Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Люби свою работу и тебе воздастся.


Люби свою работу и тебе воздастся.

Сообщений 21 страница 29 из 29

21

     Призрачные отзвуки непонятно чего кружились вокруг, отражаясь в сознании рыжеволосой звонким и весьма противным гулом. Все больше звона, клацанья ножниц или чего-то крайне похожего на подобное раздавалось поблизости, пробуждая интерес в полусонном, но трезвом мозгу дремлющей особы. Ее голова болела какой-то странной глухой болью, отдающей то в виски, то в челюсть, и разбавляли сей коктейль лишь ноющее ощущение в ноге да нечто холодное под спиной.
     Пробуждаясь ото сна, рыжеволосая машинально дернулась в сторону, надеясь перевалиться на вторую половину кровати, отчего-то ставшей неоправданно жесткой да холодной, но словила пустоту, от чего оказалась частично свисающей с чего-то над чем-то. Ощущение полета, своеобразная невесомость, свобода. Все это, возможно, прельщает многих, но рыжая в число любителей таких вот экзекуций не входит. Её же подобная неожиданность заставила резко распахнуть глаза и с визгом ужаса сигануть на пол, прочувствовав каждой клеточкой своего тела холод плитки да последствия волнительного путешествия, сопроводив все ощущения непередаваемым стоном. — Бо-о-оги.. Машинально ухватившись за голову, опасаясь падения оной, девушка приоткрыла сожмуренный глаза и несколько удивилась уведенному - морг. На долю секунды она замерла, потом кинула кроткий взгляд на ближайшую кушетку и самодовольно выдохнула, не увидев там никого похожего на себя. Мало ли. Вдруг она на самом деле не она, а какой-нибудь, точнее, весьма определенный дух? Уверить себя в обратном никогда не поздно, точно так же, как приписать свое существо к миру живых.
     Для только что пробудившегося человека, Морвен выглядела довольно бодро. Особенно, когда она, с глазами щенка, впервые увидевшего снег, принялась рассматривать все вокруг, поражаясь тому, что как-то слабо припоминает момент возвращения. Не совсем помнит, каким образом получила все увечья и, собственно, как закончился ужин. На деле же, она прекрасно все помнила. Однако, в силу своей экспрессивности, тяги к проявлению ребенка внутри себя и банального инстинкта самосохранения, девушка предпочла оглядеться, а только потом начать докапываться до правды.
     Откуда-то послышалось нечто, отдаленно напоминающее шорох. Морвен непроизвольно подскочила с пола, но, почувствовав дискомфорт в ноге, быстро ухватилась за кушетку, предпочтя просто придерживаться за нее. Не то чтобы она была брезгливым патологоанатомом, но вот человеком оказалась именно таковым, а посему водружать своего теплящееся жизнью тело на прохладную кушетку она не спешила, ровно как и думать о своей брезгливости. Куда больше внимания привлекла Соня, замотанная да залепленная похлеще Морвен – сей факт рыжеволосую, мягко говоря, шокировал. То, что она помнила и то, что было перед ее глазами сейчас – две совершенно разные картины, путающие все образовавшиеся в сознании Кэмпбелл домыслы. Морвен с толикой опаски пошатнулась в сторону ассистентки, однако почувствовав, что может манипулировать нижней конечностью без особых проблем, обрела более уверенную походку. — Как ты? Выглядишь неважно.. Произнесла она с нескрываемым интересом, приближаясь к светловолосой как можно ближе и искренне недоумевая, как девушка с такими травмами смогла вырубить ее и притащить сюда. Хотя, как знать, может после потери сознания рыжеволосой, события обрели какой-то иной ход. — Как твой мопед? С выражением вселенского сострадания на лице, она положила свою руку на плечо Сони, как бы выказывая знак поддержки, прорабатывая в голове алгоритм по резкому и относительно незаметному срыву пластыря с лица блондинки. Алгоритм не получился. Как-то не срослось у Морвен с точными и незаметными движениями, поэтому она не придумала ничего лучше, кроме как резко сдернуть руку с плеча ассистентки и уцепиться за кончик заветного пластыря. Вещица оказалась довольно крепко приклеена на лице, посему сдернув край и не заметив ничего на открывшемся клочке кожи, Морвен оставила попытки по дальнейшему травмированию девушки и чуть отступила назад.
     — Так ладно.. что, вернее кто. Кто ты? Устало спросила она, ощущая, как буря эмоций подкрадывается к горлу.  — Я точно знаю, что не спятила. Знаю, что все было на самом деле. Она говорила так, словно пыталась сама себя убедить в реальности своих слов. Словно встретила самого что ни наесть искусного скептика, убедить которого было скорее делом принципа, нежели попыткой докопаться до правды. — Ты в прямом смысле этого слова влетела в дерево! И посмотри теперь на себя! Судорожная ухмылка выдавала страх, который Морвен еще не до конца осознала. Рыжеволосая уверенно несла свою тираду, изредка хихикая или производя непонятные звуки. Она и сама не понимала, хочет ли знать так называемую правду, но природное любопытство не позволяло ей отступить; даже несмотря на то, что разум так и вопил, моля девушку замолчать. — Люди после таких столкновений не выживают, а ты мало того, что спокойно.. Она принялась судорожно щелкать пальцами, побуждая мозг к работе и подбору подходящего слова, но то уверенно увиливало, забираясь в недра подсознания. — отлипла. Победоносный заключительный щелчок, улыбка и возобновление потока мыслей. —  Просто отлипла от коры. Кстати говоря, как ты это сделала? Ну.. бледная кожа, красные глаза. Может и клыки были? Прости, мое зрение далеко от орлиного, и такие мелкие детали разглядеть я была не в состоянии. Сердце ускоряло свой и без того бешеный ритм, предчувствуя приближающуюся кончину своей недалекой хозяйки. Если смерть неминуема, так надо бы хоть любопытство утолить.

