточно безобидную по сравнению с тем, что бы вскрылось, копни она чуть глубже. Несколько номеров с женскими именами и пошлыми фотками в профилях или WhatsApp`е - лишь верхушка той огромной навозной кучи, состоящей из лжи и обмана, которую так ловко прятал от нее Винс. В самом деле, время от времени он просто пшикал на все это чем-то вроде парфюма от Джо Армани, чтобы Джин не заподозрила лишнего. И этого более чем хватало, чтобы осадить ее бдительность и отвлечь внимание. Снова. Права была Лорелеа, когда с грустью во взгляде, говорила - "однажды ты узнаешь, как это больно, не видеть дальше своего носа, милая". Только Джин ее и тогда не слушала, и едва ли вообще вспомнит об этих словах.
Все, что сейчас имело значение, находилось в этом заросшем, окутанном полумраком саду и под шумок удаляло чужие номера из ее мобильника.
- Лучше тебе не знать, что там стоит, - интригующе улыбнувшись, Джин хихикнула и в который раз попыталась выхватить из его рук телефон, но ее кошачья ловкость вновь дала осечку, - Не так давно он побывал в руках ценителя техасского кантри, морально устаревшего еще в прошлом веке. - пожалуй, ей стоило поменьше общаться с некоторыми из ребят с ребятами отца. Ирония, тонкая манипуляция или всего лишь очень короткая юбка - но о тех подробностях из их жизни, которые за последние пару дней открылись Джин, не подозревал даже сам Фредо.
- Тебе уже девятнадцать. Может быть хватит меня прятать от твоего отца?
Слишком резко Винс переменил тему, соскочив с безобидного дурачества на не слишком приятный вопрос. Джин нахмурилась, и даже немного отстранилась. И лишь спустя пару секунд, тщательно подбирая слова, негромко, по обыкновению вкрадчиво произнесла..
- Прятать? Серьезно? Действительно хочешь познакомиться с Фредо? - ее глаза сузилились. Винсент определенно не понимал всей сложности в желаемой встрече с капитаном Клементе. Подозрения Джин на счет последнего оказались внезапно и ошеломительно верны, подобно попаданию в яблочко из револьвера с одной руки. С левой. Ее отец был тем, кого раньше называли гангстерами. И называют до сих пор. - С чего это вдруг?
по обыкновению вкрадчиво произнесла..
С самого начала Джин задавала слишком много вопросов, и как следствие, совершенно не прониклась энтузиазмом от перспективы совместного ужина... или игры в гольф, или светского раута - или что там обычно устраивают, чтобы познакомить бойфренда с родителями? Если уж начистоту, то как это вообще можно представить?! "Привет, пап! Это Винс! Я с ним сплю, пока ты вышибаешь мозги бандитам и наркоторговцам." Джин была готова поспорить, что не успеет даже договорить. А если и успеет, то ничем хорошим это все равно не закончится. Итальянская кровь и забота о единственной дочери так или иначе возьмет свое. Или дело не только в этом?
- ... Я себя не чувствую старым совратителем малолеток! Или дело в том, что я всего лишь модель и актёр?
- Думаешь, меня интересует твой статус или кpедитка? - ее губ коснулась очередная усмешка, - Считаешь меня настолько меркантильной? Хотя.. может, ты и прав. Я люблю деньги, комфорт и клевые шмотки. - Джин говорила об этом так просто, словно это было фактом, не нуждающимся в доказывании. Некой аксиомой ее испорченности и пристрастий. - Ты кстати тоже.
Ее голос вновь опустился до вкрадчивого, осторожного шепота, а лощеные пальчики тем временем украдкой скользнули под его футболку. Вероятно, от неприятной темы аля - насколько далеко они способны зайти в этих извращенных по своей природе отношениях, - Джин уходила едва ли ни инстинктивно.
- Вообще, ты раньше не говорила, что у тебя такие богатые родственнички. Джино, Фредо.
А Винсент все не унимался.
- Мне просто повезло. Почему тебя это волнует? - в самом деле, никогда прежде Винс не проявлял такого живого интереса к ее семье. В конце концов, он и с Лолелеа толком не был знаком, появляясь в их съемной квартире лишь тогда, когда мать была на работе или уходила к подруге на несколько часов. Помнится, тогда его все устраивало. [/align]
- Думаешь, Оливия снизойдет до такой щедрости? Ты знаешь, для нас, девчонок, авто сродни любимому платью, которым просто так мы никогда не поделимся, - впрочем, у Джин и тачки-то никогда не было. Если не считать того минивэна, который мать брала в аренду в лучшие их времена в Сан-Хосе. Зато была целая куча дорогущих или с открытой зоной декольте платьев. Красных, изумрудно-зеленых, черных... Так что она знала, о чем говорила. Определенно! Только, увы, совершенно не догадывалась о скрытой мотивации Оливии в помощи своему одаренному подопечному. Несмотря на печальный в недавнем прошлом опыт, какой же наивной, просто феерической дурой она порой была! В этой своей необъяснимой привязанности к Винсенту Джервису. По причине которой вновь и вновь поддавалась его провокациям. Верила таким простым и насквозь фальшивым словам. А ведь все было на поверхности, источая тонкий и приторный запах того самого, невероятно-лживого Джо Армани...
- Ещё я посещал спортзал, не хочешь проверить результаты?
Чувствуя его прикосновения на своей коже, тепло и мимолетную дрожь, скользящую по телу, Джин на какое-то мгновение закрыла глаза. То, что с ней происходило в такие моменты рядом с Винсентом, было похоже на легкий, обволакивающий мягкой дымкой дурман. Подобно мартовской кошке, она уже не контролировала себя. Поддаваясь исключительно плотским желаниям и порывам.
- Ты никогда не приходишь просто так, - это не было упреком, хоть и прозвучало именно так, с неприятным оттенком иронии. В конечном счете, каждая их встреча наедине заканчивалась сексом. Сменялись лишь декорации. Даже ее отвратительное поведение, так сердившее Винса порой, не становилось препятствием. И этом был какой-то колорит, добавляющий остроты ощущений и формально освобождающий от каких-либо обязательств. [/align]

