В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Inside the modern Colosseum


Inside the modern Colosseum

Сообщений 101 страница 120 из 132

101

Ashlynn Miles, Martin Juhl, Irene Casta

Я никогда не отличался джентльменством и девчонка, знающая меня с минуту, уже успела в этом убедиться. Но с чего бы мне быть с ней любезным? Эта отчаянная только что пыталась меня ограбить, ко всему прочему, оскорбительно не профессионально. Если в ее консервной банке, которую носит она вместо башки, были бы хотя бы зачатки мозга, она никогда бы этого не сделала. Или, может, она так отчаянно хочет попрощаться со своей никчемной жизнью? Нет, убивать ее я не собирался, но уму-разуму поучить был должен.
- Недоразумение, блять? – Тряхнув брюнетку, снова прижимаю хрупкую фигуру к стене, не обращая внимания ни на проходящих мимо зевак, ни на,  показательно делающих вид, что ничего не происходит, охранников. Меня, в прочем, свидетели не волновали. Эта девка только что перешла черту и я, как пострадавшая сторона, имел полное право вершить правосудие так, как я считаю нужным.
- Конечно, о чем это я, - наигранно сочувственным взглядом обвожу с ног до головы испуганную незнакомку, - Я тебя прощаю. Надеюсь, и ты меня простишь, за переломанные руки.

Даже ухом не повел, услышав знакомый мужской голос рядом. Широченная улыбка Мартина, с помощью которой он, наверняка, хотел разрядить обстановку, возымела обратный эффект. Меня раздражало его напускное дружелюбие не меньше, чем сам факт того, что он решил влезть туда, куда его не просили.
- Ну-ка нахуй, - предостерегающие поднимаю верх ладонь, наконец, разворачиваясь к Мартину лицом. Но неудачницу-воровку я отпускать не собирался, по-прежнему сгребая в кулаке ткань ее кофты, - не надо мне зубы заговаривать.
Появление Ирэн меня совершенно не волновало, наверное, впервые с тех пор, как я с ней познакомился. Чего бы Мартин не пытался добиться, отвлекая мое внимание – у него ничего не выйдет, - твоя девка?
Игнорируя вопросы Юля, беззаботно спрашиваю, на минуту позволяя появиться на напряженном лице излишне натянутой ухмылке. Пропадает она сразу же, как я снова начинаю говорить, - тогда тебе стоило бы научить свою подстилку, что кошельки таскать не хорошо. Особенно здесь. Особенно у меня. Иначе это сделает кто-то другой. И, я думаю, ей это совсем не понравиться.
Когда я ослабил хватку, отвлекаясь на разговоры, Эшлин, - так звали девушку, как оказалось, - успела вырваться. Моментально смеряю брюнетку безумным взглядом, и, больно схватив за локоть, подтаскиваю ближе к себе, - мы еще не закончили, блять.
То, что Юль был знаком с девушкой – я уже понял. Возможно, даже больше, но мне было как-то насрать. Мартин парень не плохой, но этого было не достаточно, чтобы я его телке такое с рук спустил.
- Ничего личного, друг, - акцентировав внимание на последнем слове, обращаюсь к Юлю, похлопав того по плечу, - ты нормальный парень, но баба твоя границ вообще не видит. И я был бы тебе очень благодарен, если бы, блять, больше никогда эту суку рядом с собой не увидел, сapisce?

+11

102

Не многие знают, что первоначально слово «мафия» означало «убежище». Это потом оно стало названием тайной организации, осуществляющую свою деятельность методами, идущими вразрез государственному закону. В стародавние времена железной рукой покоряли крестьян и пастухов своей власти родовитые землевладельцы и князья, орудием же этой власти служила полиция. Ища способа уцелеть под беспощадной пятой самовластья, истерзанные люди научились никогда не показывать обиду или гнев. Никогда не произносить слова угрозы, поскольку в ответ на угрозу, опережая ее исполнение, тотчас последует кара. Не забывать, что общество — твой враг и, если ты хочешь сквитаться с ним за несправедливость, нужно идти к тайным повстанцам, к мафии.
В известной мере мафия по сей день продолжала исполнять эту роль. Чуть что, люди обращались к местному дону. Он был для жителей округи своего рода голова, радетель за общество, добродей — и на работу пристроит, и хлеба даст, когда в доме нечего есть.
Однако пока в одних исторических периодах формировались справедливо-монархические условия, в других наоборот, народ выступал едино, дисциплинированно, с умом - как они полагали, благодаря правильно выстроенной пропаганде. Именно субпродуктом такой системы были сидящие напротив них бритоголовые - выродки. По другому назвать их язык не поворачивался. Тупоголовые фанатики, не понимающие или не желающие понимать устройство миропорядка.

Фредо молча смаковал сигару, наблюдая за диалогом, если его таковым можно было назвать, учитывая что лысые были явно на своей волне. Да ему в принципе и нечего было сказать: Гвидо выстраивал свою речь согласно своему статусу, вежливо, не опускаясь до оскорблений, Френк вторил ему, но более жестко и открыто объяснил позицию семейства, а Майкл подчеркнул вышесказанное, тоже не вдаваясь в глубокие детали. Капо же скромно слушал и при необходимости учился. Возможно, если когда-нибудь ему позволят отколоться и создать своё ответвление, при благоприятных обстоятельствах, уже ему придется вести подобного рода встречи. Не сказать, что он не предполагал, к чему идёт этот разговор, даже средний палец его не удивил. Но дальнейшая выходка Спайка сработала на Фредерико, словно красная тряпка на быка. Что было на него совсем не похоже - человека умеющего оставаться спокойным на происходящие вокруг ситуации.
-Что он себе позволяет. С голосом постепенно наполняющимся гневом сказал он, небрежно бросая сигару в пепельницу.
- Майк, скажи своим людям, чтобы их вышвырнули нахер.
- Позволь мне это сделать. Сквозь зубы процедил он, готовый вступить в бой, словно цепной пёс.
Что именно взбудоражило капореджиме? Возможно он соскучился по "уличной работе", либо слова Ливии до сих пор не давали ему покоя и ему необходимо было выпустить пар. Одно он знал точно, ни дон, ни андербосс, ни консильери не должны выходить туда, отправлять своих громил тоже означало бы проявление слабости, а этих ублюдков нужно было поставить на место.
Он подал сигнал своим реджиме, чтобы они следовали за ним. Со стороны это было похоже, будто Спайка сейчас вынесут со сцены. На лице скинхеда наверняка проступала улыбка, он решил будто итальянцам ему нечего ответить и они пускают в оборот свои традиционные инструменты влияния, но он ошибся.

Отредактировано Frederick Klemente (2015-10-26 01:11:48)

+8

103

Ashlynn Miles, Martin Juhl, Daniel Rossi

Скорость, с которой дилер понесся сквозь гостей турнира, на мгновение показалась Касте забавной, ровно до того момента, пока она не увидела, к кому он так активно пробирается. И ноги, как говорится, сами понесли. Новоиспеченный капореджиме тряс какую-то девчонку, и складывалось впечатление, что на этом дело не закончится. Кубинка молча остановилась позади Мартина, внимательно созерцая происходящее, одновременно выстраивая в голове более-менее примерную картинку, предшествующую этой сцене. Не странно тут себя вел только Росси, склонный к неконтролируемым вспышкам гнева; некая Эшлин выглядела сильно испуганной, будто ее ни за что приперли к стенке и издевались. Не разобравшись, можно было подумать, что итальянец всерьез повел себя, как моральный урод, измываясь над беззащитной девочкой. А вот Юль улыбался и тараторил, что вообще абсурдно.
- Особенно в такой ситуации приятно, - ровно проговорила Ирэн, обходя татуированного. - Мы знакомы с ним, - пояснила для последнего. Ее больше волновала реакция Росси, который в буквальном смысле озверел. Оказалось, что проблема есть и весьма существенная: девчонка-то воровка. Каста удивленно хмыкнула и обернулась, смерив ту насмешливым взглядом. А чего тогда она дрожит, как осиновый лист? Впервые практикует? Более того, та поспешила спрятаться за дилером, а кубинка вопросительно уставилась на Мартина, мол, кто такая и что, черт побери, происходит?
- Да успокойся ты уже, Росси, - намеренно обратила на себя внимание, когда ему стало мало и он снова вцепился в Эш. Каста шагнула ближе. - Она тебя явно не знает, это случайность. Чертовски неприятная, да. - Вот если Ирэн попробует стащить у него кошелек - не заметит. Интересно, если воплотить эту фантазию, тоже так разозлится?  - Посмотри, - уже приглушенно пробормотала, но так, чтобы слышал. - Ее скоро приступ от страха схватит. Отпусти. Уверена, вы точно больше никогда не увидитесь, уж вряд ли ей захочется повторить. - Девушка усмехнулась, наконец-то осознав, почему Юль был так доброжелателен. А еще, откуда они знакомы? В этом городе никуда нельзя пойти - все друг друга знают.
- Извинений вполне достаточно? - Каста развела руками, поочередно посмотрев на всех присутствующих. Оставалось надеяться, что Дэнни не станет перегибать палку и остынет. В конце-концов, теперь и эта девочка будет знать его в лицо и обходить десятой дорогой. Многие так и поступали, к слову.

