vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » El barco


El barco

Сообщений 21 страница 33 из 33

21

Честное слово я была сама не своя. Будто не в своей шкуре. Словно загнанная овечка, волком прямо в угол трепещущая от страха. Разглядываю свои руки, слегка приоткрыв рот, будто не хватает воздуха. Была похожа на робота, или человека, которому вставили чип и через него «скачивают» нужную информацию; видят, где я нахожусь и что делать собираюсь. А быть может и в скором времени убьют, или память сотрут. Я ведь уже начинаю что-то ощущать, но скорее всего это лишь самообман, в который хотелось, безусловно, верить.
Кстати говоря, это был точно не дом и не сарай, какая-то ерунда из бревен. Скорее всего, кто-то, когда-то также как и мы с Морвен здесь застрял и соорудил сие здание. Может быть, этот кто-то прятался тут?! Не совсем понятно, откуда оно здесь взялось. Остается лишь фантазировать и догадываться, что это может быть и зачем оно стоит именно здесь, в глуши лесной. Или это не лес вовсе, а какая-то имитация?! Все, что нам сейчас кажется сплошной блеф. Тогда это было бы действительно странно.
- Может быть, мы и правда попали в черную дыру? С опаской глядя на подругу, после осматривая помещение, которое почему то совершенно не радовало мой взор, я засмотрелась на стену, на которой были какие-то странные и размытые очертания. Разглядеть, что это не было невозможно, так как напоминало какую-то вмятину. Похоже на 3Д эффект; с одной стороны кажется круг, с другой вмятина. Все зависит от того с какого ракурса смотреть на «это».
Кэмбелл вела себя спокойнее, нежели я. В принципе, а как она должна себя вести, если не видела того, что пришлось лицезреть мне. Они или оно, но их так много было. Они были очень странные и все это не выветривается из головы как бы я того не хотела и не старалась. Все смешалось воедино. Кажется, я уже начинала путать реальность с мифологией. Да. Все это миф, все это нам обеим кажется и сейчас мы окажемся в совершенно другом месте, или даже измерении. Однако не следовало так торопиться с выводами, - Мор…не успев договорить начало имени подруги, я поняла, что она пропала, точнее, упала, провалившись вниз. Не успела отреагировать, и вышло так беспорядочно. Выходит все это куда более реально и нет никакого другого мира, также как и не существует черная дыра. Или все же существует?! Я запуталась. Я теперь не похожа на овечку загнанную в угол волком; теперь я та самая шкурка, оставшаяся от съеденной овечки. Осталось сесть, похныкать, позвать Мо и бежать отсюда, как можно дальше, но только ближе к морю. Нам нельзя в лес. Никак нельзя. И да, я уже начинаю бредить и нести полную чушь в своих мыслях и своей не здоровой голове. Может меня ударили или дали что-то понюхать вообще?! Господи, эти мыли не оставляют меня в покое. Почему то не получается думать о другом.
- Морвен держись. Я тебя сейчас вытащу, очухавшись, придя в себя насколько это было возможно я собрала всю свою уверенность в большой девичий кулак и легла на пол. Доски или то, чем был покрыт этот затхлый пол, не являлись устойчивыми, что немного пугало. На какой-то момент я перестала дышать. Лишь сорвалось как по мне не совсем хорошее слово, - мать твою, после того как что-то хрустнуло. – Держи мою руку, кричу « в бездну», тянусь, практически переставая, дыша к рыжей, дабы помочь ей выкарабкаться. – Я пытаюсь. Давай! Тянись! Кряхтя, опираясь телом, уже практически достигаю цели и вытягиваю Кэмпбелл как внезапно слышится скрип двери. СКРИП!!! Это точно не ветром надуло, и вообще нет тут такого ветра, чтобы возник какой-то скрип старой, никчемной двери. – Даваааааай, кричу, пыхчу и вот-вот тельце Морвен практически наружи, как под моей «тушкой» рушится пол, и я оказываюсь лежащей частью тела на рыжей.
- Ё-моё блин как больно, ноя от боли, которая пронзила все тело «отлипаю» от худышки Мор и переворачиваюсь на спину. Все же надо отдышаться хоть немного. – Ты там как? Самый глупый вопрос, который только можно ожидать в данной ситуации. Ну, хотя бы понять сломала, что себе подруга или обошлась легким испугом.
Вид снизу вверх был весьма примечательным. Красовалась дыра, тусклый свет, который освещал наши тела, и чья-то рожа сверху разглядывающая нас. Меня словно приковало к земле, так как очертания того, кто смотрел вниз прямо на нас разглядеть я не могла. Словно слепило чем-то похожим на яркий свет. – Морвен это что, смерть за нами пришла или это тот самый коридор, туннель точнее? Помимо жуткого пронзающего глаза света, здесь жутко воняло, будто сотни сдохших разлагающихся крыс окружали нас.

