Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Inside the modern Colosseum


Inside the modern Colosseum

Сообщений 121 страница 132 из 132

121

Чертов Росси. Да чтобы она еще раз попробовала взывать к здравому рассудку! Вот не зря она плюют на претензии окружающих, касаемо дерзости и наглости: без этих качеств говорить не с кем и не о чем. Как говорится, не делай добра. Дэнни, безусловно, волнует репутация, да и, серьезно, как какая-то незнакомая девчонка осмелилась обворовать именно его? Каста и сама мысленно прозвала ее самоубийцей, но та явно не при делах, прямо-таки ходячий расходный материал. На таких-то он и отрывается, наверно, когда с утра с плохим настроением проснулся. И смех и грех.
- Вовремя свалил, - хмыкнула кубинка, медленно переводя взгляд на Юля. Больно он смахивал на заботливого папашу, о чем она корректно промолчала, пусть и сильно хотелось. Девочка, на удивление, продолжала трястись и молчать, а Ирэн обошла их, наблюдая за новой парой бойцов на ринге. - Ни одной ставки еще не успела сделать, это дурдом какой-то. - Хотя, Мартин не был в курсе ее приключений в стенах Барракуды, может, расскажет ему как-нибудь, за стаканчиком горячительного. - Кстати, ты ведь выиграл бой, так? - Она обернулась и показательно ухмыльнулась, мол, а победа-то с подвохом. - Значит, выйдешь еще раз. Вон, вывели победителей.

Оставив татуированного наедине с его знакомой, брюнетка уже не так активно поплелась к барной стойке, делая привычный выбор. Наблюдая за боем, она вспомнила о Малво, запертом в холодильной камере на кухне. Интересно, он еще сидит там? Манцони не казался ей кровожадным, даже при всей его суровости; наверняка нашел выход из ситуации, не сдав, при этом, Майклу. Во всяком случае, она на это очень надеялась, не хотелось вот так сразу вычеркивать Мартина из списка более-менее надежных людей, - он и так был весьма коротким. Размышления прервало увиденное: итальянец, собственной персоной, стоял с противоположной от бара стороны, занимаясь, в общем-то, тем же самым, что и Каста - просмотром. Она было хотела подойти, но в последний момент передумала, отчего-то решив, что это плохая идея. Возможно, чуть позже спросит, что там да как с Джеком.
- Пойдем, док зашьет бровь, - подхватила Юля за локоть. - У него и без тебя сейчас будет много работы, не успеем. - Про Эшлин, в принципе, Ирэн уже позабыла, поэтому повела Мартина за собой в сторону раздевалок. Усевшись на скамью, вытянула ноги и поставила рядом с собой стакан с виски. - Твоя подружка с мозгами совсем не дружит, Дэнни прав, - честно сказала кубинка, пожав плечами. - Ты пригласил? Чего не рассказал про местный контингент? При ее пугливости, она и без воровства уже могла закончить где-нибудь за углом. - Он-то сегодня дерется, занят время от времени, а она явно находилась «не в своей тарелке», хрен знает, кто мог этим воспользоваться. Большая часть гостей уже под высоким градусом и почти невменяема в силу происходящего. Впрочем, Каста уж точно ей не нянька.
- Видел этих монстров? Размажут тебя, - усмехнулась девушка, запустив пятерню в волосы и наблюдая, как доктор приводит дилера в порядок. - Если, конечно, ты снова не выкинешь необычайную глупость, - добавила иронично, отпив виски.

+5

122

Когда все заинтересованные лица собрались в подсобке, то нацисты уже перестали вырываться. Даже своим невеликим разумом Спайк и  Дафф уловили логическую цепочку – когда они начинают выпендриваться, то Беппо начинает колошматить их своей бейсбольной битой. Рычать и огрызаться сторонники расовых чисток и фанаты геноцида, впрочем, не переставали – хотя уже и с меньшим энтузиазмом, исходя более слюною, чем ругательствами.  – Эти хмыри сюда втроем приперлись, остальных тут нет. А где они – скоро будем знать. -  ответив Гвидо, Ринальди принялся наблюдать  за процессом символического наказания, совершаемого над Саймонсом. Впрочем, как оказалось, не совсем символического – дон мафии не только сделал на лбу вожака легионеров определенную надпись, но и велел отправить его в район, где  ему мало бы обрадовались даже и без такой провокации. Говоря прямо, если драчливый скинхед вернется  из негритянского гетто живым, то  ему надо вознести весьма длинную благодарственную молитву. Христу, Вотану, гитлеровской собачке Блонди – или кого он там почитает. – Я тоже не поклонник гуталинов, но на мне ничего не рисуй. –  шутливо заметил Майкл, поглядев на Монтанелли. В душе ему не слишком нравилось, что они отдавали белого человека в руки этим гамадрилам – еще потом обнаглеют и решат начать гнать свою хуйню по поводу дискриминации и прочего. Их обычные аргументы, когда желают чего-то отжать или получить на халяву. Однако этого вожачка вшивого, в конечном счете, жалеть было нечего – хотел бы с ними дружить, все устроилось бы лучшим образом. Да и не спорить же из-за этого подонка, коли босс Семьи, глава всего клана Торелли, решил его судьбу? Что касается же остальных – вернее остального, Даффа – то тут уж консильери решил распорядиться сам. Больше всего хотелось прострелить этому тупому быку башку – однако нельзя испражняться там, где живешь. Да и если его замочат сразу же после визита в "Барракуду", где множество народу видело арийцев в компании гангстеров – выйдет грязно. Они как-то с Фрэнком схалтурили, довольно щумно и топорно увезя и замочив бывшего владельца "Доллз", Джеки Рубинштейна. Потом пришлось заметать следы и принимать разные меры предосторожности. – Никто не скажет, что в моем клубе ему не оказали сервис по высшему разряду. Доставьте этого верзилу в "Арену" и,знаете… Оставьте ему еще парочку знаков нашего гостеприимства. Беппо понимающе крякнул и ласково ощупал свой любимый предмет спортинвентаря. Затем, вместе с Альберто, потащил прочь что-то гортанно выкрикивающего  Даффа – а Саймонс, в неком ступоре после грозного приказа Гвидо, все ощупывал свой лоб с начертанным лозунгом. -  Пойдемте отсюда? – уже не обращая внимание на усмиренных буянов, Майки-бой вышел в зал. Там вовсю праздновали победу Алой Маски над Годзиллой. В удачливого и загадочного бойца летели все те же красные цветы, а также кружевные трусики и бюстгальтеры разошедшихся девушек. Некоторых из них начали лапать взбудораженные таким поведением мужчины, кое-где были затеяны небольшие потасовки –  а финалист, тем временем, так и не сняв своей карнавальной личины, пил с поклонниками через трубочку шампанское. В общем, поединок вышел на славу – и выполнил свою главную задачу, отвлекая публику от ситуации с мобстерами и бритоголовыми дуболомами. – Отличный он драчун. У него и в подставных боях полно поклонников, говорят, даже фан-группу в интернете уже слепили. – довольно произнес советник, кинув взор на своих коллег. В сущности, многие из звезд подпольных боев принимали участие и в официальных – почему не отдохнуть от побоев и не попрыгать по рингу, потешая зрителей красочным шоу? – Как ты? После  ранения еще такая заварушка… - покачав головой, Ринальди повернулся к Фредерику. Затем же перешел к делу, сильно понизив голос. Он был уверен, что история с их выстриженными под ноль знакомцами вряд ли закончилась. Они были слишком неадекватны, чтобы понять даже такие весомые намеки, какие им сделал Гвидо. Сами их кульбиты в клубе показывали, что отморозки живут в своем параллельном мире, где круче их были только яйца. – Я подозреваю, что эти херы не образумятся – и решать с ними вопрос придется конкретно. Когда зашли в ВИП-ложу, жестом продемонстрировал как – сложив пальцы пистолетом. Усмехнулся, вспомнив набивший оскомину штамп из вестернов. – Как говорится– этот город слишком мал для нас двоих. Развить эту тему не удалось – потому что к их столу уверенным шагом двигался никто иной, как Уэбстер. По каким-то причинам продувной политик загорелся мыслью побеседовать с тем, кого считали негласным хозяином теневого мира города. Было ли для чиновника мудрым решением еще теснее впутываться в отношения с представителями криминалитета – другой вопрос, но Майк  не стал отказывать этой весьма полезной личности в одолжении и обещал  познакомить его с крестным отцом.
-  Позвольте представить Вам Рональда Уэбстера, советника губернатора штата по инфраструктурным вопросам. Гвидо Монтанелли, Фредерик Клементе, Дэниель Росси. Выходец из Нью-Йорка, протягивая свою наманикюренную пятерню для рукопожатия, проникновенно начал.- Мистер Монтанелли, для меня это честь…  Тем временем, вернувшийся к прежней бодрости рефери готовился вызвать на поле битвы следующую – предпоследнюю – пару. Дружелюбно помахивая передним рядам бутылочкой пива, он орал в свой рупор – словно стыдясь прошлой робости. -   Схватка века! Сейчас решится, кто же из оставшейся двойки будет оспаривать у Алой Маски чемпионский пояс. Встречайте – страшный ветеран из джунглей, Каванга-Тарзан! Разделавшийся с самураем чернокожий качок вышел вперед, живописно играя бицепсами. Вместо набедренной повязки на нем были теперь какие-то тигровых оттенков шорты. – И – сюрприз этого вечера, Мартин "Психопат-с-Ножом" Ююююль! Довольный собственной шуточкой конферансье захохотал – и вслед за ним громыхнул и зал.

