Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Inside the modern Colosseum


Inside the modern Colosseum

Сообщений 61 страница 80 из 132

61

А у тебя, кажется, некомплект - где Вико и Бернардо?.. Зови их сюда, пусть развлекаются со всеми!
В этих словах мужчина разглядел тот тонкий намек, свойственный Гвидо. Раз он при всей своей дальновидности, полагал, что место его бойцам в вип-ложе, так тому и быть. Фредо подозвал одного из своих, приказывая собрать всех рядом, не привлекая внимания. Иначе подобные слова мобстеры могли расценить как мобилизацию, что выглядело бы совсем не кстати в данной обстановке.
- Солидность скоро пройдет. Отшутился он на слова Дэнни о его упитанности после ранения и улыбнулся про себя. Хорошо же сработал слух, раз даже в Семье думают, что большинство времени он провел в больнице, хотя в действительности большую часть времени отлеживался в особняке.
Тем временем в полку прибыло - брат погибшего Дока Винса появился в ложе, любезно угощая всех особыми сигарами. - Приветствую, Леон. Мужчина отложил уже закуренную сигару, взял новую, из хьюмидора принесенного Сольферини, поднес к носу, характерно вдыхая аромат. - Да-а, это то, что нужно, grazie. Вечер для него уже считался удавшимся, поразительно, каким счастливым человеком можно быть, когда довольствуешься совсем малым, например, сигарами, стоимостью около в половины штуки долларов. - Как сам, Лео? И с ним и с Винсом у Фредо были хорошие отношения, хоть и Лео был более хладнокровен, чем его брат, он был всегда верным семье, а так же прямолинейным человеком, что не могло не радовать.
Где-то сбоку послышался грохот и оба инстинктивно обернулись, как выяснилось спустя несколько секунд, это разбивающийся кальян, которому посчастливилось в этот вечер почувствовать на себе негодование консильери. Оно не удивительно, был бы причиной испорченной рубашки кто-то из подручных, удар пришёлся бы по нему.
Пока Майкл скрылся за служебной дверью, их стал приветствовать Поли Фортуно, с недавних пор возглавивший все операции Нью-Йоркской Семьи Мелаграно в Лос-Анджелесе, в ослепительном белом костюме и красном шелковом галстуке.
- Шикарное тут у вас местечко. Я вообще весьма рад, что приехал сюда...
- Рад видеть, отличный костюм. В умеренно дружеском рукопожатии, без тени лести, ответил ему Клементе.
К этому моменту Вико и Бернардо прибыли к ложе, на что Фредо шепнул им на ухо, чтобы отдыхали, но бдительность не теряли, мало ли что.
Сам он подошел ближе к рингу, наслаждаясь организованным мессивом.
- Дэнни, Мэнни, держите его!
Послышался голос Гвидо, сквозь толпу. Фредо резко повернулся и быстрыми, емкими шагами оказался рядом, оказывая посильную помощь, разнимая дерущихся, с сигарой в зубах. Черт возьми, драка дракой, а если сломают его сигару, он и сам с радостью отвесит люлей.
К счастью всё закончилось быстро, во всяком случае для окружающей публики, ибо дон забрал андербосса и нью-йоркского гостя во внутреннее помещение.
Фредо недовольно покачал головой, он прекрасно понимал, что это ситуация может обернуться не лучшим образом для всех. Хреново когда плацдарм для налаживания отношения и установления бизнеса, превращается в поле для выяснения отношений, пусть и из-за пустяков. Люди по своей природе существа эмоциональные, и сколько бы вам не твердили в лицо, что тот или иной человек беспристрастно относится ко всем, это ложь. Под его черепной коробкой уже находится уставившееся мнение о вас, благодаря жужжащим мухам и пчелам, его окружавшим. И чем больший эмоциональный отпечаток вы произвели на кого-то, тем соответственнее будет эффект. Это одна из причин, по которой не существует дружбы между мужчинами и женщинами.
Кстати о женщинах, к ним направлялась Ливия, представляя мисс Рикардс. - Бона сэра, рад знакомству.
Клементе мягко пожал руку девушки и рассмеялся на шутку Андреоли относительно пикантных ситуаций.
- Огонь всегда со мной. Поднес горящую зиппо зажигалку к сигарете владелицы Парадиз, затем отстранился, продолжая смаковать ту самую сигару.
- Всё нормально, Ливия. Им необходимо поговорить наедине. Имея ввиду администрацию Семьи и Фортуно младшего. Не хватало еще, чтобы слухи о произошедшем, разошлись по клубу.
- Как вы проводите вечер? Обратился он к обеим. - Вас тоже пригласил Альберто, мисс Рикардс?

+9

62

Насколько Гвидо мог видеть, проблема в их Семье давно уже в другом - в том, что "щенками" Фрэнк и Майк считают всех вокруг, кроме своих собственных ставленников, ну и за редким исключением - старших, и уважения в этом, конечно, довольно мало; и каким, собственно, образом, Поли, или кто другой его возраста, вообще чего-то могут доказать, если никто вокруг не даёт возможности этого сделать?.. Но в одном Майк был прав - кто бы что там ни сказал, на ухо или вслух, но Фрэнк поднял руку на "центрового" от Нью-Йорка, сделал это при свидетелях (которые неосторожный выкрик Поли как раз вспомнят потом вряд ли) и выглядело это весьма погано, да и решением было неосмотрительным, не сказать даже, что требования младшего Фортуно по поводу того, что с Альтиери он вести дела более не хочет, не были обоснованны - эту часть просьбы Гвидо как раз мог удовлетворить: андербосс свой выбор сам сделал.
- Да не то, чтобы назвал даже - скорее пошутил неудачно. - пожал плечами Гвидо. Борзануть, может, и борзанул, хотя и оскорбление под этим вряд ли подразумевал - скорее даже наоборот, своего рода дружественность хотел проявить, решив, что Альтиери ему настолько близкий друг, чтобы выдерживать такие подколы. - Нет, давай пока без "стрел" - посмотрим, что предпримет сам Поли. Если мы пойдём жаловаться Фортуно на его сынка - тоже выглядеть будем так себе, у нас тут не средняя школа всё-таки. - а то ещё получится, что Джеймс сам окажется не в курсе о случившемся, а они ему Фрэнка сдадут со всеми потрохами, сами нью-йоркскому дядюшке и создав все условия для наезда. Пусть побитый сам решит, как реагировать, если при своём решении оступится ещё сильнее, чем Альтиери в своей несдержанности - так это и им будет плюс... Фрэнку, правда, лучше приглядывать за тылом какое-то время - "оступится" Поли, скорее всего, на него.
- Я позвоню ему. Минут через десять, пусть поостынет.
- ответил Майклу. Поли, в любом случае, остаётся и его родственником тоже, хоть и дальним, и оставить племянника ни с чем тоже было бы неправильно. - Ладно, пойдём в зал... Кто там сейчас на очереди? - Гвидо пропустил всех немного вперёд, чтобы никто не заметил, что он слегка прихрамывает - пинок по револьверу Фрэнка и для него не прошёл даром, и теперь разболелось бедро, перенесшее два года назад операцию и последующий курс реабилитации и физиотерапии - после той стычки с бойца Хонга. Иногда рана всё ещё напоминала о себе...
- Вот лучше бы на кого-то из них силы поберегли.
- проворчал Гвидо на ремарку Даниэля, наливая вино в свой бокал и слегка согревая стекло ладонями, одновременно вдыхая его аромат - успокаиваясь. Не то, чтобы их и правда настолько желательно калечить, но такой исход был бы куда более предсказуем... чем драка между Фрэнком и Поли. - Что насчёт них? Едва ли они не догадываются, что мы им собираемся новые правила зачитать. - фокус в том, что многие из тех, кого они видели в своём клубе, очень отличаются от тех, кого видели в тюрьме - к обучению и образованию арии приспособлены куда лучше, чем чёрные да эмигранты разных оттенков, легальный бизнес они ведут умело, да и философия их бывает привлекательна в этой стране и среди людей куда более уважаемых и влиятельных, нежели бандиты, отрепье с окраин да зэки - даже до сих пор, когда со времён ку-клукс-клана миновала сотня лет. Что характерно, кстати, эти как раз ниоткуда не приезжают, да ещё и считают себя патриотами, охраняющими свой дом. - Организуем стол прямо сейчас? - взглянул на Майкла, отпивая из бокала. Прямо сейчас, когда ещё обсуждение драки не смолкло, может - и не самое хорошее время.

+8

63

Этьен ржет в голос, Шелли тоже едва сдерживается – господи, что они делают? Хотя ладно, они делают то, что должны.

- Чувак, там будут такие люди, что ты обязан достать туда приглашения! – так говорил Этьен, когда рассказывал ему об этом мероприятии. Шелли не понял, что это, зачем, и что за люди. И нет, он не стал доставать приглашения.

- Серьезно, зачем они нам? Если ты и правда хочешь туда, не круче ли протиснуться день в день, м?

Конечно, без денег. Шелли отдаст правую ногу, свой гибкий и острый язык и лучший сборник ACDC за любые приключения. И когда это вошло в привычку – делать вид, что ты бедный, который делает вид, что он богат? И, кстати, когда они все скурили?

- Этьен, - Шелли все еще сдерживает смех, хотя в голосе явно слышится звон хихиканья, - я вижу окно, а в нем торчат суровые парни. Спорим на двадцатник, что эти чуваки будут драться?

Этьен ржет как идиот и кривляется, изображая одного из прошедших амбалов.

- Заткнись, ты все испортишь, - шипит Шелли, снова выглядывая из-за угла. – Я пошел, а ты перестань ржать и двигай следом.

Этьена скручивает от смеха так, что он оседает на асфальт. Но что-то он все-таки понимает, видимо, раз уж старательно кивает.

Шелли не может сдержать улыбки, когда короткими перебежками добирается до окна – не того, в которое они смотрели, а соседнего – потому что оно открыто. И, наверное, он сейчас выглядит забавно. Он оборачивается к углу, за которым остался Этьен – так и есть, тот высунул свою морду и теперь не сводит глаз с Шелли и безостановочно ржет. Идиот. Он уже весь красный и – черт возьми! – он смешит Шелли.

- Ты реально все испортишь, - одними губами говорит Шелли, хватаясь за подоконник. Он осторожно подтягивается на руках и заглядывает внутрь – туалеты? – Я пошел, - все так же беззвучно кидает он Этьену и, так и не справившись с улыбкой, ныряет в проем.

Здесь почти тихо; но очевидно, что адский шум совсем рядом. Грохочет музыка, за стеной слышны голоса, где-то даже орут, а где-то – ну да, от этого не скрыться – явно выясняют отношения.

Оукей.

Шелли прячется в одну из кабинок, когда слышит, что кто-то входит в туалет, и беззвучно смеется. Он бы хотел обсудить с Этьеном, насколько это смешно, немного безумно и невыносимо круто, но этот придурок явно еще не идет следом. Поэтому Шелли ждет молча и почти терпеливо.

- Ты видел, какие на тебя ставки сегодня, парень? Ты должен сделать это красиво.

Давайте уже, уходите, здесь скучно... И Шелли очень рад, когда они и правда уходят. А еще ему нужен какой-нибудь план, что делать дальше. И минут пять он тратит на раздумья, глупо разглядывая покрасневшие глаза в зеркало.

Ладно. У него есть кожаная куртка, темные брюки и наглый взгляд. Если допустить, что он реально влез в служебное помещение для бойцов – сойдет ли он за одного из них?