+1

22

И мглой накрыло морг, когда Морвен решила все же рассмотреть меня поближе. Хотя, что говорить уже, если я ей позволила сама к себе подойти. Признаться мне конечно это не понравилось, но что произошло, того уже не вернешь. Повторяюсь в очередной раз, что мне очень жаль, что я не имею способностей стирать память людей. Это большой минус в подобной ситуации, в которую уж точно попадет не каждый, да и объясни, попробуй рыжей, что это я за извне такое наполовину лишь принадлежащее человеку; облик только, внутри которого содержится нечто иное. Хотя все остальное больше напоминает обычную девушку разве что отличающейся цветом кожи.
- Ну, вот зачем? Зачем тебе все это надо знать, а? Бог мой ну вот такие любопытные и попадали в неприятные ситуации после, когда уже практически раскрывали мой внутренний мир, а я к такому уж очень щепетильна.
- А так все начиналось, я бы сказала неплохо, со стороны звучало немного угрожающе и даже пугающе. Морвен и без того побаивалась меня, это было не только видно, но и слышно; ее сердце предательски билось и отстаивало ее якобы безбоязненность, которую у нее ну никак скрыть не получалось, как бы босс не старалась натягивать эту маску, причем довольно фальшивую. Скорее всего, другой бы человек повелся, но то не совсем человек и мне легко, получается, определить человеческие инстинкты, а они бывают разные и порой даже интересные.
Раз такое дело и она уже увидела, что за пластырем ничего нет кроме все той же белой мертвецкой кожи без синеватых отливов, то чего уже играться с мышкой; кошка покажет себя воистину той, кем является, но не все сразу. Раз уж началось с пластыря, то и закончить надо тем, что снять с себя всю эту пафосную мишуру, которая мне была совершенно не нужна.
Гипс, бинты, всевозможные пластыри и прочая ерунда полетели в разные углы небольшой комнаты. Теперь я просто наблюдала за глазами своего босса и наставника. – И что теперь? Оставалось пожимать плечами и немного сурово сверлить взглядом рыжую. Мне было очень неприятно, что все так получилось. Лучше бы она всего этого не видела, ибо жестокость ее ждала адовая. По крайне мере мне бы не хотелось портить ее личико и все остальное тело тоже, но Морвен, увы, сама так  и просит, чтобы я ее просто на просто изувечила, причинила боль и, в конце концов, убила. А кто узнает? Да никто! Здесь как в могиле сыро, темно и трупы кругом лежат, спят себе спокойно. Хорошее место для совершения преступления.
- Кстати пока я тебя сюда тащила, была свидетелем одного преступления; убили заведующего больницы. Вот именно той, где мы работаем, хоть и находимся ниже уровнем. А знаешь, кто это сделал? Раз уж начали игру, то начинать будем издалека. Так интереснее и загадочнее. Морвен сейчас, скорее всего, хотела сбежать или еще чего придумать, но от меня не убежишь, не спрячешься. Теперь уже слишком поздно. – Это была я. Усмешка, скользнувшая по устам не предвещала ничего хорошего; и шаг за шагом, все ближе к Кэмбелл. – А знаешь, почему я это сделала? Тихонечко, шепотом, прямо в ушко босса. Обхожу ее вокруг, открываю одну из «спален» или «квартир», и выдвигаю оттуда  каталку с тем самым заведующим. Его лицо и тело было изуродовано, будто над ним поработал психопат. – Не надо было стоять у меня на пути, очередная угроза, но все с таким же лицом, где не было ни одной эмоции. Наверное, это очень напрягает и пугает, когда не знаешь, что может совершить «нелюдь» в моем обличие изувечивший так тело, что и посмотреть страшно.
А дальше начнется самое интересное, что можно было увидеть в кино, но я позволю глазкам Морвен лицезреть данный ужас, леденящий ее кровь кошмар воочию. Беря специальный инструмент для распиливания мозга, надеваю маску и распиливаю череп, откуда после стекает жидкость и виднеется человеческий мозг. [float=right]http://funkyimg.com/i/24eUh.gif[/float]
- Теперь аккуратно достаем, картина была до тошноты неприятна, но босс хотела понять кто я, теперь это для нее будет небольшой пыткой или ребусом для разгадки страшной тайны белокурой зомби. – А теперь взвесим, зафиксируем в блокноте, сколько грамм весит, аккуратно взяв в руки аппетитный кусочек мозга ложу его на тарелку. А дальше самое интересное. Нож и вилка, листья салата, в итоге получаем салат на скорую руку. Оставшуюся и пока не столь обходимую часть мозга отодвигаю от себя и на глазах у Кэмбелл начинаю, есть содержимое, причем с таким наслаждением и удовольствием, что не смогла даже не предложить сие яство Морвен – попробуешь? Это чертовски вкусно и соблазнительно выглядит. Правда? Очередной вопрос, который явно поставит человека в ступор. Это какой-то лабиринт, даже тупик, откуда не сбежать уже так называемой «еде».

