vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Brylant potrzebuje odpowiedniej oprawy


Brylant potrzebuje odpowiedniej oprawy

Сообщений 41 страница 57 из 57

41

[NIC]Stanisława Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/ToVg.png[/AVA]
Станислава привыкла с иронией относиться к словам собственных родителей, когда они брались вспоминать раннее детство каждого из своих чад по очереди. Подобные мгновения всегда заставляли ее краснеть, если поблизости был кто-то из старших ее подруг или тетушек, ведь представить себя маленькой и беззащитной на руках матери, по правде говоря, было крайне непросто. Не говоря уже о том, чтобы представить себе мир, в котором не было еще тебя! А ведь в рассказах князя и княгини много раз проскальзывали самые разные нотки, которые лишь теперь, по прошествии лет стали понятны Стасе. Теперь уже она сама завуалировано и очень осторожно кокетничала с супругом, пока их маленькая дочка росла и подрастала, по большей степени все же радуя своих родителей. Ведь имела Хонората крайне непростой характер, в чем с каждым днем и прожитым годом пани Качмарек убеждалась все больше. И что будешь делать с этой маленькой врединой, что вроде и не хотела сотворить зла, но обязательно найдет место, где растут золотые вербы?!
Вот и сейчас, не смотря на все просьбы и уговоры своей бабушки, Хоня посмотрела на свою мать все тем же знакомым взглядом карих глаз, перед которым ей так не просто было устоять. Таким же взглядом обычно смотрел и Войцех, именно от него девочка и унаследовала его, чем пользовалась без всяких зазрений совести так часто, как только ей это представлялось возможным. Собственно, этот день не стал исключением и Стася лишь тихо вздохнула, присев на софу рядом с дочкой, которую она обняла за плечи, прежде чем объяснить любопытному ребенку именно то, что никак не укладывалось в ее головушке.
- Хонь, бабушка не просто так тебя просит не вытаскивать подарки, которые она приготовила для твоего дедушки, - произнесла Станислава, лишь на мгновение отведя взгляд в сторону, чтобы посмотреть на свою мать. Именно у нее Стася мысленно просила сейчас поддержки и подсказки – как еще ей объяснить дочери, что нельзя доставать подарки дедушки и сдавать всю конспирацию княгини? У нее ведь такой богатый опыт воспитания детей, который дважды, если не трижды умножила Эльжбета в свое время. В прочем, невыносимо вредная сестрица до сих пор продолжала пополнять запас терпения их матери.
- Но у дедушки еще не настало день рождение. Подумай только, как ему будет приятно получить все подарки именно в тот особенный день, когда все чтят его день? Иначе, что еще ты ему подаришь? – попыталась обратиться к логике или хоть какой-то доли понимания маленькой упрямицы, но где там?! Все словно бы в одно ухо влетело, а через другое вылетело. Так что, обессиленно откинувшись на спинку софы, Станислава лишь проводила взглядом Хонорату, которую унесла Юзефа, над которой годы также заметно поколдовали, как и над многими детьми Лещинских. Но, пока одни растут, другие стареют и первые морщинки на некогда гладком лице няни, заставили в который раз Стасю удивиться быстротечности времени. В прочем, оно же оставило пару сивых волос и на чуприне отца, которому вот-вот уже исполнится целых сорок семь лет! Именно тот возраст, до которого из-за многих междоусобиц или прочих неприятностей не доживают в наше время.
Тем временем, плеч коснулись ласковые и всегда нежные руки матери, на которых, кажется, еще совсем недавно помещалась маленькая Магда, а до нее Славчик и когда-то намного раньше еще она сама. Хотела она смеяться и улыбаться сейчас, или не хотела, но улыбка, адресованная матери, появилась на ее лице. В действительности она устала, и княгиня без труда это заметила, ведь всегда отличалась внимательностью, так что Станиславе не пришлось врать матери или выдумывать небылицы.
- Иногда, в такие мгновения, как сейчас, я просто валюсь с ног, - честно призналась Стася матери. – Я не знаю, откуда у нее столько упрямства и желания сделать именно по-своему, а не так как просят… - она покачала головой отрицательно в такт своим словам, что явно просили о подсказке. Только, кто может разгадать тайну темперамента именно тобой приведенного в мир золотца, если не ты сама? – Жара пуще Хони добивает меня, - добавила молодая женщина, прежде чем мать подала ей слегка еще прохладной воды из колодца, а после и позволила ей сопроводить себя в свои покои, где мать заставила ее прилечь и отдохнуть. В прочем, именно тогда и завелся маленький малыш под сердцем Станиславы, определенно желая посоревноваться со своей старшей сестренкой во вредности и неусидчивости. Так что, бедной панне пришлось лечь на бок и всячески просить малыша, погладывая живот, успокоиться и дать ей отдохнуть…
За этим занятием и застал свою супругу Войцех, едва переступил порог их спальни, которая когда-то еще во время девичества старшей княжеской дочери принадлежала одной Станиславе. О том, что Войцех явно испугался за свою супругу, говорило молчание, которое повисло в воздухе, едва только он остановился и заметил Стасю в постели. Но, Беата сумела убедить своего зятя успокоиться, а где-то в душе уже в который раз порадоваться за столь чуткого и внимательного к своей дочери супруга, которого к ней привела сама судьба из Острога.
- Я очень рада слышать, что наш подарок отцу будет готов вовремя и без задержек, - улыбнулась Стася мужу, когда он устроился рядом с ней. – Надеюсь, что завтра наши дети дадут мне хоть немного покоя – а то сегодня то Хоня не дает мне покоя, то теперь самый младший карапуз начинает брыкаться, - выдала все, как есть женщина, улыбнувшись Войцеху слегка уставшей улыбкой, прежде чем он озвучил свой давний коварный план. – Что же … я буду не против прогуляться в саду, мне всегда нравилось там, пусть даже сейчас вишни уже отцвели, - улыбнулась женщина, прежде чем ее ладонь поймала руку супруга, которую и уложила на заметно округлившийся живот, чтобы пан воевода смог ощутить настоящий привет своего сына. А ведь в том, что это мог быть именно сын, Стася нисколько не сомневалась. – Он передает тебе привет… Поздоровайся с сыном?

+1

42

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s001.radikal.ru/i195/1510/9a/7912e5bf5300.jpg[/AVA]
Войтек улыбнулся, с удовольствием коснувшись живота любимой жены, где куролесил маленький озорник, не давая своей бедной матери покоя - похоже что нынче малыш решил проснуться раньше чем обычно? Обычно, он начинал развлекаться и стараться распрямится где-то под вечер и после этого Стасе было не уснуть добрую половину ночи, а вместе с ней за компанию не спал и будущий счастливый дважды отец, стараясь представить себе любимого маленького озорника, что уже скоро должен был появится на свет. Конечно же, Станислава очень хотела подарить любимому мужу долгожданного сына - и не желала слушать никаких вариантов насчет второй дочки, так что Войтек сдался и не спорил с любимой и единственной. К тому же, еще только поженившись они мечтали, что у них будет много детей, которые как известно приносят в дом только радость и счастье. Даже если вредничают как одна маленькая и очень любимая всем семейством без исключения, панна...
-Я уже очень-очень хочу его увидеть... когда он появится, Хоня перестанет вредничать, я уверен - ей полезно будет начать заботится о братишке, -тихо произнес Качмарек. -Твоя сестрица Эля обожает возится со Славчиком и Магдусей... хотя сегодня пыталась напугать кроху большой лягушкой в саду. Хотя наверное по сравнению с ненавистной вышивкой, ей это занятие кажется куда более приятным??
Войтек придвинулся ближе, нежно коснувшись губ Стаси своими и осторожно обняв ее. В этот самый момент шляхтичу подумалось, что они очень вовремя переехали в Лешно из Вилковиц - совсем скоро должно стать еще жарче, ведь лето в самом разгаре, так что одной прекрасной пани в интересном положении пришлось бы совсем несладко. Но теперь, занимаясь делами, которые ему поручал пан Михал, Качмарек по крайней мере мог быть спокоен за свою белую лебедушку - в доме родителей с нее глаз не спустят, а еще помогут приглядеть за неугомонной дочуркой.
-Знаешь, твой отец хочет чтобы мы остались в этом доме и после рождения нашего ребенка, -продолжил молодой рыцарь. -И я подумал, что это хорошая идея... ты сможешь спокойно заниматься малышом и не разрываться на нашу маленькую разбойницу. Когда дети подрастут, мы всегда сможем вернутся в Вилковицы... но пожалуй, сначала надо бы построить там дом получше того что есть сейчас.
-Простите, пан Войтек, пани Станислава - вас просят к обеду, -деликатно постучав, сообщила из-за двери одна из служанок княгини. -Госпожа просила узнать, спуститесь ли вы...
-Передайте пани Беате, что мы сейчас придем, -ответил Качмарек, поднявшись с кровати и подав руку жене. -Пойдем, любимая, тебе надо поесть...
После того как служанка Стаси помогла молодой хозяйке привести себя в порядок, можно было спустится в обеденный зал, где за столом уже собрались все дети во главе с княгиней. Янек пока что не объявился, а хозяин дома задержался на совете.
-Мамочка, Элька все время меня щекочет! -увидев свою мать, маленькая Хонората мигом подбежала к ней, схватив за юбку. -Можно я сяду рядом с тобой?
-А панна Кошмарик все время обзывается! - не осталась в долгу Эльжбета, но под строгим взглядом матери быстренько осеклась на полуслове. -Ну правда, маменька...
-Угомонитесь, девочки! -строго произнесла Беата. -Давно уже пора научится себя вести за столом! Скоро к нам приедут гости - вы же не хотите испортить Михалу праздник?? Еще не хватало, чтобы о нашей семье начали судачить! Если не можете нормально общаться друг с другом, то я вас всех разведу по разным углам. А ты, Эля, должна быть умнее пятилетних детей...
Эля лишь вздохнула, замолчав, тогда как Хоня с видом победительницы уселась рядом с Магдой и мигом схватила вилку, начав ерзать от нетерпения, когда слуги внесли первую перемену блюд. Это было вкусное и ароматно пахнущее жаркое... при виде которого бедняжка Стася побледнела и поспешно извинившись, буквально сбежала из-за стола. Войтек направился следом за женой, Хонората хотела побежать за ним, но ее вовремя поймала Эля и усадила обратно.
-Сядь и кушай! Твой папка сам разберется!
-Но я хочу к мамочке.., -тихонько возразила Хоня, начав тихонько хныкать. -Я боюсь... почему ей плохо стало?
-Потому что у нее будет ребенок скоро... вот поэтому ей и стало нехорошо, -объяснила Эля, погладив маленькую непоседу по голове. -Ты сначала покушай, а потом уже пойдешь к Стасе, ладно? А то придется тебе голодной бегать до самого ужина...
-Угу, -со вздохом согласилась Хонората. -Но я поем и все равно пойду к мамочке!
Тем временем, Войтек дождался пока его ненаглядной стало получше и подал ей стакан воды, как уже делал много раз - а еще подумал о том, что надо бы попросить пани тещу приготовить для Стаси что-нибудь легкое, ведь навряд ли она сможет проглотить на такой жаре даже маленький кусочек жаркого?
-Тебе полегче? -спросил шляхтич у любимой супруги, когда помог ей стянуть платье и улечься. -Меня очень беспокоит, что тебе часто нездоровится... со старшенькой у тебя так не было - хотя о чем я говорю? Когда Хонората родилась, был март-месяц и не было так жарко как сейчас...
-Мамочка! -раздался знакомый голосок за дверью и Войтек впустил в спальню дочурку, которая тут же забралась на постель и устроилась рядом со Стасей. -Можно я с тобой побуду?
-Раз Хоня пришла, я схожу к пани Беате и попрошу ее распорядится приготовить для тебя что-нибудь другое, -улыбнулся супруге Качмарек. -Доченька, ты хочешь чего-нибудь?
-Принеси мне пирожок с кухни! -хихикнула Хонората. -Только тот что с мясом, с капустой я есть не буду... и лучше два!

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-10-29 01:09:33)

