Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Каждый имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну


Каждый имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

БАЛЬТАЗАР и АГАТА
06.10.2015 ресторан "Прованс"
оружие бывает не только у гангстера
или история о том, что происходит, когда огнестрел оказывается в плохих руках

https://31.media.tumblr.com/fce87375e61f775704288636c6409a3b/tumblr_noftpa9gfv1rzoshyo1_540.gif

+2

2

"Прованс" гласила вывеска на здании. Это был французский ресторан, где цены на лягушачьи лапки взвинчены до фанатизма. Но, помимо французской кухни, имелось и стандартное американское меню с бифштексом, жареным картофелем, запеченными овощами и другими блюдами. Мне это заведение, по разношёрстности яств напомнило винегрет. Но я ведь сюда не отмечать свой день рождение пришла, а тупо пожрать, так что ничего против неоднозначной атмосферы ресторана с европейским названием, я не имела.
Заняв свободный столик, перво-наперво я глянула на часы, а затем уже начала изучать публику. Понаблюдать за людьми бывает очень забавно, особенно когда некоторые особи тучной комплекции стараются запихать в рот большой кусок говядины, что на утро сделает его (человеческую особь) еще на пару кило больше.
Самые крутые и уютные столики, к сожалению, были заняты, так что я с особой внимательностью рассматривала тех везунчиков, что сидели за ними. Мой взгляд уперся в знакомую фигуру. Мужчина лет недалеко за тридцать изучал меню. Спустя несколько секунд его созерцания я вспомнила, что видела брюнета у себя в ресторане "Маленькая Сицилия". Он приходил туда раза три, может и больше, но когда меня не было, и мы стали узнавать друг друга. Но по имени я его не знала.
Мужчина поднял глаза и мы встретились взглядом. Я улыбнулась. И то ли ему попала в глаз соринка, то ли он подмигнул мне, но я приняла это за приглашение составить компанию.
Поднимаюсь, сдергиваю сумку с ручки стула и в стремительной грации пересекаю зал.
- Ола! Можно? - а вдруг я не правильно поняла его мимику и он меня не ждал? Может и вовсе мигал официантке, чтобы сообщить, что готов сделать заказ.
- Мы в "Маленькой Сицилии" виделись, помнишь? - не заметить испанку в числе персонала итальянского ресторана может только слепой.
- А почему ты не там ужинаешь? Изменяешь? - не жене/невесте/подружке, а ресторану. Хотя кто и олицетворял сейчас оплот неверности, то это я. В свое оправдание скажу, что данное заведение пришлось мне по дороге с работы. Вы спросите почему не поесть дома с мужем и сыном? Вся правда в том, что с Сантино мы немного поцапались и теперь я дулась на него как еж на голую попу. Включила вредность и по пришествии домой гордо заявлю "не надо, я сыта!".
- Нас не представляли. Меня Агата зовут - хотя, может он и слышал как кто-то из персонала называл мое имя. Но там совсем другое, я и к посетителям всегда вежливо на "Вы" обращаюсь, а тут сходу тыкать начала. Надеюсь моя нескромность не испортит ему аппетит?

Внешний вид

+1

3

look

http://s5.favim.com/orig/141119/beautiful-boy-zac-efron-Favim.com-2248195.jpg

Рабочий день выдался несколько скучноватым, потому что проходил в каких-то непонятных утренних совещаниях. Это было еще ничего, ведь на следующей неделе предстояло обсуждать бюджет на последний квартал две тысячи пятнадцатого года, и этого Бальтазара не особо радовало. При нынешнем состоянии экономики в какой-то мере экономил даже Национальный банк, клиенты не особенно были рады новой политике, но в общем и целом обстановка была мирной, ведь люди ко всему привыкают. В любом случае даже самые строгие или же лояльные правила требуют того, чтобы их пересматривали. Однако даже, несмотря на кризис кpедиты люди брали точно также, как и до кризиса, состоятельные клиенты хранили деньги и старались приумножать свои капиталы, а банкиры старались избегать сомнительных операций и сделок с теми компаниями, которые не внушали доверия.
Вот также и Бальтазар, которому сегодня выпало счастье беседовать с представителем одной такой фирмы, не особо горел желанием подписывать договор, который ему предоставили на ознакомление. Во второй половине дня он решил посетить филиал, где когда-то работал сам, а пообедать надумал в близлежащем ресторанчике, чтобы спокойно посидеть и ознакомиться как следует с черновиками тех документов, которые ему необходимо было подписать или же отказаться от сотрудничества. Он выбрал столик, который располагался чуть дальше от любопытных глаз, положил на стол планшет, достал из кейса папку и сделал заказ. Наедаться особо не хотелось, за окном было солнечно и очень тепло, а значит, что можно было обойтись салатом, каким-нибудь блюдом из горячего и обязательно кофе. Конечно же обедать в одиночестве было не очень интересно, но звать кого-то из коллег итальянец не стал и когда прочитал первую страницу договора, слегка зевнул, отложил бумаги в сторону и поблагодарил официанта за принесенную часть заказа. Почитал еще раз меню, заказал десерт и неожиданно встретился взглядом с темноволосой девушкой, которая ему улыбнулась.
Знакомое личико. Где же мы могли видеть раньше? Черт побери, никак не могу вспомнить. Вроде бы для склероза еще рано.
Бальтазар улыбнулся и легко кивнул головой. Этот жест был девушкой расценен абсолютно верно и, буквально через несколько секунд она легко вспорхнула со своего места и подошла к нему, садясь за столик. Вот и прекрасная компания, о которой он задумался. Недаром говорят, что наши мысли материальны.
- Ciao, bella signora, - поздоровался итальянец почему-то чисто машинально на родном языке и даже не заметил этого. Почему бы не пообедать с прекрасной леди, коей он и "обозвал" девушку? Однако же, когда она сказала о ресторане "Маленькая Сицилия", ди Стефано задумался, силясь вспомнить, и вспомнил. - Точно, то-то я подумал, что твое лицо мне так знакомо. Ммм, изменяю почему? Я вообще особой верностью не отличаюсь, - ухмыльнулся он. - да я после работы ехал и вот зашел в первый попавшийся ресторан. Я тут был пару раз, в принципе мне тут нравится, - незнакомка наконец-то представилась, как Агата. Банкир улыбнулся. - Очень приятно, я Бальтазар. Бальтазар ди Стефано, - он слегка перегнулся через стол, дабы поцеловать леди руку, и уселся обратно. - А что же ты изменяешь и кушаешь здесь? Составишь мне компанию и будем изменять вместе.

