Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Brylant potrzebuje odpowiedniej oprawy


Brylant potrzebuje odpowiedniej oprawy

Сообщений 21 страница 40 из 57

21

[NIC]Stanisława Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i434/1510/b8/87d135a8f9aa.jpg[/AVA]
Понимал ли Войцех, как много сделал в одночасье для всей княжеской семьи Лещинских? Нет, вряд ли. Уж в этом с каждым мгновением все больше убеждалась юная княжна Станислава, глядя в глаза молодому шляхтичу и слушая его ответ на свои слова. Однако, была одна вещь, что поразила ее до глубины души больше всего… Ведь Войцех действительно мог просить у ее отца чего было только душе угодно. И кто знает, может, Лещинский старший смог бы вопреки всем своим прежним обещаниям, данным своей старшей дочери много лет тому назад, отдать ее замуж именно Качмареку? Ведь он этого желал, повторял даже самой Станиславе об этом своем желании, даже сейчас и как-то совершенно незаметно для себя юная княжна задумалась о том, как должно было бы быть им вместе? Войцех был не только хорошим воеводой, но в первую очередь был признанным рыцарем, которого было еще поискать в округе, да и радовал глаза юной панне, что еще мгновением назад откровенно любовалась своим женихом. Только сказать молодому человеку сейчас, что с радостью пошла бы за него замуж и стала бы любящей женой ему, если бы он попросил у отца в награду именно ее, девушке не хватило духа. А еще остановило давно данное себе лично обещание – никогда не возвращаться на Восток королевства, откуда родом была ее мать и где она побывала всего единожды. Там она уже посчитала, что потеряла отца, но все обошлось для Лещинских в который раз к великому их счастью и князь отделался лишь парой ран, что почти успели затянуться до возвращения в Лешно. Об этом же и напомнил панне Войцех, на что ее губы лишь дрогнули в скромной улыбке, а ладонь дотянулась до щеки, что уже была старательно вымыта от грязи крови и гари… И хотела бы Стася сказать, что все давно уже забыли то происшествие в Острожском лесу, как и то, что пан Качмарек и остальная местная шляхта вернулись к замку, даже не подумав пойти на поиски пропавшего князя, но не смогла врать. Врать, глядя в глаза, было не по силу порядочной панне, что всегда старалась понять и принять мнение всех и каждого.
- Но ты ведь мог тоже пострадать… - только и произнесла белокурая панна в ответ на слова Войцеха, прежде чем он подошел ближе, дабы нежно притянуть к себе ближе и украсть с ее губ очередной поцелуй, от которого у Стаси точно закружилась голова. Ведь это был сон! Да, словно бы во сне последние золотые лучи солнца этого майского дня коснулись макушки молодого человека, залив им его лицо, а после и ее саму, от чего оставалось только прикрыть глаза и умолять мгновение остановиться, подождать хоть немного и дать насладиться тем сладким вкусом прикосновения сильных рук к ее талии и нежных губ, что так страстно желали того же, что и ее. Понимал ли Войцех тогда, как близка была его желанная цель к настоящему признанию и согласию? Но, как всегда это бывает, у судьбы свои планы и свои неизведанные пути, по которым следует ступать крайне осторожно, дабы не оступиться и не сойти с правильного направления. Юзефа, как всегда, звонко окликнула панну, чем прервала самый сладкий миг уединения, который только могли устроить себе двое таких разных и таких похожих … влюбленных? Да, ведь именно влюбленными глазами сейчас смотрела на своего кавалера Стася, боясь того, что ощутила внутри своей груди. Словно бы и радостно было от взгляда молодого шляхтича, но одновременно с тем и грустно от чего-то … только от чего, кто знает?
Пришлось идти к столу, при чем Станиславе необходимо было первой сбежать из компании Качмарека, дабы Юзя не заметила странного за княжной – ни по налету нежного румянца на щеках, ни по слегка дрожащих коленках, что делали походку юной панны особенно легкой. Нет, обменявшись парой тройкой фраз со служанкой, Стася поняла, что она ничего не заподозрит – не так была ведь внимательна к мелочам, как Дорота, что буквально читала, казалось, взглядом все то, что лежало на сердце. Ее то княжна и опасалась, особенно тогда, когда Войцех предложил старой няньке Лещинских присоединиться к ним с княжной за ужином. Однако, Доротея, видимо, была занята собственными переживаниями за воспитанников, один из которых был ранен, а двое осталось в Лешно и кто знает, сумеют ли дать себе раду с Эльжбетой?! Только няня не говорила о своих волнениях. Она поспешила отблагодарить Войцеха, с чем Стасе оставалось только согласиться.
- Боюсь, если Жендзян знает правду и успел рассказать ее нам с Доротой – сохранить в секрете то, что случилось в Морково ночью будет не так просто, как кажется, - почувствовав удобный момент, произнесла Станислава. – Думаю, дабы все осталось известно лишь нам, то верного слугу моего отца лучше запереть в погреб, - улыбнулась она, зная наперед, какую реакцию это вызвало бы у Жендзяна. Но, пока под пристальным и даже строгим взглядом своей няньки, панна лишь тушит свою улыбку и возвращается к трапезе.
Естественно, после ужина следовало заглянуть к Янеку, к которому княжну и сопроводил ее кавалер. Ян как раз проснулся и сонно улыбнулся своей сестре, стараясь показаться не таким расклеенным и уставшим, каким был на самом деле – все-таки раны брали свое, как и те микстуры, которые ему приписал лекарь.
- Если бы я знал, что ты приедешь, Стася, я бы точно не спал и спустился к трапезе, - бодро заявил Янек, на что Станислава лишь вздохнула.
- Ну, конечно, спустился бы к столу и терпел бы жуткую боль в ноге? Нет, Ян, я не ради того, чтобы ты геройствовал приехала, а что бы присмотреть за тобой вместо матери, - оказавшись наедине с братом, Стася могла ему, конечно же, по секрету рассказать ту новость, которой обрадовали своих детей этим утром ясновельможные родители.
- С матерью что-то случилось? – обеспокоился Ян, приподнявшись на локтях.
- Помнишь, как я три года назад волновалась о матери? – спросила в ответ девушка.
- Да, она тогда плохо ела и была уставшей, но оказалось, что лишь ждала Славчика, - улыбнулся в ответ Ян, прежде чем получил многозначительный кивок от сестры. – Так неужели мама снова хочет нас наградить братом или сестрой?
- Да, поэтому ты должен поправиться как можно скорее и приехать в Лешно, чтобы извиниться перед ней за отвратительную безответственность, - быстро проговорила Станислава.
- Значит, отец уже все знает? – тяжко вздохнув, спросил Янек у сестры.
- Нет, не все. Войцех не рассказал отцу всего, умолчав о самом главном – какой ты у нас опрометчивый и безголовый дурачек, - упрекнула Стася брата, строго посмотрев на него. Нет, она, конечно же, любила Яна, но не могла позволить ему просто отлежаться и продолжить в том же духе! Поэтому решила высказать ему буквально все: - Ты ведь понимаешь, что мог попасться в руки Подольским? А что бы он сделал с тобой даже трудно представить… Я обязательно расскажу обо всем этом отцу!
- Да ладно, Стась, все ведь в порядке, - примирительно и даже с долей сожаления ответил молодой человек. – Постой… а как ты назвала Качмарека? Он уже для тебя не пан, а просто Войцех? – хитро спросил Ян, посмотрев на свою сестру, довольный тем что нашел удобный предлог сменить тему.
- Что? С чего ты взял вообще? – возмутилась Станислава, совершенно не понимая, как ей ответить на это весьма правдивое замечание. А если брат узнает, что Войцех уже целовал ее?! А ведь едва об этом подумала Станислава Лещинская, ее щеки сразу же вспыхнули алым пламенем, от чего она постаралась отвести взгляд, когда ее брат лишь накрыл ее ладонь свой.
- Эй, ты чего? Качмарек, похоже, хороший парень – он даже меня спас, хоть мог и не утруждаться… - всю декламацию первенца Лещинских прервал зевок, после чего парень откинулся на подушки.
- Ну, и какой же ты все-таки дурачок, Ян. Разве можно так говорить и судить человека? – серьезно, но с долей иронии ответила Станислава, прежде чем ее брат что-то сонно, но совершенно невнятно пробормотал в ответ, прежде чем окончательно уснуть. Ну, а затем дверь в покои княжеского отпрыска тихонько скрипнула, пропуская на порог не кого-нибудь, а предмет разговора Стаси и Яна.
- Хорошо… я выйду к тебе вечером, - тихо, боясь, чтобы Ян как-то не подслушал ее ответ, произнесла княжна, глядя на блестящие латы Войцеха. – Подождешь меня на веранде? – предложила она, ведь более подходящего места в усадьбе панне в Вилковицах еще не доводилось видеть.
Собственно, спустя определенное время, юная панна тихо пробралась на веранду, где ее и ожидал уже рыцарь, к которому она совсем тихо на цыпочках подошла, а после обняла из-за спины…
- Войцех, тогда три года назад кто-то покусился на жизнь моего отца, - тихо прошептала Станислава, решив раз и навсегда расставить точки над ё в этом вопросе. – Никто, кроме Яна не пошел его искать… а потом его нашли в лосиной яме, поэтому подозрение упало на всех, кто гостил тогда в Остроге. Но, ты ведь не знал, какие были планы у твоего отца? ДА и разве дети в ответе за то, что свершили или не свершили их отцы? Та поездка в Острог была самой длительной и мучительной для меня поездкой, но … знаешь, я иногда вспоминала того мальчишку, с которым познакомилась в библиотеке. Мне было хорошо с тобой и так легко разговаривать… Скажи, ты будешь всегда меня любить?

+1

22

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s001.radikal.ru/i195/1510/9a/7912e5bf5300.jpg[/AVA]
Объехав все караульные посты и напомнив еще раз солдатам о бдительности, Войтек поехал домой, думая о том, насколько переменчива порой бывает судьба... ведь еще совсем недавно, будучи на войне, он как и остальные солдаты, приучил себя к той мысли, что надо жить лишь сегодняшним днем. Только бог знает, что будет в следующем бою и кто сумеет вернутся? Качмарек жил именно так довольно долгое время... и во время событий вчерашней страшной ночи, ощутил себя будто рыба в воде, когда спасал Янека.
Так было... однако сейчас молодому человеку стоило заставить себя перестроится на иной лад, ведь впереди ожидало безоблачное будущее рядом с самой прекрасной на свете девушкой. Пройдет совсем немного времени и если все сладится, то Стася подарит Войтеку не только свою любовь и если бог даст - прелестных детишек. Благодаря своей любимой, молодой рыцарь обретет надежный и ласковый берег, куда будет возвращаться с радостью, зная что там о нем всегда помнят и очень ждут.
Ради такого стоило как следует постараться стать самым лучшим на свете мужем - и глядя на огоньки далеких звезд, Качмарек дал себе слово, что обязательно сделает Стасю счастливой. Он ведь упрям как сто чертей и ни за что на свете не отдаст свою нежную лилию кому-нибудь другому.
Вернувшись на княжеский двор, молодой человек быстро избавился от своего латного панциря и вышел на веранду, надеясь на то что Дорота и Юзя уже ушли спать. И одна и другая, словно бы по какому-то закону подлости, успели уже по разу испортить сладкие минуты наедине со Стасей, так что Войтек ныче надеялся на самое настоящее чудо. А нетерпеливое сердце словно вело свой собственный отсчет времени до появления любимой и единственной - и Качмарек улыбнулся, вспомнив о том, как учитель по ратному делу, поучал всегда держать свои эмоции под контролем. Но старик по всей видимости совершенно точно никогда не был по-настоящему влюблен?
Ощутив нежное объятие, Войтек на пару минут прикрыл глаза, наслаждаясь прекрасным моментом и покоряясь ласковым рукам своей нареченной. Она снова рядом... и ради этого мгновения стоило сразится с сотней разбойников, только бы понравится ей и доказать свою доблесть в бою.
К удивлению рыцаря, княжна начала разговор с той давней истории в Остроге, в которой старший Качмарек возможно сыграл не последнюю и не самую лучшую свою "роль". Войтек лишь тихо вздохнул, слушая Стасю... знала бы она, как он жил в те годы? Маменька боялась отпустить его от своей юбки и наотрез отказалась отпускать на ту охоту. Мальчишке было чертовски обидно, когда он наблюдал с какой радостью старший сынок Лещинских готовится ехать вместе с остальными охотниками. Что и говорить, сразу было видно как много времени и сил князь Михал уделял своему первенцу и наследнику - впрочем, как и остальным своим детям?
-Стася... пойми, моя семья никогда не была такой как твоя. Никто не был друг другу близок.., -обернувшись Качмарек раскрыл свои объятия девушке и она прильнула к нему, оказавшись на предельно опасном расстоянии. -Родители привезли меня тогда в Острог чтобы выгодно посватать... и они никогда не обсуждали со мной своих планов заранее. Я просто должен был делать то что мне говорили, вот и все - но поверь, что мне было очень жаль, что с твоим отцом случилась беда.
Улыбнувшись, Войтек провел ладонью по щеке Стаси, прежде чем снова поцеловать ее - пока что очень легонько и осторожно, не желая испугать своим пылом.
-Знаешь... я сам не хочу возвращаться в Острог, к матушке и если твой отец согласится на нашу свадьбу, я попрошу у него разрешения остаться в Лешно. Тебе не придется разлучаться с братьями и сестренкой, а там глядишь, бог даст, мы и своих детей заведем. Я буду любить тебя до последнего своего вздоха... и горы сверну лишь бы ты всегда улыбалась мне так как сейчас. Ты ведь сама не знаешь, сколько счастья ты даришь мне - только с тобой может быть так хорошо и спокойно...
Поцелуй, что стал финальной точкой после слов Войтека был уже куда более настойчивым и нетерпеливым, а юная княжна оказалась весьма прилежной ученицей, так что ее "ответ" едва не заставил сердце молодого пана выскочить из груди, словно пойманная птица из клетки. Качмарек заставил себя опомнится, когда Стася обвила его шею руками, так же не спеша отрываться от него... пожалуй наконец настал тот самый момент, которого он так ждал и боялся? Та самая ответственная минута, когда надо было собраться с духом и сказать все что было на душе...
-Я не могу без тебя... ты выйдешь за меня замуж?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-10-11 23:05:10)

