Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Inside the modern Colosseum


Inside the modern Colosseum

Сообщений 41 страница 60 из 132

41

Иду к любимой и Кристе

Слегка затерявшись при одной потасовке, Сонни сам не заметил, как оказался свидетелем другой; когда Тата, воспользовавшись его замешательством, удрала подальше от ложи - опять вернувшись к этой своей привычки, удирать... когда происходит что-то подобное, Агата всегда так делала, пора было бы уже привыкнуть - не любила испанка немотивированного насилия и необоснованной грубости. Чего, конечно, в их среде было тоже навалом. Другое дело, что понятие немотивированности - это очень растяжимо, и настроение Таты зависит от того, что она посчитает немотивированным, а что нет, как и любой другой человек, пожалуй. У каждого есть свои странности... странность, злорадная такая, гаденькая странность Сантино сейчас была в том, что он, глядя на то, как сцепились Фрэнк и Поли ощутил явное удовольствие - Фортуно-младшего он недолюбливал, уже по той причине, что он был сыном Фортуно-старшего, который отправил его из Нью-Йорка восвояси в свое время; ну а Фрэнк... драка с ним была в памяти ещё довольно свежа, несмотря на то, что встал бы он, случись чего, на его сторону. Но вот сейчас - даже как-то жалко, что быстро разняли, но настроение, и без того приподнятое, ещё сильнее улучшилось. Проследовав до дверей кабинета вместе со всеми, Сонни деликатно отделился, не желая присутствовать при разборках - не та тема, к которой следовало бы проявлять любопытство. И, вернувшись в зал, он начал разыскивать глазами Агату (следовало бы это сделать побыстрее? Через пять минут искать ещё можно будет уже на улице), попутно вслушиваясь в объявление боя... Интересное ведь зрелище предстоит, кажется. Хотелось глянуть на это вместе с женой... а чего бы тогда ещё сюда приезжать? В их власти сделать вечер крови, боли и смерти вечером собственным. В плане свидания, в смысле, пусть и... довольно странного.
Однако же, увидев красный пиджак Агаты в зале, Сонни выхватил взглядом и какого-то козла, который схватил её за запястье и что-то явно требовал... с такого расстояния, да при шуме, что стоял в "Барракуде", Пульс не слышал слов, которые они говорили друг другу, но, судя по жестам, по реакции Таты, происходящее испанке явно не нравилось. Бой между Маской и Спартанцем был тут же забыл, улыбка исчезла с губ Сантино, мужчина подобрался, последовав к барной стойке, сам, как танк, не сводя взгляда с места Агаты, только путь себе отгораживая, если приходилось. Однако, не дойдя до стойки буквально метра три, он увидел, как какая-то девчонка, стоявшая рядом, вмешалась - подпрыгнув, да как треснув обидчику в нос!.. Так ловко даже, что, если бы кто-то не акцентировал бы внимание на них - наверное, даже и не заметил бы случившегося, пока пострадавший не заголосил, схватившись за лицо. Сонни услышал лишь обрывок фразы вступившейся за его жену девушки, которая, впрочем, сама тут же чуть не стала объектом его нападения... стоило поспешить на помощь.
- Я зато в состоянии. - Пульс протянул руку, скрутив и без того перебитый нос мужика, так, что тот загундосил ещё что-то, скривившись, схватив Сонни за руки, для чего пришлось отпустить Кристу. Кровь потекла ещё сильнее... - Ты какого хрена прикопался к моей жене?! - и срать Сонни хотел на охрану. Он сам тут почти что за охрану, фактически...

+10

42

Сменив десятки рабочих мест, заслужив ненадежную репутацию, уходя в ходе увольнений со скандалами, разборками, даже кое-где угрозами, Каста почти не верила своим ушам, всерьез не ожидая получить предложение работать в Барракуде. Вся эта атмосфера притягивала ее уже не один год, и в тайне мечтая стать  частью мира, в котором все безостановочно бурлило, никак не думала, что воплощением окажется клуб дяди. Да, им руководили Ренато с Альбертом, и, возможно, брат мог стать тем самым мостиком, через который давал ей проходить не раз; но также Ирэн знала, что некогда покинутый клуб финансировал нынче Майкл, и он ни за что не даст племяннице подобраться к боям кем-то больше обыкновенного гостя. Более того, Ал прислушивался к нему, и лишь по этой причине не давал сестре размечтаться. Впрочем, Каста и сама это отчетливо видела, стараясь не заводить тему о Барракуде. Именно поэтому и не заходила сюда вовсе, дабы не искушать себя и не сталкиваться с Майклом, чье стремление переделать Ирэн со временем не иссякло. Отчасти, она понимала все эти длинные речи, возмущенные возгласы, условия. И каждый раз не могла на них пойти не потому, что не хочет: не может. Не может перекроить саму себя, вдруг стать кардинально другим человеком. Сумел бы он полностью изменить свой образ жизни?
Пока Ринальди-старший говорил, кубинка представила, как уйдет с нынешней работы, которая стала ей относительно приемлемым пристанищем. Она сумела проработать там почти целый год, а это, несомненно, рекорд по ее меркам. Научившись с годами кое-как терпеть людей, не используя с порога агрессию, Ирэн в глубине души даже благодарна была ресторану, с которым как-то да сложилось. Только контингент гостей частенько выводил из себя, а также чисто женская администрация со своими заскоками в черепной коробке. То ли дело - подпольные бойцовские клубы, где лично ей все было знакомо и понятно. С людьми оттуда она может говорить на одном языке, не стараясь скалить зубы в, так сказать, очаровательной улыбке, не желать сахарным голоском доброго утра и вежливо отвечать на звоночки. Не надо стоять на планерке, слушая очередную хрень от администратора в юбке; глотать букет из претензий и замечаний, который зачастую изливается не по делу, а по причине плохого настроения менеджера. Каста не умеет целовать в жопу, а уж тем более этот женский легион, состоящий из непрекращающихся сплетен, разговоров о мужчинах и диетах. И все-таки.. Если она где-то и сумела задержаться (что происходило с ней так редко, что и говорить не о чем), то в Элле.

Никакого криминала? На первый взгляд - бред какой-то. А вот на второй уже не очень. Майкл предложил ей работу мечты, отказаться - вверх идиотизма. Ирэн никогда не дает обещаний и в этот раз тоже не собиралась, считая подобные заявления чересчур громкими и неуместными в любой ситуации. Не надо обещать попусту - лучше уж делать что-то. Ну, или не делать - это уже кому что совесть велит. Про заработок тоже сказал, и она не дура, чтобы работать в месте, где хреново платят. Не то, чтобы в роли хостес получала грандиозные суммы, но вполне ничего, пойдет; плюс заработок на стороне, за счет других людей, за счет привычки и азарта. Все равно не тратила бабло на меха, бриллианты и спорткары.
- Теперь мне нравится Барракуда еще больше, - лукаво усмехнулась кубинка, качнув стаканом с ромом в сторону Майкла. Сумеет ли она выполнить его условия? Только клуб и никакого криминального хобби? Странно, но в данном случае ей не показалось это невыполнимым. В конце-концов, он только что сделал шаг навстречу, и в то же время этот шаг стал не просто компромиссом, а подарком. Он, конечно, наверняка видел в этом собственную выгоду, мол, племянница под боком, можно напрямую контролировать, да к тому же - избавить от других плохих привычек. Но если говорить откровенно, она все равно хотела сказать кое-что:
- Договорились. Спасибо, Майки. - Невозможно сразу предложить ему что-то взамен, да и не получится у нее сходу обо всем забыть. Но если Ирэн и могла ему намекнуть на что-то, то на согласие с тем, что она попробует сконцентрироваться  на клубе, а со временем, возможно, все остальное уйдет в небытие. А вот дальше все пошло по-накатанной: дядя заговорил об избранниках племянницы. Брюнетка несдержанно хохотнула, заглушив смех глотками рома. Он никогда-никогда не изменится. А потом еще ей что-то говорит... Да они будто по крови родственники, если так посмотреть.
Как-то прокомментировать его учения не удалось, потому что ворвавшиеся в кабинет мужчины будто с цепи сорвались. Просьба Гвидо осталась в прошлом, ровно как и Майкла, который закипел вновь, забыв про Ирэн. Она же отошла от стены, присев на угол стола. Пока они ее не замечают - только на руку. Подлив себе рома, кубинка подняла брови вверх, когда Дэнни вытащил пушку, направив ее на громилу-телохранителя. Внутри все напряглось от сумасшедшего накала происходящего. Особенно тогда, когда появился еще и револьвер Фрэнка, придавившего Фортуно к полу. Неосознанно сделав ставки на "Кто кого завалит прямо здесь и сейчас?", Каста медленно сделала глоток, стараясь не шелохнуться, чтобы не заработать ненароком пулю вместо кого-то другого. А ведь этот Поли.. Ал упоминал его - шишка из Нью-Йорка. Его белоснежный костюм уже был заляпан в зоне ворота. Кубинка посмотрела на Майкла, взрывавшегося от негодования и, судя по всему, ужаса, потому что если сейчас кто-то сделает что-то не так - один Бог знает, каковы будут последствия. Ничего подобного увидеть раньше не удавалось, и она даже дышать тише стала, опасаясь вдруг стать заметной в кабинете, где даже воздух затвердел. Раздался грохот, а Ирэн вздрогнула от неожиданности; медленно опустила глаза, увидев, как под ногами шмякнулся револьвер. Следом потасовка, где уже все в свои руки вдруг взял Гвидо. Осторожно наклонившись в бок, подхватила револьвер, беззвучно опустив на стол рядом с собой.

Отредактировано Irene Casta (2015-10-11 11:48:21)