+9

104

В кругах представителей преступного мира, принадлежащих к старшему поколению, любили поговорить на тему низкого уровня современной молодежи, приходящей в их дело. И сейчас, глядя на Спайка и его присных, Ринальди еще раз убеждался, что такие обвинения не были пустой болтовней. Вот они налицо, бравые ребята из новой поросли – не умеющие говорить с серьезными людьми, не способные раскинуть мозгами, не способные грамотно проанализировать в ситуацию. И в конечном счете, из-за этого, лишенные всякой возможности выжить в их конкурентной и коварной среде.  Их выкаблучивания смотрелись просто смешно и жалко – как смешна и жалка любая самоуверенная собачонка, в своей тупости решившая поскалить клычки на слона. Конечно, сам Гвидо также не проявил особого пиетета к долбанутым скинхедам, затронув их политику и идеалы. Однако сосункам следовало понимать, кто они и кто он. И держать языки за зубами, почтительно внимая тому, что им скажут парни совсем друого калибра. А не  пытаться устанавливать в чужом городе свои порядки. После выданной вожаком легионеров дозы угрожающей жеребятины Майк пренебрежительно улыбнулся.
- Скоро вы узнаете, кому чей бизнес дорого обойдется. А теперь пошли вон отсюда. Окинул  накачанного нациста оценивающим взглядом, думая, что именно тому следует сломать, чтобы потом принесли мафию ее долю на блюдечке – и не тридцать процентов, а уже побольше. Короче говоря, Ринальди решил, что на сегодня театральные представления, за исключением тех, что проходят на ринге, закончились. И что в дальнейшем они отношения будут выяснять, как подобает в их рискованном бизнесе, не на публике и за пределами клуба. Однако советник недооценил тупости и борзоты заезжих гопников – те вдруг завладели рупором и начали на весь зал поносить Торелли, сопровождая это каким-то нелепым вызовом. Закусив губу от злости, консильери уже приподнялся – чтобы подозвать к себе Беппо и велеть вышвырнуть наглецов прочь. Однако вперед двинулся Фредерик, решивший принять брошенную ему перчатку. Пит Дафф качнул своим лысым черепом  и  насмешливо проорал. – Иди сюда, макаронник, скоро вместо яиц одни макароны останутся! Тут советник поднялся с дивана – это было уже слишком. Его рука легла на рукоять пистолета –  и стало очень жалко, что зал наполнен народом и просто так стрельбу не откроешь.  Впрочем, он бы с удовольствием проломил горлопанам голову банальным кастетом – или же просто пересчитал ребра.– Вы, обсоски, еще кровью умоетесь… - негромко проворчал он. Тем временем, Спайк вскочил на ринг, маня за собой Клементе. Театрально разорвал на себе черную футболку, обнажив мускулистый торс, весь, как выяснилось, покрытый татуировками со свастикой. Забарабанил себя по груди   и заухал, подобно Кинг-Конгу, красуясь перед сидящими в передних рядах девушками. Публика искренне полагала, что это все продолжение кровопролитного шоу – и вовсю улюлюкала и вопила.  Несколько стушевавшийся Джамбер незаметно отступал в сторону двери – происходившее ему явно не нравилось, что доказывало наличие некоторых мозгов.  По знаку Майка, охранники в черных костюмах, во главе с  вооруженным битой Горлеоне, уже выходили из различных дверей, готовые вышвырнуть поборников гитлеровских идей прочь. А заодно и хорошенько отпиздить, если так велит начальство. Саймонс, тем временем, подождал, пока его противник не окажется на ринге – и бросился на него с кулаками наперевес. – Внеплановый бой! Нет, ставки не принимаются! – слегка запаниковавший рефери одновременно пытался сделать добрую мину при плохой игре – и не проштрафиться перед своими хозяевами из Коза Ностра излишним энтузиазмом. Он изображал, что все так и должно быть – но при этом упорно отталкивал протягиваемые ему галдящими болельщиками стопки баксов.

+9

105

Испуганный, загнанный вид девчонки его никак не тронул. Юль все еще не знал, какого хрена тут происходило, поэтому не торопился в это влазить. К тому же, Дэнни хоть и был разозлен, но Мартин не был уверен, что прямо здесь устроит разборки. Ну, это же мелкая девчонка, кому он тут что докажет, если начнет прилюдно ее шлепать? И, естественно, дилер понимал, что вот так, сходу капореджиме не отвлечется от своего занятия только ради того, чтобы поздороваться с ними. Правильно понимал, потому что итальянец сходу и заткнул его отвлекающие речи, на что Юль приподнял вверх ладони.

- Ну, это я ее позвал, - уже без всякого энтузиазма в голосе отозвался Мартин и слегка отстранился, не мешая Росси вернуть Майлз на место. Хотя, в принципе, готов был отдернуть ее, если у итальянца совсем уж переклинит. Сама виновата, так что ничего с ней не случится страшного, если немного потрясется от страха. Наоборот, лишний жизненный урок. Могла бы догадаться, что в таком месте не лохи уличные собираются. Тут ей не метро. – Да без проблем, дружище, все ей объясню популярно. Больше не увидишь ее.

Пожалуй, в тот момент, когда Дэнни озвучил причину их собрания здесь, Мартин был удивлен. Он даже покосился на Эш, будто переспрашивая – серьезно, не ослышался ли он, правда, что она пыталась тут стыбрить у кого-то бумажник? Лично ему трудно было в это поверить. Ну, во-первых, он знал, что Эш из достаточно приличной семьи и эта ее выходка была явно спонтанной, потому что никаких таких наклонностей в ней раньше он не наблюдал. В конце концов, она только вчера появилась на его пороге и сходу уже вляпалась в такое. Интересно, чего ему ждать дальше.
- Твою мать, - Мартин нервно выдохнул и покачал головой, отвлекаясь и трогая рассеченную бровь и где-то на этом моменте вспомнив, что отправил дока ждать его в раздевалке.

Юль отвернулся, посмотрев на Касту, которая тоже заметила, что Росси разошелся не на шутку, и теперь пыталась успокоить итальянца. На самом деле, у нее даже лучше получалось, чем у Мартина, так что он ждал хоть какой-то реакции Росси, но так как тот настроен был высказаться и таким образом разрулить ситуацию, особого диалога не получилось. Мартин согласно кивнул на слова Ирэн о том, что если и сведет снова Эш с Росси, то та наверняка обойдет его за километр.
- Не увидишь. Ни рядом, ни вообще, - дилер кивнул и услышал, как объявляют очередной бой. Незапланированный бой. В этот момент по рингу как раз скакала какая-то обезьяна, расписанная свастикой и еще какими-то нацистскими знаками, которые для несведущих были загадкой.

+11

106

Легко восклицать "чего ты стоишь, дай ему по бубенцам", когда на правах зрителя переживаешь где-то в стороне. Зажатая в крепкие тиски пьяного здоровяка, Ливия была практически лишена возможности двигаться. Пыталась, конечно, брыкаться, но ни вырваться, ни ударить бугая все равно не получалось. Смесь стойкой вони из пота и алкоголя противно ударяла в нос, а жесткая борода омерзительно царапала кожу на лице и шее. Не думала она, что в клубе, который крышует ее Семья и где сейчас полным-полно ее друзей, она попадет в такую до нелепости отвратительную ситуацию, в которой придется звать на помощь и представать перед всеми в столь невыгодном жалком свете, подчеркивающим, что она всего лишь слабая женщина, неспособная за себя постоять.
Наверно больше всего на свете Андреоли терпеть не могла против своей воли идти у кого-то на поводу и подчиняться. Ей сполна хватило Марчелло, заставлявшего жену делать так, как хочет исключительно он. И впредь мужчины, которые пользовались своей природной силой, чтобы подавить ее, моментально пробуждали в ней дикую кошку, способную загрызть за себя любого.
Когда из туалета выскочила какая-то довольная недавним перепихоном парочка, верзила, недолго думая, втолкнул туда их с Берн, и, отлипнув от стенки, Андреоли получила недолгую, но все же относительную свободу в движениях, чем и не преминула воспользоваться. Успев поднять руки, она со всей дури впечатала свои ладони отморозку в лицо и, отталкивая от себя, резко провезла впившимися ногтями по его щекам, заставляя того взреветь от боли и отпрянуть от нее.
- Сука, - выдохнула со смесью презрения и ненависти, пытаясь привести сбившееся дыхание в порядок. Далеко убежать, однако, он ей не дал и уже в следующую секунду вцепился в нее своими руками, резко оттянув за волосы назад так больно, что она все-таки вскрикнула. Рот ей был быстро зажат, а его ладони стали настойчивее шарить по ее телу в тщетных попытках проскользнуть под ткань комбинезона.
Разгоряченная схваткой, Ливия даже не сразу расслышала чужой голос, который обращался к ней в частности. Увидеть в дверях того самого парнишку со стоянки, что спас ее от нигеров пару недель назад, она совсем не ожидала. Еще меньше она была готова к тому, что после того, как она вместо благодарности едва не переехала его на своей красной Ауди, он станет снова встревать из-за нее в неприятности. Но не прошло и секунды, как началась уже мужская потасовка, и Ливия наконец освободилась от грубых тисков незнакомца.
- Все нормально, - грубо отбилась от жалостливых расспросов Берн и, всплеснув руками, скинула ладони подруги со своих растрепавшихся волос, демонстрируя тем самым категоричное нежелание того, чтобы кто-то сейчас акцентировал внимание на произошедшем. Ее все еще колотила нервная дрожь, а на теле будто бы отпечаталась отвратная вонь этого урода. Но никакие слова утешения она слышать не хотела. Она в полном порядке, как всегда, и не надо ее жалеть. Возвращаться, однако, в общий зал Ливия не спешила, понимая, что на самом деле ни черта не в порядке. Показываться перед всеми в таком разгоряченном, взвинченном и помятом состоянии, она была не готова, и сейчас, подпирая собой дверь уборной и якобы сопереживающе наблюдая за разворачивающейся мужской дракой, старалась успокоиться и вернуть себе самообладание. Получалось плохо. Внутри ее по-прежнему всю потряхивало от бешенства.
- О, отлично, - не удосужилась скрыть раздраженного негодования, когда в дверях появился еще и Сонни. Супер, теперь точно все узнают, что с ней приключилось, и не преминут превратить это в очередную забавную байку, над которой можно всласть поржать в мужской компании.
Тем не менее, у Пульса получилось славно уделать этого выродка, и Ливия не без удовольствия наблюдала за тем, как тот давится водой из унитаза. Пусть сдохнет, мразь. Эмоции сейчас в ней кипели настолько, что о милосердии не могло идти и речи. Правда, спустя еще пару минут, она все же подостыла, остервенелый взгляд смягчился, а дыхание стало более размеренным. Только теперь она заметила еле державшегося на ногах молодого итальянца, у которого из-под одежды сочилась кровь. Ну, конечно! Ведь его же ранили на ринге. Отчаянный безумец, рискнувший вступить в схватку с таким боровом, и все ради кого? Ради женщины, которая, он уже знал, отнюдь не была способна на пылкую благодарность.
- Теперь тебе, кажется, и самому нужна помощь... супермен, - помедлила немного с прозвищем, оглядывая его незавидный видок. Посмотрев на Сонни, убедилась, что с ним-то дела обстоят куда получше и, пользуясь случаем, решила перевести все внимание с произошедшего с ней на состояние, в котором находился горе-боец. Заодно, может, и сама за это время окончательно придет в себя и успокоится. - Хочешь, мы тебя подвезем до больницы? - глянула на Берн в поисках поддержки. Учитывая то, в каком нервном состоянии она находилась, оставаться в клубе она не видела больше для себя возможным и надеялась, что Рикардс ее поймет. - У меня есть знакомый врач, он залатает тебя быстро и без лишних вопросов, - в "Парадизе" и не такие потасовки, бывало, случались, и без своих людей в медицинской сфере было бы трудно обходиться.
- Здорово ты его, - хмыкнув, посмотрела на Пульса и кивнула на почти что отключившегося у унитаза бородатого мудака. - Вовремя ты дверцей ошибся, - попыталась пошутить в привычной манере, но было как-то не смешно, как-будто нужно было сказать что-то другое... Ах, да, точно. - Спасибо, кстати.