+1

4

- Я вообще особой верностью не отличаюсь
- Надеюсь, это мы все еще про рестораны говорим? - улыбнулась я. Хотя мне то чего надеяться? Никаких планов, выходящих за рамки "покушать" у меня не было насчет этого мужчины. Единственное, что за представительниц слабого пола, что встретятся на его пути переживаю. Впрочем, а не все ли равно?
- А что же ты изменяешь и кушаешь здесь? Составишь мне компанию и будем изменять вместе.
- Не поверишь, но я тоже еду с работы - пребывая в хорошем расположении духа, поддерживаю беседу я. - Не была здесь ни разу... - говорю, листая меню, так как с заказом я определиться не успела. Но тянуть с этим делом долго не стала, желая, чтобы блюда нам подали одновременно и никому не пришлось ждать с началом трапезы.
Я хотела поинтересоваться у Бальтазара (хм, какое странное имя, наверняка его мать была сатанисткой) где он работает, но как обычно в подобных вопросах промолчала. Ведь тогда, возможно, придется отвечать с какой работы еду я. А в эту часть своей жизни я мало кого посвящаю. Я бы сказала, что из незаинтересованных никто об этом и не знает. Правда, в школе Аарона начинают шушукаться, но то можно считать слухами.
В ожидании заказа мы поговорили немного о погоде и о том зачем власти затеяли ремонт главного шоссе в будний день, когда дороги переполнены.
- О, нямка! - официант принес оба блюда на одном подносе и поставил каждому под нос свое.
- Сейчас будут напитки - в ответ я одобрительно кивнула, вооружаясь вилкой и ножом, чтобы начать ковырять свой "девчачий" Цезарь-салат.

- Будьте прокляты!
- Ого, кто-то в своем супе нашел волос? Или в счет включили слишком большие чаевые? - не отрывая глаз от салата предположила я.
- Слышите?!! Вы ответите за то, что сделали! - кричал мужчина. И теперь мне стало жутко интересно что же такое случилось. Да что там, весь зал глазел на недовольного посетителя. Хотя на посетителя французского ресторана он похож не был: мятая рубашка, часть которой была заправлена в потертые джинсы, а другая болталась хвостом наружу. Волосы, что от крика встали дыбом, красные глаза.
С мужчиной разбиралась девушка-администратор, но было видно, что она нервничает.
- Билли, звони в полицию - повернулась она к официанту, чтобы попросить о помощи и в этот момент мужчин достал из-за спины обрез и без колебаний нажал на курок.
Громкий БАХ заставил публику сначала замереть, а после поднял неимоверную панику. Ведь многие, кто смотрят новости, следят за статистикой убийств в Соединенных Штатах Америки. На прошлой неделе подросток пришел с ружьем в школу и перестрелял весь класс. Месяцем раньше офисный планктон проделал то же самое со своими коллегами. А завтра первую полосу займет инцидент в "Провансе". И это не было похоже на террористическую угрозу, как с ходу определила я, просто человечество сходит с ума ускоренными темпами. Может, что-то добавляют в фаст-фуд?
Но времени на глубокие размышления не было. Я юркнула под стол. Оглянувшись увидела, что почти весь зал спрятался под своими столами, а тех, кто совершал попытку к бегству пытались отстреливать.
Еще один выстрел. Брызнуло кровью. Большой калибр дробовика при попадании оставлял тело в изувеченном и "потрошенном" состоянии.
Боги, я не хочу так закончить! Испуганным взглядом я встретилась с Бальтазаром и только сейчас осознала, что крепко-крепко сжимаю в руке столовый нож. Только чем нож поможет, если он тупой?