Когда Шелли толкает дверь, то понимает, что это было плохой идеей. Он же мелкий – как приятно об этом забывать. И как неприятно вспоминать, когда тебя окружают такие мощные люди. И – черт, черт, черт, - Шелли, только не смотри никому в глаза. Сунуть руки в карманы, смотреть вперед и немного вниз, и…

И ладно, наверняка его кто-то заметил. Шелли чувствовал себя идиотом, но это было уже не смешно, когда он под изумленным взглядом кого-то из присутствующих по стеночке щемился к выходу в зал. Кажется, они даже обсуждали его, или это игра воображения?

Ладно. Пара глубоких вдохов, Шелли.

Собравшись с силами, он смело окунается в огромный зал. Невыносимо громкая музыка, самые разные люди и быстрый шаг, чтобы затеряться в этом хаосе. Когда Шелли выходит к бару и понимает, что никому до него нет дела, он облегченно выдыхает.

- Двойной виски, - орет он бармену, едва перекрикивая шум, и, наконец, довольно озирается. Шалость удалась, черт возьми. Но где же этот чертов Этьен?

Телефон вибрирует в штанах, сообщая, что Этьен о нем тоже помнит, но грустное: «Кажется, я перекурил, чувак, потуси там хорошо за нас обоих», разбивает все мечты об офигенной тусовке.

- Вот же сволочь, - говорит Шелли, делая первый глоток. – Хрен с тобой, Этьен.

Не зря же он добирался сюда с таким размахом. А компанию можно найти и на месте. Тем более, что Шелли всегда открыт для предложений.

Отредактировано Shelley Keat (2015-10-14 16:04:15)

+6

64

Джеймсу и Софи.

Лола смотрит вниз, на кафельный пол, который, к слову, довольно далеко от её положения и радуется тому, что в туалете оказались люди. И даже не просто люди, а те, кто могут поддержать её дурацкую настырность, протолкнуть, но внутрь помещения, а не обратно на улицу. Если бы она наткнулась, ну, например, на Агату (именно испанка ассоциировалась у Ло с подобными местами), может уже ваялась бы на асфальте, с той стороны, с ушибленной задницей, содранными ногами и еще, может быть, разбитым носом. Хорошо, что всё вышло так, а не иначе, да?
Мужчина стаскивает её вниз, однако не опускает на пол, а сажает себе на плечо. Лола смеется, потому что подобное навевает воспоминания о детстве, когда один из маминых ухажеров, самый приличный из всех, таскал её везде вот так же, и ей очень нравилось. Правда, она теперь уже не такая смелая, как в детстве, а потому не отпускает беззаботно руки, а крепко держится за мужчину. Она теперь не намного ближе к полу, чем была, а все-таки побаивается высоты.
- Лола, - нараспев произносит своё имя девушка и снова усмехается, блестящими от озорства глазами оглядывает свою новую компанию и туалет. Не укрывается от взгляда заблокированная дверь, эти двое, забавные, закрылись тут и теперь курят траву, как беззаботные подростки. А на вид - вполне себе взрослые. Почему-то Лола забывает о том, что даже взрослые люди умеют неплохо веселиться. Вот Софи - яркое тому доказательство.
- Это мужской туалет? Или женский? Не общий же, правильно? - не то, что бы она собиралась отчитывать их или высказывать недовольства, ей просто любопытно. - Я не люблю жестокость, я люблю толпу, - отвечает на вопрос француженки, и, если честно, рада тому отношению, которое она показывает. Бриоль уволила Лолу из своего модельного агенства, после этого они пересекались лишь раз, весной, однако француженка, по всей видимости, не испытывала брезгливости или осуждения, даже несмотря на то, что знала о профессии Хантер.

- Вот, - она потрясает рукой, где на запястье повисли босоножки на высоких каблуках. Да, может быть, она и влезла в окно, однако если отряхнется, обуется, будет выглядеть прилично, будто вошла через вход, по приглашению, либо за большие деньги. Девушка склоняется, чтобы обуться, но одной рукой все-таки тянется к косяку, которым с ней решили поделиться. - Я залезла в нужное окно, - подытоживает она, затягиваясь и продолжая обуваться. Ей, вообще-то, уже весело, даже не обязательно курить что-то. Но если предлагают, грех отказываться.

- Мне правда очень-очень нравится вот так сидеть, но мы будем привлекать слишком много внимания, так что спускай меня, - Лола шутливо ерошит ему волосы, благо делать это очень удобно, даже не нужно никуда тянуться. Затем, когда все-таки опускается на пол, одергивает платье и отряхивается. Подходит к зеркалу и замечает, что несколько растрепалась, но так даже лучше. Всё аккуратное, прилизанное, прилежное выглядит на Лоле слишком... противоречиво, что ли. Слишком большой диссонанс с внутренним содержанием, и только слепой этого не увидит.
Лола приканчивает косяк и щелчком пальцев отправляет окурок в урну. Удивительно, но не промахивается и, кажется, сама этому удивляется. - Вы уже делали ставки? Проиграли? Не везет, - девчонка довольно равнодушно ведет плечом, а затем отпирает дверь, потому что сидеть в туалете и дальше ей не хочет. - А тебе, Софи? Нравится жестокость?

+5

65

Что бы там не говорил Гвидо, а кое-чему поучиться у Сальвиатти ему не помешало бы, не одной лишь грубой силой он двадцать лет удерживал власть в Лос-Анджелесе, возглавлял сильнейшую на западном побережье Семью. Люди видели в нем лидера, человека способного защитить. При нем бы мало кто рискнул оскорблять его андербосса или консильери, любого члена Семьи Крусанти, потому что их честь и была честью Семьи. И Фрэнк аналогичным образом вставал на защиту друзей, не только Майка, который был ему как брат, но и любого члена Семьи. Наезды на них  он воспринимал наездом на всю организацию, даже Ливии помогал, когда ту ограбила шайка черномазых, прикрыл зад Дэнни, приняв его сторону в конфликте с Грегом Феррони, не позволил отжать бар, который тот просил в обмен на «прощение», и Ники-младшему готов был помочь за отца отомстить, который, к слову сказать, тоже был членом Семьи и верным другом. Узнав об оскорблении, нанесенном их дону русскими, пускай оно и касалось дел личных, Фрэнк чувствовал, что оскорбили их всех, и предлагал разобраться с Мэлором своим излюбленным способом – не поговорить с ним, верно, а намять ему хорошенько бока или даже пулю в лоб пустить, зависело только от пожелания Гвидо.
Однако от дона, как ни странно, аналогичной поддержки видеть не приходилось, защищал он не своего андербосса, а пьяного недомерка Поли Фортуно, отчего стремительно и падал в глазах, терял поддержку того, который даже будучи обыкновенным гангстером, имел немалое влияние не только на улицах, но и в бизнесе, профсоюзах. В последнее время Фрэнк уже совсем перестал чувствовать от Монтанелли защиту, а ведь именно ее босс должен был обеспечивать своим людям, не Поли Фортуно он должен защищать.
- Пошутил неудачно? – Андербосс порой поражался тому, что говорил Монтанелли. – В следующий раз мы все вместе дружно посмеемся, когда тебя «хуй моржовый» кто-нибудь назовет, в шутку, конечно. – Хмыкнул и сунул руку в карман, где обычно лежали сигареты, похоже, что оставил их в зале на столе. Заметив у Майка пачку Уинстона, те же Альтиери часто покупал и сам, он взял одну и прикурил. Едва ли Монтанелли будут уважать многие, начни он позволять подобные «шутки» в свой адрес, еще и произнесенные ему в лицо.
Слушая, как распыляется Гвидо, Фрэнк в некотором роде признавал его правоту. При всем честном народе он, конечно, зря его отмудохал, погорячился, пошел на поводу у эмоций, надо было отвести его куда-нибудь подальше от посторонних глаз и там поучить манерам. Сейчас, когда было столько свидетелей, пристрелить сопляка уже вряд ли выйдет, в число подозреваемых Альтиери попадет первым, особенно если случится расправа в пределах Сакраменто. Конечно, утверждать, что порвет Мелаграно, как тузик грелку он не собирался, одно дело планировать убийство сына ее босса, подписываться под ним ведь не обязательно было, другое дело объявлять открытую войну одной из нью-йоркских Семей, настолько идиотом Альтиери не был. Он перевел взгляд на Майка, который тут же принялся расписывать худший из возможных раскладов, и удивленно приподнял бровь. Поли тот знал, конечно, лучше. И может в какой-то степени друг был прав решив в качестве защиты использовать тактику нападения и самим подать жалобу в адрес сына Настройщика, также, в общем-то, ни в хер ни ставившего ни их структуру, ни второго человека в Семье. Впрочем, этому плану вряд ли суждено было реализоваться, ведь их дон своего андербосса ни в хер не ставил точно также, вместо этого он предложил позвать Поли обратно, извиниться перед ним, угостить выпивкой, бабами и чем черт не шутит, может и в самом деле отсосать ему. - Если он вернется, уйду я, - предупредил Гвидо, готового уже бежать столы накрывать. Это будет удар по гордости, нанесенный уже не Фортуно-младшим, а доном, и Альтиери это терпеть не собирался, едва ли у них с Монтанелли хоть какое-то подобие доверительных отношений останется, если тот подобным образом его предаст.
После всего произошедшего настроение у Фрэнка понятное дело упало, о том, чтобы травить анекдоты как он любил, речи уже не шло, вместо этого не торопливо потягивал одну сигарету за другой и размышлял над тем, что случилось и что могло за этим последовать. Если Поли пожалуется папочке – это, в общем-то, не так страшно, Альтиери верил в мудрость Настройщика, хуже будет, если щенок оборзел настолько, что решит разобраться со всем самостоятельно или если Гвидо ему на это добро даст, ждать поддержки от Монтанелли ведь никогда не приходилось. Пожалуй, и в самом деле лишняя бдительность не помешает.
- И что предпримем, когда они нас нахер пошлют? – глянул на представителей Арены и задал вопрос Майку с Гвидо. Этот разговор андербосс несмотря на свою задумчивость мимо ушей не пропускал, хотя и заметно было, что волновал он его не особо. Альтиери при любом раскладе отпустил бы их сегодня восвояси, зато потом отправил бы людей к ним в гости.

