В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Brylant potrzebuje odpowiedniej oprawy


Brylant potrzebuje odpowiedniej oprawy

Сообщений 1 страница 20 из 57

1

http://ruskino.ru/film/8500/kadr/13338.jpg
Участники:
княжна Станислава Лещинская и пан Войцек Качмарек
Место:
Лешно
Время:
1578 год
О флештайме:
- Мы не будем решать вместо дочери, но и не будем отвечать отказом, а потому я могу лишь пригласить вашего сына, пан Таддей, к нам в Лешно. И, если ему удастся покорить сердце нашей дочери и доказать нам ,что он достоин ее – мы будем только рады породниться с вашим славным и древним родом, - произнесла однажды княгиня Лещинская, в ответ на первые попытки сосватать ее дочь. Но, кто бы мог подумать, что из далека прибудет-таки жених в гости, дабы покорить юную княжну?

0

2

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i603/1510/16/e2e822dab154.jpg[/AVA]
Лешно, май 1578 года...

Каждому человеку в этой жизни уготована своя судьба... кто-то старается сам ее достичь, кому-то она даже слишком легко в руки дается, будто птица ручная... Ну а есть и такие люди, кого к судьбе ведут...
По правде говоря, Войтек хотел бы считать себя тем человеком, кто сам кует свое счастье - ведь вырвался же из-под материнской опеки?? Сколько лет она его старалась держать возле своей юбки, пока отец не сказал свое веское слово, решив взять единственного сына на войну. Нехорошо тогда расстались пан Таддеуш и его супруга... она проклинала его последними словами, кричала что отправляет изверг собственное дитя на смерть - вот и накликала беду. Домой старший Качмарек так и не вернулся, тогда как его сынок ощутив желанный вкус свободы, с головой окунулся в самое жерло кровопролитной войны...
От прежнего наивного мальчишки, что любил читать добрые книжки не осталось и следа... да и как могло быть иначе? Раз вкусив крови, человек уже не сумеет вернутся назад, пришлось изменится и Войтеку, на время позабыв о том, что было когда-то дорого и мило сердцу. Убивай, чтобы не быть убитым... вот единственная заповедь, которую стоило помнить, воюя с татарами.
Вернувшись наконец домой, младший Качмарек твердо решил, что надолго в имении матушки не останется - и потому охотно собрался и уехал, когда она объявила что ему пора наконец подумать о женитьбе. Княгиня Лещинская весьма благосклонно ответила на письмо пани Качмарек, подтвердив давнее приглашение для ее сына в качестве жениха для своей старшей дочери. Войтек прекрасно помнил красивую девочку, похожую на небесного ангела, что беседовала с ним в библиотеке Острожского замка и наверное впервые в жизни заставила смутится...
Какой же она стала теперь? Прошло целых три года и Станислава теперь завидная невеста, заполучить которую мечтает любой мало-мальски знатный шляхтич. Вот только отец ее горд как сам черт и за кого попало не отдаст... к тому же, она княжна, а у Качмареков кроме родового герба никогда не было высоких титулов.
-Мать твоя пишет, что ты был на войне...  рановато тебя отец туда отправил... ну да бог ему судья теперь, -произнес старший Лещинский, когда Войтек благополучно добрался до Лешно и первым делом пришел поздороваться и доложить о своем приезде. -Возмужал, тебя теперь и не узнать совсем. Возможно я тебя огорчу, но сидеть без дела в моем доме не принято... или по-другому считаешь?
-Пан Михал, я хотел просить, чтобы вы меня зачислили в свой панцирный полк, -тихо ответил Качмарек. -Лучше всего я знаю ратное дело и готов послужить вам всеми своими силами. Да и сомневаюсь, что смогу понравится вашей дочери, если буду сидеть на теплой печке, да тараканов ловить.
-Хорошо сказано, -усмехнулся князь. -Есть у меня дело как раз для тебя - мой сын едет наместником в Вилковицы и берет с собой большой отряд. Поедешь с ним... он еще не нюхал пороху и слишком горяч: сначала делает, а потом думает. Пусть у тебя поучится, думаю что вам обоим будет полезно пожить отдельно, без дополнительной опеки.
-Именно об этом и хотел просить вас.., -согласно кивнул Войтек. -Когда выезжать?
-Думаю что сначала тебе следует поздороваться с княгиней, потом отдохнуть с дороги и пообедать с нами. Поедете с Яном завтра на рассвете.
Сняв боевой доспех при помощи одного из своих слуг, Качмарек наскоро переоделся и умылся, после чего его проводили к княгине Лещинской. Вместе со своими дочками, она как раз занималась рукоделием и благосклонно улыбнулась молодому шляхтичу, протянув руку для поцелуя. Войтек хорошо запомнил эту необыкновенно красивую женщину, когда гостил вместе со своей матушкой в Остроге... в ее присутствии пани Качмарек словно бы растеряла всю свою привычную спесь.
-Я благодарен вам за приглашение, ясновельможная пани, -улыбнулся молодой человек, после того как коснулся губами тыльной стороны ладони пани Беаты и отошел на шаг назад. -Счастлив видеть вас и вашего супруга в добром здравии.
-Я очень рада вашему приезду, -княгиня указала Войтеку на свободное кресло. -Чувствуйте себя как дома, пан Качмарек. Мой сын уехал с поручением от Михала в город, но к обеду будет - уверена, что вы с ним быстро подружитесь. Юзефа, где Стася? Скажи что к ней приехал особенный гость.
-Ага, передай что приехал пан Кошмарик! -хихикнула озорница Эльжбета, сидевшая рядом с матерью над надоевшей уже вышивкой. -Может вы ее сейчас прямо заберете замуж? Она такая вредная иногда бывает... просто ужас...
-Эля, угомонись, -приказала пани Беата, чуть нахмурившись. -Не заставляй на тебя сердится и веди себя прилично. Вы ведь помните мою младшую дочь, пан Войцех?
-Конечно, -Войтек еле сдержал улыбку после слов девочки. -Кроме нее меня так никто не называл.
В это самое время дверь в светелке отворилась и вошла Стася с младшим братишкой на руках - увидев ее, Качмарек замер на месте и разом растерял все свое красноречие. Три года что прошли с последней встречи сделали из милой девочки настоящего лебедя... теперь глазам шляхтича предстало поистине прекрасное создание.
-Я полагаю, вас представлять друг другу не нужно? -вновь улыбнулась пани Беата. -Стася, ты ведь не забыла, надеюсь, пана Войцеха?
-Счастлив снова видеть вас, панна Станислава.., -выдал Войтек, подойдя к девушке и поцеловав и ей руку. -Надеюсь, вы в добром здравии?
Божичек с интересом посмотрел на незнакомого дядьку, обнимая любимую сестру за шею и затем громко чихнул. Качмарек улыбнулся, ожидая как его встретит Стася, вспоминая как три года назад ловил взгляд ее необыкновенных серых глаз и радовался любой возможности перемолвится...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-10-06 20:24:48)

+1

3

[NIC]Stanisława Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i434/1510/b8/87d135a8f9aa.jpg[/AVA]
Время… Оно порой летит незаметно быстро. Словно миг, словно один круг заводной польки… Кажется, еще совсем недавно его был целый воз, тогда как сейчас его, словно бы ветром сдуло – остались лишь пылинки, которые едва можно было собрать в горсть. А когда можно будет наверстать? Будет ли возможность снова вернуться к своим детским забавам, беззаботным дням и даже той учебе грамоты, что была обязательна для всех княжеских детей, но так быстро утомляла их? Нет, время не вернуть вспять – в этом его прелесть, его особенность и вкус, неповторимый сладко-приторный вкус, что едва растаял под языком, словно взбитые вершки со сладким медом. Восход солнца не будет таким прекрасным и нежным, как сейчас, а вчерашний красный закат нынче вряд ли наберет столько же красок, как вчера…
- О чем ты думаешь, Стася? – тихо спросила у своей старшей сестры Эльжбета ,подойдя ближе к сестре, что стояла возле окна. На красивой молодой панне, которой стала Станислава, уже было надето ее новое платье – одно из тех, что ей не так давно сшили по заказу матери – его следовало одевать лишь в исключительных случаях. И сегодня был такой день?
- Нет, ни о чем, - пожала плечами юная панна, посмотрев на свою озорницу сестру, что быстро устроилась рядом с ней, подпрыгнув к окну и зацепившись за его нишу своими цепкими ручонками. И вот, как хочет, пусть мир меняется, а в Лешно, наверняка, всегда останется все таким, каким его знала и помнила с детства Станислава? Умник-брат, что наследует отцу, когда придет время и озорница Эля, что с первых своих шагов уже была такой бойкой, упрямой и задиристой, словно мальчишка.
- А я думала, что ты кого-то там увидела, - хитро улыбнулась Эльжбета, показав в улыбке свой потерянный молочный зуб.
- Интересно кого я там еще не видела? – покачала головой Станислава, не отводя взгляда от сестры. Вот пусть только попробует еще тут шуточки разводить! Не хватало еще. – Ну, уж если ты не забыла о том, что мы ждем гостей, то может, переоденешься? Ты такая дикарка порой… Даже интересно, кто тебя посватает, - сказала и осеклась на полуслове.
Сватовство и свадьба – это то, к чему идет всю свою сознательную и не сознательную жизнь любая благовоспитанная панна. С детства ее обучают всему необходимому, что сгодится ей в семейной жизни. Не малую долю этой подготовки занимает рукоделие, в котором за последние годы стараний преуспела Станислава и даже Эльжбета стала делать кое-какие успехи. По крайней мере, нити у нее уже не так путались, как раньше и узор получался почти ровным.
Однако сейчас Станислава той поры, к которой незаметно подвела ее судьба.
Впервые ее посватали три года тому назад. Много ли с тех пор появилось предложений к князю Лещинскому по поводу его старшей дочери, ей было неизвестно, но сейчас Стася была искренне рада своему незнанию. Не зря ли говорят в народе – меньше знаешь, лучше спишь? Ведь с тех пор, как панна Качмарек отправила к отцу письмо, панне Станиславе не было сна. Тревога и страх мучили ее, не давая уснуть вечером, в то время, как утром они заставляли ее подрываться с постели, как можно раньше. Вот и сегодня девушка проснулась еще затемно, мечтательно любовалась видом из окна своей спальни, в которой лишь иногда оставалась на ночь младшая сестренка, что с самого утра начала доставать ее.
- Кто ж тебя знает, а может, ты там своего жениха выглядываешь? – усмехнулась Эля, желая вызвать недовольную гримасу на лице своей красивой сестрицы.
- Если ты будешь и дальше такой вредной, Эля, то я больше тебя не впущу к себе спать ночью! – категорично заявила Стася, хмуря свои тонкие брови.
- Ну и хорошо, - показала свой язык сестрице, Эльжбета. – Больно мне надо!
- Ах, ты какая… - охнула Станислава, но не успела догнать свою сестренку, что быстро спрыгнула из ниши у окна и подбежала к двери, в которую уже вошла Дорота.
- Доротея, эта маленькая вредина… - Станислава еще не придумала, на что именно пожаловаться няньке, поэтому запнулась на полуслове, поскольку женщина уже сделала рукой, прекращая тем самым любые разговоры.
- Маменька зовет вас обеих к завтраку, так что быстро мыться и переодеваться, чтобы не заставлять ее ждать, - строго передала волю княгини служанка.
- Но, почему так рано? – только и уронила Эльжбета, на что получила целый воз причитаний  от няньки.
К счастью, Станиславе не пришлось ни вымываться, ни переодеваться – она все уже сделала, пока Эля спала. Так что, спустившись в столовую, узнала от матери, что они с батенькой ждут приезда их гостя уже сегодня-завтра.
Стася лишь тихо вздохнула на слова отца об их госте. Конечно, ни он, ни мать не сияли от предстоящего визита пана Качмарека, что не смогла упустить внимательная к деталям Станислава. Тон во время беседы, даже улыбки были не такими, как обычно, а скорее лишь натянутыми – чтобы кто-то не разволновался попусту.
А что же сама Стася Лещинская?
Она хорошенько помнила Войцеха. Этакий мальчишка, с которым она всегда могла свободно поговорить, при этом он не норовил ее задеть или подколоть, чтобы посмеяться. Однако его отец желал посватать ее для Войцеха, а в случае согласия отца и матери это значило неминуемый переезд, при этом так далеко от отца, матери, Янека и даже этой страшно вредной Эльки!
Так ждала ли она его?
Даже не знала – ждала, наверное, и нет одновременно.
Ей было интересно посмотреть, каким стал ее давний собеседник. Но точно также ей было страшно.
«Пусть бы его что-то задержало лучше в пути…» - про себя решила Станислава, прежде чем подняться из-за стола и, подарив отцу и матери по короткому поцелую в щеку, направилась в сад, где с маленьким братцем Станиславы уже возились няньки.
- Славчик! А где ты? – спросила девушка, улыбаясь маленькому озорнику. – А ты поймаешь меня? – она сделала попытку, что начала сбегать, от чего маленький мальчуган быстро стал топать ножками, догоняя сестру. – А ты меня догнал?! Какой молодец… - похвалила маленького братца Стася, прежде чем мальчишка последовал ее примеру, желая быть настигнутым.
Так игры продолжались едва не до полдня, пока кто-то не сообщил юной панне, что ей следует явиться дома – маменька позвала, тем более, гость, которого они ждали, уже прибыл. Это было волнующим известием, поскольку Стася вовсе и забыла о тех тревогах и страхах, что сопутствовали приезду Качмарека. Поэтому в качестве поддержки панна подхватила на руки своего маленького братца, что уже сонно потирал глазки, нисколько не воспротивился желанию сестры поносить его.
Пожалуй, Станислава могла ожидать чего угодно, но только не того красивого воеводу, что стоял перед ее матерью в комнате, когда она переступила ее порог. Она ведь помнила его совершенно другим!
Она почти смутилась, но преодолела собственное смущение, чтобы с достоинством подойти ближе к молодому человеку и матери.
- Нет, конечно, не забыла, хотя мы совсем недолго были в Остроге, - только и ответила Стася матери, что внимательно наблюдала за своей дочерью и тем кавалером, что прибыл покорить ее юное сердечко. Тем временем, девушка подала руку для поцелуя, ощущая, как к ее лицу прибывает краска. – В полном здравии, пан Войцех. Благодарю… А у вас, как дела? – спросила она и отступила одновременно.
- Может быть, сыграешь нам, дочка? – предложила тем временем княгиня, действуя по обычному, давно уже обусловленному сценарию, что не отличался какой-либо хитроумностью или оригинальностью. – Наша Стася очень красиво играет – присаживайтесь, пан Войцех. Надеюсь, вам понравится, - сообщила Беата, и кто знает, насколько были искренними надежды? Но, ослушаться матери девушка не стала. Панна лишь опускает на пол маленького озорника, что бежит сразу же к матери, к которой забрался сразу на колени и принялся также слушать то, что получалось извлекать из клавесина его старшей сестренке.