+1

43

[NIC]Stanisława Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/ToVg.png[/AVA]
Женщина не могла воздержаться от широкой белозубой улыбки, едва только ладонь Войцеха прикоснулась к заметно округлившемуся животу, где куролесил их маленький озорник, наверняка желая передать привет своему отцу. Само собой, Стасе хотелось бы надеяться на то, что ребенок скоро уже успокоится. Все-таки близилось время для обеденной трапезы, которую Станиславе не хотелось пропускать - все-таки именно за трапезой удается собрать за столом всех членов одной действительно большой княжеской семьи. Конечно, во время обеда князь часто мог отсутствовать, поскольку дела княжества и последние приготовления к открытию нового костела в Лешно, отнимали у него много времени, но это вовсе не давало поводов пропускать обед и лишиться возможности пообщаться со своей родней. Правда, если маленький вредина продолжит в том же духе, кто знает, сможет ли его бедная мать проглотить, хотя бы кусочек из приготовленного к обеду блюда?
Тем временем на лице панны Качмарек цвела улыбка, поскольку чувствовала, как маленькая пятка через живот передает привет своему отцу и чувствовала себя, пожалуй, самой счастливой женщиной на свете, пусть даже подобные проказы маленького, еще не родившегося сына, заметно изводили ее. Правда, не зря в простом народе говорят, что нет на свете ничего красивее счастливой женщины? В прочем, не только счастливой, но и беременной также, в чем Станиславе предстояло только убедиться в который раз. Все-таки ее любимый супруг не потерял к ней интерес, не смотря на то, что сейчас она заметно отличалась от той стройной княжны, которую он приехал сватать из самого Острога.
- Думаешь, наша Хоня захочет заботиться о младшем брате, забыв о своих проказах? – все с той уже улыбкой, правда, несколько сонно и даже тихо произнесла панна, обращаясь к своему мужу. – Как видишь, Эля так и не оставила свои проказы… просто стала прибегать к ним реже, - тихо вздохнула женщина, услышав об очередной проказе своей младшей сестры. Казалось бы, панна ее возраста уже была почти на выданье, но вытворяет такие проказы, что стыдно сказать кому-то чужому. И что только ждет ее бедного мужа?! Но, нашелся бы такой для начала! Ох, кто бы знал, как Станислава переживала за маленькую вредину Элю, которой не хотелось никогда ни шить, ни вышивать, только скакать на лошади, подобно мальчишке, охотиться и далее по списку…
Только сейчас волнений Стасе не хватало, так что женщина постаралась не думать о том, что еще не случилось. К тому же, маленький проказник в очередной раз повернулся внутри нее, от чего женщине также пришлось устроиться на подушках и перинах более удобно.
- Ох, Господь, похоже, одарит нас еще одним проказником, подобно Хонушке, - вздохнула женщина, прикрыв глаза на время, пока ребенок снова скрутится клубочком у нее в животе, ведь складывалось такое впечатление, будто бы малыш норовил уже выпрямиться и появиться на свет. – Чую, нам следует начинать подбирать имена из летних – наш сыночек не заставит себя долго ждать, если продолжит в таком же духе. Вдруг я ошиблась в подсчетах на месяц? – высказала свои опасения Станислава, прежде чем супруг ее поспешил успокоить, да и не только… Пану Качмареку было, что рассказать своей супруге, правда ответить она не успела – их безжалостно оторвали от размеренной беседы, известием об обеде.
- Все согласно расписанию, - только усмехнулась в ответ Стася, подав супругу руку, дабы подняться из постели. После служанка помогла панне собраться и привести себя в порядок, а после и спуститься в столовую, где к ней уже подбежала маленькая озорница.
- Хоня, веди себя тише – хорошо воспитанные панны не разговаривают так громко, - поспешила поправить свою дочь Стася, надеясь, что понемногу сможет одержать верх над ее вздорным и даже вредным характером. – Если хочешь сидеть со мной, то должна обещать себя вести примерно, - также тихо и спокойно добавила Станислава, прежде чем княгиня Лещинская поспешила более строго отчитать своих любимых внучат и дочь. Возможно, будь панна Качмарек менее уставшей сегодня, она также смогла быстро навести порядок между детьми, как и ее мать? Но, у матери такой большой стаж, что Стасе приходилось только мотать на ус.
Устроившись за столом между дочерью и мужем, панна сразу же ощутила, как комок подступил к горлу - то ли служанка перестаралась со шнуровкой корсажа, что подчеркивал ее большой живот, то ли маленький озорник, не слишком удачно повернулся внутри своей матери. Желудок основательно свело, когда перед панной поставили порцию ароматного жаркого, так что женщина не в силах была сдержать себя и, прикрыв ладонью рот, поспешила покинуть стол, едва не забыв уронить тихие извинения за себя и свой беременный организм.
Ее стошнило, благо не на старинный гобелен или ковер, простеленный в соседнем от столовой зале. Конечно, кто-то из прислуги сразу же поспешили убрать за госпожой, которой следовало подняться к себе в покои и привести себя в порядок… или хотя бы почувствовать себя лучше.
- Не беспокойся, дорогой… - поспешила успокоить мужчину Станислава, прежде чем в комнату ворвался маленький ураган по имени Хонората, что так напоминал женщине ее саму, волнующейся за маму, когда она была еще только на первых месяцах беременности со Славчиком.- Конечно, можешь, моя дорогая, - улыбнувшись дочери, произнесла Стася, прежде чем Войцех не решил спуститься в них и позаботиться о другом обеде для жены. – На самом деле, я пока не уверена, что смогу что-то вообще съесть… - обратилась к она к супругу, прежде чем он принял заказ еще и от их дочери, которая устроилась возле нее и пристально стала изучать живот своей матери, где вертелся ее маленький братик.
- Мама, а как у тебя там ребеночек появился? – как-то осторожно интересовалась девочка, приложив свою маленькую ладонь к животу матери.
- Так же, как и ты – одним прекрасным днем журавель в небе подсказал, что у меня родится дочь, - уклончиво ответила Станислава дочери, на что она лишь нахмурилась.
- И как я поместилась там? – спросила девочка, устроившись рядом с животом матери и глядя на нее так, будто бы примеряет на себя – поместится она счас там или нет. В конечном итоге это насмешило женщину, которой пришлось приподняться на локте, чтобы показать как должно быть были скручены ее ножки и ручки, когда она была внутри нее. – Я все равно бы не влезла… - тяжело вздохнула Хоня.
- Действительно, сейчас не влезешь – но раньше помещалась, - продолжила улыбаться женщина. – Поэтому ты и растешь – и скоро будешь уже такой, как Магда, а потом как Славчик или Эля… И не заметишь, как быстро это случиться, - добавила женщина, на короткий миг задумавшись о том, как действительно скоро выросла ее маленькая и бойкая Хонората.
- Но все равно, мам! Откуда там появилась я, а теперь и еще один ребеночек? Ты что-то съела?! – продолжила настаивать дочь, расспрашивая мать, тогда как Станислава даже не знала, что ответить. И тут, дверь открылась, дабы пропустить Войцеха, на которого и посыпалась целая куча вопросов: - Папа, папа! А что маме принесли скушать журавли?

+1

44

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s001.radikal.ru/i195/1510/9a/7912e5bf5300.jpg[/AVA]
Спустившись на первый этаж большого княжеского дома, Войтек направился на поиски любимой тещи, чтобы посоветоваться с ней насчет обеда для Стаси. Понятное дело, что она не может проглотить ни кусочка жареного мяса на такой жаре, так что надо было срочно что-то придумать. У пани Беаты был богатый опыт, относительно всего что касался детишек - от рождения, до воспитания, так что за советами Качмарек первым делом шел именно к ней, а уже потом к личному врачу семейства Лещинских. Ясновельможную пани княгиню ее зятек обнаружил как раз возле кухни за неторопливой беседой с учителем всех без исключения своих детей - строгим, но справедливым паном Витольдом, о котором Войтеку не раз рассказывал Ян.
-Как себя чувствует Стася? -поинтересовалась Беата, увидев Войтека и извинившись перед собеседником. -Я благодарю бога за то что Михал пригласил вас вернутся обратно в Лешно... прекрасно помню старый дом и что там совершенно негде укрыться от жары.
-Ей немного получше - я уговорил ее прилечь, -доложил Качмарек, согласно кивнув в ответ на замечание относительно старой усадьбы в Вилковицах. -Матушка, может быть вы придумаете что Стася могла бы покушать? Только не жаркое...
-Я уже распорядилась, чтобы кухарка сделала легкий салат из овощей, -ответила княгиня. -А вечером, я надеюсь, Стася сможет поужинать как следует, когда станет немного прохладнее. И вот еще что, дорогой мой Войтек - у меня появилась одна идея, относительно Хони и Магдуси. Я начала учить младшую дочку грамоте и знаю, что Станислава в Вилковицах учила читать Хонорату...
-Все верно... только Хоня читает пока что только по складам. Проблема в том, что ей сложно усидеть на одном месте.
-Я знаю и вот что я решила. С завтрашнего дня, пан Витольд станет учить и Хоню с Магдой - у него на уроках они баловаться не посмеют, -улыбнулась Беата, тогда как пан Витольд поклонился после похвалы в свой адрес. -Им будет полезно начать учебу... а у Стаси будет больше возможностей отдохнуть.
-Я почту за честь выполнить ваше поручение, ясновельможная пани, -произнес учитель. -Уверен, что девочек стоит лишь заинтересовать и они будут делать большие успехи. Панна Станислава вседа была моей гордостью - было истинным удовольствием учить столь умную девушку... так что ее дочурка обязательно должна быть ей под стать.
Блажен кто верует? -усмехнулся про себя Войтек, но вслух ничего подобного не сказал, решив не обижать старика. -Вы как всегда чудесно придумали, матушка... я поговорю нынче с Хоней и объясню ей, что она должна будет слушаться пана Витольда.
Прихватив пирожки для дочурки и порцию салата для жены, Качмарек вернулся обратно в спальню, где его тут же атаковали весьма неожиданными вопросами, так что поначалу он даже и не понял причем здесь журавли? Когда же Хонората заново озвучила свой вопрос относительно того откуда берутся дети, ее отец не сдержался и рассмеялся. И ведь  маленькая разбойница не отстанет, пока не получит более-менее приемлемый ответ?
-Ну хорошо... я попробую тебе объяснить, -сказал Войтек, усадив дочку к себе на руки. -Это очень интересная история...
Вообще с самого раннего детства, Хоню можно было угомонить лишь одним верным способом - начав ей что-то рассказывать. Она обожала различные сказки и истории и в этом Качмарек видел ее сходство с собой... он ведь тоже всегда очень любил слушать больше чем читать, особенно когда Стася начинала пересказывать ему содержание своих любимых книг.
-Итак... жил-был один молодой рыцарь в старинном городе Остроге. Когда ему пришла пора женится, его родители решили посватать за него самую прекрасную на свете девушку... а он поначалу перепугался, потому что не чаял ей понравится. Увидев свою будущую невесту рыцарь влюбился без памяти и пообещал себе, что обязательно на ней женится... и начал совершать различные подвиги чтобы ей понравится.
На этом интересном месте Хоня тихонько хихикнула, Войтек же продолжил дальше:
-Их свадьба была чудесной и очень красивой - и после того как рыцарь и его любимая поженились, то попросили у боженьки, чтобы послал им маленькую дочурку. А когда наступила весна, то прилетели журавлики из теплых краев и сказали что бог услышал просьбы и принесли нам с твоей мамой тебя. А теперь, совсем уже скоро, родится твой братишка и вы будете весело играть вдвоем, когда он подрастет.
-Папка, а ты ловил дракона как в сказке? -поинтересовалась Хонората сразу после рассказанной ей правдивой истории. -Ну чтобы маме понравится?
-Нет, маленькая - драконы уже давно в наших краях не водятся. Некоторые люди порой бывают пострашнее их, -Качмарек вновь улыбнулся, подав дочке ее любимый пирожок. Увы, но подвигов кроме спасения Янека от коварных соседей, а так же лазания в окошко к будущей жене, шляхтич так и не вспомнил. -Кстати, дорогая ты моя - с завтрашнего дня ты начнешь потихоньку учится, вместе с Магдой, Славчиком и Элей. Пан Витольд будет учить тебя хорошо читать и рассказывать много интересного.
-Но меня учила мама.., -пожала плечами Хоня, доедая свой пирожок. -И я не хочу чтобы мне читал кто-то другой...
-Пан Витольд учил и нашу маму, когда она была маленькой, правда, любимая? -заметив знакомое упрямое выражение на лице дочки, Войтек обратился к супруге за поддержкой. -Я уверен, что тебе понравится на его уроках.
Хонората тихонько вздохнула, доев пирог и снова устроившись рядом со Стасей. Ее отцу подумалось, что старый добрый пан Витольд еще не знал на что подписывался, соглашаясь учить младшеньких? Эля с Хоней минуты не проведут на уроке, как уже найдут из-за чего поссорится...
-Мамочка, давай ты будешь меня опять учить узнавать буковки? -тем временем попросила Хоня у любимой мамы. -Эля говорит, что ей скучно на уроках... не отдавай меня туда, пожалуйста..?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-10-30 21:03:32)