+8

66

Irene Casta

Каста ему всегда казалась не от мира сего, вот и сейчас сложилось впечатление, что она ему одолжение сделала, просто обратив на него свое драгоценное внимание, даже взглядом удостоила, и это притом, что два месяца назад сама ему на шею кинулась. Обычно девушки вели себя иначе, но кубинка, оно и понятно, девушкой была не обычной, оттого и вызывала интерес Манцони, который казалось бы, чего и кого только в жизни не навидался. – Ты понимаешь, в каком я смысле, - ответил ей и попросил бармена повторить заказ, но уже для себя, от виски бы и он не отказался, атмосфера располагала к тому, чтобы выпить, в вип-ложе этого сделать так и не вышло. А на ринге тем временем объявили следующий бой и, глянув, Марти к удивлению обнаружил того самого парня, с которым обнималась сегодня Ирэн. - С ним ты тоже успела переспать? – любопытство, не более того, как обычно спрашивают «как дела», разве что ухмылкой сопроводил, лишний раз, напомнив о том, что между ними было. Манцони поблагодарил кивком бармена за напиток и сделал глоток. Он и в самом деле старался не париться, черт ее знает, может она с половиной этого гребаного клуба в постели побывала? Услышать ответ он, впрочем, не сильно и рассчитывал.
- Револьвер достал? – Веселого тут на самом деле было мало, к чему приводят такие разборки, он знал, для такого как Альтиери убить человека вообще не проблема. За год, в течение которого был водителем, Манцони своего босса успел изучить не плохо, тот выходил из себя быстро и любил для большего эффекта чем-нибудь помахать, кулаками или пушкой. В этом они с Мартином похожи были, тот тоже часто бил морды, в том числе и тем, кому бы не следовало, но в отличие от гангстера-босса все же не убивал. – Его теперь Гвидо с говном съест, ему только повод дай. У них ведь не очень в последнее время отношения… Ты только помалкивай о том, что я тебе рассказал, - опомнившись, попросил ее и обернулся. - Не испугалась? – На полном серьезе поинтересовался у Ирен, та хоть и храбрилась, в одном помещении с заряженным револьвером (и даже не одним если верить ее словам) наверняка чувствовала себя неуверенно, любой трухнет, оказавшись в такой ситуации. – Здесь такой контингент часто, - и лучше их не злить, как она успела заметить, - не передумала еще работать? – усмехнулся над предложением работы, впрочем, отговаривать ее не собирался, в ресторане вот точно ей места не было, а здесь брат и дядя все же, присмотрят в случае чего и ей самой увереннее будет. – Не грузись, в основном здесь на ринге дерутся, крутое место на самом деле. А чем ты заниматься будешь? Таблички с номерами раундов выносить? – подколол ее, хитро взглянув в глаза.
Так много слов друг другу они и в самом деле давно не говорили, Марти ухмыльнулся, заметив напряжение Ирэн, та словно боялась его. И что в голове у этой кубинки? Попробуй, разбери…. Услышав грубый голос, Манцони обернулся, и некоторое время наблюдал за происходящим – некий Джеки требовал от Касты денег. Неужто в долг брала?
- Джеки, - поднявшись, притормозил его, - ты хоть знаешь, чья она племянница и сестра? Если с ней что-то случится, не факт что тебя по кускам в мусорном контейнере не найдут. Лучше расскажи, какая у тебя проблема, и мы вместе постараемся решить ее… Окей?
- У меня проблема? – вылупился на влезшего Манцони. – Это у нее проблема. И у тебя мудак будет, если не отвалишь.
Почувствовав, что начинает пахнуть жареным, Марти нашел взглядом одного из охранников и кивнул ему, чтобы тот подошел к ним и помог вывести смутьяна, пока тот не устроил еще одну драку в клубе, их на сегодня итак было достаточно. – Сэр, пройдемте, - взяв под руки, хоть тот и сопротивлялся, его увели из бара на кухню, где уже можно было нормально поговорить, не привлекая внимание посторонних.
- Так что за бабки? – сложив руки на груди, посмотрел сперва на Джека, а потом и на Ирэн. – Билли, позови-ка Майка… - попросил охранника.
[AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/10/362fdd324e892d42d6bda534f382e779.jpg[/AVA]
[NIC]Marty Manzoni[/NIC]

+9

67

- Ты стесняешься что ли? - заметив жадно устремленный взгляд подруги на сигарету в ее руках, Ливия усмехнулась и подтолкнула к ней свою полупустую пачку. Давно ли Рикардс бросила курить? Очередная попытка взяться за здоровье? Посмеяться над этим, впрочем, Ливия не успела - все внимание перетекло к Фредерику, от которого она ожидала более-менее вразумительного ответа на вопрос, куда все подевались. Однако мужчина отбрил ее так, будто она вообще здесь совершенно левый человек, не имевший право знать, что происходит. Ливия терпеть не могла, когда ее воспринимали не как партнера и друга, а как красивое, но пустоголовое приложение к общей обстановке - именно так она себя чувствовала при Марчелло, который даже не старался этого отрицать.
Резко отстранившись от Клементе и Леона, Андреоли откинулась на спинку дивана и продолжила неспешно курить, невидящим взором глядя на ринг. Происходившее там она даже не замечала, вместо этого пытаясь унять поднявшееся внутри раздражение. То, что победил боец в красной маске, на которого они с Берн и поставили, дошло до нее с опозданием, и она вяло, безо всякого энтузиазма шлепнула подругу по руке. - О, смотри-ка, мы выиграли. - Ставку Ливия делала не ради денег, а ради забавы и интереса, только момент радости ей, увы, омрачили. А тут еще под руку попалась и неуклюжая Нэнси, вернувшаяся с кальяном, который она тут же и разбила. Бедняжку, оказывается, совсем задергала Бернадетт, тоже пребывавшая, как можно было заметить, не в лучшем расположении духа. Решив отвлечься, к ней присоединилась и Ливия.
- Дерьмо, - коротко бросила блондинке, когда та принесла новый кальян. Она едва успела сделать затяжку, как тут же отложила трубку на стол. - Отстань от нее, Берн. Она здесь явно для другого рода обслуживания, - даже не попыталась приглушить голос, намеренно громко роняя эту фразу при Нэнси и ядовито усмехаясь ей в лицо. Высокомерия в Ливии всегда было хоть отбавляй, а при скверном настроении ей особенно остро хотелось кого-нибудь ужалить. Пускай даже вот эту попавшую под руку вертихвостку. - Тут, кстати, лук, - глянула она в тарелку с салатом, что принесли Берни. - Ты же просила без лука, нет?
- Ну знаете ли! - Нэнси со звоном опустила поднос с тарелками на их столик и раздраженно зашипела. - Я вам не собачка по побегушках! - на этой фразе Ливия поморщила лоб, как бы пытаясь переспросить, что блондинка имеет в виду под таким любопытным определением, но тираду официантки уже было не остановить. - У нас нет салата с говядиной и без лука, - отчеканила она. - Здесь вам не званый прием в Лувре, - совершенно не понятно, почему блондинка решила приплести сюда знаменитый музей, но перебивать было бы невежливо, разве нет? - И меню под вас никто менять не будет! - она повернулась к Берн с пылающими от гнева глазами и с грохотом поставила перед ней стакан с расплескавшимся алкоголем, - А вот и ваш виски!
Вылив свою тираду, дерганная Нэнси круто развернулась и поспешила прочь от их столика, едва и сама не споткнувшись о ступеньки к ложе.
- Гребанные сучки... - прошипела она, едва не сбив с ног возвращавшуюся компанию, состоящую из администрации семьи и Фьоре с Росси.
- Какое хамство! - завидев одного из хозяев заведения, Ливия почти театрально приложила руку к груди и с издевательским возмущением посмотрела на подходящего Ринальди. - Ты зарываешь ее очевидные таланты, Майк. Пристрой ее в "Доллз". - В их компании теперь не доставало одного, но весьма значительного звена - Поли Фортуно и его телохранителя Корди. Ливия быстро скользнула взглядом по всем вернувшимся - увлеченный своими мыслями помятый Альтиери и сосредоточенный Монтанелли всем своим видом кричали о том, что разговор в кабинете шел далеко не о погоде. Она попробовала отыскать разгадку в глазах консильери, но по его лицу, как всегда, было трудно что-то прочитать. Чуть позже, пока Фрэнк курил, она заметила его распухшую руку и перебитые костяшки пальцев, что очевидно говорило о недавней драке. Только между кем? Неужели андербосс решил взяться за старое и поднял руку на члена семьи?.. И тут она вспомнила, что Поли, обнимавшийся с ними, таинственным образом исчез не только с ее поля зрения, но и, кажется, вообще из клуба. Неужто они его пришили? От одной только мысли стало не по себе. Переживать очередное военное положение совсем не хотелось, а война при таких раскладах могла стать лишь вопросом времени.
Спрашивать о чем-то, дабы прояснить свои догадки, Ливия, однако, пока не собиралась. Не при Рикардс, во всяком случае. И потому переключила внимание на происходящее на ринге. А в эту минуту там как раз появилась следующая пара бойцов, в одном из которых Андреоли к своему удивлению узнала того самого парня, что спас ее недавно от грабежа. Задержав на нем ненадолго свой взгляд, она все же заставила себя вернуться мыслями к Фредерику, которому так и подмывало отплатить парочкой насмешек.
- Эх, вот это парни, да, Берн? - глядя на ринг, громко вздохнула, чтобы слышали все. - Отчаянные, смелые, рисковые... - каждое слово выделялось завороженным восхищением, пока рука беспечно болтала бокал с виски. - Вот это я понимаю. Никакого оружия. Честный кулачный бой. Вот ты бы смог так же, Фредо? - лукаво глянула на капитана восточной стороны. Нетрудно чувствовать себя королем ситуации, когда у тебя в руках пушка. А если попробовать ее отобрать? Такими ли храбрецами останутся эти крутые парни, что сидели сейчас рядом с ней и дымили дорогими сигарами?

Отредактировано Livia Andreoli (2015-10-15 01:49:00)

+8

68

Внешний Вид

В современном Колизее душно. В современно Колизее шумно. В современном Колизее накуренно.
В современном Колизее слишком людно, чтобы Эшлин могла чувствовать себя достаточно комфортно; и всё же достаточно людно, чтобы почувствовать это ни с чем не сравнимое одиночество в толпе. Девушка с интересом разглядывала окружающих её людей: широкие как будто бы искренние улыбки, как будто бы искренний смех, запах дорого табака и денег, переливающиеся в свете огней драгоценные камни, прекрасные леди, почтенные господа... Когда Мартин говорил о боях, Эш представляла себе нечто иное. Нечто из фильма «Бойцовский Клуб», и аккуратное, дорогое в одном своём виде, приглашение ни сколько не натолкнуло её на мысли об обратном.
В современном Колизее сегодня собрались те, частью общества которых когда-то была и сама Эшлин, но сегодня она ловила на себе лишь недоумённые взгляды, и слышала тихий шёпот за спиной. Уверенности не добавляло и то, что Эш с некоторым отчего-то удивлением для себя обнаружила, что она, похоже, самая молодая гостья. И это лишь усилило чувство непринадлежности, чувство того, что она здесь не к месту.
А может быть это всего лишь паранойя? Паранойя увидеть Генри...
В пору было бы разозлиться на Юля, пригласившего её сюда, но Майлз тряхнула головой, напоминая самой себе, что пришла-то она как раз ради Мартина – поддержать его, быть счастливым талисманом, если изволите... ведь он был достаточно мил, чтобы разрешить ей остаться.

Она опоздала, разумеется она опоздала. Наверняка даже опоздала на бой Мартина, и теперь он злится, не найдя её в клубе. Вот только у Эшлин не укладывалось в голове, как в этой толпе можно найти хоть кого-нибудь?
И, возможно, если бы не виски, разумеется с нижней полки, Эш поддалась бы панике в незнакомом, чужом и совершенно неприветливом для неё месте, а объявленный бой лишь приподнял настроение.
Мартин выходит на ринг, а значит она пришла точно в срок.

