Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » big calm


big calm

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

david & kaitlyn
01/01/15
............................

утро холодное. утро пропащее. сырость по окнам крадется ко мне. где ты, родное мое настоящее? или, как раньше, придешь по весне? говором осени прошлое прячется, мягко все мысли запутав в клубок. утро холодное. утро пропащее. утром ты как никак одинок.
утро подземное. утро промозглое. топот колес в голове, наяву. двери, удары, шаги невозможные. мысли: "сюда никогда не приду". топот, слова, невозвратные действия. куча людей, а вокруг пустота. осень срывает мое равновесие, думая, что лишь она здесь права.
день уже бьется под сердцем, качается, кровь красной ленточкой вьется внутри. где ты, родное мое настоящее, ты ли так нервно смеешься в груди? слезы в глазах, а на
деле - истерика. тысячи слов и звонков невпопад. знаете? верила! честно, я верила! в то, что за счастьем годами стоят!

только мои прошагавшие мимо, годы пустые, ненужные вовсе, смешаны точно не с словом "красиво", а лишь скорее со словом "после"...
день на исходе, кривое зарево, холод внутри и наивность в руках. очень хотелось, чтоб счастье заняло, место в моих самых первых рядах.


осень холодная. осень пропащая. каждый день изживаешь насквозь. где ты, родное мое настоящее? или обходишь меня все вкось? где ты сольешься со счастьем единожды? где разойдешься с ним по сторонам?
где ты, родное мое настоящее?


встретимся летом.
я буду ждать там.

+1

2

look: без обуви; помаду стерла; кудри немного развелись;

мне бы рассыпаться щебнем по выбоинам,
чтобы ровной была твоя дорога
сколько еще вместе отведено быть Богом нам,
по всей видимости что не так уж и много