Отредактировано Tony Danziger (2015-10-06 20:09:48)

+1

4

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i603/1510/16/e2e822dab154.jpg[/AVA]
Когда-то очень давно, Войтек обожал слушать разные сказки и истории, которые рассказывала его старая нянька... и как-то раз, он услышал выражение "громом поразило" - оно прозвучало в рассказе о заколдованной панне и храбром рыцаре, что явился ее спасти. Тогда мальчишка не совсем понял, что оно означало... как может громом шибануть, если это только звук и не более того?? Но вот теперь, смотря буквально во все глаза на прелестную девушку, представшую словно дивное видение перед его глазами, Качмарек понял в каком именно контексте следовало понимать ту самую фразу. Оказывается, девичья краса и в самом деле может поразить еще почище удара грома или даже молнии...
Стася пришлась по сердцу Войтеку еще когда они встретились в библиотеке - была доброй и милой, так что он не ощущал себя последним дураком, говоря с ней. Тот юный и наивный мальчишка, каким был молодой Качмарек еще три года назад, в какой-то мере даже побаивался своей будущей свадьбы. Шутка ли... ведь спутницу жизни ему должны были подобрать родители, брак которых был весьма далек от идеала. И если Таддеуш и его супруга хорошо знали друг друга до свадьбы, то их сын должен был понравится совершенно незнакомой ему панне. И как, скажите на милость, это сделать??
-Эта девица словно дорогой бриллиант... если сумеешь его раздобыть, всю жизнь будешь словно сыр в масле кататься, -вспомнились Войтеку слова его отца - тот решил поговорить после приезда жены и сына в Острог. -Ты уже почти мужчина и должен расположить к себе Станиславу... она еще совсем ребенок и это будет нетрудно. Нельзя позволить чтобы княжну заполучил кто-то другой, слышишь?
Тогда, три года назад, Войцех как и подобает покорному сыну, согласно кивнул не споря с отцом... а потом ему подумалось, что юную панну Лещинскую ему представляют словно какой-то товар, который надо добыть и запрятать куда подальше. Но у нее ведь есть собственные мысли и чувства...
Так уж вышло, что родители не воспитывали Войтека сами, будучи занятыми своими любимыми интригами и прочими развлечениями для шляхты. Учителя и нянька воспитали наследника Качмареков этакой романтической натурой - он долгое время считал, что большинство людей добры и благородны, а все зло в мире рано или поздно получает по своим счетам. Стася представлялась наивному мальчишке этакой прекрасной дамой, рыцарем которой он должен стать, чтобы защищать от всех бед. Так Войтеку думалось, пока отец не взял его на войну, решив что сыну пора уже стать настоящим мужчиной... и там-то и пришло прозрение.
Оказалось что люди злы и алчны и готовы убивать за звонкую монету. В том мире не было красоты и поэзии, как в любимых книжках Войтека... и война не была возвышенной и справедливой, как пелось в старинных песнях. Смерть пожинала кровавую жатву, а жестокость была обыденностью - и у молодого шляхтича не было иного выбора, кроме как принять правила этого сурового времени. После смерти отца, младший Качмарек остался служить под началом своего дядьки с материнской стороны и крайне неохотно вернулся домой. Очень сложно бывает перестроится и вернутся к нормальной жизни, после того как отведаешь свободы сполна...?
Но вот теперь, приехав в дом Лещинских, Войтек ощутил некое... умиротворение что ли? Это семейство отличалось от его собственного словно день и ночь, заставляя окружающих завидовать той идиллии, что царила в нем. Княжеские детки никогда не были предоставлены сами себе - их обожали родители, с удовольствием проводили с ними время, холили и лелеяли как только могли. Качмарек не мог не улыбнутся, наблюдая с какой нежностью самый младший сынишка Лещинских обнимал свою старшую сестренку, поглядывая на незнакомого дядьку ясными серыми глазами.
Это был настоящий дом... где царила одна лишь любовь, которой хотелось коснуться, словно Святых даров на причастии. То самое убежище, которого так не хватало Войтеку последние три года...
-Я счастлив, что снова вижу вас, панна Станислава, -молодой человек сумел найти подходящие слова, оторвавшись от минутного раздумья. -Вы стали прекрасной словно мечта... по-другому и не скажешь.
Он тихо вздохнул, не зная что еще можно добавить и боясь, что княжна посчитает его этакой неотесанной деревенщиной. Однако, пани Беата сумела спасти непутевого кавалера, предложив своей дочери сыграть на клавесине, так что Войтек получил возможность присесть и спокойно обдумать возможные комплименты для своей будущей невесты.
-Умница, моя родная, -похвалила любимую дочку княгиня, после того как та закончила играть. -А теперь прошу дорогого гостя к нашему столу - отведать, чем бог послал. Юзя, отнеси Славчика Дороте, будь так добра. Он устал, так что пусть поспит.
Служанка кивнула, забрав у своей госпожи дремавшего уже мальчишку и вышла из светелки. Войтек поднялся и подошел к Стасе, протянув ей руку - правила хорошего тона позволяли ему сопроводить панну к обеденному столу.
-Знаете, я привез вам один подарок... мне показалось, что он будет уместен, -тихо сказал шляхтич, ведя свою даму следом за пани Беатой и озорницей Эльжбетой. -Это одна старинная книга - она на латыни и я купил ее у человека, который понятия не имел о ее истинной стоимости. Вы мне когда-то сказали, что владеете латынью... а вот я так и не смог ее осилить.
После того как все расселись за столом, княгиня извинилась за супруга, который вынужден был заняться срочными делами и приказала слугам подавать обед. Как раз к первой пермене блюд успел старший сын Лещинских и почтительно поздоровавшись с матерью, уселся рядом с сестрами, мельком кивнув Войтеку.
-Отец сказал, что ты поедешь со мной в Вилковицы завтра поутру... не желаешь немного размяться после обеда? -предложил Янек. -Хочу посмотреть как ты владеешь саблей.
-С удовольствием, -ответил Качмарек, усмехнувшись про себя. Княжеский наследник еще три года назад относился к нему с какой-то непонятной долей неприязни - так почему бы не проучить его немножко? Кажется тогда, в библиотеке маленькая разбойница Эля сказала что ее брат без труда победит на саблях Войтека?
Вот и посмотрим, из какого ты теста, княжич.., -мысленно сказал себе молодой человек, принявшись за еду. Жизнь солдатская научила тому что нельзя терять даром времени - кто знает, не станет ли завтрашний день последним?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-10-06 23:06:24)

+1

5

[NIC]Stanisława Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i434/1510/b8/87d135a8f9aa.jpg[/AVA]
Клавесин, за которым устроилась Стася, Лещинские заказали еще три года назад по дороге из Острога в Лешно. Тогда они остановились у кого-то из родственников, в уютной гостиной, которых находился такой чудный инструмент. Естественно, княгиня сразу же решила, что ее дочерям было бы не плохо развивать слух. К тому же, музыка обязательно должна развивать тягу к прекрасному, что и было необходимо для самой младшей дочери. Однако именно Станислава полюбила этот музыкальный инструмент, на котором научилась играть буквально за год своего обучения, так что сейчас действительно все, собравшиеся в светлице, словно бы побывали на этаком концерте, не иначе.
Для своей игры панна выбрала достаточно живую мелодию, одну из ее любимых, которую она играла всегда, когда была в хорошем расположении духа. Конечно, она была не из самых сложных, так может быть именно потому, девушка избрала ее – из боязни ошибиться? В прочем, музыка должна была заглушить шум ее громких мыслей, что хаотично переплетались между собой в бешенном темпе – Станиславе безусловно льстили комплименты молодого пана, однако она же не желала забывать о том, как порой пагубны бывают подобные слова. Слышала не в одной песне, не в одном рассказе… Слышала, но пока не убедилась лично. А в прочем, желала ли убеждаться? Единственное, за что юная панна отчаянно цеплялась в данный момент – это был отчий дом, родня и ее юность, что вот-вот закончится, едва отец скажет выбирать. Какому ведь отцу захочется держать дочь на выданье слишком долго? И пусть все говорили и убеждали панну в том, что не станут торопить, именно с приездом пана Качмарека поняла, как немного у нее времени осталось для ее … детства и юности, что принадлежала лишь только ей одной.
Время уплывало…
Мать похвалила свою дочь, на что девушка лишь приклонила голову в знак благодарности за похвалу, прежде чем подобрать юбки своего платья и выбраться из-за изысканного инструмента. Она мешкала, но ей было не избежать компании молодого пана, что преодолел столь далекий и не такой уж простой путь, дабы оказаться здесь и попытаться овладеть ее сердцем.
«Пан Войцех приехал издалека – нужно дать ему хотя бы шанс и не сбегать сразу,» - мысленно решила Станислава, прежде чем вложить свою ладонь в протянутую молодым шляхтичем руку. Соприкосновение рук, тем не менее, не смотря на все опасения и осторожность панны, оказалось приятным. Рука Войцеха пусть и не была самой нежной, но теплой… И посмотрев на молодого пана, девушка сделала вывод – каким бы ни был когда-то Войцех, сейчас он был из тех уверенных и бесстрашных рыцарей, о которых пели песни. «…или ты просто выдумываешь на ходу, Стася…» - мысленно поспешила порицать себя панна, глядя в карие глаза пана Качмарека, что уже поспешил завести свой тихий и осторожный разговор.
«Подарок? Мне?! За что? Зачем?» - удивлялась мысленно панна, но не торопилась высказывать свое удивление. Лишь об одном Станислава не смогла воздержаться от удивления:
- Вы помните, что я говорила тогда? - произнесла она тихо, но с откровенным удивлением во взгляде синих глаз. – Но… как вы… - знаете, что книжка достойна и является настоящим сокровищем, если так и не познали латыни? – начала говорить, но остановилась на полуслове княжна. Начав говорить Станислава, едва не забыла, что ее слова могут задеть ее собеседника, от чего панна вовремя себя одернула. Но затем, разум подсказал, что это могла быть уловка – хитрая и коварная. – Как вы нашли это чудесное сокровище? Расскажете? Мне будет интересно послушать, - вместо всего остального живо сообщила Стася, прежде чем они подошли к столу.
- Очень жаль, что отец и Янек не могут составить нам компанию… - искренне поделилась своими сожалениями, позабыв о том, что ее руку в своей все еще держал молодой пан из Востока Речи Посполитой. Но, Войцех сам напомнил ей об этом, когда едва ощутимо сжал ее ладонь в своей, прежде чем она ее отняла и воспользовалась его желанием услужить и придвинуть ей кресло, уселась за стол на своем привычном месте.
Тем временем в обеденном зале появился юный наследник князя Лещинского, чем заставил своих сестер лишний раз улыбнуться ему – этот вечер будет прощальным у них, ведь Янеку предстояло отбыть в Вилковицы. Но, все внимание Яна быстро было передано гостю Лещинских, которому княжич и адресовал свой вопрос. И надо же, он точно застал Станиславу врасплох.
Свое удивление, как и полагает благовоспитанным паннам, Стася придержала при себе, пускай это было не просто. Ведь, разве Войцех не приехал в Лешно, чтобы завладеть ее сердцем? Что это за хитроумный план такой, где ему придется заниматься службой ее отцу? Нет, ясная головушка панночки это никак не желала воспринимать, но лишь строго посмотрела в сторону своего брата, когда он предложить помериться силой на саблях.
- Вечно тебе бы похвастать, Ян. Может не нужно так сразу к саблям браться? – тихо отметила вслух Станислава.
- Ничего, не убудет из нашего гостя, тем более, никогда не помешает знать, какие люди есть под рукой, а познать возможно только в деле и ровном бою. Но, ты можешь вместе с Элей прийти и посмотреть, - как ни в чем не бывало заявил Янек, принявшись за свою порцию журека, которого перед молодым княжичем поставил расторопный слуга.

+1

6

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i603/1510/16/e2e822dab154.jpg[/AVA]
Войтек еле сдержал улыбку, слушая княжича - он так уверенно и важно рассуждает, хотя никогда не был в настоящем бою. Оно и понятно, ведь у Лещинских он единственный сынок, так что его наверняка держат подальше от всевозможных опасностей. Но прежде чем идти меряться молодецкой удалью, прежде следует поблагодарить гостеприимную хозяйку за хлеб-соль, а потом вручить невесте свой подарок?
-Благодарю вас, ясновельможная пани, все было очень вкусно, -как и полагается, Войтек подошел к княгине Лещинской после ее детей и почтительно поцеловал ей руку. Беата улыбнулась молодому человеку и затем бросила недовольный взгляд в сторону своего старшего сына, услышав как тот насмешливо фыркнул.
-На здоровье, пан Войцех. Я очень рада, что вы у нас погостите... быть может кое-кто поучится у вас хорошим манерам? Было бы очень неплохо, -тихо сказала княгиня, прежде чем ее сынок и младшая дочь первыми сбежали из столовой. И что с ними будешь делать? Понятное дело, Ян обожает различные ратные забавы, но вот Эльжбета... который год уже пытается упросить родителей позволить ей учится стрелять из лука. Только такого счастья княжеской чете и не хватало?
Выйдя из обеденной залы вместе со Стасей, Войтек очень осторожно коснулся ее ладони своей. Кажется панна тоже собиралась посмотреть на тренировочный поедиинок, но совершенно забыла о подарке, что был ей обещан?
-Вы не подождете меня, панна Станислава? Я сейчас только зайду в свою комнату за клинком и принесу вам ту книгу о которой говорил, -улыбнулся Качмарек. -Я быстро.
Было бы верхом неприличия приглашать юную девушку в свои покои (пусть даже и гостевые, без разницы), так что Войтек, получив от княжны легкий кивок в знак согласия, словно шальная пуля из пищали, помчался к себе. Он конечно же не будет рассказывать Стасе как купил сборник произведений великого Вергилия всего лишь за бутылку водки в Чигирине - казаки и приезжие люди частенько сбывали там награбленное, понятия не имея о его истинной стоимости. Качмарек действительно погано читал на латыни, однако его скудных познаний хватило чтобы понять какое сокровище попало ему в руки. Прихватив свою кривую саблю на ременной перевязи и кожаные перчатки, молодой человек, как и обещал, быстро вернулся и протянул княжне свой подарок.
-Я надеюсь, что вы мне расскажете о чем эта книга? Помните, я вам еще три года назад говорил, какой я плохой ученик - а мой учитель всегда был слишком добр и никогда не использовал розги как ему советовала моя матушка. Мне подумалось... что вам понравится такой подарок...
Закончив свою тираду (слава богу, нигде не запнулся хоть), Войтек вновь поцеловал руку Стаси, после чего пора было идти на двор, где его уже с нетерпением поджидал княжеский наследник. Вынув саблю из ножен, Качмарек скинул свой кафтан и одел перчатки, встав напротив Яна. Клинки со свистом рассекли воздух и Жендзян, которого любимый воспитанник назначил судьей, дал команду начинать.
-Ух ты.., -восторженно выдохнула озорница Эля, когда две сабли встретились, выдав целый сноп искр. Узнав о поединке, посмотреть на него сбежалась едва не половина всей дворовой челяди Лещинских - всем было любопытно как станет биться приехавший сватать старшую панну жених.
Поначалу Войтек держал противника на некотором расстоянии, не позволяя пробить свою защиту - хотелось заставить Яна показать все на что он способен. Ну а младшего Лещинского немного сбивал с толку тот факт, что Качмарек был левшой, но несмотря на это проводил поистине молниеносные серии ударов из разных позиций, заставляя уйти в глухую оборону.
-Как тебе твой будущий муж, милая? -улыбнулся Михал, подойдя и приобняв Стасю за плечи. Закончив со всеми делами, князь тоже решил посмотреть на ратную забаву во дворе. -Славно бьется... а еще успевает обдумывать свои удары. Нашему Янеку есть чему поучится.
Тем временем, Ян нарвавшись на крепкий орешек, начал понемногу терять терпение и делать ошибки от невнимательности - в результате, пропустил очень хитрый финт, когда Качмарек перебросил саблю в правую руку и после быстрого выпада выбил оружие из рук младшего Лещинского, притом поймав саблю и не дав ей коснутся земли. Все это было проделано так лихо, ловко и красиво, что некоторые слуги из дворовой челяди даже присвистнули, позабыв о присутствии князя, а маленькая разбойница Эля захлопала в ладоши.
-И кому же я говорил, что надо следить за противником и стараться предугадать каждый его удар? -покачал головой старший Лещинский, посмотрев на любимого сына. -Эх ты, ляпа... ближе к концу поединка начал махать саблей не думая - не капусту ведь рубишь, Ян!
-Но он меня перехитрил, пап... я ведь думал, что он только левой драться может, -жалобным тоном выдал Янек, оглянувшись на отца и сестер. -Разве это честный прием?
-Нечестный, но меня учили, что в бою все средства хороши, чтобы в живых остаться, -улыбнулся Войтек, посмотрев на княжича. -И я не левша... могу в обоих руках держать по сабле... ну или саблю и палаш, так даже лучше выходит.
-Значит научишь моего огольца фехтованию, -кивнул Михал. -А то пан наместник возомнил себя величайшим мастером, как я погляжу... а толку-то на деле не вышло.
Янек лишь тихо вздохнул, забрав свою саблю и грустно посмотрел отцу вслед - очень редко можно было дождаться от него похвалы, а тут на тебе... приехал этот пан Кошмарик, как его называет Эля и без особого труда добился расположения князя. Просто невезуха какая-то?
-Если хочешь, я могу показать тебе последний удар, -дружелюбно предложил Войтек, подойдя к княжичу. -Легче легкого - потренируешься как следует и быстро научишься. Без обид, я надеюсь?
-Без обид, -кивнул Ян, протянув руку шляхтичу, как того требовала рыцарская честь. Конечно было обидно проиграть на глазах у собственного отца... но никто ведь не запрещает попросить у противника реванша и отыграться? -Мы завтра на заре выезжаем, так что смотри не проспи... а еще составишь мне компанию за ужином? А еще... сегодня родители ужинают у себя, так что можем посидеть и поговорить - расскажешь мне про войну...?
Обещанные разговоры под хорошее жаркое состоялись - увы, но Войтек не знал как рассказать княжичу о том что видел и слышал. Быть может, так оно и лучше? Яну будет куда легче жить, пока он не знает о том, что бывает в этом мире... как татары вырезают целые села в отместку за свои разоренные улусы и как одна жестокость неумолимо порождает другую, третью и так до бесконечности. Качмарек понял, что порядком устал даже от воспоминаний своего недавнего прошлого и после ужина попросту смылся от своего чересчур любопытного собеседника, чтобы подышать свежим воздухом. Подняв голову, шляхтич посмотрел на темно-синее небо, где уже начали зажигаться звезды... и вдруг услышал хорошо знакомый голос из приоткрытого окошка светелки на втором этаже княжеского дома. Смеясь, Стася попросила свою служанку как можно быстрее принести еще горячей воды для ее ванны - и только услышав это слово, Войтек удивляясь собственной наглости, ловко забрался на старый вяз, что рос аккурат напротив окошка юной панны.
Кому-то нынче явно везло не только в ратном деле? Потому как шляхтич застал тот самый момент, когда служанка принесла большое полотенце, чтобы помочь своей госпоже выйти из ванны...
...и пожалуй прекрасное видение, что представилось глазам Войтека и было именно тем самым "ударом грома". Удивительно, как ему сразу удалось не сверзится с верхней ветки, наблюдая за тем как Юзефа обернула княжну полотенцем.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-10-07 01:54:02)