+1

23

[NIC]Stanisława Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i434/1510/b8/87d135a8f9aa.jpg[/AVA]
С замиранием сердца княжна ожидала ответ на заданный ней вопрос. А в прочем, разве она должна была его озвучивать? Это ли не было верхом непозволительной откровенности между молодой панной и шляхтичем, который в прочем и так не остался в накладе имея возможность безнаказанно прикасаться к девичьим губам. К тому же, объятия, в которые заключила своего кавалера Станислава, были более чем многословными и говорили куда больше, чем те слова, что их так и не озвучила панна. Нежность, с которой она обняла молодого человека, а еще тот дивный трепет, что окутал панну с ног до головы, когда Войцех смотрел на нее, тихо отвечая на озвученный ней вопрос и тот взгляд, от которого она готова была растаять, словно сливочное масло на солнце.
На мгновение, Стася попыталась себе представить то, как жилось ее кавалеру прежде – в семье, в которой никто друг друга не слышал и не считался с чувствами других, в частности своих детей. И, по правде говоря, вообразить себе, как должно было быть не услышанным и не понятым той, с чувствами которой обычно считались было не так уж и просто. Но, хотя бы приблизительно Стася поняла – жизнь вряд ли была сахаром, да и как можно жить под постоянным давлением и под указкой? Но девушка не перебивала и внимательно слушала Качмарека, пусть у нее зарождалась целая масса вопросов. Например, как он сумел стать таким, каким был? Почему он так не похож ни на отца, ни на мать, которых смутно помнила княжна с той поездки в Острог… Да и, едва ли не самый важный вопрос, который ей так хотелось задать ему – почему не отказался от затеи своего отца женить единственного сына на дочери князя Лещинского, одной из самых богатых невест королевства?
Только, разве какие-либо вопросы имеют сейчас какой-никакой вес? Разве можно говорить о том, над чем не подвластно смертным людям, но лишь богу и судьбе? Нет. И к тому же, новое прикосновение губ Войцеха заставило панну позабыть о том, что оставалось еще несказанным и не обдуманным.
Он дразнил ее поцелуем, прикасаясь осторожно и терпеливо, словно бы держа в поводьях свои чувства и эмоции, которым было куда разогнаться… Правда, куда именно разгоняться, Стася в виду своего юного возраста даже не могла себе представить. Она только смутилась, когда молодой пан продолжил их разговор и коснулся в нем, пожалуй, той самой темы, что вгоняет в краску всех молодых девиц – любовь, дети, совместная жизнь. Что же, совместная жизнь в Лешно при отце и матери вполне устраивала Станиславу, не говоря большего – живое и даже богатое воображение панны быстро начало рисовать себе возможные картинки из совместного будущего, прежде чем ей не вспомнились слова отца, сказанные им тогда скорее в шутку, нежели взаправду. Знал ли тогда князь Лещинский, что предвещает своей дочери в мужья именно этого воеводу, что приехал издалека и так умело бился на саблях? Кто знает…
Пожалуй, из уст Войцеха слетело даже больше, чем смела ожидать княжна. Ее щеки уже давно пылали пунцовым румянцем, который скрывала лишь только ночь и лунное сияние, что служило единственным свидетелем этого разговора и нового поцелуя, оторваться после которого было невозможно. А в прочем, этого и не планировала делать Станислава, обвив шею Войцеха руками, просто не представляя себе, как вновь отстраниться от него, когда услышала то, чего обычно так трепетно ждут все без исключения панны.
Какое-то время Стася молчала, глядя на Качмарека удивленными глазами и не верила своим ушам – неужели он спросил то, что она только что услышала?
- Разве мне ты должен задавать этот вопрос? – тихо прошептала Станислава в ответ. – Панне не гоже задавать такие вопросы, но … если бы ты задал его отцу моему, а он спросил моего мнения – я бы сказала, что не вижу никого более достойного и желанного, чем этот пан… - девушка не стала отстраняться от Войцеха, но и не приблизилась к нему, ожидая именно его реакции и ответа. – Твой отец уже сватал и мои родители ему не отказали… И я тоже не откажу...

+1

24

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s001.radikal.ru/i195/1510/9a/7912e5bf5300.jpg[/AVA]
Несколько месяцев спустя...

Тем утром в доме Лещинских царила самая настоящая суматоха - Дорота велела всей домашней челяди срочно навести во всех комнатах идеальный порядок, чтобы нигде не было даже намека на пылинку. Слуги срочно принялись исполнять приказ строгой няньки, стараясь не шуметь в том самом коридоре где была хозяйская спальня - слух о том, что счастливое ожидание княгини подошло наконец к своему финалу, быстро разнеслось по всей усадьбе, так что теперь оставалось лишь молится за добрую пани и гадать, подарит ли она сына своему мужу в этот раз?
-Пан Михал, займитесь пока делами - еще только-только началось и ваше дитятко появится, дай боже, только к вечеру, -улыбнулась Дорота. -Пани Беате надо сейчас отдыхать и беречь силы. Распорядитесь чтобы Юзефа заняла чем-нибудь полезным Элю и Славчика, после того как они поедят?
-Я так понимаю, меня опять выгоняют, чтобы не мешался под ногами, -рассмеялся старший Лещинский, присев на край постели и нежно поцеловав руку любимой жены. -Моя родная, я пойду к себе в кабинет и буду рядом. Позови меня если понадоблюсь, хорошо?
Посмотрев на старшую дочь, не отходившую от Беаты с того момента как у нее начались боли, Михал тихо вздохнул - разве могла эта ангельская душа оставить горячо любимую мать одну? И сейчас совершенно бесполезно говорить Стасе чтобы не волновалась попусту... дочка просто не сможет этого сделать.
-Милая моя, все будет хорошо, -прежде чем уйти, Лещинский коснулся губами Стасиной щеки. -Бог милостив, помолись ему и не думай о плохом.
Ну а пока Стася сидела возле своей матери, ее старшему брату и жениху было поручено помочь Юзе присмотреть за младшими детьми. Славчик послушно кушал кашу, тогда как озорница Эля тихонько и грустно вздыхала, понуро смотря в свою тарелку.
-Я боюсь за маму.., -чуть слышно сказала девочка, посмотрев на Янека и отложив ложку. -Не могу есть... почему только Стаську к ней пустили??
-Потому что ты должна помочь присмотреть за Славчиком - Дорота ведь занята! -тут же нашелся Ян, ласково потрепав по голове маленького братца. -Надеюсь, что мама родит отцу еще одного сына... а не вредную девчонку вроде нашей Эли!
-Сам ты вредный! -не растерялась Эльжбета, показав брату язык. -Меня в этом доме никто не любит, только и делают что ругают...
-Не говори так, Эля - тебя и папенька с маменькой любят и Ян со Стасей и Славчик, -улыбнулся Войтек, приобняв разбойницу за плечи. -И я тоже. Пан Михал тебя своей звездочкой зовет - разве похоже чтобы он не любил тебя?
-Любят... и все равно ругают! -недовольно буркнула младшая княжна.
-Эля, ты будешь кушать свою кашку? -деловито поинтересовался тем временем Богуслав и получив недовольную гримаску от сестренки, придвинул себе ее тарелку. -Так вкусно... зря ты не ешь...
-Я терпеть не могу эту гадкую кашу! -фыркнула Эльжбета, забрав себе тарелку брата. -По крайней мере теперь Дорота не будет меня заставлять доедать ее...
-Кстати, Войтек... а не прошвырнутся ли нам по городу? Я тебе покажу нечто очень примечательное, -поднялся из-за стола Янек. -Давай, поедем... все равно от нас сейчас мало толку.
-Хорошо, -кивнул Качмарек, направившись следом за Яном - как раз с кухни вернулась Юзя и принесла младшим детям блюдо полное вкуснейших жареных пирожков. -Я только зайду на пару минут к Стасе и скажу что ненадолго уеду.
-Конечно, ясновельможный пан жених, куда же вы поедете, если невеста не одобрит, -хохотнул Янек, дружески хлопнув друга по плечу. -Я пока прикажу седлать наших коней.
Заглянув в комнату княгини и почтительно поцеловав ей руку, Войтек предупредил свою любимую и ненаглядную, что быстро съездит в город по делам и вернется. Ему очень хотелось обнять Стасю и поцеловать чтобы успокоить, но при ее матери он конечно же не мог себе такого позволить. Пришлось ограничится простым и целомудренным пожатием руки, прежде чем уйти - ведь как раз сегодня мастер из моравцев пообещал что будет готово кольцо для будущей пани Качмарек. Стоило поторопится и заодно заценить по дороге новую зазнобу Яна, по которой тот вздыхал вот уже вторую неделю - кажется дочка одного из воевод?
-Иногда я просто не верю, что через две недели ты выйдешь замуж, моя любимая, -улыбнулась Беата, взяв за руку дочь. -Прошу, не переживай так... женщины созданы для того чтобы дарить новую жизнь - скоро ты сама будешь женой, а потом и матерью для своего ребенка. Тем более что опыт воспитания детей у тебя очень богатый благодаря всем нашим сорванцам.
Княгиня рассмеялась, легонько сжав ладошку Стаси. Прекрасно понимала, что упрашивать сейчас дочь заняться какими-нибудь делами просто бесполезно... хотя был ведь один хороший способ отвлечь ее от грустных мыслей?
-Может ты почитаешь мне что-нибудь? Я очень люблю, когда ты читаешь стихи на латыни... так и время быстрее пройдет.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-10-12 19:33:14)

+1

25

[NIC]Stanisława Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i422/1510/7d/640b8b640c5b.jpg[/AVA]
Во истину, только тот, кто будит в нас эмоции способен разбудить настоящее и глубокое чувство? Задуматься об этом, пусть и ненадолго у княжны Станиславы Лещинской порой получалось лишь только по утрам, пока она находилась в собственной постели и перебирала в состоянии легкого полудрема воспоминания, которые уединяли ее с ее суженным – их первая встреча в библиотеке Острожского замка, разговоры по вечерам у вишен, что давно уже растеряли свой цвет и даже подарили множество плодов этим летом. Но, куда более волнительными были воспоминания о приезде Войцеха, из-за которого в сердце княжеской дочки поселилось настоящее тревожное ожидание предложение руки и сердца, которое как ни странно панна радостно приняла, конечно же, не потеряв собственного достоинства…
Этим утром, как и обычно шестнадцатилетняя княжна находилась в постели, мысленно примеряя на себя свадебную одежду, которую швеи уже заканчивали дошивать. Конечно, девичье воображение рисовало только самые лучшие картинки, обрываясь на том месте, когда ксендзь в костеле объявляет их мужем и женой, давая позволение Войцеху поцеловать свою жену. И, как говорится, и жили они долго и счастливо?.. Однако этим утром Стася задумалась о том, что же будет потом. Войцех говорил о детях, но … они ведь с воздуха не появляются? Подобная мысль заставила девушку смутиться, а после и вскочить с кровати, не дожидаясь, пока слуги придут ее будить. Наспех причесавшись и одевшись в свое обыденное платье, панна выглянула из своих покоев и прошла вдоль коридора, прежде чем заметила, что что-то было не так. Как-то необычно шепталась челядь, словно бы на цыпочках пробегая, выполняя какие-то задания… И только, когда Стася натолкнулась на Дороту, узнала в чем дело.
Пришло время! Вот теперь и настал тот самый день, когда в семействе Лещинских появится еще одна дочь или сын. В прочем, не так давно они с матерью шутили о том, чтобы такого конфуза не случилось во время свадьбы, куда будут приглашены все знатные воеводы и шляхтичи, что только живут в округе и водят дружбу с князем Лещинским. Конечно же, помня о том, как бывает проходят роды у некоторых женщин, Станислава сразу же помчалась к матери, что находилась в постели, но пока что лишь изредка тихо вздыхала, видимо, ощущая лишь небольшую и редкую боль?
- Панно Станиславо, вам лучше не находиться тут – вы ведь еще не замужем, - укорила свою воспитанницу Дорота, за что была награждена серьезным выражением ее прекрасного личика.
- Я не покину мать наедине, пока не наступит то самое время, - решительно заявила она, усевшись рядом с матерью и накрыв ее ладонь своей. – Хватит уже и того, что мне не позволили быть с ней, когда должен был родиться Славчик, - уже тише проворчала себе под нос девушка, не выпуская ладонь матери из своей. И кто бы только знал, как же она переживала! Нет, даже отец не мог понять, когда обратился к ней с весьма обычной просьбой…
- Я, конечно, помолюсь, но только когда все благополучно пройдет – поблагодарю боженьку за братца или сестру, - Станислава постаралась держать ответ отцу ровным и спокойным, дабы не заставлять никого зря волноваться. Однако для себя панна решила не терять и минуты времени, проведенного рядом с матерью.
Лишь на какое-то время покои матери опустели, от чего Станислава могла лишь тихо вздохнуть, поинтересовавшись у матери, не хочется ли ей чего-нибудь?
- Тебе не холодно, мам? На улице ведь дождь, давай я тебя пледом укрою? – предложила она, но княгиня лишь отрицательно покачала головой. Новый приступ боли приключился именно тогда, когда она собиралась уверить дочь в том, что все в порядке…
- Может, ты хочешь пить? – не унывала девушка, прежде чем у приоткрытой двери появился Войцех, к которому она подошла, решив, что уделит ему не так уж и много времени. Ведь он должен был ее понять! Она не может оставить мать ни на секунду… Однако, княжной пришлось удивиться и лишь согласно кивнуть в ответ – раз ее жених желал прогуляться, разве могла запрещать? – Конечно, поезжай, - улыбнулась она молодому пану, пожав плечами, прежде чем Качмарек поймал ее ладонь, которую и поднес к своим губам в галантном и таком сдержанном поцелуе, который они только могли себе позволить на людях и днем. Прежде чем подойти к матери, Стася украдкой посмотрела на свое отражение в зеркале – лишь легкий румянец покрывал ее щеки, который можно было списать на самое обычное девичье волнение. В прочем, это было то, к чему уже Станислава давно привыкла, когда рядом с ней находился и жених, и кто-то из родителей.
Тем временем Беата накрыла ладонь дочери своей, обратившись к ней с весьма обычными словами, от которых девушка лишь опустила глаза – сама не понимала, как быстро пролетело время и подвело к такому ответственному шагу. Но, вместо того, чтобы что-нибудь ответить матери, промолчала, а после и получила первую ее просьбу, из-за чего обрадовалась тому, что может быть полезной.
- Конечно, я сейчас вернусь, только схожу в библиотеку за книжкой, - сообщила Станислава, отправившись по указанному направлении. Быстро сбежав по лестнице вниз, Стася сразу же пробралась в пустую библиотеку, выбрала наугад книгу со стихами, а после направилась обратно. Да вот только ее заставил задержаться на выходе из библиотеки весьма занятный разговор двух слуг, к которому она более чем внимательно стала прислушиваться, когда услышала знакомые имена – Яна и Войцека.
- … ничего наш пан Ян даст фору любому – знает толк в настоящих развлечениях, - сказал один, чьего лица княжна не рассмотрела.
- И в истинной красоте! Даже будущего родственничка позвал с собой, - сказал второй рассмеявшись каким-то совершенно не приятным смехом, что вызвал лишь омерзение и какой-то холодок под ногами у девушки, поскольку дальше речь пошла о том, чего ей явно не следовало слушать.
Так, вернувшись к матери в совершенно потерянном состоянии, Станислава принялась читать матери, но … остановилась на полуслове, отложив книгу в сторону.
- Мама, я хотела у тебя спросить… только пойми меня правильно, ладно? – неуверенно произнесла Стася, наслушавшись уже о том, каких бастардов могли показать своим будущим женам двое шляхтичей, отправившихся в город. – А откуда берутся дети? Как вообще мне следует вести себя с мужем, чтобы он не завел себе любовницу? Как у тебя и папы...
- Моя дорогая, это все природный процесс – ты сама все поймешь, когда выйдешь замуж, - нежно сообщила своей дочери княгиня, улыбнувшись ей одной из своих самых умиротворенных улыбок.
- Но, как я пойму, если я ничего не знаю? – пожала плечами Станислава, даже не подозревая о том, в какой тупик поставила мать. Ведь этого разговора она так надеялась избежать!
- Не волнуйся, настоящий мужчина, а твой будущий муж таким и является, точно знает, что к чему, - мудро заметила княгиня, помня, что как-то уже говорила что-то подобное. И ведь не так давно Катаржина писала, что родила тринадцатого ребенка? Бедный князь Понятковский – столько дочерей, всем еще приданное приготовить! Но, именно в этот момент, схватки у княгини участились, от чего она попросила дочь сходить за повитухой, что наверняка ждала за дверью в соседней комнате… Похоже, на этот раз Дорота ошиблась и очередной отпрыск Лещинских родится еще до обеда?