Отредактировано Jean Lensherr (2016-12-12 22:28:09)

+2

6

Внешний вид

Октябрь начался бурно и был насыщен событиями, начиная с шоу в подпольном бойцовском клубе Барракуда, где Клементе схлопотал переломы ребер, заканчивая вытекающими из этого событиями. Администрация клана вместе с одним из капо отправлялась в Нью-Йорк, поэтому решение ряда вопросов было доверено ему.
Шуруп с Гвоздем не справились со своей задачей, им не удалось выбить бабки из хозяев Арены, впрочем в этом не было их прямой вины, арийцы вели себя нагло еще в тот праздничный вечер и к сожалению, не образумились за то время, которое Дон выделил им. Об этом Фредо сообщил сегодня Майкл Ринальди, консильери семьи Торелли. А раз мирно этот вопрос решить не удалось, значит его будут решать по-сицилийски.
Капореджиме отложил все маловажные дела на сегодня и направился домой, ему необходимо было разработать план этого наказания, согласовать, затем привести его в исполнение.
Как обычно он был в сопровождении своих телохранителей, Вико за рулем, Джоуи Терзи за передним сиденьем, Бернардо на заднем.
Два здоровяка по обыкновению молчали, тишину решился прервать Вико.
- Есть мысли, босс?
- Разумеется, есть. Из его ответа было понятно, что он не будет сейчас делиться своей задумкой с подручными. Адъютанты в отличие от остальных мобстеров отличались умом, они были любопытны, но не лезли туда, куда совать нос им не следовало. Если капо сочтет нужным, он сообщит им всё необходимое. От них требовалось беспрекословное повиновение, которое компенсировалось повышенным жалованием и хорошей перспективой.