Отредактировано Ashlynn Miles (2015-10-15 14:14:27)

+7

69

Дилер чуть удивленно уставился на брюнетку, услышав о том, что для нее не было никаких сложностей узнать о турнире и только лишний раз утвердившись в своих мыслях о том, что, видимо, он пропустил раздачу листовок на улицах. Хотя, спустя какое-то мгновение все неожиданно встало на свои места. Неожиданно – мягко сказано. Каста ему поведала о том, что Альберто ее брат. Путем не сложных умозаключений легко было придти к выводу, что она тоже племянница Майкла. Хотя, степень родства она не уточняла. Естественно, у Мартина появилась парочка вопросов, но их придется оставить до какого-нибудь подходящего момента. Она ведь бывшая наркоманка. Интересно, ее дядя Майкл вообще в курсе об этом этапе ее жизни? Юль уже понял, что торчки в нем вызывают отнюдь не восхищение. Как, впрочем, и в любом нормальном человеке, что уж говорить.

Юль с интересом покосился на Касту и почти сразу отвернулся к рингу, когда объявили бой, не особо вслушиваясь в болтовню девчонок. Отвлекся от наблюдения только тогда, когда Ирэн на время отвалила, заметив Альберто. Впрочем, удалилась она ненадолго и уже скоро снова вернулась, прихватив блондинку и заметив о том, что они еще пересекутся. Юль согласно кивнул и проводил их взглядом, проследив, как смешно за Кастой семенит блондинка, еле поспевая за ее быстрым шагом.

Он тоже не стал задерживаться у стойки, ловить тут, в принципе, было нечего, так что переместился в зал, поближе к рингу, наблюдая за ряжеными бойцами. Лично его, глядя на такое шоу, тянуло приложить ладонь к лицу, но большинству, вроде как, нравилось. Некоторые даже активно комментировали, перебивая гул толпы. Какое-то время даже получалось сосредоточить внимание на бое, пока дилер случайно не заметил заварушку среди итальянцев. Пожалуй, это было даже интереснее, чем то, что происходило на ринге и, наверное, не только он из-за этого пропустил представление следующей пары бойцов. Потасовка возле барной стойки, которая произошла чуть позже, уже просто меркла по сравнению с первыми двумя, так что на нее среагировали не так воодушевленно. Видимо, все остались под впечатлением царящей сегодня в клубе атмосферы. Жаль, что досмотреть ни одни бои, ни другие, ни третьи, не получилось, потому что Юль отправился в раздевалку. Мартин, насмотревшись в зале всего разом, до сих пор не догонял, какого хуя здесь делает, но метаться было уже поздновато.

На то, чтобы переодеться ушло не больше пары минут, а потом Юля отвлек телефонный звонок. Короче, к тому моменту, как в раздевалку заглянула девчонка и известила его о том, что уже пора, Мартин успел еще, ко всему прочему, пару раз обойти раздевалку. Но, когда его позвали, прихватил перчатки и двинулся на выход. В зале стоял все тот же гул, кто-то даже пару раз хлопнул его по плечу, типа, подбодрили. Присутствовал, конечно, какой-то нервяк, но Юль считал это только плюсом, так что на ринг поднялся в боевом настроении.

+10

70

- Я больше не курю, - отчаянно пытается к этому прийти, если быть точнее. Но протянутая Ливией полупустая пачка сигарет на какое-то время сбивает молодую женщину с ранее высказанным фактом, и одна рука так и тянется вперед, а другая – к сумке, к зажигалке. В подобных ситуациях самое главное – вовремя одернуть самого себя, если выдержка и самоконтроль это не просто проверка силы воли, но действительно определенного рода необходимость. Хотя у Рикардс в случае с зависимостью от никотина есть маломальский прогресс: курить и вправду стала меньше, намного меньше по сравнению с теми временами, когда она смолила да не знала этому конца и края.
- Нет-нет, меня пригласила его сестра, Ирэн, - обратилась к Фредерику с улыбкой.
Действия на ринге стали привлекать блондинку куда больше, когда боец в красной маске перенял преимущество в бою у своего соперника и словно с новыми силами стал отпускать удар за ударом до победного конца. Те, что находились ближе к рингу и были более увлечены происходящим на нем, прямо-таки разрывались от восторга, азарта и чего-то еще прочего, вызывающего такое бурное возбуждение от боя. А Берн же была просто рада, что ей, в конце концов, повезло. – Вижу я, вижу, - уже бодрее произнесла американка после той выходки с Нэнси, уплывшей уже не своей привычной походкой от бедра после того, как чуть не раздолбила кальян, из-за небольшой выходки Бернадетт, по большей части. – Сделаем ставки в следующем бою? А прикинь, если…
Явление девицы народу оборвало фразу блондинки на полуслове, кальян с грохотом опустился на столик рядом с женщинами, и ничего удивительного не было в том, что Ливия стала воротить нос сразу после первой затяжки. Возможно, частично дело было именно в Нэнси, и кальян вышел довольно-таки неплохим, да только не по ее заслуге; Берн сильно сомневалась в том, что эта блондинка за такой короткий промежуток времени умудрилась выполнить работу и официантки, и кальянщицы.
- В том-то и дело, что это твоя работа – быть, как ты выразилась, собачкой на побегушках, - с расстановкой ответила Рикардс, раздражаясь от одного только разгоряченного вида Нэнси и переводя взгляд с нее на Ливию, которой удивительно быстро парой-тройкой фраз удалось вывести девушку из себя. И когда та, опустив тарелку с непонятным салатом и стакан с виски так, что половина янтарной жидкости перелилась за края да частично попала на платье и колени Берн, та, не сдержавшись, подскочила и дернулась в сторону истеричной блондинки. – Да вы, вашу мать, издеваетесь! – не обращаясь конкретно к Нэнси, воскликнула женщина и схватила пару салфеток со стола, дабы оттереть капли алкоголя от ткани и промокнуть их на коже. – Когда эта дебилка с подгоревшим задом вернется, точнее, если вернется, держи меня от нее на расстоянии, ладно? – плюхнулась обратно на диванчик, дергаными движениями постаралась избавиться от пятен и кинула изорванные салфетки на столик, рядом с тарелкой салата, к которому даже будучи голодной притрагиваться совсем не хотелось. – Ты же ее к себе хотела пристроить, какой «Доллз», - усмехнулась, подняла взгляд на подошедшего Майкла и сделала затяжку сладкого дыма. Заметив идущего рядом Фрэнка, молодая женщина, хмурясь, с беспокойством осмотрела его с ног до головы. Выглядел он, честно говоря, хуже некуда, будучи совершенно непохожим на себя; точнее, на того себя, каким Бернадетт привыкла всегда его видеть. Удивительно, но, будучи знакомой с Альтиери уже больше года, она практически ничего не знала о нем. Впрочем, женщину это никогда особо и не волновало.
- Ты сама как? – ответила вопросом на вопрос подошедшей к ней Касте и сразу же, удивленная, обернулась на ринг, услышав имя своего нового татуированного знакомого. Вот, значит, отчего его стакан был чист от градуса.
Блондинка, не сдержав улыбки, а затем смешка, обернулась в сторону Ливии, которая во всей красе и громогласно, оповещала всех близ сидящих, как восхищалась вышедшими борцами на ринг; годы идут, а умение обращать на себя внимание всеми возможными способами у итальянки не меняется. В этом с Берн они похожи, хотя и блондинка со своей недавно проявленной грацией картошки – все же немного другой случай.
- Я знаю того, что весь в татуировках, - отбирая обратно кальянную трубку у подруги, произнесла Рикардс. – Ирэн нас познакомила прямо здесь, когда мы только пришли, -  было подумала поставить на него определенную сумму, все равно в этой бездумной растрате денег она видела исключительно развлечение да желание вновь испытать свою удачу.
- А вы бы вышли на ринг? – с интересом посмотрела на Фредо, повернувшись к нему, а затем бегло окинула взглядом остальных. – Ведь не все бои заканчиваются более-менее хорошо… Валят с ног так, что потом неизвестно, когда в следующий раз получится встать, - судя по предыдущим боям, это действительно было так. - Мне кажется, для того, чтобы выйти туда, нужно быть либо чертовски смелым, либо безумным.

Отредактировано Bernadette Rickards (2015-10-15 16:57:02)

+9

71

Marty Manzoni

Она несдержанно усмехнулась, в который раз не без удовольствия отмечая прямолинейность Марти. Пусть говорит все, что угодно, но этими вопросами он сам дает понять, какая тема между ними ключевая. Переспали несколько раз, несомненно отлично провели время вдвоем, но Каста не поспешила объяснить свое исчезновение с радаров. Да, именно она тогда сделала первый шаг, зачем откладывать очевидное? А вот чего не делала никогда - не объясняла причину своих уходов по-английски. Неважно, бесит это его или нет - дело сделано.
- Это мой друг, - спокойно ответила кубинка, посмотрев итальянцу в глаза. - Или это был риторический вопрос? - Когда люди задают подобные вопросы с таким лицом, будто присутствовали в момент создания мира, им лучше не мешать, не портить момент; они ведь все равно «лучше знают». Мартин не шибко походил на какого-нибудь бабского сплетника и тупицу, но кто знает, что происходит у него в голове? Дольше всего они говорили до того, как их связал секс, потом не особо хотелось чесать попусту языками.
Заметив появившегося на ринге Юля, девушка сделала пару глотков виски, обратив также внимание на его соперника. Первый сто процентов недавно начал карьеру бойца, а вот второго видела впервые. Странно, что дилер вдруг стал причиной всяческих расспросов в ее адрес. Когда-то они совсем не ладили, ссорились, стараясь пересекаться только по делу. А теперь пришлось и Майклу солгать, и от Манцони слушать всякий бред.
- Я - могила, - многозначительно отозвалась Каста, намекая тем самым Марти об их интересном приключении. Слабо представляя, как пойдет раскрывать всякие тайны, пришла к выводу, что у нее все равно один человек, с кем можно такое обсудить. И запретов в случае с ним никаких, это Ал. - Ага, испугалась. Что погибну в каком-то тесном кабинете ни за что. - Напряглась, конечно, переживала, но не оружие так пугало ее, а его последствия. Если телохранитель Фрэнка имел в виду ее инстинкт самосохранения, то прогадал: с ним у Ирэн все очень печально. - Эй-эй, остановись, - она возмущенно посмотрела на Марти, качая головой. - Будешь мне рассказывать, какое это место? Я хотела здесь работать и буду работать. Все очень просто. И нет, не таблички выносить, - ухмыльнулась, представив себе эту трогательную картинку. А он и рад только, судя по всему.