Отредактировано Livia Andreoli (2015-10-27 00:00:13)

+9

107

Вдоволь повыделывавшись, как вши на аркане, попив местного пива с удовольствием, неонацисты их, конечно, здорово развлекли, хотя и ничего большего от них Торелли так и не получили - средний палец Спайка ещё до его последующих слов, да даже и куда более чётко, сообщил о том, что ничего платить им они не собираются... Монтанелли оглянулся на Фрэнка, молчаливо следя за его реакцией; но, то ли он просто устал, оттдубасив сегодня Поли, то ли ещё почему-то (из-за габаритов нациста очень может быть даже, не исключено), на это Альтиери отреагировал довольно спокойно. Хотя вот уж кто точно заслуживал быть сегодня битым, так это Спайк и его маленькая банда, да и не просто заслуживали - а, похоже, искали повод для драки. Подняв голову, Гвидо глянул в глаза лидеру нацисткого формирования холодным и тяжёлым, хотя и не без доли некоторого сарказма в той кривой полуусмешке, что растянула его губы, выслушав угрозу - и откинулся на спинку дивана, подлив себе ещё вина в бокал. Надо было чем-то перебить эту вонь позавчерашнего перегара из пасти Спайка... в остальном же Гвидо был совершенно в порядке. Тут с самого начала никто и не надеялся на сотрудничество с ними? Возможно, что его собственная надежда и вообще, была самой крепкой, как обычно и случается.
- Новички в нашем городе рассчитывают на тёплый приём... - Монтанелли немного поводил бокалом, позволяя напитку прогуляться по прозрачным стенкам. - Полагаю, теперь наша задача - организовать им таковой. - ну а это уж сделать Торелли смогли бы - и не только они; Гвидо вовсе не был голословным, упомянув "недовольных друзей", нео-нацистов, пожалуй, в настоящее время и в их стране, жалует ещё меньшее количество людей, чем уже и гомосеков... Ладно, хотят ребята поиграть во Вторую Мировую - вполне можно её им и устроить... с несколькими фронтами, десантами и салютом на фоне капитуляции в конце. В 1939-ом году её тоже начинали с пафоса, гордости, парадов и публичных выступлений.
Услышав знакомый уже голос из динамиков микрофона, после того, как ведущего прервали, Монтанелли оглянулся на сцену, наблюдая за выкаблучиваниями Спайка. Надо сказать, что мозгов у него, может, было и не очень много - но вот фантазия присутствовала, как раз под стать его наглости. Теперь и не принять вызов было бы уже тоже потерей лица, на сцену сейчас смотрело много людей, среди которых были и их друзья; другие, менее сведущие, вовсе приняли это за развлекательную часть шоу, с интересом глядя на исполняемый гостем в чёрной футболке стенд-ап. И вот где бы пригодилась неожиданная тяга к риску Джипа - да вот только Фредо, видимо, пресытившись уже самомнением человека с собачьей кличкой вместо имени, его опередил.
- Обожди, Майк... - Гвидо поднялся вслед за консильери, положив руку на его плечо. Превращать боевое соревнование между Ареной и Барракудой в откровенную драку и поножовщину, не говоря уже о перестрелке, тоже определённо не стоит; не для того и готовили это мероприятие, чтобы так легко и позорно его сорвать. Даже если они выбьют дурь из нацистов, сделав это прилюдно, в глазах гостей - проиграют... - Отзови парней. Это становится интересным. - ...проиграют особенно много, если мистер Саймонс схватку действительно выиграет. Впрочем, если Фредо победит, перед тем, как начнётся массовая драка - его победа будет выглядеть, как нечто, что подняло боевой дух дерущихся, эту драку и спровоцировав. Нет, с всеми сразу баранами бодаться не стоило - хватит и одного; стоило бы выждать, пока стадо последует за вожаком, повернувшись спинами... на спинах у них рогов нет. Гвидо подошёл ближе к ограждению вип-зоны, опершись на него левой рукой, правой - продолжая держать бокал с вином, наблюдая за сценой.

+9

108

*в подвал* Кристу пропустила

В подвале значительно прохладнее, чем в зале. Пахнет влажностью и доносится легкое, едва заметное эхо каждый раз, как мои каблуки касаются ступеньки.
Спустившись на три шага вниз я уже догадывалась, что дверью мы ошиблись, но развернуться назад не дала мне Криста, которая следовала за мной и что-то сказала про сумочку и злополучного администратора. Какой нормальный администратор будет прятаться здесь? Но внизу доносился какой-то шорох, а, значит, жизнь там была. И стоило спуститься с последней ступеньки, как на голову мне и Кристе набрасывают холщовый мешок. В такие мешки обычно в банках складывают наличку для инкассаторов. Ну, или, что более знакомо, такие набрасывают будущему трупу на голову, а затем в бетон и в Сакраменто-ривер.
Но прежде чем я погрузилась в темноту, успеваю заметить привязанного мужчину в центре помещения. И, что не укрылось от моих, потерявших из-за шрама меткости, глаз, так это увечья на его физиономии. Кто-то реально поработал над бедолагой прилично. К сожалению, из-за выпитого, плюс находясь на раслабоне, я поздно опомнилась, что надо прытко развернуться назад и дать деру.
Темнота. Хотя сквозь волокна ткани можно было уловить где находится лампочка, в ту сторону то голову и держала.
- Что же их, валить теперь? Ал сказал - без грязи! Слушай, а у них ничего формочки-то! - к голове приставили оружие.
- Вы охренели, черт возьми?! - я совершенно не понимаю какого лешего в клубе подвала какие-то странные типки пытают человека. И по голосам мужчин кого-то из окружения Ала я не узнавала. Хотя будем честными, окружение Ринальди - последнее, что трогало меня в этой жизни. Но раз уж один из них назвал его имя, значит, надо напомнить и про свою роль в той структуре, где вертится племянник.
- Альберто вам жопу наизнанку вывернет, когда узнает к чьей голове вы пушку приставляете - на самом деле, сомневаюсь, что Ал так рьяно кинется на мою защиту, но своих отморозков, узнав о случившемся, познакомить с теми людьми, кому угрожать не стоит, придется.
- Снимите живо это обоссанную тряпку с моей головы - я хотела стащить мешок самостоятельно, но мысль о том, что пушка, коей заняты руки бандитов, может внезапно выстрелить, приостановила меня.
Не, ну они же не станут стрелять здесь? Это же поднимет шум.
Шум? Да наверху такой ор, что и стадо трубящих слонов, пришедших на водопой, могут быть не услышаны.
Страшно мне не было. Что сейчас преобладало надо мной, так это негодование и раздражение. И я пока не начала переживать за то, что моя новая знакомая узнает обо мне больше, чем я сама планировала ей рассказать. Кстати, вела она себя пока что тихо. Похоже, что синяка на предплечье и ушиба кисти на сегодня ей хватило.

+9

109

И сам-то с трудом поняв, куда влез, Сантино основную задачу так и не выполнил - в туалете находились Ливия и её подруга, но не Агата и Криста; и где их искать - это теперь было хорошим вопросом. Не съел же их этот толстый мешок дерьма?.. Которого, в довершении картины, вместе с водой начало ещё и рвать на пол. Ну, точно, значит - не съел. Зато зрелище заставило вспомнить о том, за какое место Пульсоне только что его схватил, так что, встряхнув кистью, Сонни отошёл к раковине, включив воду и начав намыливать руки, попутно бегло оглядев своё лицо в зеркало:
- За что спасибо-то?.. - не застав самого интересного, Пульс так и не смог оценить всю прелесть происходящего, так что и рассказывать ему остальным, собственно, и было не о чем - не о чём, чего бы он увидел своими глазами. А своими глазами он видел парня, которому эту бороду отметелить никак не удавалось, ну и, собственно, с чего-то решил, что девушки - на стороне этого парня, а не бороды. - Он за вами подглядывал, что ли? - встряхнув ладонями, закрыл воду, и, взглянув на всё ещё отхаркивающегося парня, шагнул к бумажным полотенцам, оторвав себе несколько штук. Так вот, вытирая ладони, к троице и подошёл к Берни, Лив и скрючившемуся Константину. - Охрана-то вообще в курсе, что тут происхо..? Ё... гипетский фараон. - только теперь он, протянув руку Берни, за своей сумкой, и заметил, что у второго дерущегося кровь на одежде, да и сам он какой-то бледный... и выглядит знакомо. Да, Сонни его и не узнал без борцовских трусов... В смысле, не без трусов, а наоборот, в штанах. И футболке. - Эй, это же тебя на ринге проткнули только что!.. Пелегрим, или как тебя... Совсем какой-то хреновый день у тебя сегодня. - то пырнут, то на капитана Жирная Борода в сортире нарвётся... видимо, как раз свежая рана и открылась только что. Вот где навыки Агаты пригодились бы. Как медсестры-перевязчицы, а не подрывницы. - А вообще-то я не дверцей ошибся, я Агату тут искал... Её никто не видел? - заткнув сумочку себе под мышку, Сонни подставил Константину своё плечо, помогая выйти хотя бы в за пределы туалетной комнаты... Подошла парочка охранников "Барракуды" - видимо, по зову той вспугнутой стайки девиц, у которой воспользоваться туалетной комнатой не получилось. Да и не получится, видимо, какое-то время ещё:
- Туда бы уборщика ещё. А мужику - доктора. - кивнул на Константина, вручая его одному из них - блин, при всём уважении, но Тата грохнет ведь его дома за этот костюм, если на нём пятна чьей-то крови останутся. И кстати, Пелегрим этот - он чей-то парень, что ли, Лив или Берни?.. Непонятно. Да и вообще, странная ситуация какая-то, когда в дамском туалете больше мужчин, чем женщин.
- Вы дальше справитесь? - глянул на Ливию и Бернадетт, обращаясь, в первую очередь, к ним. Лив вроде про знакомого доктора что-то говорила... Сонни же, насколько помнил, знакомому их доктору уже не помогут никакие доктора; видимо, какой-то другой имелся в виду. Да и в клубе, вообще-то, должны быть медики... - Мне бы жену найти. Пока она тоже куда-нибудь не влезла. - потряс сумочкой для пущей убедительности. Это Агата может. Сонни даже сам пока не подозревал, как близок оказался от правды...
- Мистер Пульсоне, я видел, как они с другой девушкой пошли вон туда. - услужливо указал рукой охранник на одну из дверей.