Прошлой ночью он пробыл вне своего особняка и сегодня вечером не планировал возвращаться, мужчину это слегка выбешивало, график был сбит, но по пути до дома он уже перестроил всё в удобном для него русле.
Дверь открыл Никко, бывший адъютант Фредо, после хренового выполнения определенных поручений, капитан стал давать ему менее важную работу. Мимо прошмыгнула Ветта, бурча под нос. - Ох и не вовремя он.
Клементе её услышал. - О чём это она. Бросил он Никко. Тот замялся на месте.
- Я что со стеной разговариваю? Переспросил он у солдата, переходя на приказной тон.
- Не горячитесь, босс. В доме гость, он пришел к Джин.
- Он? Кто, он?
- Видимо это её бойфренд.
- У тебя что, кокс вместо мозгов? Взорвался итальянец напирая на любителя наркотиков. - Впускаешь в дом неизвестных людей без моего ведома! Ты забыл кто мы такие?
Никко сделал шаг назад и начал отмазываться. - Он на самом деле её парень, босс, уже не первый раз, всё нормально, мы следим за ними.
Глаза у Клементе расширились. - Это он так тебе сказал или она? Идиот, ей всего девятнадцать, думаешь она разбирается в людях? Мужчина сдерживал себя, он не хотел переходить на крик, чтобы их разговор не был слышен на весь дом, но его голос с каждой фразой принимал всё более угрожающий тон, казалось, что капореджиме морально заставляет своего солдата проваливаться в пол. На самом деле в эту минуту Никколо Санторо окончательно упал в глазах в своего командира, он не совершил слишком большой проступок, за который его можно было отправить на дно реки, но и отдалять его далеко, было опасно, ведь он давно работал с Клементе и обладал определенной информацией, за которую могли не плохо заплатить враги. Поэтому Фредо решил пойти другим путем.
- Веди, посмотрим чем они занимаются. Моментально Клементе убрал своё гнев в потемки души, чтобы Никко почувствовал себя свободнее и не бежал жаловаться кому-то на сторону. В конце концов, похоже Джин действительно спуталась с неизвестно кем, иначе как еще объяснить её вечные пропадания.
Итальянец сильно сомневался, что она выберет себе пай-мальчика, проводящего вечерами дома, с учебниками, учащегося на стипендию в престижном колледже, на адвоката например. Он даже позволил себе немного помечтать, кто знает, будь у неё такой молодой человек, возможно он научил бы её уму-разуму, а он, как отец, помог бы им организовать легальный бизнес, чтобы дочь наконец оставила всё бандитское прошлое позади. Но нет, это было иллюзией. Она выберет себе такого же раздолбая, как она сама, с привлекательной внешностью, дурным характером, они будут постоянно ссориться, мириться и страдать херней.
Мужчина усмехнулся, когда приближаясь к бассейну, по гранитной дорожке, увидел эту парочку - все его догадки подтвердились. Голубки ворковали на лежаке, рядом лежала гитара и коробка от пиццы, а на их смазливых губах еще молоко не отсохло. Мужчина приблизился к ним, закинув руки в карманы брюк, выдержал паузу, дав им возможность окончательно понять, что произошло за последнюю минуту и выдал с характерным сарказмом нежданного гостя.
- Ну как, вкусная пицца?

Отредактировано Frederick Klemente (2015-11-06 00:52:13)