Появись Малво чуть раньше, она бы, наверно, поблагодарила его за возможность улизнуть от итальянца, с которым правда не хотелось ничего выяснять. В принципе, Манцони вел себя правильно, не доставал звонками, расспросами, но Ирэн тоже не железная, и ей пришлось намеренно сделать вид, что все в прошлом и все совершенно неважно. А сейчас, когда Джеки не на шутку разошелся, мнение конкретно разделилось.
- Перестань делать это, - по пути на кухню приглушенно шикнула на ухо Марти, чей язык оказался длиннее, чем следовало. Не стоит Джеку знать, чья она родственница, иначе дело значительно осложнится. Каста хоть и таскалась за братом хвостом, как любит говорить о ней Майкл, но она всегда была самостоятельной. Выживала, как могла, и заводила знакомства с кем хотела. Никому и никогда она с порога не заявляла, с кем состоит в родстве и что ей за это прилагается. Напротив: старалась сделать так, чтобы и намека не проскользнуло.
- Не твое.. Стоп! - Кубинка шагнула в сторону, перегородив дорогу Биллу, собирающегося позвать дядю. - Никакого Майкла. Мы сами разрешим эту проблему, - вкрадчиво обратилась к охраннику. Тот посмотрел на Марти, а когда получил согласие, молча удалился. Брюнетка недовольно покосилась на Манцони, чья инициатива выходила ей боком уже в который раз. Если Майк поверил в романтические бредни, касаемо Юля, то с Малво паззл сойдется молниеносно. Очередного разговора «за жизнь» ее психика точно не выдержит. Да и обретенную работу терять не хочется.
- Слушай, Джеки, по-моему, ты зажрался уже, - вздохнула Ирэн, прекрасно понимая, что она ему должна и этого не изменить; просто Каста упрямо не желала отдавать эти чертовы проценты. Он тоже подвел однажды, да так, что ее занесло в Мексику. - Свали по-хорошему. Останемся, в конце-концов, друзьями. По старой памяти.
- Ты, блять, издеваешься? - Малво заметно покраснел, не понимая, какого хера они разговаривают на кухне, и кто этот защитник с кривым носом и мрачной рожей. - Сейчас, Ирэн! Сейчас, мать твою, все до последнего цента! Сколько блять я буду бегать за тобой? Или отдаешь или..
- Или что? Продашь меня мексиканцам? - Каста закатила глаза, до сих пор считая, что тот ничего не посмеет сделать, находясь в здравом уме. И, естественно, на территории Барракуды. Но ее былая уверенность куда-то улетучилась, когда Малво подхватил со стола широкий, весьма внушительных размеров, кухонный нож. Переглянувшись с Марти, кубинка отвела взгляд, делая пару шагов вправо и ухватившись за ручку холодильника. Вступать в борьбу с вооруженным и рассерженным бандитом она не собиралась ни в коем разе - это уже задача для кое-кого профессионального. К примеру, для благородного бывшего любовника.
Нож со звоном опустился на плитку, а кубинка схватила Малво за ворот, потянув на себя. Отступив, она с силой толкнула его вглубь холодильной камеры, резко захлопнув за ним массивную дверцу. Повернув ручку, шагнула назад и удовлетворенно выдохнула.
- Не собираюсь ничего ему отдавать, - сказала Каста, обернувшись на Марти. - Через какое время он замерзнет насмерть? Просто любопытно. - Жаль, что сегодня шумный турнир двух клубов; везде носятся официанты, подают закуски, напитки, даже кое-какие несложные блюда. Прямо сейчас сюда может зайти кто-то из персонала и освободить Джеки.

Отредактировано Irene Casta (2015-10-15 19:07:42)

+7

72

Замечания Росси заставили Ринальди раздраженно нахмуриться и предостерегающе взглянуть на капитана западной стороны. - Ладно мне или не ладно, я, блять, сам разберусь. Иронически улыбнулся при cмелых утверждениях Дэниеля об отсутствии мужества у Фила Корди - и о том, что Фортуно-младший им совершенно не опасен. Ибо не предпринял никаких действий прямо в клубе, будто на месте должен был развязать перестрелку в духе Дикого Запада.  - Головой подумай, ну. Он ничего не сделал, так как нас здесь дофигища, а их двое.  Если ты пиздец какой резкий парень, давай тебя в одиночку отправим к Поли в ЛА или прямо к Джеймсу? Расскажешь им там, у кого в Иль Мелаграно яиц нет. Раз уж так звезды посветили, что Дэнни получил бригаду - значит, надо было учиться мыслить стратегически, а не сначала палить, а потом уже соображать, зачем и в кого. И, прежде всего, хороший лидер должен адекватно расценивать силы противника - а тот же Поли, пусть сам был и не страшен, мог запустить в действие мощные механизмы. К сожалению, сегодня тот же Франческо не показал ему доброго примера -  эмоции пересилили разум. Хотя Майки понимал его прекрасно - он сам не прощал обид. Более того - консильери собирался сделать все, чтобы лучший друг, защитивший свою честь, в этой ситуации не пострадал. - Ну что ж, утро вечера мудренее. Посмотрим, какие будут следующие шаги мальчишки. И тогда сделаем свои. Но при этом сам Ринальди пускать ситуацию на самотек не будет. Станет время от времени позванивать своим контактам в Нью-Йорке  - тому же Тони-Кулаку. Чтобы выяснить, донес ли уже Фортуно-младший своим старшакам о нанесенном ему оскорблении - и как на это отреагировали верхи во главе с Настройщиком. - Я думаю,  после матча с ними уже надо поговорить.- ответил советник своему дону, когда тот спросил - не позвать ли неонацистов прямо сейчас, чтобы обсудить все вопросы. Зная защитников арийской расы, можно было ожидать от них не самой адекватной реакции на претензии Торелли - да и горячие итальянские парни тоже могли отличиться. А еще одного публичного побоища им явно не было надо. -  Заставим себя уважать тогда.  Если надо - завалим всех. - этот комментарий Майка уже относился к вопросу Фрэнка о том, что  они будут делать, если бритоголовые неадекватно отреагируют на их претензии. Разумеется, если что, убивать их будут не прямо в заведении,  ставя под риск и Ала, и его дядю. А действовать грамотно,  выслеживая по одному. - Я попросил кстати пробить этих чудиков, через нашего копа. -  когда мафиози вышли в зал,  гангстер огляделся по сторонам - и заметил как раз того, кто им был нужен.  Ники Спинелли-младший, в сером твидовом пиджаке, стоял недалеко от входной двери и потягивал через трубочку какой-то бирюзовых оттенков коктейль. Увидев, что Майкл машет ему рукой, солдат быстро подошел. Бросил взор на высокое руководство (от самого босса Семьи до родного капо, Мэнни Фиоре) и доложил. -  Они себя Белым Легионом кличут. Откололись когда-то там от Арийского Братства.  Приперлись сюда из Мерседа. Человек десять у них на улицах и столько же за решеткой. Грабежи, кражи со взломом, но все больше доят "Арену". Открыли при ней качалку.  Главным этот вот Спайк, а на тюрьме - некто Спейси. Майкл кивнул, поманил Четвертачка за собой. - Пошли, выпьем с нами. Двинулся в сторону ВИП-ложи. Вокруг смеялись, шутили, звенели стаканами - а консильери напряженно думал. Настроение его было в конец испорчено. Когда закончилась война с Крусанти, предполагалось, что клан Сакраменто сможет упорядочить свою жизнь, несколько залечь на дно, освоить новые территории. Не следовало немедленно влезать из одного чана с дерьмом в другой - и иногда собратья по организации просто поражали Майка умением находить на свои задницы новые проблемы.
- Что, Лив, терроризируешь персонал? - довольно сухо промолвил мужчина, подсаживаясь к столику и глядя как официантка Нэнси уносится прочь, с неприязненной гримасой косясь на Ливию и Берн. Театральность интонаций Андреоли, якобы возмущенной хамством красотки, предполагала какую-то каверзу с ее стороны.  Стервой она могла быть еще той. - А где кстати моя племянница? Когда Рикардс упомянула об Ирен, мобстер поискал Касту глазами - но  ее не было ни около арены, ни возле минибара, ни еще где-то. Опять куда-то ушкандыбала, ну как за такой уследишь? Тем временем, Ники-младший, которому на диванчиках места не хватило, принес стул и водрузил его прямо около ложи. - Ну, как ты? - тем временем обратился Майкл к Берн - просто потому что надо было что-то сказать, после приключившегося нелепого эпизода с соком и кальяном.

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-10-17 06:53:27)

+10

73

Вв

http://www.scottadkinsfanz.co.uk/Photo%20Gallery%20New/variousscott11.jpg

Пару раз к Пеллигрини пытались подойти, завести разговор, но Константин встречал на пару шагов до себя выставленной вперед ладонью, пресекая любые попытки вывернуть его наизнанку из состояния легкой задумчивости, которую нагоняет музыка. Если нет шанса медитации, то пробуй искусственные стены, но не позволяй окружающим до тебя дойти. Он слышал про исход поединка Маски. Всегда было интересно понять, как люди себе выбирают погоняла. Вот, «Алая Маска». Итальянец скинул куртку, отправив ту в сумку, вновь превратился в статую. Так по поводу Маски. Цвет использован типично женский. Мужской цвет это бордо, кровавый. Алый смягченный оттенок, отражающий тонкость натуры слабого пола. Женщины, они ж какие – их душа это сплетение тонких струн, если не научишься играть, то сломалась твоя арфа. И все определения, как бы дама не старалась преподнести себя «кошкой» с коготками, которая постоит за себя и того парня, загляните глубже в нее. Да, там арфа. Маска, вновь улыбка. Сразу вспоминается огромный палач в капюшоне, хотя и это ошибочно. Но все же. Попахивает именно зрелищностью, нежели спортивным духом, стремлением к борьбе тела. Тому подтверждение реакция публики. Это мешало порой. Но привыкаешь. Вспомнился один знакомый, норвежец. Его было очень трудно преодолеть на этапах к финалу. Пеллигрини он не попался по сетке, а вот после, встретившись в баре, удалось пообщаться. Правильно подобранное прозвище работало на бойца. Берсерк. Все кто знаком с этим мифическим духом воина, понимали, что и в этом улыбчивом блондине, в клетке не останется ничего восхитительного, как там, в баре, что парень сыпал шутками, задевал девушек, оказывая внимание едва не каждой первой, и те были не против вовсе. Но мысли Константина прервало похлопывание по плечу. Вытащив наушник, итальянец посмотрел на стоящего рядом Ронни.
- Иллюминат готов?
Усмехнувшись, Костя расстегнул по бокам штаны, оставаясь в шортах.
- Быстро до меня добрались. Но так даже лучше.
- Да, тебя всегда оставляли напоследок, если жребий не рассматривался как лестница.
- Ты не пропадай. Но и…
- Я не буду смотреть.
- Точно.
Протянув бинты, молча попросил друга о помощи в бинтовке. Пеллигрини не смотря на присутствующих рядом, взял перчатки и капу, зубы все же не лишние, поднявшись, размял шею, спокойно вышел в зал, где ему был сделан узкий коридор. И все же чувство азарта в этой стране не такое острое как в Японии. Хоть и там и тут правили деньги, но «любовь» к искусству боя была в разной степени отлична. В отличии от многих бойцов, Константин был «чист», не считающий украшение тела татуировками привлекательным. Чем выделялся из общей массы. А в стране восходящего Солнца расписать себя любили, стоило это не дешево, но создана целая культура. И понимающий прочтет на теле японца легенду.
Ударив пальцами ног о порог клетки, тем самым оставляя свою печать на кожаной обивке, вошел на ринг. Вопреки всему, он не стал ставить на себя, как делал обычно. Глупо. Не познав мироощущение этого места, ты не принадлежишь ему, не знаешь своего места, а значит произойти может все.
Подошедший рефери странно на него взглянул.
- Руки.
Бросив перчатки на пол, показал кисти. Его осмотрели на предмет металлических «тайников». Показав стопы, Константин поднял «защиту» пальцев, стал медленно натягивать.
- Давай руки.
Ронни прекрасно понимал, что сам Костя не затянет. И тот прислонил руки к сетке, дал затянуть ремень вокруг запястья. По бровям и скулам прошлась охлаждающая мазь с примесью замораживающего эффекта, что американец растер по лицу Пеллигрини. Кивнув, итальянец повернулся…
Какими бы бои не были «нечистыми», а неукоснительное правило приветствия никто и никогда не отменял. Ударив руками друг о друга, мужчины рашлись на пару шагов, отпуская из круга рефери. Ринуться с ходу значит потерять преимущество удара, так как нападающий проваливается в защиту обороняющегося. Покружив пару кругов вокруг да около друг друга, оба понимали, что это не дело. И сказать кто сделал первый шаг на сближение не представлялось возможным. Уклонившись от прямого удара соперника, Константин подзарядил его под мышку, обхватив руку в захват, рванув на бедро, выпустил того, уронив. Но малый оказался прытким, тут же поднялся. В Пеллигрини все будто отключилось. Пропал звук бушующих голосов зрителей, глаза видели лишь парня, с которым предстояло высинить Арена или Барракуда. Хотя Косте всегда было до одного места на регалии клубов. Он свободный боец. И тут уж страдает скорее его честь, что важнее всяких эмблем и атрибутов.
Время, возможно, летело вперед, потому что после пары раундов, которые только и отсчитывались гонгом, они не сильно то друг друга и помяли. Константин не «страдал» горячим азартом. Всегда хладнокровен. А вот каков парень? На чем его подловить? Можно ли было расшатать, заставить ошибаться?...
… Мартину (как выяснилось из криков) все же удалось пробить по корпусу Костю, на что в ответ получил в бровь сомкнутыми костяшками пальцев. Они хоть и облаченные в перчатки, но были весьма грозным оружием. Бровь рассеклась моментально.
- Залижи рану, иначе умоешься, - рыкнул итальянец парню, и гонг не заставил себя ждать.
Обладай хоть один из них кровожадностью, то бой был бы уже закончен. Но Пеллигрини не ощущал в сопернике этого, хотя парнишка двигался очень активно, атаковал чаще сам, чем ловил итальянца на контратаках.
Ударив в корпус Мартина, Константин откинул его на клетку, что самого слегка развернуло. Передернув плечом, на которое пришлось большим весом тела соперника приложиться, Костя двинулся на него, не давая тому отойти в центр и зажать в «клещи» между собой и сеткой.