+9

110

Ryden Westwood,

Man, I see in Fight Club the strongest and smartest men who've ever lived. I see all this potential, and I see it squandered. God damn it, an entire generation pumping gas, waiting tables – slaves with white collars. Advertising has us chasing cars and clothes. <...> We're the middle children of history, man. No purpose or place. <...> We've all been raised on television to believe that one day we'd all be millionaires, and movie gods, and rock stars, but we won't. We're slowly learning that fact. And we're very, very pissed off.

look

Не знаю, зачем я стою сейчас перед входом в бойцовский клуб «Барракуда». Зачем достаю деньги из сумки и протягиваю их огромному мужику, который размером со шкаф в моей спальне. Наверное, всему виной мой вечный интерес к острым ощущениям, который возник в связи с тем, что моя жизнь пресна и однообразна. Она похожа на пустую комнату, в которой я должна просидеть пока не сдохну от скуки. Но по мне так это слишком легко и раз уж я испытала столько депрессий и еще ни разу не смогла себя убить, значить я не просто так существую в этом мире. А значит, пора испытать чувства, которые раньше никогда не испытывала.
Я не знаю, что тут точно происходит, мне известно только то, что тут проводят бои без правил и это не законно. Я не часто посещаю такие места, а точнее я ни разу не была в таких местах и скорее всего я бы не узнала бы об этом событии, если бы не один тип, который в пьяном угаре не проронил бы речь о бойцовских клубах, когда мы с ним вместе выпивали в пабе. Я сразу загорелась этой идеей, ибо мне показалась она весьма интересной и вдохновляющей, кто знает, может быть, когда-нибудь я захочу побыть в шкуре Чака Поланика и написать книгу о подобных заведениях.  Потому что все, что я пишу это лишь заметки, которые я удаляю со слезами на глазах, ибо я чувствую себя бездарностью и неудачником.
Поэтому, когда я нашла зацепку для нахождения просвета и возможности написать что-то стоящие, я словно разведчик Дэви Крокетт во время  Крикской войны 1813—1814 годов начала расспрашивать парня о турнире, он говорил весьма сухо и не подробно, то и дело пытался переменить тему, но мне все-таки удалось выведать у него место и дату, но потом я была вынуждена прервать с ним беседу, ибо его блевануло. Херовенько сложилось, но я не могла дальше находиться с ним рядом.
Я долго думала пойти ли туда или остаться в безопасности и домашнем тепле. Но размышляя о том, что я потеряю, если я пойду или не пойду, я решила что не могу больше держать себя в зоне комфорта.  Ибо, какого хрена все проходит мимо меня, и я остаюсь в серой и безликой обстановке. Только вот проблема заключалась в том, что я не узнала всего. Время было мне неизвестно, как и то, как туда попасть, ведь вряд ли там пускают просто так и кого попало. Сомнения терзали меня, я пару раз отказывалась от этой затеи, но в день проведения турнира я изрядно напилась,  а в нетрезвом состоянии я готова идти на любые, пусть даже безрассудные поступки.
Поэтому быстро одев что-то нейтральное, ибо я не знала, как одеваются на подобные мероприятия, уехала из дома. И вот я нетвердо стою на ногах, голова безумно кружиться, а передо мной стоит охранник, по его лицу можно было прочитать…. Да ничего нельзя было прочитать, оно было у него будто каменное.  Но тут я взяла дело в руки и начала распинаться, что пришла на турнир и хочу пройти.
И, казалось бы, вот, я у победы и весь мир покорен мне, но тут я понимаю, что он начинает искать моё имя в списке, а меня-то там нет и быть не может. И вот я терплю поражение, как  Вильгельма II , ибо этот верзила говорит, чтобы я проваливала и начинает мне угрожать. Но меня так просто не взять, я готова сражаться за победу любыми путями,  тем более я настолько пьяна, что вряд ли смогу дойти до дома.
- А может, можно пройти как-то не по списку?- пытаюсь включить обаяние, но получается как-то хреново. Но о боги есть выход. Обожаю деньги, они могут спасти меня в любой ситуации. Как же хорошо быть богатой.
И вот я возвращаюсь в начала своего повествования. Я отдаю деньги охраннику. Я не знаю куда идти и что делать. Но сейчас мне уже без разницы, ибо я выиграла, я попала сюда. Но только зачем? А хрен знает, надеюсь, в этом есть смысл.
Громкие крики, шум и гам. Воняло перегаром, потом и дымом. Именно так и выглядит ад. Но на удивление мне тут нравиться. Я чувствую, что здесь потерянные для мира люди, которые не смогли найти покой и забили на мораль, начали отрываться и жить, так как им захочется.
В руках какое-то пойло, не знаю как оно у меня оказалось, но не важно. Если честно я вообще не догадываюсь что это, но на вкус весьма недурно.
Провал в памяти. Не помню, как и откуда, но рядом со мной появляется моя старая приятельница Райден, мы раньше  ходили на реабилитацию и там подружились. Она мне нравилась я видела в ней себя, мы были родственными душами. Мы были кончеными психами.
Она начинает мне заливать про Леонардо ди Каприо, а в моей голове туман. Я не понимаю о чем она, голова забита мусором, бутафорией мыслей. Но я смеюсь, не знаю почему, но я смеюсь так громко, что у меня начинает болеть голова. Смотрю прямо перед собой, но ничего не вижу, пытаюсь оценить внешность парня, но все расплывается.
-Да он на него похож не больше, чем я похожа на Мартина Кинга, - заплетясь, говорю я. – Слушай, давай присядем, я похоже немного перебрала.   

Отредактировано Catalina Saunder (2015-10-27 21:11:40)

+5

111

[audio]http://pleer.com/tracks/461661HcW[/audio]

Направляясь к рингу капо давал распоряжение своим адъютантам: оружие не использовать, в бой не вступать, на провокации не поддаваться.
Сам хорош, можно было сказать о Клементе, учит других не вестись на провокации, а побежал на ринг при первом же оскорблении. Но Фредо не собирался бросаться в омут с головой, не зря он прослыл среди своих человеком обладающим выдержкой, к эмоциональной же стороне своей личности он обращался в последнюю очередь. Вот и сейчас, тот гнев который накопился в нём, был спрятан в тёмный ящик души, уступив место холодной ярости и ожидавшей возможности выбраться на волю.
Сняв обувь быстрыми, не суетливыми движениями, он оголил своей торс, взбираясь на ринг где его ждал разукрашенный татуировками нацист, люто изображавший из себя гориллу, видимо стараясь запугать оппонента и в то же время привлечь внимание самок - поразительно, насколько примитивными были его попытки. Фредо подметил, что от него стоит держаться подальше, чтобы не быть забрызганным фашисткими слюнями, которые сыпались из его рта, когда тот выкрикивал очередные оскорбления.
Капореджиме в ответ не произносил ни слова. Он сохранял хладнокровное спокойствие, молча давая возможность противнику распыляться всё больше и больше. Клементе уже знал, что силой эту гору мыщц с места не сдвинуть и Спайк это видел, возвышаясь перед ним на голову, нагло усмехаясь в лицо.
Колонки вокруг арены взорвались от соответствующего музыкального сопровождения и бритоголовый бросился на Фредо с кулаками - со стороны это всё больше походило на шоу. Публика криком приветствовала начало необычного боя. Клементе их не слышал, он полностью сконцентрировался на противнике. Взмахи Спайка с характерным свистом проносились рядом с ним, подставься он под один такой, это будет упущением, два - поражением. Ловко уворачиваясь от тяжелых ударов нациста, он крутился вокруг него на носках ища слабое место противника. Спайка это всё больше вымораживало - сорокалетний итальянец практически не давал себя коснуться, лишь изредка кулаки бритоголового чиркали по плечам или спине Клементе, оставляя на коже покрасневшие участки. Но и у Фредо дыхалка была не бесконечной, после очередной серии ударов Спайка, капо пошел прямо на него, ловя момент его износа - Спайк видя это приготовился к атаке, Фредо нырнул под мощный правый хук Спайка, который открывал полностью свою грудную клетку, Клементе воспользовавшись этим, нырнул под его руку, прикладывая всю силу на которую был способен и целясь открытой ладонью в солнечное сплетение скинхеда, грудина Спайка прогнулась под ударом Фредерика, в ответ он послал на итальянца второй сокрушительный удар, который мафиоз быстро погасил, направляя кулак выше своей головы и одновременно второй рукой ударяя в подбородок разукрашенного наци. Публика тут же среагировала, видя как здоровяк покачнулся на месте. Еще бы пару таких точных ударов и никакой вестибулярный аппарат не выдержал бы, помедля пару секунд Клементе тем временем вновь пошел в атаку - он забыл, что это бои без правил, здесь места уважению, чести и достоинству. Бойцы в большинстве своем отморозки, которые не дадут тебе даже встать на ноги и перевести дух, даже если ты упадешь. Возвращаясь в себя, скин вновь стал махать руками, итальянец по прежнему уворачивался, но было видно, что теперь это у него получается хуже, после очередного разворота, ему удалось пробить печень бульдога-Спайка, однако это не на долго дало ему фору, бой на выносливость был для него сейчас не самой выгодной стратегией. Атакуя в очередной раз лысый пустил в ход свои ноги, этого Клементе от него не ожидал, при всей неуклюжести здоровяка и хоть махания эти были по малой амплитуде, ему удалось зажать мафиоза в угол - а с каждой минутой движения Фредо становились менее резкими, когда он попытался вырваться из ловушки, Спайк обхватил его за шею, подмышкой, и стал отправлять удары коленом по его грудной клетке. Вырваться из такого захвата в случае с капо было практически невозможно. Ребра хрустели и надламывались, силы были на исходе. Наконец фашист расслабил хватку и с силой бросил его к канатам. Поединок практически был окончен. Спайк стал наслаждаться моментами славы и ходил по рингу ударяя себя в грудь. Но Клементе характер не позволял сдаваться на такой ноте, он должен был сделать какой-то ход конем. Пока он собирался с силами поднимаясь на четвереньки и пытаясь восстановить дыхание сквозь поломанные ребра, кто-то из фрицев передал на ринг Спайку раскладной стул. Рефери видя начинающийся беспредел, выбежал на ринг и встал между Клементе и Спайком, махая руками,сообщая о том, что бой окончен, но Спайк с силой отодвинул того в сторону и замахнулся на Фредерика - итальянец буквально в последнюю секунду оттолкнулся от пола рукой, спасая свои кости от очередных повреждений. Бернардо, телохранитель Фредо, не сильно уступающий Спайку в габаритах, видя, как с его капо творят такое, запрыгнул на ринг и встал на тоже место, где только что находился рефери.