+1

5

Бальтазар ненавязчиво разглядывал красивую девушку, сидящую напротив. Не каждая представительница прекрасного пола вот так запросто подсядет к мужчине, которого видела несколько раз в жизни. Хотя не похоже, что она хочет с ним пофлиртовать. Ди Стефано не был таким уж знатоком взаимоотношений между мужчиной и женщиной, но почему-то ему казалось, что у такой девушки обязательно должен был быть мужчина. Собственно, и он сам ни на что не претендовал. Итальянец на какое-то мгновение задумался. В ресторане "Маленькая Сицилия" он бывал несколько раз, и ему очень нравилось качество местной кухни, скорость обслуживания, да и вообще общая атмосфера этого заведения, где люди могут не только вкусно покушать, но и отдохнуть и расслабиться. Здесь же он слышал, бывает живая музыка, которую вполне неплохо было бы послушать. Бальтазар вообще не представлял своей жизни без музыки, а если она еще и профессионально исполняется, так вообще прекрасно. Заказанную ими еду принесли тоже довольно быстро, что было прекрасно, так как банкир был дико голодный, а когда ему хотелось есть, настроение становилось не особо радужным. Однако конечно же на общении с Агатой это никак не отразилось, и ожидание не стало таким уж длительным.
- Да-да, именно о ресторанах и никак иначе, - улыбнулся банкир, слегка откинувшись на резном стуле. Все-таки здорово, что скучать сегодня ему не придется. Особо спрашивать о работе Агаты итальянец не стал, поскольку считал, что если необходимо, она сама обо всем расскажет. Да и не такие уж они друзья, чтобы посвящать друг друга в нюансы собственных профессий. Хотя сегодня ди Стефано порядочно устал, конечно больше морально, нежели физически, но внешне старался этого не показывать. Потому что если бы он изначально сидел с недовольным выражением лица, то Агата явно бы не подсела к нему. Или так получилось, что он ей глазки состроил автоматически, и это в очередной раз сработало. - Поверю, почему же нет? Я вот лично очень рад, что сегодняшний рабочий день наконец-то подошел к концу, потому что прошел он в бесконечных совещаниях, на которых мозговая деятельность была слишком уж бурной, - в этот момент перед ним положили заказанное мясо и для Агаты салат. Какой же мужчина не любит мясо? Бальтазар пожелал девушке приятного аппетита, вооружившись ножом и вилкой, и принялся с аппетитом поглощать свой обед и, по совместительству, и ужин. Дома в гордом одиночестве (не считая кота) поесть он еще успеет, а посидеть и мило пообщаться не каждый день удается.
Трапеза продолжалась, и Бальтазар с Агатой продолжали беседовать, как вдруг совсем неподалеку от них послышалось явное такое проклятие в свой адрес. Девушка же сообщила про возможно найденный волос, и Бальтазар как-то машинально посмотрел в свою тарелку чуть более внимательно, чем до этого. Ничего лишнего не нашел, с облегчением выдохнул и только хотел было продолжить есть, как скандал стал разгораться с удвоенной силой. Мужчина совершенно нелепого вида стал орать, чуть ли не брызгая слюной, и внутри Бальтазара зародилось какое-то неприятное предчувствие. Захотелось немедленно покинуть ресторан, но тут... внезапно прогремел выстрел, после которого половина посетителей полезла под стол. Агата не стала исключением, итальянец же что-то рыкнул матерное на итальянском и забрался под стол вслед за ней. Девушка сжимала нож, ди Стефано же мягко дотронулся до ее руки, отводя нож, и покачал головой. - Агата, против лома нет приема, окромя другого лома. У этого психа обрез. Поужинали, черт побери... Сиди тихонько, не привлекая к себе внимание, - но тут прозвучал другой выстрел, и очередная жертва тяжело упала на пол. Женщины визжали, Бальтазар вздрогнул, понимая, что обстановка более, чем раскаленная.