Agata Tarantino, Sonny Pulsone

Когда в подвале появился новый персонаж с пушкой наперевес, то Шуруп с Гвоздем как раз мучительно пытались осмыслить заявления схваченной женщины. Ринальди-младший им ничего о ней не говорил  - но разве можно так нагло блефовать? По сути, вошедший Пульс разрубил для них Гордиев узел, определив дальнейшую линию поведения. – Ты видишь, это же Сонни Пульсоне? И он тоже меня знает. – когда новоиспеченный солдат обратился к Скруппе, он аж раздулся от гордости – пересилившей даже заигравшее очко. Поспешил, размахивая своим собственным стволом, заверить большого человека, что все порядке. – Агата? Да мы вообще не в курсах! Нас тут просто стеречь поставили, ну вот мы и… Ща отпустим… Для дальнейших излияний на тему крутому налетчику не хватило вокабуляра – и он, жопой чуя, что иначе можно попасть в беду,  размотал мешок. Затем покровительственно хлопнул стоящего рядом товарища по плечу. Раз Сантино о нем спросил – надо было отрекомендовать должным образом. – Да это один парнишка толковый, Гвоздем кличут, он со мной. Не оценивший такой заботы друг немедленно вскинулся, пихнув коллегу локтем – Ни хрена я не с тобой! Сонни, меня Бобби Манандра зовут, мы с Ларри держим пару темок для Ала. Затем, перехватывая у Шурупа инициативу, указал на опять начавшего жалобно мычать коммерсанта. - Вот этот говноед владеет массажным салоном и задолжал Алу за крышу. Мало того  - еще и тайком поставил у себя покер-машины в задних комнатах и с них тоже не платит! Когда Сантино с освобожденными девушками уже уходил,  Скруппа крикнул ему в спину. – А может выпьешь с нами, Большой Пи? И довольно гоготнул – вот, мол, не только сумел наладить связи, но и аккуратно польстил вышестоящему, придумав ему почетное прозвище. Однако дверь безжалостно захлопнулась – и двое героических бандитов опять остались одни. Если не считать спеленутого бизнесмена. – Сходить за бухлишком, чтоль? - наконец протянул Манандра, почесывая под мышками. Однако Шуруп его не слышал  - он вытаскивал кляп изо рта предпринимателя, начавшего отчаянным морганием демонстрировать свое желание сделать заявление. Когда  кожаная груша наконец была удалена, решивший обогатиться на сомнительных интим-услугах и игорном деле субъект с наслаждением размял свои затекшие челюсти. А когда те перестали хрустить – то высказался, голосом, в котором звучало истинное отчаяние.
– Ладно, я отбашляю, сколько скажете! Только избавьте меня от своего, блять, общества – иначе скоро мозг вытечет! Подчиненные Альберто оглянулись, затем солидно покивали. Скруппа достал из кармана сотовый. – Это верно, вытек бы – мы бы тебе всю черепушку раздробили… Ладно, харе пиздеть тут, буду звонить Альберто...

Отредактировано Michael Rinaldi (2015-10-30 15:32:04)

+9

123

Дэнни, вроде, слегка успокоился. По крайней мере, в какой-то момент перестал напоминать танк, прущий напролом. Юль удовлетворенно покивал, наблюдая за тем, как итальянец упорно игнорирует Касту и тихо ухмыльнулся на похвалу Росси:
- Спасибо, да. Это же гребанное шоу, - Мартин вместе с капореджиме замер на пару секунд, наблюдая за происходящим на ринге, но, когда итальянец пошел к рингу, повернулся к Ирэн. – Тут сегодня реально все немного поехали крышей.

Хотя, вся эта херня начала твориться еще до его боя с Костеллано, так что теперь было лишь продолжение. Да, шоу продолжается и никак иначе. Вместо ответа о победе, Мартин повернулся к Эш и выжидающе уставился на девчонку, но потом вновь отвлекся на происходящее на ринге. За это время Каста успела ретироваться и Эш, как оказалось, тоже, чем подкинула еще дровишек в костер общего раздражения. Он попытался высмотреть ее в толпе, понимая, что времени на ее поиски у него уже нет и, в конце концов, отвлекся на вновб подоспевшую Ирэн, которая подхватила его за руку и потянула к раздевалке.

Док, к удивлению, все еще торчал там и ждал его, хоть и был явно недоволен такой задержкой, за что пришлось извиняться. Когда тот, наконец-то, дорвался до своих обязанностей, девчонка решила выяснить, с какого перепуга Юль полез заступаться за Эш.
- Она мне не подружка, - недовольно отозвался тот, поморщившись от манипуляций колдующего над ним мужика, и покосился на Касту. – Давай, без лекций, окей, мамуля? Уверен, она уже мчится домой. Здесь, кстати, еще и не такие огребают, так что – что толку? Ей было любопытно, напросилась и я согласился. Мне не жалко.