+1

45

[NIC]Stanisława Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/ToVg.png[/AVA]
Больше всего на свете Станислава желала сейчас поскорее родить сына и взять его на руки. И вот тогда, пусть плачет, пусть кричит и топает ножками, но возможно хоть тогда она сможет нормально поесть или поспеть? Нет, конечно, какой может быть сон у матери, когда ее любимое чадо рыдает и требует ее внимания? Ведь после рождения ребенка весь мир счастливых родителей начинает вертеться не вокруг себя или собственных достижений, но вокруг маленького ребенка, что постепенно начинает познавать мир, делать свои первые шаги и говорить свои первые слова. Это, естественно, не простой путь, но неизбежный, порой полный испытаний, тревог и множества сил, которые следует затратить родителям, дабы воспитать должным образом свое дитя. Наверное, только сейчас, воспитывая свою, безусловно, вредную и крайне неусидчивую дочь, Стася могла хоть в какой-то степени понять собственных отца и мать, которым пришлось справляться сразу сначала с Яном, а после ней и вредной Эльжбетой. А ведь, что еще ее ждет в скором времени, когда маленький и бойкий мальчуган, что уже не дает своей матери спокойно спать, родится на свет?
На лице Станиславы мелькнула улыбка, от которой она никак не могла отказаться, особенно сейчас, когда Хонората подалась к своему отцу за желаемым рассказом и объяснениями. Было так много ведь всего интересного вокруг, чего она не знала и хотела узнать! Стася с удовольствием, конечно же, рассказала обо всем дочке более подробно, нежели до этого мгновением ранее, да вот только … не могла. Доля усталости и маленький озорник, не давали ей этого сделать, так что панне оставалось лишь поправить подушку под головой и прислушаться к тому, что решил рассказать и удовлетворить любопытство дочери Войцех.
Это была уже пережитая ими история, которая, кажется, еще вчера была их сегодня и завтра… Но, время имеет обыкновение бежать незаметно, и вот уже им следовало оглянуться назад, чтобы из высоты прожитых лет снова взглянуть на былые дни, в которых цвела вишня, пахли травы и дни летели, словно дикие, даруя запланированные и случайные встречи влюбленным. Естественно, женщина едва сдержала смех, когда мужчина упомянул свои подвиги, благодаря которым заполучил руку и сердце супруги – Станислава прекрасно помнила то время, то очарование Войцеху, которому противиться было просто невозможно. Едва ведь только Войцех появился, сразу же добыл себе уважение князя и будущего тестя, а также молодого княжича, которого сумел победить в бою на саблях. И ведь уже тогда отец напомнил своей старшей дочери о том, как хорош в деле ее будущий супруг… И разве не это заставило Стасю нахмуриться и разозлиться, подумав, что уже ее судьба решена и отец готов отдать ее замуж без ее согласия? В прочем, оно вовсе и не нужно было, поскольку панна все еще помнила знакомство с Войцехом в библиотеке Острожского замка, в который зареклась возвращаться.
Рассказ Войеха, а вместе с ним и нахлынувшие мысли и воспоминания, заставили Станиславу слегка прикрыть глаза, опустив отяжелевшие веки, но вовсе не затем, чтобы дать себе кратковременный покой и отдых, но лишь бы представить на какое-то мгновение одну из картин прошлого, когда ее любимый и бравый рыцарь не воздержался от соблазна прикоснуться к своей уже невесте. На круглом личике Стаси сразу же появился румянец, который к счастью пока еще никто не заметил. А в прочем, вряд ли и заметит или спишет на столь приятные воспоминания, поскольку жара стояла знатная … Но, эти же воспоминания и напомнили панне о скорой встрече со свекровью, что уже скоро прибудет на день рождение князя Лещинского – раньше ведь у нее не получалось нанести визит ни Лещинским, ни сыну с невесткой, а ведь вот-вот уже родится еще второй внук? Так или иначе, а Станиславе предстоит еще проверить, как проходят последние приготовления и узнать у матери, относительно готовности покоев для пани Качмарек, что уже наверняка была где-то на полпути в Лешно?
Их состояния полудрема свою мать вывела Хонората. Ее звонкий голосок быстро окликнул Станиславу, жалобно прося ее о чем-то, что едва не прослушала ее мать…
- Малышка, но мамочка не может тебя учить постоянно, - тихо вздохнув, произнесла Стася. – Тебе нужен учитель, и пан Витольд – один из лучших учителей, - добавила она, прежде чем Хоня добавила, пожалуй, единственно возможные аргументы, подсказанные вездесущей Элей!
- Ох, что еще тебе поведала эта Эля? Будет сама тебя учить всему, что научилась у пана Витольда, - с долей сердитости в голосе произнесла Станислава, не зная, что еще сказать. Чего-чего, а подобного она не ожидала – все-таки ее Хоньке всего лишь четыре годика, а не тринадцать, когда надо учить на латыни поэзию или историю, не говоря уже о том, чтобы познать что-то более сложное вроде астрологии, которая всегда так нравилась Стасе!
- Хоня, моя дорогая… - решила пойти хитрой дорожкой Станислава, приласкав к себе дочь, что усердно жевала булочку с мясом. – Пан Витольд знает очень много всего и даже больше, чем умеет мама. Знаешь, сколько всего он интересного мне рассказал? Например, что у каждой звезды есть свое имя и их тоже можно найти на небе, а еще … он рассказал, что у некоторых звезд есть созвездия, по которым можно найти ночью путь домой… - Станислава стремилась говорить не просто, чтобы сказать, но главное, чтобы заинтересовать дочь. И, кажется, это ей удалось? На какой-то короткий миг, лицо Хонораты вытянулось в изумлении, а глаза округлились подобно монете. – Но, для того чтобы учить звезды и их названия, нужно уметь угадывать буковки очень хорошо – именно для этого есть учитель, так что, дорогая моя, тебе придется ходить на уроки – и не слушай Эльжбету, она ведь ничего не знает, потому и говорит, что ей скучно! Ты ведь у нас с папой умница, правда? – даже с какой-то надеждой произнесла Станислава, прежде чем ее рука коснулась ладони супруга. – Нам еще нужно убедиться, что все готово к приезду твоей маменьки… день рождение отца уже скоро и остальные гости тоже уже приедут, а ее все нет… надеюсь, ничего не задержит ее в пути? – произнесла она, посмотрев на Войцеха, после чего слегка приподняла уголки губ в улыбке.
- Что если нам устроить себе дневной отдых и немного поспать втроем, мм? – внезапно предложила Станислава, посмотрев по очереди то на дочь, то на мужа. – На улице наверняка жарит, как в аду… Так что, будет лучше подремать, как считаете? Лично я бы не отказалась от пары минут сна…

+1

46

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s001.radikal.ru/i195/1510/9a/7912e5bf5300.jpg[/AVA]
-Давайте-ка вы немного поспите, пока еще далеко до ужина... а я пока схожу на двор и поучу Славчика фехтованию - я обещал ему сегодня, -улыбнулся Войтек, смотря как довольная дочурка охотно улеглась рядом со Стасей. -Вообще-то Янек должен был его учить, но судя по всему запамятовал, навещая очередную красивую панну. Я скоро вернусь и разбужу вас обеих, хорошо?
Вообще-то, молодой шляхтич и сам был не прочь прилечь рядом с любимой супругой, но если уж дал слово, то надо его держать. К тому же Качмареку не хотелось видеть грустные глаза Богуслава, обращенные в свою сторону... конечно мальчик не стал бы упрекать своего теперь уже родственника, потому как был хорошо воспитан своей строгой матушкой, но все же... Так что поцеловав Стасю и маленькую сонную врединку, Войтек направился на двор, прихватив по дороге тренировочные деревянные сабли и приказал одному из слуг позвать Славчика. У младшего сына Лещинских как раз не было никаких уроков, так что он прибежал с большой охотой и радостью.
-Славчик, ты знаешь что сабля всегда была страшным и очень опасным оружием в опытной руке, -начал Качмарек, протянув своему ученику деревянные саблю и палаш. -Но меня учили сражаться обеими руками и я подумал, что тебе такая наука тоже будет полезна. Дополнительное оружие заменяет щит и наносит дополнительный урон - и чем быстрее будут твои комбинации ударов, тем скорее ты заставишь противника выдохнутся.
-Хорошо, -кивнул понятливый и очень умный мальчик, внимательно смотря за тем как его учитель держит оружие. -Папа говорит, что во всей Речи Посполитой мало найдется таких мастеров как ты... и я буду очень стараться, честное слово!
-Тогда давай начнем с самых простых финтов и комбинаций. Все твои удары и выпады должны быть взаимосвязаны. Давай я покажу тебе? Например, есть вот такой обманный удар.., -Войтек поудобнее перехватил саблю в руке. -Резкий выпад вперед и сабля скользит по корпусу противника, но не ранит его - однако, он думает, что ты хочешь таким образом пробить его защиту и опускает руку, чтобы парировать удар. Далее, ты ведешь удар в сторону и после этого делаешь второй резкий выпад уже в голову. Все понял? Используем вторую и четвертую позиции - давай попробуем?
Славчик был рад стараться и взялся за упражнение с таким пылом, что скоро с Войтека реально сошло семь потов, а то и больше. Однако, учить такого прилежного ученика, что схватывал все буквально на лету, было совершенным удовольствием, так что Качмарек нисколько не жалел, что согласился заменить его старшего брата. Вернувшийся из совета воевод Михал, увидев как упражняется его младший сынок, довольно улыбнулся, прежде чем окликнуть его.
-Не пора ли вам сделать перерыв? Бедный Войцех, такими темпами он тебя совсем загоняет и больше не захочет ходить на латынь к пану Витольду. Саблей-то махать куда интереснее, правда, сынок? -засмеялся князь, когда сын подбежал поздороваться.
-Пан Витольд говорит, что человек, имя которого славит бога должен знать латынь и Святое Писание лучше всех, -ответил отцу Славчик. -Папа, пусть меня Войтек учит? Я буду стараться на всех уроках, честно-честно...
-Верно сказано, -кивнул Михал, обняв мальчика за плечи. -Знаю что ты никогда не ленишься, так что не могу не разрешить - если конечно Войтек согласен. Но сейчас все равно передохните, потому как знатно поработали. И кстати... у меня есть для тебя письмо, Войцех - оно от твоей матушки и завтра тебе надо поехать и встретить ее. Дороги нынче неспокойные, а береженого, как говорится в народе, бог бережет.
-Хорошо, я все сделаю, -согласно кивнул Качмарек взяв письмо и прошел в сад, чтобы прочесть его. Как оказалось, его матушка уже благополучно миновала Краков и Лодзь и остановилась со своим эскортом в Гостыни, уже совсем неподалеку от Лешно. Она написала, что уже успела порядком соскучится и как можно скорее мечтает обнять любимого сына, невестку и маленькую внучку - Войтеку очень хотелось верить, что эти строки пани Качмарек написала искренне. Вздохнув, рыцарь вернулся в княжеский дом, чтобы разбудить своих дорогих и любимых и заодно привести себя в порядок и рассказать Стасе, что матушка приедет уже завтра...
Но пока суть да дело, неугомонная Хоня уже успела сбежать из спальни родителей и помчалась встречать любимого дедушку, буквально наперегонки с Магдусей, чем в очередной раз насмешила Беату. Конечно же, Михал обнял обеих девочек и расцеловал, не забыв вручить им по подарку - красивой кукле в пышном платье. Как и всегда, после совета, князь заехал на торговое подворье, где и купил этих красавиц, чтобы порадовать младшую дочку и любимую внучку.
-Опять ты даришь подарки Хоньке, папа.., -недовольно сказала Эльжбета, наблюдая как младшенькие умчались играть со своими "дамами". -Она себя плохо вела сегодня между прочим...
-А кто-то между прочим сбежал с урока латыни раньше времени, -добавила княгиня, покачав головой. И как же справится с этой вредной девчонкой? Наверное следует молить бога о том, чтобы ей со временем нашелся добрый и терпеливый муж... -Не представляю как мы тебе хорошего супруга найдем, дочка... очень уж ты любишь все по-своему делать.
-Мам, мне еще не скоро замуж! -хихикнула Эля, обняв отца. -А про латынь... у меня голова уже заболела от нее! Но я не сидела без дела и пошла помогать Юзе сидеть с Магдой и Хонькой.
-Давайте-ка не спорьте, мои дорогие, а лучше позаботьтесь о покоях для пани Качмарек - Войтек завтра ее встретит и привезет к нам, -улыбнулся Михал. -Что же до тебя, моя звездочка... то я не представляю как смогу тебя отдать даже достойному супругу. Разве только уговорить его с нами жить, как Войтека?
Ну а пока Беата и ее муж говорили о приезде ожидаемой гостьи, Качмарек успел переодеться и разбудить любимую жену, рассказав ей о приезде своей матери и заодно о полученном письме.
-Очень надеюсь, что она действительно соскучилась и потому решила приехать, -тихо сказал Войтек, обняв Стасю. -Мы не виделись больше четырех лет... все ведь бывает и люди способны меняться? Быть может ей наконец-то захотелось быть рядом с родными людьми на старости лет...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-11-02 00:55:11)

+1

47

[NIC]Stanisława Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/ToVg.png[/AVA]
Пожалуй, не зря в народе витает поверье, что нет ничего на свете милее сна. Но, если только Станислава могла раньше поспорить с данным утверждением, то нынче она была определенно иного мнения. Конечно, таким образом сказывалась и беременность молодой панны Качмарек, но также влияла и сущая жара, что не спадала вот уже последние два дня. И как только при такой погоде весело коротать время на прогулках, о необходимости которых неустанно все твердили Стасе? В прочем, обо всем об этом Станислава-Стефания собиралась думать позже, после сна, ведь даже маленькая озорница поспешила послушно устроиться рядом со своей матерью на подушке. Правда, в идеале было бы не плохо, если бы она сняла свое платье, которое могло изрядно помяться, пока кое-кто будет пребывать в сладком царстве Морфея, но молодой женщины было просто не заставить себя подниматься в который раз с постели, чтобы помочь дочери переодеться. В точности, как и не было совершенно никакого желания сейчас звать кого-то из прислуги, пока на уме был только сон, сон, сон…
- Хорошо, договорились, - кивнула в знак согласия Станислава, прежде чем уложила голову на мягкую подушку, где уже устроилась их маленькая озорница, чьи глазки хитро сверкали так, словно бы даже во сне ее ожидало настоящее приключение. Этому наблюдению улыбнулась и молодая мать, проведя ладонью по высокому лобику дочери, к которому и коснулись ее губы. Но, прежде чем прикрыть глаза и позволить накопившейся усталость взять гору, Стася подозвала к себе мужа, которому и шепнула на ухо свою необычайную и даже спонтанную мысль: – Нужно позвать Яна к нашему сыну за крестного. Уж когда мы Янека позовем за кума, тогда он не будет забывать о том, что обещал, - едва сдерживая свой смех произнесла молодая женщина, прежде чем чмокнула мужа в щеку. – Приходи скорее, может потом даже полежишь с нами? – высказала свою небольшую просьбу достаточно тихо, чтобы маленькая озорница-дочь не поддержала ее, ведь в противном случае Хоня бы попросту не позволила своему отцу выполнить данное им обещание. Или же кто-то долго-долго дулся на своего отца и его желание уделить времени швагеру*.
- Но, иди уже, а то Славчик тебя уже должно быть ждет, - произнесла Стася, устроившись удобнее на подушке рядом с Хоноратой, что теперь притворялась спящей, не иначе. Это Станислава заприметила по характерной улыбочке на пухленьких щечках дочери и том, как закрытые глазки норовили открыться и посмотреть, что творится вокруг. Так что, стараясь не выдать себя смехом, женщина повернулась на бок, приобняв любимую озорницу рукой, тихо прошептав: - Только не толкайся, моя хорошая. Тут между нами будет спать твой маленький братик. – На это Хоня, конечно же, отреагировала мгновенно – один глаз ее приоткрылся, когда сама она слегка подвинулась в сторону, якобы давая место братику, чем снова едва не рассмешила свою мать, которой уже хотелось ну очень сильно спать.
Так, закрыв глаза, Станислава с облегчением могла выдохнуть – как бы там ни было, но во сне было не только легче переносить жару, но куда проще было дожидаться того самого подходящего дня, который для своего рождения выберет малыш. Однако долго поспать своей матери Хоня решила не давать и уже спустя каких-то пару минут обратилась к ней:
- Мама, а ты уже спишь? – спросила девочка тихим голоском, словно бы боясь одновременно разбудить братика, но явно не желая, дабы мать спала. - Не спи еще... - тяжко выдохнула девочка, наверняка раздумывая о том, что же теперь ей делать.
- Мама, ты спишь? – повторила свой вопрос Хоня, приподнявшись настолько, чтобы ей было видно материнское лицо. Присмотревшись к лицу, девочка явно не убедилась в том, что ее матушка спит, ведь Стася еще и тихо вздохнула во сне, а потому Хонората постаралась ручками убрать с лица матери растрепавшиеся слегка волосы. – Мамочка, ты спишь? Я не могу уснуть, расскажи мне сказку, или что-то о том, как ты была маленькая - ну, пожалуууйста!- поспешила озвучить свою просьбу маленькая доня, слегка нахмурившись тому, что мать дальше молчит и даже не думает ей отвечать или рассказывать сказку. Вот уж кто умеет притворяться спящей лучше всех?!
– Мамочка, ну пожалуйста, расскажи мне сказку… - добавила Хоня, решив проверить, как ее мать спит, а потому решилась приподнять уже не волосы, а веки матери. И ведь именно в этот момент, Стася приоткрыла сонно глаза и снова посмотрела на дочь.
- Что такое, Хонь? Давай спать, - тихо произнесла женщина, едва воздержавшись от сонного зевка.
- Мне не спится, - заявила бодро девочка. – Хочу сказку! – добавила она уже куда более требовательно.
- Ну, какую сказку? – подбив подушку под собой, спросила нежно Станислава, игнорируя обидчивые нотки дочери, что считала, будто ее каприз должен быть обязательно выполнен, при этом – как можно скорее!
- Какую-нибудь, - резонно заметила Хоня, пока матушка снова обняла ее рукой, слегка притянув к себе. – Ты знаешь много сказок, которые тебе рассказывала бабушка. Но я хочу какую-то новую… про одну красивую девочку или … - на этом Хонората прервала свою речь, поскольку снова повернулась к своей матери и заметила, что ее глаза снова закрыты. – Мама, ты уже снова спишь? – на этот раз девочка не стала будить матушку, требуя желанной сказки. Она лишь откинулась на подушку и пролежала так ровно до тех пор, пока ей не надоело. А надоело ей достаточно быстро…
Так что, уже спустя минут так пять, Хонората слезла с кровати и тихонько прошла к туалетному столику своей матери, где находилось большое зеркало, возле которого панна Качмарек расчесывала свои длинные белокурые волосы, прежде чем спуститься вниз. Подражая своей матери, Хоня также чинно устроилась на мягком кресле перед зеркалом, где и заприметила настоящее достояние любой знатной панны – шкатулку с украшениями, которые сверкали лучше всякой игрушки. Надо ли говорить, что маленькая озорница сразу же возжелала примерить материнские украшения, которые ей так шли?
Вот так, где-то на протяжении целой половины часа Хонората вертелась у зеркала примеряя одно украшение за другим, попутно представляя себя уже взрослой панной на выданье – ну, почти, как Эля. Правда, матушка всегда говорила, что Элю никто не будет сватать, раз она такая вредная, потому Хоня представляла себя чуть более послушной тетей Элей, но ровно до тех пор, пока из коридора не раздался шум. Любопытство, естественно, взяло гору, а потому девочка поспешила слезть с кресла перед зеркалом, и совершенно забыв о той броши, которую она приколола к своему платью, побежала в коридор, где уже и узнала о том, что домой вернулся деда, да еще и не с пустыми руками!
А что же Стася?
Панна Качмарек хорошо выспалась, когда ее муж разбудил. Поднявшись из постели, она подошла к тазу с водой, дабы умыть лицо, попутно слушая супруга, которому и пришло письмо от матери нынче.
- Сейчас я приведу себя в порядок и пойду проверять покои, которые должны были выделить твоей матери – надеюсь, она будет всем довольна, - озвучила свои намерения женщина, подойдя к супругу, которого и обняла со спины. – Войтех, я более чем уверена в том, что она соскучилась по тебе – как может быть иначе? Она же твоя мать, - нежно улыбнулась она, произнеся свои слова. – Но… как бы мне ей понравиться? Пусть она и желала, чтоб ты взял меня в жены, но ведь она же может сказать, что я не отпускаю в родной дом тебя… И ведь она будет права? Я не хочу уезжать с Лешно, но я не хочу, чтобы она на меня сердилась из-за того, что я вас разлучила… - наверное, ничего тут нельзя было добавить, только тихо вздохнуть, опустившись на кресло, на котором еще недавно хозяйничала маленькая озорница, и … заметить то, что шкатулка открыта, а вреди всех украшений не хватает одного весьма памятного подарка.
Брошь, которая так понравилась Хоне была подарком Войцеха. Правда, то был один из тех подарков, который воевода сделал своей жене, узнав, что она собирается подарить ему еще одного ребенка. Но, куда она делась?
- Милый, я не хочу ни на кого наговаривать, но я точно помню, как все лежало… Но, куда делась брошь, что ты мне подарил этой зимой? 