+1

22

     Прыжок. И еще один. И еще. Кори все же поразительна в своем стремлении. Как тщетны ее попытки и как велика уверенность в неминуемой «победе». Морвен, в каком-то смысле, даже восхищаться подругой начала. Она сама не придумала ничего лучше, кроме как развалиться на земле в позе покалеченной амебы, да поскуливать в надежде на то, что кто-то возьмет, да вытащит ее. В фильмах же всегда кто-то появляется. Так и здесь пусть покажет свой нос какой-нибудь мускулистый мачо, одним движением руки способный вытащить обеих «счастливиц» да вернуть их в пучину цивилизации с кофе, интернетом и пиццей. Боги, как есть-то захотелось. Морвен почувствовала, как ее желудок плавно, но весьма уверенном  сжался, сообщив о сим факте душераздирающим урчанием.
     — Замечательно, прошипела рыжеволосая, когда Коредиля осознала свое фиаско и несколько успокоилась, свыкаясь со своим существование на дне черт знает зачем образованной ямы. — Выдохни. Расположившись полулежа, скорее в угоду лени, нежели реальной боли, Мор махнула подруге призывая ее умерить пыл. Отдышаться. Здраво проанализировать ситуацию. По большому счету, было бы достаточно одной из них выступить в роли подставки, а другой, выбравшись, потянуть за собой недостремянку, но вот беда – началось все как раз-таки с чего-то подобно и, как видно, ничего не получилось. И что тогда? Врываться в почву когтями и таким образом выбраться? Но.. маникюр.. Хотя, учитывая сложившийся внешний вид, поврежденные коготки проблемой уже не будут, лишь мелким дополнением, не несущим особой смысловой нагрузки. Как говорится, хуже быть не может. Или может?
     Погрузившись в недра своего сарказма да пренебрежения, Морвен не сразу заметила, как подруга завороженно вглядывалась в нечто сверху. Машинально девушка вскинула голову, подражая действиям подруги, и почувствовала себя крайне странно. Корделия на что-то смотрела, более того, на лице ее начала вырисовываться гримаса то ли страха, то ли самого настоящего ужаса. Но по отношению к чему? Морвен приложила недюжинное усилие, вглядываясь в «нечто», но видела «ничто». Какого черта происходит?
     — Смерть. Она, родимая. С абсолютно безэмоциональным лицом произнесла она, медленно поворачиваясь в сторону подруги, которая еще чуть-чуть и погрузится в состояние дикой паники, но в отличие от ситуации за порогом сарая здесь ей бежать будет вовсе некуда.  — Так забудь все. Кори, ты что видишь? Рыжую так и подмывало начать задавать более резонные вопросы, однако она решила начать издалека, да весьма завуалированно. Она даже подыгрывала подруге и делала вид, что что-то видит, но просто не в состоянии разглядеть. — Кстати.. ты ничего не ела? Ягодки какие-нибудь? Листья? Или, быть может, пила что-то? Ее тон походил на тот, с коим обычно воспитатели в детских садах беседуют с детьми (а что поделать; она детский психолог). Мор старалась говорить мягко, размеренно, даже пыталась придать голосу мелодику, но, увы, слуха нет и мелодики тоже не получилось. И все же, какая муха шатенку тяпнула? Что за ересь творится на этом острове? Кори лишь изредка отходит, водружая на себя амплуа, более приближенное к своему нормальному состоянию. Где это видано, чтобы столь здравомыслящий человек с недюжинной выдержкой так паниковал?  Быть может, она и впрямь что-то видела? Но, какого тогда черта Морвен не видит ничего? Чистое подобие стен, залитое светом, отголоски которого касаются содержимого «бездны». Сказать честно, от усталости да дефицита света, Морвен и Корделию то с трудом отличает от остального антуража.
     Антураж. А стены то и впрямь неровные, кое-где даже виднелись следы бушевавшего веселья: впадины глубиной в среднестатистическую кисть руки. Когда терять уже нечего, почему бы не рискнуть? Мор, скрепя сердцем, костями и прочим наполнением своего бренно тела, поднялась на ноги и приложила руки к находке, пытаясь проверить «полезность» оной. Первые пару шагов прошли вполне успешно. Еще около десятка – и свобода. Жаль, именно сейчас рыжая вспомнила, то побаивается высоты.. — Как всегда. Да черт! Хотя.. Кори, попробуй ты. Она махнуло головой в сторону стены, призывая подругу опробовать себя в роли скалолаза. — Если что – падай. Можешь даже на меня. Потирая предплечье поговаривала она, надеясь, что шатенка не слушает ее больше.

+1

23

Нескончаемый страх зацепил до самых пят, заставляя дрожать, чуть ли не теряя сознание; хотя само подсознание летает где-то в невесомой забывчивости о том, что существует на самом деле, по крайне мере я никак не хотела признавать. Не сейчас. Сейчас я под одеялом, в теплой кроватке и вообще меня никогда не посещали такие странные видения или чудеса. В принципе одно и тоже, если не докапываться и не конкретизировать.
Морвен. Прекрасная рыжеволосая подруга, на которую сейчас смотрю и улыбаюсь; быть может, уже прощаюсь с ней, смотрю как в последний раз, но ведь это все какая-то глупость, неоправданная, фальшивая и лживая.
Кто предатель? А кто же предатель во всей этой сказке порочной? О Боги! У меня перемещалось все. Психоделика отдыхает. Морвен вроде только настоящая. Я ее трогаю и чувствую рукой, прекрасно понимаю, что она живая и настоящая. - Наверное, я похожа на психопатку, да? Вырывается из уст осознанно. Я хотела доказать ей, что вижу ЭТО. Оно меня забирало и хотело провести какие-то опыты и внезапно испугалось какого-то звериного крика, визга; даже не представляю, как этот ор назвать можно, ведь он резал уши, заставлял бежать не оборачиваясь.
- Сплошь и рядом сплошная тьма, нагнетает с каждым нашим шагом, заставляет атрофироваться нервным окончаниям. Знаешь, они ведь ждут, когда мы сдадимся. В какое-то мгновение я вновь пребываю в том странном состоянии для Мор и понимаю глубоко в душе, что это может ее пугать. Как же взять себя в руки и позволить мыслить разумно, рассуждать так, как я это делала всегда.
Однако оказалось не все так плохо, как казалось на первый взгляд. Я все же способна восстановить свою мозговую деятельность и спуститься на ноги «с небес», с той страшной не реальности, где была и что видела. Наверное, надо подумать о том, что все это было ложью, мистикой и неправдой. Тогда должно стать легче. Все уйдет также внезапно, как и пришло.
- Все у нас получится. Но просто не понимаю, почему ты мне не веришь? Серьезный взор, тяжелый взгляд упал на Мо. Я ожидала, конечно, такой реакции, что подруга начнет заливать за травки и ягодки, но на самом деле ни о чем подобном и речи быть не могло.
- Я ничего не ела. У меня высохли губы. Желудок урчит, в горле сухо, что на кашель пробивает каждый раз. Воздуха мало. Не понимаю с чем может быть связано все это, мотая головой не соглашаясь с теорией Кэмбелл я стараюсь настоять на своем; я не вру, не умею обманывать, потому что всегда все по мне видно. Стоит только взглянуть в глаза, глубокие, бездонные и с огромным страхом, который сейчас проявляется, как все можно прочитать. По крайне мере моей семье это всегда удается. Да, я не без греха, ложечка дегтя имеется в каждой бочке меда, но я всегда говорю как есть и Морвен это знает. Наверняка она задумывается об этом, но я соглашусь с тем, что на меня такое поведение совершенно не похоже.
- Сейчас, стараясь карабкаться, что-то получается, но нечто мешает. Закрываю глаза, резко открываю и все пропадает. Чудеса. Однако какие-то тени мелькают и пугают, правда, не так сильно, но все же. Надо взять себя в руки, - надо взять себя в руки, вслух, тихо, себе под нос.
Наконец-то все получилось! Все получилось и я наверху. Никого нет. Вытягиваю Морвен. Все вроде бы удачно. Мы все же остались живы, но это пока. Чего же нас ждет потом? Через пять минут? А может и прямо сейчас…
Мой взгляд привлекла стена, слегка изогнутая. Было больше всего похоже на замурованного человека или его труп, находившейся в стене. Изломанные изгибы тела, а может быть мне снова все это кажется. Я не хочу больше пугать Кэмбелл. Я стараюсь, как могу держать свое подсознание на нужном уровне без каких-либо колебаний.
- Мор, ты тоже видишь это в стене? Тычу пальцем указывая на странную стену, подходя с каждым разом ближе и ближе, чтобы разглядеть «это».