Разговор снова плавно перешел к его бою и дилер на минуту задумался. Собственно все, включая его самого, прекрасно понимали, что он рано полез на ринг. По крайней мере, в этот вот турнир. У него, конечно, вообще никогда не будет такого охуенного костюма, сворованного из маскарадной лавки, да и вообще он далеко не профи. Ну, да, победа у него была довольно поганенькая, но он и сам не был застрахован от подобной хуйни. Не факт, что итальянец не пырнул бы его, подвернись ему такая возможность.

- Пережрали анаболиков, - в той же ироничной манере, что и сама Ирэн, заметил Юль, в очередной раз морщась. Впрочем, док уже заканчивал и скоро уже лепил пластырь. – Да нахрен он мне, сейчас все равно бесполезно.
Тот неопределенно пожал плечами и поспешил на выход, в дверях столкнувшись с кем-то из парней.
- Мартин, вперед.
- Щас, иду, - он махнул и поднялся, бросив взгляд на Касту. – У тебя еще есть время поставить.
На ринге его ждал тот самый чернокожий Тарзан, мать его, в каких-то леопардовых трусах или что-то такое, но один только вид этого быка заставил Мартина нервно усмехнуться. Ладно, если раунд продержится, то будет молотком, на большее он уже и не рассчитывал. Шоу плавно перетекало в пародию. Хотя, финал, наверное, будет достаточно зрелищным.
- Заточки тут будет маловато, - пошутил кто-то за спиной и Мартин даже не смог улыбки сдержать, кивая подоспевшему рефери.

+8

124

Можно было похвалить Андреоли за ее отказ устраивать свой балет с умирающим лебедем после выходки того здоровенного бородатого пьяницы, после которой женщину, несмотря на ее всевозможные попытки показать, мол, нормально все со мной, все же потряхивало. И Берн было не привыкать к тому, что за свое желание оказать хоть какую-то поддержку она получала от итальянки отворот-поворот; как и не привыкать к своему раздражению в ответ на все это, несмотря на понимание ситуации, состояния и прочее, прочее, прочее.
- Ну, вот и хорошо, - отчеканила и бросила в сторону Ливии, уперлась лопатками о стену, складывая руки на груди. Блондинка и сама начала чувствовать слегка пробирающую дрожь и упадок всяких сил да терпения, голова начала гудеть от выкриков с разных сторон и шума, доносящегося со стороны ринга. – Теперь ты вся им провоняла, - конечно, это было не особо заметно, но на волосах молодой женщины и одежде все же остались запахи дешевого табака и тех чесночных сухарей с бара, подающихся закуской к выпивке. – На, возьми. Это конечно не особо поможет, но шею лучше вытереть, он тебе ее всю обслюнявил, - достала из сумочки небольшую упаковку влажных салфеток и протянула ее в руки Андреоли. И пусть только попробует и в этот раз деловито да гордо от нее отмахнуться.
- Скорее, отвыкла, - усмехнулась, ответив раненому бойцу; действительно, раньше она на пару с Ливией (впрочем, и не только с ней) частенько попадала в различного рода происшествия, которым и не удивлялась никогда особо. Конечно, и сейчас неприятности не обходят стороной Рикардс, но чтобы наваливаться скопом в один вечер - давненько не было такого. С прошедшего лета, по крайней мере, точно. – Справимся, конечно, - ответила второму итальянцу, махнув рукой. Хотя, по правде сказать, первое, что хотелось сказать после ухода Сонни, было «а что делать дальше-то?». Слава богу, на этот немой вопрос довольно-таки быстро ответила Ливия и вновь заставила блондинку впасть в секундное замешательство; с одной стороны, она была далеко не против прокатиться хоть куда, лишь бы проветрить мозги и выйти из душного помещения на свежий воздух. Да и помочь раненому спасителю итальянки нужно было, что ж, не люди они что ли. Но с другой стороны, что-то ее все-таки останавливало.
- Я на вашем месте послушалась бы ее, - указав на Ливию, произнесла Берн, сама не веря себе, что сказала такое; но у ее подруги и вправду было стоящее предложение решения кровоточащей проблемы. – Врач быстрее подлатает рану, и вам от этого хорошо, и нам тоже польза – будем меньше за вас переживать, - хотя попробуй доказать обратное с проснувшимся геройством мужчине, который, очевидно, в любом случае все равно поступит по-своему – упрямству в таких случаях представителям мужского пола не занимать.
Когда Пеллигрини вышел, Берн кивнула Ливии, мол, пошли, и, пропустив ту вперед, двинулась сквозь шумящую и взбудораженную прошедшим боем толпу, который женщины не по собственной вине взяли да пропустили.
- О, - увидев за барной стойкой Касту, блондинка остановилась и дернула за запястье подругу. – Ты иди, я догоню тебя.
Подойдя к кубинке ближе, молодая женщина коснулась плеча той и встала рядом, ненароком отталкивая бедром стоящую рядом явно поддатую красотку в мини-юбке, похожей на то, что продается в отделах Картерс.
- А твой дружок сегодня отличился, - улыбнулась, посмотрев на ринг и вновь увидев на нем вызвавшего такой ажиотаж у зрителей Мартина; попросила у бармена плеснуть себе стопку текилы, так, на дорожку. – Я поеду сейчас, - не стала вдаваться в уточнения и рассказывать все, что произошло ранее. – Расскажешь потом, чем тут все закончилось, ладно? – и, опрокинув в себя текилу да закусив ее лаймом, Рикардс двинулась к выходу и, умудрившись не потеряться во все пребывающем потоке людей, выбралась на свежий воздух.
- Лив, а теперь напомни мне, сколько ты сегодня выпила, - увидев, что боец и брюнетка направляются к красной иномарке, Рикардс посмотрела на все это с недоверием и подумала, что Ливия вряд ли в состоянии сейчас садиться за руль. Хотя никого сейчас это в должной мере не волнует.
Перехватив по пути к автомобилю белокурые волосы рукой, Берн приподняла их, оголяя шею и чувствуя на ней приятные касания прохладного ветра.  - Так куда мы все-таки едем?

