Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
иногда ты думаешь, как было бы чудесно, если бы ты проживала не свою жизнь, а чью-то другую...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » would you sail away with me?


would you sail away with me?

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Фредерик Монтгомери, Одри Диксон (в порядке очередности).
Место: Бостон, штат Массачусетс.
Погодные условия: +12-14 градусов, мелкий дождь.
О флештайме: Фред берется за заказ, предполагающий работу на другом конце страны, и это сдвигает свадьбу предполагаемой свадьбы, позволяя им с Одри решить все, свалившиеся на их голову недоразумения и проблемы.

+1

2

Фред не был в Бостоне больше десяти лет, его последний визит в этот город был посвящен поездке в Гарвард, когда он выбирал место, где бы хотел учиться. Родители тогда и знать не хотели ни о чем, кроме Йеля, где в итоге Фредерик и оказался, но сам он если бы и выбрал университет на восточном побережье, то это скорее был бы Гарвард, а не Йельский университет.
Студенческие годы остались в далеком прошлом, и на этот раз в Бостон его привела работа. Крупный заказ, строительство на оставшемся пустынном участке Массачусетсского залива целого коттеджного поселка. Фред отказывался от него на протяжении полугода, сначала было достаточно работы и в Калифорнии, а потом из-за грядущей помолвки заказ пришлось отложить на неопределенный срок. В глубине души Монтгомери знал, что такой удачный проект не останется без архитектора, пускай подрядчиком и был его давний друг, поэтому был приятно удивлен, когда через три дня после его помолвки с Имельдой ему вновь позвонили и предложили принять участие в этой работе.
Отъезд затянулся на целых два месяца, поскольку надо было завершить работу на западном побережье, ту, что нельзя было передать никому из компаньонов, и эти два месяца дались ему мучительно.
Имельда была разочарована тем, что свадьбу придется перенести на неопределенный срок. Раньше Фред удивился бы тому, почему его невеста не будет готовиться к свадьбе без него, ведь все равно все решения о выборе интерьеров для фотосъемки, места для торжества и даже отеля для свадебного путешествия принимала бы только одна она. При нынешних обстоятельствах эта отсрочка его только радовала, потому что поговорить с девушкой до сих пор так и не удалось. Саммерфилд не долго грустила и решила, что у нее выдался потрясающий шанс устроить себе предсвадебные каникулы в Европе, поэтому уже через неделю после помолвки девушка прогуливалась по Елисейским полям в компании подруг и одной из сестер Фреда. Мужчина одновременно и хотел поскорее покончить со всем этим, и в то же время переживал, представляя предстоящий разговор. С этой точки зрения отъезд его невесты был как нельзя кстати.
Встречаться с Одри в Сакраменто не получалось, никто не хотел давать повод для сплетен и разговоров до тех пор, пока не состоится разговор с Имельдой, и их отношения ни для кого не должны были выглядеть ближе, чем просто дружеские. И это мучило Фреда куда больше, чем недомолвки в отношении Саммерфилд, ведь тогда, летней ночью после помолвки он был уверен, что теперь все встанет на свои места, но проблема, стоящая перед ними оказалась куда сложнее, чем он предполагал.