+1

24

     — Да не похожа ты ни на какую психопатку, Кори, успокойся. Тембром прирожденного психолога проговорила она, в то время, как сознание рыжеволосой вопило о том, что подруга постепенно сходит с ума, бредит и ее саму в весь этот сумасбродный мир втянуть пытается. Однако, что сейчас поделаешь? Может, самое время найти плюсы в новом пристанище? Да.. темновато, тесновато и, чего уж греха таить, прохладно, но, тем не менее, уединенно. Можно из песка соорудить нечто, отдаленно напоминающее сидение (вряд ли измотанных девушек хватит на лепку кресел, хотя все может быть), благо сего материала здесь море, хоть сгребай в охапку да ешь, смачно почавкивая.
     — Я тебе верю. Честное слово. Просто дыши, золото. Стараясь пародировать голос, коим каждая особь женского пола овладевает с появлением юных дарований. Морвен убаюкивала Тирелл, однако, судя по всему, получалось у Кэмпбелл не особо хорошо. Шатенка только усиливала свой натиск, убеждая подругу в безоговорочной правоте своих наблюдений и пережитых событий. В какой-то момент Морвен начало казаться, что она в одном из эпизодов новомодного сериала, в коем повествование идет о ее любимом литературном персонаже. Словом, складывалось впечатление, что Корделия попала под воздействие какого-то психотропного вещества, и теперь воспринимает свою галлюцинацию как непреложную истину. Любой бы в такой сетуации вел себя примерно в той же манере: ты говоришь чистейшую правду, а тебе чуть ли не у виска крутят – не слишком ли это?
     — Эм.. понятно. На вполне разумные доводы подруги Морвен оказалось нечего возразить – Корделия врач, хоть пока и выступает в роли интерна. Ей уж куда очевиднее кажутся все проговоренные «переменные». Для Морвен же доводы прозвучали так, словно налицо явное обезвоживание, от которого помутнение рассудка очень даже может быть, но раз Кори настаивает на обратном, почему не поверить ей? Как бы соглашаясь с собственным потоком мысли, кареглазая кивнула подруге, тем самым показав, что и с ее доводами она согласна. Согласна ли на самом деле? Кэмпбелл и сама уже не понимала, чем здесь можно верить.
И все же, эта Тирелл – восхитительная. Посмотрите на эту хрупкую девчушку. Казалось, она и из бассейна не смогла бы выбраться, если бы возле того не красовалась лестница, но нет! Выкарабкалась из ямы. Сама. Да еще и Морвен вытащила, а та, между прочим, чуть ли не в два раза больше самой Корделии. Эдакая девчушка-муравей, в хорошем, просто отличном смысле этого слова. Если бы не сковывающие реалии, Морвен определенно похлопала бы.
     — Где? Отвлекаясь от восхищения и практически обожествление хрупкой шатенки, Морвен махнула головой в указанную сторону и.. – Твою ж мать.. — она прочистила горло, словно играла какую-то роль, дабы вывести человека из шокового состояния, — да это ж стена. Сама не понимая природу своей издевки, Морвен старалась говорить, как можно более уверенно, скрывая малейшие признаки волнения, ибо в стене она действительно что-то увидела. Или ей показалось, что она что-то увидела. Или она уже до такой степени наслушалась Корделию, что подсознательно начала рисовать какие-то образы. — Все, пойдем. Рыжеволосая ухватилась подрагивающей рукой в руку подруги, которая той показалась какой-то странно. — У тебя рука не болит? Мне далеко до «настоящего медика», — она нарочито театрально произнесла своеобразный термин по привычке, ибо зачастую слышала оный от «настоящих врачей» со скальпелями и прочими устрашающими орудиями пыток, — но такое чувство, что ты выбила кисть. Надо бы перестраховаться. Она ринулась из дома так, словно за ней гнался ночной кошмар, посмевший пробудиться вместе с нею при первых лучах солнца. Но движение пришлось быстро остановить. – Кстати, а что делать-то? Покачивая головой из стороны в сторону, Морвен поспешила задать главный вопрос, ответ на который «настоящие врачи» определенно знают. Куда какому-то психологу, до оказания первой помощи.

Отредактировано Morwen Campbell (2016-01-18 22:04:16)

+1

25

Сейчас именно тот самый момент, когда лучше быть накуренной. Ну а что?! Ситуация сама по себе уже говорит о том, что кто-то, а именно я, сходит с ума. Может быть, вообще всего этого и не существует, так зачем заставлять себя как-то реагировать на произошедшее. Может лучше будет просто свернуться клубочком и сопеть во все дырки не отрывая тело от пола до тех пор, пока мозг не восстановиться и не воспримет ситуацию более менее адекватно.
Их головы не выходят те странные существа. Я уже начинаю думать, что они тоже люди, только мне они казались существами, и эти их щупальца постоянно стоят возле глаз. Докатилась называется. Кто бы мог подумать, что такая как я – спокойная, серьезная, уравновешенная, никогда ничем не страдающая психологически свихнется?! Галлюцинации не отпускают с тех самых пор как меня похитили, мерещатся непонятные вмятины в стенах, так и хочется взять и ударить саму себя несколько раз, чтобы мозг правильно стал работать. Что тут говорить, если я даже злиться не могу, а на смех истерический даже и не тянет. А может быть и вовсе чем-то накачали, какой-нибудь наркотой; тогда это еще как-то объяснить можно. Но я, же не вижу летающих розовых слоников!
- Нет-нет-неееет, протяжно и немного странно слова срываются с уст. -  Точно сошла с ума, потому что если бы я здорова была, то ты бы тоже видела то, что я вижу. Хоть что-то здравое произнесла за столь длительное время. И все же. Стена. Почему она так манит. Какие-то непонятные очертания то ли лица, то ли еще чего манили подойти ближе с каждым разом.
- Ну, смотри! Прикоснись рукой к этой странной роже на стене залитой бетоном или какой еще фигней стены заливают, пришлось посодействовать и рывком взять руку Мор и прильнуть ее к стене, а именно к тому место, где я лицезрела физиономию.
- Ооо, Мор, оно урчит, испуганный взгляд падает на подругу, которая берет мою руку и как оказалось, видит её вывихнутой, но этого не чувствую я, что не менее странно чем все остальное галлюциногенное. – Мне точно вкололи что-то. Даже отходняка нету. Времени много прошло. А рука не болит. Точнее я, почему то свои руки не чувствую. Сейчас надо было заорать, испугаться и бежать вновь сломя в голову в чащу лесную, в пальмовые ветки, ближе к обезьянам со странными глазами и чересчур длинными лапами. Вместо паники раздался очень громкий смех, только Морвен куда-то выбежала, но резко встала, её спину я видела с открытой двери.
Я не могла остановиться, живот уже болел от истерического смеха, но конечностей рук я так и не чувствовала. – Моооооооооор, писклявый, словно мышиный звук раздается из избушки, и самое удивительное, что сделала это я. Наверняка адреналин перескочил все рамки и границы заставив, таким образом, чуть ли не ротовую полость разрывать и все внутренние органы.
Я ринулась вперед, прочь из этого дома, где уже слышались какие-то странные шорохи, а из стены пытался выбраться тот самый загадочный образ, к которому прикасалась еще и Кэмбелл. Надо до нее добежать пока дверь не успела закрыться, и удача в этот раз улыбнулась мне, потому что я вышла из убежища и, добравшись до подруги, схватила ее за руку.
- Стоять! О каком вывихе ты говорила? Вопросительный взгляд и еще мокрые щеки от слез, которые впоследствии истерического смеха еще не успели высохнуть. Как-то тихо очень стало. Слишком тихо и чересчур странно.
– Ударь меня, не отпуская руки рыжей прошу оказать помощь Мо, но лишь в свое благо. – Ударь! Чуть повысив тон голоса, настаиваю, чтобы Кэм это сделала. Мне, черт возьми, невыносимо уже находиться в такой ситуации. Меня словно от земли отрывает и тянет что-то вверх, но это наркомания и не более того. Ну не может нормальный адекватный человек получать такие ощущения и ржать с того, что конечности рук совершенно не реагируют ни на что, а только шевелятся, когда я сама того захочу.
- Аааааа, а это было просто так, я закричала, чтобы понять, не пропал ли у меня голос и живы ли мои связки.