+2

7

Наши смешки в перемешку с нотками рингтонов разносятся по участку Клементе, когда мы ёрзаем на плетённых сидениях в заросшем саду, где я давно не замечал садовника, и уже практически отвык от гудения насоса, благодаря которому садовник стряхивал старые листья с деревьев: она тянет худую руку с красивым маникюром к отнятому телефону, а я перемещаю задницу в направлении противоположном ей и пытаюсь продолжить удалять номера её парней. Это так глупо, как-будто с удалённым номером куда-то могут деться чувства, если она вообще хоть к кому-то что-то испытывала. 
Я пытаюсь не думать об этом. В моей жизни было много людей, в головы которых я просто не хотел залезать, по причине, что никогда не хотел знать, о чём они думают, когда находятся рядом со мной; это же касалось Джин, только по другой причине, я был не готов к правде, какой бы она не была. Я впервые думаю о том, что заблуждение и глупые мечты - это не самая плохая вещь в мире.
- Посмотрю и отдам. Скажи, а чего тебя связывает с сыном мэра? По моим расчётам, он старый, - спросил я с наигранной улыбкой и лёгким издевательским прищуром, но на самом деле я надеялся, что ответ на мой вопрос будет очень коротким, в одно слово.
Я резко выпрямился и непроизвольно расправил плечи, когда Джин назвала меня ребёнком. Это просто кошмарно, и ужасно не сексуально. В памяти почему-то всплыло воспоминание, когда дядя Клиф, замаливая свои грешки перед моей мамой, возил меня в кинотеатр на порнушку. Пока я смотрел на сиськи на большом экране, он сидел, сунув лицо в дисплей мобильного, и писал тёте Элизабет секс смс-ки, понятия не имея, что происходит на экране, и на какой фильм он меня привёз. А через пару месяцев после этого случая отец подарил мне нож для бросания в землю, и я однажды угрожал им однокласснику, чтобы списать домашнее задание. У меня даже детства нормального не было по сути. Взрослые проблемы, которые за меня никто не хотел решать, и бесконечное принятие важных решений. Эй, я не ребёнок!
- Ценитель техасского кантри? Что? - я удивлённо приподнимаю брови, а меня словно из ведра холодной воды окатили. Во-первых, потому что название моего штата режет слух, и в это же время каждую клетку моего тела царапает долбанная ревность. Я впервые чувствую себя слабым. Мне кажется, что мы с Джин поменялись местами. В чертах её лица, в её капризах, временами жестоких поступках, в нетактичном смехе, я начал узнавать девушку, с которой вегда хочу быть рядом. Это было чем-то новым для меня: шокирующим, приятным, уничтожающим и вдохновляющим одновременно. Но я не мог об этом сказать словами, потому что я понимал, что она относится к тем девушкам, которые по определению не могут долго находиться с кем-то одним и не способны кому-то принадлежать; кроме того ей ещё очень мало лет, чтобы разделять мою точку зрения. Получалось, мне оставалось только проживать каждую секунду наших встреч, наслаждаться её прикосновениями и грузить себя догадками, когда всё закончится. Я понимал, что возможно мне нужно будет кого-то поблагодарить, если это закончится быстро, потому что, мне кажется, я влюблялся в Джин Лэншер. Она мне казалась безумно красивой, умной и необычной. 
- Я хочу лучше узнать тебя? Это плохо? - ткань моей футболки зажата в её маленьком кулачке, она притягивает меня и уже в следующий момент я чувствую её подушечки пальцев, гуляющие по моему телу, щекочащие, холодные. - Иди сюда, как же я скучал по тебе, - я обхватываю руками её бёдра, приподнимаю её и сажаю к себе на колени. Её слова о том, что я только за сексом и прихожу, заставляют меня на секунду замереть, мои губы застыть рядом, в так и не случившемся поцелуе, и мысленно засмеяться "знала бы ты как ошибаешься, ты мне нравишься больше, чем мне хотелось бы". Но я откладываю эти разговоры, и произношу, приближаясь губами к её шее и мочке уха, - Я тоже хочу кое-что сказать. Из моего прошлого, я про кое-что умолчал... - я трусь щетиной о её плечо и шею, прежде чем, когда она повернётся, обхватить губами её нижнюю губу и посасывать её, чувствуя вкус пива. А мои ладони сжимают её грудь, через тонкую ткань платья.
Как в этот момент понимаю, что за нами кто-то наблюдает.
Впервые я сталкиваюсь взглядом с Фредериком Клементе, чего так хотел и боялся одновременно. Хотя я расчитывал, что нас представит друг другу Джин, а не всё произойдёт таким образом. Вышло.... неудобно. На моих губах до сих пор вкус губ его дочери, мой член умирается в её задницу, а мне даже тяжело втянуть носом воздух. Всё, что я могу в этой ситуации, пытаться удержать Джин руками на мне.
Клементе выглядит необычно, наверное, дело в том, что я представлял его себе по-другому, больше похожим на моего отца в строгих костюмах, а не каких-то пижонских. С идеально уложенной причёской. Скорее всего он много времени проводит в обществе ровестниц Джин, и явно никак не связан с политикой или управлением крупных корпораций. Понятно почему Лорелеа так долго держала его подальше от своей дочери.
Я осторожно улыбаюсь, краешками губ, примерно представляя, что это за фрукт.
- Здравствуйте. Винсент Джервис, - говорю с подчёркнутой вежливостью, но осознав всю эту ситуацию, я вдруг хихкаю, и закатываю глаза. - Неплохая. Из пиццы-хат, на коробке есть номер телефона, если вас действительно интересует...