+1

6

Мне было чертовски страшно сидеть вот так под столом. Я ни раз видела фильмы, где убийца рыщет свою жертву, что спряталась под кроватью/столом/в шкафу. И в этот момент с экрана передается колоссальное напряжение (ну, ежели режиссер умеет снимать фильмы такого плана). Короче, это все туфта по сравнению с тем, что я испытывала сейчас: казалось, пломбы выскочат из моих зубов под таким давлением они были сжаты. Я старалась держать крик, дабы не привлекать к себе внимания как та девушка.
Бах. Нет девушки. Убийца что-то проревел.
- Сиди тихонько, не привлекая к себе внимание - я кивнула, принимая установку.
Но сколько нам сидеть здесь? Пока всех не перебьют? Или пока не подъедет полиция?
Позади меня послышалось мельтешение - кто-то пытался сбежать. Снова выстрел. Кажется, одному посетителю удалось вырваться на свободу. Везунчик. В пору покупать лотерейный билет. Я же затаила дыхание. Самый верный способ это дождаться когда у бывшего посетителя ресторана закончатся патроны. Это, как я успела понять, восьми зарядный дробовик. Сколько прозвучало выстрелов?
- Сколько раз он стрелял? - спрашиваю шепотом у Бальтазара, придвинувшись ближе к нему. Сама тоже пытаюсь сосчитать, но мне очень трудно ухватиться за мысли. Одна перебивает другую, в голове взбесившийся рой пчел, которые жалят и не дают сосредоточится.
Вроде как выстрелов было четыре? Значит, есть вероятность еще четырех смертей.
- Ах ты, ублюдок - заслышался посторонний мужской голос. Поднялась возня. Я отодвинула край скатерти, выглядывая из укрытия в зал. Один из посетителей пытался отобрать оружие у нападавшего. К нему на помощь пришел и бармен, перескочив через стойку.
- Надо или помочь или бежать - и здесь не работает правильно, что двое на одного это не честно.
Я выбираюсь из-под стола, оценивая ситуацию. Чтобы добежать до выхода надо пройти мимо дерущихся. Но раскачивающийся во все стороны дробовик заставлял инстинкт самосохранения откинуть идею к забегу.
Когда и ди Стефано выбрался, встав на ноги, произошел выстрел. Бармену размозжило башку. Содержимое его черепа хлынуло в разные стороны, запачкав белоснежные скатерти опустевших столов и оставив несколько пятен крови на наших с Бальтазаром одеждах.
- Дерьмо - и нет, я не за испачканную майку переживала, а за еще один труп и за то, что мы теперь вроде как мишени. Единственный, кто нас загораживал, был посетитель, но он проиграл в схватке, ошарашенный и оглушенный выстрелом.
- Бежим - неизвестно в какую сторону сумасшедший спустит курок, но нас с итальянцем тупо могло задеть. Я метнулась в сторону кухни, зная, что там должен быть черный выход, через ту же дверь повара продукты принимают. Дверей оказалось больше, чем я ожидала. Какие-то вели в уборную для персонала, кабинет, подсобку и прочее. Было ли у нас время разбираться и дергать за ручки?
Снова бах. Послышались шаги. Звук шагов нарастал.

+1

7

Мадонна, да почему же все неприятности, которые есть на белом свете, сыпятся на меня, как из ящика Пандоры? Неужели нет другой жертвы или же только мне так везет? Я, конечно, понимаю, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих, но сейчас я беспокоюсь не только за собственную шкуру, но и за шкурку прелестной дамы, а это несколько осложняет дело. Геройствовать зря я не собираюсь, я не какой-нибудь Рэмбо. Но, черт побери, у дебила же не розочка из бутылки, а дробовик.
Снова выстрел. Бальтазар вздрогнул так, что слегка долбанулся макушкой о столешницу, скрипнул зубами и стал оглядываться, ища пути к отступлению. путей оказалось не так много. Бежать до выхода слишком далеко. Более того, они будут такими же легкими мишенями, как утки в компьютерной игре про охотника и собаки, ржущей над ним всякий раз, как он промахивается. Есть запасной выход, но в этом ресторане даже нет колонн или углов, чтобы за ними можно было спрятаться. А еще есть кухня, из-за дверей которой то и дело появлялись недавно официанты, разносящие заказы и забирающие грязную посуду. Вот лучше туда, наверное, и будет бежать. Соображал он несколько хаотично, но время было явно не на их стороне, поэтому медлить никак нельзя.
- По-моему, четыре раза, - таким же шепотом ответил итальянец, прикидывая, как же можно добраться до спасительной двери, не привлекая к себе внимание. Да как же иначе: все попрятались, как зайцы, сидят и трясутся, а посередине ресторана валяются изуродованные трупы. На съемки фильма-триллера это никак не похоже. Но порой складывалось ощущение, что это всего лишь страшный сон. - Если честно, я не считал, - ди Стефано кивнул в сторону кухни, Агата поняла его, и теперь следовало выбрать удобный момент и драпануть по-быстрому. За сколько там стометровку бегают? За шесть секунд? Медленно - надо за две...
Так, надо будет обогнуть те два стола. Боже, только бы на пути никто не попался. И этот маньячина не посчитал нужным перестрелять все движущие цели.
- Кто пустил в ресторан психа с обрезом? Надо же хоть малейший фейс-контроль устраивать, как в ночных клубах, - прошипел ди Стефано, закрывая собой Агату и стараясь принять позу, при которой можно удачно выползти, чтобы это заняло не так много времени, распрямиться и рвануть к дверям кухни. - Он явно обдолбанный, смотри, как у него глаза бегают!
В это время полумного стрелка решили остановить, и двое героев ринулись на него. Завязалась потасовка, и в это время Агата выбралась из-под стола первой, за ней Бальтазар, оба быстро рванули к дверям кухни. А вдруг у мужика дополнительные патроны? Интересно, кто-нибудь нажал тревожную кнопку? И где, черт побери, полиция, когда она так нужна? Тут вроде бы неподалеку есть полицейский участок, так почему так долго никого нет? Или же время от страха тянется медленнее, чем обычно? За спиной слышались еще выстрелы, видимо, тем героям не повезло, и одному из них разнесло голову, отчего брызги крови несколько заляпали пиджак банкира.
- Етит твою мать... Агата, быстрее! - наконец-то дверь, за ней еще и еще, и вот наконец-то две случайные жертвы заперлись в какой-то подсобке, тяжело дыша и несколько ошарашенно смотря друг на друга. За дверью слышались шаги, Бальтазар сглотнул, приложил палец к губам, призывая девушку молчать. Может быть это и вовсе не стрелок, а кто-то из персонала? Но им не могло настолько уж везти...