Отредактировано Bernadette Rickards (2015-10-31 15:38:05)

+8

125

Брезгливо скривившись после слов подруги, так любезно заметившей, что ей передалась мерзкая смесь из запахов бородатого бугая, Андреоли резко схватила из ее рук влажную салфетку и, подойдя к зеркалу, начала наспех обтирать ей шею, где, по словам Рикардс, ее успели обслюнявить. Желание поскорее отправиться в душ, чтобы смыть ощущения чужих нежелательных прикосновений к своей коже, не покидало и саму Ливию, но поддаваться переживаниям она не хотела. Поэтому переборов себя, она постаралась взглянуть на ситуацию без лишних эмоций. В конце концов, ничего же не произошло. Она цела и невредима, и вряд ли кому-то, кроме нее, передастся ее жуткое состояние, если она сама же этого не продемонстрирует. Так что, долой сопли. Сто грамм, и напряжение как рукой снимет.
- Угадал, ага, - отмахнулась от вопроса Пульсоне насчет того, что здесь делал этот обмудок. Подглядывал он или нет, похоже, Пульсу это было не так важно, главное, что помахаться успел - нашел очередной способ выплеснуть свои эмоции. Благодарность за это отменять, конечно, не стоило, но Ливию, честно говоря, удивило, как быстро он определил, кому стоит ввалить. Или просто повезло?
Но если уж говорить о невезунчиках, то сегодня победитель в этой номинации был, безусловно, тот самый раненный боец, чьего имени она даже не успела запомнить. Зато кличка у него был, оказывается, яркая - Иллюминат. Не поинтересоваться насчет ее происхождения Ливия не могла. В своей привычной манере, конечно:
- Ты с секты что ли какой-то? - глянула на него через отражение в зеркале, продолжая приводить чуть растрепавшиеся волосы в порядок. Недовольно поморщилась, когда парень, снабдив фразу яркими метафорами, сообщил Сонни, кто же все-таки тут пострадавшие, и из-за чего конкретно началась потасовка. - Агаты здесь не было, Пульс, - поспешила оборвать начатую тему. - Иди поищи ее, мы сами тут уж справимся. Все уже в порядке. Спасибо, - и слава богу, Сантино был не из тех, кто любит поболтать, поэтому он довольно быстро оставил их в уборной одних, и они смогли договориться, куда и как поедут дальше. Мужчина, на удивление, не стал выпендриваться и согласился превратиться в их пассажира до ближайшей аптеки.
- Не смутит. Только рану зажми хорошо. Салон жалко, - взглянув на него, повернувшись, она улыбнулась. - Дойти сам сможешь? - не исключено, что выйдя за эту дверь, не в силах больше храбриться перед девушками, он свалится с ног. Ливия, конечно, не свою кандидатуру в опору предлагала, а имела в виду, что в таком случае позовет кого-нибудь из охраны. Но этого делать не пришлось. На помощь подоспел какой-то его приятель, освободив женщин от надобности искать подмогу в этом деле.
Приведя себя окончательно в порядок, вернув себе самообладание и убедившись, что ничто не выдает ее пережитые волнения, Ливия наконец осталась довольна своим отражением в зеркале и, подхватив сумочку со столешницы, глянула на Берн. - Идем? Я в порядке.
Оказавшись в общем зале, они заметили, что его уже успели немного покрушить - так над перевернутыми столами у самого ринга сейчас колдовали ребята из обслуги, пытаясь привести их в прежний вид. Двигаясь к выходу, Андреоли обвела зал беглым взглядом: столик руководства Арены магическим образом опустел, а в вип-ложе по-прежнему гордо восседали Торелли, к которым присоединился тот самый Уэбстер. Настроение было настолько убито, что даже не хотелось тратить силы и эмоции на новые знакомства, пускай, которые и запланировала еще в начале вечера. Занятая своими наблюдениями, она небрежно кивнула подруге, отпуская ее, когда та захотела отлучиться, и сама остановилась у противоположного конца бара.
Вечер выдался какой-то воистину отвратительный. И даже очередная порция виски, увы, не скрасила осадок после случившегося. От ревущей толпы разгоряченных потных неотесанных мужиков начинало не на шутку воротить. Как и от общей обстановки всего заведения. Хоть убей, но Ливия так и не прониклась прелестью боев без правил. И даже азарт со ставками ее не захватил. Было единственное желание побыстрее убраться отсюда и больше никогда не переступать этот порог. Но, взглянув еще раз в сторону ложи, Андреоли переборола себя и во избежании всяческих пересудов ее побега, решила, что лучше будет, как ни в чем ни бывало, попрощаться. Поэтому, залпом допив последние капли в своем бокале, она твердой поступью направилась к администрации Семьи.
- Мы с Берн уезжаем, - сообщила всем без особых разъяснений причин. Они тут вряд ли кого-то волновали. И невооруженным взглядом было видно, что в их компании никто не нуждался. Без лишних эмоций, дежурно и в некоторой спешке поцеловав каждого на прощанье, она махнула напоследок рукой, по привычке задержала взгляд на интересующем ее Уэбстере, с которым столкнулась глазами, и спустилась обратно в зал, где ее уже ждала Берн. Заметила, конечно, несколько помятый вид Фреда, но расспрашивать все равно было снова не к месту. Да и желания задерживаться, правда, совсем не осталось.
На улице возле ее машины их уже ждал раненный воин. Ливия щелкнула сигнализацией и даже открыла для него дверцу:
- Можешь сесть вперед, здесь удобнее, - Рикардс же таким образом она предложила забраться назад, не преминув удивиться дурацкому вопросу насчет алкоголя в ее крови.
- Мамуля хочет прочитать мне лекцию о нетрезвом вождении? - усмехнулась, повеселев. Свежему воздуху удалось немного развеять ее дурной настрой, а порция алкоголя, которую она напоследок закинула в себя, ясное дело, прибавлял уверенности в собственных силах. - Пристегивайтесь. Прокатимся с ветерком. Жаль у нас нет мигалки... Мы ж сегодня вместо Скорой, - посмотрела на итальянца и, дернув переключатель скоростей, стала выезжать с парковки.

П.С. На моей памяти, это самый крутой квест! Всем спасибо, было интересно;)

+8

126

В подсобке собралась интересная компания. И происходили интересные вещи. Взять, допустим, раздетого Спайка с надписью "я ненавижу ниггеров" на груди. Я усмехнулась, представляя какого ему оказаться в компании, скажем, Солнечных.
А в следующую секунду подобное предложение к действию поступило от Гвидо.
- Ну что, проветримся, может?.. - выдвигает свою кандидатуру Сантино.
- Без проблем. По пути домой закинем его - "по пути" это, пожалуй, я погорячилась. Нам придется прописать большой круг, но мы никуда не спешили.
- Подгонишь машину к чёрному ходу?
- Конечно - я быстрым шагом удалилась, проскакивая через зал, где Алая Маска отмечал свою бесспорную победу. Слышались хвалебные речи в его честь, кто-то выпивал за него. Какие-то девчонки радостно визжали, а другие на победе Маски подняли хороший куш. Жаль я свой шанс упустила, так бы тоже поставила на него.
Я покинула клуб и оказалась на парковке, освященной фонарями и вывеской клуба. Достаю из сумки ключи и подхожу к своему пикапу.
- Что за черт? - мне сразу бросилось в глаза, что с машиной что-то не так. Постояв пару секунд возле нее и подозрительно оглядывая, до меня наконец дошло.
- Вот ведь пидорас - тот мужик в белом костюме, автомобиль которого я царапнула, спустил мне все колеса. Тайота буквально лежала, как выброшенный на берег кит на шинах-валиках.
Разозлившись, еще не отпустив ситуацию в подвале, я начала яростно матриться на испанском языке, пару раз хлопнув тачку по капоту.
- Мудила гребанный - пыхтя и ворча, став красной как костюм, я подхожу к черному входу. Сонни смотрит на меня с застывшим вопросом "где машина?". Не дожидаясь расспросов, отвечаю ему:
- Мало Криста тому червю всандалила, он, похоже хочет еще: проколол мне все четыре колеса - и я уверенна, что это он. Кто же еще мог затаить на меня обиду?
- Дай свои ключи - итальянец, выудив связку из кармана брюк, кидает мне ключи. И я опять, грозно стуча каблуками возвращаюсь на парковку, ища его БМВ. Я нажимала на кнопку сигнализации до тех пор, пока автомобиль мужа не пикнул мне в ответ. Далее я справилась быстро и подъехала к двери, где двое мужчин меня заждались. Хотя, насчет второго не уверена.
- Запихнешь его в багажник? Я пойду попрошу видеозапись с камеры наблюдения - и пока Сонни справлялся с нацистом, я вернулась в подсобку, чтобы попросить у охранника подготовить для меня запись с камеры, что смотрит на парковку.
- Можешь переписать номер машины, что стояла возле меня. Мерседес. Вот будь любезен скинь на этот номер смс-ой - я записала на бумажке свой мобильный и протянула парню.
Если белый червь думает, что за порчу моей Тахомы я не стану его искать, то напрасно. Обратный путь до машины я преодолела быстро, придумывая план расправы. Хотя еще не факт, что смогу найти тот злополучный мерседес. Мужик, похоже, не из этого города.
- Можно я поведу? - агрессивная езда - наше все. Я махнулась с мужем местами и выехала с парковки. Мое испорченное настроение выплескивалось на агрессивную езду. Жди, Сантино, штрафы.
На этом приключения закончились. Мы на минуту остановились в неблагополучном районе, высаживая пассажира. А затем рванули до дома, по дороге отмачивая шутки на тему как Спайк будет выбираться из гетто и сколько неприятностей найдет на свое разрисованное пузо.