*швагер – брат жены (нареч.)

0

48

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s001.radikal.ru/i195/1510/9a/7912e5bf5300.jpg[/AVA]
-Я тоже очень надеюсь, что матушка действительно соскучилась и просто захотела увидеть меня и познакомится с тобой и Хоней, -Войтек улыбнулся любимой супруге. Все-таки, человек так устроен, что никогда не перестает верить в лучшее - ведь если постоянно ждать чего-то нехорошего, оно и случится? -И знаешь, любимая... я ведь неоднократно уже писал матушке, что не хочу ехать в Острог и объяснял почему. Как говорится, птица выбирает себе место для гнезда там где теплее и безопаснее, а человеку хорошо в том доме, к которому прикипело его сердце. Я ведь неоднократно звал матушку приехать к нам, ведь твои родители были не против ее принять, но она всякий раз упрямилась. То она болеет, то у нее дел невпроворот, то еще что-то... Мне кажется, что матушка не понимает, что побывав на войне, я стал совершенно другим человеком и прежнего мальчишки, что покорно сидел возле ее юбки и всего боялся давно уже нет...
Войтек прекрасно помнил те мгновения, когда его родитель объявил матери, что забирает единственного сына с собой в поход - она тогда собрала на голову своего мужа все проклятия, которые только могла вспомнить. Таддеушу Камареку не суждено было вернутся из горнила битвы, как того и пожелала его жена... а вот его сынок остался в походе и наверное одной лишь божьей милостью избежал смерти. Даже умудренные опытом ветераны дивились тому как Войтек бросался в самую гущу боя и возвращался невредимым - ссадины и царапины не в счет. Какое-то время такая жизнь на грани баланса между жизнью и смертью даже нравилась младшему Качмареку, но оказавшись в Лешно и обретя там настоящий дом, он с радостью стал весьма примерным семьянином.
-Стася, тебе не нужно что-то придумывать, для того чтобы понравится моей матери. Она и отец очень хотели, чтобы ты стала моей женой - так что теперь матушка должна теперь принять тебя как любимую дочь, -продолжил Качмарек после недолгих размышлений и подошел к туалетному столику Стаси. Ее шкатулка с драгоценностями и правда была открыта, а дорогой и очень красивой броши не было и в помине - однако, прежде чем расстраиваться и искать настоящего вора, стоило прежде узнать не совал ли кое-кто в коробочку свой любопытный носишко? -Не волнуйся, родная - кроме тебя в комнате была только наша дочка, а ты ведь знаешь, как ей интересно везде заглянуть? Давай ты займешься покоями для матушки, а я спрошу у Хонораты, не брала ли она брошку...
Выйдя из спальни, Качмарек направился на поиски своей ненаглядной дочурки и нашел ее в комнате Магдуси, где обе девочки затеяли веселую игру с новыми красивыми куклами. Подозвав к себе Хоню, Войтек вздохнул с облегчением... потому как любимая брошка его супруги, была приколота к платью маленькой проказницы.
-Доченька, зачем ты взяла без спроса мамину брошку? -поинтересовался у дочки шляхтич, присев перед нею. -Мама очень испугалась, что она пропала.
-Мне просто понравилась эта птичка.., -вздохнула Хоня, проследив как отец отколол брошку. -Она такая красивая... я тоже такую хочу...
Гордый и красивый лебедь, искусно составленный из жемчужин разного размера и вправду был хорош, так что неудивительно, что Хонората его утащила, едва только нашла. Да и что можно поделать с маленьким ребенком, которому всегда и все интересно? Надо было найти какие-то правильные слова, чтобы объяснить девочке, что не следует брать мамины украшения.
-А давай мы сделаем так - поедем с тобой в город и закажем тебе другую брошку? Там тоже будет птичка или божья коровка - они ведь тебе нравятся? Будешь ее одевать когда захочешь как взрослая панна, а мамину лучше не бери, хорошо? Если она потеряется, наша мама расстроится, а ей сейчас нельзя расстраиваться и переживать.
-Хорошо, -кивнула Хоня и вспомнив про свой подарок, сбегала за куклой и показала ее отцу. -Смотри что дедушка мне купил, правда красивая? И у Магдуси такая же...
-А ты не забыла сказать дедушке спасибо за подарок? -напомнил дочке Войтек и улыбнулся, когда Магда решила показать ему свою куклу. Чтобы дети не ссорились, Михал всегда покупает младшеньким одинаковые игрушки и тут его вполне можно понять? -Он никогда не забывает порадовать тебя и Магдалену.
-Мы не забыли сказать спасибо, -улыбнулась Магдуся. -А Эля сказала папе, что Хоня плохо себя ведет и ей нельзя дарить подарки...
-Злая зеленая лягуха! -буркнула недовольно Хонька после замечания лучшей подружки.
-Когда же вы будете жить с Элей в мире и согласии? -рассмеялся Качмарек. -Я уверен, что Эльжбета так сказала вовсе не со зла, а просто чтобы подразнить вас обеих. Ну бегите, играйте.
Забрав брошь, Качмарек направился в гостевые покои, где сейчас должна была находится Стася и застал там поистине бурную деятельность - его любимая супруга, вместе с княгиней и Доротой судя по всему решили поменять внутреннее убранство комнаты для матушки Войтека и втроем руководили прислугой.
-Пропажа отыскалась - как я и сказал, Хоня взяла померить брошку, а потом попросту забыла про нее, -сообщил супруге Войтек, вернув ей жемчужного лебедя. -И мне кажется... или вы с матушкой решили за один вечер здесь все поменять?

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-11-07 00:12:41)

+1

49

[NIC]Stanisława Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/ToVg.png[/AVA]
Пожалуй, сейчас молодой панне Станиславе Качмарек было крайне трудно понять всю глубину переживаний своего любимого мужа, касаемо тех самых мотивов и слов его матери, которыми она насытила сполна свое письмо единственному сыну. Ему, конечно же, виднее, каковой натурой была ее мать…
Возможно, цари в Лешно иная атмосфера…
Возможно, построй князь и княгиня свой брак на иных столбах брака…
Возможно, воспитай они своих детей иначе…
… быть может, тогда все было иначе?
… быть может, тогда она лучше понимала все то, что могла видеть далеко от родного дома и не боялась так Острога?
… быть может…
Что же,… всякое возможно, но о прошлом нечего вести торг. Однако разве может понять, выросший в уюте теплицы цветок своих сородичей из чистого поля, где против них и несчастливый случай, и весь мир со своими холодными ветрами и ничем не добрее жаркие солнечные дни? Трудно, очень трудно понять, но принять человека таковым, каким он был и есть – еще труднее, и Стася уже боялась дня приезда своей свекрови, не единожды подумав о том, что было бы значительно проще, если бы панна Качмарек все-таки приехала на их с Войехом свадьбу. Уж тогда ей некогда было занимать свои мысли подобными переживаниями – была юна, витала в облаках любви и нисколько не думала о других, тем более о свекрови, что обычно очень критично оценивает свою невестку, отнявшую у ее сына сердце.
- А может… она просто не может покинуть родные края, где провела так много лет своей жизни? – внезапно, предположила молодая женщина в ответ на предположения супруга, осознав, что далеко не все так категорично и критично относятся к недалекой родине ее матери и теперь уже супруга. Мать всегда с теплотой вспоминала и старинную библиотеку, и замковые легенды, и много-много рассказывала о красоте холмов неподалеку, певчих крестьянах и многом другом, чего мужчины порой не замечают. Кто знает, может быть, свекровь глубоко в душе не такая у и черствая, как приняли считать остальные? Что же, Станислава никогда не испытывала недостатка в надежде, которой у нее, видимо, имелось в наличии целый источник, которого хватит на двоих, а то и троих.
Естественно, мужчина поспешил успокоить супругу и не давать ей поводов до волнения, на что она лишь отрицательно покачала головой – разве могла сказать, что прекрасно понимает ту причину, по которой пани Качмарек так стремилась женить сына на княжеской дочке? Богатство, положение в обществе, приданое и многое другое, чем теперь обладали они вдвоем, при этом в полном согласии и гармонии. Только Стасе хотелось покорить сердце незнакомой гордячки, чтобы та полюбила ее также нежно и крепко, как ее сына любили князь с княгиней – их симпатии Войцеху удалось завоевать без особенного труда!
Ладонь мужчины мягко прикоснулась ее плеча, пока пальцы ее рук перебирали вместительную шкатулку с украшениями, и это небольшое, но полное ласки и нежности прикосновение послужило неким сигналом «стоп». Женщина грациозно преподнесла к руке супруга, которой и накрыла его, прежде чем ее губы коснулись  коротком поцелуе тыльной стороны руки Войцеха, которому и был адресован полный нежности взгляд вкупе с осторожной улыбкой.
- А может, это я куда-то ее переложила и где-то потеряла? В последнее время я бываю очень рассеянной и сонной, да и мне постоянно хочется спать, - она старалась говорить как можно более беззаботно, но в тоне голоса все равно встречались нотки обеспокоенности. Брошь была ей дорога, частью памяти и когда-нибудь она планировала передать дочке сына, что родится уже совсем скоро. В том, что это родится именно сын, женщина нисколько не сомневалась. Об этом свидетельствовало буквально все: по утрам ее почти и не тошнило (разве только перед каким-то чересчур ароматным блюдом), но боли головы участились, однако самым главным были частые комплименты, которые получала панна Качмарек о своем положении буквально от всех!
В прочем, вариант о том, где следует начать поиски броши, Станислава приняла также во внимание – ведь пока она спала, кто-то очень шустрый мог побывать и возле шкатулки тоже, а не только добиваться сказки о чем-то необычном.
- Возможно, ты прав, - согласилась она. – Надеюсь, правда, что если Хоня взяла ее, то нигде не потеряла, - добавила женщина погодя, прежде чем заняться своей прической, ведь после сна волосы торчали в самые разные стороны. И как было выходить в таком виде к людям? Ладно, муж – он сам часто лохматил волосы супруги, но остальным было заказано видеть панну с недовершенной до состояния перфекции прически. Так что, причесавшись и переодевшись, но уже с помощью служанки, в новое платье из достаточно простой ткани, молодая панна занялась покоями свекрови, с чем ей и решила помочь княгиня. О том, чтобы оставить все на плечи юной и беременной дочери и речи быть не могло – Беата не желала слушать отговорки дочери, но уже спустя какое-то время родил один простой и гениальный план о том, что комната должна быть не только максимально удобной и уютной, но и красивой. Как-никак, но панна Качмарек наверняка не сразу примет простоту жилья князя Лещинского?
Именно за делом и застал мужчина свою супругу, что лишь озорно улыбнулась ему в ответ, помотав головой в такт своим словам: - Вот же маленькая проказница, стало быть, теперь надо закрывать шкатулочку от ее проворных пальчиков. А что касается этой комнаты, то … мы решили ее сделать не только более уютной, но и более красивой и добавили сюда пару картин и решили сменить портьеры – на них собралось слишком много пыли, да и цвет у них был не очень. – Станислава говорила так, словно бы это было обыденной вещью в их доме устраивать частые перестановки, менять портьеры и украшать все так, как будто к ним едет королева в гости, не иначе… Только ей правда хотелось, чтобы таинственная свекровь оценила ее стремление угодить и старания, которых было положено нынче более, чем достаточно.  – Может быть, ей понравится, и она пожелает остаться? – добавила женщина, уже понизив голос до заговорщицкого тона. Тебе ведь нравится, как преобразилась комната?