+1

23

     Какое-то вязкое, липкое чувство обуяло сознание рыжеволосй, как противная отдушка старой жвачки, словно засевшая в подкорку головного мозга, дразня вкусовые рецепторы фантомным вкусом. Что-то подобное происходило и сейчас, Морвен отдавала отчет своей сознательности и прекрасно слышала каждое слово Сони, но все это новое, доселе неизведанное амплуа блондинки вводило никудышного «врача» в состояние ступора, причем ментального, а не физического. Она машинально дернула рукой (в знак подтверждение своей кроткой недееспособности) и попыталась произнести что-то, но выдала лишь слабое подобие писка, проиграв в сознании относительно недавно просмотренные фильмы с участием подобных существ. Как она смеялась над визжащими барышнями и поражающими высотой своего сопрано джентльменом (забавно, но подобие мужской особи было лишь в одном экземпляре). Все же удобно смеяться над трясущимися от страха жертвами, находясь при этом в теплой квартире да на мягком диване с попкорном в руках и пультом, способным в любой момент придать движущиеся картинки забвению.
     — Креветки.. Выдала она полушепотом, опасаясь всего и ничего одновременно. Если отбросить всю негативную часть составляющую данной ситуации, сейчас она напротив существа, которое успело доказать свое превосходство в физической силе; будь у Морвен фора хотя бы в умственном плане.. а так – пушечное мясо, как говорится. Так чего опасаться? Слабое утешение, но на большее и рассчитывать не приходится. Маниакальный взгляд Сони заставлял сердце обладательницы огненной шевелюры биться с невиданной ранее скоростью, отчего в ушах слышался слабый гул, напоминающий шум прибоя - практически романтический вечер. Практически. По закону жанра Морвен оставалось лишь свалиться наземь, что, собственно, практически произошло, но на этом этапе ситуация плавно переходит из романтической ветки во что-то менее притягательное. Одно дело - валиться с ног от избытка чувств, и совсем другое, когда знакомство с напольным покрытие происходит из-за подсознательной попытки уберечь себя от перспективы наблюдать за собственным расчленением.. но что-то все же держит ее в сознании. Что-то настойчиво будоражит каждый атом ее пытливого ума. Что? Чертово, неописуемо глупое и навязчивое любопытство!
     — Соблазнительно, — произнесла она с искривленной миной: именно с такой, с какой нормальный человек будет смотреть на распотрошенный человеческий мозг в качестве полноценного блюда, украшенного и заправленного чуть ли не по последней моде современной кулинарии.  — но в-в..ынуждена отказаться. Борясь с рвотными позывами, Морвен все же сделала над собой усилие и водрузила на передернутое непониманием и, чего уж греха таить, страхом лицо некую пародию на улыбку, больше походящую на оскал. — Так, я следующая? То ли спрашивая, то ли констатируя факт, кареглазая неуверенно попятилась, нащупав пятой точкой недавно ставшую столь родной кушетку. И какого черта она вообще открыла глаза?! Лежала бы себе спокойненько до утра, а там, глядишь, и люди бы заполонили подпольное пристанище белых халатов, да отвлекли бы «Соню».  — Долго же ты скрывалась. Все с тем же оскалом девушка бросила задумчивый взгляд на свою ассистентку, которая совсем недавно казалась ей чарующим божьим одуванчиков, с несколько неоправданной воодушевленностью к работе. А что теперь?  Теперь, когда истинная личина Сони боле не является секретом, все встало на свои места? Да черта с два! — Почему морг? Нет.. все вроде бы понятно и, вроде бы, оправданно, но.. морг? Ты так просто расправилась с Мистером Роджерсоном.. значит, «поймать» человека тебе не сложно. Так какой смысл чахнуть в этом богом забытом месте, подъедая случайных болванов и совсем не случайных идиотов. На секунду она замолкла, просчитывая кем же является сама: женской интерпретацией болвана или самой наиобычнейшей идиоткой. И все бы ничего (решение практически поддалось анализу), если бы не причудливый обед, завтрак или ужин бледнолицей, одним своим существованием намекающий на неминуемую кончину рыжеволосой. Да еще и довольно наглые расспросы с ее стороны, неконтролируемым градом преобразовывающиеся в звуки голоса наверняка, мягко говоря, не обрадовали «маньяка». — Так.. какого черта вообще.. Ее глаза заблестели от надвигающихся слез по бренному существованию, отсутствию разгадок и полному непониманию ситуации. Она, вроде бы, не глупый человек, но такая тупая..

Отредактировано Morwen Campbell (2015-11-16 11:38:25)