     Неуверенно стягиваю высокие каблуки с ног, проскальзываю в нашу гостиную, нарочно не включая свет. Утро, раннее утро - солнечные лучи едва пробиваются в комнату сквозь плотные, тяжелые шторы, едва нарушая спокойную обитель нашего скучного дома. Пьяный привкус шампанского уже потерял свой смысл, теряясь в спутанных мыслях и воспоминаниях прошлой ночи - я наделала дел, и всю дорогу домой, перебирая список контактов в мобильном телефоне, я безустанно ругала себя за потерю контроля, за этот неуместный поцелуй на речном заливе этого чужого города.
Мне сносит голову, я окончательно теряю рассудок, путаясь в собственных размышлениях и истинных желаниях. Я действительно смутно могу представить и честно ответить на вопрос - чего именно мне не хватает для полного счастья. Но душевный комфорт нарушен, я как загнанный зверь мотаюсь по собственной клетке в поисках блаженной свободы. Но суть не в этом - заполучи я ее, найду ли я ей применение?
     Дом спал, его размеренное дыхание, редкий скрип половиц встречал меня дружелюбным приветствием. От чего-то оказавшись в родных стенах, я смогла успокоиться - устало упасть на мягкий диван, спрятать ноги под шерстяной плед, закусить нижнюю губу, с подростковым волнением вспоминая ласковые уста Джонатана. Внизу живота тут же проснулось трепещущее тепло и сладость, ощущение давно позабытое, проросшее мхом, покрытое толстым слоем пыли. Как давно я не чувствовала себя по-настоящему желанной женщиной, да просто красивой. Девид практически не смотрит на меня таким же завороженным взглядом, словно я просто перестала для него существовать.
Виски сдавливает стыдливая боль, уколы совести заставляют очнуться от грез, протягивая ноги вперед и окончательно проваливаясь в объятия скрипучего друга. Пустой, отчужденный взгляд упирается в потолок, а в мозгу пульсирует лишь одна колючая мысль - что я наделала?
     - Что же я наделала? - вслух, с тихим надрывом, с разочарованным в собственной личности шепотом - лишь стены окажутся моими слушателями, и я стыдливо прячу лицо в ладонях, даже с закрытыми глазами вспоминая Мердока. Его темные, как кофе, глаза, его крепкие руки, сжимающие мою талию так нежно и так требовательно одновременно, что я буквально едва держалась на ногах. Может быть шампанское? Шампанское смешанное с отчаянием - дурной коктейль для женщины в моем положении. Я же замужем, и я люблю своего мужа, очень люблю... Только вот чувство жалости и раскаяния в моей душе было все-таки не полным. Мне было совестно за свой поступок, но не уверена, что отмотай время назад, я бы не поступила точно так же снова.
     Неуклюжим движением стираю остатки алой помады на своих устах, поднимаюсь на ноги, неловко опираясь на спинку дивана. Именно в этот момент до меня доносится шум открывающихся дверей, и наша обитель наполняется присутствием еще одного человека - тебя.
     Мне кажется, я узнаю твои шаги из тысячи. Твою походку, твой силуэт в утреннем сумраке холла, твой запах. Вместе с тобой дом наполнился очередной порцией волнения, и страх встретить тебя, встретиться с тобой глазами охватывает меня с новой силой. Щеки заливаются нездоровым стыдливым румянцем, и я спешу отвернуться, найти себе хоть какое-то идиотское занятие - лишь бы не столкнуться с твоим пронзительным взглядом и не ощущать очередной пинок совести, и думать о том, осознавать, что я далеко не та идеальная жена, которой меня привыкли считать окружающие. И ты тоже.
     - Доброе утро. - скованная улыбка, скованная я, словно в объятиях металлических цепей, мешающих сделать тебе шаг навстречу, поцеловать, обнять и поздравить с наступлением нового года. Поздравить по настоящему, а не довольствоваться скомканным звонком в час ночи, когда девочки пытаются сорвать меня с места и утащить на танцпол, а мысли мои витают вокруг ласкающего язык имени Джонатан. - Как отпраздновал? Было не слишком скучно, или я ошибалась в этих ребятах и они устроили настоящую вечеринку века?
     Я никогда не любила эти официальные званые ужины в кампании коллег Девида. Их общество всегда казалось мне несколько унылым и пресным: разговоры о работе, о политике, обо всем, в чем я совершенно не разбилась, и не могла поддержать разговор. А сидеть каждый раз в тени мужа, держать его за руку под столом и мечтать о возвращении домой - это утомляет. Особенно, если такое происходит с тобой как минимум несколько раз в месяц.
     В этот раз мне удалось избежать этой гадкой участи, но сейчас я думаю о том, что лучше бы мне стоило не изменять стандартному и давно заученному плану - возможно тогда я смогла бы избежать той роковой ошибки, что допустила несколько часов назад. Тем не менее, я благодарна Девиду за то, что он позволил мне встретить этот праздник отдельно от светской жизни. Дал мне шанс развеяться, освоиться, свыкнуться с мыслью о том, что Сакраменто - это надолго, и отныне именно этот город я буду считать родным. Буду считать своим домом. Моя великая депрессия, мое вялое состояние было настолько явным и заметным, что даже мой муж был опечален и обескуражен этим фактом. И он отнесся ко мне с пониманием - я чувствую его присутствие за своей спиной, слышу его дыхание - и впервые за долгие годы в моей голове пронеслась мысль о том, что я его не достойна. Что я совершенно не ценю то, что он дарит мне почти всю свою жизнь.
    - Не забыл позвонить Грейс и поздравить ее? - нейтральные темы, безопасные для меня. - Ты не голоден? Могу разогреть нам лазанью, будешь кофе? - ускользаю от его рук именно в тот момент, когда близость была неминуема. Все так же избегаю прямых зрительных контактов, босиком пробираясь в столовую и открывая массивную дверь холодильника. - Можем на выходных съездить к твоим родителям, отвезем подарки, что у тебя с графиком на будущей неделе?

+4

3

ВВ
У Него на виске неустанно танцует жилка.
Он, порой, забывает, что нужно и есть и спать.
Коль сумел бы Ее разлюбить, то еще пожил бы,
Каждым вздохом Ее с горьким трепетом дорожил бы.
… видимо, не судьба.