+1

8

Дернув ручку первой попавшейся двери, мы оказались в подсобке. Не самое удачное место, чтобы спрятаться от безумца с ружьем, ведь мы оказались загнаны в угол. Если он откроет дверь...
Здесь темно, но сквозь щели пробивается свет. Я оглядываюсь, пытаясь определить есть тут куда еще запрятаться или нет. Кажется, что нет. С нами соседствуют швабры, ведра, другие принадлежности уборщицы.
Я закусываю губу и смотрю на Бальтазара. Смотрю и думаю, что будет если нас найдут? Тот наркоман первым выстрелим в меня или в итальянца? И знаете что, я ловлю себя на мысли, что если здесь и будут стрелять, то пусть первая пуля будет не в мою сторону. Это очень эгоистично, верно? Хотя винить меня не за что и, полагаю, что каждый, оказавшийся в такой ситуации размышлял бы так же. Наверное, и у самого ди Стефано проскальзывают такие мыслишки: хоть бы не я.
Шаги приближались. Эх, наверное в зале сейчас все посетителями прикинулись крысами и, словив момент, выбежали из злополучного ресторана. Как жаль, что мы не из их числа.
Грозный и тяжелый топот шагов заставил меня вжаться в стенку. Палка от швабры неудобно и больно впилась мне в ребро, но ничего, это терпимо, главное продолжать вжиматься в стену, авось получится пройти сквозь нее. Я сконцентрировалась. Но увы и ах, дар проходить сквозь предметы так и не появлялся.
На кухне, кстати говоря, оставались повара и официанты, которые не успели сделать ноги. За них-то и взялся маньяк с дробовиком.
Выстрел. Я вздрогнула, задев ногой ведро. Но за новой волной поднявшегося шума шорох в кладовке не был расслышан. Слава богам, мужчина нашел себе другую цель, то ли забыв про нас, то ли отложив на "десерт".
- Как думаешь, он найдет нас здесь? - я придвинулась к Бальтазару так близко, насколько могла, шепча ему на ухо. - Может...? - мне страшно предложить бежать от сюда, так как это может закончится неприятным исходом. В прошлый раз, выныривая из-под стола нам чудом удалось не словить свинец. Второй раз трюк такой может не пройти.
Я медленно, перекатываясь с пятки на носок подхожу к двери, чтобы попытаться понять что происходит и как близко находится убийца.
Где-то на кухне билась посуда, гремели кастрюли и сковородки. Люди кричали. Мужчина с ружье тоже что-то выкрикивал. Кажется, какую-то фразу из "Терминатора".
Еще выстрел.
- Патроны должны были кончится - оборачиваюсь, чтобы сказать это товарищу по заточению. - Это наш шанс - шанс наконец убраться от сюда и больше никогда не приходить. Нда, неуравновешенный тип испортил всю карму французскому ресторану. В ближайшие пол года заведению не суждено будет вернуть былую репутацию. Может, они вовсе закроются, ведь, как я могу слышать по крикам, число персонала сократилось...

+1

9

Бальтазар сглотнул ком, подступивший к горлу. Положение у них обоих было далеко не из лучших. Неужели белая полоса в жизни так быстро закончилась, практически даже не успев начаться, и за ней метнулась черная, сразу же перекрывая собой все и не давая ни малейшей надежды на то, что все плохое все-таки когда-то заканчивается. Конечно можно было отсидеться здесь, подобно мышкам, загнанным в угол своей норы, находящимся в ожидании, когда же голодному коту, который находится снаружи, надоест их караулить. Итальянец нащупал во внутреннем кармане замызганного кровью пиджака свой мобильный телефон. ну конечно же по всемирному закону подлости связь не ловила, а как же иначе-то? Зато предусмотрительно отключил звук. Кто знает, может быть у психопата, который сейчас палил на кухне, идеальный слух, и он в силах расслышать мелодию, доносящуюся из подсобки. Ди Стефано на мгновение задумался. Ладно, если приедет полиция на задержание особо опасного преступника, а если вслед за ней нагрянут журналисты? И где-то в сводках новостей может промелькнуть его несколько охреневшее лицо. если они, конечно, останутся живы. медийная мордашка, черт побери... Вот только такой славы и такого пиара ему не хватало. Бальтазар тихо вздохнул.
- Здесь так душно, что дышать абсолютно нечем, - итальянец несколько ослабил узел галстука и повел головой. Конечно подсобка не была предназначена для людей, которые пытаются прикинуться ветошью и не отсвечивать в поле зрения и досягаемости преступника. На кухне слышались крики и выстрелы, от шума которых впору было получать каждый раз по микроинфаркту. А что - такая неприятность может настигнуть любого человека и абсолютно в любом возрасте, будь к тому предрасположенность. По крайней мере так говорят врачи. - зато...если мы выживем, будет что внукам рассказать. И если я буду страдать склерозом на старости лет, то обязательно найду тебя, дабы ты мне помогла вспомнить, что к чему, - и у него в такой ситуации еще оставались силы шутить. Хотя может быть это такая своеобразная защитная реакция, кто знает.
Агата явно намекала на то, что неплохо бы выбраться из их временного заточения и постараться как можно более тише пробраться по коридору к спасительному выходу. Времени на раздумья оставалось очень мало. А может быть снаружи уже дежурит полиция, которая получит еще несколько трупов на кухне. У кого-то сегодня по гороскопу крайней неудачный день. И да, Бальтазар причислял себя к их числу, хоть в гороскопы не верил ни на йоту. но вот что и вправду дальше делать?
- Понимаешь, если мы рванем отсюда, то если у этого дебила не закончились патроны, мы можем стать довольно легкими мишенями, ведь здесь даже скрыться некуда. А получить пулю в спину как-то не улыбается, - шепотом говорил итальянец, выглядывая через маленькое окошечко в сторону коридора, где в непосредственной близости находилась кухня, из которой все еще слышались крики. - А с другой стороны сидеть здесь до скончания века не получится. Пока там орут и стреляют, давай рискнем повторно, как считаешь? Может и правда у него закончились патроны. Хотя у меня уже нет такой надежды...