Отредактировано Tony Danziger (2015-10-12 00:29:48)

+1

26

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s001.radikal.ru/i195/1510/9a/7912e5bf5300.jpg[/AVA]
-Сейчас я тебе покажу эту красавицу... и ты дар речи потеряешь, когда ее увидишь! -самозабвенно рассказывал другу Янек, пока они ехали по узкой мощеной улочке Лешно.-Меня представили ей, когда отец приезжал к ее родителям по делам... у меня прямо сердце в пятки ушло и дух захватило от такой прелестной панны.
-Послушай, Ян, а не пора ли тебе определится? У тебя каждую неделю новое увлечение и если пан Михал сейчас велит посватать какую-нибудь из этих девушек, ты и знать не будешь что делать, -рассмеялся Войтек. -А когда женишься, уже точно нельзя будет в сторону других панн поглядывать. Об этом ты не думал?
-Думал конечно, -пожал плечами младший Лещинский. -Но что поделать, если я не могу увлечься только одной панной... и понять не могу как ты можешь целый год сидеть и смирно ждать вашей со Стаськой свадьбы!
-Потому что я люблю твою сестру и мне другая не нужна, -снисходительно улыбнулся Качмарек. -Мне порой просто не верится, что осталось все две недели и после этого нас уже никто не разлучит.
-Мне как-то рассказывала бабушка, что отец был еще тем повесой, пока не встретил маму - она сумела сделать из него хорошего семьянина, -засмеялся Янек, пришпорив своего коня. -Быть может, когда я встречу свою судьбу, она сумеет изменить меня? Но пока этого не случилось, есть время погулять как следует... кстати, ты слышал, что меня хотят отправить учиться в Краков? Я был там с родителями и Стаськой всего один раз, когда был маленьким - вот где наверное жизнь кипит, не то что у нас?
Подъехав к забору, за которым располагался старинный дом, окруженный садом, Янек заглянул за калитку, но своей новой зазнобы так и не увидел.
-Вот те раз... я надеялся что она будет гулять в этот час.., -вздохнул Лещинский. -Ну да ладно, ничего не попишешь - поедем тогда к другой?
-Ты давай-ка поезжай один, а мне надо заехать на торговое подворье - должны были привезти один важный заказ. И давай не задерживайся, потому что нас дома ждут.
Дом... Войтек произнес это слово с особенным удовольствием - потому как Лешно действительно стал самым настоящим домом для молодого шляхтича. Здесь у него появилась самая настоящая семья, а какой всегда мечталось... и рядом была единственная и любимая на этом свете девушка, ради которой стоило горы свернуть, лишь бы она всегда была счастлива.
-Мне очень нравится... я думаю, что и моя невеста тоже будет довольна, -похвалил работу ювелира из моравской общины Качмарек, после того как получил свою заветную коробочку с кольцом. Теперь у Стаси будет самый красивый перстень для венчания, который Войтек вручит ей в костеле, после того как она скажет долгожданное "да" перед богом и людьми. -Я не стану торговаться и заплачу вам сверх того что пообещал.
-Я рад что сумел угодить вам, пан Войцех, -поклонился мастер и затем протянул шляхтичу еще одну коробочку, обтянутую шелком, но побольше размером. -У нашей общины будет к вам одна просьба... очень важная. Передайте пожалуйста ясновельможной пани княгине наш скромный подарок по случаю прибавления в семействе и скажите, что мы молились за счастливое избавление ее от бремени. Пани Беата всегда была добра к нашим людям, как и ее муж и это лишь малая толика нашей вечной благодарности.
-Почту за честь передать пани Беате ваш подарок, -Войтек взял коробку у ювелира, согласно кивнув. -Уверен, что он ей очень понравится.
Вернувшись домой, Качмарек перво-наперво спрятал подарок для своей невесты, которому нужно было ждать своего звездного часа еще целых две недели и затем нашел Стасю и своего тестя в кабинете, который так же служил библиотекой. Конечно ему было далеко до той книжной, что была в Остроге, но и здесь тоже было на что поглядеть и что почитать.
-Рад что ты вернулся, -улыбнулся Михал, хлопнув зятя по плечу. -Наша Дорота ошиблась... и ребенок решил не дожидаться вечера, как она обещала. Уже вот-вот похоже... налить тебе выпить?
-Не откажусь, -согласно кивнул Войтек, усевшись рядом со Стасей... и только тогда заметил, что она какая-то грустная? Решив что девушка переживает за свою матушку, он осторожно накрыл ладонь невесты своей. -Все обязательно будет хорошо... не бойся.
Княжна лишь тихо вздохнула, наблюдая за тем как ее отец позволил себе выпить добрую чарку отменного меда в компании будущего зятя. Михал старался выглядеть спокойным, но выходило не слишком хорошо... страх за любимую женщину будто бы сжимал горло холодными пальцами и ненадолго отступал, лишь когда Лещинский в сотый раз произносил про себя слова святой молитвы. Но любое ожидание, рано или поздно подходит к своему закономерному финалу, так что спустя минут сорок после того как вернулся Качмарек, в кабинет князя прибежала довольная Юзефа и объявила, что ясновельможная пани подарила своему мужу красивую и здоровую доченьку.
-Слава тебе, господи.., -устало и счастливо выдохнул Михал, обняв старшую дочку и будущего зятька. -Теперь мне надо будет вдвойне стараться, чтобы устроить младшим дочерям достойное приданое. Пойду к жене... хочу как можно скорее увидеть ее, обнять и расцеловать за чудесный подарок.
Стася направилась следом за отцом, тогда как Войтек решил немного обождать, чтобы не мешать... все-таки они одна семья и сегодня один из счастливейших дней , который они прежде всего должны разделить между собой. Качмарек решил, что посмотрит на новорожденную сестричку своей будущей жены, когда его позовут - и к тому времени у Стаси поднимется настроение, ведь теперь все закончилось и можно было больше не бояться за пани Беату. По дороге к хозяйской спальне, рыцарь заглянул в детскую, где под присмотром одной из служанок играли Эля и Славчик и сообщил им хорошие новости.
-Ура! У меня есть еще одна сестренка! -хихикнула Эльжбета, радостно обняв за шею Войтека. -А можно посмотреть на нее??
-Я тоже хочу посмотреть... а еще хочу к маме.., -вздохнул Славчик, позабыв про игрушки и тоже подойдя к шляхтичу. -Я очень-очень по ней соскучился.
-Уверен, что ваш папа скоро вам покажет сестричку, -Войтек крепко обнял обоих детей - им конечно же было очень грустно без любимой мамы, несмотря на то что их пытались развлечь и как-то занять все это время. -А пани Беате наверное надо будет отдохнуть, а потом уже вы сможете ее увидеть.
В это самое время, в детскую вошла Дорота и позвала младших детей и жениха старшей панны пойти с ней. Несмотря на усталость, Беата первым делом захотела обнять Элю и Славчика и уже потом как следует отдохнуть - и конечно же, нельзя было не показать новорожденную княжну почти уже родственнику? Правда перед этим нянька заставила Войтека стянуть кафтан и как следует вымыть руки, прежде чем подходить к малютке.
-Ну-ка, сынок, иди сюда и "потренируйся", -улыбнулся Михал, подав драгоценную дочку на руки Качмареку. -У Стаси есть опыт обращения с такими малышами, а вот тебе надо поучится. Держи крепко, но аккуратно - она уснула, ей ведь тоже несладко пришлось.
-Какая же она маленькая.., -Войтек с любопытством разглядывал маленькое личико - в своей шапочке, кроха показалась ему похожей на маленькую недовольную старушку. Она тихонечко посапывала носиком, держась маленькой ручкой за край теплого одеяльца, в которое ее завернули. -И не плачет совсем...
-Уже успела поплакать, -рассмеялся старший Лещинский, забрав ребенка и передав жене. -Пойду-ка я распоряжусь чтобы сегодня нам накрыли праздничный ужин. И где это Яна до сих пор черти носят??
Поздравив княгиню, Войтек вышел из комнаты следом за Стасей, заметив что она по-прежнему какая-то грустная... Он не мог понять, что произошло за то время пока ему пришлось съездить на рыночную площадь и хотел было поговорить и все разузнать, но невестушка очень аккуратно отстранилась от него и ушла к себе. Все выглядело так, словно она обиделась на что-то... и Качмарек решил что просто так не сдастся. Пока все заняты подготовкой к небольшому семейному празднику ему никто не мешает снова использовать старый вяз во дворе не по назначению?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-10-13 01:09:09)

+1

27

[NIC]Stanisława Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i422/1510/7d/640b8b640c5b.jpg[/AVA]
- Пап, пап! – окликнула своего отца Станислава, вбежав в его рабочий кабинет, что соседствовал с библиотекой, как когда-то часто в детстве наведывалась к Михалу без предупреждения и стука. Лещинский сидел за своим столом и пытался, как только мог, поработать на благо княжества, и разобрать те прошения, которые ему оставил писарь и секретарь, но мысленно был определенно где-то далеко за этими стенами, в покоях своей горячо любимой супруги?
На какое-то время Михал застыл, оторвавшись от бумаг. Он посмотрел на дочь, пристально вглядываясь в ее синие глаза. Что же, глядя на своего отца, Стася без труда могла понять, как ему не просто было соблюдать спокойствие и заниматься обыденными делами, ведь у княжеской четы это был вовсе не первый, да и не второй, и не третий ребенок… Конечно, не обошлось и без горьких потерь, которые все помнили, но вспоминать которые никому не хотелось и потому все в безмолвии терзались волнениями и переживаниями. Без особого труда Стася  заметила: князь пытался по одному только выражению лица своей старшей дочери определить, какими были новости. Ведь дочь не оставила бы мать и не пришла бы без новостей к нему? Точно, нет – и тут не могло быть иных вариантов.
– Все уже началось и вот-вот… - продолжить девушка не смогла по более-менее понятным причинам, да и отец прекрасно понял, что имела в виду его старшая дочь. Улыбка и собственная нетерпеливость взяли вверх, пускай и ненадолго. Ведь это вот-вот длилось как-то … слишком долго! – Дорота меня отослала и сказала, что мне стоит лучше побыть с тобой и не мешаться, - добавила девушка, пройдя в кабинет, прежде чем устроилась на диванчике напротив камина.
Наверное, Станислава могла с уверенностью сказать ,что немного познала жизнь в свои шестнадцать и знала определенно точно одну вещь – ожидание было не смертельной скукой, оно было ужасным, утомительным и просто невыносимым! Во-первых, никто так долго не приходил с весточкой из покоев княгини, а во-вторых… А во-вторых, они с Войцехом так долго ждали своей свадьбы, что уже должна была вот-вот состояться. Однако воспоминание о своем любимом суженом заставили ощутить княжну толику огорчения, ведь воспоминания о том, что обсуждала челядь в коридорах усадьбы – как должно быть весело двум молодым панам развлекается.
Стася вздохнула, когда на пороге появился Качмарек – в весьма хорошем расположении духа, что легко улавливалось по взгляду его карих глаз, которые быстро отыскав ее, подмигнули ей. Девушка отвела взгляд в сторону, сделав вид, что она упорно не замечала его, а после вновь посмотрела на своего жениха, что был не просто веселым и довольным жизнью, но и так чертовски хорош, что одного его взгляда было достаточно, дабы Стася позабыла о тех черных сплетням, что витали замком.
Войцех прикоснулся к ее ладони своей, постаравшись убедить свою нареченную в том, что все будет хорошо – знал бы он только, как волновалась и переживала в этот момент Станислава, но не только о матери и ее ребенке! Нет, ее сейчас терзали смутные сомнения относительно того будущего, что рисовалось и перекраивалось под стать услышанному. Ничего не говоря, Стася забрала руку из-под теплой ладоши молодого шляхтича, погрузившись в пучину собственных мыслей, в которых витала до тех пор, пока на пороге не появилась Юзя, дабы огласить самую приятную на свете новость!
- Мамочка, как я рада, что с тобой все хорошо, и ты придумала, как назовешь сестренку мою? – произнесла с ходу Станислава, подойдя к матери, чтобы поцеловать и обнять, а после и подержать на руках свою очередную сестренку. На устах Беаты цвела уставшая улыбка, но княгиня здорово держалась и обняв свою любопытную и до сих пор такую обеспокоенную дочь.
- Завтра мы придумаем что-то обязательно красивое – наперед я решила никогда имен не загадывать, - мудро сообщила княгиня, прежде чем в комнате не появились остальные члены их семьи и Войцех в том числе. На какое-то мгновение, посмотрев на него, Станислава едва не расплакалась – она помнила, как клялся он ей тогда на веранде в Вилковицах, что будет любить только ее… что будет предан только ей… Отвернувшись, панна воспользовалась мгновением, чтобы покинуть покои матери и огласила, что желает отдохнуть, тем самым дав понять своему кавалеру, что пока ему лучше побыть на дистанции вытянутой руки – за это время ей будет куда проще все хорошенько обдумать и, может быть, даже свыкнуться с мыслью…
Она помнила, что обещала помолиться за новорожденного Лещинского, как только он благополучно родится, а потому княжна рухнула перед кроватью на колени, сложив руки к молитве, чтобы выполнить данное обещание. Но, мысли-то и дело были заняты другим, от чего княжна несколько раз сбилась на «Отче наш», а потому перешла сразу к «Аве Мария», когда услышала тихий стук в окно. Оглянувшись, Стася быстро увидела возле окна темноволосую макушку Войцеха, а после и его лицо… любимое лицо, которое так часто появлялось ей во сне.
Она вздохнула и постаралась вновь вернуться к молитве, когда Качмарек вновь постучался… А она, помня предыдущую попытку своего кавалера полазать по деревьям в окна молодых панн, все-таки сжалилась и, поднявшись с колен, подошла к окну.
- Что ты тут делаешь? – строго спросила она у Войцеха, что сейчас держался и за древо и подоконник. – С ума сошел?! Хочешь, чтобы челядь тебя увидела в моем окне? Нет, уходи – не хватало еще, чтобы перед браком начали судачить о том, что ты успеваешь и поразвлечься и невесту совратить?