Я никогда не любил праздников, в них слишком много суеты, хаоса, беспорядка,  одним словом того, от чего у меня становилась в жилах кровь.  С самого детства я был приучен к тому, что каждая вещь имеет свое место, а каждый поступок несет определенные последствия. Что хаос это отсутствие контроля, а этого я допустить не мог.  Мой отец никогда не прощал нарушения дисциплины своим работникам, то же переносил и на семью, как результат идеально воспитанный, по его мнению, сын с не менее идеальной семьей.
    Больше остальных я не понимал, ажиотажа вокруг всеми любимых Рождеством и Новым Годом. Суматоха с подарками, пачками скупаемые с полок магазина открытки, которые рассылались всем, абсолютно всем, кого ты когда-то знал или просто встречался,. Эти чудные традиции с семейным подписыванием кусочков цветного картона, установкой елки, вывешиванием венков на двери, все это розовым сиропом  сочилось  экранов телевизоров, колонок радио в автомобиле, толстый старичок в красном колпаке стоял в витрине каждого магазина. Казалось,  за шесть дней все проникались такой уверенностью в том, что новый год подарит всем, новую лучшую жизнь, что иначе и быть не должно. Но нет короткий взгляд на часы, 6.30 утра, первого утра нового года, я по прежнему занимаю пост городского советника нового для меня города и не стал президентом  в двенадцать, мой дом не превратился в дворец, а желтая машина такси в бентли. Чудес не бывает, а все приятные моменты, происходящие вокруг, делаем мы сами.         
Такси скрипнув тормозами, остановилось у дома. Я уже привык называть это место своим домом, довольно быстро свыкнувшись с обстановкой, с  женой все обстояло иначе, слишком тяжело ей дался переезд, поэтому ее желание провести эту ночь с подругами,  показалось хорошей идеей.  Кейтлин про себя смакуя каждую букву ее имени, улыбаюсь водителю такси,  протянув наличность.   
Дом  встречает, тишиной, лишь едва слышный шорох в гостиной, Кейт не спит, но уже дома,  как я просил, как она обещала,  за все семнадцать лет совместной жизни я не смогу вспомнить не одного случая, когда бы ее слова были выброшены на ветер и причиной тому не плохая память.
-Доброе утро! – вторю,  может чуть громче, чем положено в столь ранний час,  желание прижать к себе ту единственную, родную и верную женщину сильно. Ничего не хочется сейчас так, как после затяжной, наскучившей еще в самом разгаре вечеринки, просто прижать ее к себе супругу и уткнувшись носом в ее волосы просто выпасть из реальности, погружаясь в тонкий цветочный аромат парфюма.
- Ты редко ошибаешься! Сначала все было неплохо, но к полуночи некоторые из гостей перебрали шампанского, настолько, что мне стало стыдно за них. В два, супруга мистера Мэтсона устроила истерику на публику, но все как обычно сделали вид, что ничего не произошло.
Жена суетится, суматошно задавая вопросы, легко уворачивается от рук, сорвавшись с места, босиком отправляется на кухню продолжая сыпать вопросами,  слишком много внимания в столь ранее утро. Настигнув свою миссис у холодильника, кладу руку по верх ее ладони.
- Поздравил ровно в двенадцать. Только кофе. Возможно свободен в пятницу, подарки отправил курьерской службой, их вручат завтра. Слишком много вопросов Кейт, я слишком устал, чтобы отвечать, но с радостью послушаю о твоем вечере. -   губы касаются твоего виска, на мгновение останавливаясь, делаю глубокий вдох, затем вытащив из холодильника тарелку с сыром, занимаю место за импровизированной барной стойкой,  в ожидании кофе и рассказа о вечере.