Отредактировано Costantino Pellegrini (2015-10-17 16:23:16)

+10

74

Защищал Гвидо тех, кому защита требовалась - а зная, гордость Фрэнка оказывалась задета настолько, что хотя бы чуть-чуть косилась в сторону, закрывала ему глаза на здравый смысл, заставляя на всех парах лететь восстанавливать конструкцию, сметая всё вокруг себя (как получилось и сейчас), за Поли тоже не помешало бы заступиться кому-то повыше, нежели Корди. Глядя на Альтиери, иногда становилось сомнительно, что в следующей раз он всё-таки удержится в узде - однажды, может, возьмёт и правда выстрелит? И кто его знает, когда будет это "однажды".
- В следующий раз? А что, был предыдущий?.. - насупился Гвидо, скривив губы в саркастической усмешке. Если Альтиери считает, что дон настолько глух и глуп, что совсем не слышит того, что сам же Фрэнк о нём говорит за его спиной, в своём "502" или ещё где, то ошибается. К его чести сказать, за пределы организации это не выходит... Хотя и не факт, что не выйдет в один прекрасный момент. - Знаешь, почему мне в лицо таких вещей не говорят? Потому что я не позволяю себе обращаться к кому бы то ни было неуважительно. К кому бы то ни было. - первым, во всяком случае, и за это Гвидо мог бы ответить; начиная от кого-то вроде Нэнси, разносившей выпивку по столам, заканчивая дядей Джимми, не говоря уже о ком-нибудь повыше, младше, старше него, ровеснику, неважно. В то, что Фрэнк мог и нагрубить Поли на ухо - Монтанелли мог бы поверить, как раз потому, что Фрэнка давно уже знал; своё неуважение Альтиери и вовсе неприкрыто демонстрировал. Хотя этого делать в их среде тоже определённо не стоит.
- Десять человек? Это не звучит, как серьёзная организация... - слова "Арийское братство" пугало на самом деле больше, а насколько они там от него откололись - это понятие относительное... - Спейси, Спейси... А его не Чарли зовут, случайно? - проговорил Гвидо, вспоминая, откуда ему знакома эта фамилия. Это ведь того, который был мужем той Лиззи, или как её там, так звали - зэка, которого Ливия навещала в "Серебряных Ручьях". А уж не от него ли он сюда прибыли? - А ты уверен, что Спейси - их человек? Его банда вроде "Лигой Креста" называлась. - Лига, Легион... впрочем, даже названия созвучны, опасность же тюремных банд даже не в их конкретной численности, а в том, что последователей у них может быть куда больше "основных" членов - как у них самих, мафиози. Только за стенами тюрьмы Спейси им вряд ли опасен, в отличие от этих легионеров... В любом случае, поговорить с ними стоило, и рано или поздно это всё равно случилось бы. - А ведь "Арена" раньше была отличным местом... - предался ностальгическим воспоминаниям Гвидо по пути к столику, глянув на блеснувшую лысину Спайка. Имея в виду те времена, когда никакими нацистами там и не пахло даже; раз они качалку там поставили - наверняка тренироваться собираются, и вербовкой тоже займутся, что по эту, что по ту сторону решётки. - Хм... - нить размышлений оборвала едва не влетевшая в них официантка... похоже, даже она оказалась чем-то рассержена; отчего ещё сильнее чувствовался накал страстей в воздухе, словно от сцена шла какая-то особая аура, подчинявшая всех в зале...
- Да, хороший бой... кажется, я этого, в татуировках, тоже видел где-то... Он не с вами сейчас? - обратился к Майклу и Дэнни, вроде как имея в виду Барракуду, хотя на самом деле - нечто и немного большее. Парень с заметной внешностью маячил в последнее время неподалёку... - А кто второй парень? - пригляделся к происходящему на ринге. В действиях противника Мартина чувствовался некий профессионализм, несмотря даже на то, что он проигрывал - он выверял свои атаки, а не просто бил, пытался использовать свою силу с максимальным эффектом, в общем, похоже, что тренировался, занимался каким-то видом борьбы - как минимум.

+9

75

Нельзя сказать, что Юль пошел на этот турнир с какими-то мыслями о своем явном проигрыше. Ни о чем таком он не думал, даже поднимаясь на ринг. Ну, да, он был далеко не профи, а еще недавно вылез из клиники, а еще до этого четыре года кололся и вообще, его сюда, по любому отправляли, как мясо. Рекламная пауза, епт.

Последовало стандартное приветствие противника, и рефери отошел в сторону. В принципе, дальше ничего крышесносного не последовало. У них не было костюмов, забавляющих толпу, и никакого оружия. По здешним меркам, наверное, обычный бой. Хотя, толпа продолжала вопить, что, кстати, самого Мартина нисколько не отвлекало. Он вообще привыкшим был к такой вакханалии.

Прошел первый раунд, потом второй, а они не только особо не помяли друг друга, но и почти не вымотались, а ведь люди сюда на шоу пришли посмотреть и были разогреты первыми двумя боями, да и Юль слышал пару недовольных криков из толпы. Зачем же разочаровывать людей. В конце концов, Мартин первым нанес нормальный удар, пробив итальянцу по корпусу, вот только в ответ почти сразу получил в морду. Наверное, где-то на этом моменте, настроение Юля поменялось с достаточно ровного, - по крайней мере, он старался держаться, это все-таки не уличная драка, - на почти кардинально противоположное. На совет соперника он лишь ухмыльнулся, а потом прозвучал гонг. Хотя, зрители, можно сказать, воспряли духом, увидев, наконец-то, первую кровь.

Он, может, и не был особо силен в защите, зато был достаточно вынослив, да и щедр на атаку, у итальянце же явно была другая стратегия. Впрочем, Юль все равно начал уставать, да и не отошел еще толком от удара, которым соперник рассек ему бровь. Короче, когда Пеллигрини заехал в торс, сначала развернуло дилера. Да, так, что он налетел на ограждение. Благо, вовремя вскинул руку, чтобы не впечататься в него мордой, но все равно пропустил пару вдохов и даже не сразу понял, что обращаются к нему, когда услышал где-то рядом голос:
- Давай, Мартин, я на тебя поставил. Сделай этого итальяшку.

В принципе, когда осознание пришло, что обращаются именно к нему, то рядом уже никого не было, только гудела толпа. Зато в руке у него оказалась заточка. Окажись она у него в руке на втором или третьем раунде, Мартин бы даже не стал задумываться, сразу бы откинул ее, но теперь не стал с этим торопиться. К тому же, когда он покосился на свою руку, то боковым зрением заметил, что Пеллигрини сам двинулся к нему, в разы облегчив ему задачу.

Еще какая-то пара мгновений, чтобы подпустить Константино ближе, ровно настолько, чтобы тот не уловил, что руки Юля теперь не пусты, и Мартин развернулся к нему, тут же уворачиваясь от очередного удара и вместе с этим всадив тонкий нож ему в бочину. Он даже успел ощутить, как теплая кровь полила на пальцы прежде, чем итальянец, видимо, инстинктивно оттолкнул его в сторону.
- Кто из нас умылся? – скорее сам себе уже заметил Юль, потому что рев толпы теперь уже невозможно было перекричать. Мартин только отступил на пару шагов, теперь наблюдая со стороны, как к итальянцу рванул рефери и еще кто-то из персонала.