+1

50

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s001.radikal.ru/i195/1510/9a/7912e5bf5300.jpg[/AVA]
-Мне очень нравится эта комната, -улыбнулся Войтек, приобняв любимую жену за плечи и притянув ближе к себе. -Но насчет того чтобы матушка осталась с нами жить... как бы мы потом сами не сбежали из дома?
Княгиня услышав эти слова лишь тихо вздохнула - пани Качмарек ей не особенно нравилась и ее при всем желании было трудно назвать приветливой и доброй женщиной. В какой-то мере, Беата хорошо понимала нежелание своего зятя возвращаться в Острог... ведь по сути дела, он должен был именно так и сделать, да еще и Стасю увезти с собой.
Хорошо что господь бог рассудил иначе и дети остались - именно так любила приговаривать княгиня Лещинская после свадьбы старшей дочери, радуясь тому что не придется переживать разлуку с нею. Жизнь ведь не стоит на месте и все чада четы Лещинских, рано или поздно станут взрослыми и будут строить собственную жизнь? И если сыновья смогут привести своих нареченных в родительский дом, то дочери должны будут покорится воле своих мужей и покинуть его... Пани Беата старалась смирится с этим и могла лишь молить у бога счастья для своих обожаемых детей и радоваться тому что Качмарек предпочел остаться в Лешно.
-Я знаю, что не должна так говорить, родные мои... но я бы солгала самой себе, если бы сейчас промолчала, -улыбнулась княгиня Лещинская, смотря на Станиславу и ее супруга. -Очень надеюсь, Войтек, что матушке твоей не удастся уговорить тебя уехать от нас... ты уж прости меня за эти слова - видит бог, я всегда пыталась тебя с ней помирить. Но мы с Михалом не хотим вас отпускать...
-Вам не за что просить прощения, матушка, -подойдя к любимой теще, Войтек поцеловал ее руку. -Я был счастлив когда вы пригласили меня в Лешно... и здесь нашел свой настоящий дом. Хочу чтобы мои дети росли именно здесь.
-А я счастлива слышать это от тебя, -улыбнулась Беата. -И мы с мужем не станем возражать, если твоя мать останется у нас - и обязательно пригласим ее остаться или погостить как можно дольше. Хочу надеяться, что ей действительно захотелось под старость лет побыть среди родных и близких людей.
Итак, на следующий день, Качмарек заставил себя подняться ни свет не заря и во главе отряда панцирных гусар отправился встречать свою маменьку. Благополучно добравшись до Гостыни, Войтек поехал на постоялый двор, где и остановилась его матушка, попутно приказав своим людям выгнать всех остальных постояльцев. Забегая вперед, следует сказать, что торговые люди, которых пани Изабелла попросила со двора, увидев солдат под княжеским стягом, не забыли пожаловаться на своеволие пани из Острога. Войцех лишь вздохнул, возместив купцам моральный ущерб и ничуть не удивляясь своей матери - она всегда себя вела так, словно была королевой всей Речи Посполитой.
-Ну наконец-то ты соизволил почтить меня своим вниманием.., -усмехнулась пани Изабелла, когда единственный сын подошел к ней поздороваться. -Я уже думала, что бог меня наказать решил и ты совсем меня не любишь, раз тебе так нравится у Лещинских.
-Матушка... вы прекрасно знаете, что мне никогда не нравилось в Остроге. Не мое все там.., -ответил Войтек, после того как обнял и почтительно поцеловал руку матери. -Я вас люблю, но мне просто хотелось собственной жизнью начать жить. И я тоже вправе обижаться - вы ведь так и не приехали на мою свадьбу и после рождения вашей внучки.
-Так значит теперь ты меня еще и виноватой выставишь? -нахмурилась пани Качмарек. -Я все делала не так, раз тебе в родном доме плохо жилось?! Да я всегда все делала только ради тебя одного... и твоего отца умоляла не увозить тебя на войну, да только он не послушал. Он виноват, что ты стал другим...
-Я действительно стал было другим... беззаботного мальчишки, что покорно сидел подле вас больше нет.., -с горечью произнес Войцех. -Но Стася смогла меня спасти, стала моей жизнью и счастьем - и я очень хочу чтобы вы ее любили. Готов вас умолять, быть с ней доброй и ласковой... Вы сделаете это ради меня? Моя жена ожидает ребенка и какие-либо волнения ей противопоказаны.
-Мне почему-то кажется, что меня в доме Лещинских считают какой-то ведьмой во плоти, -пани Изабелла кивнула служанке, что принесла ее дорожный плащ и сообщила что все сундуки уже вынесены во двор. -Я не собиралась ссорится с твоей женой и ее родней - мне главное было тебя увидеть, сынок. Почти что пять лет я одна жила... и решила что хватит.
Тем временем, в Лешно полным ходом шла подготовка к встрече дорогой гостьи - и дети Лещинских больше путались под ногами чем помогали пани Беате и Стасе распоряжаться приготовлениями. Янек, которому отец строго-настрого велел быть на торжественном обеде в честь матушки Войтека, подхватил на руки маленькую Хонорату, которой предстояло вручить бабушке букет красивых садовых роз и улыбнулся, чмокнув племянницу в нос:
-Ну что, Хонюшка, не боишься встречать свою бабусю?
-А что она страшная? -тут же спросила Хоня, удивленно округлив глаза. -Как бабка-ежка из сказки? Ну... та что кушает маленьких деток и поджидает их в своей избушке на курьих ножках?
-Судя по рассказам твоего батьки - похоже на то, -хохотнул Янек, но тут же спохватился под строгим взглядом своей матери. -Все-все, молчу, мама... но тебе же самой пани Качмарек никогда не нравилась?
-Заканчивай болтать ерунду при ребенке, -коротко приказал сыну Михал, забрав Хоню к себе на руки. -Не слушай его, маленькая - твоя бабушка уважаемая и почтенная дама. Как только твой отец приедет вместе с ней, ты ее поприветствуешь и подаришь цветы, как и полагается хорошо воспитанной панне.
Хоня послушно кивнула своему дедушке, но ей стало безумно интересно, правда ли ее бабушка похожа на сказочкую бабку-ежку? Быть может у нее есть костяная нога и ведьмин котел в котором варят маленьких непослушных деток? Девочке было очень любопытно и дожидаясь приезда загадочной бабуси, она подошла к любимой маме, привычно обняв ее и прижавшись щекой к боку. По счастью, ожидание не продлилось слишком долго и вскоре уже ворота открылись пропустив экипаж, который сопровождалли гусары во главе с Войтеком. Увидев отца, Хонората очень обрадовалась и побежала ему навстречу, как только он слез со своего коня.
-Папка, ты приехал наконец! А где же бабка-яга... то есть бабуся? -хихикнула Хоня, когда Войтек подхватил ее на руки и расцеловал. -Мне надо подарить ей цветочки...
-Что еще за бабка-яга? -Качмарек лишь покачал головой, посмотрев на лучшего друга - тот просто давился от смеха. -Забудь эти глупости, что дядька Янек болтает и идем встречать бабушку.
Пока слуга открывал дверцу экипажа, Войтек успел нежно обнять и поцеловать любимую жену, а затем и подвести ее к своей матушке. Хонората вспомнила как ее учили приветствовать гостью и слезла с отцовских рук, встав перед пани Изабеллой и важно произнеся:
-Добро пожаловать домой, бабушка! Я вас очень-очень ждала...
Оказавшись на руках у пани Качмарек, Хоня была несколько разочарована... потому что на ведьму эта женщина была совершенно не похожа. Богатое платье и головной убор, красивые бусы из зелененьких камушков на шее... и никаких костяных ног, метелок или черных котов в наличии.
-Господи, как же она похожа на тебя.., -улыбнулась пани Изабелла, обнимая маленькую разбойницу, на что Войтек облегченно вздохнул - надеялся, что матушка увидит внучку и "растает". -Я привезла тебе много подарков, маленькая моя.
-Ммм... хороших? -тут же оживилась Хоня, после чего настал черед тихонько вздохнуть уже Стасю и пани Беату. -Я люблю подарки...
-Конечно хороших, -пани Качмарек рассмеялась, прежде чем подойти к своей невестке. -Прости меня, дорогая, что не приехала раньше - здоровье меня подвело. Ты должна побранить своего мужа, потому что он не удосужился мне написать, что у вас снова будет прибавление в семействе. Но - у нас с тобой будет время о многом поговорить.
Поцеловав Хонорату, Изабелла передала ее сыну и величественно словно королева, оказавшая честь своим нерадивым подданным, направилась поздороваться с князем и княгиней, поблагодарив их за приглашение приехать и теплый прием. Когда Михал распорядился сопроводить гостью в ее покои предохнуть с дороги, Войтек вновь не сдержал вздоха... кажется пока что маменька держит себя даже более чем в рамках?
-Почему Янек сказал что она бабка-яга? -разочарованно протянула Хоня, переведя взгляд с отца на мать. -И когда мне дадут мои подарки? Бабуся сказала, что их много... они все у нее в сундучках? Я хочу посмотреть...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-11-12 23:15:50)

+1

51

[NIC]Stanisława Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/ToVg.png[/AVA]Станислава лишь удивилась ответу любимого мужа на свои слова – она ведь старалась не только для того, чтобы угодить всем возможным капризам своей свекрови, но в первую очередь желала угодить ему. Ведь он должен был хоть немного соскучиться по матери? Вновь-таки, по себе судила и знала, что не смогла бы долго жить в дали от своих любящих и заботливых родителей, которые всегда помогут не только словом, но и делом. А теперь получается, что сын так быстро забыл о подарившей ему жизнь матери? В прочем, молодая панна ничего не сказала в ответ на это Войцеху. Как бы там ни было, а он еще может передумать – времени ему на это хватит. Сердце растопит материнская любовь еще, вот только пусть приедет панна Качмарек старшая. Уж в этом белокурая панна была более чем уверенна. Однако тут же крылась и некая доля опасности, на которую Станислава ранее не обращала своего внимания или попросту забывала о ней – как бы материнская любовь не убедила сына вернуться домой, дабы занять должное место в своих землях, управление которыми несла на своих хрупких плечах панна Качмарек.
Тем временем, словно бы прочитав ту тень опасения, которая пробежалась по лицу Станиславы, княгиня обратилась к своему зятю. Мать очень точно описала то, что было на сердце не только у нее с отцом, но и у самой Стаси. Однако молодую панну определенно заставили задуматься последние слова матери, в которых она повторяла надежду, о которой упоминал уже Войцех. Так, стало быть, … у матери ее любимого мужа должны быть какие-то еще скрытые мотивы? Честно говоря, чего-то подобного Стася точно не ожидала, а потому лишь тихо задумалась, решительно запретив себе думать об этом – если будет думать, станет себя накручивать, а потом волноваться и в итоге из этого ничего не выйдет. Но, как обычно это бывает, мысли, порой даже самые тихие и ненавязчивые приходят к нам именно перед сном, словно бы для того, чтобы нарочно помучить во сне. Так что, этой ночью не только маленький и столь ожидаемый наследник мучил свою бедную мать, но и мысли о том, какой же окажется ее свекровь…
Утром следующего дня уже все Лешно гудело о том, что княжеский зятек подался встречать свою матушку, которая изволила пожаловать в гости. Многие решили в этот день меньше времени проводить за работой, но выкроить время для того, чтобы выйти к площади, через которую будет проезжать кортеж, и посмотреть на пани Качмарек собственными глазами. Что же, пока горожане ожидали лишь появления кортежа, маясь без особого дела, в княжеском доме проходили последние приготовления к приему званой гостьи, что была лишь первой ступенью к подготовке целого ряда празднеств в честь князя Лещинского, который должны были начаться вот уже в конце этой недели.
- О, нет! Цветы нужно поменять, - воскликнула Станислава, чем едва не напугала свою мать.
- Так, Стася, давай ты немного расслабишься и выдохнешь? – обратилась к старшей своей дочери княжна, взяв ее за руку, а после отведя в сторону от тех самых цветов, что стояли в вазе. – Эти цветы ничем не плохи – слегка привяли, подумаешь? Но при такой жаре любые цветы увянут уже спустя пару часов – выстави лишь их на солнце, - разумно рассудила Беата, мягко улыбнувшись дочери, на которой красовалось прекрасное платье из синего шелка, которое пришлось расшить под формы беременной панны.
- Мне показалось, они стоят в этой вазе дольше… - без особого энтузиазма проговорила Стася, прежде чем маленькая озорница Хоня прибежала к своей матушке, дабы показать ей то, как красиво на ней сидит платье, как это и просила ее сделать она еще недавно. На самом деле, Станиславу заботило в первую очередь, сумеет ли ее дочь сдержать данное накануне днем слово и не запачкаться сразу же, подобной той розовой хрюшке в загоне. – Мое ты маленькое сокровище, - улыбнулась Стася, улыбнувшись дочери, что выглядела просто прекрасно в своем довольно-таки простом, но по-своему изысканном платье. – НЕ забыла, что должна сказать бабушке? И нужно обязательно ей вручить цветы… - поучала свою озорницу Стася, прежде чем кто-то из слуг оповестил всех о том, что уже процессия подъезжает.
На самом деле, пани Качмарек показалась практически такой же, которой и помнила эту женщину Стася из поездки в Острог трехгодовой давности – такая же постава, гордо вскинут к верху подбородок. Войцех унаследовал именно у этой женщины свой нос и глаза, по крайней мере, так Станиславе показалось, когда маленькая Хонората подбежала к своей бабушке, чтобы поприветствовать ее так, как ее научили. Что же, может быть, сходство сына с матерью заканчивалось на носу и глазах, тогда как у бабушки с внучкой было куда больше общего? Молодой панне оставалось только тихо вздохнуть, когда Хоня заинтересовалась подарками, даже не обратив особого своего внимания на то, что впервые видит свою бабусю. Но, как бы там ни было, а подобное открытие заставило Станиславу ухмыльнуться, прежде чем ее свекровь к ней подошла и обратилась.
- Я рада тому, что вы наконец-то к нам смогли приехали, дай боже вам здоровья, матушка, - слегка улыбнувшись женщине, Стася обратилась к своей свекрови. – Не сердитесь на Войцеха – мы не слишком распространялись о том, что ждем еще одного ребенка в семье – сами знаете, как это порой бывает, а потому лишь держали новость к соответствующему моменту, - как и любая хорошая жена Стася поспешила вступиться за мужа и отца своих детей, которому могло попасть от его матушки не только по дороге в Лешно, но и чуть позже. – Я надеюсь, что дорога не была тяжелой для вас? – с надеждой в голосе обратилась к женщине молодая панна.
- О! Дороги просто кошмарные – теперь я прекрасно понимаю, почему князь и княгиня решили распрощаться с Острогом и перепродать его двоюродному брату, при чем совершенно зря, - с поддельным пониманием произнесла пани Качмарек, на что Станислава могла вздохнуть. Уж явно не такого она ожидала от свекрови?