Отредактировано Tony Danziger (2015-10-12 22:46:18)

+1

28

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s001.radikal.ru/i195/1510/9a/7912e5bf5300.jpg[/AVA]
Выйдя во двор, Войтек огляделся по сторонам... и затем не тратя зря времени ловко забрался до хорошо знакомого окошка и постучал в него. Сначала Стася постаралась его проигнорировать, но пан жених был настойчив и вовсе не собирался слезать сразу, рискуя брякнутся как следует с высоты. Он обрадовался, когда княжна подошла наконец к окну, но не особенно понял, что именно она имела в виду, насчет "поразвлечься"? Качмарек был упрям, так что решил, что не уйдет пока не узнает что могло произойти пока его не было в доме. Всего каких-то жалких полтора часа или даже меньше...
-Стася... по-моему, твой отец собирается выйти во двор - я слышу как он разговаривает на конюшне с Жендзяном, -соврал Войтек самым жалобным тоном голоса на который только был способен. -Пожалуйста, открой окно и давай поговорим? Я не понимаю о чем ты... может ты позволишь мне оправдаться, прежде чем обижаться?
Чудо все-таки свершилось и княжна Лещинская сжалилась над своим непутевым женихом, открыв-таки окошко. Рыцарь легко преодолел подоконник и подойдя к будущей жене, нежно обнял ее, не позволив уйти от своих объятий.
-Расскажи что случилось? Кто сказал тебе, что я поехал развлекаться?
Так уж испокон веку повелось, что верная и преданная домашняя челядь больше всего на свете обожает перемывать своим благодетелям косточки. Любое событие, происходящее с хозяевами или с их детками, тут же обрастает подробностями, словно снежный ком, что мчится с горки и становится все больше и больше... Собственно, из рассказа Стаси, Войтек понял главное - она слышала какой-то такой разговор между слугами, которые весьма бурно обсуждали как старший панич развлекается в городе, пока родители не видят. Естественно, девушке из приличной семьи вообще не полагалось знать, что мужчина может позволить себе расслабится где-то на стороне с нехорошими женщинами, что берут за свои услуги деньги - так что Стася отчаянно покраснела, рассказав те крохи информации, что случайно перепали ей после отъезда Качмарека вместе с ее братом.
-Присядь.., -тихо сказал Войтек, еле сдержавшись чтобы не рассмеяться. -Сейчас я тебе расскажу как развлекается твой братец... видишь ли, он обожает ездить по гостям в те дома шляхты, куда его возил твой отец. У большинства воевод, что служат пану Михалу, есть дочки - а наш пострел натура тонкая и влюбчивая и понятия не имеет кого из этих девиц выбрать. Вот и ездит навестить каждую в порядке живой очереди. Что же до меня... я хотел съездить на рыночную площадь и поговорить с моравцами - они обещали мне хороший подарок сделать для тебя. Я забрал его и сразу вернулся...
Выражение обиды все еще не пропало в синих словно весеннее небо глазах Стаси, когда она подняла взгляд на Войтека... он словно по открытой книге мог читать все по ее лицу. Ей очень хочется ему верить, но в то же время она боится быть обманутой...
-Стася... слово шляхтича не дым и я не шутил когда сказал, что тебя одну я буду любить до последнего своего вздоха, -Качмареку оставался самый верный способ успокоить свою невесту и он применил его не раздумывая, найдя желанные и манящие губы любимой своими. -Мне нужна только ты... и я считаю дни до того момента когда ты будешь принадлежать мне перед богом и людьми. Порой мне кажется, что уже целая вечность прошла с того момента как твой отец согласился на наш брак...
Обнимая и целуя Стасю, Войтек как-то сам не заметил, что совершенно и непозволительно забылся... и остановился на пару секунд, поняв что мало-помалу начал раздевать свою будущую жену... а княжна, попав во власть череды совершенно сумасшедших поцелуев и нежных прикосновений, похоже немного растерялась, раз уж не влепила женишку по его наглой физиономии?
-С тех пор как мы снова встретились, я мечтаю только о тебе.., -тихо сказал Качмарек, мягко уложив Стасю на ее постель. -Видеть тебя... обнимать.... слышать твой голос и быть всегда только твоим. Ты стала моей судьбой, когда пришла в тот день в библиотеку... правда книжку для твоей матушки мы так и не нашли. Я жалел тогда, что ты очень быстро ушла, а я не был достаточно интересным кавалером для тебя...
Отправив на пол свой кафтан, Войтек взялся за красивое бархатное платье своей невесты, которого как оказалось, была чертова уйма всяческих застежек и крючочков. Пожалуй, было уже слишком поздно останавливаться?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-10-15 01:40:42)

+1

29

[NIC]Stanisława Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i422/1510/7d/640b8b640c5b.jpg[/AVA]
… сказала Станислава и тут же умолкла, задумавшись на мгновение о том, что сказала. Не гоже ведь панне ведать о том, что далеко не все мужья соблюдают супружескую верность, тем более столь юной панне, которой лучше было и вовсе ни о чем подобном знать, не то что говорить. Однако, вырвавшееся из пухлых уст княжны упреки было уже не вернут – хотелось девушке того или нет, а они коснулись ушей ее жениха, избегать разговора с которым до самого дня их свадьбы она точно не сможет. Но, даже если и так – пусть они она будет дальше пребывать в собственных мыслях, терзаться сомнениями, и кто знает, что еще будет случиться за все это время, да вот только, что будет делать после свадьбы?
Тем временем, Войцех поспешил сообщить своей невесте о том, что ее отец вот-вот сможет его увидеть, следовательно – ей было лучше впустить жениха, пока не случилось чего-то совершенно нежелательного. А ведь действительно, пусть земля только под ногами разойдется, но лучше было отцу не видеть Войцеха в окне! Уже сейчас, представив себе возможную картинку из скорого будущего, панна тихо охнула, прежде чем отворить защелку на окне, дабы пан благородный жених имел возможность оказаться снова в покоях Станиславы. Правда, на этот раз княжна была одета в свое обыденное платье, а волосы все еще были собраны в аккуратную прическу. Но, воспоминания берут свое… Так перед глазами княжны в раз пролетели события того майского вечера, когда она увидела Войцеха на дереве (а если быть точнее, то услышала). Он смотрел на нее тогда с таким неприкрытым восторгом, с таким терпеливым и хорошо прирученным желанием, которого впредь Стася не то, чтобы не видела, но вовсе не знала. Тогда молодому человеку удалось смутить княжну, а еще украсть не один поцелуй, вкус которых, кажется, совсем недавно украл ветер прямиком из ее полных уст. Станислава прикрыла глаза, прежде чем Качмарек обняв ее, притянул к себе – что-то ей шептало на ухо о том, что молодой шляхтич сделает именно так. А ведь и не ошиблось?
Однако Войцех не ограничился одними только объятиями. Воевода сразу же решил узнать все то, чего успела наслышаться его суженная за то время, что он был в отъезде. И ведь, что еще могла сказать или сделать Стася, раз уж начала издалека?! Тихо охнув, девушка постаралась отступиться и уйти от объятий своего жениха – как-то ведь быть, если в его объятиях не так давно побывала какая-то дворовая девица?! Девушка не только нахмурилась, но и жалобно поджала губки, прежде чем посмотрела взглядом синих глаз на пана из острога.
- Я слышала, как толкует наша челядь, - горько выдавила Стася, отчаянно борясь с пунцовым румянцем на щеках. – Они считают, что ты и Янек ездите туда… нуу… где можно купить любовь, - панна отказалась смотреть в глаза Войтеку, вовсе не потому, что было ей стыдно за сказанное вслух. В первую очередь, она отвела в сторону глаза лишь только потому, что боялась увидеть в любимых карих глазах тень сожаления.
Только просьба жениха присесть, заставила ее удивленно посмотреть ему в глаза и обнаружить там тот же самый взгляд, излучающий ласку и … любовь? Сердце Станиславы предательски ухнуло вниз, словно бы с крутого виража – она готова была простить ему и бастарда, и смолчать об этом визите, лишь бы только ее Войцех снова убедил в искренности своих слов, которые последовали друг за другом незамедлительно. Правда, были то вовсе не слова оправдательные… оправдываться мог ведь только преступник?
- Подарок? – удивленно и почти гулко произнесла в ответ Стася. Она была удивлена, как все просто оказалось и насколько богата все-таки у челяди фантазия. Но уже в следующие мгновения, Войцех ей подарил такой поцелуй, который смог быстро развеять любые ее сомнения, тем более столь необоснованные и действительно пустые и даже глупые…
В том, что они с Войцехом зашли слишком далеко, чем следовало, Станислава задумалась только тогда, когда обнаружила, что дрожит вовсе не от холода, но тепла тела, что согревало ее после недопустимой для еще не обрученных молодых людей близости, чей союз еще не был благословлен только родителями и королем, но не богом. Длинные белокурые волосы, которые в пылу страсти Войцех распустил из аккуратной прически, слегка лишь прикрывали белоснежную грудь и плечи, пока она позволяла себе напоследок подарить короткий, но полный нежности поцелуй, за которым следовал еще один и еще… и так до тех пор, пока кто-то из них не решились взять себя в руки.
- Прости мне, что я послушала челядь, - произнесла примирительно Станислава, уложив голову на плечо своему жениху, прежде чем улыбнуться шальной, даже от части детской улыбкой. Было у нее кое-что, что терзало ее пуще всяческих разговоров. – Теперь у нас будет ребенок? – спросила Станислава, осторожно посмотрев на Качмарека невинным взглядом.

+1

30

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s001.radikal.ru/i195/1510/9a/7912e5bf5300.jpg[/AVA]
Мгновения проведенные вместе пролетели даже слишком быстро... словно песок в часах, который невозможно остановить. Эта непозволительная, но прекрасная близость заставила Войтека позабыть обо всем на свете, когда он обнимал Стасю - она уже давно стала его вселенной и путеводной звездой, но сегодня они открыли друг друга заново. Сладкое безумие для двоих словно отключило окружающую реальность и по счастью, вышло так что Качмарека и его невесты никто не хватился в эти волшебные минуты наедине. Оно и понятно - теперь ведь весь дом Лещинских завертелся-закрутился вокруг только что родившейся малютки?
Молодой человек счастливо улыбнулся, слушая свою будущую жену и порадовавшись в очередной раз, что все недоразумения между ними благополучно разрешились.
-Я всегда буду только твоим... не забывай об этом, -приобняв Стасю и притянув ближе к себе, Войтек нежно коснулся ее губ своими. -И знаешь... я очень хочу чтобы у нас был ребенок - пусть будет такая же милая малютка как твоя младшая сестричка. Она будет похожа на тебя...
Помнится, три года назад, когда родители объявили Войтеку, что нашли ему подходящую невесту, они очень по-деловому и даже как-то буднично объяснили ему все выгоды будущего брака. У него будет жена из уважаемого старинного рода, а его дети будут наследниками Лещинских - да о таком может только мечтать уважающий себя шляхтич? Вот только пан и пани Качмарек совершенно забыли о такой сложной штуке как чувства, без которых невозможно построить по-настоящему крепкий брак. К тому же, романтично настроенному юноше его невеста всегда виделась прекрасной дамой, ради которой он станет совершать различные подвиги - совсем как в его любимой книге, что когда-то читала на ночь нянька. Но - увы? Объективная реальность диктовала свои условия: благородные молодые люди и девушки из знатных семей не должны размениваться на такую ерунду как взаимная любовь и строить свой брак лишь на взаимной выгоде.
Именно тогда младший Качмарек и решил, что добьется того, что будущая супруга будет его любить, как бы глупо это не звучало в глазах почтенных родителей. А еще... именно после знакомства со Стасей, будущий рыцарь впервые подумал о том, что хотел бы уехать вместе с ней в Лешно и никогда больше не возвращаться в родные места...
-Я люблю тебя... и теперь мне будет еще труднее дождаться нашей свадьбы, -Войтек нежно прикоснулся ладонью к щеке Стаси. -Еще когда мы только встретились первый раз в библиотеке, я загадал себе, что ты обязательно будешь моей женой. И как хорошо было бы сейчас не вставать... но время похоже близится к ужину и скоро нас точно хватятся.
Войтек еле-еле заставил себя встать и одется, после чего постарался помочь Стасе застегнуть все многочисленные крючочки и пуговки на ее платье. С прической могла помочь только одна из служанок, так что Качмарек решил позвать верную своей юной хозяйке Юзю, соврав ей что-нибудь более-менее правдоподобное. Поцеловав невесту прежде чем выйти из ее комнаты, Качмарек направился на первый этаж дома, где в кухне встретил Янека - тот пил лекарственный настой из трав, приготовленный кухаркой и вкратце поведал лучшему другу как его обкормили в гостях.
-Боженька всегда наказывает за жадность, -не сдержавшись, рассмеялся Войтек. -Представь что будет если все эти добрые люди, дочерей которых ты ездишь навещать, будут угощать тебя словно рождественского гуся на убой?
-Типун тебе на язык! -недовольно выдал Ян, поморщившись и решительно сделав еще пару глотков отвратительного (судя по всему) пойла. -А еще, меня мало что заставили обожраться, так еще и делали намеки на то что неплохо бы устроить две свадьбы в один день... Пришлось уносить ноги как от чумы!
-Мало тебя угощали вареньем и прочими сладостями и вкусностями. Между прочим, твой отец уже спрашивал где тебя носили черти, -по-доброму усмехнулся Войтек. -Ты уже видел свою сестренку? Она такая кроха и совсем не плачет даже...
-Это для тебя ребенок все равно что диво, -хохотнул Янек. -А мне уже приходилось держать на руках младших сестер и братца - Стаська когда была маленькой, так и норовила меня треснуть чем-нибудь по голове. Смешная такая... надеюсь, что бог даст Магдалене хороший и добрый характер, не то что у нашей Эльки.
Покачав головой, Войтек заметил в коридоре Юзю и выйдя к ней, попросил зайти к панне Станиславе, на что служанка лишь послушно кивнула, прежде чем уйти. Ну а после, можно было присоединится ко всему дружному семейству за ужином - правда Янек есть категорически не мог, а хозяйка дома отдыхала в своих покоях.
-Догуляешься, сынок... придется тебе свататься, -произнес пан Михал, посмотрев на Яна, потягивающего желудочный настой. -Вот что дорогие паны молодцы - хватит вам уже бездельничать! Завтра отправляйтесь в Вилковицы и принимайтесь за дела. Вернетесь аккурат к свадьбе и давайте... без ненужной самодеятельности?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-10-18 00:03:42)