ЗЫ: с Сонни выходим из квеста.

+6

127

- Больше слово «ниггер» вслух не произносим, - переглянувшись с Майком и Дэнни, в шутку прокомментировал то, что они сейчас увидели. Хотелось, конечно, верить, что их дон в действительности не был настолько толерантен, каким хотел казаться в глазах нацистов, что не говори, а славные парни в большинстве своем этим качеством не обладали. Фрэнк еще мог вести дела с черными, но дружить и приводить их в свой дом – этого уже представить не мог, и конечно ему насрать было на то, что кто-то избивал черномазых только за цвет кожи. Те ведь, как известно к белым терпимостью также не отличались. С той историей, которая связывала их на протяжении веков, помириться уже вряд ли когда-либо выйдет. Фрэнк считал их всех надо депортировать обратно в Африку, можно прямо с президентом-демократом, толку от которого не было совершенно.
Когда молодожены вызвавшиеся прокатиться до гетто, увели Спайка, а Беппо и Ал забрали его друга, оставшиеся гангстеры сочли нужным вернуться обратно в зал. Что бы ни происходило сегодня «за сценой» клуба, для тех, кто заплатил деньги и пришел посмотреть на бои, шоу должно было продолжаться. Пока хозяева Барракуды били в подсобке хозяев Арены, на ринге их бойцы также успели выяснить отношения, и там представители домашнего клуба вновь оказались сильнее.
- Не рано ли он празднует? – усмехнулся, отметив, как шампанское лилось рекой, - жаль не видели, - все вокруг только и говорили о том, как Алая Маска завалил Годзиллу, действующего чемпиона Арены, а ведь ставки перед началом боя были далеко не в его пользу, пожалуй, тут и в самом деле было, что отметить. – Фред, попроси у него пару уроков, чтобы в следующий раз так позорно не сливаться, - подколол, конечно. Учитывая разницу в весовых категориях, держался Клементе очень даже достойно, особенно для того кто все лето провалялся на больничной койке, не имея возможности тренироваться. – Блять, тебе к врачу точно не надо? – Положив руку на плечо капитану, Альтиери пожалел об этом, испачкавшись его кровью, и, по сути, только сейчас обратил внимание на замысловатый корсет, которым были прикрыты переломанные ребра Фредерика. – Скоро можешь скидку в лазарете как постоянный клиент требовать. На вот, выпей обезболивающего, - плеснул ему виски до самого края и протянул стакан. Затем повернулся к Майку, переходя уже к более серьезному разговору. – Не образумятся – завалим их, - хладнокровно рассудил андербосс, воспринимая этот так называемый Белый Легион не серьезнее чем простую уличную шайку. – Кого пошлем за деньгами? – говорил о тех сорока процентах, которые нацисты теперь были должны мафиози. – Может, Шурупа с Гвоздем? – Предложил и обвел взглядом парней. Эти два недоумка никогда не нравились Фрэнку, и если их прибьют нацисты, жалко, в общем-то, не будет.
Сидя спиной к залу, Фрэнк не сразу заметил подошедшего к ним Уэбстера. Пришлось отложить обсуждение дел и поздороваться с советником еще раз. – Как вечер, Рон? – обратился к нему, жестом приглашая присесть на свободное место. – Все понравилось? А где твоя… - не знал даже как назвать ту блондиночку, вместе с которой пришел Уэбстер. Фрэнк попытался найти ее взглядом, но должно быть тот пришел о делах поговорить. Ну, или же просто решил не афишировать своего знакомства (пускай и грядущего) с Гвидо Монтанелли, чье грозное имя то и дело упоминалось репортерами криминальной хроники.
Тем временем рефери громко объявил следующий бой, драться вышел Мартин Юль, при виде своего нового противника, здоровенного негра по имени Каванга-Тарзан, тот наверняка пожалел, что не лег в первом поединке, но бежать было поздно, прозвучал сигнал гонга и чернокожий громила, привыкший бить первым, пошел в атаку, а точнее побежал. Как локомотив, снеся Юля, он упал на него сверху и, начав бороться, все-таки сумел захватить его руку, чтобы заломить ее и провести болевой прием.

+5

128

Ну разве это не настоящая ирония? "I hate niggers" - если ты кого-то имеешь в этой жизни, против их воли, будь готов к тому, что ситуация может повернуться и иметь будут теперь тебя. Закон взаимной "любви". Другое дело, когда ты с кем-то по-дружески сотрудничаешь, но лысые этого не захотели понимать, теперь пожинают свои плоды.
Закончив с ними, Семья стала возвращаться в вип-ложу, через дверь уже был слышен рев публики и поздравительная речь конферасье обращенная к Алой Маске.
Фредерик утвердительно покачал головой, поддакивая Майку про "хорошего драчуна".
- Уже лучше, спасибо. Ответил он консильери, имея ввиду тот момент на ринге, когда тебе мнут бока, а ты ничего не можешь сделать. - Как говорится, до свадьбы заживет. Добавил он с легкой улыбкой. С удовольствием принял бокал с виски от Френка и жестом поблагодарил его.
- Да такими темпами я нахрен свою больницу открою. Разразился недолгим хохотом в ответ на подколы андербосса и в то же время смеясь над собой. В самом деле, пора уже всю грязную работу делегировать своим ребятам, а не брать всё это на себя.
Когда Майкл понизил голос, Фред навострил уши и внимательно его слушал, оценив жест с пистолетом.
- Да, мне тоже кажется они продолжат гнуть свою линию, когда залижут раны.
Тут уж как ни крути, интеллект таких тупиц был примитивен, поведение предсказуемым. Они были патриотами своей идеологии, чтобы выбить эту дурь, требуются годы обратной пропаганды, а Семье Торрели эти неудобства были ни к чему, гораздо проще и быстрее убрать ненужных пешек с доски.
Не успел ответить Майкл на вопрос Френка, про Шурупа и Гвоздя, как их разговор перебил советник губернатора штата, поздоровавшись со всеми, он как и подобает политику стал вести хвалебную речь с главой клана. Воспользовавшись этим, Клементе откинулся на спинку дивана, попивая виски и позволяя алкоголю сделать свое дело.
Подозвав Вико, он шепнул тому: - Позвони моему врачу, скажи что я сломал несколько ребер во время бейсбола, первую помощь оказали, а всё необходимое пусть он подготовит, я не намерен ночевать в больнице. Телохранитель понятливо кивнул и отошел в сторону, сделать звонок.
Тем временем на ринге Мартин Юль дрался со здоровенным нигером имеющим какое-то странное имя Каванга-Тарзан. Тарзан еще куда ни шло, но что такое Каванга, капо было невдомек. Наверное это слово имело африканские корни. Так или иначе, Фредо было интересно посмотреть, ситуация напоминала его бой с бритоголовым. Только Юль в отличие от Фредо был моложе и подготовлен в разы лучше.