+1

24

Как интересно наблюдать за «жертвой»; как всегда какие-то догадки, много лишних вопросов и всякой прочей ерунды, которую я слышала неоднократно. Подумаешь зомби, зато среди людей обитаю, живу себе спокойно никого не трогаю, не убиваю без причины. Во всяком случае я привыкла к подобному роду исходу событий, только со свои боссом хотелось немного «поиграть» или порезвиться; тут уже личное дело каждого как думать. Во всяком случае, мне ее вот так сразу не хотелось лишать спокойной, уравновешенной и веселой как я вижу, человеческой жизни. Все де потерять добротную массу удовольствий в нормальном обличье как по мне слишком рискованно. Все зависит от особи, как она сможет себя повести в таковой среде обитания как сейчас. Это довольно трудно и тяжело, а иной раз лучше умереть, нежели ходить в оболочке, но существенно изменять самой себе.
Слишком много факиров, которые могут противоречить друг другу. Слишком много минусов и совсем немного плюсов. Наврятли Морвен сможет совладать ситуацией, будучи мертвой и постоянно голодной. По крайне мере у меня был так называемый учитель, мало того нужна сила воли; я ни в коем случае не говорю о том, что у Кэмбелл этого нет, просто мне ее искренне жаль, ведь это своего рода страдания порой непосильные для себя самой.
- Тсс, преподнося указательный палец, к губам стараясь немного успокоить рыжую; как бы не так, та наоборот напряглась так, будто сейчас сердце остановиться. Порой мне казалось, что большинство моих жертв умирало от преждевременной остановки сердца, однако мне это не мешало проводить трапезу и восхищаться свежими мозгами.
Безусловно, на все вопросы, так интересующие Морвен Кэмбелл я отвечу безукоризненно и даже не буду пытаться увиливать от них, так как уже увиливать то просто на просто некуда. Что случилось, то случилось. Она заметила; мало того она  очень напугана. Будет не удивительно, если босс начнет нести всякую ахинею. В таком шоковом состоянии можно и не такое учудить, что считается вполне естественным процессом для человеческой особи.
Кстати говоря, что касается ее вопроса о том следующая она или нет, тут как раз таки я решила умолчать о дальнейших своих действиях, потому как пока не определилась сама как поступлю дальше с этой дамочкой.
- Итак. Почему морг?! Потому что  здесь хорошее место для проведения трапезы, мое лицо все также неизменно, как и всегда. Думаю, что Мор это уже перестало напрягать, и она уже не удивлена подобным манерам, так как знает истину; однако признать наврятли сможет тот фактор, что все это реальность, а не какой-то там страшный сон.
- Хм, а знаешь я не поедаю разных болванов и идиотов как ты выразилась. По-твоему несчастные мертвые тела все являются идиотами? Раздался смех, такой быстрый и короткий, что совершенно не свойственно нормальному человеку.
- Увы, милочка все не так. Прежде чем приступить к трапезе, я внимательно изучаю свое, так называемое блюдо, а после уже начинаю его поедать, брови встрепенулись вверх, на устах образовалась скорее зловонная улыбка.
- А, к какой категории ты себя относишь? Быть может я передумаю поедать твой мозг и испивать твою кровушку, пока ты не покинешь добротно свое тело?! Издевательство ли это?! Скорее просто проверка Морвен на реакцию, слова; будет она фальшивить или же нет. Что же касается перевоплощения меня в иное существо, тут я решила повременить, иначе, все может закончиться плачевно, так как этот «зомби-режим» не всегда получается контролировать. Помимо всего прочего это еще и довольно сложно сделать, в особенности, когда приятно посасываешь, кровь из артерии остановиться бывает практически невозможно. Опять же я не вампир, чтобы испивать насухо своих жертв и выкидывать их тела «за борт». Я – зомби и меня по большей части анатомического тела интересует мозг, но кровавый и теплый.
На данный момент я чувствовала и ощущала свежесть и аромат мозга Морвен, приятно и глубоко вдыхая приятный и слюноподобный аромат.

+1

25

     — Хорошее место для проведения трапезы, ага, как же. С толикой отчаяния, перемешанного с ощущение полной безысходности спарадировала она своего будущего палача, где-то глубоко в душе надеясь, что этот самый палач проявит чуточку милосердия и пропустит все вышесказанное мимо ушей. Какая уже разница? Ну почешет Морвен языком, ну попытается состроить из себя бравого представителя доблестных белых халатов; дальше-то что? Исход уже все равно решен. Или нет?
     Сердце продолжало отплясывать чечетку, а мозг уверенно генерировал все более и более наглые заявления. Со стороны вообще складывалось впечатление, что за эти кроткие минуты своей оставшейся никчемной и одновременно очень значимой жизни (А что? Она, как никак, для «человека» сыграет роль необходимого пропитания.) Морвен пытается исчерпать весь свой лексический запас, облачив его в форму издевки или откровенного подстрекательства. — Значит, я изучена? Рыжеволосая горделиво вскинула подбородок вверх, пытаясь показать свое моральное превосходство перед нелюдем, но уверенно ударилась макушкой о лампу над кушеткой, отцепиться от края которой кареглазая не рисковала, ибо не хватало еще грохнуться, для пущей драматичности картины. — Насколько верно будет называть себя умным человеком, все еще находясь вот в такой вот ситуации, а? Махнув свободной рукой в сторону, девушка проиграла в голове то, как она повторила тот же жест и со второй конечностью, разумеется, не забывая про синхронность действий; победоносно кивнула себе, от чего вестибулярный аппарат взбунтовал и поспешил ответно мотнуть все тело, как бы сбивая спесь со слишком уж разгорячившейся хозяйки. — Идиотов ты же не ешь. Констатируя изложенный ранее факт, рыжая, казалось бы, должна была почувствовать своеобразное облегчение, но черт его дери! — Почту за честь стать исключением. Чертов язык. Вот. Чертов. Невероятно.
     В своем крохотном сознании британка успела себя и оскорбить всеми словами, которые она знала (а своеобразного мата в голове этого чуда оказалось не так уж и много, поэтому приходилось импровизировать, доходя, порой, до абсурда, в роде «бешенного страуса»), и избить, и даже местами расчленить, но последнее ей показалось слишком уже странным, поэтому полное расчленение девушка решила оставить бледнолицей Соне.
     — Подожди. Она резко вскинула обе руки перед собой, расставив ноги по ширине плеч для пущей устойчивости, останавливая и возможное движение Сони (ха-ха, да.), и возобновившийся поток собственных мыслей. — Кровушку испивать собралась? На ее лице вновь воцарился ужас, однако в этот раз к ужасу примешался прорывавшийся смех, предположительно истерического характера. — П-первое: из какого ты века вообще? Испивать она собралась. С толикой непонимания она изогнула бровь, оценивающе вглядываясь в светловолосую бестию, с каждым новым словом открывающую все больше и больше непонятной информации, словно нарочно путая и без того запутанные мысли крайне вдумчивого патологоанатома. — Ты вампир что ли? Вампир?! В крохотном сердечке кареглазой зародилась обида на довольно эгоистичное поведение возможного Потрошителя, которого звали вроде бы Джеком. Какой британец не знает Джека? Вернее не его самого, а все его деяния.  А вдруг это светловолосое чудо и есть тот маньяк прошлого? Честь-то какая! Страшно, конечно, но все же.. Джек – личность известная..
     Морвен не на шутку увлеклась своими доводами да предположениями, что в какой-то момент просто напросто думать забыла о том, что в скором времени ее возьмут да порешат. Сейчас ее куда больше волновала истинная подноготная этого существа. Хотя, называть Соню существом как-то странно. Это же Соня. Господи, самая наимилейшая Соня, которая, возможно, Джек. А может, и нет. Та самая, которая своим однотипным выражением лица давала Морвен нескончаемую почву для живописных  додумываний. Чаще всего рыжеволосая видела в этом лице что-то мечтательно-загадочное. Ох, знала бы она тогда то, что знает сейчас.
     А собственно, что она знает? Она знает, что перед ней существо. Это существо крайне падко на людские мозги да кровушку, а так же довольно сильное и выносливое. К какому виду можно приписать Соню в его античеловеческом варианте? Вот черт ее знает! Вариантов-то уйма. И Морвен завороженно перебирала их в своем сознании: «Вампир. По всем параметрам самый что ни наесть реальный вампир! Хотя, если забыть о сериальных версия, это зубастики не перевоплощаются ни во что. Тогда, оборотень? Но оборотень это же волк, а Бэйкер, если она и впрямь Бэйкер, была практически мертвой. Живой мертвец? Зомби?» И рыжеволосая залилась громким смехом. Должно быть, выглядело это весьма специфично: стояла себе, стояла, о чем-то мычала себе под нос и резко заголосила. И так же резко замолкла, почувствовав неконтролируемую дрожь в коленях.
     Чем славится юная Кэмпбелл, так это довольно длительным процессом осознания. В данном случаем, Морвен довольно долго шла к пониманию проходящего, всеми фибрами души заставляя себя верить в то, что сейчас здесь никого нет. И вообще в морге никого нет. И вообще она дома. Сладко спит себе, объевшись острой курицы, да видит крайне странный сон, схожий с тем, что нормальные люди называют кошмаром на почве несварения.
     — А острая еда зачем? Это какой-то фетиш? Или дань своей прошлой человеческой жизни? Так-то на азиатку ты не похожа. Сорвалось с ее уст, в то время, как сознание истошно голосило: «Моли о пощаде, идиотка! Таких, как ты все равно не едят!»