+9

43

Ливия ошиблась, когда подумала, что Бернадетт не сильно задела выходка Майкла. То, что она закругляла тему, говорило как раз об обратном. Возможно, здесь было действительно не время и не место обсуждать такие личные темы, но Ливии, и так достаточно трудно переходящей к откровенным беседам, далось сейчас это непросто, и полученный резкий ответ моментально отбросил ее назад от подруги.
- Окей, будь по-твоему, - сказала она весело, но сама для себя решила, что больше никаких советов от нее Рикардс не дождется. Хочет решать все сама, не желает пускать ее в свой мир? Да пожалуйста. Андреоли не из тех, кто навязывается, скорее уж наоборот, держит на расстоянии. - Пойдем, - вслед за подругой решительно отхлебнула и своего виски, после чего поднялась со стула и двинулась за Бернадетт. Заводилась Ливия быстро, и от внезапного отпора, полученного за, мать твою, добрые побуждения, внутри распалилась моментально, хоть внешне и осталась непрошибаемой. Разве что количество слов резко поубавилось.
Насчет знакомства с Уэбстером она в принципе не шутила, но никакой сок выливать на него не собиралась. Тут все могло бы получиться гораздо проще - кто-то из Семьи позже ее представит, просто нужно подождать нужного момента. А настроение у Андреоли после слов Рикардс было не самым подходящим для флирта с мужиками.
- Стоп, давай повременим, - ухватила Берн за локоть и плавно потянула назад от курса, прямо по которому находился Уэбстер со своей блондинкой. - Наш столик в другой стороне, да, - дернула губы в улыбке. Сейчас ей уже не тринадцать, и она гораздо более уверена в себе, так что ей не нужна компания, чтобы построить глазки понравившемуся мужчине, просто конкретно в данный момент Ливии это было не интересно. К тому же, она увидела Альберто, махавшего ей со стороны раздевалок. - Сейчас познакомлю тебя с младшим Ринальди, - заакцентировала внимание подруги на пробиравшемся сквозь толпу людей Ала. - Привет, - традиционно быстро расцеловалась с ним в обе щеки, радушно улыбаясь, хотя по-прежнему была немного на взводе.
- Рад, что ты пришла, - отозвался младший Ринальди. В бордовой безупречно отглаженной рубашке, с золотой цепью на шее и легким ароматом одеколона, выглядел он как всегда франтом, хоть и вел себя несколько суетливо, явно беспокоился за то, чтобы все прошло на высоте, и шоу имело успех у собравшейся публики.
- Это Альберто, племянник Майка, - представила его подруге, и тот, пожимая ей руку, потянулся к ее щеке для более теплого приветствия. - Бернадетт - моя подруга. У нас тут случился казус... - начала рассказывать ему, пока они двигались в сторону вип-столика и вкратце посвятила хозяина заведения в сцену с его разбушевавшимся дядей.
- Ой-ой-ой... - понимающе протянул Альберто и глянул на Бернадетт. - От лица "Барракуды" приношу вам свои извинения, - любезно улыбнулся и ладонью проводил обеих до столика, где затормозил уходящую с осколками кальяна официантку. - Нэнси, угощения этим девушкам сегодня за счет заведения, - довольный своей галантностью, он подмигнул Бернадетт и охотно продолжил бы обольстительное общение, доставшееся ему в наследство от дяди, но к нему подскочил несколько помятый Марти, зашептавший ему что-то на ухо, уводя подальше от столика и девушек.
- Спасибо, Ал, - только и успела ответить ему Ливия, сообразившая по нервному виду всех оставшихся за столом, что в их отсутствие произошло что-то малоприятное.
- Ну давай, гуляем! - пошутив, махнула рукой Бернадетт и, устроившись на диване, обратилась к вернувшейся Нэнси. - Тащи нам трюфеля, черной икры, фуа-гра... и поживее, - очень уж хотелось поиздеваться над этой вертлявой блондинкой, которая рассчитывала подцепить здесь себе богатого трахальщика из числа гангстеров. И не важно, что пятью минутами раньше она предлагала своей подруге проделать примерно то же самое с Рональдом Уэбстером. Планки, на ее взгляд, были совершенно разные. - Глазами не хлопай, - одернула растерявшийся вид девушки. - И кальянщика сюда зови. Пусть новый несет. Ты же составишь мне компанию? - глянула на подругу в поисках поддержки.
- У нас нет в меню того, что вы сказали, - Нэнси явно не поняла, что над ней потешаются.
- Нет? Какая досада... И кальяна больше нет? - в голосе слышались все те же издевательские нотки.
- Кальян я сейчас принесу. Вам какой?
- Лучший! И быстрее, пока мы не передумали.
Когда Нэнси ушла, явно намеренно задев своим бедром сидящего рядом Леона, Андреоли, покачав головой, усмехнулась ей вслед.
- Вот ведь потаскушка. Надо будет ей мою визитку оставить, - пошутила, переглянувшись с мужчинами, для которых бизнес Андреоли не был секретом. Впрочем, он ведь не был уже таковым и для Берни. В ожидании заказа она решила еще покурить и, отыскав на столе свою оставленную пачку сигарет, извлекла из нее одну. - Найдется огонек? - обратилась к мужчинам, не сумев разыскать свою зажигалку. - Да, кстати, вы вроде так и не успели познакомиться. Это Бернадетт Рикардс, бывшая телеведущая, писательница, бизнесвумен и, как вы уже наверно заметили, любительница пикантных ситуаций, - посмеялась, переводя взгляд с мужчин на свою подругу. - А это Леон и Фредерик, - представила и их. Когда же радость от знакомства чуть поутихла, она тонкой струйкой выдохнула наверх очередную порцию дыма и, наклонившись к мужчинам, спросила уже чуть тише. - Что-то стряслось? Где все? - вроде бы занятая подколами над Нэнси, Ливия тем не менее продолжала следить краем глаза за взъерошенным Марти, который явно не находил себе места и, взамен того, чтобы наблюдать за боем на ринге, то и дело поглядывал в сторону помещений для руководства и персонала. Да и представители "Арены", оставшиеся у своего столика в полном составе, тоже поглядывали в ту сторону и о чем-то без конца шептались.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-10-11 20:02:59)

+10

44

Софи; Агата, Криста, Сонни - мельком.
Мы же в бойцовском клубе, — лаконично парировал Джеймс, уходя от ответа на вопрос, заданный девушкой: его отношение к жестокости сформировалось еще в далеком детстве, в провинциальном глухом городке со всеми его свиньями, коровами и развитым сельским хозяйством, где muzzlebeating - если не единственная забава, то точно уж одна из самых популярных. Провинциальный незатейливый спорт. Разве можно сравнить старые амбары с утоптанными глиняными полами с тем местом, в которое он пришел сегодня? Место из провинциального свинарника с местом в столице, мать ее, штата! Даже если общая направленность человеческого развлечения у них была похода, размах у полуночного столичного столкновения мордоворотов был соответствующий, здесь было на что посмотреть и от чего поволноваться, а потому стоять где-то в углу и пропускать все действие Джеймс не хотел. Он мог бы даже возмутиться, что зря что ли платил деньги за билет и рисковал репутацией руководителя… или как он там себя назвал?.. строительной компании, чтобы придти сюда и ни на один бой так и не посмотреть вблизи? Но не стал, ограничившись примиряющей лживой улыбкой, призванной показать понимание, с которым он относится к нежной женской натуре стеклянной балерины напротив, — но и отсюда неплохо видно.
Второй шот пошел у него заметно лучше, чем первый - Джеймс никогда не был поклонником крепкого алкоголя, а от того не имел особого таланта к его распитию, какой был у некоторых маститых синяков. Он не умел заливать в себя крепкие напитки так, чтобы не перехватывало дыхание, и делал это достаточно редко для того, чтобы не иметь возможности научиться. Чаще всего довольствуясь вкусом пива, тяжело с первой попытки не утонуть в ядреном шоте даже при его мизерном объеме. Проморгавшись, мужчина поставил вторую стопку обратно на стойку, стеклянные бока сомкнулись с задорным звоном. Действительно, хорошо пошло. Только Софи помрачнела не в такт началу их совместного пребывания и Джеймс спешно обернулся, чтобы иметь представление о происходящем, что так возмутило его новую знакомую. Женщина в красном костюме и мужчина в белом, словесная перепалка да крупная покрасневшая кисть, перехватившая крупными пальцами смуглое худое запястье. Вполне могло бы сойти за выяснение отношений между пришедшей в клуб парой - одеты в одном стиле, смотря на друг друга, как на индейцы на конкистадоров, зло и удивленно, если бы не слышать несколько назад произнесенных ими слов. Подумаешь, машина. Джеймс вот тоже особой катастрофы в этом не углядел. Хотя, наверное, дело было в том, что уж на чьей, а на его потасканной, сто лет назад сворованной машине одна-другая дополнительная царапина была бы попросту незаметна. Он не стал бы ввязываться в перепалку незнакомых людей, поскольку не имел к этому никакого отношения, будь этим вечером самим собой. Но мог ли промолчать Дэвид Лейнарт? В какой степени реальный Дэвид, сегодня закидывающий в себя шоты и, возможно, с минуты на минуту получащий пару-тройку синяков, был моралистом, заступником и просто отзывчивым парнем? Да черт его, конечно, знает. Джеймс всегда тщательно прорабатывал свою историю, но в этот раз не удосужился даже поинтересоваться поведенческими фактами из жизни незнакомого старины Дэвида, а потому поступал исключительно интуитивно. Так, как выглядел нужным поступать подобающим дорогим шмоткам и золотому одеколону образом.
Эй, парень, — он спрыгнул со своего стула, сделал шаг в сторону сцепившейся парочки и заговорил, повышая голос, чтобы точно быть услышанным, — отпустил бы ты ее подобру-поздорову? Убери от женщины рук...
Только вот женщины - они как птичья стая. Обидел одну, ухватил за хвост, как тут же налетят вороны да сороки, галдящие, по-одиночке не представляющие опасности, а толпой способные насмерть заклевать и изодрать мелкими острыми коготочками своими, не отмахаться, только сбежать: чем больше галдят, тем больше их слетается со всех сторон. Женская, мать ее, солидарность. В обычное время шипят друг на друга, что не подходи, а тут на тебе. Мелкая пичужка, возникшая, как показалось не заметившему ее Джеймсу, просто из ниоткуда, смачно влепила здоровяку в белом костюме по лицу, да видно настолько от души, что тот забухтел, хватаясь за пострадавший нос. Ай да детская забава, не знаешь куда лепить - лепи по носу. Джеймс остановился на полушаге и полуслове, держась за низкую спинку своего барного стула - теперь спасать пришлось бы уже двух птах, а мирный исход стал вовсе невероятным.
Я зато в состоянии.
Кровь из разбитого носа залила белый пиджак да черную рубашку.
Разъяренного бугая осадил второй такой же разъяренный крепыш.
Тоже вполне себе неплохой итог разрешения споров.
Обойдя развернувшуюся сцену стороной, Джеймс обнял Софи за плечи и увлек за собой подальше от происходящего, сквозь возволновонную толпу, мотивируя свой уход высокопарными “двое на одного - уже нет чести” и “муж сам должен защищать свою женщину”:
Видишь, подальше от одного насилия - поближе к другому, — они отошли уже на приличное расстояние от бара, когда громкий голос, искаженный шумом и микрофонным усилением, объявил победителя схватки. Поединок оказался в достаточной степени напряженным и жестоким, чтобы было, на что полюбоваться одному и от чего отворачиваться другой. Их совместная ставка не сыграла, человек в маске переборол островитянина с сетью и теперь зрители разделили звуки зала на вопли радости и ликования и стоны разочарования. В легкой досаде Джеймс прицокнул языком,  — не повезло, — и мельком обернулся через плечо. Сомнительной породы негритос остался у стойки, отвлеченный потасовкой - это приподняло ему настроение. Стеклянная балерина, как в привычной манере Джеймс окрестил модельку, чье имя рисковал забыть даже несмотря на очевидную простоту, осталась наконец-таки без своего Черта-из-Табакерки, — подождем, пока там успокоятся? — они отошли ближе к стене, чтобы не попасть под горячую руку кому-нибудь из болельщиков и горячих гостей клуба, и Джеймс с притворным разочарованием вздохнул, — по третьему, правда, не допили - на брудершафт, — и усмехнулся.