+1

52

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s001.radikal.ru/i195/1510/9a/7912e5bf5300.jpg[/AVA]
После того как пани Изабелла удалилась в свои апартаменты, почти все Лещинские (начиная от Михала и заканчивая малюткой Магдой) облегченно вздохнули, потому как первый "раунд" встречи с дорогой гостьей прошел более чем нормально. Теперь до торжественного обеда можно было заняться своими делами, пока пани Качмарек будет отдыхать с дороги - так что всех детей, включая и озорницу Хоню забрал к себе на урок строгий пан Витольд. Янек, которого давным-давно уже грозились отправить учиться в Варшаву, совершенно по-мальчишески показал язык Эльжбете, когда та покорно поплелась следом за учителем. И хотелось бы сбежать как всегда, но увы - маменька пообещала наказать как следует и заставить помогать расшивать полотно для отцовской рубашки. Худшего наказания для Эли просто быть не могло...
-Ну что, старина, ты рад приезду матушки? Гусары говорят, что она всю Гостынь поставила во фрунт - одно могу сказать после такого: бедный твой батька. Наверное он сидя за столом с нею, брал ложку и вилку по команде? -беззлобно хохотнул Ян, подойдя к сестре и лучшему другу. -И кстати говоря... с Хонькой они похожи очень. Я чуть со смеху не помер, когда она начала требовать подарки, как ни в чем ни бывало! Вот так дает... мне было боязно подойти и поздороваться, ей-богу.
-Янек, не преувеличивай.., -улыбнулся Войтек, обняв Стасю за плечи. -Матушка всегда со мной ругалась... но с вами ей нечего делить. Пусть возится с Хоней, тогда моя лебедушка будет больше отдыхать - правда, любимая? Кстати, пойдемте-ка со двора? Жарко становится уже...
Тем временем в классе (библиотеке княжеского дома) было очень тихо... и скучно. Пан Витольд раздал задания по чистописанию детям и дожидаясь пока они его выполнят, читал книгу на латыни. Хоня изо всех сил старалась ровно рисовать палочки в прописи, но они все равно выходили кривыми и не такими красивыми как у лучшей подружки Магды. Маленькая разбойница решила набрать побольше чернил на свое перо... и тут совершенно неожиданно на листик пергамента капнула огромнейшая черная клякса.
-Ой.., -тихонько сказала Хоня, не зная что и делать теперь... Несмотря на то что она и Магдуся совсем недавно стали приходить на уроки, уже успели понять, что пану Витольду разрешается наказывать своих учеников за непослушание и оставлять после уроков на лишний час. Естественно, такая перспектива не могла порадовать Хонорату, особенно учитывая тот факт, что ее поджидало обещанное бабушкой море подарков... -Эля... Славчик... у вас нет чистого листика?
Хоня привстала на своем стуле и сложила ладошки рупором, чтобы вредина Элька ее точно услышала - но та нарочно делала вид, что не слышит. Славчик в ответ лишь отрицательно помотал головой, показав племяшке один-единственный лист пергамента, на котором старательно выписывал латинские изречения. А вот у Эльжбеты кажется был еще листочек?
-Эля! Пожаа-а-алуйста... дай мне листик, Христа ради.., -жалобно попросила Хонората, пока пан Витольд отошел к шкафам с книгами, чтобы поставить свою на полку. -Ну не будь жадиной...
-Не дам! Ты просила папку своего позвать Дороту, чтобы она меня наказала? -наконец обернулась Эльжбета. -Вот и сиди со своей кляксой!
-Бу! Злая зеленая лягушка-квакушка... с толстым брюшком! -обиженно выдала Хоня и решив отомстить Эле, скомкала свой листик (все равно он уже грязный) и кинула им в тетушку... при этом каким-то чудом попала и чернила, которые были на пергаменте, испачкали Эльжбете щеку.
-Ты что делаешь?? Ну сейчас я тебе всыплю, Хонька! -разозлилась Эля и наплевав на все правила пана Витольда, кинулась ловить Хонорату. Славчик и Магда тихонько вздохнули, наблюдая привычную уже картину, тогда как учитель рассердился, когда вернулся к столу и заметил возню, что затеяли две озорницы.
-Это что еще такое? Эльжбета, Хонората, как же вам не стыдно?! -окликнул девочек пан Витольд и когда обе вылезли из под стола, где Эле без труда удалось поймать маленькую вредину, строгим тоном объявил свой вердикт.
-Богуслав и Магдалена - можете идти отдыхать, вы сегодня очень хорошо потрудились. А вы, мои дорогие панны, останетесь переделывать свое задание!
-Но... я не могу... меня ждет бабуся.., -попыталась возразить Хоня. -Она мне подарки привезла... я хочу посмотреть...
-Подарки дарят только воспитанным детям, -заявил в ответ пан Витольд. -А вы обе меня совсем не уважаете и позорите родителей!
Эля лишь вздохнула, прекрасно понимая, что спорить бесполезно - и матушка поддержит старика, когда узнает что ему едва не сорвали урок... а вот Хонората не смогла стерпеть такой обиды и разревелась, уткнувшись своей тетке в бок.
-Успокойся... ну не надо плакать..., -конечно же, Эльжбета не могла выдержать подобного зрелища и присев перед Хоней, обняла ее и попыталась успокоить. -Ты сейчас перепишешь свои палочки, извинишься перед паном Витольдом и пойдешь за подарками. Не реви... пожалуйста, Хонька...
-Не хочу писать палочки... хочу к бабусе.., -вцепившись в Эльжбету, продолжила плакать и икать Хонората. -Пан злой...
Пан Витольд уже успел пожалеть, что повысил голос на Хоню... но не успел ничего сказать, как дверь в библиотеку отворилась и вошла пани Изабелла. Гордо вздернув подбородок, она смерила старика таким взглядом, словно бы он задолжал ей выплатить подати... лет так за десять, не меньше, а затем ледяным тоном поинтересовалась, что происходит.
-Ясновельможная пани, при всем уважении - вы не должны вмешиваться, -вежливо, но твердо произнес учитель. -Князь и княгиня велели мне учить их детей и я не допущу непослушания на моих уроках. Образование очень важно и пан Михал хочет чтобы его дочери и внучка были образованными не меньше чем сыновья...
-И для этого вы позволяете себе доводить мою внучку до слез? -в лице пани Качмарек не дрогнул не один мускул, а Хоня наблюдая за бабусей даже перестала реветь и начала тихонечко икать. -Хонората, пойдем со мной?
Хоня послушно отпустила Элино платье и шмыгнув носом сделала пару робких шажков к своей бабушке - но увидев, что ее никто не остановил, улыбнулась сквозь слезы, забыв про все свои горести.
-Но ясновельможная пани... вы сейчас вредите ребенку, потакая ее капризам.., -попытался возразить пан Витольд, на что пани Изабелла одарила его поистине ледяным взглядом, взяв на руки Хонорату.
-Я забираю мою внучку и точка. Посмеете мне еще раз возразить - пожалеете.
Старик лишь вздохнул, когда пани гордо удалилась... и Эльжбете стало его жалко. Столько раз маменька говорила, что учитель желает только добра - и почему пани Качмарек позволяет себе так с ним обращаться?? Он ведь не холоп какой-нибудь и в семье Лещинских его уважают...
-Не расстраивайтесь... я сейчас сделаю все-все задания, -попыталась утешить пана Витольда Эля, взяв себе чистый лист пергамента. -И пожалуюсь отцу на маменьку Войтека... она была груба с вами, а дама из уважаемой семьи не должна позволять себе такое...
-Слава тебе Господи.., -очень тихо сказал пожилой учитель, посмотрев на самую непослушную свою ученицу. -Знал ведь всегда, что не зря тебя учу, дорогая моя девочка.
Ну а пока Эля принялась за задания по чистописанию с удвоенным рвением, озорница Хоня мигом позабыла про все свои недавние горести, когда бабушка подарила ей великое множество самых разных подарков. Забравшись на руки к пани Изабелле, девочка с любопытством вертела в руках красивую брошку - но только не с птичкой как у матери, а с искусно сделанной волчьей головой.
-Бабушка, а почему тут собачка? Папка обещал мне брошку с божьей коровкой.., -поинтересовалась Хонората, внимательно посмотрев на бабусю своими большими темными глазами. -Или с лебедем, как у мамы...
-Это не собачка, любимая моя, а волк - он на гербе моего дома, которому очень много лет, -объяснила пани Качмарек, нежно обняв Хоню. -Когда-нибудь, я обязательно покажу тебе наше родовое имение - Розлоги, которые всегда называли Волчьими, из-за того что в наших лесах водится полным-полно волков. Тебе там очень понравится, я уверена.
-Вы что хотите уже уехать, бабушка? -грустно протянула Хоня, не совсем верно поняв слова пани Изабеллы. -Не уезжайте пожалуйста... останьтесь со мной, папкой и маменькой? Я буду хорошо вести себя...
Пани Качмарек не успела ответить девочке, как двери ее комнаты отворились и вошел Войтек, которому Эльжбета уже успела рассказать о самоуправстве его матушки. Следом за шляхтичем зашла Юзя, которой он приказал забрать Хонорату и отвести ее к Стасе. Хоня не осмелилась ослушаться отца, но и не забыла забрать все свои подарки, хотя ее маленьких ручек едва хватило чтобы унести все.
-Матушка, что вы себе позволяете? Нельзя оскорблять уважаемого человека ни за что! -решительно выдал Качмарек, посмотрев на свою мать. -Он служит семье моего тестя долгие годы... а вы кажется забыли, что находитесь в гостях, а не у себя в Розлогах!
-Моя внучка плакала и я не могла оставить это просто так, -совершенно спокойно ответила пани Изабелла. -И, будь любезен, попридержи свой тон - ты говоришь с матерью, так что прояви больше уважения. А еще... запомни хорошенько, что я не позволю никому обидеть Хоню.
Ну а пока Войтек ругался с матушкой, Хонората прибежала в спальню своих родителей и забравшись на постель, уселась рядом со Стасей и прижалась к ней. Кроха решительно не понимала, почему папка рассердился на нее... ведь ничего такого она не сделала и вообще, во всем была виновата жадина Элька... могла ведь дать чистый листик, но не дала!
-Мамочка, пан меня обижал.., -закончила свой рассказ Хоня, посмотрев на Стасю и начав шмыгать носом. -Я не виновата ни в чем...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-11-21 23:18:25)