+2

8

Многие на ее счет ошибались. Неоднократно. Часто. Даже регулярно. Близкие или чужие. Узнавая об этом чуть позже или не узнавая вовсе. Но Винс не был одним из них. Он видел Джин такой, какой она была. Не питая на ее счет каких-то глупых иллюзий и не строя долгосрочных планов. В конце концов, быть рядом с ней сродни чувству, когда ничего не ясно. Когда почва под ногами зыбкая, и затягивает в самую трясину, из которой уже не выбраться, не запачкавшись.
- Скажи, а чего тебя связывает с сыном мэра? По моим расчётам, он старый, - прищурившись, Джин не сразу нашлась, что ответить. Небольшая заминка от Винса едва ли укрылась, как и легкая толика смятения, на миг отразившаяся на ее лице. "Сыном мэра".. отчего-то необычно было слышать упоминание Стоуна старшего в привязке к его старшему сыну, которого она никогда не воспринимала как фигуру, хоть сколько-то близкую к политике. Стоун. Просто Стоун. Красавчик, у которого она жила несколько дней прошлым летом. В чьей кровати спала, в чьей футболке ходила.. в чьей кухне хозяйничала, когда домработница взяла выходной. Пару раз ее видели в его компании, и стрип-бар как-то сам собой эволюционировал до свадьбы Пейтон и Дитриха. Надо признать, смокинг Стоуну шел, но без футболки, как и Винс, он смотрелся на порядок лучше. В конце концов, кто сказал, что только парням можно глазеть по сторонам? Особенно, когда есть на что поглазеть.[
- Да? - легкомысленно бросив в ответ, Джин словно бы задумалась.. - А по моему вполне себе ничего.
По лицу Винса было ясно, что издевка эта была лишней, и Джин снова все испортила своей вероломной бестактностью.
- Эй, расслабься, - обвивая рукой его шею, неспешно и мягко скользя пальцами по щетине, Джин улыбнулась. Так, как она это умела, словно задумав что-то недоброе. Опускаясь до голоса, приглушенного шепотом, уходила от опасной темы. Как и с Фредо. Как и со всеми остальными. Всегда. Порой это сводило с ума. - Ты, в самом деле, хочешь об этом поговорить? Сейчас?
Играя на его слабостях к себе самой, Джин не сводила с Винса глаз. Говорила одно, но думала совершенно об ином. Отнюдь не располагающем к романтическому вечеру с heineken, пиццей и сексом в саду.
Винс изменился. Что-то в нем было не так. Иначе, чем в Сан-Хосе. И моменты, когда это чувствовалось так остро и ясно, как сейчас, сбивали ее с толку.
- Я не спала с ним, - чисто технически, это было правдой. Или где-то около, - и хватит об этом.
Мурлыкая себе под нос все это, подобно какой-то незначительной отговорке, которой принято закрывать брешь в сомнениях типа "эй, что возьмем на завтрак? хот-доги или картошку фри?", Джин липла к Винсенту, словно одна из тех девчонок, что спускались в зал с шеста под конец вечера. И которым невозможно отказать.
- Я хочу лучше узнать тебя? Это плохо?
- Ммм..
- Иди сюда, как же я скучал по тебе.
Ей нравились его руки. Как он касается ее кожи, как считает ее своей, и это чувствуется в каждом движении, жесте. И она ему поддается, позволяет ему быть рядом. Не отпускает, но и не держит. Балансируя где-то на грани обычных для всех нормальных пар формальностей - между отношениями официальными и просто сексом в полумраке сада. Она не думает о таких мелочах. Для нее все гораздо проще. К Винсенту ее тянет, с силой, которой нельзя противиться. И если нужно быть для этого его девушкой, что ж, пусть так.
- Я тоже хочу кое-что сказать. Из моего прошлого, я про кое-что умолчал...
Он изменился. Да в чем дело!?
Открывая глаза, до этой секунды в пьянящем дурмане прикрытые, Джин еще не осознала, насколько сильно все идет не так.
- Джервис, я... убью тебя.
Это было плохое время для откровений. Неудачное. В конце концов, Джин ненавидела отвлекаться. И не в привычке Винса это было.
- Ну как, вкусная пицца?
Голос Клементе раздался откуда-то издалека. Джин так и замерла в руках Винса, в нелепой надежде, что ей все-таки померещилось.
Твою ж..
- Здравствуйте. Винсент Джервис, - Джин как раз сползала с его колен, одергивая едва прикрывающую бедра юбку, - Неплохая. Из пиццы-хат, на коробке есть номер телефона, если вас действительно интересует...
- Я сейчас должна что-то сказать? - переводя взгляд с Винсента на отца, осведомилась она... весьма непринужденно, если учесть всю неловкость? этой их встречи. Единственное, что она могла сейчас сделать, это попытаться минимизировать потери. В расчете на то, что Винсент не станет подставляться.