+1

26

     Кажется, на «улице» наконец-таки начало темнеть. Кажется, скрываемые яркими лучами солнца отзвуки странного наполнения сего острова начало давать о себе знать. Кажется кожа руки, коей Морвен пришлось коснуться стены со всеми ее искривлениями и прочили пугающими субстанциями, начала гореть. Девушка принялась истошно махать подгорающей конечностью, словно больной, решивший убежать от зеленокрылого дракона, прячущегося под его кроватью. Она отчетливо улавливала запах подгорающего мяса, приравнивая его к собственной плоти, но при кротком взгляде на пострадавшую часть своего бренного тельца она не видела и намека на ощущаемые действа. Идеальная кожа. Нет и царапины, что весьма странно, ибо при падении в яму она совершенно точно напоролась ладонью на какой-то подобие гвоздя.
     В голове истошные мысли начала плясать ламбаду, словно пытались добить и без того загнанного в угол человека, коему по роду своей профессии приходится выслушивать о внутренних демонах своих пациентов. И у каждого из них такие искусные демоны.. то ли дело ее собственные – замухрышки, влекущие жалкое существование без надежды на возвышение в ранге. Кажется, их возвышение совсем близко. А тут еще и Тирелл с наистраннейшей просьбой. Что? Ударить? Кэмпбелл начала отрицательно мотать головой из стороны в сторону, убеждая подругу в бредовости сей просьбы, но та была крайне упорна в своих убеждениях. Каких-то пара секунд и просьба выполнена. Ладонь по-прежнему пылала, но, что забавно, эта боль уже начала казаться какой-то «родной».
     — Корделия, мать твою, Тирелл! Испуганно вскрикнула кареглазая, уловив вой подруги, очевидно, на грядущую луну. — Ты совсем с головой не дружишь, а? Чего орешь?! Сама того не замечая Морвен перешла на крик, коим подсознательно старалась заглушить поток нелицеприятных мыслей, смирится с которыми она попросту не могла. Она не могла себе позволить поверить в урчащую субстанцию в стене, в призраков, скрывающихся в тени и уж тем более в пришельцев, наглым образом похищающих девушек то ли из моря, то ли уже с самого берега.
     Она быстро подскочила к подруге и непроизвольно согнулась, ощутив уже забытую боль подвернутой лодыжки. — Две калеки собрались. И обе с бесполезным в данных условиях образованием. Замечательно. Просто замечательно. Она повторяла последние слова снова и снова, словно сама провоцировала собственную истерику. Словно эта истерика сможет заглушить страх. Словно это самая истерика способна помочь им обеим выбраться с этого черт пойми откуда взявшегося места. Кажется, сейчас девушки постепенно начали меняться местами. Кордели уступала Морвен место особы, коей в каждом шорохе мерещится смерть, Кори же старалась вернуть себе ясность мышлении. Если первая заметно преуспевала в своей миссии, то вторая серьезно отставала, а, быть может, просто давала фору рыжеволосой.
     — Нам бы.. знаешь что? Прикладывая указательный палец к губам, она задумчиво говорила, словно сама с собой, но при этом умудрялась кидать диковатый взгляд на кори. — Нам бы залечь на дно. Я ничего не хочу сказать, но в любой мифологии говорится, что уродцы ночью выползают. Вампиры там всякие.. ты же знаешь Дракулу? Вот этот тоже ночью куролесил. На секунду она замолчала. — Ну или все еще куролесит. Словом, дно. Нам. Нужно. Дно.
     Продолжая свой завораживающий монолог она тихо шагнула в сторону, но снова резко остановилась, ощутив за спиной тяжелое посапывание. Она медленно обернулась и.. — Да боже ж.. Кори. Шагни чуть вперед, а то пугаешь. И все-таки. Куда идти? Впереди накрывающая все вокруг темнота, внутри которой может быть абсолютно все, о чем человек способен подумать, а то и немыслимое этому бренному существу. В хижину тоже не вернуться, там стена шипит. И какой выход? Состроить из себя эту девку с косой из каких-то игр да заснуть на дереве? Так Мор высоты боится.. она от одной только перспективы влезть на возвышенность в обморок грохнуться может.
А время идет.. солнце садится.