+1

7

[NIC]Stanisława Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i434/1510/b8/87d135a8f9aa.jpg[/AVA]
Поднявшись из-за стола, следуя обычаю, Станислава следом за Яном последовала к матери, чтобы коснуться губами ее руки, а после выйти во двор, где весеннее солнце уже по всем меркам разгорячилось достаточно для того, чтобы искать с ним частых встреч во время прогулок в саду или во дворе. Следом за Элей и Яном, Стася направлялась к выходу во внутренний двор, когда ее ладони кто-то прикоснулся и, едва она повернулась на вторгшегося в ее личное пространство молодого человека, узнала в нем своего … жениха? кавалера? гостя? От части Станислава была удивлена от просьбы Войцеха. Ведь, если не сейчас, так потом, можно было вручить свой подарок? Думала ведь, что ратное дело куда больше заботит пана гостя, как и ее брата. Но, выходит, панна ошиблась, подведя счетную черту там, где ее еще рано было проводить.
- Если Вы так желаете, я подожду, - только и успела произнести Станислава, прежде чем не так давно прибывший из далекого пути воевода, направился по указанному направлению. Из двора через приоткрытое окно доносился совершенно не тихий разговор челяди, что уже перетирает последние новости, стоя где-то неподалеку и, по всей видимости, надеясь на то, что им представится возможность поглазеть на поединок шляхтичей.
- Слыхал, что пан, который приехал сватать княжну, рубил татар еще недавно? – сказал один, знакомый Эле голос. Кажется, то был конюх?
- Наверное, обогатился, вот и решил жениться, пока молод… - произнес второй, но из-за того, что собеседник конюха говорил намного тише, Эльжбете было трудно определить, кто сделал такой вывод.
- А что, верно – из войны далеко не все возвращаются, - добавил первый голос, поставив панну в тупик. Она ведь даже и не слышала о том, что где-то шла война – оказывается, война шла где-то там, где еще не так давно ходили ее ноги? А если война вторгнется и в Лешно, нарушит привычный этому месту домашний уют и идиллию?? От подобных размышлений девушку отвлек Войцех, что уже направлялся к ней – третья ступенька на лестнице, выдала его приближение, громко скрипнув, едва он наступил на нее.
В руках у молодого пана была книга, но определенно не простая – ее украшали сверху настоящие старинные узоры, которых глаза ясной панны еще не видали. И ее Качмарек протянул ей, но прежде чем принять подарок, Станислава заглянула в глаза Войцеха.
- Книга очень красивая, спасибо, - проведя по фолианту книги, которую держала уже в руках, произнесла в ответ Стася. – Но, если вы будете иногда маяться без дела и заезжать в Лешно, а не только пребывать в компании Яна и остальных воевод, тогда я, быть может, не только расскажу, но и почитаю Вас, - улыбнулась панна парню. И лишь после того, как все вышесказанное нашло отклик в улыбке на лице Войцеха, поняла, как бесстыже она флиртовала с ним! И ведь она дала надежду, очень красноречивую надежду практически незнакомцу! НЕ должна ведь была себе позволять, пусть даже устоять перед таким соблазном оказалось совсем не просто.
На этом следовало выйти поскорее во двор и позволить свежему весеннему ветру окутать себя, отобрав все ненужные размышления и волнения от недавнего разговора. Панна подошла к тому местечку, где устроилась Эльжбета, пройдя мимо конюха и одного из дворовых слуг, разговор которых она и подслушала недавно, и прижав к себе книжку, уперлась плечами о стену дома…
Поединок начался и, честно говоря, девушка очень разволновалась от всех этих искр, приемов и не желания воевод сдаваться своему противнику. Она тихо вздохнула, когда Янек замахнулся опасно на Войцеха, что лишь ловко увернулся и нанес расчетливый удар в ответ, на что сразу же отозвалась новых вздохом.
- Как тебе твой будущий муж, милая? – тем временем, раздался голос отца, следом за чем последовали и объятия, на которые Станислава уже не обращала внимания. Это ведь значило, что так или иначе, она выйдет замуж за Войцеха? А как же обещание, что ее не выдадут за первого посватавшегося?! А как же возможность выбирать и решать свою судьбу самой, которую обещали ей и отец, и мать, едва они вернулись из Острога? Неужели все это было лишь для того, чтобы в один момент отнять все надежды и свободы?!
- Но то, что он славно бьется еще ничего не значит, - тихо заявила отцу Стася, но что-то ей подсказало, что он даже и не слушал ее, ведь был поглощен целиком и полностью тем, что происходило на поле, так называемой, брани. На самом деле Стася расстроилась, а потому, едва отец распустил свои объятия, направившись к Янеку и Войцеху, ушла к себе – ей предстояло еще многое обдумать, а это было лучше всего сделать в четырех стенах и главное, пожалуй, - в тишине.
Отужинала княжна в своей комнате – Дорота тихо постучалась в дверь и принесла поднос с жарким и теплым молоком. Хорошо отужинав, панна решила принять теплую ванну, даже не подумав закрыть окно, из-за которого в комнате стоял насыщенный запах и аромат первых цветов… Погрузившись в горячую воду, Стася задумалась о том, как не справедлива была жизнь, как непредсказуемы бывают ее повороты и, поэтому задержалась в воде до тех пор, пока она не остыла.
Уже укутавшись в полотенце, девушка ощутила чье-то присутствие… она осторожно оглянулась, но ничего странного не приметила, так что спокойно переоделась в свою шелковую ночную сорочку, прежде чем услышала скрипучий треск древа и… кажется кто-то подал звук? Панна подошла к окну из которого выглянула, не смотря на мокрые еще волосы, и каким же было ее удивление, когда она увидела, державшимся за подоконник Войцеха. Было даже страшно подумать, чем пан тут занимался, пока едва не упал…
- Пан Качмарек, вы? … - произнесла Стася, удивленным тоном. Панна выдала своему ухажеру пощечину – это казалось Станиславе единственно верным действием благородной панны, которая не могла не приложить усилий к спасению собственной чести.

+1

8

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i603/1510/16/e2e822dab154.jpg[/AVA]
Наверное только боженька знал, каким чудом Войтеку удалось не свалится с вяза, когда под ним обломилось несколько веток и пришлось зацепится за подоконник и тем самым выдать себя. Естественно, весь этот шум не остался незамеченным хозяйкой комнаты, за что незадачливый ухажер и получил закономерную оплеуху - после такого, оставалось лишь залезть в светелку и постараться как-то объяснится...
Хотя, чего уж тут объяснять? Взору пана жениха представилось поистине прекрасное зрелище, за которое и душу продать было не жалко... вот только теперь, Стася могла обидется на своего ухажера, чего ему совершенно не хотелось. Но искушения в этой жизни на то и нужны, чтобы можно было позволить себе им поддаться?
-Прости меня... я был во дворе, услышал твой голос и не сдержался от соблазна снова тебя увидеть, -как говорят умные люди, когда не знаешь как бы половчее соврать - говори правду. Качмарек сделал шаг к Станиславе, которая судя по всему забыла о том, что на ней надета полупрозрачная ночная сорочка и опустившись на колени, взял девушку за руку и поцеловал в раскрытую ладошку. -Ты прекраснее чем самый дивный сон... и я хочу добится твоей любви...
Малость увлекшись, молодой человек провел своими ладонями по бедрам княжны и придвинувшись ближе, начал легонько прикасаться губами к ее животу через тонкую ткань и коварно спускаться все ниже и ниже. Войтек вовремя спохватился и одернул самого себя, прекратив свои провокации и вспомнив, что его нареченная навряд ли понимает, что он с ней творит. Подняв голову и посмотрев на Стасю, он убедился в собственной правоте - она настолько растерялась, что даже не подумала влепить ему еще одну пощечину.
-Я нынче уеду чуть свет вместе с твоим братом, -поднявшись с колен, шляхтич очень аккуратно притянул к себе княжну, приобняв за талию. -Обещай, что дашь мне шанс завоевать твое расположение? Я безумно желаю тебя... хочу чтобы ты была только моей и все сделаю ради этого.
Легонько коснувшись губ Стаси своими, Войтек заставил себя отпустить ее и вышел из светелки так же как и зашел - с подоконника на старый вяз и уже с него во двор. Естественно, после такого ночного приключения, Качмареку было трудно заставить себя уснуть, да и к тому же совсем скоро надо было вставать и собираться в Вилковицы. Пока еще, молодой человек даже и подумать не мог, что воспоминание о недавних объятиях будет будоражить его воображение едва ли не каждую ночь... но все это будет потом, а пока что он поворочался и в конце-концов уснул.
Наутро весь княжеский двор пребывал в хлопотах, собирая Янека и его провожатых в дорогу - за воротами строился отряд панцирных гусар, а конюхи выводили лошадей для молодого господина, его слуги и гостя княжеской четы. Как и всегда, младший Лещинский не забыл прихватить своего любимого сокола, чтобы дорогой поохотится, ну а верный и преданный своему господину Жендзян не забыл позаботится о провизии. После того как княжич дал команду выдвигаться, Войтек успел бросить взгляд на хорошо знакомое окошко... и после запретил себе оборачиваться.
Ну а далее оставалось только выехать за пределы Лешно... чтобы сразу же оказаться на территории Вилковиц - за последние пятнадцать лет бывшая деревушка превратилась в основательный и хорошо укрепленный городок и теперь начиналась сразу за городскими стенами. Здесь все было сделано добротно и на совесть - укрепления постоянно обновлялись, ров стал куда шире и конечно же неизменно выполнялось главное правило: после полуночи подъемный мост уже более не опускался.
-Я раньше думал что это просто деревня... а тут самая настоящая крепость, -едва не присвистнул от удивления Войтек, обратившись к Янеку. Княжич гордо кивнул, ведь новая жизнь для несчастной когда-то деревушки началась почти что с его рождением - и теперь ярмарка здесь была не хуже чем в самой Варшаве, благодаря моравским ремесленникам-искусникам. -Твоя сестра как-то говорила, что в городе есть силезийская община?
-Верно и они приносят городу много пользы, -важно ответил младщий Лещинский. -Благодаря им развивается торговля и у нас есть возможность принимать у себя на зиму всех окрестных хуторян. А еще у нас есть собственное ремесленное подворье - вон там, на центральной площади. Я обязательно тебе все покажу, раз уж отец хочет чтобы ты мне помогал.
Войтек согласно кивнул, направив своего коня следом за Янеком к дому, в котором обычно останавливался князь или его приближенные - теперь уже не было нужды заставлять теснится вилковицкого старосту. Лещинский дал команду принять отряд в гарнизоне и затем, как и обещал, устроил Качмареку экскурсию по всей деревне, заодно показав укрепления и особую гордость своего отца - несколько самых настоящих пушек.
-Отец хотел чтобы Вилковицы стали самым настоящим форпостом на случай нападения разбойников... до моего рождения, они постоянно сжигали деревушку едва ли не дотла, -рассказал Янек. -А потом, он довольно долго жил здесь вместе с моей матерью и устроил все по собственному вкусу. Ну что, поедем и узнаем, что старина Жендзян скумекал с едой?
-Хорошо. Но потом ты мне расскажешь, что я должен делать, -ответил Войтек и прежде чем вернутся на княжеский двор, в очередной раз посмотрел в сторону стен Лешно. Интересно... как встретит его Стася, когда они встретятся вновь? Будет ли сердится за те вольности, что он позволил себе... поживем-увидим, как говорят?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-10-07 21:35:05)