+13

76

<Сонни, Агата, Шелли>

Я слушала, как тепло Сонни говорил о своей жене, и наблюдала, с какой нежностью он приобнял Агату и оставил поцелуй на её виске. Где-то глубоко внутри что-то ёкнуло, хотя я и не собиралась вспоминать о былом. Да, я когда-то любила и была любима, но не смогла это уберечь. Теперь мне остались лишь отголоски воспоминаний, врывающиеся в сознание в самые неожиданные моменты. Не знаю, когда я смогу до конца отпустить это и просто жить дальше. Но надежда всё же остаётся, что может со временем станет легче.
- Я не удивлена этому, - ответила я на реплику Сонни, немного натянуто улыбнувшись лишь из-за своих собственных мыслей, не имеющих ничего общего с моими новыми знакомыми. Мужчина говорил о том, что реанимация мне и не грозила, так как охрана в клубе довольно бдительная. Да уж, я уже успела это оценить, когда отнимала рупор у того работника, что без зазрения совести стал мне угрожать.
Мы выпили и Сонни стал интересоваться, кто же будет биться следующим. В этот момент моё внимание переключилось на Агату, и я уловила лёгкую нотку недовольства в её настроении. Словно ей не по нраву быть здесь. Может я и ошибаюсь, но моё женское чутьё мне так подсказывало. Поэтому я решила спасти ситуацию.
- Прошу прощения, но мне нужно сходить попудрить носик. Боюсь, что компания мне бы не помешала. А то вдруг по дороге найду ещё какие-нибудь неприятности, - я улыбнулась мужчине, тут же решив внести ясность в сказанное. – Не волнуйтесь, Сонни, мне просто нужна помощь вашей жены. Украду её у вас ненадолго, если вы не возражаете.
Я попыталась намекнуть на своё неважное состояние после стычки с тем мужланом, ведь труханул он меня нехило так. Может у меня и вовсе сотрясение. Кто знает. Впрочем, я не стала вдаваться в подробности, просто отложила лёд в сторону, сползла со стула и, дождавшись, пока Агата сделает тоже самое, позволила себе взять её под руку и отправиться в сторону уборных через толпу в зале. Дверь в дамскую комнату была отчего-то заперта, поэтому я без особого стеснения потянула Агату в мужской туалет. А что? Там по обыкновению всегда пусто и уныло. Ничего страшного если мы почтим на пять минут своим присутствием мужскую обитель. Как только мы оказались за дверью, я стала перед девушкой и заглянула ей в глаза.
- Всё нормально? Просто мне показалось, что что-то не так. Это конечно не моё собачье дело, и если я перегнула палку, то заранее извини, - сказав это, я отправилась к умывальникам и взглянула на себя в зеркало. Поправив причёску, я опустила взгляд на руку, которая немного припухла.
- Чёрт, кольцо теперь не снять, - усмехнулась я, пытаясь стянуть с пальца свой «кастет».  – Не поможешь?
Но рука всё ещё болела и поэтому, чтобы смягчить боль, пришлось воспользоваться водой и мылом. Только так удалось снять пресловутое кольцо, которое слишком сжимало опухший палец и приносило ещё больше дискомфорта.
- Фух, спасибо, - с облегчением вздохнув, произнесла я, тут же беря салфетки и вытирая руки. В этот момент дверь открылась, и на пороге застыл какой-то мужчина, удивлённо смотря на нас обеих и не понимая, то ли он ошибся дверью, то ли мы.
- Так и будешь смотреть или может двери всё-таки закроешь? – сурово сказала я, обращаясь к незваному гостю, а тот лишь сделал жест руками и прикрыл двери. Я тут же прыснула со смеху.
- Ладно, пойдём отсюда, пока очередные гости не нагрянули, - я понятия не имела, как Агата и Сонни оказались на данном мероприятии. И кто они вообще. Но судя по их солидному виду и уверенности, с которой они себя преподносили, они тут куда более уместны, чем я. Мне было конечно любопытно узнать наверняка, но в лоб я спрашивать не решилась.
Когда мы вернулись в зал, то очередной бой был уже в разгаре. Увидев кровь у одного из бойцов в районе бока, а у второго нож в руке, я была немного шокирована. Нет, понятное дело, что бои без правил, но…какого хрена?
- Слушай, а что…тут дерутся насмерть? – я произнесла это с таким недоумением, будто вообще не знала, куда попала. Но я и впрямь не знала. Чёртов Барбаросса, зачем-то притащил меня сюда и бросил. А я даже не знаю, какой вообще в этом всём был смысл.
В этот момент меня осенило, что я забыла свою сумочку на барной стойке ещё до того, как развязала драку. А там находился телефон и возможно Реджинальд меня искал, а я была и не в курсе.
- Я сумочку забыла у бара, - сказала я, потянув Агату в сторону барной. На месте, где до того сидела я, уже был какой-то парень. А моей сумочки и след простыл. Нет, знаете, всё бы хорошо, но там же телефон, деньги, ключи от квартиры…твою ж мать.
- Эй парень, ты не видел тут сумочку? Такую золотистую с ремешком-цепочкой? – однако, он явно не понимал о чём вообще речь. Ну, вот…классно, теперь я ещё и на улице ночевать буду вдобавок ко всему.

Отредактировано Krista Åberg (2015-11-09 01:31:36)

+8

77

Фрэнк скептически ухмыльнулся в ответ на гордое заявление дона о том, что никто ему не смеет кидать в лицо подобные заявления. Не только у Гвидо были уши там, где быть их не должно, андербосс также многое знал, а может и по более, все-таки он был ближе к улицам и к простым гангстерам, сам таковым оставался, оттого ему и доверяли, считая своим, доносили различные слушки. Не ему ли русские угрожали? Бабу его увели? Может Гвидо и относился к русским с уважением, но те в ответ проявили его не много, и то, что они до сих пор оставались живыми не лучшим образом сказывалось на авторитете их дона. Им ведь нахер не нужен был интеллигент во главе Семьи, своим лидером они хотели видеть сильного человека, настоящего мужчину, которого бы уважали и боялись, и они сами бы аналогичным образом к нему относились. Люди ведь не так уж и сильно отличаются от животных, и у тех и у других во главе может стоять только сильнейшая особь. Поэтому силу и необходимо демонстрировать, чтобы вопросов ни у кого не возникало и вместе с тем желания этого лидера сменить.
Когда речь зашла об арийцах, или же точнее сказать легионерах – судя по словам Ники-младшего, те откололись от «Арийского братства» и придумали себе новое не менее пафосное название - друзья стали заметно смелее, ну оно и не удивительно, ежели их и впрямь десять человек на улицах было. Та «банда», в которую они с Майком входили, будучи детьми, и то больше людей насчитывала.
- Может и Чарли, хер его знает…, но вроде так, да, - ответил Ники дону, который как выяснилось, был знаком с одним из националистов, хотя и не сидел в тюрьме. Из них всех разве что у Фрэнка был этот увлекательнейший опыт. Представителей арийского братства андербосс очень хорошо помнил, и надо сказать это были еще не самые гнилые люди, с кем ему приходилось отбывать свой срок, к итальянцам, во всяком случае, они относились сдержанно и даже старались на контакт идти, признавая в них авторитет и силу. – Видимо они заодно, - Спинелли пожал плечами, было заметно, что он не сильно рубил в структурах различных неонацистских организациях, и спорить с Монтанелли не хотел.
- Спейси, - знакомое было имя, пришлось покопаться в памяти некоторое время, прежде чем Фрэнк вспомнил, - приятель нашей Ливии? И что, серьезный человек? – спросил у Гвидо и Ника, которые знал о нем больше.
- Едва ли, - усмехнувшись, ответил Спинелли, - шпана обычная.
- Ну и не похуй ли тогда как они себя называют? - рассудил андербосс. Ни десять, ни двадцать человек серьезной силой в его представлении не было, узнав, с кем связались, половина из этих клоунов в берцах еще и сбегут, Фрэнк почти не сомневался в этом.
За столом, куда гангстеры вернулись, помимо Фредо и Леона, они также обнаружили Ливию с Бернадетт. А еще их едва не сбила с ног Нэнси, официантка, чем-то не угодившая двум девушкам.
- Чего вы к ней прицепились? – поинтересовался, не оценив шуток про «Доллз» и «Парадиз», в особенности из уст Бернадетт, для нее, по всей видимости, секретом не было, чем зарабатывала на жизнь их красотка Ливия, интересно знать, а в курсе ли она была, что Андреоли связывало с ним и Майком? – Опасаетесь, что мужиков у вас уведет? – Взяв одну из салфеток, Фрэнк обмотал ей правую руку и, заметив любопытные взгляды девушек, пояснил, - ударился, - несколько раз о лицо Поли Фортуно. Но уточнять не следовало, в присутствии Риккардс это было лишним, и перед Андреоли, впрочем, также он отчитываться смысла не видел, та хоть и была членом Семьи, кое-как признать это приходилось, но вместе с тем оставалась солдатом, Фрэнк же занимал позицию в иерархии на порядок выше. Смочив горло виски, Альтиери глянул на ринг, куда тем временем вышел знакомый им парень в татуировках. Его соперником был некий Константино Пеллегрини, именно так объявил рефери.
- Судя по имени, итальянец, - ответил на вопрос Гвидо, более о нем поведать Фрэнк не мог, впрочем, одного этого достаточно было, чтобы, андербосс начал переживать именно за него, а не за Юля, пускай даже тот дрался за Барракуду и был ему знаком. Наблюдая одним глазом за боем, вторым Альтиери смотрел на то, как Ливия провоцировала Клементе принять участие в бое, репутация у того всегда была больше бухгалтера, нежели «простого гангстера», как говаривал их босс, того который предпочитает применять мозги, а не силу. На его месте Фрэнк бы вряд ли поддался на подобную провокацию, слабаком он себя не считал, но и бойцом при этом тоже, здесь на ринге у Фредо были все шансы вернуться обратно на больничную койку, откуда совсем недавно выписался.
- Не слушай их, - усмехнулся, обращаясь к Фредо, - за победу тебе все равно не перепадет. – И посмотрел на Ливию, узнать, станет ли та отрицать. В этот момент у ринга началась какая-то паника, в зале поднялся гул, и выбежавший на ринг рефери, начал останавливать бой. Один из бойцов держался за бок, откуда сквозь пальцы сочилась кровь. – Опаньки. Не всегда честный бой, как видите, - прокомментировал те же слова Андреоли. Было любопытно, чем же все закончится, сможет итальянец драться дальше или нет. Бывали и такие, кто, получив ножом под ребра, продолжали стоять на ногах. Фрэнку, в общем-то, не жалко было тех, кто выходил на этот ринг, это были не те бои «без правил», которые показывали по телевизору, здесь, в Барракуде, правил не было на самом деле, практически полная имитация улицы. Он покосился взглядом на Бернадетт, чье присутствие здесь оставалось для него загадкой, и подумал, что надо внимательнее относиться к тому, какое времяпрепровождение выбирает его жена в обществе этой женщины.
- Блять, никаких понятий у молодежи, - глядя на происходящее, с досадой покачал головой Ники. - Кстати, о молодежи, - Спинелли заметил того самого Спайка, направляющегося к ним и обратил внимание остальных.
- Берн, не хочешь нашу кошку покормить? – кивнул на оцелота в клетке, намекая, что мужчинам нужно поговорить наедине. - Майки, чем ее кормят?

+10

78

Все беды от женщин, с этим сложно было не согласиться, и Марти чувствовал, что идя на поводу у Ирэн, может запросто огрести от ее дяди. Но видимо он и в самом деле был долбаный рыцарь, раз принимал решение прикрыть ее зад, а не собственный. Очевидно ведь, что Майкл не будет в восторге от того, что его племянница не понятно для каких целей занимает деньги не в банке, не у родственников, а у типа всем своим видом и повадками похожего на ростовщика. Связавшись с такими, люди не редко теряли все, что когда-то было ими заработано, семью, друзей и даже здоровье. Манцони не хотел нагнетать раньше времени, но повод переживать за Касту определенно был.
- Окей, Билл, мы сами разберемся, - Марти махнул рукой охраннику, чтобы тот шел, и глянул на Ирэн, которая теперь будет должна ему за молчание, затем перевел взгляд на парня по имени Джеки, тот закипал прямо на глазах, и не удивительно в общем учитывая, как кубинка с ним разговаривала. Похоже что она давно уже от него гасилась, а сегодня решила и вовсе нахер послать, на его месте Манцони бы тоже на вряд ли спокойствие излучал. - Эй, мужик, ты че творишь? – Но за нож хвататься, конечно, не стоило. Увидев как Джеки хватанул здоровенный кухонный нож, Марти несколько опешил и тут же сделал шаг назад, увеличивая расстояние между собой и психопатом, чтобы успеть среагировать в случае если тот кинется. Каста тем временем отступила к холодильнику, и кажется Марти понял, что она задумала. - Не совершай эту ошибку, Джек..., – предупредил его, делая так сказать, последнее устное, - …ты сильно пожалеешь. – После чего перешел уже к действиям, стоило парню отвлечься, отведя взгляд в сторону на Ирэн, Манцони молниеносно заломал ему руку. Выкрутив локоть против сустава, бывший морпех – а таковым был этот итальянец в недалеком прошлом – заставил ростовщика заорать от боли и выронить нож, которым тот еще пять секунд назад так браво размахивал. Еще секунда и Джеки оказался запертым внутри холодильника – остыть ему явно не помешает. А им с Ирэн поговорить тем временем…
- А мне откуда знать через сколько он дубу даст? Я прежде людей в холодильники не запихивал! – Слышал разве что, как бомжи в прошлом году замерзали насмерть в Нью-Йорке, насколько температура воздуха в Большом Яблоке соответствовала температуре морозильной камеры куда пихнули Джека, Марти также сказать не мог, предположил разве что, - там минус двадцать поди. Может час протянет, может двадцать минут, черт его знает. Что с ним дальше делать лучше скажи? – На кухне как раз появился повар. Резко замолчав, Марти недоверчивым взглядом покосился на него. Тот прошел к холодильнику, открыл дверцу и достал оттуда какой-то контейнер с замороженной рыбой. К счастью нужна ему была не та камера, в которой сидел Джеки. Когда повар удалился к своей рабочей зоне, Манцони схватил за локоть девушку, развернул ее к себе и вновь обратился приглушенным переходящим на шипение голосом, - какого черта, Ирэн? Зачем ты занимала у него? Ты не знаешь кто эти люди? О чем ты думаешь, твою мать? – Вопросов много, но каждый важен по-своему. – Он не отстанет от тебя пока не получит назад свои деньги, ну или пока не сдохнет, - глянул в сторону холодильника. За толстой дверью не было слышно ни криков, ни стуков. Вряд ли Ринальди будет в восторге от того, что на кухне его заведения замочат человека. - Сколько ты ему должна? Рассказывай все.
- Гас, принеси фарш, он в большом холодильнике! – крикнул один из поваров, и из горячего цеха вырулил толстый мексиканец, он был в белой одежде испачканной какими-то соусами и с колпаком на голове.
- Еттижи-пасатижи. Вали отсюда, - сказал Касте понимая, что разборки с Джеки сейчас продолжатся.
[AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/10/362fdd324e892d42d6bda534f382e779.jpg[/AVA]
[NIC]Marty Manzoni[/NIC]