+1

27

Ох, как же я хотела бы сейчас оказаться на пляже, на каком-нибудь курорте, а не съедать мозг своей рыжульке, подруге по несчастью Морвен. Я, правда, осознаю, что схожу с ума и своим поведение неоднократно пугаю и очередной раз доказываю Кэмпбелл, что меня пора определять в дурдом, причем для неизлечимо больных; мой случай действительно подобен отпечатку на головном мозге до конца дней своих. У меня абсолютно нет уверенности в том, что если даже и окажусь дома, то стану такой как прежде. До сих пор остается лишь догадываться о том, что же со мной сделали эти неземные люди; возможно они и не люди совсем, просто я так хочу думать.
Темнело. Очень быстро темнота накрывала пеленой этот проклятый остров, где мы оказались по глупости. Может быть лучше было уточнить, чем сходить с ума вынуждая себя правильно рассуждать, когда это совершенно невозможно. Мозг отказывается воспринимать действительность за реальность, как бы я того не хотела и не старалась. Бесполезно. Мор на меня смотрит как на дебилоида, остается только меня выругать матом, чтобы я ответила, что ли в том же духе, или покрутила пальцем у виска и сказала подруге, зачем же так поступаешь, кидаясь матерными словечками – это было бы однозначно в стиле Корделии Тирелл. Тут же ситуации отнюдь неоднозначная. Меня будто подменили, изнутри оставив лишь оболочку. Благо, что глаза видят то, что я хочу пусть и частично. Судя по всем мозг просто противиться верить в то, что не является правдой. Одно я знаю точно и могу уверенно утверждать, что Кэмпбелл настоящая, а все остальное иллюзия, обман зрения. Посадили нас в чертов куб и заставляют крутиться да бегать от придуманных метаморфоз.
- Ты смотрела голодные игры? Внезапно, на удивление для себя самой мне до безумия захотелось узнать смотрела ли данный фильм рыжая. Мне отчасти наша беготня с придуманным миром и существами напоминает его. Однако я могу заблуждаться, но останавливаться на этом точно не собиралась. Мне надо, точнее нам надо и жизненно необходимо разобраться в происходящем. В голову один сплошной бред лезет и начинает порядком раздражать, и не только меня.
- Зеленая сопля на дереве, длинная тянущаяся животная сопля зеленой окраски. Ты в детстве играла в лизуна, которого кидаешь об твердую поверхность и он растекается как сопля?! Я же просила ударить, она не захотела. А теперь еще и темнота наступает и мерещиться черти что. Наверное, это отголоски инопланетных существ, возможно у них зеленые сопли.
- Забей, я, кажется, внезапно начинаю приходить в себя. Наверное, та жидкость, которую вкачали во внутренние органы или через вену, высовываю руку перед Мор, чтобы та тоже посмотрела, нет ли укольчиков каких-то, но судя по всему это очередное воображение разыгралось.
- Морвуш пока я трезво оцениваю все происходящее, надеюсь, я его и буду продолжать оценивать трезво, то нам нужно где-то переночевать что ли. Однако подруга решила, что здесь может быть что-то иное, казалось, мы успешно поменялись местами, но как же я хотела ошибиться в ее догадках.
Тихонечко шагая по пятам рыжей чуть ли не дыша ей в затылок Кэмпбелл резко остановилась.
- Ой, все. Не буду, также шепотом, чтобы не услышал кто-нибудь. Хотя кто может услышать нас, лес и его дремлющие жители?! Послышался вой, причем это была ни какая-то галлюцинация, а действительная реальность.
- И не говори, что ты не слышала вой, по глазам можно было прочитать, что слышала. Нам нужно срочно и как можно быстрее, в тоже время тише не создавая лишних звуков двигаться вперед, подальше от чертовой хижины, которая каким-то непонятным методом стала «изгибаться».
- Бежим-бежим-бежим, подгоняя Мо мы побежали, вперед стараясь перепрыгивать через всяческие «ограды», лишний хруст от веток может закончиться для нас весьма и весьма плачевно.

+1

28

     «Время никого не щадит», думалось Морвен, пока та, как душевно больная, разглядывала свой убитый маникюр. Тонкие ноготки оказались поломанными пластинами, которые еще чуть-чуть и оголят мясную субстанцию, которую так бережно скрывали все эти годы. Тонкий цвет до одури дорого лака, купленного больше для статуса, нежели реального назначения оного, сейчас больше походил на дешевенький аналог, раскрошившийся во всех местах сразу. Боги, а как она старалась, выпиливая эти свои прелестные костные отростки. Она ведь думала, что это дополнит ее образ. Да уж.. вот сейчас ее образ дополнен пуще прежнего. Ни одному модному гуру такого дополнения не соорудить. Никогда в жизни. 
     — Голодные игры? Ты вообще на что намекаешь? То ли с иронией, то ли с опаской рыжеволосая стрельнула взглядом разговорчивую Корделию, но никакого «ободряющего» эффекта сие действие не возымело, скорее даже наоборот. Искрометные изречения некогда лучезарной шатенки сбивали с толку, кидая из одной воображаемой ситуации в другую, успевая при этом настолько запутать «кидаемого», что Мор перестала понимать, чего именно боится. Она, как мальчик со шрамом и померевшей совой, начала бояться самого страха, а это, пожалуй, самое худшее, что в подобной ситуации вообще могло приключиться. Юная Тиррел тем временем принялась откровенно бредить, да еще и похлеще самого странного комика современной эстрады. В суть монолога этого чуда современности Морвен старалась особо не вникать, пытаясь унять свой и без того разбушевавшийся нрав. Сопли.. сопли.. хотя, после рычащей стены можно и не о таком позволить себе думать. Что ни говори, а банальный лизун – вещь забавная. Лучше думать именно об этой совершенно бесполезной вещице, нежели вспоминать хижину со всеми ее устрашающими аспектами.  — Да, что ли переночевать надо. Варианты? Уловив нечто здравое из уст подруги, рыжая поспешила отреагировать на оные, как можно более участливо, но, увы, нрав быстро вспомнил, что он полон сарказма, который слишком долго подавляли иные ответвления характера.
     И все вроде бы нормально. Да, темно. Да, страшно. Да, оглушительно тихо, но все же нормально. Пока. И этого «пока» хватает, чтобы заставить себя успокоится. В конце концов, надежда на выживание не покидает только откровенных пессимистов. Да и те предпочитают верить в бред, когда их собственная жизнь оказывается подвешенной на волоске. И, казалось бы, хватайся за ветку, ползи вверх, прячься в дупло, если сумеешь затолкать в оное свою внушительных размеров пятую точку, да тихо-тихо сопи, выжидая первых лучей солнца. Но, как это бывает во всех историях, обязательно случается  непоколебимое «но». Сейчас Морвен думала, что этим «но» была ее боязнь высоты, но нет! С ней жить можно, а вот с непонятно откуда доносившимся рыком сосуществовать крайне непросто.
      — Тирелл, прости меня, пожалуйста, но замолчи! С выпученными от страха глазами она хватает подругу за плечи и резко разворачивает ту лицом к своей умопомрачительной персоне. — Ты пытаешься натравить на нас все глюки или как? Уверенно девушка закрывает рот разбушевавшейся шатенки собственной рукой и начинает пятиться в таком положении, стараясь найти какую-нибудь опору, дабы прислониться спиной к оной – детская привычка искать «убежище» для успокоения разгулявшегося идиотизма. Дерево все не находилось, а хватка неосознанно становилась сильнее. Вскоре Мор спокойно нащупывала зубы испуганной шатенки, от чего сама чуть ли не завопила от ужаса. И дело не в том, что у Кори какие-то плохие зубы; в темноте (вернее при утрате одного из чувств восприятия реальности) все чувства обостряются, а потому в какой-то момент Кэмпбелл начало мерещиться в несчастных зубах что-то очень не зубное.  — P-p.. pardonne moi! И язык, который заботливая мамаша вдалбливала ребенку в голову в течении долги лет, после чего этот лягушатнический язык благополучно покинул разум, вдруг вспомнился. И дамские повадки в роде реверанса проявились как нельзя кстати. Казалось, Морвен медленно, но верно теряла нить, связывающую реальность и ее иллюзорный мир, в котором гораздо проще спрятаться и вообще выжить. Кому какое дело до бренной оболочки, когда душа беззаботно резвится на маковом поле. Но, тсс! Тут не до души пока.