Отредактировано James Asher (2016-02-18 18:11:06)

+11

45

**Криста и Сонни**

Знаете, я умею постоять за себя. Драться, правда, не умею, зато для таких случаев надеваю шпильки и держу ближе к сердцу бутылку, которой можно треснуть о чью-нибудь глупую и чугунную голову. Но развязывать столь громкую и грязную драку сегодня я не планировала. Да и защитники, уж хочется верить, нашлись бы раньше, чем мой костюм или лицо было загубленным. А вот, кстати, и первый в лице рыцарей. Точнее сказать амазонок. Девушка ростом с меня встала перед мужиком, чтобы пристыдить того. Ой, не только пристыдить! Шатенка без объявления войны заехала владельцу "мерена" по лицу.
Я не удержалась от смеха.
- Это было чертовски дерзко и смело - похвалила я свою заступницу.
Кровь из носа мужчины не заставила себя ждать. И он действительно разозлился. Во-первых, пострадало его самолюбие, во-вторых, он еще не разобрался с разбитым зеркалом машины. Короче, вечер у парня не удался. И как бы на этой ноте он не организовал мне и незнакомке матч-реванш...
Он схватил брюнетку за плечи, встряхнув так, что я не удивлюсь, если у той на утро обнаружат сотрясение мозга.
- Эй! - вступать против бугая на голову выше себя смысла не было, я собиралась позвать охрану. Повернув голову, чтобы найти мужчин в форме, обнаруживаю надвигающегося Пульсоне. Он сначала вцепился в нос "нападавшему" (но по факту уже пострадавшему), а после поинтересовался в чем дело.
Мужчине пришлось отпустить девушку и я бережно за плечи отодвинула ее на шаг назад.
- Ты какого хрена прикопался к моей жене?!
- Гандон ты хренов! - мат-перемат, после чего, поняв, что его так просто не отпустят, водитель произнес: - Она мне тачку помяла.
Похоже, он был новичком в городе, раз не знал к кому с такими претензиями подходить не стоит.
- Я не со зла! - говорю в свое оправдание. Хотя, по правде говоря, виноватой я себя теперь ни сколечко не чувствовала. Вот подошел бы ко мне как белый, цивилизованный человек, то и разобрались в ситуации спокойно. Я бы может даже возместила ущерб.
- Ладно, Сантино, отпусти его. А то сейчас охрана прибежит. Чувак, у нас ведь мир? - я спрашивала так, словно это водитель был обязан мне, девчонке-драчунье и моему мужу.
- А ты здорово его - хвалю незнакомку - Всегда такая или под градусом? - но я не осуждала, в моем голосе слышалась благодарность и похвала. Я вот еще мало выпила для драк. Скажем так, после одной бутылки пива я могу выступить только в качестве провокатора.
Кстати, о драке, на арене Алая Маска одержал победу. От чего выигрыш за сегодняшний день вырос еще на несколько тысяч. А мысли о том, что я чертовски удачлива заставили ждать следующего боя, чтобы так же сделать ставку.
- Я Агата. Это Сантино, мой муж - хочу пожать девушке руку, но она вроде повредила ее при ударе? По крайней мере гримасу боли я успела уловить каких-то пару минут назад.
- Как-там-тебя - не успела я прочитать имя на бейджике бармена - Дай пакет льда - даже если это просто ушиб, то последствия надо свести к минимуму. - И еще две стопки такой бурды - свою я не успела выпить, но с удовольствием сделаю это теперь уже в компании.

+8

46

Нетерпеливо закрывая эту тему для разговора, Берн не могла до конца понять, чего от нее в данный момент ожидала Ливия; откровенности среди потных тел с полными алкоголем венами? Это вряд ли произошло бы и за стенами клуба, в совершенно другой обстановке, ибо, да, впускать кого-то постороннего в свою личную жизнь, даже если этот кто-то посторонний – близкий человек, женщина не собиралась. Решая все вопросы сама, Рикардс, таким образом, избавляет себя от возможности возложить их не самые хорошие, в случае чего, последствия на какого-либо другого человека. Так что, отказ ее от всяких советов и предостережений, посланных, понятно, с доброжелательным мотивом, не является следствием нежелания подпускать подругу на территорию своего личного пространства. Бернадетт и маму родную в свои дела не посвящает, что уж говорить о ком-то другом.
Немного успокоившись после того, как Ливия все-таки дала задний ход, блондинка, тем не менее, не перестала чувствовать себя некомфортно теперь уже потому, что итальянка резко потеряла всякий интерес к многословию; потеряла то самое настроение, благодаря которому она с удовольствием вела подругу в зал, к бару, заводила разговор про Уэбстера и имела приятный оживленный вид. – Но, Ливия, - удивляясь тому, с каких это пор подруга ее упускает шанс покрасоваться около такого представительного мужчины и, тем более, познакомиться с ним, Берн, поджав губы, послушно повернула в другую сторону.
- Рада знакомству. Мне о вас много кто говорил, в том числе и сестра ваша, Ирэн, - улыбнулась младшему Ринальди и ответно поцеловала того в щеку в знак приветствия, думая о том, что даже с первого взгляда можно уловить весьма заметные сходства племянника с дядей. И не во внешности в основном, нет. Дело было в  их идентичном умении держаться на людях и выставлять себя исключительно в приятном свете; на первых порах, по крайней мере. С каждой его репликой, да и с этой ответной реакцией на краткий пересказ всего происшествия в вип-ложе, это сходство становилось все отчетливее видно.
Вспоминая свою юную родственницу, Бернадетт вновь увидела эту их разительную разницу в характерах и темпераментах, которая и не могла дать им не только ужиться вместе, но и начать по-настоящему ощущать себя родными. С первого, да и со второго раза трудно будет назвать ее и Джинджер тетей и племянницей; настолько разными и настолько чужими могут порой быть родные по крови люди.
- Да-да, спасибо, - кинула уже после Ливии, немного запоздав, ибо Альберто уже был отвлечен другим человеком.
- О, боже, да, - опустив свое тело на мягкий и широкий диванчик, блондинка, довольно откинувшись на его спинку, закинула ногу на ногу и чуть потянула слегка затекшую спину. После часовой ходьбы по клубу то вниз, то вверх да грациозного полета с подбитым крылом на Майкла, было до чертиков приятно просто взять и сесть, перестать дергаться по сторонам и немного отдохнуть. – Ливия, когда я говорила перекусить, я не имела в виду клюнуть, как птичка, твою черную икру, - с усмешкой произнесла американка, наблюдая за растерянной реакцией молоденькой официантки на завышенные запросы подруги. – Девушка, вы здесь еще и кальянщица? Не тяжело с ними таскаться?
- Да, - глянула та на Рикардс, после которой еще недавно собирала разбитое стекло на диванчике и полу. – Не тяжело, конечно, у меня из рук ничего никогда не летело..в том числе и стаканы с соком.
Андреоли забавно было, а вот Берн, после довольно безобидного упоминания того треклятого стакана и мимолетно кинутого на нее взгляда Нэнси, еле сдержалась, чтобы не ответить той что-нибудь вслед.
- Нет-нет, я спокойна, спокойна, - на самом деле этого спокойствия оставалось все меньше и меньше, вместо него чаша пополнялась нервозностью, что вроде поутихла возле барной стойки после порции виски, но теперь вернулась вновь. А тут еще и Ливия, которой внезапно потянуло к никотину, и она подвинулась к оставшимся в ложе мужчинам за огоньком, попутно знакомя их с сидящей рядом как на иголках Бернадетт.
- Не было времени познакомиться, - отвлеклась от всего и улыбнулась Леону да Фредерику. – Очень приятно, - в следующую секунду повернула голову в сторону итальянки, облизнув губы и тяжело вздохнув, пристально смотря на зажатую в ее пальцах тонкую сигарету. Табак всегда расслаблял Рикардс, помогал отвлечься от внешних раздражителей, пример одного из которых уже был на подходе в виде пышногрудой Нэнси с кальяном в руках, сделанный исключительно на ее вкус. И пока Андреоли была отвлечена беседой с мужчинами, блондинка перевела свое внимание на остановившуюся рядом официантку.
- Вам куда поставить? – спросила та, держа кальян на весу.
- На пол ставь, - коротко ответила и, потянув к себе трубку, добавила: - Хотя, нет, она будет постоянно натянутой, неудобно. Поставь на стол.
Нэнси, наклонившись вперед, приподняла кальян и поставила его на стол на пустое от тарелок и стаканов место.
- Нет, он мне все загораживает, опускай обратно, - конечно, это были уже придирки, но Берн тогда было абсолютно все равно.
Девушка, скрипя зубами, неловко взялась за колбу, и в следующий момент керамическая чаша, скинув, к счастью, угли на блюдце, слетела на пол и разломилась на несколько неровных частей.
- А говорила, что ничего не летит из рук, - закатив глаза, произнесла. – Он на воде?
- На воде, - резко ответила та, наклоняясь вперед, на радость мужской половине гостей в ложе старательно отставляя свой округлый зад назад и возясь с осколками на полу.
- Меняй все, блин, какая к чертовой матери вода? Делай на абсенте, и табак… Лив, какой табак? Выбирай что-нибудь сладкое, - женщина вроде и понимала, что немного да перегибает палку, но какие-то неведомые силы захлестнули ее и навели тумана, выставив Берн с совершенно ложной стороны; ведь она, по сути, никогда таковой не была и к обслуживающему персоналу никогда не имела необоснованных претензий.
- Еще принеси какой-нибудь мясной салат, с говядиной, без лука, с острой…нет, не острой…хотя, нет, давай с острой заправкой, - подождав, пока и итальянка назовет свои предпочтения уже будущей на взводе официантке, Рикардс добавила: - И ты мне так и не принесла виски, - который американка все-таки оставит на потом, решив выждать между второй стопкой и третьей. Иначе окончательно захмелеет и раньше времени споет.

Отредактировано Bernadette Rickards (2015-10-11 17:20:46)