+9

112

- Да чего тут интересного – смотреть, как они нас позорят на весь зал?  - когда Гвидо попросил придержать охранников и дать затеянному нацистам поединку продолжиться, Майк сначала несколько удивился. Но почти мгновенно понял его логику  - нельзя давать публике понять, что здесь происходит что-то экстраординарное, что события вышли из-под контроля. Откровенно говоря, Фредо не следовало поддаваться на эту провокацию – чести много было долбанутым недоумкам, чтобы с ними махался на ринге капо Семьи Торелли. Однако теперь главной задачей стало -  выйти из ситуации с честью и не допустить дальнейших выходок со стороны залетных бандитов. Вдруг они решат еще что-нибудь учудить после боя? Потому Ринальди жестом приказал стоящему недалеко Алу подойти – и когда тот приблизился, наклонился к нему, едва слышно шепча на ухо. – Надо их отсюда вывести, когда закончится, не привлекая внимания… Молодой человек согласно кивнул головой – и, вернувшись в конец зала, о чем-то зашептался с помахивающим дубинкой Беппо. На  украшенной тройным подбородком физиономии того отразилось  сначала недоумение, а потом понимание. Вскоре Майку пришлось  порадоваться правильности своего решения – ибо на ринге начался дикий беспредел. Фредерик был нокаутирован – однако Спайк не успокоился на своей победе, а решил поглумиться над павшим, причем самым опасным образом. Дафф схватил стул и потащил к рингу, предлагая своему коллеге (или боссу?) использовать его как оружие. – Гаси тварь эту! -  ревел он трубным голосом, и перехвативший предмет мебели Саймонс попытался так и сделать. Однако Клементе вовремя откатился в сторону – и избежал повреждений. За всем этим Ринальди наблюдал, уже несясь к рингу. Допущенный по инициативе легионеров и с согласия Монтанелли опасный эксперимент следовало заканчивать. Однако ребята сработали и без него – Ал перемахнул через канаты, оказавшись около Бернардо и остолбеневшего рефери. Вырвал у последнего из рук рупор и прокричал в него. – Бой окончен! За нанесение ударов лежачему этот говн… участник дисквалифицируется и удаляется с ринга! Последовавшие за племянником консильери охранники окружили начавшего кочевряжиться арийца полукругом – и затем один из них почти незаметно прикоснулся к тому засунутой в карман куртки рукой. В том кармане было еще что-то, заставившее поборника белых идеалов, скверно ругаясь, последовать за работниками клуба. Нечто подобное произошло  и с Питом Даффом – к нему, весьма дружески улыбаясь, приблизился Беппо Горлеоне в компании одного из секьюрити, по-приятельски приобнял. И гигант также потопал в сторону выхода – хотя и злобно стиснул челюсти. Джамбера же нигде не было видно – очевидно, менеджер, поняв куда ветер дует, умудрился благополучно слиться. Прежде чем двинуться за всей этой процессией, Майкл успел схватить за шиворот  бледного, с судорожно бегающими глазами арбитра. – Что стоишь, мудозвон? Выпускай опять Алую Маску с Годзиллой! Надо было отвлечь зрителей, занять их чем-то, пока Ринальди с ребятами решают небольшие административные проблемы.  Распорядитель хотел что-то переспросить – но затем, справившись с дрожащими челюстями, ринулся исполнять указание. Проходя мимо рядов столов, советник услышал, как Ронни Уэбстер, щекоча мочку уха своей гламурной блондинки губами, лукаво ей внушает. – Ну, кошечка, я же тебе говорил, что это покруче корриды?  Прежде чем выйти, гангстер подозвал к себе Бернардо. – Помоги шефу своему и приглашай к нам.
Когда заправилы обоих бойцовских заведений оказались в коридоре, там случилась микропотасовка. Несмотря на пушки сопровождающих их громил, Спайк и Дафф попытались воспользоваться теснотой помещения, чтобы вырваться – после чего первого из них приложили головой о косяк так, что от того во все стороны полетели щепки, а второго Горлеоне приложил своей любимой битой по спине.  В итоге в одну из подсобных комнат их затолкали уже в несколько помятом виде. – Что, такие крутые – все на двоих людей? – надрывался Саймонс, у которого теперь на лбу красовалась ярко-красная, c какими-то синеватыми отливами, шишка.   – Людей-то я здесь и не вижу –  только кретинов, оскорбивших моих друзей и мое заведение… - мафиози, не спеша, раскурил сигарету, ожидая не подтянется ли кто-то еще из своих. Затем элегантным жестом отряхнул пепел прямо в продолжающий изрыгать ругательства рот микрофюрера.  – Скоро, мои лысоватые приятели,  в вашей жизни начнется весьма занимательный этап…

Agata Tarantino

Столь уверенное и нахальное поведение одной из пленниц стало сюрпризом для мобстеров-юниоров. Они ожидали, что, почувствовав холодок пистолетного дула, она будет молить о пощаде или подавленно молчать – но никак не выебываться, угрожая им различными карами.  Ларри-Шуруп, отведя ствол от затылка девушки, почесал им свой собственный. Затем слегка ткнул оружием развоевавшуюся телку между лопаток, наставительно покачав пальцем в воздухе. – Приказы мы тут отдаем, бикса.  Смирно сиди. Покосился на свой палец – и опустил его, поняв, что схваченная все равно не видит его величественной жестикуляции.  – Ты просто оказалась в неправильном месте в неправильное время…  - рисуясь, произнес Бобби-Гвоздь, воображая себя героем из "Крестного Отца". Затем его неспешно соображающие мозги начали осмысливать нечто сказанное женщиной  - и он озадаченно посмотрел на своего напарника. Лицо искривилось в опасливой гримасе. - Слышь, может эта какая Алова подружка? Скруппа отрицательно помотал башкой. – Не, он щас Кейти какую-то пялит, рыжую, а эта чернявая…  Однако довод до конца не убедил обоих – Альберто слыл тем еще бабником и мог мутить с несколькими красотками одновременно. Может, он и пригласил эту особу  на представление? Тогда надо будет звать его и разбираться. – Будешь дергаться, реально мешок обоссу. – с неким налетом неуверенности произнес Шуруп, но потом принял Соломоново решение – ознакомиться с добычей. Развернув говорливую узницу так, чтобы она не видела скрученного коммерсанта, сдернул с ее головы ткань. – Ты что заметить успела? И откуда это Ала знаешь?

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-10-28 12:15:27)

+10

113

...подвал.
Нет, понятное дело, что бои без правил - это дело подпольное; но зачем Криста потащила Агату (почему-то сейчас не подумалось, что было наоборот) в подвал, Сантино было непонятно, взирая на дерущихся насмерть (или до полусмерти, не суть разница) людей, они и так, в общем-то, пали достаточно низко, чего скромничать, чтобы переходить на ещё один уровень ниже... Коротко раскланявшись с компанией, Пульсоне поспешил к двери, на которую указал охранник, пока не сроднился ещё с этой сумочкой...
Но как оказалось, на уровень ниже вещи тоже происходили не особо лицеприятные. Что-то неладное он почувствовал сразу, как толкнул эту подозрительную дверь, и это ощущение заставило его сбавить обороты поисков в угоду осторожности. Осторожно ступив на лестницу, спускаясь вниз, стараясь не стучать подошвами, Сонни прислушивался к тому, что происходит... и услышал отголоски спора. Женский голос, тут ошибки быть не может, принадлежал его благоверной, мужской - этот тоже казался смутно знакомым... хотя и Пульсоне не мог вспомнить, откуда именно. Э, кто это там посмел тряпками кидаться в его любимую?
Пушка как-то сама перекочевала в руку - так что с лестничных ступенек выглянул сначала единственный глаз чеха по фамилии "CZ 100", и только потом уже показался его владелец. С чужой сумочкой под мышкой.
- Ларри? - Пульсоне узнал обладателя голоса, хотя пистолет это его опустить не заставило; он и его приятель - его Сонни как раз не знал, - вытворяли с Агатой и Кристой что-то непонятное. Что не нравилось Сонни, и определённо не нравилось и Агате... - Я тебя самого сейчас обоссу!.. Вы что делаете, дебилы? - ещё и хрен какой-то с кляпом во рту на полу сидел, вдовесок ко всему, его рассматривая... на кабинет администратора место точно никак не было похоже. Как-то больше напоминало женский сортир, из которого он вышел только что, даже пропорции были почти сохранены. Только теперь ещё и пушки, в довесок к кулакам, и Пульсоне начинал чувствовать утомление... - Агату не узнал, что ли? Серьёзно? Отойди, на хрен!.. - вкупе с раздражением. Сверху послышался какой-то шум - похоже, в зале тоже начало что-то происходить, видимо, новых дерущихся объявляли - приветствовали их с каким-то особым ажиотажем на этот раз... или это из-за эффекта подвального помещения так казалось? - Ты кто такой? - шагнув к Агате и Кристе, закрывая девушек спиной, обратился, наконец, к Гвоздю мотнув в его сторону пушкой. Сумочка, наконец, ненавязчиво отправилась в руки владелице, даже раньше, чем мешок исчез с её головы. Что ни говори, а видеть происходящее ей и впрямь было незачем, так что Сонни, отвлекая Гвоздя и Шурупа на себя, просто позволял Агату увести свою новую знакомую подальше, выигрывая время. Чёрт их знает, вообще-то, этих гопников-геймеров, того и гляди впрямь палец сорвётся, и... сохранение загрузить, как в их игрушках, не получится, в общем. - А там у вас что за фраер?.. - тоже вот, нашли место. Да ещё и избили так, что бизнес свой разорить коммерсу придётся только на одно лечение - зато вся округа по его роже прочтёт притом, что он был битым... - Дверь закрывать надо. Дилетанты... - ворчливо бросил Сонни напоследок, спрятав пушку обратно под полу пиджаку; и впрямь, прикрыв дверь за собой, выходя вслед за девушками. - Вы в порядке?