+1

31

[NIC]Stanisława Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i422/1510/7d/640b8b640c5b.jpg[/AVA]
Время перестало существовать. Оно словно бы замедлило свое неизбежное движение вперед, даря двум влюбленным бесценные мгновение наедине. И пусть их могли хватиться в любой миг, сейчас княжне было это совершенно не важно, да и разве могла она опасаться чего-то, когда рядом с ней был самый дорогой и самый любимый мужчина? Да, так недолго и честь потерять, которую не обретешь обратно. Но юношеский дух, а может быть даже самая обыкновенная юношеская безалаберность и безответственность не позволяли девушки даже допустить мысль о том, чтобы поторопиться прогнать своего все еще будущего мужа из постели, где мог кто-то ненароком их застать. В прочем, не спешила княжна и скрывать обратно под одеждой от взора любимого мужчины свое обнаженное тело, пусть прекрасно понимала, что нужно это сделать…
Как могла она так поступить, когда она получала столь великое наслаждение от прикосновений рук и губ Войцеха к своему телу?!
- Я не забуду, - тихо прошептала в ответ Станислава, прикрыв глаза во время поцелуя. – Но ты должен всегда помнить, что это говорит во мне любовь к тебе и толкает на такие ужасные сцены ревности, - добавила она, прежде чем Войцех успел ответить ей относительно их возможного ребенка… Да, теперь Стася прекрасно понимала, вокруг чего кроется столько тайн и почему об этом так не просто говорить, ведь это необходимо попросту пережить: и боль, что переходит в наслаждение, и поймать само то наслаждение, которое может подарить лишь только муж, любимый и законный, единственный и незаменимый, пусть пока еще только будущий.
- Дети – это благословение господнее, у моей родной тетки по отцу уже шестнадцать детей, можешь себе представить? Но почему ты не хочешь сына? Я хочу такого же, как ты, кареглазого сына или дочку, - слегка смутившись, улыбнулась Станислава, пока Качмарек признался наконец-то ей в любви и сказал те самых три заветных слова. – Знаешь, а я очень боялась того времени, когда ты приедешь, - весьма серьезно произнесла княжна, глядя в глаза Войцеха. Затем ее губы дрогнули в легкой ухмылке: - Я спокойно жила все те годы, месяцы и дни до тех пор, пока не приехал посланник от твоей маменьки, которая сообщила о том, что твои намерения не изменились за те три года… - тут можно было лишь тяжело вздохнуть и на этом остановиться, только панна не могла этого сделать. Ей нужно было сказать все, выговориться и опустошить перед любимым свою душу и сердце, чтобы между ними не было совершенно ничего лишнего, как и сейчас, а также несколькими мгновениями ранее. - Просто, я словно бы знала, что ты приедешь и я не смогу отпустить тебя куда-то еще одного обратно. Словно бы я знала, что только ты можешь быть мне мужем, потому что ты еще тогда в Остроге похитил мое сердце. Хотя возвращаться туда я больше всего на свете боюсь, да и не люблю, ведь там словно бы темные силы промышляют, но именно воспоминания о тебе я храню всегда. Они самые светлые… - девушка охотно ответила нежностью на нежность, осмелев настолько, чтобы самой дотянуться до губ любимого и позволить себе их коснуться сначала едва ощутимо, как дразнил ее когда-то поцелуями Войцех, а после более многозначительно, так что оторваться от очередного поцелуя было крайне сложно. Однако им действительно следовало поторопиться, а потому панна вовремя отстранилась от молодого человека начав собирать все свои предметы гардероба, которые следовало вернуть на место. А если быть точнее, то попросту надеть на себя обратно. Правда, без помощи Войцеха ей было не обойтись, так что молодому пану пришлось учиться нынче не только быстро распускать шнуровку корсажа, но и стягивать ее вокруг талии собственной жены, пусть даже и будущей. Хотя, главное событие уже случилось и Стасе следовало еще позаботиться о том, чтобы никто об этом не узнал, ведь тому имелось то еще доказательство, которым обычно гордятся и выставляют напоказ на следующий день после брачной ночи. Что там будет показывать Войцех всем они еще наверняка придумают, ну а пока … панна лишь замела следы, так сказать, и чинно дожидалась Юзю у зеркала, что не заставила себя долго ждать и быстро выполнила все пожелания Станиславы относительно ее прически, так что к ужину княжна смогла спуститься достаточно быстро и не вызвать ни у кого подозрений.
Обычно Стася подходила поочередно к обоим своим родителям, дабы поприветствовать их перед трапезой поцелуем, но поскольку мать не могла спуститься, княжна решила, что обязательно навестить Беату позже. Так поцелуй достался пока только лишь отцу, что еще до подачи на стол первой смены блюд заявил о том, что Яну с Войцехом следует отправиться уже в Вилковицы. Кто-то ведь этого совершенно не ожидал?
- Но, папа, свадьба уже через две недели, нужно ведь так много сделать, - не удержалась Стася, вставив свое слово и с заметным опасением подняла глаза на отца. Только боялась она сейчас не гнева своего родителя за то, что она позволила себе дерзость высказаться против, но побоялась, что отец догадается о том, что случилось в ее комнате между ней и Войцеком совсем недавно.
- Ничего страшного не случится, если жених и твой брат будут принимать не самое активное участие в подготовке к свадьбе – не их это дело, но и ты не будешь лишена помощников, так что не волнуйся, - только и попытался угодить, как мог своей дочери, которая лишь покорно кивнула, но явно была недовольна этим решением отца?

+1

32

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s001.radikal.ru/i195/1510/9a/7912e5bf5300.jpg[/AVA]
Хочешь - не хочешь... но двоим молодым панам пришлось собраться и уехать в Вилковицы, как и велел князь Лещинский. Пора было всерьез заняться всеми насущными делами в деревне, что накопились за время их отсутствия - и надо признаться, возвращаться к активной работе после нескольких дней сладостного и такого затягивающего безделья, совершенно не хотелось. Но... есть на свете такое слово как "надо", особенно если приходится отвечать за жизни многих людей в Вилковицах. И как бы не горько было Качмареку оставлять сейчас Стасю после того что между ними случилось, он пересилил себя и уехал в тот же вечер вместе с лучшим другом. Как назло, Войтеку не удалось поймать момент, чтобы побыть с будущей женой хотя бы пару минут наедине... то Дорота была рядом, то озорница Эля, уже помирившаяся со старшей сестрой после инцидента с жабой в пяльцах. В общем, молодой рыцарь ехал рядом с Янеком в Вилковицы и тихонько вздыхал - коварная память то и дело подсовывала весьма жаркие картинки его недавней сладкой близости со Стасей. Младший Лещинский начал подозрительно косится в сторону лучшего друга, уже успев оправится от несварения желудка и решил поинтересоваться, в чем собственно дело?
-Просто... у меня ощущение, что в доме твоего отца осталось мое сердце, -улыбнулся Качмарек. -И пока я не увижу снова твою сестру не будет мне покоя...
-Да брось, Войтек - скоро ведь ваша свадьба, совсем уже немного осталось подождать, -пожал плечами Ян, не проникшись романтическим настроем друга. -Тогда Стаська сможет переехать вместе с тобой в Вилковицы... вот только, мне кажется, ей там скучно будет. Общества, к которому она привыкла там нет, мы почти весь день заняты... и кстати - ты же не уедешь с ней в Острог?
-Я не хочу возвращаться туда, Ян... и Стася тоже - она не может забыть, что там ваш отец едва не погиб, -ответил Войтек. -Мне хорошо живется в Лешно, а матушка сумеет и без меня присмотреть за нашими владениями. Мой дом здесь...
-Рад это слышать, -с довольным видом кивнул Лещинский. -Ладно, братец - давай-ка пришпорим коней, чтобы ветер всю грусть развеял? Разберемся с делами и ты поучишь меня тому хитрому удару, при помощи которого можно у противника саблю выбить. Едем?
Ну а пока двое рыцарей ехали в Вилковицы, Беата коротала время до ужина в компании любимых детей - Стася вышивала узоры на своей подвенечной вуали, Эля тихо вздыхала над своими пяльцами, Славчик расставлял солдатиков на мягком ковре перед камином, а малютка Магда сладко спала в своей колыбельке. Картина была самая умиротворяющая, если бы не беспокойство за старшенького, что обладал завидным талантом вляпываться в самые разные приключения на свою буйную голову. Правда теперь рядом с Янеком, кроме верного Жендзяна был еще и Войтек, который уже доказал свою преданность и верность княжескому дому - это немного успокаивало княгиню, но все равно не до конца. Ей хотелось бы удержать сына дома, но она понимала что это будет совершенно лишним... разве можно удержать сокола на привязи, да возле материнской юбки?
-Ясновельможная пани, приехал гонец из Острога, -доложила Юзя, зайдя в покои своей госпожи. -Просил передать вам письмо и сказал, что не уедет без вашего ответа.
-Быть может кузен решил написать мне..? -удивленно произнесла Беата, взяв письмо и сломав сургучную печать на нем. -Это письмо от пани Качмарек - я писала ей пару недель назад, напоминая о будущей свадьбе. Она пишет что была нездорова...
Прочитав все письмо до конца княгиня Лещинская тяжко вздохнула - как оказалось, ее будущий зятек написал матушке лишь одно письмо... Пани Качмарек умоляла Беату повлиять на упрямого сына и добится того чтобы он сподобился чаще писать своей бедной матери.
-Стася, дорогая моя... тебе надо бы поговорить с Войтеком, чтобы он не забывал писать своей матушке, -обратилась Беата к старшей дочери. -Ее не будет на вашей свадьбе, потому как она была недавно больна... но твой жених должен ей написать и попросить ее благословения. Пани Качмарек просила меня помочь и я думаю что Войтек скорее послушает тебя...
По прошествии двух беспокойных дней в Вилковицах, Войтек попросту нее выдержал и найдя удобный предлог (надо было собрать очередной обоз с припасами для погорельцев из Морково), предложил Яну съездить в Лешно. Янек охотно согласился, тем более что живот у него давным-давно прошел и можно было позволить себе навестить одну из милых сердцу молодых панн. После торгового подворья, оба рыцаря не забыли заехать и на княжеский двор, благо обоза надо было дожидаться некоторое время. Князя и княгини не было дома - они весьма кстати уехали в гости - так что Качмарек помчался искать Стасю, пока его лучший друг задержался на дворе.
-Я уже собирался сбежать к тебе, -сообщил Войтек своей невесте, отыскав ее в саду и швырнув в сторону свой шлем. -Не могу дождаться пока настанет наконец день нашей свадьбы... тогда уже никто тебя у меня не заберет!
-Оседлайте мне свежего коня, пусть мой немного отдохнет! -тем временем распорядился Ян и прежде чем уехать проветрится, решил сообщить Качмареку чтобы дожидался его дома. Но каково же было удивление молодого княжича, когда он случайно увидел как в саду его милая и кроткая сестрица целовала своего жениха... а затем и вовсе увела его в дом, взяв за руку.
И ладно бы это был обычный поцелуй... но такого, каким Стася наградила Войтека, Янек не видел даже у собственных родителей, которые были не один год уже женаты.
-Ладно, я с тобой позже разберусь за твои проделки.., -буркнул себе под нос Лещинский, после чего вернулся к конюшне, где ему уже приготовили оседланного жеребца.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-10-18 23:41:30)

+1

33

[NIC]Stanisława Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i422/1510/7d/640b8b640c5b.jpg[/AVA]
Было очень не просто вновь отпустить Войцеха вместе с Яном в Вилковицы, пусть даже на это была воля князя и отца Станиславы. Ведь, как бы там ни было, а память княжны все еще была свежа теми ужасными происшествиями, что приключились с ее братцем, однако не о нем болело ее сердце тем вечером и последующие дни. Болело и переживало только о будущем муже, что прочно закрепил лишь свои позиции тем днем перед своим отъездом, когда они остались наедине и никто не помешал им насладиться запретной близостью друг с другом. Увы, но вновь уединиться им было уже, видимо, не судьба. То и дело весь последующий вечер, а также целое утро перед отъездом старшего сына князя вместе с княжеским зятем кто-то находился рядом с будущими супругами, не давая возможность хоть на мгновение позабыть о тех рамках приличия, которые стояли между ними подобно толстым и таким высоким стенам.
- Приезжай, как только будет такая возможность – две недели слишком долгий срок, - тихо прошептала на прощание Станислава, подав руку своему жениху для поцелуя, как и позволяли это правила доброго тона. Ведь пусть им и позволили поговорить, в комнате все еще находилась княгиня и князь, что также провожали в путь-дорогу двух молодых людей. Стася была определенно смущена тем, как внимательно смотрела мать и отец за тем, как чинно опускается перед ней Качмарек и прикасается губами к ее руке.
О чем только они думали сейчас? О! Юная панна отдала бы все на свете за такое не скромное желание – знать, о чем размышляли сейчас ее родители, когда видели, с какой нежностью губы Войцеха щекотали костяшки пальцев их старшей дочери.
Думали ли они о том, как выросла их дочь? Да, пожалуй…
Думали ли они о том, как хорошо должно быть ей будет вместе с этим паном? Могли ли допустить, что их кровиночка позволила своему будущему супругу все то, что тот должен был получить только после брака?
Как же много всего интересного хранилось за мудрым взором родителей, к которым Стася мгновенно поспешила, не решаясь заглянуть им в глаза и тем самым выдавая свой маленький, но далеко не скромный секрет.
- Не переживай моя дорогая, - сказала тем вечером княгиня дочери, когда она пришла к ней и своей самой младшей сестре, что тихо спала в своей кроватке.
- Но, я не волнуюсь, - попыталась соврать Станислава, чем только вызвала покачивание головы своей матери в ответ. – Ну, ладно… совсем немного волнуюсь. Просто… - она не могла закончить, присев рядом с матерью и позволив ей обнять себя за плечи.
- Вы с Войцехом очень красивая пара, - произнесла Бета, не распуская своих объятий. - И сегодня, когда он прощался с тобой, мы с твоим отцом без всякого труда заметили, как он боготворит тебя, - добавила княгиня, чем только смутила свою дочь, но и на этом она не остановилась. – Это именно то, чего мы все для тебя желали…
Тем вечером Станислава еще долго находилась в комнате матери, которой нашлось так много чего рассказать. И об их страхах в Остроге, когда отец Войцеха посватал ее, и о других кандидатах, в глазах которых горело лишь желание наживы, но вовсе не желание сделать юную княжну счастливой…  Однако уже на следующее утро начались самые настоящие приготовления к свадьбе княжеской дочери и Станиславе пришлось не только успеть принять портних, что готовили наряды для нее и ее супруга, но и много других дел, из-за которых в конце уже дня девушка падала без сил на кровать. Только девушка не торопилась засыпать. Она садилась у окна, мечтательно смотрела на луну и звезды, тихо представляя себе день свадьбы, что близился с каждым днем.
- … а у меня еще не готова вуаль! – как-то беспомощно даже проговорила Стася, решив, что целый следующий день посвятит именно этому, без всяких сомнений, важному делу.
Так, корпя над своей вуалью уже на следующий день, княжна даже пропустила приход Юзи, что поспешила сообщить своей госпоже о письме из далекого Острога. Хотя, что-то заставило Станиславу оторваться от своей вуали, и этому причиной был, пожалуй, именно Острог. Девушка притаилась и задержала на какое-то время дыхание, пока глаза матери скользили по листу пергамента, который держали ее тонкие пальцы. Сама же княжна понимала, что должна была ощущать хоть какое-то сожаление к матери своего любимого Войцеха, которую видела три года назад, но которую с этих пор также берется именовать матерью. Но, ничего подобного Стася не почувствовала к той женщине, только ощутила прилив страха … странного и даже подозрительного страха за жизнь пани Качмарек, что была нездорова и не сможет приехать на свадьбу своего единственного любимого сына. А ведь эту свадьбу она желала устроить еще года три назад! Неужели она не захочет ликовать? Не захочет посмотреть? Нет, она была больна и … Стася так боялась, что теперь она попросит Войцеха приехать к ней! Попрощаться? А может, приехать вместе с женой и они больше не вернутся в Лешно, застряв надолго там, в холодном и таком суровом Остроге?!
- Я обязательно скажу Войцеху, как только представится такая возможность, - только и ответила матери Станислава, вновь вернувшись к своему рукоделию, да вот только на этот раз сосредоточиться было куда сложнее.
Шанс поговорить с будущим супругом появился спонтанно и даже как-то неожиданно для княжны. Она гуляла в саду, наслаждаясь кратковременным потеплением, прежде чем она заметила его, идущего к ней с широкой улыбкой.
- Мой милый, ... - только и прошептала Станислава, мечтательно улыбнувшись молодому пану, не отвлекаясь на брошенный им под ноги шлем. Она лишь позволила Войцеху обнять себя, когда самостоятельно дотянулась до его губ, нисколько не сдерживая своих порывов. Матери с отцом не было дома. Они вместе с маленькой Магдой направились к ксендзю в гости, договариваться за крестины самой младшей своей дочери, а также справиться тем, что могло бы понадобиться в церкви еще; вместе с родителями отправилась также и Дорота с Эльжбетой, а Юзя … Юзя где-то дремала, от чего Стася нисколько не боялась свидетелей. Не боялась, а потому позволила себе все то, что рисовало ее воображение и даже больше.
- Пойдем ко мне? – тихо предложила Станислава, взяв за руку своего жениха. Конечно, у нее было поручение матери, которое отражалось также и письмом на туалетном столике (оставленное для пана Качмарека, естественно), но вовсе не из-за него желала княжна уединиться с Войцехом. Жгучее желание вновь ощутить то, чего были они оба лишены все эти дни… и только потом повествование о письме свекрови.
- Войцех, ты ведь помнишь, что обещал мне тогда в Вилковицах? – тихо спросила Стася, после того, как волна страсти утихла, а оба влюбленных приводили свое дыхание в норму. – Я об Остроге… - добавила панна, приподнявшись на локте, чтобы заглянуть в глаза своего жениха. – Просто … твоя мать написала, что нездорова и не сможет приехать на свадьбу, - с долей сожаления произнесла Станислава. – А что если она отойдет в мир иной? Это ведь так ужасно и страшно … Ты не уедешь? Я так боюсь, что ты уедешь. Даже больше боюсь, чем ехать туда самой...