+1

26

Забавно наблюдать со стороны как мышка ищет выход наружу из лабиринта смертоносного. Мышке не дали кусочек сыра, а только заманили в ловушку и пугают бедолагу. Так бы можно было продолжать до тех пор, пока рыженькая мышка не сбавит обороты; пока она сама не устанет и не будет молить о помощи, или же о пощаде. Однако как я и предполагала Морвен очень любопытна сама по себе, даже, наверное, в этом есть огромный плюс и я порой, думаю, почему сама не являюсь именно такой же, как она. С другой же стороны вот до чего любопытство и видимость, о которой стоило бы промолчать может довести.
Боже мой, сколько же я повидала и сколько еще придется повидать на своем пути. Бесконечное пространство; бесконечность, где не существует границ, старости, любви, боли, терпения, ненависти и всех тех чувств, которые я просто на просто испытываю, но не так, когда была человеком. Безусловно, некоторые из них обострены, например как секс. А что! Зомби в моем обличии очень даже могут придаваться плотским утехам с мужчинами и неважно человек он или такой же как я. Хотя куда мне об этом знать так конкретно, ведь я еще не испытывала того наслаждения чувственного, которое в последний раз испытала в человеческой оболочке. В общем. Могу точно сказать, что плюс в том, что слушая кого-то на данный момент своего недоразвития в анатомическом происхождении [учитывая, что мой возраст застопорился на одном месте и не собирается сдвигаться с места] я могу смотреть на человека, но «уходить» в свои мысли и наслаждаться своеобразной тишиной; после внезапно ответить оппоненту, причём молча, просто кивнув головой, как бы соглашаясь. Причем суть дела и темы абсолютно не слушая.
Вот именно тоже самое и произошло сейчас, правда, только частично. Что-то я просто на просто слушать отказывалась и только наблюдала за глазами, действиями и рыжими прядками своего босса, которые в унисон разлетались, учитывая, что я ее еще и представляла в замедленном действии; довольно интересная картина получилась кстати. Увы, порой даже когда я хочу весело рассмеяться с чего-либо я это делаю про себя, тем самым лицо мое, а точнее мои эмоции остаются неизменными. Со стороны напоминает больше нечто бесчувственное и хладное.
Кстати говоря, некоторые интересные вещи, которые так судорожно срывались из уст Кэмбелл заставляли действительно улыбаться, и она не могла этого не заметить. У меня не было клыков, я не превращалась в летучую мышь. Однако, я могла быть страшнее вампира или того же самого насекомого, но я пока не хотела совсем уж травмировать нервную систему рыжей; как мне показалось она была итак уже травмирована и на грани. Её смех раздавался по всему моргу, истерический и до боли боязливый.  Я ведь чувствую страх как бы она его не скрывала и не прятала за масками, которые надевать у нее не получалось, именно в данной ситуации.
В голове не укладывалось лишь одно: зачем и для чего она подняла этот разговор. Лучше бы сделала вид, что ничего не было, тогда мы бы продолжили наше общение и вечер в благоприятной обстановке, нежели с той, которая была сейчас. Я даже не собиралась её поедать, точнее её мозг такой горячий; она его сама просто на просто сейчас жарит в своем черепном котелке, а это лишь настораживает; ведь никто не будет кушать палёную еду. Вот и я бы не хотела потчевать чересчур жареными мозгами.
- Хватит! Краткость сестра таланта, так ведь говорят, но не в этом случае, - хватит нести чушь Морвен, возможно сейчас не тот момент, когда можно словами успокоить своего босса. Тогда если не словами, то снова придется причинять ей увечья, только я не уверена, что после них она сможет выжить. Так или иначе, а все шло  именно в ту степь, где её ожидала иная сторона «монеты».
- Я не вампир. Я не верю в вампиров, вот это я сказала красиво. Хотя в действительности я была абсолютно в этом не уверена. По мне так если существуют, или существует зомби [в данном случае я] то почему бы и не существовать вампирам, оборотням и другим существам.
- Расслабься дорогуша, тебя я не трону. Ты для начала успокойся. Прими позу, что ли попроще. Присядь, то и дело, жестикулируя руками, показываю на стульчик рыжеволосой диве, авось прокатит остановить сие безумие, которое Мор то и дело показывала. Её тело испытывало страх, защиту и некую силу, которую явно хотела показать моя собеседница. Наверное, мы даже могли стать подругами не случись всего этого. Лично для меня ситуация была смешная. Бояться было мне абсолютно нечего и некого. Мистера заведующего больницей я убила, прихлопнув как муху, а что же касается бестии, которая все никак не могла угомониться, то это так, бесстрашное детское тельце, которое содрогалось то и дело от каждого моего слова и движения.
- Тшшш, ну вот, снова этот шипящий звук и странная улыбка, заставляющая на несколько секунд замолчать. – У каждого свои вкусы и предпочтения. Тебе ли этого не знать?! Вопрос или утверждение. Казалось все идет по кругу. Те же жесты, слова и манеры. Я не ответила на ее вопрос прямо ни разу, обходя все то, что мне известно стороной. Для чего ей знать все нюансы. Думаю, что лучше спокойно продолжать жить и забыть все как страшный сон.
- Жаль. Очень жаль, проводя языком по острию ножа, облизывая остатки недавно съеденного мозга. – Очень жаль Морвен, что подругами мы так и не стали. А тебе жаль? Легкий изгиб головы вправо, потом влево; было, похоже, что я будто сканирую Кэмбелл снаружи и изнутри.
- Я не хочу делать тебе больно, но ты сама напрашиваешься. Выводы, которые ты сделала о себе остаются при тебе же. Меня не обмануть. Не провести вокруг пальца. Хочешь кричать. Давай! Кричи! Никто не придет. Никто не защитит. И никто не попытается. Так что я тебе предлагаю просто успокоиться, а лучше забыть все то, что ты видела. Накапай себе успокоительного. Ляг, поспи. А когда проснешься и не вспомнишь ничего. Во всяком случае, я тебе сама сделаю укол и все. Баста. История подойдет к логическому концу и все. В завершении этих слов следовало рассмеяться злым и страшным смехом, но я говорила все на полном серьезе и не собиралась шутить с обаятельной и милой Морвен Кэмбелл.