+8

114

Быть сегодня битыми нацисты определенно заслуживали, вот только Фрэнк марать свои руки об этот кусок дерьма не хотел. Поли Фортуно такую честь он оказать мог, все-таки уважал его старика, да и сам пацан ему не чужим был, но с гитлерюгендом этим пускай разбирается охрана или вон Манцони. Вернувшись, молодой итальянец, скрестив руки, стоял за спинами боссов и только команды ждал, чтобы растереть нацистов в порошок, приготовился уже даже присоединиться к ребятам Майка, как внезапно добровольцем помериться удалью молодецкой вызвался один из капо Торелли. Фрэнк глянул на него как на ненормального, считая, что Клементе не в то время и не в том месте решил преданность Семье доказать, но возразить ничего не успел, прежде чем Гвидо поддержал стремление их капитана пойти и подохнуть на ринге. В том, что правил тут и в самом деле не было, они убедились совсем не давно, впрочем, глядя на габариты и мышечную массу Спайка, сорвавшего с себя майку, Фрэнк не исключал, что и в честном бою Фредо рисковал не уйти живым с ринга.
- С Сальвиатти бы так в бой рвались, - негромко произнес, глядя в спину удаляющегося капореджиме и его людей, отправившихся следом за боссом. Кому и что они здесь доказывали, Альтиери понимал слабо, не нацистам ведь, которые не сегодня, так завтра будут валяться в лужах собственной крови. Публике? Безопасность «господ из вип-ложи» обеспечивали порядка двух десятков громил, этими же господами контролировалось все происходящее в клубе, они в любой момент могли вышвырнуть бритоголовых клоунов на улицу, просто шепнув на ухо пару слов одному из своих людей. Это говорило не только о наличии у них яиц, но и мозгов, влияния, власти, что в совокупности было куда более внушительной силой, нежели слепая агрессия. Уж на кого, а говнюков типа этого Спайка распыляться точно не стоило, понимая, что те покойники (они просто пока еще не осознавали это), Фрэнк и не реагировал на их детские выходки.
Держался Фредо в целом не плохо, Альтиери даже удивился, полагая изначально, что тот ляжет в первые же секунды. Впрочем, молодость и физика все равно свое дело сделали, Клементе нанес несколько опасных ударов, но оказавшись в клинче, пропустил и сам, Спайк начал прямо-таки забивать его и настолько увлекся, почувствовав вкус крови, что вооружился складным стулом, рассчитывая уже им добить капитана. Когда на ринге оказалось четверо человек, сцепившихся между собой, тянуть более не стоило, это понял и Ринальди, отправивший своего племянника прекратить балаган, пока драка не переросла в массовую, и следом сам поспешил оттаскивать их «партнеров». Фрэнк дабы не создавать панику и толкотню еще какое-то время оставался сидеть за столом, он верил, что там и без него управятся. Затушив сигарету, он глянул на Гвидо. – Тоже шутка была, как считаешь? – спросил у него, усмехнувшись, напоминая о потасовке с Поли. Тот конечно не в микрофон посреди зала сказал то, что сказал, но тоже прилюдно. Воспринимая за шутку оскорбления в адрес своего андебосса, Гвидо тем не менее оскорбился когда «шутить» начали уже и в адрес его самого.
Когда нацистов увели, а на ринг вышли объявленные Годзилла и Алая Маска, Фрэнк велел Мартину оставаться, а сам вместе с доном, без участия которого, пожалуй, что не стоило решать судьбу их «партнеров», отправился за Майком и Фредо. Парочку фашистов отвели в одну из подсобок, для людей которым открыты все двери в Барракуде, найти консильери и его людей проблем не составило.
- Да сколько же вас? – изрыгнул Спайк, увидев вошедших в помещение мужчин. Похоже, он считал, что по одному к ним приближаться боялись, оттого и вел себя столь нагло. Хотя как казалось, мог бы включить уже мозг – или что там у него вместо мозгов под черепной коробкой было – и осознать, что находился на волоске от смерти.
- Они еще шевелятся? – удивленно поднял брови андербосс, на нацистов он не смотрел, обвел взглядом своих ребят. Поняв, что от него хотят, Беппо зарядил битой Спайку в челюсть и замахнулся, чтобы продолжить избивать его, пока тот и в самом деле шевелиться не перестанет. Может, повесить их потом? Промелькнула мысль у андербосса. Смерть достойная фашиста, по окончанию второй мировой их тела, где только не болтались, и было бы весьма символично. Впрочем, окончательное решение, что с ними делать было за Монтанелли.

***
Оставшись в вип-зале, тем временем, Манцони наблюдал за очередным боем, не столь напряженным как предыдущий, но по-своему интересным, и, то и дело, отвлекаясь, взглядом пытался найти Ирэн. С ее приятелем по имени Джек Мартин более или менее разобраться сумел, даже поговорили некоторое время по душам, раздавив по бокалу пива. В дали от колюще-режущего оружия парнем он оказался не плохим, и взамен на часы, которые Манцони снял с собственного запястья, пообещал не лезть больше к Ирэн. Стоили его японские Омега дешевле, чем пять кусков, конечно, но Марти все равно посоветовал не появляться больше на глазах у него и его девушки, со своей, так называемой, девушки он, к слову, рассчитывал вытрясти компенсацию. От Джеки ведь итальянец вызнал еще кое-какую любопытную информацию, о том, что Каста не так давно плотно сидела на наркотиках, именно так она в долги и влезла. А Альберто с Майклом знают, интересно? Несмотря на стремление Ирэн быть независимой от своих родственников, пока она оставалась в Сакраменто, осуществить ей это вряд ли удастся, с ее-то тягой к приключениям. Ее дядя дергал слишком многие ниточки в этом городе и при желании запросто мог одну из этих ниточек затянуть вокруг ее шеи.

От размышлений Манцони отвлекли возгласы болельщиков в центре зала, где на ринге дрались Годзилла с Алой Маской. Пуэрториканец был настолько огромным и толстокожим, что не видел необходимости блокировать удары Маски, лениво отмахиваясь от него как от назойливой мухи, Годзилла чувствовал себя явным фаворитом. Впрочем, противник его сопротивлялся, как только мог. Латинос замахнулся своей ручищей, но ловкий Маска, нырнув под ней, ушел влево и пробил в солнечное сплетение здоровяка, заставив того задохнуться на некоторое мгновение. Воспользовавшись этой заминкой, он сделал подсечку и повалил Годзиллу на ринг, затем тут же бросился на него сверху в низ, пробивая локтем печень. Публика встретила одобрительным возгласом удачно проведенный прием, однако радоваться еще, как оказалось, было рано. Схватив Маску, пуэрториканец, обхватил его за шею своей огромной ручищей, в его темных глазах была звериная ярость, он замер прислушиваясь к публике, решая, ломать хребет своему противнику или нет?
- Убей его! – закричал кто-то из зала и, проникнувшись атмосферой, показал опущенный вниз большой палец, как это делали римские императоры.
Нет, умирать сегодня Маска не собирался, едва не откусив от волосатой руки Годзиллы кусок мяса, боец в плаще вырвался, отскочил на два шага назад, и когда латинос кинулся на него, как разъяренный бык, Маска в излюбленной тактике ловко на носочках увернулся, и в это же мгновение направил громилу в угол ринга, заставив того сильно ударится головой. Не останавливаясь на достигнутом, этот таинственный боец продолжил колошматить чемпиона Арены по голове, разбивая в кровь и его физиономию и собственные кулаки. Годзилла выдохся и уже не мог оказывать сопротивление, более же выносливый Маска полностью перенял инициативу в поединке и слез с уже бывшего чемпиона только тогда, когда рефери оттащил его, объявив об окончании боя.

+9

115

Защитников справедливости прибавилось ровно в половину, когда и Ирэн встала на сторону незнакомки. Впрочем, ни один из них особенного энтузиазма при этом не проявлял, отчего мои губы тронула короткая усмешка. Мне до лампочки было, если подумать, какого черта эта девица здесь забыла и с чего вообще решила, что может безнаказанно обчищать кошельки добропорядочных людей. Меня добропорядочным, конечно, даже с большой натяжкой назвать было сложно. Но Эшлин-то об этом не знала, иначе и не рискнула бы практиковаться в воровстве на моем кошельке.   
- Да мне насрать, - коротко бросаю Ирэн, когда та пытается призвать меня к самоконтролю, апеллируя тем, что я уже достаточно устрашил девчонку. Как по мне – она еще легко отделалась. В кругах, подобных тому, который собрался сегодня в «Барракуде» такие просчеты считались непростительными. И даже не в украденных бабках было дело: желание поживиться легкими деньгами в заведении, находившимся под контролем Семьи, считалось оскорбительным по отношению ко всем ее членам, тем людям, кто тратил свои деньги и время, чтобы организовать сие мероприятие. И, обычно, подобные прецеденты пресекались на корню куда в более жесткой манере, чем я продемонстрировал девчонке, - Пусть в задницу себе свои извинения запихает.
Махнув рукой, поочередно перевожу взгляд с Мартина на Ирэн и, наконец, отпускаю девчонку. По реакции Юля было понятно, что он не просто не имеет к этому никакого отношения, но и сам пребывает в крайнем удивлении от поступка своей знакомой. Если она не промышляет воровством время от времени, так какого черта именно сегодня решила испытать себя? Экстрима в жизни не хватает? Можно и устроить, коли так желает.
- Очень, блять, надеюсь, -  трясу «распальцованной» пятерней и, показательно не обращая на Эшлин никакого внимания, расплываюсь в удовлетворенной ухмылке. Если уж Мартин обещал, что я ее больше не увижу, я склонен ему поверить. За короткий срок знакомства, Мартин уже успел просечь что я за человек, поэтому, наверняка, обещание свое сдержит если не ради безопасности своей знакомой, так ради своего собственного.
- Кстати говоря, - обхожу Касту, становясь между ней и Мартином, фамильярно закидывая руку на плечо татуированному, - отличный бой.
… Не менее отличный, между делом, сейчас разворачивался на арене. За всеми этими разборками с больно уж отчаянной девчонкой, я, кажется, пропустил что-то важное. Потому что сейчас на моих глазах (и десятков чужих), один из представителей «Арены» яростно колошматил старину Клементе.
- Какого…? – Не прощаясь ни с Ирэн, ни с Мартином, быстро двигаюсь ближе к рингу, происходящее на котором отвлекало от всех прочих дел. Я и забыл, собственно, куда направлялся до встречи с воровкой, наблюдая за тем, как Альберто и еще несколько парней из охраны, уводили с арены резко притихших нацистов. Блять, ну какого вот хуя приспичило мне ширнуться именно в тот момент, когда начались эти долбанные переговоры?  Не то, чтобы прям очень жалел, что пропустил бестолковое чесание языками, но я привык как-то в курсе дел быть – да и, вроде как, по статусе быть обязан, - а то, что происходило прямо сейчас в моей голове укладывалось слабо. Понятное дело, что договориться не получилось, но с чего это Фредо в драку полез при всем честном люде? Неужто на провокацию Ливии повелся?
Перехватив Клементе на пути в подсобку, удивленным взглядом обвожу потрепанного капо, - чего произошло то, Джет Ли? Зачем на ринг полез, кости разминал? – Зная сдержанный нрав Фредерика, я бы не за что не поверил, что в драку тот полез без какого-то серьезного повода, - сходил, блять, поссать! Все интересное пропустил, - раздосадовано бубню себе под нос и захожу вместе со всеми в подсобку.
Или, все-таки, не пропустил? Честно говоря, любопытство буквально сжирало меня изнутри, но я молчал, неотрывно наблюдая за брыкающимися яйцеголовыми. Брыкаться им, собственно, осталось недолго –Беппо уже начал отчаянно колошматить нацистов битой, а мне только и оставалось, что разочаровано развести руками и наблюдать. Пока что.