+1

53

[NIC]Stanisława Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/ToVg.png[/AVA]
Говорят, первое впечатление – единственно верное впечатление. Однако, ровно с этим еще и бытует мнение о том, что каждый может ошибаться, а потому и первое впечатление вполне возможно может быть ошибочным, заведомо неверным. Так какое же впечатление произвела на пани Станиславу Качмарек ее свекровь? Что же, молодая панна пока еще и сама не могла до конца разобраться. Прекрасно понимала, да и было невозможно не заметить по поставе женщины, ее взгляде на тех многих других, пришедших также поприветствовать дорогую гостью в доме князя, той надменности и гордости, которой прежде не видела ни у кого из близких. Разве только из заезжих соседей, но им не были рады в поместье князя, исходя хотя бы из того, как они нарушали установленный королем закон по отношении к своим соседям, или же божий закон, что запрещал проливать кровь… Но, это были пустые сравнения, ведь нельзя было мерить свекровь с кем-то из панов Подольских, пусть и пронеслась мысль о том, что пани Качмарек старшая нашла бы с теми панами общий язык. Все-таки Стася осознавала, что ее свекровь будучи женщиной весьма строгой и требовательной к другим, позволила себе быть милой и приветливой со своей невесткой и ее родней только из-за сына – ее любимый и единственный сын обнаружил здесь настоящий дом и семью, здесь было его сердце, а потому она постарается завоевать и сердце молодой его жены?
Женщина тихо вздохнула, посмотрев вслед своей свекрови, что последовала в свои покои, дабы отдохнуть, пока Янек продолжил шутить и высказался не слишком подобающе о почтенной даме, что была, быть может, и ниже по статусу, но основательно взрослее него, что никак не позволяло ему шутить над матерью друга.
- Опять тебе шуточки на уме, Ян, - показательно нахмурившись, обратилась к старшему брату Станислава, решив выступить на стороне свекрови. Она ведь ничего никому не сделала! Просто приехала в гости, а то, что у нее характер такой … совершенно не повод для подобных шуточек и разговоров! Да и, разве положено одному только Янеку водить шутки? - Глядишь, сам под каблук попадешь – вот так и вижу тебя в компании строгой жены, без которой ты ни шага вправо не ступишь или влево, - зло усмехнулась женщина брату, который лишь отрицательно покачал головой, нисколько не опечалившись такому пожеланию, но главное – не предсказанию.
- Побейся бога, Стаська, с твоей доброжелательностью – да и выбрать мне есть из чего, - развел руками княжеский наследник, про себя лишь обратившись к богу с просьбой помиловать и сохранить от строгой жены.
- Я очень надеюсь на то, что Хоня найдет общий язык со своей бабушкой – это было бы нормально, но все-таки надеюсь, что она положительно на нее повлияет, иначе мне будет все равно не отдохнуть, - проигнорировав ответ брата, женщина ответила мужу, чья крепкая рука, нежно прижимала ее к себе. – Да, ты прав, пойдем лучше во внутрь, милый, - усмехнувшись также мужу, согласилась с ним Стася. – Пока у нашей беспокойной озорницы урок, я успею недолго подремать, глядишь и наш сынок даст мне такую возможность хоть сейчас, если не ночью, - добавила она чуть тише, дабы ее слова стали достоянием лишь избранных ушей.
Внутри покоев, в которых уже на протяжении многих лет проживала чета Качмарек, было не жарко и даже слегка прохладно благодаря той самой ветке, по которой когда-то дерзил забираться Войтех по только им двоим известным целям. Прежде чем призвать к себе служанку, женщина подошла к тому окну и устроилась на какое-то время на той самой нише, отведенной под подоконник, дабы полюбоваться двором и всем доступным видом из окна. Тем более, прохладная стена за спиной позволяла ей также освежиться, как и чистый свежий воздух вокруг.
На мгновение Станислава прикрыла свои голубые глаза, предавшись лишь на короткий миг воспоминаниям о тех далеких и, казалось, уже давно ушедшим в небытие дням, когда она, будучи совсем юной панной, забиралась в эту нишу и выглядывала что-то в окне. Юзя говорила, что именно из-за этого у нее были такие голубые глаза – из-за долгих взглядов, обращенных к небу. Служанка не могла знать, что кроме неба девушку интересовала также и далекая даль, в которую она стала все чащу вглядываться, ожидая прибытия своего далекого кавалера, которому было давно уже позволено добиваться руки юной княжны. Она помнила то волнение и даже страх, одолевавший ее… Что молодой человек из Острога увезет ее далеко-далеко от родителей, которых она любила всегда и всем сердцем. Но, время показало, что им суждено было прожить не один год под покровом и заступничеством ее добрых родителей. Да вот только, сейчас, глядя на дальний путь, который проделала пани Качмарек, Стася внезапно поняла для себя одну вещь – она не боялась больше этого пути, скорее наоборот. Она ждала, когда придет тот миг, когда ее любимый супруг скажет о том, что ему нужно уехать в Острог. Ведь она поедет с ним, как и положено супруге следовать за своим мужем. Не зря ведь сказано в святом писании о супругах? И создал бог человека, мужем и женой…
От размышлений пани Качмарек отвлекла одна из служанок, тихо постучавшаяся в дверь, а вскоре и приоткрывшая ее, дабы поинтересоваться, может ли она выполнить ту просьбу, о которой ей говорили пан Качмарек. В ответ служанке женщина лишь согласно кивнула головой и поспешила подойти к зеркалу, возле которого и распустила волосы, избавившись не без помощи проворных рук прислуги от своего платья, в котором ей было определенно душно. К тому же, из-за тугого корсажа дышать становилось проблематично, а потому до обеда красота могла и подождать. Но, едва только Стася устроилась на постели, дверь ее покоев приоткрылась, пропуская во внутрь маленькую озорницу, на лице которой все еще были заметные дорожки слез.
- Что случилось, моя милая? – поинтересовалась, не поднимаясь из постели Станислава у дочери, прежде чем она забралась к ней на кровать, но не поспешила отвечать на поставленный вопрос, а лишь пожаловалась на строгого учителя. – Обижал пан Витольд? Не может быть,– переспросила у дочери Стася, не веря своим ушам. – Ты, может быть, что-то путаешь? Расскажи мне, как все было на самом деле, от и до? Я помню пана Витольда только с хорошей стороны… или ты поспешила напакостить? – буквально завалила свою дочь женщина, однако получить ответ ей так и не было суждено. Хонората лишь уткнулась в подушку, не желая ничего рассказывать, а потому Станислава могла предположить, что какая-то доля вины была за ее вредной малюткой, пусть даже она и не желала в этом никому признаваться.
- Ну, хорошо, не хочешь рассказывать – не надо, я спрошу у пана Витольда, - решила было женщина, поднявшись из постели, чтобы дотянуться до колокольчика, при помощи которого можно было вызвать прислугу. Но, как и рассчитывала, не успела – маленькая озорница решила поведать свой бедной матери чуть больше, на что она вновь-таки, не знала даже, что ответить… не хотела ссориться со свекровью, но и не хотела, чтобы пан Витольд чувствовал себя обделенной, пусть и правой, стороной.
- Ой, и почему с тобой так много хлопот моя озорница? – лишь успела цокнуть языком Станислава, прежде чем к ней в комнату вошла княгиня. У нее уже созрел план, в который она пришла посвятить маленькую внучку.
- Дорогая, а что, если с тобой позанимается твоя бабушка? – спросила Беата у Хони, на что девочка удивленно оглянулась на матушку, также ошарашенную предложением матери. – Бабушка сможет тебе уделить так много внимания, как только захочет, а ты получишь шанс поучиться всему тому, что тебя должен был учить пан Витольд у очень образованной пани, - на самом деле это был очень рискованный вариант, о чем Стася поняла почти сразу. Ведь, где есть гарантия, что пани Качмарек согласится заниматься с внучкой лично? Где есть гарантия того, что она не продолжит потакать ее капризам? Но… попробовать стоит?!
- А мне кажется, будет чудесно, правда Хонь? Попросим сегодня за обедом твою бабушку? – предложила Стася дочери, улыбнувшись ей прежде, чем она ответно подарила ей свою улыбку.
Оставалось только посвятить в простой и лишенный всякого коварства план лишь Войцеха... Только согласится ли он на эту авантюру?

+1

54

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s001.radikal.ru/i195/1510/9a/7912e5bf5300.jpg[/AVA]
После того как урок закончился наконец, Эльжбета поспешила выполнить свое обещание пану Витольду, который был весьма расстроен тем как с ним обращалась приезжая пани - девочка направилась в отцовский кабинет, но узнала что князь вынужден был срочно уехать в город. После этого Эле оставалось поговорить с любимой матушкой и это был наверное наилучший вариант, потому как княгиня умела быть как жесткой, если того требовали обстоятельства, так и дипломатичной. Выслушав дочку, Беата лишь вздохнула - то что произошло, было совершенно в духе пани Изабеллы - она всегда вела себя так словно была единственным пупом земли, вокруг которого должно вертется все мироздание, не больше и не меньше. Женщине было искренне жаль пана Витольда, который не заслужил такого отношения... но при этом сейчас нельзя было ссорится с пани Качмарек. Матушка Войтека была дамой весьма злопамятной и гордой, так что нельзя было давать ей повода для ссоры - ведь Стасе нужно было наладить хорошие отношения с матушкой своего мужа. Выход был один - достойный компромисс, который еще следовало придумать?
-Не тревожься, моя родная, -тихо сказала Беата, обняв озорницу Элю. -Я поговорю с паном Витольдом и с пани Изабеллой... уверена, что смогу придумать подходящий выход из всей этой ситуации. Но в любом случае, ссора с гостьей недопустима и к тому же только ухудшит все дело...
-Но почему, мамочка? -искренне удивилась Эльжбета. -Пан Витольд исполнял то что вы с отцом ему поручили... и наказал меня и Хоньку за дело. Пани не должна была так с ним разговаривать, он ведь не слуга какой-то - хотя у нас в доме никогда не повышают голоса и на прислугу...
-Видишь ли, доченька, это сложно... я не хочу чтобы пан Витольд был в обиде, но и заставлять переживать Стасю тоже не могу, -улыбнулась княгиня, прижав к себе дочку. -Она сейчас особенно уязвима и очень переживает из-за приезда свекрови... а рисковать ее деликатным положением нельзя ни в коем случае. Ты сама знаешь как твоя сестра за всех переживает... Так что, я должна решить весь этот спор, так чтобы в результате не осталось обиженных. И у меня есть одна идея...
Свою идею, Беата озвучила Стасе и заплаканной Хонорате, уже успевшей нажаловаться своей матери на строгого учителя. Хоня обрадовалась, потому как в отличии от взрослых, не имела причин побаиваться свою бабушку по отцу - и наверняка ведь бабуся не станет ее наказывать из-за ерунды и оставлять после урока??
-Я думаю что бабуся согласится! -улыбнулась девочка, мигом вытерев слезки и обняв Стасю. -Но только папка теперь на меня злится... и с бабушкой поругался... а вдруг он меня тоже захочет наказать как и пан учитель??
Ну а что же Войтек? Как и следовало ожидать, разговора с матерью в очередной раз не вышло - это все равно что об каменную стену бится головушкой, не иначе. Пани Изабелла ясно дала понять, что какой-то там затрапезный учитель не смеет обижать дочь и внучку родовитых шляхтичей, так что доказывать ей обратное было попросту бесполезно. В конце-концов, Качмарек сдался и махнув рукой сам пошел извиняться за свою матушку к пану Витольду и застал доброго старика в полнейшем расстройстве. Молодой человек всегда уважал старого учителя, так что сам расстроился не меньше его... однако, как и любимая теща прекрасно понимал, что очередная ругать с матерью вовсе не выход.
-Как жаль что твоя мать не жила в нашем доме когда я учился, -засмеялся Ян, которому всегда было море по колено, после того как выслушал лучшего друга. -Я всегда мечтал чтобы отец или мама пришли и спасли меня от этой дурацкой учебы... эхх...
-Ты просто неисправим, -покачал головой Войтек. -Моя мать не хочет понять, что своим вмешательством портит Хоню... и я не хочу чтобы она выросла точной матушкиной копией! Хотя, о чем я вообще говорю?? Она родилась с таким же упрямым и вредным характером...
-Хотел бы я посмотреть на того беднягу, что женится на вашей Хоньке! -Янек и не подумал сдерживать смех. -Представляю себе, как она будет командовать своим мужем - пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что. Это будет весело!
-Когда у тебя родятся собственные дети, ты поймешь как сложно их порой воспитывать, -вздохнул Войтек. -Я не хочу наказывать Хоню за проделки, но приходится... и сейчас я должен не о ссорах думать, а прежде всего о любимой жене - ей нельзя волноваться и переживать.
-Не хочешь волновать жену - сам не волнуйся, -резонно заметил Лещинский. -И раз уж случилось такое, то придется Хонорате не ходить на уроки вместе с Элей, Славчиком и Магдой. Найдем ей другого учителя?
А почему бы и нет? -подумалось Качмареку, когда он после разговора с Яном направился в свои покои. -В конце-концов, это единственный и разумный выход - пану Витольду будет куда спокойнее вести уроки...
Заглянув в спальню и увидев довольную дочурку рядом со Стасей, Войтек в очередной раз тихо вздохнул, увидев как Хоня испуганно посмотрела на него. Еще не хватало, чтобы ребенок боялся своего родного отца из-за его несдержанности! Качмарек уселся на постель, рядом с женой и дочкой, жалея о своей несдержанности в разговоре с матушкой... надо было высказать ей все более спокойно и хладнокровно.
-Иди ко мне, маленькая? -Войтек обернулся к дочери и нежно обнял ее, ощутив досаду и злость на самого себя, когда Хоня облегченно вздохнула, прижавшись к нему и обняв своими маленькими ручками за шею. -Ты ведь знаешь, что я тебя очень-очень люблю?
-Угу, -Хонората кивнула, посмотрев на отца своими большими темными глазами. -Папка, я правда не виновата...
-Хонюшка, послушай меня внимательно... пан Витольд верой и правдой служит нашей семье уже много лет - он учил твою маму и дядюшку Янека. Он не слуга в этом доме, а скорее уже член семьи, которого все уважают и любят... и твоя бабушка была неправа, когда позволила себе его обидеть. Но она не живет постоянно в нашем доме и не знает всех порядков что здесь заведены, вот поэтому и ошиблась - я хочу чтобы ты раз и навсегда уяснила себе, что никому не позволено так обращаться с людьми, поняла? -тихо сказал Войтек, пригладив разлохматившиеся волосы дочурки. -Посмотри на свою маму - ей достаточно один раз сказать свою просьбу не повышая голоса, чтобы все помчались ее выполнять. Так что совершенно незачем позволять себе лишнюю грубость и резкость.
-А ты тоже побежишь выполнять мамину просьбу, если она попросит? -хитро улыбнувшись, поинтересовалась Хоня, переведя взгляд с отца на любимую маму и обняв обоих сразу. -Я буду хорошо себя вести... и бабушка Беата сказала что теперь бабуся Изабелла будет меня учить всему что нужно знать.
-Ну конечно же побегу - полечу, чтобы доставить нашей маме радость, -улыбнулся Войтек. -Надеюсь, что матушка согласится и тем самым ссора будет улажена. А нам троим пора подумать что бы еще подарить твоему дедушке, кроме того подарка что мы уже заказали в городе..? Я уверен что ему понравится сабля искусной работы моравских оружейников, но мне кажется что нужно еще что-то...