+1

34

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s001.radikal.ru/i195/1510/9a/7912e5bf5300.jpg[/AVA]
Войтек вдоволь посмеялся над самим собой, когда начал снимать все свои латы в комнате Стаси, представляя как это комично должно быть выглядело со стороны - пока рыцарь сможет раздеться, его жена успеет истомится ожиданием, кажется так говорится? Он счастливо улыбался, когда возлюбленная помогала ему освободится от брони и прочих ненужных предметов гардероба и в очередной раз мысленно благодарил бога за возможность вновь увидеть ее...
Но наконец, все железяки были на полу вместе с одеждой Качмарека и платьем Стаси - и можно было дать себе волю, радуясь сладкому моменту близости. Определенно нынче Войтеку везло... раз уж князь с супругой младшими детками решили отбыть с визитами. Совершенно нестерпимое и жгучее желание обладать любимой, заставило молодого человека совершенно позабыть про лучшего друга Янека, который очень вовремя куда-то делся. Но так уж устроена эта жизнь, что в моменты истинного счастья человек не в состоянии думать о ком-то еще... сейчас Войтеку нужна была только Стася, а все остальное могло и подождать?
Он тихо вздохнул, обнимая будущую супругу, после того как они сполна насладились друг другом и настало время передохнуть и заодно вспомнить (пусть и запоздало) об осторожности и благоразумии. И вот тут-то Войтека и ожидал "сюрприз", заставший его врасплох - хотя, если задуматься, письмо от матери к своему неблагодарному сыну было явлением совершенно закономерным?
-Ты видела ее письмо, Стася? Кому она писала? -поинтересовался Качмарек, удивленно посмотрев на свою возлюбленную. Как оказалось, его мать решила пожаловаться княгине Лещинской, чтобы призвать непослушного сына к порядку... -Вот значит как...
Молодой человек улегся поудобнее, обняв свою невесту и притянув ее ближе к себе, решив объяснить как в действительности обстоит дело. Конечно на этот раз матушка могла быть действительно нездорова... но сколько раз она разыгрывала болезнь или что-то в таком духе, чтобы добится желаемого?
-Понимаешь... мои родители поженились, потому что так им было выгодно... я не знаю какое еще определение будет уместно в этом случае. Матушка была состоятельной вдовой и родня быстро подыскала ей подходящего мужа. До нового своего замужества, она пару лет в одиночку управляла своими землями, так что когда в ее жизни появился мой отец, ей пришлось уступить ему бразды правления. По упрямству он мог дать ей фору, так что они ругались и ссорились весьма часто... ну а мама чтобы добится своего, частенько изображала что на нее напала хворь, так что я не знаю, могу ли ей сейчас верить...
Качмарек-старший и его супруга были дельцами абсолютно во всем... и очень отличались от родителей Стаси по всем возможным критериям. Смотря на Лещинских, Войтек видел перед собой истинный супружеский союз, где нет места меркантильному расчету: муж боготворил и обожал свою супругу, а она отвечала ему тем же и дарила чудесных детей, как и говорится в Святом Писании. Конечно ко всему этому можно было добавить бережливость четы Лещинских и их огромное общее состояние... но младший Качмарек не привык считать чужое добро.
-Я не собираюсь никуда уезжать, любимая моя... так уж вышло, что я так же не люблю Острог как и ты.., -Войтек нежно поцеловал свою ненаглядную. -Вот что я сделаю - отпишу матушке, что служу в панцирной хоругви твоего отца и в ближайшее время приехать не смогу. Буду молить бога, чтобы она была всегда в добром здравии и стану чаще отвечать на все ее письма. Не грусти только и ничего не бойся, ты же знаешь, что я не покину тебя ни за что на свете.
Вместо финальной точки, Качмарек крепче обнял Стасю вновь прильнув к ее губам... сегодня, когда он вернется в Вилковицы, то обязательно исполнит данное им обещание и отпишет матушке. Но до того момента еще есть время, которое не стоит тратить на ненужные разговоры?
Пару часов спустя, Янек и Войтек возвращались в Вилковицы, сопровождая обоз и думая каждый о своем. У Лещинского чесался язык выдать лучшему другу, что он узнал его страшную тайну, ну а Качмарек вспоминал о недавно пережитых моментах блаженства и мечтал о том как славно заживет со Станиславой после их свадьбы. До деревни оставалось уже всего ничего, когда Ян все-таки не выдержал...
-Слушай... мне надо с тобой серьезно поговорить. Я видел тебя с моей сестрой сегодня в саду, -неуверенно начал княжич. -И честно говоря, я не знаю что и думать, Войтек... так ведь нельзя поступать со Стаськой - но ты мой друг и к тому же спас мне жизнь...
-Я не стану отрицать, что мы были вместе сегодня, -тихо ответил Качмарек. -Видит бог, я люблю твою сестру больше жизни и только поэтому у нас все и случилось еще до свадьбы. Знаю, что должен был сдержаться, но не смог - когда ты сам встретишь свою судьбу и полюбишь, то поймешь меня. Без Стаси мне ничего не нужно в этой жизни. Просто подумай об этом, прежде чем судить.
-Да я и не думал судить... просто если бы ты меня тогда не спас, сейчас я бы тебя точно на поединок вызвал, -буркнул в ответ Ян. -Это же моя сестра... которую я обещал отцу оберегать и защищать! Очень надеюсь, что ты будешь для нее таким мужем о котором мечтали пои родители... не то - пеняй на себя.
Стегнув коня нагайкой, Янек умчался вперед - и Качмарек последовал за другом, помня о том что обещал князю присматривать за его наследником. Пожалуй, надо бы поговорить с Лещинским, когда он успокоится наконец? Вот только найти бы еще подходящие слова, чтобы все объяснить...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-10-20 00:36:52)

+1

35

[NIC]Stanisława Leszczyńska[/NIC]
[AVA]http://s017.radikal.ru/i422/1510/7d/640b8b640c5b.jpg[/AVA]
Девушка только согласно кивнула в ответ на вопрос своего любимого, пока ее сердце все еще с жалости и страха сжималось, не зная, чего и ожидать далее. Ведь ей так не хотелось отпускать своего супруга, пусть пока только будущего, от себя в столь далекие и наверняка небезопасные странствия, в точности, как и не хотела покидать Лешно, где все было так привычно и родно. Однако великая пословица твердит, что всегда так не будет – жизнь не стоит на месте и рано или поздно приходится в чем-то себе отказывать. На двух ведь стульях не усидеть… Но, это прекрасно было известно Станиславе, что сейчас уповала на то, что пока не пришло время отказывать себе в чем-то, что стало ей уже привычным и даже незаменимым – от любимого мужчины, не менее, но определенно иначе любимых родителей, братьев и сестер, а также Лешно, в котором она родилась и выросла. Казалось, вся жизнь вертелась именно возле этого городка, именно здесь и было сердце белокурой девушки, что сейчас ниспадали по ее обнаженным плечам.
- Твоя мать написала моей – письмо принесли вчера, пока мы занимались рукоделием, - наконец ответила княжна, прежде чем кивнуть головой в сторону комода, на котором и лежал вскрытый княгиней Лещинской конверт с печатью пани Качмарек, как и само письмо. – Вон оно – маменька просила, чтобы я тебе его передала, если ты заедешь к нам… - девушка достаточно неуклюже пожала плечами, прежде чем внимательно выслушать все то, что молодой человек собирался ей поведать. И надо сказать, представить себе все то, что ей рассказывал Войцех сейчас, было весьма не просто и в первую очередь, наверное, потому что не имела радости наблюдать подобного примера в жизни. Однако, имея достаточно бурную фантазию, девушка постаралась себе нечто подобное представить, от чего между ее тонкими бровями появилась небольшая складка, сигнализирующая о том, что панна усердно размышляет.
- Ты думаешь, что она и сейчас притворяется, но зачем? – выдала свой вопрос Стася, совершенно не понимая. Быть может, она была слишком наивной, или даже глупой? Но нет, никак не могла понять, зачем матери заставлять своего единственного сына мчаться через добрую половину королевства, чтобы жениться, а после дергать за доступные ей ниточки, призывая обратно. Неужели боялась, что потеряет сына? Неужели осознала, что больше он не вернется обратно, пока сможет быть свободным от всего того, что оставалось у него там, в Остроге, на Востоке королевства? Ох, если бы только Станислава могла осознать всю глубину вопроса и понять, оказалась ли она в своих догадках, хоть немного близкой к истине? Ей ведь, как-никак, хотелось получить официальное благословение матери своего мужа, как это и диктуют древние традиции, почитаемые в их семье и краях.
Тем временем Войцех поспешил угомонить все волнение своей невесты, а между тем нежно прикоснулся к ее губам своими, попросту не оставляя этим самым Станиславе ни времени, ни возможности на дальнейшие волнения. Кончиками пальцев она прикоснулась к щеке любимого, проведя ими по скуле к шее и груди…
- Хорошо, - только и согласилась Стася с предложенным вариантом. – Только не забудь попросить ее благословения – это очень важно для того, чтобы после свадьбы все было хорошо, и детки родились здоровыми, и хозяйство процветало, - улыбнулась смущенно княжна, глядя в глаза своего жениха. Ей до сих пор было непривычно так откровенно говорить о том, что было частью какой-то еще не привычной для нее взрослой жизни, которая распахнула ей своих объятия в буквальном смысле этого слова.
Расставаться снова, чтобы вновь вернуться в водоворот подготовки к светлому дню свадьбы… Определенно в этом таился какой-то умысел судьбы, но Станислава старательно избегала невеселых мыслей и жила одним лишь только днем свадьбы, что с каждым днем все приближался и приближался. На въезде в княжескую усадьбу, как раз в самых воротах, через которые проезжали все посетители княжеского двора установили специальную преграду, именуемую брамой – именно здесь предстояло жениху выплатить всем желающим преградить ему путь к желанной невесте выкуп, а после в светлице пройти обряд поклонения родителей и принятия от них благословения, во время которого нужно было не забыть не только поклониться, но и поцеловать отеческие руки. Сама Стася помнила о том, как на одной из свадеб, где она еще была маленькой, нареченные были настолько растерянными, что совершенно забыли о том, что им следовало делать. Это все действо сопровождалось еще и громким пением приглашенных бабок, чьим промыслом было «отпевать все праздники и события». Казалось, эти женщины знали буквально все песни и могли дать фору любому приглашенному менестрелю, хотя и таких князь также пригласил на свадьбу своей старшей дочери… от чего никто не мог сказать, что князь скупился. Скорее даже наоборот?
Словно один миг пролетели все необходимые обряды, после чего нареченные были готовы предстать перед ликом Господа: в белом платье, вышитом серебреными нитями, как и белая вуаль княжны, по новой моде, принесенной из далекой Франции. Но, была лишь одна вещь, за которую княжна, если не сожалела, то испытывала некоторое подобие срама – она не была невинной, как это предписывала традиция церкви, от чего ей казалось, что Господь Бог ей обязательно еще это припомнит…