Отредактировано Jean Lensherr (2016-12-12 22:30:35)

+2

9

Как можно испытывать одновременно отвращение и гнев, но при этом оставаться хладнокровным, будто кусок льда, кипящий изнутри. Мужчина сейчас смотрел на них именно таким взглядом. Для отца, видеть, как его дочь лапает неизвестно кто - словно красная тряпка для быка. Отшвырнуть бы их в стороны, дать ему пару смачных тумаков, а её под домашний арест - на месяц или лучше на два. А может его просто порубить на кусочки и разбросать по городу? Один фиг, после любого из этих действий, всё чего они с Джин вместе достигли в отношениях будет перечеркнуто.
Как же легко пренебрегать этим с чужими людьми и как становится тяжело принимать решение, когда на одной чаше весов близкий тебе человек, а на другой то, как ты всегда поступал без него.
Фредерик вспомнил Лору, с ней ему всегда было легко. Неужели для её родителей, он был таким же парнем со стороны, который развращает их дочь. Нет, у них было всё по-настоящему, искренне.
А сейчас, Джин и Винсент вели себя вульгарно, по-современному. Откровенно говоря, будь даже он ей полноценным мужем, смотреть отцу на подобного рода сцены всё равно не приятно и отвратно, так же как детям неестественно видеть, как любят друг друга их родители. Все прекрасно осознают, что все спят друг с другом, но стоит это увидеть и картинка надолго остается осадком в твоей памяти.
Возможно, потому что, Фредо вырос в такой семье, в которой максимум который можно было увидеть, это то, как отец обнимает мать. Всё остальное было за пределами его разума. Но больше всего его бесило то, что Джин ни разу не обмолвилось об этом. Если они давно вместе, могла бы предупредить. А если это мимолетная интрига - он даже думать об этом не хотел, разве его дочь способна на такие низости.
- Не лучшее время умничать. Ответил он на слова о пицце. Клементе проигнорировал вежливое "здравствуйте". Никаких тебе любезностей, типа "Фредерик Клементе, очень приятно видеть как ты жмешь сиськи моей дочери, продолжай в том же духе". Парню повезло, что еще дышит. И в то же время не повезло оказаться в таком месте в такое время.
- С тобой мы потом поговорим. Бросая мимолетный, якобы безразличный взгляд на Джин.
Так уж и быть, он не станет унижать их перед друг другом. Это всё равно ни к чему не приведет.
Раз она его выбрала, пусть пожинает собственные плоды. Она ведь любила упрекать мать, за её выбор. Теперь же пусть наслаждается своим.
- Жду вас через пол часа в гостиной. И отцепитесь наконец друг от друга. Рявкнул он на них напоследок, уходя в дом, не желая больше смотреть на эти застывших, словно восковые фигуры, сосунков.

Через пол часа мужчина ждал их в гостиной, за столом, накрытым для ужина. Клементе был в той же одежде, но без галстука и пиджака. Солдаты молча ходили по дому или спокойно стояли на своих местах, не смея прерывать напряженную тишину, которую создавал их капитан своим тихим гневом. Возможно вкусный обед мог скрасить его вечер и слегка усмирить пыл.