+1

29

Тот самый момент, когда хочется откусить ладошку своей рыжей подруге канул в лету. А так хотелось проучить ее, чтобы прекратила задом убежище искать. Замечала неоднократно в «реальной» жизни, как Кэм умеет это практиковать. Неужто и правда, со спины легче найти то, что видно во всей своей красе глазами, вид спереди.
Психодел продолжался, только теперь стало совсем страшно и уж совсем не по себе. Выходит я теперь более менее постигла здравого разумного подхода к данной ситуации и уже хотела подключить Морвен, как она меня ну очень удивила своими странными повадками. Мои брови изгибались в вопросах, но задать и что-либо произнести вслух я так и не решилась; может быть, потому что могла спугнуть «жертву» в её обличье, а может быть просто интересно было понаблюдать со стороны, что же она делать то собирается. Не буду таить в себе греха, я хотела её ударить и все еще хочу, даже несмотря на то, что я ее просила мне пощечину влепить она отказалась. Сейчас действительно требуется встряска только не мне, а Мо, которая сошла с ума или все это мне снова кажется?! Хотя нет. Не кажется. Я в полном здравии и, слава богу. Галлюцинации больше меня не преследуют, но пугает единственный момент – темнота, тьма, что глаз выколоть можно.
На данный момент я вижу только проблески чего-то непонятного совершенно по другую сторону от нас, и они до усрачки задевают мои нервные окончания также как и поведение подруги.
- Ты с ума сошла что ли? Рявкнув на Морвен, так как не позволяла себе довольно длительное время; ну не мое это на людей собак с цепи срывать. Однако данная обстановка не должна выходить из-под контроля как и наши действия которых пока к сожалению не было.
- Тихо! Ну что поделать я не знаю того языка на котором все лепетала Кэмпбелл, и вообще это ничего не меняло. Возможно рыжуля просто очень сильно чего-то испугалась; того же самого невнятного шума со стороны леса, где уже накрыло мрачно пеленой и куда мы точно не сунемся. Надо бежать туда, где еще видна светлая полоса.
Сам лес сейчас будто делился на белое и черное разделяя его на две части. Словно одна теплая, светлая и хорошая, а другая одним словом несет за собой чертовщину. Лично мне хотелось быстрее добежать в хорошую сторону, нежели попасть в лапы «растаману» на темную сторону. Хренова сказка мать твою.
- Дождалась, блин. Говорю, молчи. Прости радость моя, но мне придется с тобой так поступить, ужасно, неправильно, по-скотски что ли. Ты сама выбрала этот путь и мне действительно больше ничего другого не остается. Это было неожиданно для Морвуши и для меня; я ей влепила пощечину двойную. По правде говоря, про боль в руке сама уже и забыла, как-то состояние шока не позволяло особо внимание на этом заострять.
- Тихо! Шагай за мной блин. Получается, что Кэм действительно где-то витала, но как же это все не вовремя для нас обеих! Пришлось действовать быстро; схватив подругу за руку, пришлось её чуть ли не волочить за собой несмотря даже на ее некие упирания и ничего непонимания.
Тьма приближалась, звуки стали ярче, ближе, страшнее и резко выраженные: в буквальном смысле слова резало ушные перепонки практически до крови. Писк неимоверный. Я не видела на этот момент рядом с собой рыжую из-за рези в глазах, но руку ее не отпускала и старалась удержать.
- Давай приди же ты в себя, еще несколько шагов. Смотри какая-то сторожка. Там свет горит. Прошу, Мор, хорош прикидываться зазнобой морского котика. У тебя не ласты, а руки и ноги человеческие. Не скули. Из последних сил нам все же удалось достичь цели. Самым невероятным во всей этой трагичной свистопляске оказалось то, что домик, куда мы попали, стоял, будто в окружении от тьмы, внутри образовавшегося светлого в меру яркого кольца.
Внутри было тепло и уютно, что очень странно. Горел камин, все чисто и прибрано. На столе много еды и питья. Я стояла, приоткрыв рот от такого удивления.
- Только не говори, что ты этого не видишь? Продолжая шепотом говорить с подругой было даже страшно шага ступить вперед, дотронуться до чего-то с мыслями « а вдруг пропадет»; все стояло на местах и, судя по всему ничего и никуда не собиралось пропадать. В животе предательски заурчало. – Когда мы с тобой в последний раз вообще что-то ели, а? Действительно, мы ведь были такие голодные бог знает сколько времени, и как еще сознание не потеряли за все это время остается лишь догадываться.

+1

30

      Щеки предательски горели, однако виною тому вовсе не привычная всем особям «слабого» пола манера ни с того, ни с сего впадать в необоснованное смущение. Вовсе нет. Тут другая беда. Конфузная, пугающая, угнетающая. Казалось бы, сейчас самое время завопить на неожиданный жест Корделии, да как замахнуться в ответ, но банальное чувство самосохранения наконец-таки напомнило о своем существовании, надежно запечатав говорливый рот рыжеволосой. Все же, столь бурный жест подруги отчетливо давал понять, что действия, производимые рыжеволос, да и все ее слова буквально побудили терпеливого кита замахать плавниками, что есть мочи. Сердечный ритм Кэмпбелл эхом отзывался в сознании, словно шум морского прибоя – убаюкивающий.. Стоп. — Кори, слушай. В жеманной манере проговорила она, опасаясь возможного продолжения отрезвляющих действий со стороны подруги. — О каком там котике речь? Мне же.. ну, знать надо. Мало ли, вдруг о личной жизни подруги юная Тирелл осведомлена существенно лучше самой Морвен? Искренне хотелось верить, что речь шла о военном.. но, знаете ли, на этом острове любой конфуз совершенно спокойно может воплотиться в чистейшую правду – это удручало и радовала одновременно. Казалось бы, полнейший простор для неподготовленного фантаста-самодура. Идешь и дубасишь деревья, в ужасе осознавая, что они вдруг разговаривать начинают, да не обиходными фразочками, а самым что ни наесть трёхэтажным жаргонным, или рыки слышишь, осознавая, что рычит туман, заблудившийся в ночи. Странный остров.
      Каким-то неведанным способом юная Тирелл сумела довести их обеих до своеобразного строения, отдаленно напоминающее то, в котором они прибывали пару минут, а то и часов назад. Однако нечто все же отличало эти две халупы – ухоженность. Если первая их встречная выглядела, мягко говоря, дамой за семьдесят с полным отсутствием вкуса и знания банальных манер, эта же составляла ей серьезный контраст. Эдакая фифа под сорок, которую не пощадил возраст, однако старушка умеючи преобразила превратности старческих метаморфоз в собственную пользу. — Не-е-ет. Мы туда не пойдем. Проблеяла она, чувствуя, как потерянная крупица разума самодовольно настигла ее вновь. Но радовалась подобному одна только Морвен, Кори же уверенной походки бывалого десантника направилась обследовать находку.
      В такие моменты невольно ощущаешь себя героем какой-то старой-старой сказки, умеючи переделанной в угоду новых стандартов и вкусов детской публики. Да-да. Все знают сказку про выкинутых детей, набредших на пряничный домик. Вот и эти ненормальные сейчас очень походили на брошенных детишек – такие же запуганные, измотанные, и, чего греха таить, грязные. Словно еще чуть-чуть и злая ведьма окажется на пороге, зазывая незваных гостей, облачившись в новомодный образ горе-сирены. — Коррри. Но подруга не слушала, продолжая свой марш в место, которое так и манило. Запах еды слышался на довольно большом расстоянии от этого места, быть может в шатенке проснулся голодный доберман, который великодушно помог ей отыскать путь к яствам? Так или иначе. Шаг. Еще парочка. Порог пугающего домишки оказался в непозволительной близости. Еще шаг и, о боги, девственный дверной проем оказался нагло использован, да еще поймал клок рыжих волос, уверенно не желая отдавать оный обладательнице. — Да что б тебя, Кори, тут дверь долбанутая! Суматошно отдирая часть родной сердцу шевелюры, она попыталась окликнуть завороженную Тирелл, которая осматривала открывшийся интерьер так, словно уже была готова переехать сюда, да обустроиться на пмж.
      Рывок, и еще один, вой разочарования, волосы в руке, но Морвен не из робкого десятка. Самодовольно откинув копну оставшихся волос назад, она наконец смогла нормально разглядеть все то, что столь увлекло подругу. — Понятия не имею, когда мы ели, но пугает меня не это, а то, что я не чувствовала голода до этого момента. Поймав панику в собственных мыслях, она принялась мотать головой из стороны в сторону, потом резко остановилась и уселась за накрытый стол. — Кажется, сейчас умру.. пропищала девушка, хватая первый попавшийся кекс – кекс на острове.. кому расскажешь – не поверит. — Мда.. сразу чувствую себя Персефоной. Где ж Аид? Сразу говорю, себе беру повелителя скелетов. Ты кого выбираешь? С набитым ртом она пыталась продолжить беседу, но, увы. Слишком много еды, слишком пустой желудок, слишком желающие глаза. Казалось, еще чуть-чуть и знаменитая фраза из рода «да ты же лопнешь» перерастет из разряда обычных детских страшилок в реальную констатацию факта. Жадно поедая все, за что цеплялся карий взгляд, она вообще не думала о том, что может произойти. Да она даже есть не хотела. И страстно мечтала насытить свой голодающий желудок ненавистным арахисом, кажущимся ей сейчас чуть ли не манной небесной.