+1

36

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s001.radikal.ru/i195/1510/9a/7912e5bf5300.jpg[/AVA]
Как бы время не тянулось до желанного дня свадьбы Стаси и Войтека, он все-таки настал - или, вернее сказать, грянул не только для княжеской семьи, но и для всего Лешно? Лещинских всегда любили и уважали в городе, зная что они прежде всего пекутся о благе людей, что по божьей воле оказались вверены в их руки... но зная как князь Михал любит свою старшую доченьку, все жители ожидали великолепной свадьбы для белой лебедушки, которую нынче ожидал совершенно особенный и незабываемый день. Надо сказать, что хлопотные сборы пана жениха в Вилковицах пролетели для него словно во сне - настолько хотелось поскорее уже отбыть к княжескому двору за своей невестой. И по счастью Янек, которому выпала честь быть шафером, перестал наконец дутся на лучшего друга и как и полагалось по обычаю, сопроводил его в город.
Ну а далее... минуты понеслись словно перепуганные кони и вскоре Войтек и Стася были уже в костеле, где отец Муховецкий совершил обряд святого брака, не забыв в приветственном слове к молодым и собравшимся гостям, вспомнить о том как много лет назад поженил родителей панны Станиславы. Правда добрый ксендз не стал упоминать о том, что свадьба была тайной... так что Янек и остальные детки княжеской четы не особенно поняли, почему их отец едва не фыркнул от смеха, слушая об этой давней истории. Что же до счастливого жениха, то он никого кругом не видел кроме своей нареченной и теперь уже наконец законной супруги...
-Ура! -хихикнула озорница Эля, подбежав поздравить сестру и ее мужа следом за родителями. -Теперь пан Кош... то есть Войтек увезет Стаську!
-Увезет, но не дальше Вилковиц, -вставил свое слово Михал, подхватив в охапку маленькую разбойницу. -А пока они туда уедут, мы все перестроим в комнате Стаси, чтобы им было удобно жить в нашем доме.
-Ну вот.., -расстроилась Эля. -А я думала что она поедет с ним в Острог...
-Что же ты меня так не любишь, что в Острог гонишь, Элюшка? -рассмеялся Качмарек. -Тебе не жалко, что мы со Стасей будем по тебе скучать? Даже несмотря на тех лягушек что ты норовила посадить в пяльцы моей жене.
Эльжбета, услышав эти слова начала громко смеяться, позабыв о том что еще находится в святом храме, так что схлопотала нахлобучку от верной Дороты и заодно от Беаты. Войтек же подхватил на руки маленького братца Стаси и поцеловал его в нос, когда тот смущаясь, тихонько попросил старшую сестрицу не уезжать.
-Тренируйся, Войтек, тренируйся, -по-доброму усмехнулся старший Лещинский, когда свадебная процессия покинула костел и направилась к экипажам. -Скоро заведете своего, так что наука даром не пропадет.
-Я буду только счастлив подержать на руках своего сына, как сейчас вашего держу, -ответил Войтек, передав Славчика княгине и затем подав руку Стасе, чтобы помочь ей зайти в экипаж. А вокруг тем временем гремели приветственные крики горожан и пожелания здравия и долгих лет жизни князю Лещинскому и его семейству. Под этот людской гром и доехали домой, где уже все было готово к веселому застолью... которое тоже пролетело словно единый миг для счастливых жениха и невесты. И наконец настал тот самый момент, когда их благословили и оставили одних...
-Теперь мне больше не придется тайком лазать к тебе в окошко и назначать свидание в саду, -рассмеялся Войтек, принявшись расстегивать добрую сотню жемчужных пуговок на великолепном платье любимой жены. -Ты только моя... а завтра мы с тобой уедем в Вилковицы и никто не помешает нам быть вместе...
По правде говоря идея насчет Вилковиц была принята в штыки достойными тетушками Стаси (кузинами ее отца), приехавшими на свадьбу. Они думали, что он не поскупится устроить детям самое настоящее путешествие - например, к королевскому двору? А упрямец Михал вместо этого отправляет новобрачных... в деревню??
-Кася, как будто ты не знаешь, что сейчас им вовсе не нужно никакое путешествие, -улыбнулся Лещинский. -Им надо научится вместе быть и понять что жизнь совместная не всегда будет праздником... да и у нас с Беатой начало нашей жизни тоже прошло в Вилковицах. В трудах и заботах о благополучии других людей, что им поручены, у них не останется времени на ссоры и прочую ерунду. А еще... будет лучше, если Войтек и Стася будут рядом с паном наместником - голова у него горячая, так что надо его одергивать порой, чтобы не влипал в истории.
Несколько дней спустя, Войтек и Стася прекрасно обустроились в большом княжеском доме в Вилковицах, который наконец обрел самую настоящую хозяйку и в одно мгновение преобразился став более уютным и красивым, благодаря различным красивым и полезным вещам, что были привезены с собой. И все было настолько чудесно, что никто и подумать не мог, что жестокая беда уже подобралась слишком близко... и ее смрадное дыхание вот-вот начнет отравлять воздух, наполненный счастьем и радостью.
Тем вечером, Янек, Стася и Войтек, были на одной из стен, где пан наместник осматривал городские укрепления. Вот-вот должны были вернутся работники, что помогали заново отстроить разоренное Морково... но вместо них прибежало лишь двое оборванных людей, истекающих кровью  - они рассказали о том, что в деревушке все убиты и целая армия неизвестных людей готовится атаковать Вилковицы.
-Поднять мост! -не тратя зря времени скомандовал Ян и затем обернулся к гусарскому вахмистру. -Солдатам готовится к бою, всех пушкарей и стрелков - на стену! И пошевеливайтесь!
Побледнев, Качмарек сжал ладонь любимой жены в своей... не надо быть семи пядей во лбу чтобы догадаться кто пришел взять плату за свой недавний позор. И пока в Лешно праздновали свадьбу, сосед готовил нападение на Вилковицы, решив раз и навсегда наказать Лещинских.
-Идем, Стася - я отведу тебя домой и вернусь на стену, -тихо сказал Войтек. -Как говорится, не было печали, так черти накачали...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-10-25 01:01:59)

+1

37

[NIC]Stanisława Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/ToVg.png[/AVA]
Прекрасная погода, море улыбок, прекрасные поздравления и пожелания в этот солнечный и самый, пожалуй, счастливый день в жизни заставил Станиславу позабыть о благоразумном смущении, ведь теперь все только и делали, что желали молодой паре деток. Особенно тетушки, у которых было, по меньшей мере, по десятку на каждую. Почему-то Стасе показалось, что свадебная церемония в костеле длилась, не так уж и много времени, как одна из тех, на которых она была в качестве гостьи. Может быть, так и должно быть? Когда переживаешь все единолично, являешься центром событий, но не наблюдаешь со стороны, то и время идет по-другому? Как бы там ни было, а княжна даже и не заметила, как быстро лишилась своего титула и стала пани Качмарек, обещав своему теперь уже законному супругу любовь, верность и преданность.
- Эля, я никогда тебе не уступлю свою комнату, разве ты не помнишь? Я тебе уже это обещала, - улыбнулась Станислава, прежде чем заговорил ее супруг, назвав ее теперь не просто по имени, но определив ее статус и принадлежность, от чего невеста лишь опустила смущенно глаза и улыбнулась. Привыкнуть будет не просто? На самом деле нет, просто … было нечто не привычное и даже не обычное во всем происходящем, вгонявшим девушку в краску и надежды на то, что она уже сумела понести ребенка.
- Славчик, поцелуешь меня? – предложила тем временем Стася своему младшему брату, что покорно потянул к ней свои ручки и обхватил ими за шею, демонстрируя самые сильные объятия, на которые малышу только могло хватить сил. – Какой ты сильный, Славчик, - улыбнулась Станислава, сделав вид, будто не слышит слов своего отца, который уже предрекал дочери и зятя такого же карапуза. Да и пришло время отправляться дальше? К княжескому двору, где уже ждали столы гостей, а также музыканты и менестрели, шуты и акробаты.
День, а вместе с ним и вечер пролетел очень быстро, так что Стася даже не успела оглянуться, как оказалась в своей комнате вместе с теперь уже законным мужем.
- Знаешь, Войцех, - хитро улыбнулась пани Качмарек, повернувшись к мужу лишь головой, чтобы он не отрывался от длительного и весьма муторного дела, как расстегивание доброй сотни пуговок. – Мама говорила, что если в день свадьбы падает дождь – значит, где-то по невесте плачут ее кавалеры, - произнесла Стася, прежде чем вновь посмотреть на супруга, но на этот раз уже через другое. – Сегодня дождь не шел, значит никто не плакал просто потому, что был лишь один кавалер, - пожалуй, это было и так без труда известно Войцеху, но еще раз напомнить себе, Станислава не сочла лишним. – Я очень люблю тебя, - тихо прошептала теперь уже замужняя панна, повернувшись лицом к любимому супругу, что уже закончил с пуговицами на ее платье, так что оно лишь аккуратно соскользнуло с ее плеч, упав где-то под ноги.
Отправление в Вилковицы не было грустным, но и не принесло много радости. С долей какой-то туги Станислава смотрела на окружавшее ее еще с детства здание усадьбы, сад и многое другое. Ведь каждый раз, когда она уезжала из Лешно, знала наверняка, что вернется. Так и сейчас – она понимала, что вернется, только … кто сказал, когда? Когда-нибудь, но без Войцеха она этого не сделает, и обязательно будет дожидаться его в их доме. А потом? Потом она будет молиться, чтобы из Острога как можно дольше не приходили печальные известия.
Только, что поделать, если известия могут прийти вовсе не оттуда, откуда ты ждешь?
Что поделать, если известия приходит из той стороны, о которой все на время позабыли из-за всеобщей радости и счастья? Уязвленный сосед, пожалуй, самое худшее, что только можно было себе представить в жизни безмятежного княжества?
В тот вечер, когда в Вилковицы прибыли раненные, едва унесшие от недруга ноги, Станислава едва верила своим глазам – неужели это все происходит на самом деле?! Неужели на них надвигается войско? Неужели их разобьют, как и тех, что так и не успели сбежать? О, нет! Этого попросту не могло быть! Жизнь в Вилковицах должна была быть совершенно другой! Никто не должен был на них нападать, угрожать их безопасности и …
Однако кто-то все-таки осмелился и Станиславе следовало справиться со своим шоком.
- Войцех, что же будет? – тихо спросила она, посмотрев в глаза любимого мужа, прежде чем он решил ее вернуть домой, где должно было быть наверняка безопасней. – Надо сообщить обо всем отцу! – она не слышала его решительных слов. Просто не хотела отпускать его руку, которую из-за страха слишком сильно сжала и не желала отпускать. Только… придется рано или поздно? - Обещай мне, прошу, что вернешься ко мне…

+1

38

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s001.radikal.ru/i195/1510/9a/7912e5bf5300.jpg[/AVA]
-Я думаю что Янек уже догадался отправить гонца к вашему отцу, -кивнул Войтек, обняв любимую жену и прижав к себе, прежде чем заставить себя уйти. -Все будет хорошо, я обещаю тебе... а пан Михал словно в воду глядел, когда поставил на городские стены пушки. Сейчас мы зададим перцу соседу, так что мало не покажется.
Поцеловав Стасю, Качмарек бросился обратно к стене, где Янек вместе с командирами панцирной хоругви уже отдали приказ заряжать орудия. Нападавшие прекрасно понимали, что у них не так уж много времени, чтобы нанести Вилковицам максимальный урон до появления старшего Лещинского, так что торопились и уже успели дать хороший залп горящими стрелами по крепости.
Конь под Войтеком захрипел и встал на дыбы, возле одного из домов, соломенная крыша которого полыхнула словно свечка. Шляхтич сумел удержаться в седле и помчался дальше, когда грохнул первый залп с правой стороны от подъемного моста.
-Похоже что они решили пожечь тут все как было в Морково! Сучьи дети! -выругался Янек, когда ядра не долетели до ближайшей шеренги лучников - сосед тоже не был полным дураком и решил не подставлять своих людей под пушки. -После того как отец получит мое письмо, ему понадобится время чтобы собрать солдат... а до того, я не хочу чтобы Вилковицы сожгли дотла. Панове, какие будут идеи?
-Заряжайте пушки цепными ядрами, -ответил Войтек. -Они легче и без труда сметут первую шеренгу. И надо чтобы в деревне сразу тушили огонь, чтобы не перекидывался дальше...
-Чехи с подворья уже начали подвозить воду со своего колодца, пан Ян! -доложил гусарский вахмистр, подлетев на своем коне к командирам. -Погорельцы из Морково тоже подключились, так что сейчас все потушим.
Войтек оглянулся - действительно, загоревшиеся было дома, успели вовремя потушить... и вдобавок начал моросить мелкий дождик, который постепенно стал усиливаться. Слыша как капли барабанят по козырьку шлема и видя как все горящие стрелы гаснут, так и не успев долететь до цели, Качмарек рассмеялся - нынче боженька был явно не на стороне нападавших?
-Наводи орудия!! -рявкнул вахмистр, пройдясь мимо пушкарей. -Давай, шевелись, ребятки - надо угостить хорошенько этих сучьих детей! Цепными, залп!
Что такое цепные ядра? В отличии от обычных, дальнобойных, цепные меньше и легче и название свое получили из-за одной короткой цепи, что связывает два небольших ядра. После выстрела, они вылетают из дула пушки и со страшной скоростью несутся в сторону врага... а цепь на ходу сносит головы и всячески калечит живую силу.
Войтеку уже приходилось видеть последствия подобных залпов... а вот его лучший друг побледнел, не скрывая собственного ужаса, когда всю переднюю шеренгу лучников словно косой выкосило...
-Повто-о-о-рить! Давай не спать, заряжа-а-ай!! -раздалась следующая команда и именно в этот самый момент Подольский сделал форменную глупость, приказав своим наемникам идти на приступ, явно намереваясь поджечь стены крепости. После залпа цепными, расторопные пушкари успели перезарядить пушки обычными ядрами и дать такой залп, после которого нападающие отступили... и попали в руки гусар Лещинского, который успел выйти из Лешно со своим полком и подобраться практически незамеченным с тыла противника.
-Стройсяяя! -скомандовал Качмарек своему отряду, решив выехать навстречу тестю и заодно переловить всех тех кто кинулся обратно к крепости, завидев гусар панцирного полка. Янек в качесте теперь уже бывалого командира остался на стене и руководил лучниками, прикрывая атаку Войтека и про себя жалея, что батя так рано примчался на помощь...
-Ну доброй ночи тебе, сынок? -улыбнулся старший Лещинский, обняв зятька , после того как наемники и люди Подольского были повязаны. -Я смотрю, хорошо время проводите с Яном, не скучно!
-Если бы не дождь... они бы спалили стены как было в Морково - видимо на это и расчет был, -ответил Войтек. -Слава богу дождь пошел и наши люди не страдали. Надеюсь что теперь никто больше не полезет на нас, после такой веселой ночки...
-Ладно, Подольского и прочих заберу в Лешно - завтра вместе с воеводами решим что с ними делать. А ты давай, дуй к своей женушке и не забудь от меня ее поцеловать и напомнить, что мы с матерью по ней скучаем и хотим уже увидеть. Яну передай, что он молодец, -произнес Михал, прежде чем попрощаться. -Людей сохранил и хорошо все рассчитал до того как я пришел.
Быть может, этой ночью Янека и Войтека ожидала не самая сложная битва в их жизни... однако, им удалось выстоять с наименьшими потерями. К тому же, для настоящего боевого крещения и такая стычка вполне подойдет? Да и люди в Вилковицах убедились нынче, что их будущий князь вовсе не робкого десятка и готов сражаться за них - а это ведь дорогого стоит.
После того как были выставлены свежие караулы, поднят мост и перезаряжены пушки на случай каких-либо неожиданностей, Войтек позволил себе поехать домой, где его с нетерпением ждали. Переступив порог своей спальни, Качмарек улыбнулся, когда Стася встав с постели, крепко его обняла... он прекрасно знал, что она дождется его и не уснет, пока будет одна. Хотя, как можно уснуть, когда буквально под боком грохочут пушечные выстрелы?
-Я вернулся... и больше Подольский уже не станет вредить нашей семье, -тихо сказал Войтек, целуя Стасю и помогая ей стащить его доспех. -Твой отец просил тебя поцеловать  передать что уже соскучился... и твоя матушка тоже. Если хочешь, завтра можем навестить их? Но прежде - иди ко мне... я чертовски устал и счастлив что наконец могу с тобой побыть.