Тем не менее, сейчас он и думать не хотел об Имельде, потому что к нему летела Одри. Встречи в Сакраменто были редкими и скупыми на чувства, но здесь, на другом конце континента, они могли себе позволить то, что было невозможно дома. Девушка вылетела на следующий день после его отъезда, чтобы окончательно "замести следы", и чтобы не попасться вместе на глаза никому из общих знакомых, и теперь Фред ехал в аэропорт, чтобы ее встретить.
Весь день, проведенный Фредериком в Бостоне, шел дождь, больше похожий на какую-то туманную морось, висящую в воздухе. После сухого и жаркого даже осенью Сакраменто такая погода казалась непривычно холодной и дикой. Таксист плелся по забитым улицам с гудящими клаксонами водителями, которые совершенно не стремились уступать другу другу дорогу. Мужчина с яркой восточной внешностью явно чувствовал себя в этих пробках как рыба в воде, ухитрялся проскальзывать между машинами, сворачивал в какие-то подворотни и при этом умудрялся поддерживать разговор со своим пассажиром. Фредерик и сам водил машину уже без малого двадцать лет, но со свойственной ему педантичностью, так что о таком безумном вождении даже речи никогда не было. Ему было не вполне комфортно даже на заднем сидении, но он старательно беседовал с водителем, поражаясь тому, как тот еще ни во что не врезался.
С такой ездой не было ничего удивительного в том, что Фред не только успел вовремя, миновав все пробки, но у него еще и оставалось около получаса до приземления самолета с Одри на борту. Правы те, кто говорят, что время перед встречей двух влюбленных тянется невероятно медленно, Монтгомери то и дело бросал взгляд на часы и на табло, где самолет из Сакраменто все еще не был отмечен как приземлившийся. Он успел осушить три стакана с паршивым эспрессо из автомата, наблюдая в окно за тем, как постепенно рассасываются пробки из города в пригород, люди, спешащие домой, явно стремились покинуть центр города в то же время, что и он, потому что дороги освобождались прямо на глазах. В окно в зале прилетов не было видно взлетных полос, поэтому приходилось довольствоваться видом на парковку, где толпились таксисты, явно собратья по духу того, который вез его сюда, судя по тому, как визжали тормоза и какие виражи закладывали водители, чтобы пробиться ближе ко входу. Такому мог позавидовать любой летчик-испытатель.
Наконец-то на табло обновилась надпись, и высветился рейс Одри как прибывший. Фред буквально бросился к выходу, откуда только спустя десять-пятнадцать минут стали выходить пассажиры, и это ожидание было еще томительнее, чем прошлое. В каждом, выходящем мужчина пытался углядеть черты Одри, но стоило ей только мелькнуть в дверях, как он сразу же ее узнал.
- Одри! - Он тут же бросился к выходу, подхватывая ее сумку, и обнял девушку, прижав ее к себе свободной рукой. - Привет.