Отредактировано Dietrich Danziger (2015-12-01 01:35:41)

+1

55

[NIC]Stanisława Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/ToVg.png[/AVA]
Ладно, что тут можно было сказать? План княгини был прост до невозможности, но кроме этого он был еще и весьма хитрым, ведь при его помощи можно было убить сразу двух зайцев. Пусть звучит кровожадно, зато не менее правдиво. Так или иначе, но не только княгине Беате нравился ее план. Похоже было на то, что маленькая Хонората была в восторге от такой идеи своей бабушки, представляя себе самое располагающее к учебе время – со сладостями, поблажками и прочими радостями, на которые косо смотрел пан Витольд.
- Моя дорогая, - на этот раз княгиня обратилась к своей дочери, - ты совсем не отдохнула перед обедом. Давай еще немного приляг? – с трудом женщина воздержалась от тяжкого вздоха, прежде чем ее взор коснулся карих глазок своей любимой внучки. – Давай, пойдем с тобой и разыщем твою бабусю? Расскажем, что мы придумали, - предложила с тем еще азартом Беата Хонорате, на что получила отрицательное покачивание головой.
- Не хочу, - выдала девочка. – Я буду с мамой, - добавила она тише уходившей бабушке, а для пущего эффекта устроилась рядом с ней на кровати, прежде чем дверь скрипнула, просигналив тем самым о приходе отца, гнева которого, по правде говоря, побаивалась девочка. Как бы там ни было, а она не хотела, чтобы отец ругал ее, пусть даже и за дело. К тому же, ей так нравилось, когда папа хвалил свою единственную пока еще дочку, тогда как это с каждым разом становилось все реже и реже, в первую очередь из-за плохого поведения его маленькой, но очень вредной радости.
Станислава заметила, как внимательно доченька выжидает момент обращения отца к ней, на что могла лишь тяжело вздохнуть – надеялась, что дочь сделает хоть какие-то выводы из содеянного нынче проступка. Да вот только, где там?! Маленькая упрямица продолжила стоять на своем, не видя никакой вины за собой, тогда как ее матери оставалось в который раз тяжело вздохнуть и задуматься – как же быть им дальше с воспитанием их маленькой вредины? Как бы то ни было, а позволить свекрови учить дочь письму и латыни было лишь временным делом, за время которого можно как получить какую-то пользу, а можно и окончательно испортить характер дочери.
Тем временем, женщина лишь слегка вздернула брови вверх, когда супруг коснулся ее в своем обращении к дочери, поставив ее в пример. Но, не это удивило женщину. Куда больше ее удивил вопрос, который поставила своему отцу Хонората, а после и заставил растянуться ее губы в улыбке – маленькая озорница просто обожала не только получать подарки, но и делать их, и подготовка к дедушкиному дню рождения, который из-за приезда дорогой гостьи, отошел на второй план. Но, это лишь явление временное? Уже завтра начнут съезжаться остальные гости, которых все ожидали великое множество, поскольку друзей у князя Лещинского было более чем достаточно. И надо сказать, желающих породниться с ним также – стало быть, можно было предположить, что Янеку придется либо прятаться от многих панночек, которым он уделял свое внимание, либо просто купаться в их внимании, меняя компанию одной на третью.
- Я думаю, что самый лучший подарок отцу может сделать только наш бестолковый Янек, когда скажет, что готов жениться, - улыбнулась своим словам женщина, подложив руку себе под голову.
- А можно я напишу для дедушки открытку? Я попрошу бабусю Изабеллу мне помочь, она ведь не откажется?! – в свою очередь предложила Хоня, на что вновь-таки им оставалось пожать плечами, ведь ответ зависел лишь от самой бабушки. Но, их веселый и безмятежный разговор нарушила служанка, тихо постучавшаяся в дверь, дабы оповестить молодой чете о том, что вот-вот уже начнется обед, а потому следует спуститься вниз. И поскольку Стася была совершенно не убранной в подходящие наряды, ей необходима была та еще минутка для себя.
- Прошу меня извинить за то, что задержалась, - поспешила вежливо поклониться, насколько это позволял сделать Станиславе ее кругленький животик, когда пришла в столовую, гле уже практически все собрались и ждали ее.
- Ничего страшного, Стася, - поспешила ободрить свою дочь княгиня Беата, улыбнувшись ей, как всегда нежной и ласковой улыбкой.
- Мы тут уже успели обсудить возможность обучения Хонораты мной, - поспешила произнести пани Качмарек, посмотрев на свою невестку, а после и на сына, с которым у нее нынче не вышло плодотворного разговора.
- И что же вы думаете на сей счет, пани? – усевшись за стол, спросила Стася, надеясь на то, что свекровь не станет отказываться от столь уникальной возможность провести побольше времени с внучкой.
- Мне очень нравится эта идея, но … разве вашего учителя не обидит мое согласие заниматься с моей внучкой лично? – хитро посмотрев на сына, добавила пани Качмарек.
- Нет, нисколько. Мы уладим с ним этот вопрос, - княгиня Лещинская решила поступить дипломатически и обойти возможную ссору стороной. – Кстати, уже завтра в доме будет куда больше гостей, а потому занятия с паном Витольдом мы перенесем в более тихое местечко, чем наша библиотека – она обычно интересует всех панов, что любят читать, - добавила княгиня, улыбнувшись своей дочери, которой еще вчера было не слишком хорошо от запаха еды. Сегодня же Станиславе подали другое блюдо, нежели остальным, так что молодая женщина лишь благодарно кивнула матери, а после тихонько протянула под столом руку своему супругу, чтобы сжать ее, как когда-то они делали еще до брака. Должна ведь она была как-то сказать ему, что все хорошо и просто прекрасно? Ну, по крайней мере, сейчас так точно.

+1

56

[NIC]Wojtek Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://s001.radikal.ru/i195/1510/9a/7912e5bf5300.jpg[/AVA]
Слушая за столом разговор пани Беаты, а так же любимой супруги со своей матушкой, Войтек молчал, прекрасно понимая, что его любимая теща решила ни за что не допустить ссоры с вредной гостьей. Пока что у княгини Лещинской не было иного деликатного способа разрешить начавшийся было конфликт, тогда как покой и мирная обстановка в доме накануне веселого семейного праздника была просто необходима. Приедут сестры Михала со своими мужьями и детьми, местная шляхта, а так же немногие верные друзья Лещинских, так что придется выбрать меньшее из многих зол. Качмарек тихо вздохнул, когда пани Изабелла милостиво согласилась учить любимую внучку... ведь его надежды на то что мать укатит к себе в Розлоги таяла буквально с каждой минутой застольного разговора. Понятное дело, матери не хотелось оставаться одной, к тому же, долг ее единственного сына, быть рядом и оберегать счастливую и спокойную жизнь своей родительницы. Но наверное только бог знал как сложно Войцеху было провести время в обществе матушки не поссорится с ней? Ее высокомерие порой не знало пределов и Качмарек понятия не имел как с этим бороться... одно ясно - пани Изабелла весьма довольна тем фактом, что будет лично обучать маленькую озорницу Хоню, а что будет дальше - поживем-увидим?
Заметив хитрую улыбку матушки, Войтек едва не ляпнул о том, что кое-кому все-таки надо извинится перед учителем, хотя и понимал, что нечто подобное могло бы произойти, если рак на горе свистнет, не иначе. Пани Изабелла крайне редко сожалела о своих поступках - и ее единственный сын не мог припомнить случая, когда она хоть раз извинилась за что-либо, даже перед его отцом. Качмарек вовремя удержался от своей реплики - Стася ласково сжала его ладонь под столом и тем заставила отвлечься... В конце-концов, пусть мать учит Хонорату, ведь не случайно они так похожи своими вредными характерами? Человеку никогда не поздно изменится - быть может, господь так сподобит, что пани Изабелла станет более мягкой и доброй ради любимой Хони. Во всяком случае, на это очень бы хотелось надеяться?
После обеда, неугомонная озорница Хоня ушла вместе со своей вредной бабушкой и Войтек со Стасей получили немного времени только для самих себя, благо что перед грядущим праздником, Качмареку не нужно было мотаться по делам в Вилковицы. Пользуясь случаем, шляхтич повел любимую супругу прогуляться по саду, где в послеобеденное время никого не было - дети занимались уроками, а прислуга делами. Наступавший вечер принес с собой желанную прохладу, благодаря тому что начал собираться дождик и облака закрыли жарко палившее весь день солнце. Качмарек был счастлив, что его обожаемая и единственная лебедушка наконец-то перестала мучится от жары и духоты... и в том самом месте сада, где они когда-то встречались тайком, не удержался чтобы не коснутся любимых и нежных губ своими.
-Когда родится наш сынок, мы с тобой останемся в доме твоих родителей... мне кажется, что это просто отличный вариант, правда, любимая? -улыбнулся Войтек, осторожно обнимая жену. -Они нас никуда не отпустят, а мне теперь не придется ездить в Острог и навещать матушку, раз уж она решила остаться пока что в Лешно. С одной стороны... мне этого не хотелось, но с другой... ей похоже нравится возится с Хоноратой.
-А! Вот вы где прячетесь! -приятную идиллию между супругами Качмарек прервал Ян, даже и не подумав извинится за вторжение. -Я вас двоих по всему дому ищу... отец только что обрадовал, что собирается отправить меня на учебу в Варшаву. И кто только его надоумил на это?! Лично мне казалось, что моя учеба благополучно закончилась, когда пан Витольд сказал что научил меня всему что знает сам. Так нет... отец и мать решили что я должен закончить университет...
-Я так понимаю, это ужасная трагедия? -не сдержался Войтек и громко рассмеялся - уж больно смешная была физиономия у лучшего друга в этот момент. -Придется тебе позабыть про чаепития с красивыми паннами и грызть гранит науки целых пять лет, дружище.
-Пять лет??? Да лучше я поеду воевать с татарами! -в сердцах буркнул Янек и подойдя к сестре, обнял ее. -Может хоть ты меня пожалеешь? Я не хочу из дома уезжать черт знает куда...

+1

57

[NIC]Stanisława Kaczmarek[/NIC]
[AVA]http://funkyimg.com/i/ToVg.png[/AVA]
Говорят, благими намерениями вымощена дорога в ад… так это в действительности, или же нет, Станислава не могла знать. Женщина лишь надеялась на то, что их с матерью затея оправдает себя – Хонората будет учиться со своей бабушкой, которой рано или поздно придется начать запрещать маленькой озорнице буквально все, ну и благодаря этому у нее самой появится времени хоть чуть больше отдохнуть. Да, все именно так – женщины искали лишь благое, совершенно не подумав о том, что даже в этом благом и даже необходимом компромиссе может найтись не одна ложка дегтя. К примеру, что будет делать Станислава со своей вредной дочерью потом, когда уедет бабушка, к которой привяжется внучка? Или же, что делать будут пан и пани Качмарек, когда их дочь станет не просто похожей, а точно воспитанной копией пани Изабеллы? Что же, и такое возможно было. Однако сейчас, когда маленький сын пани Качмарек передавал приветы своей матери, стуча пятками в живот, женщина думала лишь о том времени, когда он появится на свет, а она сможет его держать на руках и наслаждаться вновь материнством. Она ведь была уверенна, что тогда сможет без труда со всем справиться – ей ведь не будет плохо, как сейчас, даже от самого малого запаха еды. Правда, нынче ее хотя бы не стошнило, что было уже хорошо, не то Стася не знала, какими глазами потом смотреть на свекровь, что явно была не привычной к подобным происшествиям и вполне вероятно могла принять что-то на свой счет, чего, конечно же, никому не хотелось.
После обеда Станислава с радостью приняла предложение супруга пройтись в саду, где уже давно отцвели вишни, собирать которые приходилось еще пару недель назад. В этом году ягод вишен было так много, что кто-то из слуг говорил о том, будто это есть хорошая примета – на хорошее потомство, что само собой радовало юную панну Качмарек, ожидавшую появления своего сына. Помнится, тогда кухарка приготовила не один раз вкусный пирог с вишнями, который безумно понравился и Станиславе, и маленькому озорнику, что не просил свою маму вернуть все съеденное обратно. Определенно жизнь Стаси была целиком и полностью переплетена с этим чудесным фруктовым деревом – между этих деревьев она гуляла, когда тайно выходила на встречи со своим будущим мужем, а эти ягоды были любимыми для целого их семейства.
Остановившись в тени дерева, женщина улыбнулась, заглянувшему между зеленой листвы деревьев лучу солнца, прежде чем дорогой и любимый супруг нежно обнял ее, подарив нежный поцелуй. Наконец-то дневная жара пошла на спад, уступив место легкому и освежающему ветерку, что сейчас заставлял листву шуршать, а также играть с локонами из прически беременной панны, которые опускались к ней на плечи, танцуя под известную им лишь одним мелодию ветра и послеобеденного солнца, готового вот-вот поджечь закат.
- Признаюсь честно, я даже не представляла себе иного варианта, дорогой, - тихо произнесла в ответ Станислава, позволив ее голове опуститься на грудь обнимавшего ее супруга. Она мечтательно прикрыла глаза, представляя себе неизменный и любимый пейзаж любимого и такого родного Лешно, из которого в ранней юности она знала, что придет время уехать… Да, она знала, что как любой другой девушке, собирающейся замуж, она была готова пойти следом за своим суженным. И, наверное, хорошо, что ее суженный решил не отрывать любимую дочь от ее родителей, как и сам полюбил этот край.
- Знаешь, дорогой, если ты когда-нибудь решишь уехать из Лешно – я обязательно поеду, куда только захочешь, правда, лишь бы быть с тобой, - произнесла Станислава, как уже однажды говорила об этом Войцеху. Правда, было это несколько лет тому назад, кажется? Стало быть, нужно об этом напомнить любимому супругу. – Мне просто хотелось, чтобы ты помнил об этом… - добавила Стася, однако закончить собственную мысль ей не позволил ее братец, что поспешил окликнуть сладкую парочку будущих родителей, мило шептавшихся в вишневом саду. И похоже было на то, что Янеку было о чем рассказать сестрице и своему другу?
- Ого, - выдала поначалу лишь Станислава, переваривая известие о том, что скоро ее братцу придется отбыть в столицу, где в стенах одного из университетов он будет получать образование. В прочем, неграмотными детей Лещинских было не назвать, однако … университет никто не посещал до сих пор еще! – Видимо, папу уже совсем достали твои выходки, Ян, - лишь помотала головой Стася, решительно сделав вид, будто она не слышит о том, как Ян тешит знаками своего внимания самых разных панн местной шляхты. – Остается надеяться, что ты не разочаруешь надежд нашего отца и получишь хорошее образование, а позже вернешься к нам образованным и серьезным человеком, - пожала плечами Станислава, искренне веря и надеясь на то, что так оно все и будет.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Brylant potrzebuje odpowiedniej oprawy