0

9

[NIC]Stanisława Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i434/1510/b8/87d135a8f9aa.jpg[/AVA]
С подобной наглостью Станислава еще не сталкивалась – никто еще не смел выбираться на дерево, ветки которого скребли обычно окошко в бурю или творили в солнечный и жаркий летний день умиротворенную тень, чтобы подглядывать за ней. Так девушка была крайне возмущена, но куда больших размеров было ее смущение, ведь прекрасно понимала, что именно мог видеть их гость еще каких-то минут десять тому назад, прежде чем ее служанка Юзя покинула комнату – после этого в комнате царила тишина и Войцех точно не мог слышать ее голоса, ведь княжна наслаждалась пением ночных птиц и насекомых, вдыхая аромат весеннего цвета дерев, что витал вокруг и наполнял собой буквально все.
Тем не менее, княгиня Лещинская хорошо воспитала свою дочь. Она научила добрую и порой даже слишком мягкую Станиславу знать те мгновения, когда нужно проявить характер и силу. Так что сейчас девушка, не смотря на свое смущение, не стала отступать назад, кричать или взывать на помощь. Знала, что помощь может иметь весьма сомнительные последствия – кто знает, как именно разнесут слух о случившемся в покоях княжеской дочери после заката? Скажут ведь, что панна была почти и не одета, в одной ночной рубашке и только. Это определенно обратит на себя ненужное внимание, а далее… пламя осуждения и сплетен разнесет по целому королевству дурную славу, о которой будет уже не отмыться.
Стася отступила, сделав шаг назад для того, чтобы сохранить приличное расстояние между ней и паном Качмареком, что буквально сразу же поспешил извиниться за собственную наглость, едва оказался в пределах ее комнаты. Девушка выпрямила спину, но так и не сумела сжать ладони в кулаки. Одной она все еще ощущала последствия от соприкосновения с лицом Войцеха, за что ей уже было жаль – а вдруг ему было больно? Княжна даже и не заметила, как вежливые грани обращения на «вы» были стерты, и молодой пан обратился к ней так, как прежде не было позволено. А в прочем, он был старше нее, да и давнее знакомство предполагало подобные вольности и послабления? Как бы там ни было, а Стася быстро нашла оправдание такому поведению парня, что не желал просто стоять на месте и ждать манны с небес. Он опустился на колени, чем удивил княжну, которой оставалось лишь наблюдать за тем, как Войцех медленно и нежно касается губами той самой ладони, которой и заполучил пощечину несколькими мгновениями ранее.
Но, дальше – больше? Отпустив ее ладонь и придвинувшись ближе, молодой пан сделал то, чего также не творил еще никто… его ладони мягко коснулись ее бедер, тогда как губами он прикоснулся ее живота. Что должно было это значить? Увы, но Станислава не была столь опытной молодой панной, чтобы подозревать об чем-то близком истинны. Однако, нескольких таких прикосновений было достаточно для того, чтобы девица поняла, насколько все происходящим было … наполнено нежностью, полным некой доли благоговения.
И как же это было приятно!
Только, что-то Стасе подсказывало, что все происходящее вряд ли понравилось бы ее родителям, которые воспитывали своих детей не только добрыми и отзывчивыми, но в первую очередь нравственными и порядочными.
Княжне было стыдно за себя и за те приятные мгновения, которые она позволила Войцеху. Но, что было поделать? Ее ладонь лишь покорно приземлилась на плече у Войцеха, что послужило от части этаким тайным знаком – остепениться, вспомнить о приличиях? Девушка опустила взгляд своих синих глаз на молодого человека, в карих глазах которого она видела то, чего не было в вежливом пане Качмареке днем. Дьявольские огоньки, не иначе, танцевали в них, обращали на себя внимание и тихо шептали ей о том, что парень вкладывал в смысл своих слов, когда его ладонь устроилась на талии, прежде чем парень сократил расстояние между ними к вопиюще неприличному.
- Значит, еще ничего не решено? – удивленно спросила Станислава в ответ на просьбу молодого пана, всячески сражаясь со своим смущением. Войцех, конечно, не решился расспрашивать ее о том, к чему был этот вопрос, но именно слова молодого пана и его просьба убедили княжну в том, что отец наверняка лишь пошутил тогда, когда назвал Качмарека ее будущим мужем. Но, кто мог знать, что в ту пору Михал Лещинский, словно бы в воду глядел? – Я обещаю подумать, - совсем тихо ответила панна, прежде чем ее пылких кавалер коснулся ее губ своими…
О! Станислава была готова провалиться сквозь землю в это мгновение и только крепкие и одновременно с этим нежные объятия Войцеха заставили панночку устоять на месте. Это ведь был первый ее поцелуй.
«Так вот, что, значит, чувствовала мама, когда отец ее впервые поцеловал? Или было еще лучше??» - подумалось было Стасе, от щеки девушки стали совсем пунцовыми. И вообще, смотреть в глаза молодому человеку ей не хотелось – что, если он поймет причину ее смущения?
- Я надеюсь, тебе понравится в Вилковицах, - сообщила Станислава, проведя ладонью по плечу молодого пана вниз к локтю, прежде чем Войцех заставил себя отстраниться от нее, а после исчезнуть в ночной тьме. И хорошо бы, никто не видел, как пан Качмарек лазит по деревьям.
Той ночью девушке не суждено было поймать тот покой и то умиротворение, с которым она распрощалась, едва ветка старого вяза не выдержала под весом ухажера юной княжны. Она вертелась, вспоминала все подробности и детали, от чего лишь где-то под утро сумела уснуть. Ну, а когда Юзефа пришла утром будить панночку, она заставила себя подняться лишь ради того, чтобы снова посмотреть на Войцеха и попрощаться с братом. Только, каким же было ее удивлением, когда ей сказали, что они уже уехали!
- Как?! Но зачем так рано было ехать? Почему мне никто не сказал… - возмутилась она, на что Эльжбета лишь хихикала и водила свои шуточки.
- Меньше надо было дрыхнуть – у нашего братца есть еще много работы в Вилковицах, зачем ему сдалась ты еще? – смеясь произнесла Эля, тогда как Станислава была благодарна сестре лишь за то, что она не успела еще приплести сюда пана Кошмарика, как называла она Войцеха.
- Не волнуйся, девочка моя, - тихо обратилась к дочери княгиня, сжав ее ладонь в своей. – Вилковицы – не так уж и далеко, так Ян частенько будет наведываться сюда, а вместе с ним и пан Качмарек. Думается мне, он не только желает послужить твоему отцу, но и хочет завоевать твое сердечно. Так что, будь бдительной и хорошенько его слушай, - напутствовала мать, мягко улыбнувшись Стасе, от чего княжна лишь потупила взгляд и наклонила голову вниз. Лучше бы мать сказала, как именно нужно слушать сердце и на каком языке оно говорит!

+1

10

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i603/1510/16/e2e822dab154.jpg[/AVA]
Умные люди всегда говорят, что лень - самый худший из пороков, который только может поразить молодых да ранних, словно какая-то заразная болезнь. И судя по всему князь Лещинский прекрасно знал об этом и потому заранее позаботился о том, чтобы его сыну, а так же жениху дочери было чем заняться в Вилковицах и послал гонца гусарскому полковнику в гарнизон еще до приезда молодых панов. Ян лишь тихо вздохнул, когда перед завтраком ему подали отцовское письмо со всеми ценными указаниями, которые следовало выполнить незамедлительно. Слушая Янека и не забывая о своей порции, Войтек в очередной раз убедился, что пана Михала не зря почитали почти как отца родного в его владениях. Он не упустил не единой мелочи, которой следовало заняться его сыну в качестве наместника - здесь был и прием прошений и проверка военных укреплений и конечно же поездки в дозор на дальние хутора. Лихие люди должны знать, что в случае чего их будет ожидать скорая и справедливая расправа и сотню раз подумать, прежде чем пересечь границы владений Лещинских...
-Думаю что перво-наперво нам следует поехать к новой церкви и посмотреть как идет строительство - оно уже почти закончено, -сообщил Янек Качмареку. -Мой отец дал обет, что обязательно построит каменный костел в Вилковицах, если бог даст ему здорового сына - так что после рождения Славичка, он исполнил свое обещание. Сначала мы глянем как там идут дела, а затем проверим все укрепления и составим список тех редутов, где надо заменить бревна.
-Хорошо, -согласно кивнул Войтек. -Когда разберемся с делами, я ненадолго съезжу в Лешно... забыл в гостевых покоях свой трофейный самопал. Никто не знает, когда может понадобится хорошее оружие.
-Только долго не задерживайся, живым духом - если опоздаешь, то не попадешь в крепость - я должен буду отдать приказ поднять мост с наступлением темноты, -напомнил младший Лещинский своему новому помощнику (назовем его так?), а после ненадолго задумался, занявшись едой. Дело было в том, что Янек не знал как ему стоит относится к потенциальному жениху сестры.... и вроде все бы ничего - но у княжича не шла из головы история трехлетней давности. Когда отец свалился в лосиную ловушку, а папашка Войцеха даже и не подумал предложить помощь в поисках и живенько слинял в Острог. Наличие заговора против князя Лещинского тогда доказать не удалось... да и если он даже был, то навряд ли Войтек мог иметь к нему отношение...
Но все-таки... Ян понятия не имел как себя надо вести с человеком, отец которого показал себя с самой подлой стороны. К тому же, княжича просто добивал тот факт, что на саблях Качмарек показал себя настоящим мастером...
-Ну что, если ты готов, давай займемся делами? -тем временем напомнил Янеку Войцех, поднявшись из-за стола. -Твой отец не велел нам баклуши бить, так что пойдем.
-Послушай... я хотел тебя кое о чем личном спросить.., -немного неуверенно начал Лещинский, направившись следом за Качмареком к конюшне. -Тебе нравится моя сестра?
Войтек вывел своего вороного, уже успевшего отдохнуть и начал собственноручно седлать его, поглаживая по шее... вопрос Яна не особенно застал его врасплох, но вновь всколыхнул "задремавшие" было мысли о Стасе. Вчерашняя пощечина и те приятные объятия, что были после нее - пусть недолгие, но такие сладкие и наполнившие душу надеждой на большее...
Как хотелось шляхтичу, чтобы синие глаза прелестной панны взглянули на него с любовью, а нежные уста принадлежали только ему одному... но ради этого еще стоило постараться? Желанная награда в сто раз слаще, если доставалась с трудом - а Войтек не привык отступать перед трудностями.
-Конечно нравится, -тихо ответил Качмарек. -Я буду самым счастливым человеком на этом свете, если смогу прийтись ей по сердцу.
-Я не хочу чтобы она уезжала, -вздохнул Ян, оседлав своего гнедого. -Думаю мы с тобой хорошо поладим, если ты запомнишь одну вещь - моя сестра не должна не единой слезинки уронить по твоей вине. Мой отец всегда говорил, что найдет ей мужа, чтобы пылинки сдувал... надеюсь, мы друг друга поняли?
-Еще бы не понять, -усевшись в седло, Войтек улыбнулся, в очередной раз поймав себя на мысли, что немного завидует княжичу. У него была самая настоящая семья, где все привыкли стоять друг за друга горой, несмотря на привычные для близких людей ссоры и какие-либо споры. -Если бог позволит, я стану таким мужем для твоей сестры, Ян... но ей не обязательно уезжать, потому как я пока что не горю желанием возвращаться в Острог. Уж лучше снова на войну сбежать... чем к матушке.
Итак, дела и заботы отняли у двоих шляхтичей добрую половину дня, прежде чем у Войтека появилась возможность вернутся ненадолго в Лешно. Его вороной словно ветер промчался по улицам города, высекая искры своими подковами из брусчатки и заставляя степенных горожан посторонится и пропустить крайне нетерпеливого рыцаря. Но что можно поделать, если сердце Войтека осталось возле прелестного белокурого ангела, что позволил украсть свой поцелуй?
-А маменька и папенька уехали в гости! -объявила Качмареку озорница Эльжбета, когда он переступил порог княжеского дома. -Дорота понесла укладывать спать Славчика, а Стаська в саду - она на меня дуется! А я жду учителя музыки... это такая тоска смертная, вы себе не представляете...
-Я приехал ненадолго, потому что забыл кое-что нужное, -Войтек кивнул на свою трофейную пищаль, при виде которой у маленькой разбойницы тут же загорелись глазки. -Могу я поинтересоваться, почему панна Станислава дуется на тебя?
-Потому что я поймала большую лягушку в саду и посадила ей в пяльцы! -хихикнула Эля, крайне довольная собой. -Идите-ка сюда, мне надо вам сказать что-то очень важное... вы ведь никому не скажете, пан Кош... Войцех??
-Клянусь, -рассмеялся Качмарек, послушно пройдя следом за девочкой в уютную гостиную княжеского дома. Эльжбета забралась с ногами на стул и обняв рыцаря за шею, тихонько шепнула следующее:
-Послушайте... а заберите уже Стаську в Острог? Она нажаловалась Дороте и теперь мне попадет от маменьки - а еще, если она уедет с вами, то мне позволят занять ее комнату. А еще... поучите меня стрелять?? Папа запретил брату меня учить... я буду очень стараться, ну пожалуйста!
Войтек не сумел сдержать смех, за что получил удивленный и грустный взгляд от младшей княжны - она ведь говорила совершенно серьезно, а он ржет как лошадь... очень-очень обидно.
-Послушай, Элюшка... я буду рад забрать твою сестру замуж, но сначала я должен ей понравится. Неприлично сразу делать предложение, не узнав друг друга, -Качмарек постарался быть серьезным, хотя это получалось весьма посредственно. -А если я начну учить тебя стрелять, то твой папа пристрелит меня - и тогда тебе точно не видать комнаты твоей сестрицы.
-И то правда.., -вздохнула Эля, слезая со стула - ее как раз хватилась Дорота и теперь громко звала, напоминая про урок музыки. -Пойду... а вы не забудьте, что обещали никому ничего не говорить, хорошо?
После того как проказница убежала, Войтек направился в сад - нельзя было уехать и не повидать Стасю, учитывая некоторые пикантные обстоятельства их вчерашней встречи. Старшая княжна сидела на резной деревянной скамеечке, листая какую-то книжку и не сразу заметила Качмарека, которого выдало бряцанье боевой амуниции. Улыбнувшись, он присел перед девушкой, положив на посыпанную красным гравием дорожку свой шлем и перчатки и осторожно взял ее ладошку в свои.
-Я приехал ненадолго и у меня очень мало времени.., -Войтек легонько коснулся губами тонких пальчиков Стаси и поднял на нее глаза. -Давай встретимся завтра вечером? Здесь, в этом саду... я постоянно думаю о тебе и хочу побыть наедине, хотя бы полчаса. Ты подаришь мне их?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-10-08 21:40:06)

+1

11

[NIC]Stanisława Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i434/1510/b8/87d135a8f9aa.jpg[/AVA]
Слова матери посеяли неведомую юной княжной до сих пор надежду в сердце – неужели ей так хотелось вновь повидать пана Войцеха? Нет, конечно, убеждала себя лишь в том, что будет грустить лишь по одному брату, которого ей никто и никогда не сможет заменить. А в прочем, где была истина, кто знает? Однако, слова княгини о частых встречах с братом и потенциальным женихом во время их визитов в Лешно, вызвали у юной панны куда большую долю смущения, что быстро перекрыла воздух надежде. Воспоминания о прошлом вечере, когда в открытое окно ее покоев пробрался совершенно неожиданный визитер, а также те непозволительные прикосновения его губ и рук, были слишком свежими для того, чтобы забыть о них, подобно обманчивому сну, чьи чары уходят поутру с первыми лучами солнца.
Станислава улыбнулась на слова матери, пытаясь совладать с собой, прежде чем она смогла догадаться о чем-либо, что имело место быть накануне вечером за закрытой дверью спальни княжой дочери. Говорят, что на злодее шапка горит и он сам выдает себя, как говорится, с потрохами – также и Стася. Ей казалось, все уже знают, видят или подозревают что-то неладное в поведении панночки, что сейчас так часто смущалась и краснела. Но, княгиня ведь решила все по-своему? Она, конечно, заметила смущение старшей дочери от одного только упоминания об их дальнем госте, только восприняла его как должное – их Стася ведь еще такая юная, чистая и непорочная, что только и смущается от одного воспоминания о женихе.
- Михал, ты знаешь, сегодня за завтраком, когда наша Стася только вышла к нам, я подумала, что наша старшая дочь выглядит уже очень взрослой и красивой панной, - собираясь в гости к чете Понятковских, обратилась к своему супругу княгиня. – Но, когда речь зашла о Качмареке, я подумала, что она еще очень юна для брака. Не думаешь ли ты, что мы позволили ухаживать за ней слишком рано? Вдруг это отрицательно скажется на ней? Я так переживаю за нее… - тихо твердила Беата, наблюдая через окно в гостиной, где княжеская чета находилась наедине, как играют дети в саду. Она улыбнулась, видя, как смеялся Славчик, играя со своими сестрами, что не давали ему заскучать. Особенно Стася.
Но, время не позволяло откладывать их отъезд из Лешно, ведь князь и княгиня желали вернуться еще засветло. Так что, попрощавшись с девочками и Богуславом, Беата вместе с Михалом сели в приготовленную для них карету, и уже в пути продолжили свой разговор, пока Дорота поторопила своих подопечных девочек к более полезным занятиям, таким как рукоделие.
- Идемте, панна Станислава – вам нужно позаботиться о своем приданном, ведь его должно составлять не только то, что вашему мужу пообещает ваш батенька, но в первую очередь ваши труды. Они должны украшать ваш дом, - нравоучительным тоном сообщила Дорота. Ей обычно, конечно же, не нужно было загонять лишний раз к кропотливой работе панночек свою старшую воспитанницу, но поскольку она так боялась за приданное девочки – не удержалась от возможности лишний раз его обогатить.
- А мне пока не нужно делать приданное, - злорадствовала Эля, но уже мгновением спустя, после небольшого напутствия Дороты, няньке удалось заставить младшую княжну забыть о безделье. Но, как говорится, не так уж и долго царили тишина и уют в усадьбе Лещинских. Только лишь до той поры, пока Эля не подсунула в пяльцы старшей сестры, из-за чего поднялся настоящий шум-гам, прекратить который вряд ли кому удалось бы прекратить, если бы не обиженный топот ножки Станиславы и уход из того помещения, где еще находилась та противная зеленая жаба просто гигантских размеров.
- Мне кажется, что теперь меня стошнит от одного только взгляда на мои пяльцы, - зло пробормотала себе под нос Стася, оказавшись в своей комнате, где она надеялась пробыть до вечера. Тем более, ее взгляд упал на недавний подарок Войцеха, к которому она уже прикоснулась в следующее мгновение, кончиками пальцев проводя прекрасному фолианту книги.
Окно так и было открыто, как его оставила Станислава. Взяв в руки книгу, она подошла к окну, из которого и выглянула, и ужаснулась – отчаянный смельчак был Войцех, ведь мог покалечиться, если бы все-таки упал с ветки проломившейся под ним на старом вязе, что лениво шуршал своими свежими листьями на ветру. На улице было тепло, даже жарко для средины мая, но упускать этот теплый солнечный день панна не решилась, а потому, не выпуская из рук книгу, девушка подалась в сад, где и принялась читать тот подарок, который ей преподнес молодой человек. Как оказалось, книга была одним из величайших творений древнеримского поэта, получившего прозвище мантуанского лебедя. За какие заслуги? Пожалуй, теперь никто не скажет наверняка, но стихи одной из величайших поэм «Георгики», определенно запали юной панне в душу. И именно за чтением Станиславу застал ее кавалер…
Она услышала сначала шум сбруи и доспеха, на который и обратила свой взор, удивившись тому, что увидела перед глазами – Войтек Качмарек посреди их тихого сада, но не в Вилковицах, куда они с Яном отправились нынче на заре.
Стася ничего не сказала молодому пану, наблюдая за ним, широко открытыми глазами. Княжна смотрела Войцеху в глаза, прежде чем он не опустился перед ней на колени, а после ощутила нежное прикосновение к ним губ пана. Это далеко не самое приличное действие пана Качмарека заставило Станиславу оглянуться по сторонам – не могла позволить, чтобы кто-то стал свидетелем этой сцены... Она почти не слушала Войцеха, а потому между ними повисла пауза, которую девушка решила наполнить особенным содержанием.
- Séd fugit ínterea, fugit írreparábile témpus, Síngula dúm captí circúmvectámur amóre,* - прочитала она, когда губы ее тронула едва заметная улыбка. – «Но между тем бежит, бежит невозвратное время, пока мы, плененные любовью к предмету, задерживаемся на всех подробностях,» - так говорит поет в той книге, которую вы мне подарили вчера, а я обещала вам пересказать хоть что-нибудь,  - набравшись чуть смелости, добавила девушка, не отводя взгляда в сторону. – Надо полагать, я не смогу вам почитать, как обещала, в столь позднее время, но … я попробую выйти к вам в сад.