+2

4


     Я словно попадаю в паутинные сети, сковывающие меня по рукам и ногам. Я не могу пошевелиться, не могу позволить себе лицемерно ступить ему навстречу, упасть в объятия и ощутить на устах вкус приветствующего поцелуя. Не могу, не могу себе позволить вновь обманывать и его и себя, закрыв глаза на присутствующее в груди взволнованное чувство приятной и теплой истомы. Воспоминания о Джонни непроизвольно вызывают на устах улыбку: мягкую, смущенную, возможно даже немного глупую - но я во время отворачиваюсь, скрывая свое румяное лицо за глянцевой поверхностью двери холодильника.
     - Ты тоже? - вопрос с издевкой, я даже выглянула из-за своего укрытия, одаривая мужа ехидным, оценивающим взглядом. Прикусываю нижнюю губу, в очередной раз отмечая для себя безукоризненность его внешнего вида. Ни одной складинки на деловом костюме, ровно застегнутые пуговицы, тугой узел галстука, свежий аромат мужских духов. Господи, мне иногда кажется что этот мужчина в прямом смысле слова сошел со страниц женских журналов, с многочисленными статьями на тему того самого, идеального спутника по жизни. Мне повезло, мне чертовски повезло, и я сама прекрасно осознаю, что на мою судьбу грех жаловаться. Жизнь удалась, богатый и влиятельный муж, который любит меня, уважает и ценит. Взрослая смышленая дочка, свое хозяйство, неплохой дом в частном райончике. У меня даже есть собственный автомобиль и шкатулка с драгоценными украшениями. Нет лишь счастья, комфорта, или даже не знаю, другой неизвестной, чтобы картина оставалась полноценной. - По поводу чего истерика? Кончилось то самое шампанское?
     Мой голос немного дрожит, и чтобы скрыть свою неуверенность, я чуть прочищаю горло неловким кашлем, кончиками пальцев касаясь собственной шеи:
- Немного простыла, выбирались прогуляться на улицу, и я забыла с собой куртку. - Что ж, а ведь я его даже не обманываю, говорю все как есть, неловко содрогаясь от его мягкого прикосновения к моей ладони. Опускаю взгляд, покорно кивая головой и зажигая газ на плите. - Сварю нам кофе, хорошо.
Суета на кухне. Суета в моей голове. Паранойя настигает меня, захватывая в плен и не позволяя трезво рассуждать и мыслить. Только и могу думать о том, насколько жалкий и ничтожный я человек. Насколько избалованный любовью и вниманием, что уже не способна этому радоваться. Все жду чего то необычного, хочу сказки, фейерверка, настоящих эмоций. Словно человек, сидящий напротив меня был лишь детской иллюзией.
     - Мой вечер? - снова волнение, снова дрожащий голос, и я жалобно опускаю глаза в пол, протирая чайные ложки хлопковым полотенцем. - Мы... Я... - С чего начать? Что сказать, и стоит ли говорить вообще? Мы никогда не врали друг другу. Хотя ладно, это чушь, я обманываю Девида постоянно, несколько раз на дню: скрывая свои пагубные привычки, увлечения, свою патологическую лень. Да, я лгала ему. Но черт возьми, все эти долгие семнадцать лет я ни разу не изменяла ему. Я даже не позволяла мысли о подобном: не флиртовала, не давала намеков, надежды, возможности. Все мои возможные похождения были исключительно выдуманными. Можно ли считать изменой маструбацию? Или мысли о герое любимого фильма? Я не считала это страшным грехом, но сегодня, пару часов назад - я поступила по настоящему подло и низко. И мне было стыдно в первую очередь перед собой. Что я позволила себе так упасть, так опуститься. И я не знала, будет правильным признаться во всем мужу, или же в очередной раз натянуть маску образцовой жены и рассказать невинную басню о нашем скучном женском отдыхе.
     - Скучала по тебе весь вечер. - чайник закипает, но я не обращаю на него должного внимания, откладывая в сторону полотенце. Подхожу к мужу ближе, помогая ему расправиться с узлом галстука и наконец снять этот элемент безупречного образа. Осторожно расстегиваю верхнюю пуговицу его светлой рубашки, касаясь губами его кончика носа. Истома, возбуждение, покоящееся во мне еще со времен того сумасшедшего поцелуя на мосту рвется наружу, просится, не дает мне покоя, и я тяжело выдыхаю, усаживаясь на свободное колено к мужу. - В баре было душно и шумно. Подруги напились, сплетничали о наших соседях. Зато там была приятная музыка, и мне так хотелось танцевать...
И я наклоняюсь к нему, медленно, осторожно, в очередной раз ожидая столкнуться с отказом, но все-таки отчаянно надеясь получить желаемое. Целую его, ощущая сладковатый привкус дорогого шампанского на его губах, зарываясь пальцами в каштановые волосы. Закрываю глаза, и вижу перед собой совершенно другого мужчину: молодого и бесконечно желанного. От обрушившихся на меня фантазий поцелуи становятся лишь более требовательными и настойчивыми. Только свист вскипающего чайника заставляет меня очнуться.
     Спрыгиваю с колен, хватаясь за виски и ругая себя за распущенность.
- Извини, ты устал, ты говорил мне. - мне стыдно. Но стыдно не за свою короткую память нет. Совесть мучает меня, ругает за порочность, за то, что я так отчаянно хочу, но не могу выкинуть из головы этого чертова Джонатана Мердока. И есть только один способ избавить меня от этих дьявольских мыслей. - Поднимайся в спальню, я принесу кофе туда.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » big calm