+9

47

Одна из причин, по которой Майка Ринальди считали одним из самых опасных гангстеров, было то, что он реагировал на многие вещи не так, как другие. Порой действовал вне стереотипных моделей. В частности, если во время относительного пиздеца он мог кричать и ругаться, то во время пиздеца полного им часто овладевало состояние, внешне напоминавшее холодное спокойствие. На самом деле это была некая замороженность, не переходящая при этом в ступор. В минуты величайшего кризиса он действовал взвешенно - а свои эмоции выражал позже. Именно потому сейчас консильери, когда вокруг него творился сущий ад, лишь покуривал сигарету, а затем, нащупав бутыль с ромом, подлил себе еще ямайского напитка. Злость же тлела где-то очень далеко - в висках, где стучали небольшие молоточки, в кончиках пальцев, зажимавших папироску, в уголках глаз, под которыми набежала паутинка мелких морщин.   Постепенно, из слов Гвидо и перебранок Поли с Фрэнком, у него возникла относительная картина того, что произошло. Между Фортуно и Альтиери приключилась какая-то размолвка - и андербосс не нашел ничего лучшего, как избить представителя одной из пяти сильнейших Семей США до крови. Именно потому тот теперь изрыгал нецензурную брань и едва мог сдержать свой гнев, прозрачно пригрозив подручному смертью. - Поли, ты, блять,  опух? В моем заведении, моему другу рамсы кидаешь. -  нахмурился Ринальди, однако понимая, что трудно ожидать сейчас сдержанности от главы ответвления Иль Мелаграно. Он в самом деле опух - в том смысле, что правая  скула теперь напоминала красную грушу, а нос сделался толстым как у клоуна. То же, что произошло дальше, вообще перешло все рамки - когда прикрывавший отходящего к двери шефа Корди заложил руку за край пиджака, то  неугомонный Росси, по приказу Фрэнка,  наставил на телохранителя ствол. А  вслед за ним и сам андербосс, повалив сына Настройщика на пол, начал уже угрожать ему оружием.  Хуже ситуации и не придумаешь - медленный и плавный переход из пата в мат. Главное, чтобы теперь не произошло непоправимого - и никто из них, раздухарившись, не нажал на курок - Дэнни, Фрэнки. Да уберите вы волыны и отпустите их, пусть уйдут. - мягко и медленно, будто ребятишек из детского сада, попросил Ринальди обоих разошедшихся товарищей - но тут к делу перешел Гвидо, неожиданно для своего возраста проявив навыки более подобающие какому-нибудь Джеки Чану. Резким ударом ноги вышиб пушку из рук второго лица в организации, а затем вырвал пистолет у новоиспеченного капитана запада. После чего разразился сердитой речью - Ринальди же, поняв, что самая жесть миновала, выпустил изо рта пару колечек дыма. И  обратился к Корди,  оттаскивающему Франческо от побледневшего и резко замолчавшего Поли. - Убери руки свои от него. Хватит. На туповатом, напоминающем булыжник, лице Фила на минуту отобразились сомнения - и затем  он отошел от андербосса и двинулся к двери. Рядом с ним, брезгливо морщась, шагал и его патрон. Когда гости из Большого Яблока покинули кабинет,  Ринальди, во время всего действа было привставший, рухнул обратно в кресло и повернулся к почему-то оставшейся в комнате Касте. Удивленно приподнял бровь. - Ирен, ты еще здесь? Я же говорю - свали ненадолго.  Затем, достав из кармана свою золотую зажигалку "Картье" (про которую почему-то забыл ранее, прибегнув к спичкам), неспешно зажег очередную сигарету. Доза никотина бы ему не помешала. Потом, повернувшись к  Фрэнку с Дэнни,  три раза отчетливо хлопнул в ладоши. - Браво. Браво. Браво.  Отхлебнул рома, поболтал его во рту - и с внезапным отвращением сплюнул обратно в стакан. - Стоило мне отойти в кабинет на пять минут - как вы разрушили наш важнейший союз, ради которого я сам годами ездил  в Нью-Йорк... Cтиснул челюсти так крепко, что у него заныло в затылке. Или тот же Альтиери думал, что он в самом деле мотался за шмотками - в духе того, что заявил Бернадетт, сводя его мотивы в случае с кальяном к дешевому тряпичничеству. Он много лет выстраивал связи с могущественными дядями в Большом Яблоке, не только ради личного влияния - но и ради Торелли.  Во много благодаря этому возник альянс, который помог им опрокинуть Крусанти и который закреплял их первенство среди калифорнийских кланов. В структурах их штата счет посвященным идет на десятки - а кто будет связываться с такой, у которой есть партнер с сотнями стволов? Да еще и обретший плацдарм в Лос-Анджелесе. Теперь же все эти плюсы могли превратиться в минусы,  а приятель - во врага. - Что же будет в следующий раз, когда я поссать в кустики отойду, а, Дэниель? Белый Дом взорвешь? В эту минуту сарказм покинул Ринальди, смешившись обычным раздражением. Он швырнул окурок в сторону, прямо на ковер, и растоптал каблуком, прежде чем он оставит на ворсе обгорелое пятно. - Ну и не  сволочи ли вы после этого? Резко встав  со своего места, Ринальди отвернулся от Фрэнка.  Ему казалось,  что сейчас столь близкий человек, еще недавно поучавший его насчет спокойствия, теперь подвел его. Устроил в его клубе поножовщину - и вовлек в конфликт с тем, кто должен был быть надежным винтиком в системе их власти. -  Если что, я готов поехать и поговорить с Джеймсом. Теперь Майки-бой обращался к Монтанелли. Как-никак дипломатическая работа была среди его прямых обязанностей как "конси". - Эту непонятку надо попробовать решить как можно быстрее - пока другие не пронюхали. То, что Фортуно-младший теперь контролирует изрядные силы в Лос-Анджелесе, не было хорошим явлением. Он вполне мог начать и без ведома отца поворачивать политику в другую сторону.  К нему могут потянуться все недруги Торелли, как явные, так и затаенные. Очень возможно, что тот же Гвендони, лишившийся Сан-Диего и доброй половины собственного города, попробует сыграть на этих противоречиях.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-10-11 20:35:21)

+10

48

Может, так сразу и не скажешь, вспомнив все мои поступки за последние несколько лет, но я знал и, более того, уважал правила, которым обязан был следовать каждый, уважающий себя, гангстер. Если насрать на правила – наступит анархия, а кому она нахуй нужна? Но были случаи, вроде этого, когда весь этот «кодекс чести» напрочь вылетает из головы, а действия, приводящие к плачевным последствиям, кажутся наиболее правильным решением. 
Направленный в широкий лоб Корди ствол держал в руках твердо, хотя тело и колотила яростная дрожь. Если бы решать пришлось  мне – я бы мочкнул по-тихому обоих и закопал в каком-нибудь лесочке, что бы без свидетелей. А когда папаша Фортуно спросит с нас – сыграл бы в дурачков, мол, никого не видели, никто не приезжал, да и дело с концом. Поэтому, наверное, я и не рвусь в лидеры. Если бы мы мочили всех подряд, то долго бы не протянули. А на таких неуправляемых психов, как я, обычно, все-таки находили меры воздействия. Редко когда они были мирными, но об этом часто думать я  как-то не привык. 
Когда Фрэнк, не замечая препятствия даже в ,стоящем на его пути, Гвидо, ломанулся к Форутно, я даже дернулся от неожиданности, чем, наверняка, лишил здоровяка Корди не малого количества нервных клеток – все-таки мой ствол до сих пор упирался в его тупую башку. За оружие схватился и Альтиери, грозно размахивая револьвером перед лицом резко притихшего Полли. Действия Фрэнки даже меня ввели в ступор на какое-то время. Все-таки Полли Фортуно, если и был порядочным долбоебом, но, вместе с  тем, оставался сыном дона влиятельной и уважаемой Семьи, не говоря уже о том, что и сам был лидером ответвления нью-йоркского клана. После такого выпускать Полли из этой комнаты точно было нельзя.
Но Монтанелли  решил по-другому. Ему, наверняка, уже настоебали наши игры отмороженных бандитов и, не потерпев такого не уважения, он взбесился. Я, признаться, дона нашего таким никогда не видел, хотя и не мог похвастаться таким уж близким с ним знакомством. Ловкости, как оказалось, ему не занимать. Будучи человеком пожилым, он, все же, очень умело лишил оружия всех распоясавшихся членом Семьи.  Выбитая, начищенными до блеска, ботинками Гвидо пушка, секунду назад упирающаяся молокососу Фортуно в лицо, с шумом отлетела к столу, а пистолет, который Монтанелли  вырвал у меня, так и остался в руках у рассерженного дона.   
Когда Гвидо лишил меня оружия, я, буквально, почувствовал себя беспомощным. Это чувство, в целом, не было частым моим спутником, потому я так и опешил. Опустив лицо вниз, как будто я тут не причем, почесал задумчиво затылок, громко кашлянув несколько раз. Чувствовал себя нашкодившим мальчишкой, которого строгий отец отчитывал за плохое поведение, вот-вот уже готовый взяться за ремень. Черт! Как пацан, ей богу.
К дону присоединился и Майки. Ринальди, по сути-то, и не был в курсе дела, но вся та картина, что предстала перед его глазами минуту назад, давала ему четкое представление и о случившемся ранее. 
- А чего сразу Дэниель то? Этот жирдяй за ствол схватился. Мне что нужно было стоять и ждать, пока он кому башку не прострелит?  - раздраженно отвечаю на высказывание Майкла, пытаясь оправдать свое поведение, - может мне ему еще и отсосать на дорожку?
Суть претензий и беспокойств Ринальди с Монтанелли  я понимал и, наверное, даже был согласен. Но и после ухода наших Нью-Йоркских «друзей», я все еще был на взводе. Натворили делов мы знатно, это да, но никто не заставлял этих олухов влезать куда не следовало.
Пробубнив что-то еще себе под нос, плюхнулся на один из стульев, одновременно запихивая обратно, возвращенный Гвидо, ствол.
Чувствовал себя крайне неуютно сейчас: воздух в кабинете был спертым, напряженным и очень тяжелым, а разговоры, которые велись здесь, были, мягко говоря, не моего ума дела. Я тоже, конечно, не в сторонке стоял, но вряд ли буду иметь право голоса в решении таких вопросов, как « что теперь делать со всем этим дерьмом?». Но уходить не торопился – ждал когда «позволят». А под конец все-таки вставил свои пять копеек.
- Ну, пободались, всякое бывает, - Заранее ожидая смачной оплеухи от Майки или самого дона Монтанелли, закуриваю. Ну не могу я язык за зубами держать, блять, таким уж уродился ебанутым!

Отредактировано Daniel Rossi (2015-10-12 02:26:21)

+11

49

<Агата и Сонни>

Похоже, незнакомка не ожидала такого моего звёздного появления. Да я и сама не ожидала от себя, если честно. Не каждый день я ввязываюсь в драки, особенно с мужиками, которые как минимум на голову выше меня и здоровее раза в три, а то и во все пять. Конечно, поначалу это могло показаться смешным. Но когда этот мужлан вцепился в мои руки, больно сжимая их и тряся меня, мне уж точно стало не до смеха. Я даже глаза зажмурила, будто это могло каким-то образом мне помочь. Однако помощь пришла очень вовремя, когда я уже попрощалась мысленно со своим лицом, потому что завтра я бы точно не узнала его в отражении зеркала. И пришла она со стороны мужа девушки, которую я так самоотверженно ринулась защищать. Он был просто взбешён тем, что к его жене кто-то посмел гнусно пристать. Но я была рада ещё и тому, что меня наконец отпустили. Однако меня всё ещё передёргивало оттого, что я правда испугалась. Смелость смелостью, но я же не кинг конг. Хотя, сейчас это было бы очень к месту. Смогла бы сама поквитаться с этим ублюдком, который не только язык свой поганый распускает, но ещё и руки. Хоть я и сама напросилась, но это уже мелочи. Так что, сейчас созерцая то, как муж девушки разбирается с обидчиком, я про себя ликовала, что он получит по заслугам и в следующий раз вряд ли будет себя так борзо и нагло вести.
Девушка коснулась меня, чтобы я отошла в сторону, а то ведь ненароком могло всё же достаться. А сама решила вмешаться в разборку двух мужчин.
- Она мне тачку помяла. Сколько раз он ещё вспомнит свою тачку, господи? Про нос бы свой лучше побеспокоился. Чувствую я, поход к пластическому хирургу будет неизбежен. Но уж с появлением мужа женщины, к которой ты подкопался, нужно было понять уже и заткнуться, убравшись восвояси. А этому всё мало, видимо.
- Я не со зла!  Ладно, Сантино, отпусти его. А то сейчас охрана прибежит. Чувак, у нас ведь мир?
Фраза девушки возымела эффект и оба решили остановиться на этом. Тем более охрана уже подоспела и явно для того, чтобы утихомирить разбушевавшихся посетителей. На том и разошлись.
- А ты здорово его. Всегда такая или под градусом? Наконец был обращён вопрос ко мне, а я потихоньку начинала приходить в себя от всего произошедшего. И вместе с осознанием этого, обострялась боль в руке, которой я замахнулась на мужика, и в плечах, на которых совершенно точно на утро будут видны синие следы от цепких пальцев.
- Ага, подрабатываю вышибалой субботними вечерами, - решила пошутить я, улыбнувшись девушке. – Но знаешь, если бы не выпитый алкоголь, я бы наверное сейчас расплакалась от боли.
Я сказала это серьёзно, но сама рассмеялась. Боже до чего всё это было нелепо. О чём я только думала вообще? Но спасибо алкоголю за то, что сейчас он притупляет боль. Даже не хочу думать о том, что будет, когда он выветрится из моего организма.
Тем временем на ринге уже объявили очередного победителя, но я не особо вслушивалась, так как сейчас меня это совершенно не заботило. Ведь я сама тут в качестве бойца выступала и даже попыталась нокаутировать соперника.
- Я Агата. Это Сантино, мой муж. Представилась незнакомка, собираясь пожать мне руку, но вовремя опомнилась, вспомнив о моей травме.
- А я Криста. Рада знакомству. И спасибо, Сантино, что вы так вовремя появились, иначе я бы сейчас тут с вами не стояла, а была на пути в реанимацию, - снова попыталась я смягчить всё шуткой. – Но знаете, я бы на вашем месте такую красивую жену одну не оставляла. А то ходят тут всякие козлы.
- Как-там-тебя. Дай пакет льда. И еще две стопки такой бурды. Агата вовремя подсуетилась, и бармен тут же принёс мне лёд в полотенце, чтобы я могла приложить к своей пострадавшей руке. И наполнил две стопки для нас с Сантино.
- Спасибо, - поблагодарила я за лёд, и следом добавила, - ну что выпьем за знакомство? Пусть оно и началось не на весёлой ноте, но закончилось благополучно. Извиняюсь, конечно, что я не дожидаюсь приглашения. Но мне просто необходимо выпить. Перевести дух, так сказать.
Взяв стопку левой рукой, я чокнулась ею с моими новыми знакомыми и так же спешно опрокинула в себя. Алкоголь приятно обжёг горло и прошёлся тёплой волной по телу. Надеюсь, он будет действовать до конца вечера. Его волшебство мне бы очень пригодилось.