Отредактировано Daniel Rossi (2015-10-29 01:26:18)

+7

116

Хладнокровно, но внимательно, почти не мигая, Монтанелли наблюдал за развитием происходящего на сцене, разбавляя впечатление терпким вкусом красного вина. Надо было это Фредо или нет, но он, пожалуй, имел право на самовыражение - получивший пулю в начале жаркого лета для Семьи Торелли, и практически всю войну проведя в тылу, залечивая раны, тёмные шрамы от которых стали заметны, когда тот скинул пиджак и снял рубашку, не имея возможности даже и приказы отдавать на грани жизни и смерти, Клементе, как видно, жаждал некоего действия... и проблему с нацистами, тем самым, теперь уже сделал чем-то личным - дуэлью. Можно сказать, что его мотивы доном были поняты, и даже быть битым иногда бывает полезно... если не битым до смерти, конечно. Нет, бой на самом деле был интересным. Только тут-то и начался настоящий бой - работавший не на атмосферу, с привкусом не пустой смерти ради зрелища, а вполне формальное, идеологическое почти что, противостояние; пусть это и мало кто заметил из тех, кто находился в зале. А если кто чего и заметил - то поняли ещё меньше... А Фредерик держался достойно. Лучше, чем многие бы из "общих друзей", пожалуй. Хотя, стоило бы всё-таки выпустить Джипа против Спайка - вот это уже было куда более зрелищное и кровавое; но бодигард Гвидо шанс упустил... как и Фредо. Монтанелли поморщился, представляя себе, что сейчас переживают едва восстановившиеся после ранений лёгкие капитана. Несмотря даже на это, с реакцией у Клементе всё ещё был полный порядок...
- Что? - оглянулся, услышав ремарку андербосса; Фрэнк его вывел из состояния впечатления от боя, разрушив ту атмосферу спокойствия и наблюдения. - А, ты всё об этом... - Монтанелли растянул губы задумчиво и насмешливо. Щуплому Поли Фрэнк, значит, не побоялся дать по морде, а наехать на кого-то габаритами покрупнее - это уже стали вспоминаться такие слова, как "благоразумие"... - Да лучше бы ты его отоварил, чем Поли. - оскорбился? Да ничуть, напротив, как Гвидо и выразился - происходящее его заинтересовало. Глупые люди тоже могут быть интересными. Впрочем, исправить такое положение - "отоварить" Спайка или кого-нибудь из других его качков - у Фрэнка, может, и будет ещё возможность... Залпом допив вино, Монтанелли поставил опустевший бокал на стол и шагнул к остальным. Потасовка, впрочем, стихала, все расходились, освобождая пространство у ринга - приглушенный свет тоже не давал особой возможности разобрать, кто в компании кого уходил.
- Живой?.. - вторил Гвидо Даниэлю, обращаясь к Фредо, перехватив его по пути. - Это дочь на тебя так влияет? - усмехнулся, беззлобно поддев капитана. А может, и не дочь. Может, дело, и впрямь, в сладостных и провокаторских речах Ливии - но тоже, почему нет, впрочем; Гвидо, пусть и краем уха, не особенно вдаваясь в течение разговора, но услышал их... Некое впечатление Фредерик всё-таки произвёл, если так. Жаль только, что сама Андреоли боя, похоже, так и не увидела. - Пока ещё не всё. Заходи, Дэнни... - толкнув дверь в подсобку, выходя немного вперёд, чтобы Пит и Спайк могли его видеть. Коснулся плеча Беппо, собиравшегося было раскроить череп нацистского лидера битой... нет уж, просто избить их - это уже как-то... слишком просто.
- А остальные где?.. - остальные восемь, или сколько их там было, "легионеров". Вопрос адресовался Майку, хотя смотрел сейчас Гвидо в слегка заплывшее лицо Саймонса. Внимательно так, как удав в глаза кролику, перед тем, как сожрать. То ли зачатки соображения ища в его безмозглом самосознании, то ли страх надеясь обнаружить... потому как пора бы уже.
- Ну что, ребята, вы здорово развлеклись, и нас всех развлекли знатно... но пора бы и честь знать. Поднимите-ка мистера Саймонса на ноги. Он же у нас победитель. Герой, мать его. Недостойно победителя - лежать у чьих-то ног...
- Спайк, отплёвываясь от пепла в пасти, попутно пытаясь привести эту самую пасть в более адекватное положение после знакомства с битой Горлеоне, был приведён обратно в вертикальное положение, и крепко сдерживаем в обеих сторон, чтобы их беседа с Монтанелли проходила спокойно и безопасно. Растягивать её, впрочем, Гвидо не планировал - но тут уж как получится. - Насколько я понял, ты хочешь донести до нас мысль, что идеология для тебя - превыше всего, и бизнеса тоже... Есть тут маркер?.. Или хотя бы ручка? - снова прервавшись на обращение к своим, Гвидо завёл руку назад. А получив запрашиваемое, сжал это в кулаке. - Так вот, по поводу бизнеса. Мой друг ранее озвучил цену сотрудничества. Но мне кажется, ваш трюк в зале достоин ещё десяти процентов сверху. Итого это будет уже сорок... - Гвидо затих, чтобы комнату огласил сочный звук, с которого с ручки слетает колпачок. - А теперь по поводу идеологии... - вынув носовой платок, Монтанелли вытер им потный бритый лоб Спайка, и затем выбросил его - прямо на пол - вместо него сжав в пальцах кадык Спайка (чтоб поменьше не дёргался). Пишущая сторона ручки коснулась кожи черепа нациста, не торопясь, выводя аккуратные слова:

"I hate niggers".


- Сейчас поедешь туда, где её оценят по достоинству. - Гвидо закрыл колпачок вернув, вернув ручку отправителю, и залез ладонью в карманы штанов Спайка, выуживая мобильник и бумажник - кинув их в сторону его приятеля Пита (не воры же они, в конце концов). - Отвезите мистера Саймонса в чёрное гетто, поглубже, и выбросьте из машины там. Прямо так, с голым пузом... А можете и штаны с него снять, для завершения "политического" образа. - пусть добирается домой самостоятельно - без денег, без документов, без телефона, по которому он мог бы связаться со своей братвой - со его расписным телом, с тем штрихом, которым Гвидо завершил этот "шедевр" художественной мысли, посмотрим, получится ли это у него. И сколько он продержится на дороге домой... - С остальными - поступайте на своё усмотрение...

+8

117

– Ты просто оказалась в неправильном месте в неправильное время… - в точку! Здесь я была согласна с этими двумя гопниками. Оказываться не в то время и не в том месте я умела. Но не буду подвергать сомнениям свою удачу, а оправдаюсь тем, что я просто вращаюсь в таком мире. Тут уж никак без "неправильного время".
После обсуждений кого пялит Альберто, с меня таки сняли мешок. Не то, чтобы я была рада тому, что парни подумали, что я сплю с Алом, но этот их домысел оказался явным плюсом для меня.
– Ты что заметить успела? И откуда это Ала знаешь?
Я глянула на Кристу. Ну не буду же я при ней говорить, что увидела связанного и побитого мужика? Вдруг она из справедливых, хоть и сама махала кулаками час назад.
- Мы с Алом вместе в одном бизнесе - не хочу пугать именем Монтанелли, приберегу на крайний случай. И, о слава богам, крайнего случая не предвидится, так как на помощь спешит супермен в лице моего мужа.
Он направил пистолет на одного из ребят, хоть и узнал его.
- Ларри?
- И почему я не удивлена, что ты их должен был знать - пробубнила я, расслабляясь и окидывая некого Ларри и его друга тучным и тяжелым взглядом.
Я помогла Кристе снять мешок с головы, поправила ей прическу, убирая из волос какую-то соломинку. Выглядела девушка ошарашенной, но не испуганной, даже несмотря на то, что к ней минуту назад приставляли пушку. По ее взгляду можно было понять, что насчет меня и Сантино у нее сложилось верное мнение. Но я не хотела, чтобы это стало проблемой в нашем общении. Хотя завести подругу я уже не надеялась, и все-таки...
- Идем, идем - брюнетку я пропустила первой подниматься по лестнице, обернувшись с предпоследней ступеньки еще раз на помещение и двух парней.
- Долба*бы чертовы - матюгнулась я, спешно покидая подвал.
- А сумочку твою все же нашли - я улыбнулась, видя и положительные стороны от этой неприятной встрече.
- Ты то куда задевался? Мы ушли ненадолго в тубзик, а тебя уже и след простыл. Кстати, в женском какая-то хренота творилась, пришлось в мужской идти и смущать парней - рассказала я историю о нашем коротком путешествии.
Я поправила прическу, оглядывая зал. Какая-то растерянность сквозила у персонала и посетителей. Там внизу мы явно пропустили что-то интересное. Криста, тем временем, выразила желание выпить. И я ее понимала, трухнуть сегодня ей дали повода.
- Че такое? - я кивнула на комнату, куда скрывались криминальные личности. Взглянула на Сонни и по взгляду дала понять, что надо пойти и проверить что случилось. Так что предложение Крис выпить за ее счет в честь найденной сумки и кошелька, было отложено. Я вслед за Пульсоне пошла к двери, ведущей, нет не в Нарнию (хотя по тому бардаку, что там творился, самая настоящая Нарния), а в служебное помещение.