+1

10

Сердце колотится так, что мне все труднее дышать. Кажется, что глухой стук о ребра слышно даже за дверью. Если выживу (а я буду очень стараться), то сегодня найду на своей голове пару седых волос. Это действительно страшно, когда сталкиваешься с тем, с кем невозможно договориться, кого нереально контролировать и в чем-либо убедить. Это как стихия.
Я не чувствую себя в безопасности в этой каморке. Хотя, чего уж там, в этом ресторане за последние десять минут вообще сложно почувствовать себя защищено. Разве что тот мужик с ружьем считает себя богом.
Интуиция нашептывает, что надо менять локацию. Надо драпать во всю прыть как можно дальше от сюда. Правда сказать, шестое чувство у меня брахлит. Я скорее из тех людей, что при выборе решения руководствуются логикой и жизненным опытом, а не женской интуицией. Ладно, мой жизненный опыт насчитал, что патроны должны кончиться.
И, несмотря на то, что я сама предложила открыть дверь и бежать, последнее слово оставила за Бальтазаром. В случае моей смерти, прошу винить только его.
- зато...если мы выживем, будет что внукам рассказать. И если я буду страдать склерозом на старости лет, то обязательно найду тебя, дабы ты мне помогла вспомнить, что к чему - шутка удалась. Я, закрыв рот руками, хмыкнула.
- Надеюсь дожить до этого.
Пока там орут и стреляют, давай рискнем повторно, как считаешь? Может и правда у него закончились патроны. Хотя у меня уже нет такой надежды... - в суматохе особо не было времени разглядывать модель дробовика, которым орудовал стрелок, но пару раз мельком взглянув, мне казалось, что я провела правильную аналогию с Benelli M4. Итальянское оружие на 6 патронов.
- А как же надежда умирает последней? - вообще разговоры про умираю в данном случае лучше не начинать. Я неловко улыбнулась, взялась за ручку двери и повернула ее.
Мы вышли в коридор, что вел в кухню. И сразу в глаза мне бросились ноги. Они лежали на полу, словно у ненужной куклы и торчали из-за угла. Головы видно не было, но полагаю, что там зияла дыра.
- Ах! - я едва сдержала визг, закрыв рот руками, когда ноги, что я мысленно приписала трупу, шевельнулись.
- Помогитееее - застонал протяжно мужской голос.
Не обнаружив по близости стрелка, я шагнула за угол. Мужчина был ранен выстрелом в грудь и он потерял много крови.
- Помо... - не смог он закончить слово, так как из его рта хлынула темная кровь.
- Дай полотенце - на кухне, к слову, их было предостаточно. - Мы не можем бросить его умирать - или он уже ходячий труп?
Схватив ткань, я зажала ею рану и сверху водрузила руки пострадавшего.
- Где он? - спрашиваю у незнакомца. И ответом стало появление стрелка за спиной Бальтазара.
Он стоял и смотрел безумными глазами на нас троих. Этот взгляд пугал. В его зрачках не было ничего человеческого. Без сомнения, чел был под кайфом.
Преступник направляет в нашу сторону ружье. Эй, оно ведь не заряжено?
- Стоять. Полиция. Опусти оружие. Медленно - из двери, ведущей в зал, появились люди в бронежилетах. - Медленно опусти ружье - повторил мужчина спокойным голосом.
И, знаете, стрелок его послушался: начал опускать руки, убирать дуло от нас. Но затем резко развернул ствол, приставил его к своего подбородку и без промедления нажал на курок.
Бах. Последних патрон.
Он снес себе пол башки. Прямо как Курт Кобейн, только тот стрелялся на заднем саду в плетеном кресле. А этот зашел дальше. Чертовый Курт Кобейн.