НРПГ: Лив, я про тебя не забыл, в следующем посте упомяну ;)

Отредактировано Frederick Klemente (2015-11-03 16:02:41)

+7

129

Толерантность тут не причём - да и конкретно в "руки" кому-либо Гвидо Спайка не передавал, кроме, может быть, самого себя да господа Бога; с тем же успехом можно говорить о толерантности к крокодилам, если скинуть кого-то в реку, в которой они проживают. Как сытым будет тот крокодил, который первым доплывёт - так и останется довольным тот негр, который успеет дать ему по репе; Монтанелли не в угоду кому-либо это делал - если бы хотел порадовать Ракима, или ещё кого-то из его соседей, место назначения указал бы более конкретно. Не факт, впрочем, что сделать этого не придётся - нацисты, и впрямь, оказались крайне несговорчивыми элементами, даже по сравнению с представителями собственной породы (опять же, не зря их из Арийского Братства турнули, если у них действительно существовала какая-то связь). Ладно, будущее покажет - научит ли это их чему-нибудь, и доберётся ли Спайк домой... а пока что, что требовалось сделать - то было сделано. Гвидо сейчас больше волновал незавидный видок Фредо: что время провала, что время триумфа, были уже позади, а залечить раны так же быстро - явно не выйдет.
- Сколько рёбер?.. - как более "приближенный" к медицинской теме, Монтанелли задал Фреду вопрос более конкретный, поняв, что они оказались переломаны, разглядев корсет под его рубашкой. Не самое страшное, впрочем, что могло бы случиться, да и перелом не самый тяжёлый, срастётся быстрее, чем рука или нога, не так сложен сам факт перелома ребра - как его возможные спутники: кость, сместившись, может уйти внутрь, повредив внутренние органы, те же лёгкие, или ещё похуже... слава богу, что этого сейчас не случилось. А по сравнению с пулей - это ерунда...
- Придётся, видимо. - подтвердил слова парней, пожав плечами. Последнее китайское предупреждение о том, что выпендриваться на их территории не стоит, они получили только что через своего лидера - если и это не сработает, запугивать будет без толку. Чисто технически - завалить десяток деревенщин дело не слишком-то сложное, вряд ли они и огнестрельное оружие так уж прям хорошо держали в руках; сложнее сделать всё именно что "без грязи" - десять трупов это немало. - Уже?.. - переспросил Гвидо (надо сказать, за всем происходящим он в кои-то веки позволил себе потерять счёт времени) когда Ливия сообщила о своём отъезде, как раз когда Уэбстер направился к ним. Жаль, ей не бесполезно было бы с ним пообщаться, наверное. - Что-то случилось?.. Рад был  тебя поведать, передай Берн моё почтение. - приобнял Андреоли на прощание. И снова переключился на то, что происходило за их столом, с лёгкой руки сказав: - Отправляйте, кого считаете нужным... - Гвоздя, Шурупа, хоть Винтика и Шпунтика, это Монтанелли, скажем честно, не особенно и волновало - ребята лучше него разберутся в том, кого стоит отправить туда (хотя, по сути, это будет почти тот же трюк, что он провернул со Спайком - разве что у тех, при случае удачного преодоления "реки с крокодилами", будет шанс на реабилитацию в глазах андербосса, а может быть - даже и на некоторый подъём. Тоже тест на профпригодность, в общем - своего рода.
- Это взаимно, мистер Уэбстер. - сдержанно, но вежливо пожал Гвидо ладонь политика, встав навстречу. Без помощи Рональда сделать многое оказалось бы труднее, кое-что оказалось бы и вовсе невозможным, и при той перманентной неприязни в разной степени, что криминальные сообщества питают к политикам, да и вообще любым представителям власти, с Уэбстером пообщаться было, в определённой степени, приятно. Да и интересно тоже - хотя бы потому, что был он человеком из "другого" мира. Схожего чем-то с их миром, имеющие точки соприкосновения, но - другого. Собственно, сам Уэбстер и стал такой "точкой"... Рон поговорить о чём-то хотел, или просто так подошёл - почтение выразить?

Отредактировано Guido Montanelli (2015-11-03 15:00:37)