Отредактировано Krista Åberg (2015-10-12 02:19:32)

+4

50

Просить убрать пушки, было лишним, Фрэнк и не собирался марать паркет никчемными мозгами Фортуно-младшего, он только хотел поучить его тому, что следует держать язык за зубами. – Любого другого я бы уже пристрелил, - произнес в лицо притихшему парню, - считай это данью уважения твоему отцу, что жив остался. - Фрэнк убрал револьвер от его физиономии, точнее собирался сделать это, хватку на плече Фортуно он уже ослабил, как получил от Гвидо ботинком по кисти руки. Вскрикнув от боли и вместе с тем возмущения, он выронил пушку, и та откатилась куда-то в сторону. – Какого хрена? Я и не собирался в него стрелять! – Даже глянуть на Гвидо не успел – был оттащен от перепуганного пацана его телохранителем. Впрочем, очередной драки не последовало, их босс довольно резко высказался о том, какие санкции последуют, в случае если кто-нибудь их них продолжит. Спорить и выяснять, а сдержит ли обещание, на этот раз никто не стал. Фрэнк даже не смотрел на Поли, когда тот покидал стены кабинета, вместо этого разминал перебитую кисть и запястье и внимательно разглядывал припухлость вместе со следами крови на костяшках.
- Насладилась представлением? – ухмыльнувшись, глянул на Ирэн, случайно ставшую свидетельницей разборок, и судя по виду дар речи потерявшую. – Будь добра, гостей наших проводи,- забрал револьвер и кивнул племяннице Майка на дверь, за которой только что скрылась парочка нью-йоркских гангстеров. Им лучше поговорить наедине, Каста итак слишком много лишнего увидела и услышала, при том, как друзья продолжат выяснять отношения друг с другом, ей присутствовать вовсе не обязательно. Конечно, Фрэнк понимал всю степень злости Майка и Гвидо, он бы и сам в ярости был на их месте – зарубиться с сыном босса одной из нью-йоркских семей дорогого стоило – но он полагал, они изменят мнение, когда объяснит им, что сейчас произошло, Монтанелли как раз и требовал этого, не единожды даже.
- Майк, - сделал паузу, пытаясь совладать с собой, и налил себе рома до самых краев, - давай без этой театральной хуйни, как ты любишь, - попросил его не хлопать в ладоши и вообще лишний раз не раздражать, впадая в патетику. – Земля без тебя вращаться перестанет, мы в курсе, блять, если в кустиках тебе еще и посрать приспичит. – Фрэнк опрокинул в себя налитый им ром и, не закусывая, поморщился, после чего перешел уже к сути. – Не драматизируй, нихуя этот щенок нам не сделает, он оскорбил меня, я ему ответил, - не только на словах, конечно, но это уже детали, - будет ему урок. Пришел пьяный, давай про шлюх всякую чушь нести, я ему сделал замечание, шепнув, заметь, чтобы эту тему в присутствии женщин не поднимал, а он меня кастратом, блять, назвал, прямо за столом в окружении всех наших друзей. Да я его пристрелить должен был за это, – и пристрелил бы, не будь там столько свидетелей, - он еще легко отделался. Вы бы не так на моем месте поступили? – обратился с вопросом к присутствующим, за исключением Дэнни разве что, с ним итак понятно, он за куда меньшее людей калечил. – Может, и в жопу выебать себя дадим, чтобы не разрушить наш важнейший союз? – а с этим уже конкретно к Майку обратился, цитируя его слова. – Оскорблять я себя не позволю никому, тем более какому-то сопляку. Как с пацаном со мной разговаривал, боссом заделался, твою мать.
Фрэнк знал, что руку поднимать на посвященного было нельзя, не важно какое место в иерархии он при этом занимал, но со словами Дэнни, тем не менее, согласился.
- Поехать и поговорить? – усомнился в том, что это действительно потребуется. – Поли получил по зубам за то, что не умеет держать рот закрытым, Джеймс мне спасибо сказать должен, что я его недоумка воспитываю. Я бы на его месте так и сделал. – Если бы его сын нахамил уважаемому человеку вдвое старше и опытнее него, и добавил бы еще, если б возмущаться пришел. – Поли жив и здоров. Ну, побил я его слегка, иногда это полезно, до некоторых ведь иначе не доходит. – Пара ссадин и выбитый зуб – не такой большой повод, чтобы бежать жаловаться папочке.

+11

51

Агата и Криста

Агата не любила неоправданного насилия, но чего уж, оно как-то само собой её находило, да и не удивительно, учитывая и тот факт, за кого она замуж недавно вышла, и всё остальное такое прочее о её громком и ярком прошлом (если вдуматься, может и правы разные индусские, или какие там они, укурки-философы, и у каждого человека действительно есть какая-то своя аура? В этом случае, у Тарантино аура была очень сильная) - Сонни, впрочем, все старания свои направлял скорее на то, чтобы защитить её от чего-то неприятного, ущерба; а неприятности, как правило, и действительно начинались именно в тот момент, когда он отворачивался. Хотя, уж точно не про это всё Пульсоне раздумывал, когда, услышав ругань в свой адрес, ещё и поводил мужика за развороченный нос - чтобы матерный поток иссяк поскорее, ну, или захлебнулся в крови, в крайнем случае.
Последовав просьбе Агаты, Сонни, молча кивнул, отпустив нос агрессивного незнакомца, и затем другой рукой вытащил купюру из внутреннего кармана пиджака, запихнув её в его нагрудный карман, наподобие платочка (вроде как и за зеркало, и на лечение, и ладно, что Гриша-Костолом ему только что стоил семь сотен - вот зато Агате вроде везёт, а значит, всё равно они в плюсе): - На. Проваливай. - и подтолкнул его в спину, навстречу как раз подоспевшим охранникам, сделав неопределённый жест залитой чужой кровью кистью руки: - Всё нормально. Просто приложите ему к лицу что-нибудь холодное. - с охранниками Барракуды Пульс не то, чтобы дружил, но можно сказать, что приятельствовал; отношение к криминалу большинство из них имели довольно условное, за дела, которые здесь велись, отвечали другие лица, но и с этими дело было иметь полезно - на случай вроде этого. Да и вообще, отношения лучше со всеми поддерживать по возможности хорошие - и с друзьями, и со слугами, и с "начальством"... - За моей красавицей иногда очень трудно бывает уследить. - улыбнулся Сонни в ответ незнакомке, целуя Агату в висок и приобнимая "непострадавшей" рукой - другую, чтобы не запачкать костюм Агаты в крови и соплях из носа этого хама теперь уже без зеркала, отставил на барную стойку. Хотя, на таком красном пиджаке следы и заметны особо не будут... - ...и салфетку влажную. - добавил к указаниям Агаты, смывая следы ссоры со своей ладони, пока Тата ухаживала за вступившейся за неё девушкой. От боли в руке предпочтя отвлечь её пока разговором: - А по поводу реанимации... уверен, охрана бы такого бы не допустила. - уже сложно, конечно, такое утверждать, когда Фрэнк только что одного (тоже, кстати, в белом костюме) отмудохал, но вежливость и лицо заведения - это прежде всего. Не то, чтобы Сантино имел к Барракуде какое-то особенное отношение, конечно - с другой стороны, с её владельцем они уже бок о бок успели ни одну стычку пережить. - За знакомство. - звякнул о бокалы девушек своим, тоже вливая жидкость в себя залпом, внезапно поняв, что он тут, хоть и находится с самого начала - но при этом ни грамма алкоголя ещё принять не успел; словно и впрямь, на работу пришёл сюда - непорядок... - Кто там дерётся следующим?.. На сцене, я имею в виду, а не в зале. - усмехнулся, вернув опустевшую тару на стойку.

Отредактировано Sonny Pulsone (2015-10-12 10:28:31)

+7

52

Гвидо остывал постепенно - но его, в отличие от Майка, дальнейшее поведение Фрэнка продолжало ещё и подогревать, не давая успокоиться полностью. Хорошее напоминание о том, почему Альтиери всё-таки не стоило бы делать боссом Семьи - он, добившийся большей части того, что имел, грубой силой, зачастую вообще не видел других вопросов для разрешения конфликтов или других проблем, в этом плане будучи просто обыкновенным гангстером, для которого собственная честь значила куда больше, чем честь Семьи, как бы он там о ней не высказывался; и ладно бы с ней, с организацией - честь своих друзей для него тоже была понятием второстепенным. Заняв бы место у руля однажды, он продолжил бы такую политику - в лучшем случае, лет через двадцать-тридцать став бы напоминать того же самого Сальвиатти. Иными словами, Фрэнк, кроме себя самого, на самом деле никого не уважал - ни боссов, ни их родственников, потому что это понятие не может быть раздельным, и понимал, всё ещё, как ни жаль, только грубую силу - что Гвидо и пришлось продемонстрировать... да и по делом - Альтиери получил по той же самой руке, которой бил, что и было столь же символично, сколь и заслуженно.
- А какого хрена вообще его вынул тогда?! - интересно, а член Фрэнк тоже вынимает зачем-нибудь иным, нежели испражниться или трахнуть кого-нибудь? Или у его людей и действительно ещё в ходу школьные забавы с линейкой?.. Откровенно сказать, Монтанелли хотелось и самому Фрэнку засандалить сейчас, да только зная характер его андербосса - это означало бы ещё одну драку, скорее всего, когда он в таком состоянии, и успокоить его таким способом можно было бы только в одном случае - если бы первый уже удар его отправил в нокаут. Рокки, может, и мог бы это сделать - Гвидо же боксом не занимался.
- Театральной? Это не ты ли представление сейчас там целое, блин, устроил?! - вступился Гвидо за Ринальди; Майк был прав, даже на фоне своего собственного пируэта с кальяном - сорвавшись на Рикардс, он остальных не подставил, и если уж на то пошло, к их бизнесу Бернадетт как раз не имела никакого отношения. А вот Поли - имел, и, что бы там кто не думал по этому поводу, занимал в их системе определённый статус... - Поступили бы не как - в рыло ему двинув при всём честном народе? Ты издеваешься, что ли?! - ну если уж так приспичило его отлупить, отвёл бы его хотя бы в подсобку или туалет, тогда уж, если уж совсем забыть, что они тут, вроде как, уважаемые люди, а не какие-то отбросы с улиц, только и знающие, что кулаками махать да рамсить, сквернословя между наездами друг на друга и то и дело поминая гомосексуалистов (притом почему-то образ этот применяя обязательно к своим же собственным персонам), как это сделали и Альтиери, и Росси поочерёдно. - Уймись уже, оскорблённый! Как нигер из гетто себя ведёшь, ей-богу. - ещё чуть-чуть - и рэп читать начнёт о том, как поимел важнейший союз из-за своей гордости... поиметь, может, и не поимел; но добрую волю Дяди Джимми, пару месяцев назад протянувшему им руку помощи в войне с Сальвиатти, дерьмом обдал, приложив его сына, конечно, конкретно. Это может и аукнуться. - Вот что, Майк, предложи-ка пока ему выпить за счёт заведения - или "компанию", может? Глядишь, и успокоится. - под словом "компания" Гвидо женщину имел в виду - отсасывать самим ему вовсе не обязательно... со стороны Поли это тоже, в общем-то, ещё показатель: что он сделает теперь, побежит плакаться папочке, или начнёт собственный карательный отряд собирать, или как-то сам это попытается замять, забыв или сделав вид, что забыв? В конце концов, боссами, не получив по морде ни разу, тоже не становятся, Даниэль, впервые за вечер, сказал что-то по-настоящему умное - с кем не бывает. Вставит себе новые зубы, станет ещё больше на отца похож - блестящей улыбкой...