+1

31

А все-таки как хорошо, что, несмотря на все панические атаки со стороны рыжеволосой подруги мы достигли той самой заветной точки. Дом. Этот дом наполнен теплом, уютом и самое главное едой, которой нам так не хватало довольно долгое время. А ведь и правда мы не знаем, сколько не ели, и не пили. Судя по нашему глюконутому состоянию это было давно, и прошло очень много времени с тех пор; было это вроде как на корабле и невесть когда. По крайне мере кроме панической атаки, играющих музыкантов пока «Титаник» на дно шел, я ничего не помню больше.
- Это нормальная дверь Мор, замечаю как изголодавшаяся входная дверь зажевала волосы подруги; наверное это именно та ситуация когда надо была засмеяться, или лучше заржать как конь вольный, ибо картина маслом писана. НО. Но вопреки всему мои глаза жадно пожирали все, что мы видели на столе. Благо видели мы обе, а не только я, а то могла бы уже подумать, что действительно от голода началось такое странное видение. Интересно, чтобы я делала тогда?! Кромсала бы стол и драла бы зубы об дерево с гнидами?! Да-да. Если бы это было видение, там бы точно были гниды, червячки такие, которые бы сами от меня бежали. Я, наверное, была бы похожа сама на такую гниду и взывала о помощи дантиста после такого поворота событий. И такими мыслями я сейчас себя отвлекаю. Чтобы не дай бог сожрать что-то стоявшее на это столе. Аромат свежей выпечки манил.
- Это какая-то наркомания. Не надо это есть Мо. Не ешь это. Не надо это есть Моооо, повторялось это неоднократно, но мои слова, будто не доходили до Кэмбелл. Со стороны сия картина выглядела очень смешно, вот правда. Зато на деле весьма опасно и страшно. Жить то хотелось всем, но не факт, что после обжорства кто-то из нас встать сможет, не говоря уже о том, чтобы нормально дышать.
- Твой кишечник свернется в трубу, ты не сможешь ходить в туалет. Сама я хотела также все съесть, чтобы начисто, на столе ничего не оставалось. Сама глотала слюну пока Морвен поедала и запихивала в рот все, что ей под руку попадется.
- Не жри свои волосы, там могут быть гниды. Дверь их уже пожевала, а дверь не стерильная была. Ну, врач я или кто, в конце концов. О стерилизации знаю многое, поэтому не надо даже спорить. Руки то мои тянуться за вкусной жареной курочкой с вареной картошечкой. За вон теми булочками, с ароматами, тянущимися до моих ноздрей.
Мои выпученные негодующие глаза на Мор не предвещали ничего хорошего, в том плане, что я уже представила себе поджаренного слона с рыжей шевелюрой, то, как я словно какое-то животное на четвереньках подползаю к своей добыче и рву его на кусочки. А слон такой вкусный и мягкий, что слюни начинают капать на стол, и это Морвушу никак не остановило, включая мой приоткрытый рот.
- Да в жопу все, сейчас это больше напоминало схватку о том, кто больше сожрет еды. Можно конечно лояльнее высказаться, но это и правда был невероятный и непостижимый жор двоих девчонок. Боролась до последнего, но сдалась и это же так очевидно; а я старалась и очень сильно, но не вышло – увы и ах!
- Горбуша в соусе, курочка, сосисочки (хорошо, что не сосочки), булочки; в рот летело все и прожевывалось также все подряд, пусть и частички пищи валились изо рта – было уже не так важно. Одно можно точно сказать – желудок был в шоке, потом перешел медленно в транс, а в итоге охренел от такого поворота событий и пищи. Несмотря на все не переваривание, я продолжала, есть и есть, глодать и глодать.
– Сейчас лопну. Но это тоже было не столь важно, мы же не кушали ооочень и очень долгое время, а сколько прошло: сутки, двое, трое мы сами не знаем всей правды.