+6

130

Бритоголовый засранец даже после тесного знакомства с битой Горлеоне не умолкал, напомнив перевязанному Фредо о его унизительном поражении. Я, впрочем, таковым его не считал. Яйца нужно иметь размером с задницу бразильской шлюхи, чтобы попереть на такого борова. Тем более после ранения. Короче, я впечатлен был выходкой Клементе, думается мне, не меньше, чем все присутствующие в этой комнате. За исключением самих нацистов, разве что.
- Трое? А еще-то один ублюдок где? – услышав ответ Майки на вопрос Монтанелли, вскидываю брови. В подсобке я наблюдал только двух легионеров, и не оставлял надежды на то, что третьего уже пристрелили. Одним больше, одним меньше – считать их все равно никто не будет.
Но Гвидо проявлял завидное терпение при "общении" с бритоголовыми, подарив и тому, и другому возможность выйти из всего этого дерьма живыми. Возможность, в целом, была очень размытой, но, тем не менее, была. Оставив на лбу Спайка кричащую надпись, Монтанелли велел отправить того поглубже в  гетто и желающие это сделать нашлись сразу - Сонни и Агата, особенно не медля, вытащили брыкающегося нациста за дверь, оставив его друга в одиночестве напряженно ожидать собственной участи.
Ублюдку повезло, подумал я, оба они легко отделались. Наверное, причина такого снисхождения крылась в не желании организаторов устраивать кровавую бойню на глазах у всех людей, сегодня в «Барракуде» присутствующих. Понятное дело, публика была закаленной и к насилию, наверняка, уже была привыкшей. Но читать наутро в какой-нибудь жалкой газетенке о мафиозном беспределе,  – не будем делать вид, что никто ничего не знает, - никакого желания не было, учитывая тот ворох проблем, которые уже за нами тащился.
Да и хуй с ними. Мысленно послав к черту все это дерьмо и отвесив пару шуточек, по поводу терпимости босса к баклажанам,  возвращаемся к вип-ложе, попутно обсуждая грандиозную победу бойца от «Барракуды» над Годзилой. Всеобщего восхищения Алой Маской я не разделял, - Еще бы не слепили, - многозначительно закатив глаза, потянулся к пепельнице, удобнее устраиваясь на диване, специально располагаясь к арене спиной, - Народ от этих клоунов ряженных в два раза больше тащиться. А они специально на себя кучу барахла понавешивают, чтобы внимание соперника отвлекать, - Подтвердил сказанную мною очевидную вещь, указав себе за спину мизинцем, предполагая, что попаду в сторону отмечающего победу Маски. 
Тут как раз и следующий бой объявили, в котором снова Юль участие принимал. Обернулся на минуту, чтобы посмотреть на соперника дилера и, оценив взглядом огромную тушу Каванги-Тарзана, усмехнулся. Даже если Мартин снова за оружие схватиться, то ему явно понадобиться что-то посерьезнее заточки. Внимание отвлекает подошедшая Ливия, спешившая сообщить, что уезжает. Безразлично целую итальянку в щеку и, проводив ее взглядом, вместе с остальными присоединяюсь к вопросам о состоянии Клементе. Пока все интересовались его здоровьем, я коротко хлопаю того по плечу, не задумываясь даже, что, возможно, приношу тем самым дискомфорт его пострадавшим ребрам, - Да он, наверное, специально все на рожон лезет. Там такие сестрички ходят, – руками красочно изображаю достоинства мед.сестер, усмехаясь, - ставят в два счета. На ноги в смысле. 
Насмеявшись собственной шутке, делаю несколько глотков виски, сосредотачивая внимание уже на другой теме разговора, которые, признаться, менялись сегодня слишком уж быстро для моего воспаленного мозга. Поэтому тему с нацистами и оставляю без комментариев. Тем более и прервана она была довольно быстро появлением раскрасневшегося Рональда Уэбстера. Из всех представленных Майком людей, интересовал политика исключительно Монтанелли, - я и сам не уверен к сожалению или к радости моей,-  поэтому, радушно пожав его пятерню, я снова перевел взгляд на ринг, где разтатуированное тело Юля только что оказалось поваленным на маты огромным черным верзилой.

Отредактировано Daniel Rossi (2015-11-03 18:58:25)

+5

131

- Утек третий, менеджер который. Он явно не особо при делах. Думаю, если его корешей приструнить, он нам живо заплатит, сколько скажем.  - Майк Ринальди, отвечая на вопрос Дэниеля, с безразличием пожал плечами. Устроившись за столом, он принялся, без спешки, попивать виски и наблюдать за происходящим на ринге, при этом не упуская ничего из того, что говорилось товарищами.  Попрощался с Ливией,  выслушал предложение послать забирать бабки с "Арены" парочку состоявших на службе у Ала недотеп, Шурупа с Гвоздем. Скептически приподнял бровь.  Он не был уверен, что эти двое смогут внушить нацистам уважение - с которым у тех и так были проблемы.  Если арийцы отмудохают и вышвырнут мафиозных эмиссаров, то тогда точно придется их валить - жестко и решительно. Хотя, по сути, на то и расчет - получить, так сказать, сasus belli, и уже потом разрулить проблему радикальным, но самым верным образом.  Переглянувшись с остальными членами Администрации, хотел поднять тему о том,  кому, в случае чего, поручить ликвидацию рыцарей расовой чистоты. Лучше всего подошел бы Фредерик Клементе с его солдатами. С формальной точки зрения, потому что у поломавших ему кости бандюков оставался перед ним должок, а с истинной... Таким образом капитан восточной стороны смог бы окончательно доказать, что не отошел от улиц, что  остается связанным объединяющей всех и замешанной на чужой крови круговой порукой.  Когда кто-то слишком долго хранит свои руки в чистоте, это начинает беспокоить.
Однако подошел Уэбстер - и обсуждение деловых вопросов пришлось прервать. - Что думает губернатор насчет дороги, Ронни? - спросил консильери  у поздоровавшегося с Гвидо чиновника. Как-никак они навели таки шороху - хотя бы с утопленным лидером зеленых и разогнанным митингом протестующих против строительства хиппарей.  Не говоря уж о затеянных из-за проекта войнах - о природе последних наверху, впрочем, скорее всего не знали. Политик развел ухоженными ладонями, затем взяв наполненный хмельным стакан, чокнулся с другими. - Ну дело у нас сошло с мертвой точки, создаются рабочие места - потому он доволен или вынужден притворяться, что доволен. Главное - что довольны те парни в Вашингтоне, что послали меня сюда... На ринге, тем временем, поваленного Юля признали потерпевшим поражение  - надо отметить, что поединок прошел для  него не самым ужасным образом. Итогом стал один болевой захват, а не переломы или какие-то другие ужасные травмы. И час сражений для него закончился - а вот для покрытого блестящим потом Каванги еще нет. Негру предстоял последний бой - бой за чемпионский пояс. Где-то забили барабаны, зазвенели фанфары  -  и на арену поднялся конферансье. Раздались смешки - он умудрился надеть рубашку с галстуком-бабочкой и лаковые ботинки. Откашлявшись, распорядитель поднес ко рту микрофон, тщательно продул его - и затем торжественным тоном заговорил.  - Дамы и господа, этот вечер, вернее, ночь подходит к концу. Однако вам предстоит  увидеть последнюю битву - битву битв. Сейчас сильнейшие в Сакраменто бойцы, Каванга-Тарзан и Алая Маска, сойдутся в схватке за пояс чемпиона!  В следующую минуту дикие вопли поклонников обоих громил заполнили зал.  Орали так громко, что у Майка заломило в ушах - а разговаривать с сидящими рядом друзьями и коллегами стало просто невозможно.
В переливающихся красных одеждах и все той же зловеще улыбающейся карнавальной личине,  Алая Маска выглядел куда более стильным, чем чернокожий здоровяк. Какие эмоции он испытывал - понять было невозможно. Однако глаза его противника смотрели с каким-то бычьим упрямством -  он собирался драться за последнего. Понятное дело, что не за медяшку на куске ткани - а за деньги из призового фонда и славу. Которая означала бы еще больше денег.  Едва только соперники оказались на небольшом расстоянии друг от друга, Каванга-Тарзан вдруг крутанулся вокруг своей оси и резко ударил ногой Маску в живот. Такого от предпочитающего полагаться на кулаки экс-боксера мало кто ожидал, включая его недруга. Последний был опрокинут на маты - однако затем с некоторым усилием вскочил.  Подпрыгнул - и  с обезьяньей ловкостью повис на шее у Тарзана. Тот не выдержал веса уцепившегося за него Алой Маски и был вынужден опуститься на четвереньки. Тогда другой боец ухватил его за уши и начал молотить башкой об пол.  Сначала уголек просто стонал  от боли - но затем ухитрился, рванувшись, перевернуться  на спину и скинуть с себя врага. Потом встал и, сложив ладони замочком, обрушил их на макушку не успевшему подняться конкуренту. Когда тот начал падать, придержал его правой рукой - а левой врезал по скуле. Потом еще зафиксировал, прижав к одному из углов ринга- и начал молотить. Алая Маска отбивался, умудрился сильным хуком разбить Каванге челюсть - но в прямом столкновении, без всяких хитрых приемов, взять над ним верх не мог. Все закончилось тем, что, отпустив на пару мгновений загадку в костюме,  "африканец-ветеран"  разогнался и  нанес свою коронку - головой  в  солнечной сплетение.  Затем приподнял вырубившегося претендента на чемпионство и вышвырнул за пределы ринга. Публика билась в смеси гнева с экстазом,  арбитры тащили Каванге золотую, на шелковой ленте, медаль - -а Майк устало приканчивал свое спиртное. Турнир закончился. Пусть наиболее важное на нем произошло за закрытыми дверьми - однако все равно он станет знаковым событием в истории сакраментянских боев без правил. Теперь дело за одним -  сделать "Барракуду" или монополистом, или абсолютно доминирующим в отрасли заведением. Способы же найдутся - а сегодня, кажется, были положены предпосылки. Тот, кто не хочет отдавать часть - в итоге отдаст все, так гласит закон их сурового бизнеса.