* III книга "Георгики" Вергилия

Отредактировано Tony Danziger (2015-10-08 00:14:28)

+1

12

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i603/1510/16/e2e822dab154.jpg[/AVA]
Он улыбнулся, слушая певучий латинский язык из столь прекрасных уст - определенно, его подарок пришелся по душе Стасе, за что можно было еще раз похвалить самого себя. Тогда в Чигирине, Качмарек мог раздобыть для своей невесты практически все что угодно - в этом пограничном городке постоянно шла купля-продажа награбленной в боевых походах добычи. Однако, молодому рыцарю подумалось, что богатыми украшениями прелестную панну совершенно точно не удивишь - любящие родители конечно же позаботились о том, чтобы у их дочери подобного добра было в избытке. Войтек не забыл, что Стася обожала читать и узнавать все новое, так что его подарок был скорее этаким милым напоминанием о недавнем прошлом...
-Я приеду после ужина и буду ждать тебя под вишнями, -улыбнулся Качмарек, оглянувшись на деревья, усыпанные цветами, между которыми деловито сновали недавно проснувшиеся шмели и пчелы. -Не хочется уезжать, но надо... иначе пан наместник будет сердится на меня. Ваш с Янеком отец, как оказалось приготовил нам великое множество разных поручений, чтобы не сидели без дела. Но если бы было возможно, я бы с удовольствием еще побыл с тобой.
Трудно... ох как же трудно было заставить себя уйти от юной княжны! Войтеку пришлось собрать всю свою волю в кулак, вспомнив о той службе, которую он обещал князю... однако, яркие воспоминания о недавней "встрече" в спальне Стаси вновь пришли на ум молодому шляхтичу, заставив его оглянутся на прелестную девушку, прежде чем покинуть княжеский дом. Войтек тешил себя надеждой, что накануне вечером были не последние его объятия с будущей женой - а еще твердо, окончательно и бесповоротно решил, что костьми ляжет, а добьется ее руки. Та легкая взаимная симпатия, что возникла три года назад, похоже вот-вот должна была переродится в настоящее и крепкое чувство? Словно река, которая родится из сравнительно небольшого истока-ручейка и становится шире, набирая все больше и больше силы...
Вернувшись в Вилковицы, Войтек присоединился к Янеку - тот как раз поехал инспектировать боевые укрепления и заодно заехал на рыночную площадь, чтобы узнать как проходит очередная ярмарка. Под защитой пушек и гусар панцирной хоругви, торговый люд теперь не боялся везти свой товар, зная что в случае появления разбойников, можно будет "пересидеть" в деревне либо в Лешно. Прогулявшись по торговым рядам, Качмарек приглядел искусного мастера-ювелира из моравцев, чтобы потом заказать какой-нибудь красивый подарок для Стаси.
-Пан уже присмотрел себе что-нибудь? -вежливо поинтересовался ремесленник, наблюдая за тем как Войтек разглядывал готовые украшения. -Если пану будет угодно, то я могу сработать ожерелье, кольцо или серьги для его дамы.
-Мне нужно кольцо... но оно должно быть особенным - чтобы больше ни у кого такого не было, -поразмыслив, ответил Качмарек. -У меня есть золото и драгоценные камни - все что не пойдет в работу, сможете оставить себе и не быть в накладе. Сможете сделать такой перстенек, чтобы пришелся по душе одной юной прелестной панне?
-Конечно! И смею уверить, что панна будет очень довольна, -кивнул ювелир. -Мне всегда нравилось работать на заказ, придумывая что-то новое. Буду рад вас видеть в своей лавке, ясновельможный пан - приходите обязательно, договоримся обо всем.
-Что это ты застрял возле ювелирной лавки? -поинтересовался Янек, после того как оба шляхтича оседлали коней и поехали к княжескому двору - именно так жители Вилковиц называли дом, где обычно останавливался старший Лещинский или его приближенные. Внутреннее убранство этой небольшой усадьбы было очень простым, но не лишенным удобств и всего необходимого: Войтек уже успел убедится, что Лещинские умели экономить на совершенно ненужной роскоши и тратили свои средства с умом. -Выбираешь подарки для моей сестры? Ее не удивишь подобным...
-Я знаю, -улыбнулся Качмарек, пустив своего вороного шагом по деревянному настилу на ярмарочной площади. -Но мне бы хотелось подарить ей что-нибудь совершенно особенное... хочу доказать, что я ничуть не хуже тех княжеских сынков, что сватались к ней.
Ян лишь вздохнул на эти слова и молча пришпорил коня, поехав быстрее своего спутника... чтобы не пришлось объясняться перед Войтеком за эту неожиданную паузу в разговоре. Но честно говоря, Лещинский не знал, можно ли вообще как-то объяснить собственные чувства и мысли, возникшие еще в тот момент, когда матушка рассказала, что Стасю посватали...
Княжеский наследник будто "раздвоился" - по-другому и не скажешь. С одной стороны, он был горд, любуясь красавицей-сестрой, что стала завидной невестой... но с другой, так горько и жалко было осознавать, что пора беззаботного и прекрасного детства под родительским крылом неумолимо приближается к закономерному финалу. Обожаемая старшим братом Стаська совсем скоро выйдет замуж и уедет в дом своего супруга, как и полагается панне из хорошей семьи.
И ничего уже не попишешь и не вернешь.
Конечно же Войтек понятия не имел о раздумьях Яна, потому как его светлую голову занимало совершенно другое дело - свидание под вишнями, на которое он должен был смыться этим вечером. Увидеть Стасю, вновь услышать ее голос... быть может вновь украсть осторожный, но очень нежный поцелуй, коснувшись столь желанных и манящих губ.
Закончив со всеми делами, Качмарек ушел к себе и провел несколько часов в ожидании встречи со своей нареченной, а когда время ужина миновало, быстро собрался, сел на своего коня и был таков.
-Интересно, куда это его понесло? -произнес Янек, выглянув в окошко и увидев, что Войтек выехал за ворота. -Неужели решил поехать повидать мою сестру?
-Ваш отец ведь позволил ему за ней ухаживать. Дело-то молодое... и как понравится невесте, если не видется с нею? -отозвался Жендзян, убиравший со стола. -Знаете, пан Янек... мне думается, что этот Качмарек неплохой человек - и толковый и в оружии разбирается. К тому же он не трус и не стал хвастаться, что выиграл тот поединок с вами.
-Может быть и так.., -ответил Лещинский, вновь вздохнув. -Но я все равно не хочу чтобы он увозил Стасю... тем более в те края, где едва не погиб отец. Вдруг к ней будут плохо относится в доме Качмарека?
Ну а пока Жендзян пытался уверить своего хозяина, что все его беспокойства нисколько не оправданы - незачем думать о плохом, пока оно не случилось, разве нет? - Войтек уже успел примчаться в Лешно и передав своего вороного заспанному конюху, направился в сад. Молодой человек пришел первым, так что у него было несколько минут в запасе, чтобы постараться придумать с чего можно начать разговор... вот только все благие намерения испарились словно дым в ночи, когда появилась княжна. Позабыв буквально обо всем на свете, Качмарек сделал шаг к девушке и обнял ее, притянув к себе.
-Наконец-то... я уже думал, что не смогу дождаться вечера, -шепнул рыцарь в губы княжне, прежде чем прикоснутся к ним своими.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-10-09 20:02:26)

+1

13

[NIC]Stanisława Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i434/1510/b8/87d135a8f9aa.jpg[/AVA]
Садок вишневий коло хати,
Хрущi над вишнями гудуть...

Панна нарочно не давала твердого и уверенного обещания молодому пану, что так нежно держал ее за руку, не давая ей даже малейшей возможности позабыть о событиях вчерашнего вечера, из-зачем щеки воспылали здоровым румянцем, словно окрашенные солнцем яблоки. Очень легко ведь просто согласиться, отдать свое утвердительное «да», позабыв о всех тех препятствиях, что обычно случаются с теми, к кому судьба не благоволит. К тому же, вечерняя встреча должна ведь остаться тайной? Как бы там ни было, а говорить кому-либо о встрече с Войцехом в саду, да еще посреди ночи – княжна точно не станет, иначе попросту умрет со стыда перед родителями, не говоря уже о том, что подобный поступок граничил с правилами доброго тона, по которых здорово можно было потоптаться.
Вслед за паном Качмареком, Станислава посмотрела на вишневый цвет деревьев – своим светло-розовым цветом он существенно отличался от черешни, что уже успела почти отцвести и даже завязаться в маленькие бутончики. Вишневые деревья находились вдали от усадьбы и скромно прятались за стройными сестрами-черешнями около высокой и плотной ограды, от чего этот уголок казался идеальным местом для вечерней встречи. Тем более, княжна так любила гулять в эту пору года, вдыхая в себя весь этот цветочный аромат и наслаждаться первому и пока еще совершенно не назойливому теплу.
- Хорошо, - тихо согласилась Стася, когда ее ладонь защекотала своим легким и таким изящным прикосновением ладонь пана, прежде чем доверчиво устроилась в ней, переплетя их пальцы между собой, словно бы желая продлить тот миг их небольшого уединения. – Ну, конечно, - коротко улыбнулась девушка, не отводя взгляд своих синих глаза в сторону. – Вилковицы всегда отыгрывали важную роль не только в стратегическом плане, но и в жизни нашей семьи – так что, это нисколько не удивительно. Князя всегда заботила судьба этого поселения, что уже скоро наверняка получит статус настоящего города. К тому же, отец всегда был очень требовательным, - в итоге пожала плечами Станислава, в очередной раз украсив выражение своего лица короткой улыбкой. Она не знала, что еще могла бы ответить пану, от чего лишь слегка наклонилась вперед, ожидая повторить то неповторимое ощущение, что дарит смертным во истину поцелуй.
Но, вместо того, чтобы ощутить прикосновение ласковых губ к своим, Стасе лишь пришлось отпустить руки своего кавалера:
- Я приду, обязательно приду, - лишний раз повторила Станислава шепотом, так и не узнав, услышал ли молодой пан ее слова и желания встречи, что читалось буквально, вовсе не между строк, как обычно это было принято подавать. Она оставалась сидеть на скамеечке, держа осанку ровной, только на этот раз ее глаза касались взглядом вовсе не открытой на коленях книги. Юная княжна смотрела в след Войцеху, что на какое-то мгновение лишь обернулся в ее сторону, прежде чем поспешил скрыться, дабы не заставлять себя ждать в Вилковицах попусту. Тем более дела, которыми наградил своего старшего сына князь там, были внушительными.
Так княжна просидела в саду еще какое-то время, пока жужжание пчел не стихло, а Дорота не позвала ее к столу – родители в гостях, но дети ясновельможного панства не питаются божьей манной и нуждаются в хорошем и полезном ужине. С тех пор, как ушел Качмарек, девушка пыталась еще что-нибудь прочесть, отметить про себя и запомнить, дабы повторить крылатые слова, вот пусть даже этим вечером, только … попытки сосредоточиться являлись тщетными. И что тут поделаешь?! Стася потерла руки выше локтей, ощущая, как легкий весенний холод начал пробираться к ней. Она подумала ненадолго о том, что на свидание обязательно накинет себе на плечи что-нибудь, дабы сохранить бесценное тепло своего теля для себя – как бы то ни было, а ночи еще не были по-настоящему теплыми. Замерзнуть и заболеть из-за собственной невнимательности к себе было бы так похоже на ее младшую сестру Эльжбету.
К слову, о младшей княжне. Эльжбета очень ждала встречи с сестрой за ужином, однако Стася почему-то все время молчала и совсем ничего не сказала ей, кроме самых общих фраз и слов, вроде приятного аппетита и спокойной ночи. Раздосадованная подобным отношением старшей сестры, что обычно все прощала маленькой вредине, Эля лишь пожаловалась Юзе, что отправилась вместе с ней в ее покои.
- Ну почему она до сих пор обижается на меня? – нахмурилась Эльжбета, только не стала дожидаться скорого ответа. – Я ведь пошутила, а она шуток не понимает…
- Может, вам следовало бы извиниться перед сестрой? Она очень испугалась, - посоветовала служанка младшей дочери князя Лещинского.
- Еще чего! До завтра ей пройдет… - подобно лекарю, решила маленькая озорница, рухнув на свою постель, где крепко и быстро уснула.
Ну, а пока кое-кто уже видел второй сон, Станислава только пыталась выйти незамеченной из дома в сад, где ее уже ждал кавалер.  Родители уже успели вернуться домой, тогда как все слуги уже разошлись по комнатам и скорей всего также спали. Она аккуратно переступила скрипучую ступеньку, чтобы не выдать себя, а потом выбежала из дома через задний ход. Выбежала и побежала, словно бы кто-то мог проследить из дома за ее темной фигурой, приближающейся все ближе и ближе к садовым деревьям князей Лещинских. И тут же, между пахучего цвета вишни, Стася попалась в руки своему жениху-охотнику, что поспешил заключить ее не только в объятия, но и подарить ей нежный и столь требовательный поцелуй.
- Никто не видел, как я выходила, – осторожно произнесла Станислава, все еще чувствуя на губах вкус недавнего поцелуя, что был более требовательным и решительным нежели предыдущим вечером. – Ты более не лазил по деревьям? – подобно озорному ребенку спрашивает у молодого человека. – Давай пройдемся между деревьев? Обожаю эту пору года и могу гулять вечность, – практически сразу предложила Станислава, не зная, что и делать. Это ведь первое ее свидание!