+7

53

Казалось, это именно ее слова и желание быть подальше от насилия сыграло с ними злую шутку, оказавшись прямиком под носом. Их с Дэвидом даже не услышали, или услышали, но не успели обратить внимания, потому как другая незнакомка внезапно просто прыгнула на мужчину перетянула все внимание на себя. Кажется, она разбила ему нос. Вот такого поворота на ожидал никто, и ввязываться в это уже не имело никакого смысла. Да и к лучшему, сегодня не хотелось смотреть на подобные разборки. Помимо девушки рядом появился еще один бугай и Софи тут же утратила интерес к происходящему: этот бугай, видимо, все и разрулит.
Сопровождающий Бриоль был такого же мнения - а потому мягко, но настойчиво отвел ее от второго боя, но уже у барной стойки. Француженка даже не подумала о том, что ее телохранитель может начать беспокоиться, он прекрасно знал свои обязанности на этот вечер: проследить, чтобы с подопечными Софи все было хорошо, а как будет развлекаться сама хозяйка, это уже ее дело.
- Это карма. - Улыбается в ответ насколько растерянно. Софи была уверена, что сама же и притянула к себе вторую драку, отказавшись от просмотра первой. Отвлеклась на свои мысли, и пришла в себя, только когда в сознание врезался мужской голос из громкоговорителя, который  объявляет победу противника. - Ох, мы все пропустили. - Наигранное разочарование. Надо казаться расстроенной, надо выглядеть опечаленной потерей денег, и это получается как нельзя лучше, когда приходит осознание, что пора чем-то закинуться, но не здесь же. Не у всех на виду. - У меня предложение получше, - губы растягиваются в хищной улыбке, - не сопроводишь ли меня в дамскую комнату? - Шепчет Софи в самое ухо новому знакомому. Кажется, что она предлагает не просто довести ее туда, а пойти с ней. Могло бы показаться, что это предложение секса. В общем-то, это оно и было, только не сразу. Вначале наркотики, а потом будет видно. Может, Софи действительно будет настолько тоскливо, что она захочет продолжения банкета. - Пойдем. - Ладонь скользит под мужской локоть и девушка настойчиво ведет за собой. Завлекая, обещая, но ничерта не собираясь выполнять. Поет то, что хочет слышать, заманивая, словно сирена моряка в шторм.

В женском туалете было пусто. Зайдя, Софи проверила, после позвала Дэвид. Как только он вошел, заблокировала двери. - Как думаешь, скоро у нас времени, прежде чем начнутся волнения дамочек? - Спрашивает, улыбаясь. И раскрывает сумку. Нет, Софи ищет не презерватив, а косячок, который пронесла в клуб. - Кстати, Дэвид, а как ты относитесь к наркотикам? Я вот очень хорошо, может, составишь мне компанию? - Размахивает перед лицом мужчины самокруткой. - Не могу найти зажигалку, у тебя, случайно нет?

+7

54

Irene Casta ну и прочим кто захочет внимание обратить

Проводив андербосса и Фортуно-младшего, с которым тот сцепился, до кабинета, Манцони остался по указке своего капо, Мэни Фьоре, стоять по другую сторону дверей, никого не впуская, ибо…, а кто его знает? Могли и пристрелить там кого-нибудь, всякое случалось, и убийство – не такая уж и редкость для тех, кто привык жить по законам джунглей. Да в общем и просто не хорошо выйдет, если кто-то помешает разговору, тот же Ал, решивший за чем-нибудь заглянуть в свой собственный кабинет, ему сейчас также нельзя туда было, вообще никому, как сказал капитан. Внутри разборки продолжились уже в кругу своих, людей чести, как те сами себя называли, хоть в действительности и далеко не всегда соответствовали этому громкому определению, и посему места там для водителя андербосса не нашлось. Как и для Поли Дамиани, впрочем, хоть тот и был посвященным, прибежавшего разузнать, что за херня произошла, о которой судачат все парни – неужто центральный бой вечера он успел пропустить из-за того что его подружка слишком долго собиралась, не зная какие туфли подобрать к новому платью?
- Ты тупая? Я тебе сказал, сиди и жди меня, - рявкнул на нее и махнул в сторону столика, откуда та пришла, узнать, что случилось и когда ее бойфрендд вернется, - я занят, закажи себе пока что-нибудь. Когда освобожусь, тогда и приду! – Достал из кармана пачку денег и отслюнявил несколько стодолларовых купюр. Взяв их, подружка вроде как успокоилась, но отворачиваясь, обронила-таки:
- Козел. 
Удивительно, но они уже не первый год были вместе. По началу Марти удивлялся такой манере общения двух влюбленных, но потом привык, за последние несколько лет он вообще к очень многому привык, и судить людей его окружения, лезть в чьи-то отношения даже не пытался, во что это обычно выливалось, они все как раз увидели сегодня. Об этом, кстати, Манцони и поведал своему кузену, пока они оба караулили дверь:
- Фортуно сказал, что Фрэнку хер отчикали, ну и тот отрядил ему в табло за это.
- Настройщику? – ошарашено глянул на Марти, не зная даже чему удивляться больше, тому, что дон одой из сильнейших Семей образованный и уважаемый человек сказал такое или же тому, что их андербосс набил ему морду.
- Сдурел что ли? Поли Фортуно.
- Аа, - протянул, теперь уже менее удивляясь случившемуся, хотя и все равно оставаясь под впечатлением. – Я бы на месте Джимми перестал своих детей без присмотра в Сакраменто отпускать, ничем хорошим это для них не заканчивается… - Пошутил и прислонился ухом к двери. За стенкой слышались разговоры на повышенных тонах, а затем грохот, будто что-то упало, зная своего босса достаточно хорошо, Марти с Полом, в общем, и не предполагали, что унять его получится так просто, Монтанелли и вовсе этим талантом не обладал. Дверь резко открылась, так что кузены едва успели отскочить в сторону, и из кабинета стараясь максимально держать лицо (помятое надо сказать), вышли нью-йоркские визитеры, а следом за ними и Каста, тоже как выяснилось присутствовавшая при разборе полетов, что для Манцони надо сказать, было неожиданностью. Как и последние два месяца, она, проходя мимо, старательно делала вид, что его не замечает, словно и не было между ними ничего, что в достаточной степени раздражало.
- Интересненько, - протянул Дамиани, интересуясь, конечно же, тем, что Каста делала в кабинете во время разборок вроде бы не коим образом ее не касавшихся, и глянул вопросительно на Марти, зная, что тот к кубинке не равнодушен… или она к нему, черт их разберет. Манцони всегда был довольно скрытным, не делясь за баночкой пива информацией о том, кого прошлым вечером трахнул.
- Я сейчас, - оставив Пола одного, догнал девушку и придержал ее за руку. Фортуно с Корди ушли, значит, ничего его боссу больше не угрожало, ну, разве что Монтанелли мог его грохнуть, а от этого Манцони уберечь своего шефа был уже, пожалуй, не в состоянии, оставаясь за дверью уж точно. – Какого хрена? – обратился к Ирен, развернув ее лицом к себе. - Я себя привидением начинаю чувствовать. – И ведь не прошли незамеченными ее заигрывания с Росси и татуированным парнем, на которого повесилась, едва оказавшись в клубе. – Думал, Майк старается держать тебя на расстоянии от всего этого, – кивнул на двери, за которыми Каста наверняка увидела и услышала много интересного. – Чем там закончилось? – спросил, подводя ее к бару и делая жест бармену, чтобы подгреб к ним.
[AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/10/362fdd324e892d42d6bda534f382e779.jpg[/AVA]
[NIC]Marty Manzoni[/NIC]