+6

79

В ушах звенело от ора обезумевшей толпы. Неужели до них было не так интересно, что теперь они драли связки, сотрясая воздух в зале, доводя себя и соседа до отупения и жажды крови. Константин переставив ноги, пытался угадать в какую сторону будет разворачиваться парень, как его тело повернётся, какая нога станет в слабом положении, чтобы простым прямым прижать его обратно. Но даже наметанный глаз может не вовремя моргнуть. Костя пропустил проход руки расписанного под своей, что пошла на удар сверху, ощутив тупую боль в боку, которая лишь нарастала. Еще находившейся в пылу боя мозг не сразу подал ему сигнал, что это не царапина, и Пеллигрини успел сверху по плечам ударить Мартина, откидывая того от себя. Шаг , второй.  Прижав ладонь к боку, итальянец посмотрел на стоящего противника тяжелым взглядом, кивая  тому, что бой окончен.
На ринг упали первые капли крови, что привело публику в неописуемый восторг, некоторые даже едва не ломились к клетке, рассмотреть. Только что? В открытые створки ворот к нему уже бежал рефери и какой-то мужчина.
- Бой остановлен! - Свистнул судья, показывая жестом тайм-аут.
- Бой выигран. Я не идиот продолжать. Не корову проигрываю.
- Я посмотрю. Поднимите майку.
Итальянец дошел до сетки, на которую оперся спиной. Кое как изогнувшись, увидел тонкую дырку, из которой подтекала кровь, но когда он вздыхал то пару толчков вырывалось.
- Бинт и пластырь. Остальное я сам.
- Вам надо в больницу. Зашить, вероятно, придется.
- Если бы я по каждому случаю ходил к лекарям, разорился бы давно. Делайте что говорю. Бумаг я не подписывал. Так что оставьте заботу на застрахованных.
Когда ему залепили бочину, Константин пошёл слегка согнувшись из ринга, не оглянувшись на Мартина. Он слышал как орал Ронни, расталкивая толпу, пытаясь пройти к Пеллигрини, но костя просто шел мимо океана рук, что тянулись к нему, от криков непотребного вещания, направляясь в сопровождении доктора в раздевалку. Увидев его соареновцы начали рычать и на перебой разносить бойцов Барракуды на все лады, кого куда и на чем они видели. Присев, Костя просто пытался почувствовать сколь глубоко в него вошел металл. Он не видел длины ножа, и понять не мог, справится ли он сам. Он умел зашиваться. Это первое, что должен уметь боец – оказать себе первую помощь. Хотя зашивание это уже третья, наверное. Не все решались в себе ковыряться. Сила силой, а взяться за иглу и причинить себе боль не каждый сможет.
- Дай гляну. Не отпирайся!
- Только не говори, что чувствуешь себя виноватым, друг мой честный.
- Да откуда ж я знал, что Мартин поведется на такое. А ты куда смотрел?
- Моргнул не вовремя.
- Твою мать, Кость, ты можешь без своих шуточек.
- Я еще не начинал. Ты чего суетишься? Все будет в порядке. Мне бы просто отсюда убраться и до первой аптеки. Доктор, последний раз. Просто пойдите  и посмотрите бровь парню. Скройтесь!
Ему хватало Ронни, который почему то примерил на себя роль его беспокойного родителя. Накинув штаны, перевязав бок бинтами, надев бейсболку, с курткой на плечах, мужчины вышли, даже не став отвечать на вопросы что и как, и какого черта там происходит. Хотя чему кто-то удивляется.

+9

80

- С каких это пор? - недоуменно посмотрела на Рикардс, решившую построить из себя мисс праведность. Не так уж много времени прошло с того летнего вечера, когда они обе смолили у нее же на кухне, предаваясь щемящей душу ностальгии. Впрочем, ломалась подруга не долго, и уже вскоре и дымила, и пила, и даже поругаться успела всласть. В последнем ей помогла, конечно же, Нэнси. 
- Успокойся, она уже вряд ли вернется, - посмеиваясь, подала подруге очередную салфетку для ее вновь подмокшего платья. Сыграв у официантки на нервах и выведя все-таки ту из себя, Андреоли будто бы выпила эликсир бодрости - настроение улучшилось моментально, и даже мимолетная обида на Фредерика отошла на второй план. - Терроризирую? - переключилась на присевшего рядом Майка и с удивленной улыбкой вскинула брови. - Это не мой профиль, - качнула головой. Терроризмом, причем реальным, у них в организации другая юная леди некогда промышляла. Но глядя на их отношения с Сонни, сдавалось Ливии, что и в личной жизни навыки прошлого Агату не всегда отпускали. - Мы просто проверяли девчонку на прочность, всего-то, - невинно пожала плечом и повернулась к Берн за поддержкой. - Тест на стрессоустойчивость она завалила. - Учитывая, в каком хмуром настроении вернулись за столик все мужчины, разрядить атмосферу не помешало бы, и почему бы как раз не позволить сделать это Нэнси, на обсуждение которой и перешла нить беседы. На удивление, решил подключиться и Фрэнк, желавший, видимо, тоже отвлечься от того, что произошло в кабинете. И лучшего способа, чем подразнить ее, он конечно же не нашел. Пришлось снисходительно улыбнуться на его смелое предположение относительно взыгравшей в ней ревности.
- Овца может увести только барана, - прямо ответила на его взгляд, слегка кивнув. - Или ты причисляешь к таковым кого-то из здесь присутствующих? - с ленивым вызовом приподняла брови. Уж в ком-ком, а в пустоголовой Нэнси соперницу Ливия себе явно не видела, хотя и действительно предпочитала всегда и везде перетягивать мужское внимание на себя.
Но если уж речь зашла о любителях создавать ажиотаж вокруг своей персоны, не стоит забывать и об Альтиери. Сейчас он, например, занимался как раз тем, что ненавязчиво демонстрировал свое "доблестное ранение" всем сидящим за столом. Ну, на всякий случай, а то вдруг кто еще не заметил, как смачно он "ударился". Ливия на это кокетство, прикрытое якобы нежеланием рассказывать правду, отреагировала с завидным спокойствием, если даже не сказать безразличием, и даже бровью не повела. Хотя, что уж душой кривить, изнутри ее просто раздирало любопытство, кому и за что он навалял.
Забаву с Фредом, которую Андреоли так неплохо начала, подхватила вроде бы Берни, но своими словами, на взгляд Ливии, могла только поколебать мужскую уверенность в собственных силах, а потому под столом украдкой шлепнула подругу по ноге, чтобы та не переборщила с опасениями насчет финала боев. А тут еще и андербоссу тоже надо было обязательно вставить свои десять центов, чтобы запороть такое фееричное развитие событий, какое могло бы сейчас последовать. Андреоли пересеклась с ним долгим взглядом, но на его очередной подкол ничего не ответила и лишь потопила легкую ухмылку в своем стакане с виски.
- По-моему, они в тебя не верят, Фред, - не собиралась, тем не менее, сдаваться и продолжила взывать к мужскому самолюбию. - Похоже, подзабыли, что твой карантин уже давно закончился... - возражать на столь безапеляционные заявления, вероятно, будет не просто.
Крики толпы, тем временем, заставили собравшихся вернуть свое внимание на ринг, где бой становился все более захватывающим. Благодаря тому, что один из бойцов был Ливии небезызвестен, интересно стало даже ей. Не нужно было быть большим знатоком рукопашного боя, чтобы отметить блестящую физическую подготовку и боевые навыки итальянца (имя его она не услышала, зато вывод Фрэнка относительно его национальности мимо ушей уже не пропустила).
- Он профессионально дерется, да? - обратилась к Майку, не сводя взгляда с ринга. - А у вас в Барракуде такие есть? - Она не восхищалась сейчас, а просто хотела подтвердить свои догадки у человека, который лучше разбирается в этом виде... искусства, не более того. Трудно не заметить, как на фоне других ряженных беспредельщиков, что выходили до него, этот парень выделялся вымеренностью своих движений и точностью ударов.
- Спорим, итальянец его сделает? - с ухмылкой повернулась к Берн, когда та сообщила о знакомстве с его татуированным противником. И да, национальность парня играла в ее ставке не последнюю роль. - Ну же, давай, - подначивала теперь уже свою подругу. - Проспорившая... - договорить условия Ливия не успела, так как в этот момент публика ахнула, и, переведя взгляд на ринг, Андреоли заметила, как из бока итальянца уже сочилась кровь. В немом оцепенении она продолжила наблюдать за боем, затягивать который, впрочем, не стали, и на ринг довольно быстро подоспел местный врач. - За это не дисквалифицируют? - поинтересовалась о судьбе расписного красавца у всех сидящих рядом мужчин, которые бывали здесь почаще нее и уже наверняка становились свидетелями чего-то подобного.
Бестактное предложение Фрэнка в адрес Берн, желавшего явно во что бы то ни стало избавиться от лишних ушей, несколько перебило ход беседы, но Ливия прекрасно его поняла, а потому не дала подруге возможности обидеться или возразить и подхватила дурацкую идею андербосса с оцелотом.
- Кстати, я давно уже хотела взглянуть на это чудо поближе. Пойдем пройдемся? - как бы они тут ни шутили и ни старались разрядить атмосферу, Ливия отлично видела, как напряжены все, кто вернулся из кабинета Ала. Но не гнать же было Рикардс молниеносно из их компании, как какую-нибудь Нэнси. Она вообще-то вроде бы еще и подругой четы Альтиери значилась. Да и с Майком они чужими уж точно не были. Сообразив однако, что улаживать ситуацию, кроме нее, больше некому, Ливия не особенно охотно, но все же вызвалась увести те самые "лишние уши" подальше.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-10-20 02:45:18)

+5


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Inside the modern Colosseum