+1

27

     Звонкий хрип, отдаленно напоминавший собачий лай слетел с уст потрошителя, призывая свою жертву наконец-таки сомкнуть уста да вслушаться в звуки ее голоса. «Хватит». Морвен чуть не подпрыгнула от удивления и нарастающего волнения. В глазах начало потихоньку темнеть, а в горе дьявольски пересохло. Девушка непроизвольно закашлялась, от чего волнение начало перерастать в настоящую панику, ибо в таком состоянии она не могла постоянно следить за Соней, а значит и без того незаметные движение блондинки могут оказаться и вовсе неожиданными да, к сожалению, фатальными. Мор морально подготовила себя к неизбежному расчленению и даже представила, как ошметки ее тушки разлетаются в разные стороны. Однако для паники не оказалось причин. Эта истина, подкрепленная словами Сони, настолько потрясла рыжую, что та напрочь забыла о горле, да замерла с выражением полнейшего непонимания на лице. 
     То есть как? Можно просто развернуться и уйти? Сделать вид, что ничего не было, что Соня – самый обычный человекоподобный ассистент, лишенный способности выражать эмоции привычным всем двуногим способом? Есть что-то парадоксальное в одном только намеке на подобный ход событий. Да уж.. Соня вдруг стала обычной. Вся дикость ее взгляда куда-то испарилась, вернув рыжеволосой возможность лицезреть своего работника. Какая-то часть душонки, все еще находящейся во владении Кэмпбелл, трепетала в неистовом желании влепить блондинке звонку пощечину, а может и того-то покруче, но другая часть все той же невесомой сущности вполне успешно вправляла мозги взбесившемуся разуму. Сейчас Бэйкер «успокоилась». Однако кто кроме самой Бэйкер знает, чем обоснованы эти скачки из «нормального» состояния в «не нормальное», да как их контролировать. Что вообще за скачки? Что она такое? К слову, лавируя меж бредоносными изречениями Морвен, Соня так и не объяснила, кем (или чем) она является. Что вообще за метаморфозы происходят с ее «оболочкой» и.. всегда ли она была такой?
     Пожалуй, все это наконец-таки начало и впрямь пугать обладательницу огненной шевелюры. То есть, нет никакого сомнения. Она в полном ужасе. Шоке. Самое ужасное, она даже не знает, чего боится. Знаменитый Гарри Поттер тоже не знал, чего боялся; вернее, он боялся своеобразного эфемерное чувства страха, но здесь все совсем иначе – Морвен видит воочию существо, в облике столь приятной и, в каком-то смысле, родной Бэйкер. Она знает, кто внушает ей все то, что сейчас бушует в недрах ее затравленной души. Однако кто этот кто-то и о чем сей субъект думает?
     — Да уж.. какой дурак будет круги наматывать возле морга. Самодовольно цокая, проговорила она как бы в пустоту. — А до ночного персонала больницы мне все равно не докричаться. Представляешь, как крепко спят врачи? С неоправданно заинтересованным выражением лица она обратилась к Соне. Помолчала пару секунд в ожидании ответа, да продолжила свою тираду. — Да ни один нашкодивший ребенок не спит крепче.. это своего рода «особенность». Морвен уже не отдавала отчета своим словам. В данную секунду она была уверена, что вся фраза звучала в ее голове и только, но как же быть, каждое словечко донеслось до цепкого слуха обворожительного убийцы. — И вообще, твое «не верование» в клыкастых представителей тьмы ночной выглядит довольно забавно, учитывая, что сама ты далеко не человек. Уайлд позавидовал бы подобному парадоксу. Секунда длинною в вечность и нескончаемый поток мыслей снова волной хлынул на уже изрядно уставшую Бэйкер. — Уже начинаю думать, что и демоны реальны. Ох.. пора завязывать с сериалами. Ее лицо исказилось в грустной ухмылке, а разум начал кидать язвительные остроты, мол: «сейчас блондиночка тебе поможет завязать со всеми плохими привычками». И, voila, Бэйкер заговорила про уколы. В данном контексте Морвен восприняла подобное предложение, как угрозу. Укол.. не об успокоительном же речь? А нацепить на себя амплуа никому не нужной собачонки, хозяева которой решили усыпить бедолагу за ненадобностью, Морвен е горела желанием. — Ладно, ладно, не кипятись! Я все осознала; больше никаких вопросов! Вскинув руки перед собой, залепетала она на непривычно высокой частоте, словно мышь пропищала. Огромная, довольно надоедливая и громкая мышь.
     — Вся понятно. Я пошла. Кивнув оппоненту, как принято на великосветских мероприятиях (она же британка, ей ли не знать о манерах), Морвен попятилась назад, после чего резко развернулась (раскачавшись в стороны от резкой потери равновесия) и добралась до двери, открыть которую оказалось не так-то просто. Ключи. На столе. Черт.