+1

14

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s001.radikal.ru/i195/1510/9a/7912e5bf5300.jpg[/AVA]
По правде говоря... Войтек не особенно представлял, что нужно делать чтобы понравится будущей супруге - до приезда в Лешно, в его жизни выходило так, что особы прекрасного пола обращали внимание на молодого рыцаря без каких-либо на то усилий с его стороны. Дома в Остроге, младшему Качмареку не отказал бы не один шляхтич, захоти он посвататься к чьей-нибудь дочке... но воспоминания о Стасе не позволили этого сделать, к тому же матушка напомнила своему сыну о сговоре с Лещинскими, что имел место быть три года назад. Конечно же, Стасю нельзя было даже и сравнивать с острожскими паннами - она была совершенно другой: интересной, умной и очень образованной. И как же понравится этому милому ангелу? Особенно если учесть, что Войтек никогда не был особенно прилежным учеником у своих учителей и поразить девушку знаниями и начитанностью точно не мог...
В общем... Качмарек не придумал ничего лучше (пока что), кроме как импровизировать по ходу свидания. Объятия и поцелуи дело хорошее, но вот только не стоит забывать, что у юной панны ничего подобного раньше не было, так что стоит сдерживать собственный пыл, чтобы не напугать ее и не показаться слишком грубым. Так что молодой человек согласно кивнул, в ответ на предложение прогуляться под вишнями - тем более, что это место в саду было хорошо укрыто ветвями деревьев, от чьих-либо любопытных глаз.
-За тобой я бы и в адское пекло полез, не раздумывая, -улыбнулся Войтек, услышав вопрос девушки. -Когда я был ребенком, няня как-то рассказала мне одну сказку... про витязя, что потерял свою нареченную и вынужден был странствовать, чтобы найти ее. Так вышло, что злые силы, что их разлучили, спрятали ее глубоко под землей... и чтобы добраться туда, ему пришлось ехать на самый край земли, где был вход в подземное царство. Он спустился на самое дно по корням большого дерева и его не напугали всяческие опасности, что случились на этом пути... Знаешь, когда я слышал эту сказку раньше, я думал, что мне было бы очень страшно сделать что-то такое. А сейчас... я вижу тебя и думаю что все бы сделал ради одной твоей улыбки.
Молодой человек очень осторожно взял Стасю за руку, пока они гуляли под цветущими вишнями. Он не торопился притянуть ее ближе, наслаждаясь ответным прикосновением ее теплой ладошки и тонких пальчиков - пусть простым, но таким нежным и ласковым.
-Сегодня Янек показывал мне Вилковицы... и я кое-что придумал для тебя, -почти что выдал свой будущий подарок Войтек - но уж очень хотелось посмотреть на реакцию Стаси. -Это будет нечто совершенно особенное и тебе точно понравится, вот увидишь. Мне так хочется тебя порадовать...
На пару мгновений, сердце будто замерло в груди у рыцаря и остановившись, он обнял девушку, оказавшись на предельно близком и опасном расстоянии от нее. Оставалось лишь вновь коснуться манящих и сладких губ, что и было сделано в вечерней тишине, которую нарушал лишь шелест листвы, да жужжание майских жуков...
-Панна Станислава, где вы?? -как оно всегда и бывает, в самый неподходящий момент в саду объявилась Дорота, хватившаяся одной из своих воспитанниц. Даже озорница Эля уже давным-давно крепко спала в своей постели, тогда как ее старшей сестрице вдруг захотелось прогуляться после вечерней росы. Нянька решила сходить за панной, прекрасно зная как та любит засиживаться за книжками... и испортила тайное свидание, потому как Войтеку пришлось-таки забраться на ближайшее дерево, чтобы без помех перемахнуть через забор, что отделял сад от конюшни.
-Я приду завтра вечером и буду ждать тебя, -только и успел сказать Качмарек, прежде чем ему пришлось скрыться и Дорота нашла свою драгоценную пропажу. Далее, молодому человеку пришлось нестись во весь опор в Вилковицы и успеть как раз вовремя до того как поднимут мост. Добравшись домой, Войтек завалился на кровать и уснул в мечтах о своей нареченной, ровно до того момента, пока его словно кто-то не толкнул под бок. Усевшись на кровати, Качмарек потянулся и мельком бросил взгляд на окно... и едва не скатился на пол, потому как ночное небо было окрашено в алый цвет из-за зарева, что полыхало где-то совсем рядом.
-Что это?? -сам себя спросил Войтек, схватив в охапку свою одежду, оружие и доспехи и помчавшись на первый этаж. -Кто-нибудь может сказать мне, что творится??
-Морково горит, ясновельможный пан, -ответил перепуганный слуга. -Полчаса назад оттуда прибежал человек и рассказал что напали какие-то сучьи дети и всех жителей согнали к церкви... орал тут как умалишенный, что разбойников много и они грозятся всех убить! Княжич собрал людей и помчался на подмогу...
Войтеку очень хотелось рычать от злости - эх, Ян... и какого же черта ты решил смыться один?? Но делать нечего и Качмарек быстро собрался, приказав седлать своего коня и быстро собрать его людей - тех самых, что ходили с ним на татарву и не боялись не бога не черта. Рыцарь уже выбежал было из дома, как вдруг услышал стук в дверь кладовки, что была основательно приперта бочками. Отодвинув их вместе со слугой, Войтек к своему удивлению увидел... Жендзяна, злого как тысяча чертей.
-Беда, пан Войцех - я пытался остановить княжича, сказал что нужно предупредить его отца, прежде чем сломя голову мчаться в бой... но сами видите, что вышло, -рассказал пройдоха. -Я пообещал нажаловаться пану Михалу и он приказал гусарам запереть меня... вот же дьяволенок!
-Бери оружие, Жендзян и на коня! Дураку понятно, что это нападение кто-то подстроил.., -ответил Войтек, выбежав во двор. -Все слишком просто... мне думается, что кому-то хочется убить Яна.
-Ох ты Господи... мать Пресвятая Богородица - что же я скажу пану Михалу?? Он мне своего сына доверил.., -сокрушался Жендзян, прихватив пернач и усевшись в седло. -Поторопимся, пан Войцех - возможно успеем еще опередить тех сучьих детей...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-10-10 00:16:20)

+1

15

[NIC]Stanisława Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i434/1510/b8/87d135a8f9aa.jpg[/AVA]
[audio]http://pleer.com/tracks/11209700imWO[/audio]
Принято считать, что порядочной панне нечего искать в саду, когда на небе ясная и безоблачная ночь во всей своей красе и силе, а где-то совсем рядом тихо прохаживается ясновельможный пан. Кто знает, что может случиться этой теплой майской ночью? Кто расплетет косу, как поется в той самой грустной песне, которую часто пела своим детям княгиня, и принесет ли это слезы вместо радости и счастья? Увы, всего и не познать, но песни поют о столь таинственных и сакральных вещах, затрагивая те самые звучные струны сердца, от которых идет мороз по коже и хочется узнать скорее, какого это любить, быть любимой, расставаться с любимым, … и кто знает еще, о чем умолчали песни? Пожалуй, княжна бы с удовольствием спела бы для своего кавалера и возможного жениха, если бы только не боялась, что ее звонкий и тонкий голосок, не обратит на себя внимания всех тех, из-под надзора которых прекрасная панна и сбежала нынче. Меньше всего Стасе хотелось выслушивать замечания от Дороты, ведь обычно это было уделом именно Эльжбеты, а не ее. Она ведь умолчит и не скажет Войцеху о том, что никогда еще не выходила так поздно в сад, чтоб погулять и встретить там своего кавалера…
Княжна отвела взгляд в сторону, якобы для того, чтобы полюбоваться видом, что открывался на усадьбу, окошка которой горели тусклым светом безмерного количества свеч. Низшая ветка разлогой вишни удобно скрывала двух желающих прогуляться в компании друг друга и без обязательного надзора взрослых – скажем так? Вид на уютный отчий дом, в котором Стасе предстояло уже давно готовиться ко сну, заставил улыбнуться панну, прежде чем взгляд ее голубых глаз вновь вернулся к воеводе, в чьей ладони покоилась ее рука.
Она покачала головой – не желала сводить с праведной дорожки молодого шляхтича. Совершенно другого желала, а в прочем … не нарушила речь Войцеха, лишь своевременно высказавшись, как ее этому и учила Дорота, когда была еще маленькой совсем.
- Я слышала эту сказку – мама рассказывала, а ей … не знаю, наверное, няня рассказала, - улыбнулась девушка, тихо вздохнув. – Только… не нужно ничего такого делать из-за меня, - от части смущенно произнесла Станислава. – Любовь не должна ранить… Я хочу счастливую песню, - вряд ли молодой шляхтич мог провести точно ту же параллель, что и княжна, только уходить в подробности Стасе сейчас н хотелось. Все, что могла сказать – уже сказала, подарив тонкий намек на искренность и надежду. А в прочем, может даже больше? От подобных размышлений панну отвлек сам Качмарек, заявив о каком-то подарке для нее.
- Еще один подарок? Я еще книгу не успела прочитать, – искренне обрадовалась Стася, хотя кто сказал, что пан желал подарить ей именно книгу? Да и, скажите на милость, какая панна не любила получать подарки? Быть может, Станиславе удавалось быть более сдержанной, чем ее младшей сестре, но ровно также, как и Эля, старшая княжна любила внимание и тем более подарки. Только… кто-то очень быстро забыл о том, что подарки принимать стоит с умом, ведь они могут нести в себе определенный подтекст? «Но… смогу ли я принять твой подарок?» - только и подумалось княжне, прежде чем она оказалась в объятиях Войцеха, после чего их губы встретились в нежном поцелуе. И пусть его инициатором был шляхетный пан, сама Станислава нисколько не терялась и охотно пошла на встречу Войцеху, прежде чем страх не прошелся морозом по коже, едва она сумела отличить свое имя – Дорота хватилась пропажи, от чего и следовало уже прощаться?
- Хорошо, - внезапно для себя выпалила Станислава, которой было определенно мало лишь этой короткой встречи. Это было ведь так не похоже на нее! – Но будет проще встретиться, после того как все без исключения уснут… - пожала она плечами, пока пальцами теребила кончик своих длинных кос, ощущая, как сильно пылают ее щеки. Она не успела пожелать своему кавалеру спокойной ночи – молодому человеку пришлось быстро ретироваться, а Станиславе наблюдать с тихим восторгом на лице, как вообще можно перебраться через такой-вот высокий забор. Однако, княжной нужно было поторопиться – Дорота повторила свое к ней обращение и Станислава выбралась из-под укрытия вишневых веток, как говорится с поличным?
- Дорота, извини – мне показалось, я услышала соловья в саду и выбежала посмотреть на него, - выдумала на ходу Стася, пусть и знала, что ночью соловьи молчат.
- Неужели панна еще не помнит, что соловьи только утром поют? – по-доброму произнесла Дорота, и тут уже Станиславе следовало облегченно выдохнуть. Ведь нянька более не думала ее ругать?
- Я забыла… - бессовестно повторилась панна, прежде чем вернуться в дом и устроиться в постели, теша воображение прогулкой по вишневому саду, где был более всего ощутим приход весны – теплая весенняя погода, чистое небо, хрущи над вишнями и … Войцех. Мысли быстро закружились о молодом кавалере, которого ей отец пророчил в мужья, … и где-то в их водовороте уснула Станислава той ночью, но уже на утро не могла припомнить все то, что рисовало ее воображение.
Станислава спустилась вместе с Эльжбетой к завтраку, когда отец с матерью решили обрадовать своих дочерей известием – у них появится еще один ребенок.
- Вот и замечательно! – обрадовалась Эля. – Стася пойдет замуж за пана Кошмарика, я займу ее комнату, а наш младший брат или сестра – мою, - уже все решила младшая княжна, чем только рассмешила всех присутствующих за столом. Только не долго удавалось сохранить всю беззаботность и веселье, что словно бы исчезло в одно мгновение с приходом Войцеха Качмарека, что прогремел подобно грому подходя ближе. И глядя на молодого человека, которого помнила вовсе не в крове и поте, как сейчас, Стася лишь привстала из-за стола, приготовившись выслушать плохие известия. В том, что они будут хорошими уж очень сильно сомневалась.

Отредактировано Tony Danziger (2015-10-10 00:12:32)