Отредактировано Cordelia Tyrell (2016-02-02 14:13:51)

+1

32

       — Ты мне весь аппетит свое болтовней собьешь. Ешь давай и молчи! С неимоверным усилием оторвавшись от свой трапезы, Морвен крайне злобно посмотрела на подругу, словно та всю жизнь ее третировала, а сейчас пытается отобрать последнюю радость на этой бренной земле. — Гниды.. ишь что удумала. В голове уйма различных мыслей, рассуждений демагогий. Ручонка, совсем недавно казавшаяся крохотной и практически немощной от недосыпа, недоедания и обезвоживания всего организма в целом, сейчас с небывалой ловкостью вцепилась в куриное бедро, да так, что начала складываться впечатление, будто Кэмпбелл и девушкой то никогда не была. Со свойственной особям мужской «галантностью» она подмяла окорок к себе в тарелку и готовилась воплощать все свои непристойно-грязные мыслишки – с неистовым наслаждение сжирать малышку. Причем «сжирать» - это вовсе не метафорическое значение слова «съедать», описывающее употребление еды в менее светской форме. Нет, это описательное словечко, олицетворяющее то, что люди обычно видят в сериалах про викингов: ошметки еды, валяющиеся везде и всюду, а все потому, что человек словно перевоплощается в собаку, вгрызаясь в приготовленное мясо с такой силой, словно это последний кусок, который тот вообще когда-либо сможет найти.
       Кто бы мог подумать, что молодая британка, воспитанная родителями в лучших традициях английского общества, когда-либо начнет себя так вести? Да никто. Тихоня с комплексом всезнайки, но наоборот. Обычная библиотечная мышь, проводящая за книгами большую часть своей жизни, умудряясь при этом не усвоить и крупицы вложенных в эту бумажную флешку знаний. Как ей удавалось проворачивать подобный финт ушами – загадка, покруче мистической улыбки Мона Лизы или пресловутого черного квадрата Малевича. Рыжая кукла во всех смыслах этого слова. Она всегда была уверена в том, что у нее есть ум. Она всегда думала, что ее ждет феноменальное будущее, если не в качестве чемпионки по конкуру, то хотя бы в качестве тренера. Но и тут ее мечты быстро канули в лету, заставив девушку быстро изменить свою специальность. Говорят, у спортсменов мозг априори отшибается.. Хотела бы Морвен как-то переубедить общественность, но увы, ее перевоплощение в психолога – курам на смех. Так почему бы просто не обожраться?
       — Ненавижу устрицы. Вот просто презираю. Всматриваясь в плавное движение Корделии в сторону указанного объекта, девушка моментально воодушевилась и выбила моллюска из рук шатенки. — Говорю же, ненавижу! Неужели непонятно, что я хочу их, а? Поднявшись на ноги, они почувствовала легкое головокружение, но кого будет волновать подобная мелочь, когда стол прибывает в таком изобилии различных яств, большую часть которых Морвен и на постерах рекламных афиш никогда не видела. Она быстро вновь пристроилась свою мягкую точку, однако сейчас девушка обдумала допущенную ранее ошибку и подобрала под себя ноги так, чтобы прибавить себе сидящей «рослости», а то до стороны Тирелл как-то проблематично дотягиваться! — Господи, как же мне плохо. По щекам потекли слезы то ли радости, то ли вселенского отчаяния. Неясно же сколько времени, а у Кэмпбелл график – она после шести не ест и остров, знаете ли, не повод нарушать устоявшуюся привычку. Однако, с секунду поразмыслив, да и подышав чуток, она вернула взор на стол, который, казалось, стал еще более наполненным, нежели являлся таковым к моменту появления девушек. Только что утилизированная ею курица красовалась теперь уже по оба конца стола. Вернее теперь то были две курицы. Но только ли они «вернулись» оттуда, откуда еда обычно возвращается в несколько ином варианте.
       — Слушай, я тут подумала, ты должна знать. Со скорбным выражением лица, непроизвольно выплевывая недожеванные куски уже непонятно чего, она старалась говорить как можно более разборчиво, словно ее жизнь зависела от этой пары слов, суматошно мельтешащих в сознании, настойчиво мешающих распознать отдельные вкусы всей той каши, которую девушка уже успела в себя запихнуть. — Грейс. Поперхнувшись индейкой выпалила она, поспешив запить свое признание чем-то сладким и шипучим. — Второе имя мое, Грейс.

+1

33

Начиналось все весьма интересно. Путешествие на большом корабле – мечта любого человека, кто желает проплыть несколько тысяч километров в открытом море. Честно говоря, никогда бы не подумала, что бывают такие путешествия, которые могут закончиться весьма плачевно, по крайне мере для нас с Морвен. Надо же, кто бы подумать мог, что этот остров с непонятными людьми, если это люди конечно, так повлиял на психическое состояние. Вроде бы Мо чувствовала себя весьма хорошо; лучше, чем я, но все оказалось в итоге совсем плохо. Не так как казалось. Иллюзия. Метафора. Подсознание сыграло очень злую шутку.
Я уже понимала, что все подходит к логическому завершению. Пора прощаться с этим невероятным мирком, куда мы по чистой случайности попали; пора прощать друг друга за все хорошее и плохое, хотя о чем сейчас речь; мы с Морвушей никогда не цеплялись даже по каким-то мелочам. Наверное, все казалось сейчас каким-то странным. Загнанные в угол две подруги, а кто-то по ту сторону экрана наблюдает и смеется. Все это напоминало некое кино, за которыми вдобавок и публика наблюдает; только конец у этой истории очень плохой. Плохая сказка, где люди отрицательные герои, а Кэм и я просто две несчастные жертвы, которые к тому же умудрялись, и пошутить, также и посмешить тех, кто на нас смотрит до сих пор и не пустит ни одной слезинки после окончания фильма.
Подруга лежала на полу, истошно посматривая в пол; ее глаза мелькали разными цветами радуги. Наверное, снова галлюцинация, но было уже и правда, все равно. На столе стали вновь появляться всякие вкусные сладости, курица, устрицы; одним словом вся еда, которую мы с большим удовольствием съели. Вот тебе и странности себя проявили, причем видели мы это все вдвоем, а значит все правда, в которую совершенно верить не хотелось.
В воздухе повисли какие-то непонятные перья, больше напоминавшие желтых цыплят; они медленно спускались вниз немного подергиваясь, судя по всему от моей икоты, которая началась очень не вовремя и от переедания однозначно.
- Сейчас лопну. Очень плохо. Очень плохо. Неоднократно повторив одну и ту же фразу я завалилась словно медведь напротив Морвен. Наш последний вдох и выдох. Даже легкая улыбка на устах показалась. Стоит ли жалеть о том, что было?! Лично у меня нет ответа на данный вопрос. Да, мы провели довольно долгое время в нашем путешествии, и казалось бесконечное время на острове с инопланетными существами и невероятными зверьми с огромными глазами.
- Мор. А у меня большая семья. Брат Рекс, которого я люблю всем своим сердцем; он ведь даже не знает где я нахожусь сейчас. Наши семьи остались в прошлом, или будущем. Я запуталась. Рукой прикасаюсь до ладошки подруги. Раз уж наши дни сочтены, так возьмемся за руки в последний раз, прежде чем окажемся на небесах. Да пусть будет путь наш светлый и безмятежный.
У всей этой истории или сказки, нет счастливого конца. Мы не повстречали своих суженых – ряженых на белоснежных конях; мы не побывали в каком-то дворце, где тебя встречают с почестями, красной дорожкой и лепестками роз расстеленных под нашими ногами. Мы просто были здесь. Были на этом необитаемом острове, и теперь останемся без вести пропавшими. Наврятли нас когда-нибудь найдут, а если даже и попадут сюда, то уже никогда не выберутся.
- Грееейс, тихонько прошептав, сжав ладошку Кэм, мы крепко уснули. Наше дыхание медленно останавливалось, сердечный ритм снизился до нуля…..

Продолжение следует….

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » El barco