+1

28

Ну, начну с того, что работать в морге мне было интересно и я даже была этому безумно рада, до сегодняшнего дня; именно до того момента, как Морвен сунула свой носик туда, куда ее не просили. Спрашивается, зачем надо было все портить? Чего не жилось рыжей спокойно? Не хватало что ли ей приключений, чтобы все так взять и закончить.
Я прекрасно понимала, что всему когда-то приходит конец; именно о таком «конце» сейчас идет речь. Мало того я осознавал то, что все же мне придется убить Кэмбелл. Не превратить в подобную меня, а убить; потому что она не сможет жить с этим спокойно, учитывая ее характер, а он обострится со всеми остальными чувствами, инстинктами в несколько раз. Перебороть это действительно сложно, и требует больших усилий; лично у меня был куратор, который следил за мной и учил уму да разуму, но все это не вписывается в данную ситуацию. Я не смогу посвящать все свое время Мор ни потому что не хочу, а потому что я ее быстрее убью, нежели буду держать на коротком поводке и в ежовых рукавицах. Можно себе представить уже в целом картину и выглядеть она будет не комильфо.
Вот именно сейчас шеф, или уже можно сказать то, что осталось от нее растеряна, потеряна и, наверное, разбита как уличный фонарь, который светить уже не будет никогда; разве что на том свете у нее такая возможность будет, учитывая то какой она все же позитивный человек.
- Очень жаль, оставалось пожимать плечами, негодовать, причем уже совершенно не скрывая того кем я являюсь на самом деле. Да, воплощение тьмы во мне сидит и пытается вырваться наружу; сейчас я этому даже мешать не хочу и не буду контролировать свою темную сторону.
- Бедная Морвен, ты так ничего и не поняла, ухмылка за ухмылкой, подобие оскала, словно у волка голодного. На самом деле мне было жаль, что так все получается хоть я и не чувствую этой жалости, но на словах можно ведь многое сказать. Я все еще продолжала слушать нелепые слова, вырывающиеся из уст Кэмбелл, но это было словно, некое, прощальное письмо. Больше всего это напоминало жертву перед казнью, потому что она состоится, как ни крути; теперь уже ничего не поделать. Поздно о чем-то думать и придумывать выход из ситуации, которого нет. Тупик дорогуша. Корабль причалил к пункту назначения, обратного пути нет.
- Мне жаль. Честно-честно. Просто ты ничего не поняла. Ты не поняла, кто я и кем являюсь. Разве я не похожа на человека? Столько рук, столько же ног и всего остального. Была бы существом не могла бы работать, разве не так?! Приподнимая правую бровь от вопросов насущных, и как бы подводя итог всему, замечаю, как рыжая стремительно идет по направлению двери, или даже бежит, что совершенно не является плюсом в ее ситуации. Действительно, а дверь то закрыта. Ключики то на столе, а я стою именно возле того самого стола и тереблю их в руках, словно колокольчик, звук которого доносится да боса.
- Ай-яй-яй, нехорошо. Все. Игре конец. Только говорят, что зло всегда побеждает добро, но я на самом деле ни то и не другое, и наш случай далеко не сказка, где бы судьбы вершились таким образом. Можно выпускать наружу то зловещее, что так вырывается наружу, но надо подумать, как убить «мышонка» быстро или медленно, а лучше, наверное, просто спросить ее саму. Кто знает, может ей больше нравится постепенно.
- Прежде чем я приступлю, хотела у тебя спросить. Ты предпочитаешь быструю или медленную смерть? И еще. Я могу вколоть тебе наркотический укол, в составе которого очень много морфия, и тогда тебе все это покажется веселым и забавным. Выбор за тобой босс, ухмылка спускается с уст. Ведь я понимаю, да и Морвен наверняка тоже, что живой она уже не выберется отсюда. Здесь кроме стен и одной входной двери ничего больше нет, разве что трупы в спячке, но они не считаются.
- Я пока подготовлю стол для тебя, правда он холодный, ну я не думаю, что ты будешь что-либо чувствовать, протерев его, подготовив все необходимые инструменты для расчленения тела Кэмбелл, я все также с лицом без эмоций посматриваю на девушку или на жертву теперь уже.
- Твое последнее слово? Надо же хоть дать человеку сказать то, что она хочет в последний раз; потом уже будет очень поздно.