+1

16

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s001.radikal.ru/i195/1510/9a/7912e5bf5300.jpg[/AVA]
Войтек гнал своего коня по направлению к Морково и мысленно клял себя за беспечность... и надо же было проспать столь важные события?? А Ян, тоже хорош - во всей видимости решил отличится перед отцом и даже не подумал разбудить своего помощника, совершенно позабыв о том, что не умеет воевать. Теперь оставалось лишь молиться богу, чтобы поспеть вовремя, да подстегивать коня нагайкой, чтобы летел как ветер... туда где кровавое зарево над домами предвещало скорую беду.
Недолгой дорогой, Качмарек лихорадочно пытался обдумать ситуацию, понимая что времени на то чтобы обдумать стратегию, благодаря Янеку, у него уже нет. Это была явная ловушка, чтобы выманить княжича из хорошо укрепленных Вилковиц, в расчете на то, что молодецкая удаль и жажда подвигов заставят младшего Лещинского сделать какую-нибудь глупость. Если бы Ян сподобился разбудить Войтека, все было бы иначе... они бы успели спасти людей в Морково и избежали ненужных потерь - но с умом, а не очертя голову, как кое-кто недавно сделал, решив забрать всю славу себе. Качмарек предполагал, что лихие люди, задумавшие недоброе наверняка заманили отряд Яна в ловушку, а потом вызвали подкрепление, ожидавшее условного сигнала. Все было разыграно словно по нотам и значит, кто-то имел серьезный зуб на князя Михала, раз уж решился нанести ему удар по самому дорогому?
В данный момент времени, единственным оружием Войтека был эффект неожиданности, чем он и воспользовался, влетев вместе со своим небольшим отрядом в горящую деревню и по пути подняв на пики нескольких вооруженных людей. Основной бой был возле небольшой церквушки, где по всей видимости и были заперты жители - по сути дела, их жизни были ни к чему разбойникам, ведь их целью был молодой Лещинский. По счастью, Ян был еще жив и сражался с одним из нападавших, стараясь отбить удары мощного боевого топора, несмотря на то что его уже успели "угостить" парой выстрелов из лука по ногам...
Значит хотят взять живым? -пронеслось в голове у Войтека, когда он быстро и без помех указал своим людям на их цели - снять лучников и помочь гусарам Янека. Если бы только Лещинский взял с собой больше солдат, то исход сражения был бы сразу решен в его пользу... однако, глупый мальчишка был уверен, что деревню пожгли самые обыкновенные разбойники - Качмарек же, видя как они обращаются с оружием, понял что это были самые настоящие наемники. Бувально слетев со своего коня, Войтек нырнул под очередной сильный удар топора, что грозил опустится на шлем Яна и отбил его саблей вместе с палашом. Главарь наемников смачно выругался, но решил, что еще один явный молокосос явно не будет преградой в хорошо оплаченном деле?
-Жендзян, увози Яна отсюда! -крикнул слуге Войтек, крутанув в правой руке палаш и готовясь к следующему удару. -Быстро - и возьми с собой нескольких конных!
-Понял! -коротко ответил Жендзян, брякнувшись с коня и заодно хряснув своим перначом по голове одного из наемников, что кинулся ему наперерез. Янек же готов был скулить от досады, понимая насколько испортил все дело... а еще получил как последний дурак две стрелы по ногам и несколько хороших ударов под ребра, да таких что было больно вдохнуть. -Ничего, сынок, сейчас выберемся... давай-ка, держись за меня.
Верный слуга поднял Янека и потащил его к своему коню, пока Качмарек нанес несколько быстрых и точных ударов противнику, чтобы "прощупать" его оборону. Кое-как взгромоздившись на лощадь, Лещинский успел с завистью посмотреть как Войтек лихо и изящно начал теснить наемника к стене одного из домов, взяв такой темп ударов, что тот еле-еле мог отбивать их.
Тем временем, ловкие и безжалостные словно янычары люди Качмарека, служившие верой и правдой еще его покойному отцу, очень быстро обезоружили всех лучников и повязали тех кто попросил пощады. Подоспевший из Вилковиц свежий отряд гусар под предводительством вахмистра довершил все дело и освободил перепуганных жителей деревушки во главе со старостой, выломав двери церкви. Видя все это и будучи не в силах более отбивать удары молодого шляхтича, главарь бросил свой топор на землю и встал на колени, надеясь сохранить свою жизнь.
-Окружите деревню и прочешите каждый двор, чтобы не один из этих сучьих детей не ушел, -коротко распорядился Войтек, убрав свою верную саблю в ножны и оглядевшись по сторонам. Все ближайшие к костелу дома горели и огонь мало-помалу начал перекидываться дальше... этой ночью никто из жителей не погиб, однако большинство лишилось своих домов и честно нажитого добра.
-Слушаюсь, -кивнул вахмистр, после чего кивнул в сторону захваченных наемников. -А с этими что делать будем? Погоним в Лешно, на княжеский суд?
-Зачем? -ответил Войтек, оглянувшись на пленников. -По указу князя Лещинского все разбойники, захваченные в его землях, должны быть уничтожены без какого-либо суда. И я позволил бы вам повесить их всех на ближайшем же суку, если бы они не покушались на жизнь княжеского наследника. Поэтому, паны молодцы, если вы желаете облегчить свою участь, то должны рассказать мне кто вас нанял. Я жду ровно две минуты, после чего велю своим людям выстругать колы.
-Колы больно долго строгать, ваша милость, -недовольно сказал один из солдат Качмарека. -Куда проще кинуть их в огонь и вся недолга... вон сколько дворов горит...
Наемники угрюмо молчали, видимо посчитав что у командующего солдатами сопляка кишка тонка исполнить свои угрозы. Войтек спокойно ждал обещанные две минуты, во время которых деревенский староста успел поблагодарить его за спасение невинных людей и поинтересоваться что теперь делать - ведь все жители остались жалкими погорельцами без кола и двора.
-Соберите всех людей и все добро что осталось и поезжайте в Вилковицы, -ответил Качмарек. -Князь Лещинский не оставит своих без помощи - там о вас позаботятся должным образом.
Переговорив со старостой, Войтек повернулся к пленным, что проддолжали помалкивать и поднял с земли тот самый топор, которым главарь едва не убил Янека. Затем указал одному из своих солдат на полуобгоревший пень, видимо служивший подставкой для колки дров. В это самое время начал моросить дождь и быстро погасил последние языки пламени на огромном пепелище, что было еще совсем недавно деревней, где жили люди и не ведали бед... как говорится, до поры до времени.
-Не вовремя дождь пошел, теперь хрен разведешь хороший костер, -пожаловался один из солдат, пока волок пень по размокшей глине, что была в избытке в Морково. -Точно заставят строгать колы...
-Что же, панове... время истекло и так как я не услышал ответа, то придется мне заставить вас стать более разговорчивыми, -перехватив топор, молодой человек указал своим людям на крайнего пленного, приказав положить его голову на пень, словно на плаху. -Только не обессудьте... палачом мне быть еще не приходилось, так что если по хребтине промахнусь вместо шеи... значит судьба у вас такая жестокая.
-Стойте! -не выдержал пленник, которого держали двое солдат, побелев от страха. -Я все расскажу! Богом клянусь, расскажу, только пощадите... нам пан Подольский приказал привезти к нему сына Лещинского... а если не удастся, то убить по дороге как собаку. Заплатил десять тысяч... и сказал уничтожить все следы...
-Кто такой этот Подольский? -поинтересовался Войтек у гусарского вахмистра. -Вы знаете его?
-Как не знать... соседушка наш, -усмехнулся вахмистр. -Не так давно пытался выкопать наши межевые столбы, чтобы завладеть территорией возле речки... наш разъезд его людей уничтожил и он по всей видимости решил таким образом отомстить князю.
-Ладно.., -Войтек сделал знак подвести его коня. -К сожалению, слово хамов против шляхтича мало что значит... а посему всех нападавших повесить, а трупы отправить пану Подольскому. Одного оставьте в живых, чтобы было кому телегой править.
Оседлав своего вороного, Качмарек помчался обратно в Вилковицы - следом за ним, точно послушные тени следовали его солдаты, которых только обрадовала возможность хорошенько "поразмяться" этой ночью. Гарнизон деревни был в полной боевой готовности на случай какой-либо оказии, а несчастные погорельцы уже нашли себе приют на торговом подворье у чехов из моравской общины. И в какой-то момент Качмареку вспомнились слова Стаси о том, что не стоит мерять людей их верой... особенно таких, что не берут в руки оружие и не делают никому зла.
Но не будь здесь пушек и солдат князя... как долго бы вы прожить смогли, добрые самаритяне? -подумалось Войтеку, пока он ехал домой. Там его встретил Жендзян, уже успевший привести своему господину хорошего лекаря и позаботится обо всем. Ян лежал  кровати и судя по выражению его бледного лица, мысленно клял себя за глупость... а затем тихим и слабым голосом рассказал Качмареку обо всех своих сомнениях и опасениях - и о том, как подозревал три года назад его отца в подлом покушении. Прежде чем согласится выпить лекарство и как следует поспать, младший Лещинский решил облегчить свою душу, тем более что перед человеком, что спас его жизнь, было нечего уже скрывать...
-Вот что я тебе скажу, Ян.., -вздохнул Войтек. -Даже если мой отец и виноват в той истории с ловушкой в лесу, то он уже давно ответ держит за свои грехи перед высшим судьей. Прости ему все - а я постараюсь доказать тебе делом, что мне можно верить. И в следующий раз, вояка, потрудись меня разбудить... потому как нечего соваться в воду не зная броду. Если бы я проспал, тебя могли бы убить. А теперь, давай-ка спи - сам поеду к пану Михалу и все расскажу.
Уже светало, когда Качмарек вновь сел в седло и поехал в Лешно - незачем было откладывать дело на потом, пока не поползли слухи, что имеют обыкновение расти словно снежный ком. Приехав на княжеский двор, Войтек застал всю семью Стаси за столом, в ожидании когда подадут завтрак... и поклонившись хозяевам, рассказал как было дело этой ночью.
-...Янек ранен, но не тяжело - лекарь сказал, что недельку полежит и непременно поправится, -добавил Качмарек в завершение своего рассказа. -Людей из Морково мы устроили временно в торговом подворье у моравцев, потому как деревня выгорела почти дотла, за исключением костела. Простите меня... я недосмотрел за Яном, уснув как последний дурак - но хоть бог помог успеть вовремя и предотвратить беду. Те наемники, что сожгли деревню, признались что их послал Подольский. Я осмелился послать ему небольшой "привет", не к столу будет сказано...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-10-10 21:27:40)

+1

17

[NIC]Stanisława Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i434/1510/b8/87d135a8f9aa.jpg[/AVA]
Беда приходит не одна – об этом не раз слышала Станислава даже от собственной няньки, когда случалось что-то в доме или с ее беспокойной младшей воспитанницей, что сейчас чинно сидела за столом и не верила своим глазам и ушам. Пан Войтек ведь рассказывал сейчас об их старшем братце, который всегда их защищал и заступался, в случае необходимости? Однако, беда всегда приходит тогда, когда ее меньше всего ждешь и потому, нужно быть готовому всегда – эти слова уже вспыли в воспоминаниях Стаси о том, как она однажды спрашивала отца, зачем им всегда нужны под боком вооруженные люди. Конечно, наивная когда-то и еще малая княжна интересовалась этим вопросом, поскольку в ее маленькую головку никак не могла уложиться простая истина – зачем готовиться к войне, образно говоря, когда она еще не настала. Однако новости, которые принес пан Качмарек этим утром, были, пожалуй, худшими из тех, которые ждала княжеская чета?
Княжна с трудом отвела взгляд с Войцеха на своего отца, что молча слушал доклад не так давно прибывшего шляхтыча, дабы посватать его старшую дочь. Казалось, ни один мускул не дрогнул на его лице и князь Лещинский застыл, осторожно оценивая ситуацию и обдумывая все то, что произошло. А после … Стася коснулась взглядом синих глаз матери своей, что была совсем не так сдержана в своих чувствах и эмоциях, как главе их семейства. На ее глазах, казалось, дрожала не одна слеза, а лицо было белее стены, что напугало девушку, ведь помнила о том щекотливом положении матери, о котором им совсем недавно рассказали родители. Станислава охнула, заметив, как маменьке плохо и мигом подбежала к ней, выйдя из-за стола.
- Мама, давай выйдем? – мягко предложила заботливая Станислава, прикоснувшись к руке матери. Рука Беаты Лещинской, которой прикоснулась ее дочь, была холодной, но это не заставило ее отступиться – матери нужно было выйти на свежий воздух или прилечь. Это собственно они и сделали – медленно направились в родительскую спальню, где за годы совместной жизни отца и матери, наверное, ничего не изменилось? Везде царил осторожный, и даже скромный комфорт.
- Подумать только, нашему Янеку угрожала опасность этой ночью,- тихо произнесла Беата. Она не обращалась к кому-то конкретно, просто озвучила тревожащие ее мысли. Но Станислава легко могла продолжить не законченные ней слова – «…а мы так спокойно спали…». – Ступай, дочка, - тем временем произнесла княгиня. – Иди к отцу и пану Войцеху, спроси, нужно ли чего ему или Яну…
- Хорошо, как скажешь, мама, - только и согласилась Стася, прежде чем оставить свою мать на попечении служанки, что быстро принесла княгине теплой воды с мёдом, после которого ей окончательно должно было стать лучше. Однако, переступив порог материнских покоев, панна поняла, что так беспокоило сейчас ее мать. Войцех ведь сказал, что Ян не серьезно пострадал? Однако сейчас, когда княгиня была беременна, не могла приехать к своему сыну, чтобы выходить его окончательно – ничто ведь не есть лучше для раненого, чем забота родных и любящих. Иногда еще говорят, что родные стены лечат лучше, но вернуться в Лешно упрямцу Яну явно не захочется, поэтому вернувшись в светелку, где все еще беседовали пан Качмарек с князем, Стася лишь тио подала знак, что она вернулась.
- Прошу прощения, - тихо сообщила она. – Маменьке уже лучше, она скоро спустится, но пока поручила мне узнать, что может понадобиться вам, пан Войцех, в Лешно и чего бы понадобилось Яну в Вилковицах, чтобы мы приготовили, - со всей серьезностью, на которую только была способна Станислава, говорила княжна. Ее сердце предательски стучало в груди, заглушая ее собственный голос, что звучал подобно эхо. Этому была, конечно же, одна причина – она до безумия боялась, раскрыться перед отцом о той вечерней прогулке по вишневому саду. Но, может было еще что-то? Тот страх, что прошелся под кожей тысячью мурашек, едва панна подумала о том, что с Качмареком могло что-то также случиться, и он мог быть ранен.
- Отец, могу я с тобой поговорить? – внезапно обратилась к князю дочь. Она подошла ближе и вместе они вышли в соседнюю комнату. Михал, как всегда, нежно обнял за плечи свою дочь, от чего вселял в нее уверенность в доброе будущее и светлые дни – ничто не сможет им навредить, когда они вместе и отец вот так обнимает.
- О чем ты хотела поговорить, Стася? – спросил князь дочери, когда они остались наедине в соседней комнате.
- Мама очень переживает за Яна – ты видел, - начала издалека, как ей казалось, Станислава, но не отступила под хмурым взглядом Михала. – Если бы она могла уехать сейчас в Вилковицы, ты знаешь – ее бы ничто не остановило, но сейчас страх за нового сына или дочь ее останавливает. Так, может, я поеду в Вилковицы? Ничто не помогает, как уход родных. Родные стены, говорят, лечат, но Ян ведь не согласится вернуться раненым сюда, чтобы мать могла за ним ухаживать…
- Я вижу, что и ты набралась уверенности в том, что тебе нужно ехать, - тем временем, отметил Михал, улыбнувшись дочери. Знал, что теперь покоя их внимательной и всегда такой беспокойной дочери, что вечно за всех и все переживает, не будет. – Я не стану воспрещать тебе ехать, если ты хочешь. Но я могу лишь просить взять с собой Дороту и Юзефу, чтобы они тебе помогали во всем, а еще добрую часть свиты и гусар, что должны защитить тебя, в случае опасности. Хотя, после того привета, что нашим недругам отправил Войцех, недруг должен остаться дома, - сообщил князь, ухмыльнувшись, тогда как его дочери оставалось лишь удивляться, что же это за приветствие такое было. – Обещай мне только, что ты вернешься, как только Яну станет лучше, а если будет поджидать опасность – дашь мне знать. В Вилковицах – безопасно, но вне их стен – нет, поэтому не думай выезжать, если будут говорить о ком-то возле, - произнес князь, на что Стася лишь согласно кивнула.
- Пойду готовиться в дорогу и сообщу Дороте и Юзе, - согласно кивнула Стася, покинув комнату и лишь мимолетно посмотрела на Войцеха, которому не решила сообщить того, о чем вела речь с отцом.