+1

11

Наверняка Бальтазар с Агатой своим дыханием поглощали кислород слишком уж быстро, чем следовало, а в каморке даже не было вытяжки или малюсенького окна на улицу, чтобы можно было попробовать его открыть и глотнуть немного свежего воздуха. Итальянец чувствовал, как по его виску скатилась маленькая капля пота. От нервов и переживаний ли, от недостатка кислорода, но выбраться наружу захотелось еще больше. Да, все-таки следует покидать их убежище, которое в какой-то мере казалось надежным, потому как преступник до сих пор не нашел тех, кто так быстро скрылся сиз зала и кто не успел схлопотать пулю от человека, явно лишившегося рассудка. А ведь по городу так припадочных маньяков ходит столько, что пруд пруди. Они притворяются нормальными, каким-то чудесным образом приобретают оружие, а потом начинают отстреливать всех, по их мнению неугодных личностей. Но вот только как они определяю то, кто угоден им, а кто нет, наверняка определяют только лишь эти самые маньяки. Итальянец шумно выдохнул и проскользнул в приоткрытую дверь вслед за Агатой. В коридоре стояла какая-то давящая тишина, которая банкиру очень не нравилась.
- Надежда-то может быть и умирает последней, вот только про смерть сейчас как-то думать не хочется. Но от своих слов я не отказываюсь, - ди Стефано улыбнулся как-то через силу, веселье было не к месту, но обстановку разрядить было просто жизненно необходимо. И вроде бы у него это даже немного получилось, потому что видеть ответную улыбку красивой девушки для него было очень важно.
Словно мы на открытом пространстве прогуливаемся и и о чем негативно не подозреваем. А за деревьями, в засаде, следят за ним глаза охотника. И мы даже не представляем о том, что являемся жертвами. Остается надеяться, что тот стрелок не особенно запомнил наши лица, а по спинам не определит. Хотя...мне кажется, что ему абсолютно безразлично, в кого палить без раздумий. Кошмар.
Медленно продвигаясь по коридору и прислушиваясь к каждому звуку, Бальтазар чуть было не споткнулся о чьи-то ноги, торчащие из-за угла. Чертыхнулся, высунулся за угол и увидел раненого мужчину. Тот схлопотал пулю в грудь, но вроде бы не в левую ее сторону. Если бы она попала в сердце, то перед ними явно лежал бы труп. Но кровищи было повсюду очень много, банкир послушался Агату, быстренько сорвал с веревки полотенце, которое даже вроде бы было чистым, и протянул его девушке, дабы та хоть как-то смогла зажать им рану несчастного повара. Если выживет, то явно сменит свое рабочее место дислокации. Пусть лучше выживет, ведь он ни в чем не виноват.
- Где он? - вопросила Агата, а потом уставилась куда-то за спину Бальтазару. Тот сглотнул и почувствовал на себе чей-то тяжелый взгляд. Как? Как этот маньяк появился здесь столь бесшумно? Итальянец медленно, будто бы робот повернулся, встречаясь глазами с безумным стрелком, сделал шаг назад, потом второй, закрывая собой Агату и раненого мужчину, который тяжело и часто дышал, и явно осознавал то, что сейчас к нему присоединятся еще двое, которые столь неудачно подвернулись убийце. Казалось, что сердце банкира пропустило несколько ударов, он не знал, что делать и как действовать, поэтому машинально закрывал собой девушку, защищая. Хотя какая там защита, о чем вы? Безоружный против психа с дробовиком. Давид и Голиаф, вот только метнуть в него было нечем. Но тут на их счастье в здании появились сотрудники полиции, направившие свои пистолеты на стрелка. А тот...внезапно убирает дуло ружья от трех людей, направляет себе в гордо и стреляет. Последний патрон он явно приберег для себя. И полголовы как не бывало. Бальтазар застыл, смотря на это жуткое зрелище, которое покруче, чем в боевиках. Потом все-таки разморозился, повернулся и метнулся к Агате и раненому. Кажется, что им сегодня очень крупно повезло...

+1

12

Прозвучал выстрел. Последний выстрел. Я зажмурилась и втянула шею в плечи. В ушах от шума зазвенело, но я быстро, как мне казалось, пришла в норму. Когда я открыла глаза, то вокруг меня начали суетиться люди из СВАТ. Их рации жужжали, сообщая, что преступник нейтрализован. Ага, нейтрализован. Я бы назвала это самоуничтожился.
Мне вдруг вспомнилась "Стая". Нет, в ней не было смертников, и мне Билл никогда не предлагал надеть жилет с бомбой и отправится в людное место. Но я знала такие людей. Тех, кто готов умирать за идею. Тех, кому хорошо промывали мозги, изображая смерть как высшее благо. И эти завербованные бедняги стремились умирать за идею. Я и сама была под воздействием красивых речей Кэррадайна. Я жалею то, что делала.
Под каким влиянием находился этот полумный, что распластался на полу кухни? Наверное, под каким-нибудь наркотиком - об этом говорили его бешеные глаза. Но экспертиза, которую проведут и о которой будут сообщать по всем телеканалам, скажет точнее.
А сейчас надо уходить.
Подлетели врачи, которые принялись оказывать помощь пострадавшему повару. Нас с Бальтазаром вывели из ресторана на улицу, где за ограждением из желтой ленты столпилась куча зевак и репортеров.
Вот черт. Не хочу светиться перед камерами, но они все были направлены в нашу сторону.
Я опустила голову, чтобы мое лицо не было видно за волосами. Еще постаралась спрятаться за спину ди Стефано. Но тот тоже шкерился от камер.
- Вам нужна помощь? Вы ранены?
Вас надо осмотреть.
Пройдемте с нами