+1

29

      Деревянная дверь. Кэмпбелл видела ее каждый день. С восьми часов до полудня и примерно до этого же времени после оного. Обычная такая дверь, выкрашенная в отвратительный белый цвет, с которым неописуемо контрастировал цвет ручки, которая, к слову, была красной. Вот так вот, какие работники, таков и «портал» в их логово.
      Обреченно цокнув, рыжеволосая невольно подумала, что этот ненавистный ею с самого детства белый цвет окажется последним, что она увидит, будучи пышущим жизнью созданием, и лицо ее искривились в отвратительной улыбке. Еще более отвратительной, нежели у Кэмблелл вообще когда либо получалась. Ее разум пуст, лицо не выражает эмоций. Казалось бы, она уже смирилась с неминуемым раскладом. Но, черта с два, какой человек добровольно преклонит голову перед своим убийцей, благословляя того на фатальное деяние. — «Была бы существом, не могла бы работать в морге?» Ее дикция походила на ту, что обычно приписывают душевнобольным, на которых уже давно никто не обращает должного внимания, лишь изредка приоткрывая дверь комнаты, дабы убедиться, что человекоподобный овощ еще не отдал богу душу. — Серьезно? В словах появилась некая эмоция; прислушавшись можно было бы даже уловить издевку. — Я ничего не смыслю в «существах», но кинематография в пух и прах разгромила твою теорию. Не помню картин именно с моргом.. Она говорила монотонно, постукивая подушечками пальцев по роковой дверце. — Может и были такие примеры, хм. Поникшая Морвен не шла ни в какое сравнение со своей бодрой копией; новая вариация несколько бесноватой девчонки сейчас выглядела удручающе серой. Казалось бы, более мышиным существом быть попросту нельзя, но.. окажитесь на пороге смерти и поймете – еще как можно.
     — Как это обходительно с твоей стороны. Практически рявкнула рыжеволосая, вслушиваясь в слова своего палача. А она молодец. И кушетку подготовит, и о состоянии Морвен заботится. Чудо, а не человек! Хотя, да. Не человек. — У тебя случайно плед не припасен для таких случаев? Нет? Прислонившись головой к двери, сумбурно проговорила она, особо не вдаваясь в смысл произносимых слов. Словно «жительница психбольницы», говорила Мор все, что только приходило ей на ум. Кому нужны рамки и условности в такой ситуации? Это же не сказка, чтобы словами менять хо истории. Хотя.. Ни в одной сказке никогда не писалось про какого-нибудь потрясающего маньяка, переменившего свое решение после тихого диалога с жертвой. Разве убийцы перестают убивать после разговора по душам? И все это – люди, самые обычные люди со своими тараканами, но Соня даже не человек. Забавно, но она и сейчас не раскрывает всех своих секретов. Видимо, насмотрелась фильмов про Джеймса Бонда и поняла, что даже на пороге неминуемой победы всех тонкостей «плана» раскрывать нельзя.
      Но вернемся к Морвен. Ох уж эта Морвен. Самая наиобычнейшая наивная девчонка, выросшая на сказках с неминуемым счастливым концом. Она все же верит, что сейчас, вот-вот, именно сейчас где-то там появятся отзвуки шагов. Она непременно услышит их да завопит что есть мочи, и ее точно так же непременно услышат. Звуки шагов в мгновение ока послышаться прямо под дверью, а потом эта самая дверь разлетится в щепки, и Мор окажется спасена. Все именно так и будет! Осталось лишь услышать что-нибудь! — И хоть бы одна крыса пробежала! Сквозь зубы прошипела кареглазая, теряя последнюю надежду. И почему люди всегда надеются? Не проще ли самостоятельно прибить себя, да не мучиться ожиданием в то время, как своеобразный маньяк тешит свое самолюбие раздражающими диалогами?
      Вот интересно, утро сейчас, день или же глубокая ночь? Хотя, если рассуждать здраво, все это уже не имеет и толики смысла. Зачем нагружать свой скудный интеллект лишней информацией, когда вот-вот придет конец всему? Созерцанию мира, скулению по бренности бытия, раскладыванию скальпелей и просто существованию в роли живого существа. Кажется, ведьмы в такие моменты не рассуждали о бренности сего мира, а поступали более изобретательно - выкрикивали проклятия. Жаль, Морвен не ведьма. Однако, рыжий цвет испокон веков считался дьяволским (хоть какой-то плюс от этой огненной шевелюры), почему бы не понадеяться последний раз..
     — Бейкер.. не надейся, что эта наша последняя встреча. Если есть подобные тебе, значит и прочие бредни про всевозможных существ вовсе не бредни. Она не отходила от двери. Не то, чтобы не было и только желания смотреть в глаза некогда обожаемой блондинки. Не то, чтобы Мор боялась посмотреть на заготовленные Соней приспособления для неминуемого вскрытия. Все куда тривиальнее – ноги. Трясущиеся ноги выдавали в этой особи девчонку, коей вовсе не хотелось быть в последние минуты жизни. Жалким человеком, не способным унять дрожь в коленях. Человечком, вообще ни на что не способным. Страшна не смерть. Страшна беспомощность..

Отредактировано Morwen Campbell (2016-01-01 20:31:42)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Люби свою работу и тебе воздастся.