+7

55

- Он, поди, просто зассал, что мы в них наделаем дырок сейчас. Не думал доставать. – невесело ухмыльнулся Ринальди, когда Росси стал оправдывать свой маневр с пистолетом тем, что Фил первый схватился за оружие. Пусть Корди был довольно-таки глуповат – но открывать перестрелку в центре чужих владений, в наполненном людьми Торелли клубе, не стал бы. Его целью было выйти отсюда живым и вывести шефа – а не полечь вместе с ним. – Из-за чего сыр-бор вообще? Пояснение Майк вскоре получил от Фрэнка – оно многое объясняло. Но не меняло того, что переплет этот выглядел какой-то дрянной трагикомедией. Видать, сильно задело Фортуно-младшего замечание Франческо, если он позволил себе такие выражения. – Назвал тебя… как? Мда, похоже конкретно борзанул…  - будь обстановка иной, Ринальди бы пошутил, что сосунок видимо позавидовал подвигам Альтиери на любовном фронте. Тогда, в Большом Яблоке, он ведь перед Анджело Сальвиатти шустрил, пока они с модельками тусовались. Однако сейчас было не время для смеха, даже и сквозь слезы. Итальянец влил в себя остатки рома и скептически скривил губы, cлушая прогнозы андербосса насчет развития ситуации. По его мнению, не просто оптимистичные, но граничащие с розовыми очками. Спасибо ему скажет Настройщик, что его сына отдубасил, ага. - Фрэнк,  проблема в том, что этот щенок тут – лицо их Семьи. Ты ж его, капитана и босса ответвления, публично отмудохал, перед нашими друзьями. А потом стволом в него тыкал.  За такое он у Нью-Йорка твоей головы потребует, представит перед папой так, словно ты ни Джеймса, ни его структуру в хер не ставишь. И отнюдь не был уверен консильери, что мистер Ф. выдаст Альтиери за его геройства благодарственную медаль. Дело не только в отцовских чувствах – но и в авторитете. Легко ли будет Поли нести знамя Иль Мелаграно в Калифорнии, когда все будут шептаться о том, что местные безнаказанно его отколотили? Кто тогда будет уважать и  посланца, и пославшего? И кто тогда не будет их посылать, если уж прибегнуть к дурной игре слов? От ответа же на вопрос, как  поступил бы на месте Фрэнка, Ринальди уклонился. Потому что и сам не знал, что сказать – оставлять безнаказанным такое он бы также не стал. А вот конкретная форма наказания бы зависела от обстоятельств.  – Короче, стрелу придется нам забивать. И пытаться доказать, что Поли не в меньшей степени понятия нарушил… Тут Ринальди с раздражением откинул в сторону пачку сигарет, так, что они рассыпались по всему полу. Зашипел, подобно разгневанному коту.  – Блять, главное, не могли подождать, пока Тони-Кулак боссом станет! Тогда на руках были бы другие карты! Смысл загадочного для непосвященных комментария был для своих очевиден. Ламберто недолюбливал молодого конкурента – и отнесся бы к его обидчикам более снисходительно. Использовал бы как шанс доказать, что не ошибался насчет бесталанности Фортуно-cына. Но кровный родитель – дело совсем другое. Впрочем, даже если не говорить о личностных отношениях, нельзя было исключать возможности, что заправилы "Столицы Мира" не используют произошедшее как предлог к тому, чтобы попробовать отжать у Торелли их точки в Калифорнии. Почему, попробовав пирога, не решить схавать его целиком? Ринальди надеялся, что не услышит от Фрэнка с Росси шапкозакидательских заявлений, что в случае чего порвут нью-йоркский клан как тузик грелку. В Калифорнии они постепенно начинали доминировать, их заработки давно превысили уровень мелких провинциальных группировок, впереди были радужные перспективы – но позволить себе бороться с  махиной вроде Иль Мелаграно, пусть и потрепанной нелегким для мафии двадцатым веком, они пока не могли.  Не могли нырять из одной войны в другую. -  Гвидо, сомневаюсь, что он будет тут с нами коньяки распивать. Его, поди, и в клубе уже нет. – Майку показалось бы очень странным, если бы после такого вот эпизода Фортуно бы остался и продолжил бы пиршество в обществе гангстеров, один из лидеров которых только что поднял на него руку. Лично бы Ринальди так не поступил – и думал бы не о девках или винце, а о том, как поскорее отомстить обидчикам, отомстить, скорее всего, смертью. - Ну что, вернемся в зал, что ли?  Как бы то ни было, забывать о мероприятии и назревавшем разговоре с хозяевами "Арены" не следовало. Особенно теневому владельцу "Барракуды" – а  обсудить возникшую ситуацию они могут и в ВИП-ложе.
В зале же, вернее, конкретно на ринге,  продолжалось соревнование. Алая Маска уже удалилась в раздевалки, несмотря на просьбы поклонников так и не открыв свою личину. Горе-спартанец же еще долго кашлял и растирал какой-то мазью оставленные кнутом на его шее полосы. Однако в целом он легко отделался – и вскоре уже прихлебывал кофе, рассказывая желающим чуть придушенным голосом об основанной им школе древнегреческих боевых искусств.  Конферансье же оглашал следующую пару. - Мартин… Мартин Юль против Константино Пеллегрини!

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-10-12 18:55:56)

+9

56

Марти и Берни

Сложно уйти, когда путь к двери загородило несколько человек, двое из которых рухнули на пол, а другие вытащили огнестрельное оружие, явно не с шутливыми намерениями. Кубинка честно собиралась уйти, но кроме очевидных причин помешало еще и желание узнать, что же все-таки будет. С ней всю жизнь не все в порядке и от драк с пистолетами она в обратную сторону никогда не убегала, скорее наоборот. На самом деле, все произошло очень быстро, и когда Майкл заметил ее, Каста посмотрела на ухмыляющегося Фрэнка с разбитыми костяшками пальцев. Честно говоря, ей тоже хотелось ухмыльнуться в ответ, похлопать по плечу и сказать, какой он крутой перец, но девушка лишь коротко кивнула, молча покинув кабинет.
Заметив краем глаза Поли с Марти, кубинка прибавила шагу, резко притормозив напротив сидящей в вип-секторе Бернадетт.
- Ты как? Все нормально? - спросила, планируя двинуться дальше и посмотреть наконец-то хоть какой-нибудь бой. Блондинка выглядела лучше, нежели в момент, когда Майкл на нее наехал, а значит можно не переживать. Главное, что она не шхерилась по всему залу, а сидела в отдельно отведенном месте, куда не сунется чужой нос. В этот момент конферансье объявил о следующем бое, в котором участвовал Юль. Берн тоже слышала и они обе посмотрели друг на друга; Каста даже не скрыла удивления во взгляде. - Делай ставки, - подмигнула Рикардс и в теме зашагала дальше, пока кто-то не поймал за руку, развернув к себе.

- В смысле? - поинтересовалась касательно "привидения". Через считанные секунды она уже прекрасно понимала, что он имел в виду, но напрочь отказалась комментировать, больше обратив внимание на иные вопросы. - Он до сих пор старается. Хотя, только что предложил мне работать здесь. - Указав бармену на бутылку с виски, брюнетка сложила два пальца, взглянув, в кое-то веки за последние месяцы, в лицо Манцони. Не то, чтобы она его избегала.. Скорее, действительно сделала вид, словно и не сближало их ничего и никогда. Признаться, всегда пользовалась данным незамысловатым способом. Все эти разговоры, выяснения, скандалы - все это так далеко от Ирэн, что она сейчас даже подумала, что вовремя смылась. - Никто никого не пришиб. - Это ведь самое главное. - Фрэнк конкретно разозлился. Я бы даже сказала - слетел с катушек. Отхерачил Фортуно, тыкал в него револьвером.. И да, там фигурировала не одна пушка, - добавила с сарказмом кубинка, отпив из своего стакана. Помолчав пару мгновений, вновь посмотрела на Манцони, подивившись тому, что так много ему сказала. Наверно, сказывается нужда с кем-то обсудить. С одной стороны, хорошо, что с ним можно поболтать об этом, а вот с другой - не очень.
- Ирэн, твою мать, кого я вижу! - голос за спиной звучал одновременно сладко и несдержанно рассерженно. Каста поначалу даже не узнала; пришлось обернуться. Джеки Малво, собственной персоной. В последний раз они виделись полгода назад или больше, и та встреча осталась незабываемой: Малво был зол и сыпал угрозами. Впрочем, последние разы только такими и были, а ведь когда-то неплохо ладили. Причина их "дружбы" заключалась в соблюдении правил, при которых кубинка вовремя отдавала одолженные бабки. Из-за всей той херни, что творилась с ней еще пару лет назад, без Джека пришлось бы уж совсем тяжко. Он ждал - нет, правда! - очень долго ждал. И пока Каста ходила под кайфом, не замечала очевидной "задницы", мягко примостившейся под самым боком. Малво лишь поначалу делал вид, что она ему импонирует и без деловых вопросов, но на самом деле - в Сакраменто еще надо поискать настолько отмороженных лицемеров. Ирэн отдала ему последний долг, но увы, без процентов, которые продолжали капать и наверняка отдавались тиканьем  в ушах Джека, подобно настенным часам. Сейчас, глядя на его противную рожу, Каста совершенно не понимала, о чем можно даже отшутиться с таким упырем. А он в ответ смотрел так, что сомнений не осталось: его допекло.
- Привет, Джеки, - только и успела сказать брюнетка, прежде чем Малво шагнул вплотную, придавив ее к стойке своим увеличившимся пузом.
- Добегалась, девочка, допрыгалась, - сквозь зубы "выплюнул" Джек, сжимая сильнее плечо Касты. - Где мои бабки?
- Да пошел ты в жопу, - усмехнулась, не веря, что он сделает с ней что-то прямо здесь и сейчас. Гребаный разжиревший крот, строящий из себя друга. Да, когда-то был таковым, когда она, невменяемая, являлась на порог, нуждаясь в деньгах.

Отредактировано Irene Casta (2015-10-12 20:31:09)

+6

57

внешний вид.
женский туалет, Джеймсу и Софи.

Лола скучно, и вся жизнь Лолы строится на том, что скуку она ненавидит и всячески пытается её побороть.
О том, что в Сакраменто состоятся бои без правил, Лола узнала довольно давно. Все-таки, друзей, которые не так чисты на руку, у неё было предостаточно, а подобные слухи разлетались по городу с поистине впечатляющей скоростью. Бои без правил - звучит жутковато, но интригующе, даже если ты не в восторге от насилия и побаиваешься крови. Прямо как Лола.
Правда, о боях Ло умудрилась благополучно забыть и вспомнила сегодня, когда проснулась под вечер, обнаружила себя в пустой квартире, Иса опять куда-то умотала, и поняла, что заняться решительно нечем. Оставаться дома - скучно. Идти в бар/паб/клуб - осточертело. Покопавшись от скуки в смс-ках родного телефона, Лола выудила информацию о боях и, о ужас, проходили они сегодня. Скоро. Вот уже почти сейчас.

Дальнейший час скучать было некогда. Девушка просыпалась, мылась, купалась, собиралась, пыталась придумать, что же ей надеть и вопрос этот был просто капец каким сложным. На боях она никогда раньше не бывала, так что понятия не имела, в чем там люди ходят. Платья? Что-то более повседневное? В чем попало? Есть на входе фейс-контроль или что-то подобное?
В конце концов, было решено идти а платье. Простеньком, потому что более крутых на данный момент в шкафу попросту не было. И-и-и-и...

- Как это вход по приглашениям? - девчонке приходится задрать голову, чтобы взглянуть в лицо охранника, перегородившего ей вход в клуб. Огромный седой мужик, глазки маленькие, близко посаженные друг к другу и вдавлены так глубоко в череп, что прямо даже удивительно. Или это брови выпирают? Ладно, не важно. - И где его взять, это пригласительное?
На тупой вопрос последовал тупой ответ, и всё, что остается Лоле - раздраженно закатить глаза и поинтересоваться, можно ли как-то попасть внутрь без приглашения. Можно. За деньги. За много-много денег. Озвученная сумма девушке, разумеется, не по карману, и она, скрипнув зубами, отходит от входных дверей подальше, потому что чувствует себя не слишком комфортно под насмешливыми взглядами охранников.

Однако Лола не была бы Лолой, если бы сдавалась так просто. Девушка решает пройтись вдоль здания, затем заворачивает за угол и замечает, что окна первого этажа не защищены решетками. Всё, правда, везде закрыто, но вон там есть одно открытое окно и грех им не воспользоваться.
Находится оно немножко высоко, а Лола в коротком платье, да еще и на каблуках. Но... танки грязи не боятся, ровно как Хантер не боится трудностей. Шатаясь на ветру, расстегнуть ремешки на босоножках, повесить их за ремешок на запястье, разглядеть выступающую из стены трубу, затем разглядеть небольшие выступы, выемки. Зацепиться ладошкой за подоконник, подтянуться, опереться на трубу, оттолкнуться так, чтобы лечь животом на подоконник и теперь осталось только втянуть себя в помещение... Интересно, что за комната?
- О! Софи! - восклицает девчонка то ли радостно, то ли удивленно. На какое-то время Лола забывает о том, что ей нужно продолжать карабкаться, и так и остается лежать на подоконнике, беззаботно болтая босыми ножками. Короткое платье задралось на заднице и со стороны, наверное, просто чудесный вид, и слава Богу, что девушка не забыла сегодня надеть белье. А то всякое же случается...
- Крутая штука, Софи, - девушка указывает пальцем на косяк в руках у бывшей работодательницы, а затем переводит взгляд на патлатого мужика и растягивает губы в заискивающей улыбке: - Уважаемый, будь другом. Помоги забраться? Эти сволочи, там, на входе, не захотели меня пускать... Ну я и...