+6

118

Опять придется на месяц забыть о сигарах. Подумал Фредо с болью наполняя свои легкие воздухом. Пока фашистов уводили с ринга, к капо подбежали пару медработников, пальпируя грудную клетку. - У вас сломано несколько ребер! Точно будет известно после рентгена, рекомендую в кратчайший срок отправиться в больницу! Мы можем пока оказать только первую помощь. Мужчина закивал им в ответ, в стиле "да-да-да, делайте то, что нужно, до больницы доберусь позже", медики наложили давящую повязку, словно корсет, затем еще один слой странной то ли бумаги, то ли фольги с кармашками, в которые засыпали лёд. Предложили обезболивающего, но боли были лишь при глубоком вдохе, поэтому таблетки забрал Бернардо, на всякий случай. Клементе относился к этому спокойно, крови нет, сознание не потеряно, а всё остальное решаемо.
Телохранитель Фредо помог сойти с арены, внизу их ждал второй, а так же вновь появился Дэнни, знатно матерясь из-за пропущенного боя, капо рассмеялся на его шутку про Джета Ли и тут же пожалел об этом. - О да, ты многое пропустил. Ну ничего, может кто на мобилу записал, самому любопытно теперь. На самом деле Фредерик уже думал над тем, как быстрее восстановиться, а затем нагрузить себя спортом. Черт возьми, ему всего-лишь сорок два года, а он стал сдуваться на десятой минуте, это было не дело. В одном он был доволен, что выложился на полную.
В ответ на вопрос Гвидо про дочь, Фредо пожал плечами. - Пар решил выпустить, после месяца отпуска. С легкой улыбкой ответил он. Оно было отчасти правдой - в каждом мужчине накапливается энергия и если она не выплескивается в нужное время и в нужном русле, то выстрелит в любом другом.
Войдя в подсобку, увидя его Спайк тут же бросил: - Что, пришел за добавкой, макаронник?
В ответ на это Клементе лишь усмехнулся. - Гордишься тем, что сломал пару костей противнику не в твоей весовой категории, да еще и стулом его добить хотел? Это лишь показывает твою ничтожность. Похоже когда им брили голову, срубили половину мозгов, раз они до сих пор не могли определить своё положение в пищевой цепочке, огрызаясь на каждого члена семьи, который входил в помещение. Верхом их унижения была надпись на лбу, оставленная Гвидо.

Отредактировано Frederick Klemente (2015-10-30 00:43:57)

+9

119

Джентльмен? Полез как Дон Кихот на мельницу только без пики и коня, а вместо этого дыра в боку и «мельница» какая-то нетрезвая. То, что подоспел еще один защитник женской чести, и даже прикрывающий его самого было на руку Пеллигрини, а не на совесть и мужскую гордость, что не смог закончить дело сам. Усмехнувшись, представляя, как вытрезвило толстяка носом по керамическому горшку, а потом походу руки пришедшего в «глубину» сортирного мира. Осталось лишь хлопнуть ладонью о руку напарника в борьбе с одним из трех толстяков, и будет закреплен феерический конец сегодняшнего вечера.
- У вас карма притягивать вот таких, - кивнул в сторону сидящего на полу жирдяя, - к себе. – Константин вернулся в туалет, подобрал куртку, набрасывая на печи. Привередничать о чистоте одежды сейчас было не время. Но опять немного повело, и почувствовал подставленное плечо незнакомца. – Вовремя. А то на кафеле был бы весьма красивый коврик, - он глянул на Ливию, переводя взгляд на ее подругу, которая была на грани если не истерики, то шока точно. – Не привыкли к такой обстановке?
В кармане штанов оказался как нельзя кстати пакет со стерильными марлевыми квадратами, что он вытащив, просунул под повязку, чувствуя как пальцы скользят по крови, уже медленнее вытекающей из раны.
- Не плохо. Говоря конкретными определениями – хреново. Ну я не умираю, - слабо улыбнулся уголками губ, смотря куда-то за спину девушек, ловя взглядом Ронни, который разнимал тоже очередных сцепившихся, - сегодня у всех открылись не те чакры и одновременно кулаки зачесались. Спасибо, - приподнял руку, положив на плечо незнакомца, слегка сжав, - Пилигрим. По логике бы, но нет. Иллюминат.
К ним прорывались сквозь топу зевак, которым сегодня было просто изобилие на зрелище, охранников. И с другого конца обернулся его друг, ударом укладывая в пол буйного клиента, которого тут же под белы ручки стали уводить прочь из зала. Сам же Ронни протискивался к ним, понимая, что по идее Константино уже давно должен был быть вне этого всего, а он стоял с кем-то, при этом еще умудрялся не свалиться.
- Идиот скорее, но остаться равнодушным, когда женщин нагло втирают в кафель – я не могу. Спасибо, - кивнул он, провожая Сонни, - Я сам себе доктор, и сделаю тоже молча экзекуцию. Предпочитаю доверять себе. Скапризничаю, скажу Хочу. Но мне бы до ближайшей аптеки, и если вас не смутит полутруп на заднем сидении, то не откажусь от такси с такими очаровательным эскортом.
- Куда опять влез?
- В рыцаря играл, - отмахнулся от друга, который кивком поприветствовал девушек.
- Твою мать! Ты… - цокнув языком, Ронни поднял сумку, что Костя бросил возле двери, положив руку итальянца себе на плечо.
- Угу, я. Ты угадал.
Ты доедешь?
- Не поверишь, у меня сегодня такси с высшим пилотажем. Я принял предложение двух очаровательных нимф, что стоят перед тобой, и они довезут меня куда скажу.
- Пошли на стоянку. Показывайте дамы, где положить это тело. А то чую не выйдет он отсюда.
- Выползу.
Девушки замешкались, и мужчины пошли на улицу, все также пробираясь сквозь все прибывающих. Дверь проще было оставить открытой, иначе петли просто сотрутся в пыль – столь часто ее открывали и закрывали. Машину знакомой незнакомки он увидел не сразу, лишь пришлось чуть пройти наугад в сторону, и вот она красавица, которой ему едва не отдавили руку.
- Справишься?
- Я еще кофе сварю, а ты справишься. Спасибо за вечер, - перехватил сумку, услышал, как позади застучали каблуки по асфальту. – Иди. Созвонимся завтра.
- Давай. – Обратившись к дамам, Ронни хлопнул Пеллигрини по плечу, - не слушайте его. Довезите куда надо. А лучше в больницу.
- Я тебя туда упеку, умник. Исчезни. Больше говорим, больше первой отрицательной надо будет искать. А я как-то не горю желанием сравниться по бледности с больничной кроватью.

Выход из квеста

+7

120

Выпить. Сонни и сам с удовольствием пропустил бы ещё стопку - та, что он поднял в компании Агаты и Кристы за знакомство с последней, как-то уже повыветрился, попёртый из организма подкипевшим во время последних событий адреналином - начиная от того, как Фрэнк познакомил свой кулак с носом Фортуно-младшего, потом Криста и знакомство её кулачка с чьим-то ещё носом, ещё одно мимолётное знакомство в женском туалете, и заканчивая вот этим вот подвальным знакомством с друзьями Ларри-Шурупом, один из которых был связан, а другой - Гвоздь. В определённые моменты жизни бывает так, что тебе приходится каждые пять минут встречаться с кем-то новым для тебя, и эти вечера знакомств, признаться, выматывают... да и с Кристой как-то уж очень быстро им пришлось друг друга "узнать получше". В общем, круговорот событий Пульса захлестнул так, что слегка замутило...
- Ага, расскажи мне об этом... - проворчал Сонни. О хреноте в женском тубзике. Сомнительно, правда, что она там так долго творилась, что Агата и Криста ту же самую увидели, но всё равно, многое теперь встало по своим местам... А не того ли "смущённого", кстати, Пульс в итоге головой в калоприёмник отправил? - А я вас, наоборот, в женском искал. Девчонок смущал. Разминулись... - хмыкнул Сонни, коротко отчитавшись и о своих приключениях. Очень похоже было, впрочем, на то, что они ещё даже и не окончились; может, большинство людей очень уж странного ничего и не заметили, но намётанный взгляд Пульса быстро цеплялся и за перемены в лицах, и за тех, кто их провоцировал, и за ладони, словно случайно уходившие под полы пиджаков... тут не то, что растерянность - происходило что-то серьёзное; и как раз те, кто надо, были сосредоточенны, а не растеряны - Сонни тоже посерьёзнел. Круговорот, оказывается, ещё не закончился.
- Не знаю. Похоже, что наши ребята с нацистами этими что-то не поделили... - и почему только это не удивляет?.. Мутные они какие-то ребята - и все эти, "Братство", и другое там наследие Муссолини и Гитлера, да и прочие ККК, ребята мутные, но в тюрьме - с ними хоть договориться можно было (приходится, а что делать? С чёрными итальянцами договориться обычно труднее) эти выглядели как-то по-особенному отморожено, ничего, кроме неприязни, не вызывая.
- Ну что, проветримся, может?.. - взглянул на Агату, когда босс зачитал накосячившему (и сильно, видимо) нацисту свой приговор, предлагая его, собственно, и исполнить - пока в Барракуде не приключилось что-нибудь ещё. - Мы это сделаем. - увидев кивок Агаты, объявил Пульс, принимая Спайка из крепких "объятий" Беппо Горлеоне и ещё кого-то, руки ему связывая каким-то проводом (с ближайшей лампы, судя по всему). И, точно так же, как другие ребята, ненавязчиво ткнул его стволом пистолета под лопатку, выводя его в коридор подсобных помещений: - Не дёргайся, а то домой пойдёшь ещё и с простреленной жопой... Подгонишь машину к чёрному ходу? - обратился уже к жене. Не через зал же опять дефилировать при всём честном народе с такой рожей и в такой компании, да с пушкой в руке? Так что, пропустив более шуструю Агату вперёд, Сонни, неторопливо и статно, как и положено конвоиру, повёл лидера "Белого Легиона" к выходу...

+6


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Inside the modern Colosseum