Раздавались голоса медицинских работников и органов полиции, которым нужны были показания.
Вокруг началась суета, которую полиция хоть и пыталась предотвратить, отгоняя журналистов и любопытствующих зрителей, но не столь удачно. И меня это начало добивать. Находиться под таким вниманием я не привыкла. Я не хочу. Я боюсь.
- Мы ведем репортаж с места события, где...
- ... Он взял ружье и пришел в ресторан...
- ... По предварительным данным погибло 12 человек...
- ... За моей спиной выводят выживших...
Вещали перед камерами репортеры в чистых блузах и рубашках, не заляпанных чужой кровью.
- Ты можешь меня подвести? Хотя бы пару кварталов. Подальше от всего этого - говорю на ухо Бальтазару. Что-то мне кажется, что мои дрожащие руки держать руль не смогут. А Бальтазар показал себя в этой ситуации более чем герой. Я видела как он закрыл меня и раненного повара от стрелка. Не знаю было ли это намеренно с его стороны или на уровне инстинкта. Какой инстинкт сильнее чем чувство самосохранения?
Это было странно со стороны итальянца, но за это я должна была быть благодарна.
Мы сели в автомобиль мужчины, сказав мед персоналу, что в помощи не нуждаемся.
- Спасибо. Бесплатный ужин в "Маленькой Сицилии" тебе гарантирован - я усмехнулась и подумала, что вряд ли Бальтазар в ближайшее время захочет посещать рестораны. Я вот еще больше пропиталась нелюбовью к этому типу заведений.

+1

13

Никто не знал, что впереди его ждет нечто гораздо более страшное, нежели теперешняя ситуация с умалишенным стрелком. Впереди ждало землетрясение, в котором безбашенный итальянец чуть не поплатится собственной жизнью. Но в очередной раз его ангел-хранитель улыбнется ему и укроет своим белоснежным крылом, закрывая от всевидящих глазниц смерти. Это все очень страшно, но такова жизнь и, если бы ты знал, где именно упадешь, подстелил бы соломинку, как говорят. хотя в случае Бальтазара ди Стефано стелить надо было не соломинку, а целый меховой настил. Этот человек не привык жить спокойно, он не мог усидеть на одном месте, вечно ища для себя какие-то приключения и умудряясь находить практически везде и всюду. Вон, даже в ресторане спокойно поужинать не смог вместе с прекрасной дамой - пришлось спасать свою шкуру от стрелка, которому явно промыли мозги. Потому что не может, никак не может человек в здравом уме и твердой памяти прийти в людное место и начать палить без разбора по окружающим. Сегодня многие потеряли тех, кого любят, и итальянец искренне надеялся, что тот парень, возле которого суетились врачи, все-таки выживет. Он ведь ни в чем не виноват, как и все умершие не своей смертью.
Ди Стефано осмотрел себя. М-да, внешний вид оставляет желать лучшего. Хорошо, что он не сообразил прихватить с собой кейс в ресторан, тот находился в машине. А ведь у банкира была привычка прийти куда-нибудь покушать, извлечь из кейса планшет или нет-бук и сейфирить интернет. Теперь он десять раз подумает насчет подобного времяпрепровождения. Лучше заказывать еду на дом, это безопаснее всего. Наверное. И вообще в настоящее время жить страшно, опасность подстерегает на каждом шагу. Сейчас очень хотелось домой, чтобы смыть с себя чужую кровь, чтобы просто прийти в себя и осознать, что ты все еще жив. Бальтазар не так часто в своей жизни сталкивался со смертью, чтобы сказать, что день сегодняшний на него не произвел должного впечатления. Возможно, он все еще находился в состоянии некоего шока и еще не совсем понимал, что происходит. Но все-таки пришел в себя почти сразу, как их с Агатой вывели на улицу. Вокруг уже суетились врачи и, самое мерзкое, журналисты. Вот эту братию в общем и целом ди Стефано не любил.
Слетелись, словно стервятники. Вон, даже людей, которые сейчас находятся в машинах скорой помощи и то умудряются допрашивать не хуже полиции. Как же им не стыдно? В такие моменты хочется, чтобы кто-нибудь из них оказался на месте эти самых людей и прочувствовали все, что чувствовали они, боялись также, как они.
Агата пряталась за его спиной, ди Стефано же просто закрывал лицо, стремясь побыстрее уйти и сныкаться от вездесущих репортеров, которые наперебой чирикали о том, что случилось в ресторане. Один из них даже попытался ткнуть диктофоном чуть ли не в лицо Бальтазару, желая получить его комментарии.
- Вы ранены? Что вы видели? Он в вас стрелял? А ваша дама?
- Без комментариев. Оставьте нас в покое! Да, кровь моя, и я вот-вот откину копыта, неужели непонятно? Дайте спокойно лечь и помереть в сторонке!- зло рявкнул итальянец так, что парень отскочил от него, как от чумного. Он взял Агату за руку уводя подальше от шумного места, благо его машина была припаркована неподалеку. - С тобой все в порядке? Боюсь, я пока буду заказывать еду на работу, - ухмыльнулся итальянец, включая зажигание. машина тронулась с места, итальянец направил автомобиль по тому адресу, куда просила Агата, увозя обоих подальше от страшного места.
http://vignette2.wikia.nocookie.net/terraria/images/f/f0/The_End!.png/revision/latest?cb=20140202154059&path-prefix=ru

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Каждый имеющий в доме ружье, приравнивается к Курту Кобейну