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-10-26 22:31:04)

+1

39

[NIC]Stanisława Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/ToVg.png[/AVA]
Из рассказов своей матери, которые княгиня рассказывала не единожды своим детям, Станислава  прекрасно помнила, как татары нападали и разоряли земли крестьян, грабили дома и замки, увозили пленников в рабство, а еще обращали в свою веру новорожденных, превращая их в янычар. Только то все происходило так далеко от Лешно и Вилковиц, что девушке всегда казалось, будто ничего подобного перед ее глазами не случиться. Разве могут татары так далеко зайти от своей Тавриды? Но, оказывается, кроме далеких и столь воинственно настроенных татар, всегда сохраняется опасность где-то рядом. Конечно, когда-то давно, в то давнее время, когда и Станислава, и ее братья и сестры еще даже не родились, Вилковицы часто подвергались нападениям с самых разных сторон – разбойники, воинственные отряды соседей и просто забредшие так далеко чужаки. Старшее поколение поселенцев прекрасно помнит, как часто им приходилось спасаться бегством и начинать отстраивать сначала, пока Михал Лещинский не помог отстроить защитный вал вокруг деревни, который также был снабжен пушками и всем тем, что должно отпугнуть недоброжелателей. И ведь, так много лет к ряду никто не желал полакомиться еще некогда легкой добычей. Но, кто-то ведь попросту ждал подходящего мгновения, дабы приспать бдительность наместника? В любом случае, время для нападения было избранно весьма удачно – его точно никто не ожидал, но ведь просто так эти стены и муры, не взять?
В Вилковицах не было паники. Это молодая панна заметила, пока ее супруг вел к княжеской усадьбе, что расположилась в центре поселка. Большинство домов тут было деревянными, не был исключением и княжеский дом, что несколько обеспокоило Станиславу, когда она услышала краем уха разговор двух мужчин, что проходили мимо.
- Только бы не начали метать огненными стрелами, - сказал один.
- Была бы сухая погода или засуха – тут все бы сгорело, как раньше, - добавил другой, от чего Стася лишь охнула. Ей было страшно за брата, что оставался на стене и вел охрану, а еще за мужа, что сейчас отправиться туда же, на острие опасности, как и подобает настоящему мужчине. Однако теперь она боялась еще больше – за всех тех людей, что не могли взять в руки меч или лук, чтобы защитить свой родной дом перед неприятелем. Многие женщины отправились к храму, кто-то бегал и разыскивал детей, что были только что где-то тут,… но в целом, никто не паниковал. Дети находились, женщины веревочкой тянулись к храму божьему, а кто-то оставался рядом со своим хозяйством.
Оказавшись в своих покоях, Станислава сразу же обняла Войцеха, не желая отпускать его. Знала, что его ждут обязанности, люди и все те воеводы, что сейчас находились на стене, но это нисколько не помогало ей отпустить супруга.
- Только будь осторожен, - только и пожелала Станислава мужу, услышав все его уверения относительно хорошей защиты, о которой позаботился еще ее отец. – Помни, что я тебя жду, - добавила она, прежде чем поцеловала Войцеха, что наклонился к ней за поцелуем. Более она ничего не ответила мужу, лишь проводила его взглядом. Ну, а после того, как за ним заперлась дверь, молодая пани Качмарек сделала то единственное, что было в ее силах – подошла к небольшому столику, на котором лежал подаренный матерью на день свадьбы часослов и вервечку, дабы помолиться за целостность и сохранность мужа и брата.
Станислава не вела счет молитвам или минутам, что прошли с тех самых пор, как Войцех оставил ее в покоях. Однако она прекрасно понимала, что время было уже позднее. Если бы не тучи, ночь была бы звездной… Отложив в сторону вервечку, Стася принялась переодеваться ко сну, надеясь, что тишина будет значить не затишье, а победу или отступление нападавших. Однако она просчиталась. Ведь едва ее голова коснулась подушки, послышался выстрел пушек, а затем еще один… Страз снова окружил Станиславу, от чего она натянула поверх головы одеяло и зажмурила глаза ровно до тех пор, пока очередная тишина не воцарилась, а дверь покоев не отворил Войцех.
- Уже все закончилось? – сразу же выдала молодая панна, отбросив в сторону одеяло, которым укрывалась, чтобы подбежать ближе к мужу и обнять его, живого и здорового. Конечно же, сразу же за объятиями последовали и пара жарких поцелуев, после которых Стася принялась снимать доспех супруга. Ведь, как бы там ни было, но она более не собиралась отпускать мужа от себя! – Я очень волновалась, - призналась она, прежде чем на ее лице мелькнула улыбка. – Отец тоже был здесь? Надо было его позвать к нам, может? – предложила она, от части сожалея о том, что не могла поприветствовать отца и показать ему какой она стала хозяйкой. Да и соскучилась и по отцу, и по матери. Так что, на предложение Войцеха, Стася лишь кивнула головой в знак согласия, и только после совместно приятной близости призналась: - Мне кажется, что мы зачали дитя… Нет, я почти уверенна, но мне бы посоветоваться еще с матерью – она-то точно знает, как бывает. Так что, завтра нам обязательно нужно съездить в Лешно,- улыбнулась молодая панна мужу, прежде чем улыбнуться ему. – Ты все еще хочешь дочь?

+1

40

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s001.radikal.ru/i195/1510/9a/7912e5bf5300.jpg[/AVA]
Четыре года спустя...
Лешно, лето 1582 года.

И взрослым людям и совсем маленьким детям одинаково нравится праздновать свой день рождения - а как может быть иначе? В этот семейный праздник, накрывают столы, зовут в гости близких друзей, дарят подарки и желают имениннику много-много счастья. День рождения, что намечался в гостеприимном доме князя Лещинского определенно обещал стать значимым событием для всего города, без малейшего преувеличения, потому как княгиня решила отпраздновать сорока-семилетие своего любимого супруга с невиданным доселе размахом. Начало праздника как раз должно было совпасть с завершением постройки нового костела в ремесленном районе Лешно, так что можно было совершить приятное с полезным и лишний раз порадовать всех жителей города, любивших своего князя.
Пани Беата придумала целый хитрый план, относительно организации будущего праздника, вот только не учла того, что самым младшим детишкам будет очень непросто сохранять все приготовления к торжеству в тайне. Всеобщую любимицу Элю, которой недавно минуло двенадцать лет и восьмилетнего Славчика еще можно было как-то уговорить хранить секреты и не выдавать отцу где спрятаны подарки для него... а вот с маленькой дочуркой Магдой и четырехлетней внучкой Хоноратой княгиня явно потерпела неудачу? Особенно отличилась Хоня, которая умудрилась найти большинство дедушкиных подарков и решила, что не стоит откладывать их вручение до дня рождения. Как говорится, и смех и грех? Беата улыбалась, когда слушала как ее любимая Стася отчитывает свою маленькую вредную дочурку, стараясь ей объяснить, что секреты следует хранить, если уж тебе их доверили...
-Но почему, мамочка? -забравшись с ногами на удобную кушетку рядом с матерью, Хоня посмотрела на нее своими большими темными глазами. -Дедушка обрадуется, если подарить ему сейчас подарочки.... ну хотя бы один?
-Хотела бы я знать, сколько мне их придется перепрятывать от вас с Магдой.., -вздохнула княгиня, усевшись рядом со Стасей и позвав служанку. -Юзя! Отведи-ка нашу озорницу в сад погулять вместе с Магдаленой и Богуславом... погода дивная, нечего сидеть в четырех стенах.
Прибежавшая в комнату Юзя, согласно кивнула, подхватив Хоню на ручки - теперь она помогала присматривать за младшими детьми Лещинских, потому как Дороте было уже не угнаться за шустрыми малышами в силу своего возраста. Отправить верную и преданную няню на покой, Михал и Беата не решились, зная что старуха очень обидится, так что назначили ее домоправительницей в своем доме и дали достаточно помощников, чтобы она не уставала, занимаясь своими обязанностями.
-И попроси Эльжбету, чтобы помогла тебе приглядеть за детьми, -добавила княгиня. -Найдешь ее в кабинете Михала - у нее как раз должен был закончится урок латыни.
-Конечно, пани Беата, сейчас же все сделаю, -Юзя вышла из комнаты, вместе с Хоноратой на руках и легонько поцеловала девочку в носик. -Пойдем, моя ласточка - поиграешь сейчас с Магдой и Славчиком. А маменьке твоей нужно отдохнуть....
-Как ты себя чувствуешь, дочка? -Беата, обняла Стасю, после того как служанка ушла. -Юзя права, тебе надо больше отдыхать теперь... а Хоня тебя выматывает, когда ты сама занимаешься ею. Может приляжешь, пока Войтек не вернется из города?
Ну а пока княгиня вела беседу с любимой дочкой, Юзя принесла Хоню в тот самый сад, где ее родители украдкой встречались под цветущими вишнями. Летом этот чудесный уголок природы был любимым местом для всех детей большого и дружного семейства Лещинских - вот и сейчас, они весело играли, когда нянька принесла главную заводилу после озорницы Эльжбеты.
-Магда, посмотри что у меня есть! -коварно хихикала Эля, поймав большую лягушку и держа ее за спиной. Маленькая Магдалена послушно подошла к старшей сестре... и тут же с громким визгом бросилась к Юзе, схватив ее за юбку, чем насмешила Славчика, который смеялся так, что даже начал икать. -Не бойся, она же не кусается...
-Панна Эльжбета, ваша маменька приказала чтобы вы мне сегодня помогали, -строго сказала Юзя, поставив на землю Хоню и обняв Магдалену. -Если конечно не хотите помогать ей вышивать полотно на рубашку для вашего папеньки...
-Пусть лучше идет вышивать цветочки! -тут же выдала Хонората, обняв свою любимую подружку Магду. -А потом придет Дорота и надает ей нанашек, потому что они у нее кривые!
-Ах так! Ну сейчас я тебя поймаю, Хонька и покажу как следует разговаривать со своей тетей! -Эльжбета прекрасно уже успела узнать, что маленькая дочурка ее старшей сестрицы ни в чем ей не уступает, так что решила поймать разбойницу и как следует ее защекотать. Хоня прекрасно зная, что ее ожидает тут же кинулась бежать к вишням, напоследок не оставшись в долгу:
-Ты не тетя, ты большая зеленая лягуха! Ква!
Магда забыв про все свои страхи, смеялась вместе со Славчиком, смотря как Хоня улепетывает от Эли - а Юзя лишь покачала головой, когда девочки и не подумали ее слушаться. И как им внушить, что молодые панны из добропорядочной семьи не должны себя вести как мальчишки?? Эльжбета без особого труда догнала тем временем Хонорату и поймав ее, принялась щекотать.
-Пусти, зеленая лягуха! -не сдавалась Хоня, захлебываясь от смеха и тут увидела Войтека, вернувшегося из города и взмолилась. -Папка, спаси меня! Она меня мучает...
-А нечего обзываться, панна Кошмарик! -хихикнула Эля, отпустив маленькую озорницу, которая тут же побежала к отцу. -Я все равно не пойду сегодня вышивать, потому что маменька приказала помогать Юзе!
-Элюшка, может лучше придумаешь более спокойную игру? -улыбнулся Войтек, подхватив на руки свою драгоценную дочурку и расцеловав ее. -Не надо обзываться, маленькая моя, ты же у меня такая хорошая и послушная девочка, правда?
-Ага.., -тихонько сказала Эля. -Когда спит она послушная...
-Меня бабушка отправила гулять... а Элька меня мучает и Магдусю пугает, -тут же сдала свою тетушку Хоня, успев показать ей язык и поцеловать Войтека. -Папка, позови Дороту? Пусть посадит ее за пяльцы на весь день!
-Тебе не жалко Элю? -покачал головой Качмарек, крепче обняв дочку. -Да и вас разводить по разным углам бесполезно, вы же без друг друга жить не можете. Давайте-ка лучше помиритесь и поиграйте вместе до обеда, хорошо?
Поставив Хоню на землю, Войтек поспешил обнять и Славчика и малышку Магду, когда они подбежали с ним поздороваться. Ему еле-еле хватило рук на всех детей, потому как Эля с Хоноратой тоже решили присоединится к бурному и радостному приветствию. Славчик напомнил молодому шляхтичу про обещание поучить его фехтованию - старший брат уже несколько раз подряжался на это дело, да все время забывает...
Забывает потому что опять ездит чаи гонять в гостях у разных панночек, -усмехнулся про себя Качмарек. -Не расстраивайся, Славчик - я тебя сегодня поучу после обеда, если только твой отец не отошлет меня с каким-нибудь поручением, когда вернется из совета. А на Яна не сердись - наверное занялся делами и запамятовал.
Оставив детей в саду под присмотром Юзи, Войтек поднялся в комнату Стаси... и порядком перепугался, увидев что любимая жена лежит в постели. Из-за жары, что царила в городе все последние дни, бедной Стасе часто нездоровилось - да и будущий малыш похоже готовился стать своей старшей сестричке под стать, не давая своей матери выспаться.
-Это я уговорила ее немного прилечь, не волнуйся, -улыбнулась пани Беата, обернувшись к Войтеку. -И раз ты пришел, то я могу пойти заняться делами... и постараться получше перепрятать подарки для Михала, пока Магда с Хоней их снова не начали искать.
-Вы меня так не пугайте... я уж было собрался нестись за доктором, -облегченно вздохнул Качмарек, почтительно поцеловав любимой теще руку и затем присев на край постели, рядом с женой. -Как ты, любимая моя? Я был на торговом подворье, как ты просила и узнал, что наш подарок твоему отцу будет готов уже завтра.
Наклонившись, Войтек нежно поцеловал Стасю, подумав о том, что в ближайшее время им явно не стоит возвращаться в ставшие уже родными Вилковицы - потому как в старой деревянной усадьбе было в сто раз жарче чем в каменном доме Лещинских.
-Знаешь... я сейчас был в саду и подумал - а не погулять ли нам там вечерком? Уложим нашу кроху, будет уже не так жарко... что скажешь, родная?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-10-28 00:11:12)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Brylant potrzebuje odpowiedniej oprawy