+3

132

<Агата и Сонни>

Пока Агата допрашивала бармена не видел ли он мою потерянную сумочку, я снова переключилась на происходящее на ринге, параллельно обдумывая вопрос моей новоиспечённой подруги про боязнь крови. На самом деле это жутко конечно, потому как, придя сюда, я никак не ожидала увидеть такое. Но если думать в целом, я никогда так сильно не боялась крови, как в ту ночь, когда у меня случился выкидыш. Пожалуй, это было самым страшным зрелищем в моей жизни.
Однако бой всё же остановили и даже принялись оказывать первую помощь раненному бойцу. Значит, всё обойдется, так или иначе.
- Скажи свой номер телефона, я попробую дозвониться. Назвав Агате номер своего телефона, мы обе убедились в том, что сумочка где-то рядом, потому что если бы её свистнули, мы бы уже звонили в рельсу. Нам снова пришлось покинуть зал. На этот раз чтобы разыскать администратора, у которого могла находиться моя вещь.
- Эм, нам туда? Эта картина напоминала мне фильм ужасов. И вот всегда думала в такие моменты, какого чёрта они идут туда, где темно и безлюдно. А теперь вот сама же иду за Агатой, предчувствуя, что мы можем влипнуть в очередную неприятную историю. Остановившись возле двери, ведущей в подвал, мы услышали какие-то звуки. Мне так и хотелось закричать: «Не открывай!», но было поздно, потому что Агата уже повернула ручку. А за дверью оказались ни какие-нибудь страшилки, а всего лишь тускло освещённая лестница. И почему мне кажется, что это слишком жутко?
- А ты сюда одна пришла? Любишь адреналин? Моя жизнь сплошной адреналин. Если бы она только знала об этом. Но я не могла просто взять и выложить ей всё на чистоту, ведь мы знакомы несколько часов и мне было велено помалкивать о том, в каком дерь…ситуации я оказалась.
- Да, хотелось поучаствовать в боях, но не взяли, так что пришлось бить морду твоему обидчику, - отшутилась я, улыбнувшись девушке. – Слушай, мне кажется, что мы явно не туда забрели…может пойдём обратно? Только и успела произнести я, как в следующую секунду на нас оказались надетыми какие-то мешки и я не на шутку запаниковала. Особенно когда мужские голоса начали ругаться и говорить о том, что нужно кого-то валить. Чёрт, а ведь эти кто-то, это мы с Агатой.
Я нервно сглотнула, когда почувствовала прикосновение чего-то холодного через мешковину к моей голове. Да что это за место такое…Я точно не сплю? Может я давно в отключке пьяная где-то, а это всего лишь мне снится?
Тем временем диалог продолжался. На этот раз в него вступает Агата, явно рассерженная происходящим, но совсем не напуганная, словно ей не в первой всё это. И тут я вновь задумалась над тем, кто же она такая, если она водится с такими людьми или им подобными. Если учесть, что было произнесено какое-то имя Альберто, которого должны бояться эти ублюдки, то…Агата гангстер? Это точно сон…я просто сплю и вижу сны. Нет же, не сплю я ничерта, это всё действительно происходит со мной.
- Не хочу вмешиваться, но, я бы прислушалась к словам дамы. Да и, знаете ли, с обоссанной тряпкой на голове умирать тоже неприятно, - нашла время шутить, Оберг. С ума сошла что ли?
Но мне повезло, потому что всё внимание ко мне было развеяно в ту секунду, как в помещении оказался муж Агаты, который так же был в теме происходящего. Я похоже одна тут лишняя и это начинает меня настораживать всё больше. Ведь в конечном итоге, от кого могут захотеть избавиться, так это от меня. Так бывает со всеми, кто слишком много узнаёт.
- Ты кто такой? Вопрос прозвучал достаточно серьёзно, и пусть я и не могла видеть того, что происходило, но напряжение передавалось и мне. А когда в моих руках вдруг оказалась моя сумочка, я аж вздрогнула от неожиданности. Благо, что не вскрикнула. Но я действительно была в замешательстве и не понимала, какого чёрта это всё было. Прояснить ситуацию я не успела, потому что меня тут же вывела Агата. Сняв мешок с головы с её помощью, я ошарашенно посмотрела на девушку, но ничего не сказала. Ну и как тут спросишь такое прямо? В каком таком бизнесе ты можешь быть с этими преступниками? Хотя, я бы могла конечно запросто, если бы вслед за нами не появился Сонни.
- Вы в порядке?
- Эмм…ну теперь, наверное, да, - растерянно сказала я, но не хотела показывать, что я о чём-то догадывалась.
- Идем, идем.Долба*бы чертовы. А сумочку твою все же нашли. Да уж…нашли и чуть не стали жертвами каких-то убийц. Но это осталось только в моих мыслях. Агата уже весело рассказывала о нашем с ней небольшом приключении, а я просто смотрела на них и не знала, делать вид, будто ничего не было или просто при первом удобном случае смыться от них куда подальше? Я решила прибегнуть ко второму варианту.
- Спасибо за сумочку. Я, пожалуй, пойду выпью ещё чего-нибудь. Если что, присоединяйтесь, - сказала я и проследовала к бару, надеясь на то, что такое желание у них не возникнет. Просто потому, что я хочу чтобы на сегодня моя голова осталась при мне. Но они кажется и не собирались составлять мне компанию во второй раз и довольно быстро скрылись из виду. Я же, не медля, отправилась в сторону выхода. На сегодня с меня точно хватит. А мой босс явно решил сыграть со мной злую шуточку, приведя меня сюда и бросив саму. Хотя, вероятно после того, как я хорошенько высплюсь, я уже не буду так зла на него. Всё же эта ночь была интересной и полезной, но она вызвала ещё больше вопросов и путаницы в моей голове. Что ж, разгадывать головоломки я люблю…

Выход из квеста.

вне: Спасибо всем за классный квест, а Агате и Сонни за игру. Жаль, что мне не вовремя пришлось уйти в лоу. Но я всё равно рада, что поучаствовала. Надеюсь, не в последний раз)

Отредактировано Krista Åberg (2015-11-09 02:32:04)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Inside the modern Colosseum