+7

58

в женском туалете; Софи и Лоле

Трудно ли было догадаться, что это за предложение? А если выбирать всего из двух вариантов? И если добавить к этому выбору догадки о том, что эта моделька с ногами от ушей закладывает по венам, как и многие представительницы героинового поколения и кокаинового шика? Идею предложения быстрого перепихона в окружении симфонического туалетного оркестра Джеймс отмел практически сразу: не то, чтобы был против, а скорее не верил в такое стечение обстоятельств; частое общение с самыми разными людьми, в большинстве - с женщинами, научило его хорошо разбираться во всех этих знаках да намеках. В противном случае сидеть бы ему все десять лет по первому и все семь по второму. Джеймс улыбнулся в ответ, решая за мистера Дэвида, что все идет по хорошему пути и не так-то уж важно уже смотреть на следующий бой да подсчитывать потери за прошедший. Имея, даже к своим сорока-то годам, весьма посредственное отношение к любым вариациям наркотических веществ, будь то синтетика или чистейшая органика, он не испытывал ни к ним, ни и к людям их употребляющим каких-то особо выпадающих из канвы чувств, вроде ненависти там, или, может быть, зависти - каждый дрочит так, как сам хочет, и если девице для того, чтобы расслабиться и пустить вечер на самотек нужна не бутылка самбуки, а крепко сбитый косячок, то уж точно не ему ее винить. Главное ведь, что с его точки зрения необходимый результат будет достигнут и девушка дойдет до нужной кондиции, а значит и ночь покатится дальше с приумноженным весельем. Поэтому Джеймс без вопросов подставил локоть Софи - вшивая и насквозь притворная галантность давалась ему довольно неплохо даже после троицы крепких шотов, можно было погордиться собой минут эдак пять - и с шутливым поклоном повел ее в обозначенную сторону. В дамскую комнату, так в дамскую комнату. 
Женщин тут в принципе не много, — понизив голос, отозвался “Дэвид”, расстегивая несколько верхних пуговиц на своей рубашке - в туалете было накурено, душно, но относительно чисто, насколько вообще бывает в клубных туалетах подобного типа, — так что, думаю, завались, — и оглянулся по сторонам; подобные места не входили в частые для посещения, поэтому сразу избавиться от ощущения, что он снова в школе, сыпет дрожжи в слив или подбрасывает петарду кому-то в спущенные штаны, сразу не удалось, — как ты его протащила? — он попробовал поймать "косяк" рукой, но не слишком настойчиво, а потому просто махнул по воздуху, — нормально, что такого, — да действительно. Скорее всего настоящий Дэвид был приверженцем здорового образа жизни, спорта и часов за пару тысяч баксов, но раз уж его здесь нет, то  и решать за него будет другой человек, которому до репутации "оригинала" нет ровным счетом никакого дела. Утром снимет шкуру, как пустынная ящерица, и будет таков. Как на маскарадную вечеринку сходить. Достав из кармана пиджака зажигалку, Джеймс привалился спиной к дальней стене - подальше от входа, поближе к высоко расположенному окну, не закрытому, видимо, предыдущими посетителями, подманил к себе Софи. Чиркнул кремниевым колесом - зажигалка была единственным, что осталось в Дэвиде от Джеймса. 
Впрочем, много выкурить они не успели. Сделали по тяжке-две и тут как гром небесный хлопнула рама окна и по туалету разнесся вполне уместный здесь девичий возглас: отдавая косяк обратно в руки Софи, Джеймс заинтересованно запрокинул голову, чтоб посмотреть, кто же там, с потолка, орет. В его голове уже воцарилось то состояние веселья и спокойствия, причудливый симбиоз любой курительной смеси, поэтому на фразу о крутости штуки он утвердительно кивнул и даже продемонстрировал “класс”, показывая его половине девицы. И все же, курил Джеймс осторожно. Неторопливо, внимательно уводя мистера Дэвида из социальных норм.
Кан-нешн-но, — скомкано, но дружелюбно отозвался Джеймс, отстраняясь от стены и стаскивая с плеч пиджак. Всучил его Софи, — ну-ка! — чтобы поймать девицу и стащить ее вниз, мужчине пришлось подняться на небольшую декоративную - или стены так хреново ставили? - уступку, рискуя навернуться. Он протянул руки, помогая ей выбраться из окна, поймал. И усадил себе на плечи - раз уж так получилось, что девица маленькая да легкая, все равно выпала из окна, выбитого заметно выше его головы. Деловитая, к слову ведь, девица. В платье, а туда же. Пеппи длинный чулок в новом прочтении, — а что ты от сволочей хотела, детка, — он похлопал ладонью по ее щиколотке, словно хотел подбодрить, — тапки твои где? — деловито осведомился, с намеком на то, что пол в клубном туалете - явно не образчик чистоты, — вы знакомы, а я Дэвид, — и тихо, коротко засмеялся - чтобы проникнуться “косяком”, не обязательно было даже его курить, достаточно - просто дышать. Лишь бы на характерный запах не пришел кто, — ты с нами?

Отредактировано James Asher (2015-10-13 14:16:51)

+7

59

Дж и Ло
Подкурив, Софи сделала несколько коротких затяжек и передала косяк Дэвиду. - Думаешь, это единственное, что я протащила сюда? - Француженка разве что не смеется. Изображать пустоголовую барби зачастую куда легче, чем сегодня. Но зато, красивой и глупой - можно простить все, и даже немножечко больше.
Дым дурманит, расслабляет и лишает мыслей. Становится хорошо, а еще - плевать на легенду и обман. Теперь, когда голова и вправду пуста, хочется зайти немного дальше, впустить в свой организм или еще алкоголя, или другие наркотики. Просто невозможно остановится, хочется еще, еще и еще. Плевать, насколько это уменьшает ее время и как быстро она умрет. На все плевать.
Плохо то, что косяк только один, хорошо, что помимо него есть и другие варианты. Впрочем, убиться до потери сознания можно и обычным алкоголем, а после этого - хоть трава не расти. Негр-охранник заберет и погрузит ее в машину, а проснется она уже утром дома. Или днем, что куда более вероятно. И это ее вполне устраивало, главное, что хоть на какое-то время боль уйдет совсем, оставив в голове приятную звенящую пустоту, а в сердце - тишину.
И, кажется, ничего не могло помещать этому грандиозному плану, как внезапно из окна показалась рука, потом вторая, а после и голова. Голова, кстати, вполне знакомая. Да насколько, что стало даже как-то совсем странно и смешно одновременно. Когда она виделась с этой головой в прошлый раз? Весной, кажется. Именно тогда и оказалось, что это голова не та, за кого себя выдает. - Привет, это меня так торкнуло или ты и вправду пытаешься залезть через окно? - Забрав у Дэвида косяк, Софи сделает еще одну затяжку, а после засмеется: - не ожидала, что следующая наша встреча будет вот такой. - Пока мужчина помогал Ло залезть внутрь, соединить голову с телом, Бриоль даже не двинулась с места. Ей было настолько хорошо и весело, что хотелось ухватиться за это настроение покрепче и не отпускать, а потому не стоило сходить с места. Чувствовать, веселится и вдыхать дым.
- Что ты здесь забыла? Неужели, любишь жестокость? - Все-таки встретить Лолу было потешно, но с другой стороны - кого бы еще можно было увидеть, влезающую в окно. - Ты одна, Иса следом не лезет? - Внезапно вспоминает о девочке, которая чуть не стала дочерью, но, несомненно, заработала статус человека, о котором беспокоятся. - Кстати, держи. Заряжайся и пойдем выпивать с нами! - Вручает остаток косячка, в котором еще затяжки две-три от силы. - Мы тут немного нарушаем, но что еще делать, когда ты проиграл первую и последнюю ставку в твоей жизни? - И тут же начинает смеется, понимая, что в общем-то так оно и есть. Первая и последняя. Больше играть Бриоль никогда не будет. Это совершенно не ее.

+4

60

У меня не возникало вопроса правильно ли я поступил, вмешавшись во все это дерьмо. У меня на всю эту ситуацию если и были свои взгляды, то они мало чем отличались от взглядов Альтиери. Полли Фортуно получил за дело, как и его здоровяк Фил Корди. Собственно, о чем тут еще говорить?
У меня все было просто: оскорбил уважаемого человека – получил по морде; влез, куда тебя не просят – получил по морде; слишком много болтаешь – получил по морде. Все и всегда заканчивается насилием. А как по-другому? У нас тут не кружок вышивания. Пацифизм идет нахуй, грубая сила решает вопросы быстрее прелиминарий. Как раньше, так и всегда – у кого толще хер, тот и прав. А у кого в этой ситуации были преимущества сказать сложно. Фрэнк, может, и уделал сопляка Фортуно, но с Семьей Иль Мелаграно тягаться мы были не готовы. Вот и думай теперь - чей хер победил.
- Не думал он, как же, - стряхивая пепел в пепельницу и провожая, удаляющуюся из кабинета, Ирэн взглядом, отвечаю на обращение Ринальди, - я не виноват, что он такой неженка. Отожрался-то будь здоров, а яиц как не было, так и нет. Надо оно нам, патроны на них тратить. Мы же, это самое, приличные люди, - Растекся в улыбке, совершенно не уместной в данной ситуации. А чего напрягаться-то, если ничего не ясно. Я, может, все еще чувствовал себя не в своей тарелке, но уже успел заставить себя забить на это дело хуй. В конце концов, о чем тут можно говорить, если Полли Фортуно еще нихрена и не сделал. Вариантов того, как именно поведет себя гаденыш, было много – грандиозные планы перемирий могут и подождать. Я бы вот, например, на месте Полли жаловаться папаше не стал бы – какой ты нахрен босс, если и свои-то проблемы уладить не можешь? Другой вопрос, чем подобная «самостоятельность» может аукнуться и самому Полли, и тому же Фрэнку. В любом случае – ничего кроме ситуации мы не имели, а потому и рассуждать рано было. Это было моим мнением, которое я пока решил оставить при себе. Пусть боссы разбираются, как поступать будем. Согласен я буду или нет, но последнее слово всегда за ними, так какой смысл болтовню разводить?

- Да ладно тебе, Майки, - я долго молчал и, честно говоря, не знаю с чего решил, что нужно рот открывать, - Как Фрэнк и сказал – все живы. А Полли только что вышел и еще нихрена не сделал.  Да и, честно говоря, слабо мне вериться, что из-за такой хуйни будут шум поднимать. По-моему, это не очень круто рассказывать всем, что тебе пиздюлей надавали.
Когда Майки предложил вернуться в зал, я поднялся первым. К ситуации с Полли мы еще наверняка вернемся, а вот о насущных проблемах, кажется, и забыли совсем.
- Кстати, - бесцеремонно наливаю себе рома, залпом осушая стакан, - пока все в «хорошем» расположении духа, - саркастически подмечаю настроения руководства, довольно усмехаясь, - что насчет этих гавнюков с «Арены»?
С этими ребятами церемониться не надо – если кого из них и покалечим то, наоборот, к лучшему. Мне вообще казалось, что все эти «переговоры» изначально были прикрытием серьезных разборок. Парламентер то из меня так себе, чего мне тут делать тогда, если мы сюда разговоры разговаривать пришли?

Отредактировано Daniel Rossi (2015-10-14 01:44:16)

+7


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Inside the modern Colosseum