+2

10

Помимо одной части меня, которая всегда была готова срывать с Джин одежду, втягивать носом её запах, целовать её приоткрытые губы, ощущать прикосновения к каждому кусочку моего тела, - начиная с затвердевших сосков, прижимающихся сильнее от жадного дыхания к моей груди, и заканчивая её животом; другая часть меня хотела узнать её ближе: любимый фильм, любимую песню, любимую пищу на завтрак. Мне надоело сбегать из постели, чувствуя неловкость. Хотелось находить себя в одном зеркале, когда чистим зубы по утрам, доставать зубные щётки из одного стакана; потом вместе принимать душ и в конечном итоге сидеть в полотенцах с лёгким румянцем на щеках, вытянув вперёд ватные ноги, и пить банановый коктейль с французскими тостами под нашу общую радио-волну. Даже её укуренная дом работница, или её вспыльчивый отец - казались значимой частью Джин Лэншерр, и чем-то неотделимым от неё, таким себе забавным недостатком - который хотелось принять и впустить в мою жизнь. Эта мысль основательно пугает меня, как и ощущение, что сердце сжимается, когда она говорит о других мужчинах, а ведь ещё совсем недавно быстро билось от нелепого чувства влюблённости, и мне хотелось объявить всему миру, начиная с бывшего психоаналитика Алана, что она - моя. Эта смена настроения, зависимая от каждого неаккуратного слова Лэншерр, меня беспокоила. Хотя с другой стороны, она тоже не держала моё сердце в руках, и за мной тоже были грешки - мне тоже было с кем порвать, и давно пора было это сделать. У меня оставались запасные варианты, и в случае попытки Джин разбить мне сердце, я бы никогда не оказался раскрытым в своих чувствах, потому что ситуация не выглядела так, что я стал жертвой влюблённости, по причине кучи девушек, всегда на всё готовых со мной. 
Почему-то мне захотелось крепче обнять её, когда она с лёгким пренебрежением сказала, что не спала с одним из парней в её телефонной книжке и попросила меня расслабиться. Снисходительные оправдания Джин, вместо коронного, звучного смешка и вопроса "какая разница?" - уже огромный прогресс в наших отношениях. Я даже начал думать как сказать моему боссу Оливии о том, что между нами больше ничего нет: смс сообщением или запиской, сунутой под дворник её мазерати? Но буквально через пару минут Джин всё испортила, когда сказала, что убьёт меня. А ведь мне захотелось побыть с ней искренним. Я вдруг понял, что её совершенно не волнуют какие-то факты из моего прошлого. Только секс. Я почувствовал как снова начало черстветь моё сердце. 
По небрежному тону Клементе, я мог предположить, что он не в восторге видеть меня рядом с Джин - после лёгкой обиды на Джин и её равнодушия, мне так нравилось демонстрировать её отцу, что она принадлежит мне. Придерживая сейчас её за бёдра, я чувствовал тепло её тела, через тонкую ткань лёгкого платья.
- Хорошо, - не впопад отвечаю на возмущение Клементе, что я умничаю; а у самого на губах появляется лёгкая улыбка, когда Джин возится у меня на коленях и бёдрах. Я тоже немного подаюсь бёдрами вперёд, стоит Клементе отвернуться, лишь бы продолжать чувствовать её членом и тереться о неё. В конечном итоге я просто, несдержанно хихикаю её отцу в спину, когда он уходит, позвав нас к столу. Если можно ненавидеть и любить - это то чувство, которое я сейчас испытывал.
- Как ты думаешь, что он тебе скажет, когда будет с тобой говорить? - почему-то мне нравится представлять, как Клементе будет умолять Джин бросить меня, а уже сегодня вечером я возьму её очень грубо. - Может быть мы успеем заняться сексом до гостиной? У нас полчаса, - произношу я, прикоснувшись губами к её плечу. После чего моя ладонь ложится на бретельку её платья и спускает с плечика, давая простор для поцелуев, пока Джин не поднимается с моих колен.

Когда мы идём в дом, я являюсь инициатором того, чтобы наши пальцы переплелись.
- Мы же встречаемся? И ты моя девушка, верно? - говорю я, останавливая её и притянув к себе. Я заключаю в ладони её лицо и шепчу ей в губы, прежде чем прикоснуться губами к её губам, - Мне нужно что-то говорить твоему отцу. - Ещё одна завуалированная попытка разобраться в наших отношениях.

Весь дом был наполнен свитой Клементе, - я заметил их непроницаемые лица, когда отодвигал стул, садясь за обеденный стол. Мне кажется, эти люди были способны на убийство, во всяком случае было в их взгляде что-то настораживающее. Клементе был на взводе и молчалив. Что касалось Джин, то она тоже не питала к нему никаких светлых чувств. Я почувствовал лёгкое напряжение. Мне кажется, мы могли бы сидеть и молчать до бесконечности. Джин это молчание нисколько не напрягало, зато мы с Фредериком, я уверен, чувствовали сегодня не слишком удобно. Я решил взять инициативу в свои руки.
- Спасибо, что пригласили в дом... мистер Клементе, Фредерик Клементе, не знаю как правильно к вам обращаться, - заметил я, скользя голодными глазами по столу, и изучая, что можно съесть. - Не смотрите на меня так... я не собираюсь просить у вас милостыню, - я оторвал взгляд от стола и взглянул на отца Джин. Затем перевёл вопросительный взгляд на Джин, от которой помощи в общении с её папашей не дождёшься, и вынужденно продолжил, - Классный дом, чем вы занимаетесь? - этот вопрос действительно интересовал меня. Этот богатый дом и эти люди с каменными покерфейсами наталкивали на мысли о какой-то незаконной и прибыльной деятельности. Разговоры о незаконной деятельности заставляют лица людей становиться красными, забавными, а их ноздри раздуваться, из которых вот-вот может пойти пар. Всегда забавно за этим наблюдать.

+1

11

- нет игры больше месяца, в архив -

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Сквозь туманы болели. И не спали с тобой до утра.