+1

18

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s001.radikal.ru/i195/1510/9a/7912e5bf5300.jpg[/AVA]
После того как напуганная княгиня вышла из светелки, Дорота тут же поспешила увести и младших детей, чтобы дать возможность князю переговорить с Качмареком. Маленький Славчик охотно пошел к няньке на ручки, тогда как озорница Эля явно хотела остаться, однако строгий взгляд Михала заставил ее послушаться и уйти. Оставшись лицом к лицу с Лещинским, Войтек как можно короче и яснее рассказал о ночном проишествии и не подумав представлять себя этаким героем - это было не в характере молодого человека и не будем забывать о том, что он считал себя в какой-то мере виноватым за то что произошло с Янеком. К тому же, сейчас у Качмарека были дела поважнее какого-либо бахвальства, ведь надо было решить проблему несчастных погорельцев и получить ценные указания на случай нового нападения. Не хотелось бы конечно такого... однако, теперь вполне могла начаться самая настоящая война с соседом?
-Вражда с Подольскими - по крайней мере с их стороны - началась когда я отказался позволить им сватать Станиславу, -тихо произнес Михал. -Я обещал дочери, что не стану ее неволить и своего супруга она выберет сама... однако, то семейство ей определенно не подходило. Они люди необразованные и грубые, так что моя дочь никогда не смогла бы стать счастливой в их доме. После того как я отказал Подольскому в сватовстве, он попытался вырыть наши межевые столбы и захватить часть земель... признаться, я думал, что это все на что он может быть способен.
-Пан Михал... быть может стоит привезти Янека сюда, как только он малость окрепнет? -поинтересовался Войтек. -Я буду рад быть полезным вашей семье и присмотрю за делами в Вилковицах пока будет нужно. И я не хотел пугать пани Беату... наверное надо было сразу попросить вас выслушать меня один на один... простите великодушно.
-Тебе не за что извиняться, -улыбнулся Лещинский. -От жены у меня никогда не было секретов, тем более о том что касалось наших детей. Не надо думать о Беате как о слабой женщине, что боится любого шороха... но она понятное дело не может не переживать из-за любимого сына. Что же до того чтобы привезти Яна домой - думаю что это будет совершенно лишним. Пусть учится принимать боевые раны и заодно задумается о том, что излишняя горячность хорошему правителю только лишь навредить может. А теперь, ступай на торговое подворье, я дам тебе письмо к главе моравцев - он соберет все необходимое для жителей Морково, ведь пока что им придется остаться в Вилковицах. Для того чтобы помочь им отстроится до наступления зимы, мне понадобится некоторое время - обмозгую для начала со своими воеводами как это лучше сделать.
-Хорошо, тогда я поехал к моравцам - как только все соберу, вернусь прежде чем ехать в Вилковицы, -согласно кивнул Войтек и покинул княжеский дом, как только Михал отдал ему собственноручно написанное письмо для главы моравской общины. Неотложные дела заняли у Качмарека примерно добрую половину дня, прежде чем он смог вернутся... и узнать великолепную новость - Стася поедет с ним в Вилковицы??
-Она очень переживает за брата, так что я не смог отказать ей, -произнес Лещинский, после того как сообщил будущему зятьку о том, что решил позволить дочке поехать. -И теперь у тебя будет куда более сложная задачка - я доверяю тебе свою дочь, Войцех. С ней поедут Юзя и Дорота и помогут позаботится о Яне... я думаю что тебе не надо лишний раз объяснять, что Стасю ты должен оберегать пуще зеницы ока?
-Я все сделаю как должно, -ответил Войтек, не став тратить времени на ненужные обещания. Зачем обещать, когда нужно просто взять и сделать? -Панна Станислава будет в полной безопасности, как и все люди, жизни которых сейчас оказались на моем попечении. А еще... я докажу вам, что не стоит мерить меня по моему отцу...
-Никогда в жизни я не обвинял людей без должных доказательств, -Михал прекрасно понял к чему клонит Качмарек. -Но сейчас уже нет смысла копаться в прошлом и чернить твоего отца - пусть бог его судит, я же всего лишь человек. Отправляйся в Вилковицы и хорошенько помни все о чем мы говорили, Войцех... и я думаю что ты человек умный и сумеешь использовать отличный шанс понравится моей дочери.
Старший Лещинский без труда заметил симпатию что возникла у Стаси к приехавшему молодому человеку, так что стоило дать им обоим шанс получше узнать друг друга. Пусть поживут немного настоящей взрослой жизнью в Вилковицах, где надо будет каждый день решать реальные проблемы и важные вопросы, отвечая не только за самих себя. Пора беззаботного детства и юношества не будет вечной - если бог даст и у молодых все пойдет на лад, то создут крепкую и любящую семью, которой все житейские бури будут нипочем. Такую как в свое время создали Михал и Беата... и ведь по сей день любили друг друга так, что не мыслили провести врозь больше того времени, что князь отдавал необходимым делам и решениям.
Тем временем, Войтек вышел на двор, где уже было все готово к отъезду - и кроме обоза для погорельцев и дополнительного отряда гусар, был так же приготовлен экипаж для Стаси и ее сопровождающих. Подойдя к княжне, Качмарек поцеловал ей руку и улыбнулся. Сегодняшнее свидание под вишнями похоже откладывалось, но зато теперь кое-кто будет видеть свою нареченную каждый день?
-Я очень рад, что вы поедете со мной в Вилковицы, панна Станислава. Уверен, что и Ян будет счастлив видеть вас, -вполне подходящие по случаю и правилам приличия слова скрывали очень многое, о чем могла догадаться лишь Стася. Например, о том что совсем скоро у одного молодого рыцаря будет наконец возможность обнять свою прекрасную даму и получить счастливую возможность поговорить с ней... -Ну что, выдвигаемся?
Дорога до Вилковиц была быстрой и безопасной, так что после возвращения, Войтек первым делом с должным комфортом устроил гостью в княжеском доме, затем занялся всеми порученными ему делами и лишь после этого можно было наконец перевести дух и привести себя в порядок после всех произошедших событий. Пока Качмарек был занят, Жендзян успел провести молодую хозяйку к ее братцу, что сладко продрых все время до ее приезда.
-Знаете, панна Стася - если бы не пан Войцех, ваш брат точно погиб бы вчера ночью... и слава богу, что раны у него не тяжелые и быстро заживут, -рассказал верный слуга. -Бог послал молодого пана в Лешно очень вовремя...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-10-11 02:25:43)

+1

19

[NIC]Stanisława Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i434/1510/b8/87d135a8f9aa.jpg[/AVA]
По правде говоря, Станислава даже не могла себе представить, что ей может пригодиться в дороге и в самих Вилковицах, куда и должна была отправиться юная княжна совсем скоро, поэтому девушка бросалась от одного дела к другому – то складывала свою одежду, то уже принялась за другие вещи, позабыв о первом… Буквально через полчаса после таких сборов, покои старшей дочери князя Лещинского находились в полнейшем хаосе, который и застала Дорота, едва только вошла в покои, дабы поинтересоваться у своей воспитанницы, не подумала ли она, когда просилась к брату в Вилковицы, о том, под чьей опекой и строгим взором будет находиться ее младшая сестра и даже брат – княгине ведь будет не просто справиться с такими озорниками. Но, вместо того, чтобы строго поговорить со своей воспитанницей, женщина лишь охнула…
- Панно Станиславо, что здесь у вас творится? – спросила она, удивленно оглядывая покои княжеской дочери.
- Я собираюсь в Вилковицы и, кстати, ты и Юзя тоже поедите – это было условием отца, я не смела спорить, как и вы, я полагаю, - разглядывая одно из своих платьев, к которым девушка вернулась недавно, произнесла Стася в ответ своей няньке, при этом бросила она на нее лишь мимолетный взгляд.
- Но, кто же будет присматривать за вашими братом и сестрой?! – Дорота, конечно, приняла как должное приказ князя, но не могла удержать при себе такого недоумения. Все-таки княжеские дети, все до одного, начиная от пана Яна, заканчивая (пока что) Славчиком, находились под ее опекой ежедневно…
- Я полагаю, что кто-то из твоих помощниц справится? – пожала плечами Стася, отложив в сторону платье, что категорически не подошло молодой панне, ведь было слишком вычурным для поездки в Вилковицы. Хотя, Стася определенно должна была признаться, что ей бы хотелось показаться в таком красивом платье своему кавалеру – интересно было, каким взглядом смотрел бы на нее Войцех? Внимательно изучал изгибы ее тела, как тогда в тот вечер, когда он за ней (даже стыдно вспомнить!) подглядывал, или с такой откровенной нежностью и симпатией, как накануне вечером под вишней?
Станислава тихо вздохнула, только никто не мог понять причину этого тяжкого вздоха, или Дорога поняла, но не так, как должно.
- Давайте я соберу в сундук все, что вам пригодится, как я это и всегда делала? А вы пока переоденетесь, причешетесь… Мы ведь хотим выехать в Вилковицы засветло? - по-доброму улыбнулась Дорота своей воспитаннице. Она, правда, переживала о самых младших Лещинских, но и не могла не помочь старшим детям княжеской четы? Как бы там ни было, а княжна Станислава просто нуждалась в помощи, ведь была так опечалена произошедшим с ее братом… Эта девочка всегда принимает все слишком близко к сердцу, но разве стоит ее за это судить?
Конечно, при помощи Дороты сборы прошли куда проще и быстрее, так что Станислава даже успела попрощаться с маленьким братцем, которому так понравились красивые бусы на шее старшей сестры. Не забыла Станислава и попрощаться с сестренкой, напомнив ей о том, что сейчас матери нельзя волноваться, а потому необходимо не давать ей повода для беспокойства…
- Господи, езжай уже ты в Вилковицы, Стася! – нахмурилась Эльжбета, глядя на сестренку. – Ей богу, ты сейчас, как будто уезжаешь на год, а не на пару дней! Но, я постараюсь не волновать маму, - все-таки Эле пришлось пообещать сестре то, о чем та просила, чтобы отстала и ехала скорее со своим Кошмариком в Вилковицы. – Только, Стась… передавай Янеку, чтоб поправлялся скорее? – уже вдогонку сообщила девочка своей более взрослой сестре, что лишь улыбнулась ей в ответ. – Я тоже за него переживаю…
- Я знаю, Эль, - кивнула в знак согласия княжна. – Присмотри за мамой, а я постараюсь уговорить Яна заехать сюда, как только он поправится, - добавила она с улыбкой на лице. – Устроим себе охоту и развлечемся так, что Подольские удавятся своим же ядом, - этого, быть может, и не стоило говорить, но сказанного уже не вернуть, а потому Стася лишь поспешила во двор, где все только ждали ее.
- Прошу простить меня за ожидание, - произнесла панна, обращаясь непосредственно к пану Качмареку, что так и не успел умыться от крови и гари, что служила очень ярким напоминанием о том небольшом рассказе, который поведал им всем Войцех, едва переступил порог их светелки. – Я тоже рада поехать, только … хотелось бы иной причины для поездки, - невесело улыбнулась княжна, прежде чем подала ему свой белый платок, который вышила не так давно. – Думаю, он вам сейчас нужнее… - едва не раскрасневшись до цвета спелой вишни, произнесла Эля, после чего направилась в экипаж, в котором она ехала в компании Юзи и Дороты, что подобно курке-наседке переживала о Яне, о Славике, но больше всего об Эльжбете…
На самом деле, дорога не отняла много времени, так что еще до захода солнца процессия с Лешно добралась до Вилковиц, в которых когда-то жили ее отец и мать. Княжна осторожно и внимательно изучала все, что ее окружало, пусть и понимала, что за ушедшие годы Вилковицы преобразились до неузнаваемости – во-первых, из-за времени, а во-вторых, из-за тех перемен, которые вызвали возведенные ее отцом здесь муры. Углядела Стася также и дом старосты, в котором жили какое-то время ее молодые родители в первое время, так что панна решила под каким-нибудь предлогом заглянуть к пану старосте и его супруге… Но, сначала нужно было устроиться в княжеском дворе. Конечно же, Дорота и Юзя занялись обустройством покоев их панны, пока сама Станислава направилась к брату в компании его верного слуги и ведь услышала так много интересного?
- Что ты говоришь? – удивилась Станислава, когда услышала от Жендзяна весьма интересные подробности о той страшной ночи… - Ты можешь рассказать подробнее? Войцех ничего такого не говорил, мне кажется, - Станислава даже не заметила, как быстро забыла о том, что ей следовало быть менее фамильярной, говоря о своем кавалере, все-таки они не были связаны еще обетами… Но, слуга не стал придираться к словам, как ей показалось, и быстро выложил все, как было – и Яну просто капитально повезло, что он спал, не то Стася устроила брату ту еще головомойку!
Стол только готовили к ужину, когда княжна вышла на веранду, где за восходящими звездами на еще ясном небе наблюдал ее жених… Она застыла, наблюдая за ним, задумалась о том, что крутится у него в голове и невольно даже залюбовалась его мужественными чертами лица, что сейчас при последних лучах солнца были куда более отчетливо заметны, а еще храбростью молодого мужчины, которую тот проявил, защищая ее брата.
- Почему ты не сказал отцу, как все было на самом деле – что ты спас жизнь Яну? – спросила наконец-то Станислава у своего кавалера, выдав тем самым свое тихое присутствие. – Отец отблагодарил бы тебя должным образом, дал бы тебе все то, что только бы ты пожелал… Сын хоть не один, но очень любим… - добавила она, сделав несколько шагов вперед, что приблизили ее к Войцеху и остановилась так, дабы видеть его лицо.

+1

20

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s001.radikal.ru/i195/1510/9a/7912e5bf5300.jpg[/AVA]
Войтек рассмеялся, посмотрев на собственное отражение в зеркале, когда наконец-то добрался до княжеского двора и своей комнаты... он ведь и совсем забыл, что провел добрую половину ночи в бою, да на пожаре? Гарь, что осела на его лице, после дождя не смылась, благодаря тому то у шлема молодого человека был стальной "козырек" - так  что рожа теперь была черней чем у черта. Когда-то великолепно начищенный и блестевший серебром доспех Качмарека нынче был весь в грязных разводах от стекавшей воды и в крови нападавших... так что прежде чем выйти к своей нареченной следовало как следует привести себя в порядок. Как следует вымывшись и переодевшись, Войтек приказал одному из слуг хорошенько отчистить его доспех и только после этого решил немного подышать воздухом на просторной веранде большого дома. Уже вечерело и на темно-синем небе начали зажигаться первые звезды, а воздух был свеж и прозрачен после недавнего дождя. А еще было совсем по-летнему тепло, так что шляхтич расстегнул воротник своего кафтана, думая о том, что после ужина надо бы навестить все караулы и напомнить им о бдительности. Кто знает, что еще захочет устроить подлый сосед Лещинских? Правда теперь он будет знать, что Янека ему не достать... так что пусть давится своим ядом!
-Почему ты не сказал отцу, как все было на самом деле – что ты спас жизнь Яну? -задумавшись, Войтек не заметил как оказался на веранде не один и теперь лишь вздохнул, прежде чем ответить Стасе. Говорить что он не хотел хвастаться, сейчас будет выглядеть именно как хвастовство и желание покрасоваться перед девушкой... тогда как Качмарек нынче ночью ринулся в бой, совершенно не думая о каких-то наградах. Его подгонял страх за Яна, который мог глупо погибнуть - но как найти нужные слова, чтобы рассказать об этом?? -Отец отблагодарил бы тебя должным образом, дал бы тебе все то, что только бы ты пожелал… Сын хоть не один, но очень любим…
-Это было не так важно... потому что Янек остался жив, а все лихие люди получили по заслугам вчера ночью, -Войтек улыбнулся, подойдя ближе к княжне и коснувшись ее руки. -Я готов служить твоей семье, не жалея себя... и мне не нужно иных наград, кроме твоей любви. Это все чего мне хочется... а еще, чтобы твои родные не думали обо мне плохо, Стася. После той истории трехлетней давности, когда твой отец едва не погиб в лесу, моего покойного отца похоже стали считать косвенно виновным в заговоре и покушении. А я... я просто не знаю что думать и не хочу чтобы меня мерили такой же подлой меркой, поэтому готов закрыть собой твоего брата от любой опасности.
Очень осторожно и нежно притянув к себе девушку рыцарь заглянул в ее глаза и не совладал с искушением прикоснутся к желанным и манящим губам. На этот раз волшебный поцелуй длился невообразимо долго, прежде чем свою госпожу окликнула Юзефа, чтобы передать что ужин готов и уже подан - и кстати, сидеть за столом Стасе в этот вечер пришлось в компании своего жениха. Янек продолжал дрыхнуть, так что никто не мешал молодым людям провести время вместе? Пусть даже под бдительным надзором Дороты, которую Войтек тоже пригласил присесть за стол - на заставлять же пожилую женщину стоять столбом?
-Я ведь еще не сказала вам спасибо за спасение нашего Янека, пан Войцех, -улыбнулась Дорота, посмотрев на молодого рыцаря. -Жендзян мне рассказал как вы отбили его у тех разбойников... пусть бог вас благословит за доброту. Я ведь няньчила его с того момента как он на свет появился, как и всех княжеских деток. Счастье, что вы оказались рядом...
-Добрая пани, я благодарен за ваши слова... но будет лучше, если вы и Жендзян никому не скажете о том, что я спас Яна. Здесь его должны уважать как наместника и ему совершенно не нужно, чтобы его воспринимали как глупого мальчишку, не знающего что он творит, -ответил Войтек, поднявшись и почтительно поцеловав руку Дороте. -Урок достался ему нелегкой ценой и теперь, я думаю, он будет стараться обдумывать свои действия. Но я уверен, что люди не забудут главного - как сын их князя бросился на помощь людям, не думая о себе. Вот что главное.
После ужина, Войтек проводил Стасю к ее братцу - он как раз проснулся и уже чувствовал себя гораздо лучше, несмотря на некоторую слабость из-за потери крови. Коротко рассказав о делах, Качмарек оставил брата с сестрой наедине и ушел к себе, чтобы не мешать им. Ему пора было собираться проверять караульных, так что шляхтич позвал слугу, чтобы помог одеть доспех, который был уже отчищен от грязи.
-Я обещал тебе сегодня свидание под вишнями... быть может ты подождешь пока я вернусь? -заглянув в комнату Яна, Качмарек обнаружил что тот задремал, держа сестру за руку. -Здесь конечно нет вишен и такого красивого сада как дома... но я уже буду счастлив просто побыть с тобой рядом хотя бы полчаса.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-10-11 20:13:36)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Brylant potrzebuje odpowiedniej oprawy