+2

3

Последние два месяца Одри жила, словно в раю. Нет, это не тот рай, в который мечтали попасть многие верующие, совсем нет, это был ее личный, маленький, уютный, ламповый рай, в котором она оказалась благодаря Фреду. И пусть эти отношения развивались тайком от всех, пусть Одри то и дело мысленно корила себя за то, что разрушает жизнь своей лучшей подруги, и чувствовала себя предательницей, все же стоило ей только услышать в телефонной трубке любимый голос, как все сомнения тут же рассеивались. Она не меньше Имельды заслуживает права быть счастливой, и, в конце концов, Фред сделал свой выбор – там, на набережной, сразу после помолвки, когда сказал, что ему нужна она, Одри. И окрыленная его признанием Одри, которая успела исстрадаться, узнав о том, что у Фреда есть невеста, теперь уже и забыла, каково это – переживать, плакать и представлять себе то будущее, которого могло бы быть и которому уже не суждено случиться. Теперь она словно сияла изнутри, освещая все вокруг каким-то удивительным, внутренним, мягким светом, у нее было прекрасное настроение, которым девушка щедро делилась с окружающими, она часто улыбалась, снова вернув себе привычную жизнерадостность, а еще к ней вернулось вдохновение, и с некоторых пор Одри очень много уделяла внимания творчеству. Собственно, создание все новых и новых эскизов было не просто следствием невероятного воодушевления, но прекрасным способом скоротать время до очередного тайного свидания с Фредом. И единственное, что Одри все-таки беспокоило – это предстоящий разговор с Имельдой, ведь они так и не решили, как это лучше сделать, к тому же свадьбу пришлось отложить из-за занятости Фреда, и невеста, повозмущавшись, вообще укатила в Париж. С одной стороны, это было и неплохо, так как давало некоторую передышку, а с другой стороны, откладывать объяснения тоже было не совсем правильно, ведь предстоящая свадьба висела над ними словно Дамоклов меч. Но Одри не умела долго концентрироваться на плохом, а теперь, когда была влюблена и знала, что ее чувства взаимны, и вовсе не хотела думать о всяких неприятных вещах, надеясь на то, что вместе с Фредом они как-нибудь обязательно справятся со всем, что ждет их в будущем.
Новость о том, что Фреду нужно уехать в Бостон, невероятно расстроила Одри, однако печалилась она совсем недолго, ведь сразу за этим мужчина предложил ей отправиться вместе с ним. Зеленые глаза Одри тут же засверкали от восторга, и она, разумеется, согласилась – это была прекрасная возможность побыть вдвоем, не опасаясь, что их кто-то может увидеть. Она с нетерпением считала дни, оставшиеся до отъезда, и даже заранее собрала вещи, попутно взяв отпуск в своей фирме и рассказав всем общим с Имельдой знакомым о том, что едет отдыхать во Флориду, хотя в ее дорожной сумке не было ни одного летнего платья или купальника, вместо них Одри взяла теплые вещи и зонтик, так как в Бостоне было довольно прохладно и дождливо. Наконец, Фред улетел в командировку, и Одри, пожелав ему по телефону счастливого пути и немного погрустив о том, что не может проводить его в аэропорт, и о том, что они вообще до сих пор вынуждены скрываться от всех, принялась ждать завтрашний день.
В аэропорт ее отвез дедушка – единственный, кто знал, куда и зачем летит Одри. Она ничего не стала скрывать от деда, заменившего ей отца, он знал о Фреде, знал и о том, что мужчина помолвлен с Имельдой. Конечно, Дэниэла Диксона отнюдь не радовало это обстоятельство, однако, глядя на счастливое лицо единственной внучки, он понимал, что не станет даже пытаться отговорить Одри от встреч с этим человеком, а в случае возникновения каких-то проблем, обязательно постарается помочь своей девочке. Дэниэл проводил свою внучку в зал ожидания, где им пришлось провести почти сорок минут – Одри очень боялась опоздать на самолет, а потому из дома они выехали довольно рано. Наконец, была объявлена регистрация на рейс в Бостон, дед с внучкой начали прощаться, и Дэниэл пожелал ей не только легкой дороги, но и прекрасно провести время с Фредом. На глаза Одри навернулись слезы – до того трогательное вышло прощание, впрочем, несмотря на это, она все равно продолжала улыбаться, чувствуя себя очень счастливой, ведь еще совсем немного, и она будет рядом с своим обожаемым Фредом. Пройдя регистрацию и проведя еще немного времени в зоне вылета, Одри поднялась на борт самолета и все то время, пока лайнер двигался по взлетной полосе, смотрела на здание аэропорта, хорошо зная, что где-то там, возле одного из огромных окон, все еще стоит ее дедушка, наблюдая за отлетом.
Сам перелет показался Одри длинным, как сама вечность – ей так хотелось побыстрее оказаться рядом с Фредом, что, казалось, будто время течет в два раза медленнее, чем обычно. Она пыталась как-то отвлечься, скрасить ожидание – слушала музыку, пыталась смотреть кино и листала журнал, купленный в аэропорту, но получалось плохо, так как взгляд то и дело возвращался к электронным часам, висевшим в салоне, и каждый раз оказывалось, что до прилета еще много времени. Но вот, наконец, раздался приятный голос стюардессы, призывающей пассажиров пристегнуть ремни, и самолет начал снижаться. Снова процедура проверки, поиск багажа, и спустя пятнадцать минут Одри уже вышла в зал, где встречали пассажиров. Совсем рядом с ней раздается восторженный вопль, и Одри машинально поворачивается голову – какая-то парочка начинает обниматься и целоваться прямо у всех на виду, и девушка улыбается, глядя на счастливых людей. Впрочем, она тоже счастлива. Будет. Осталось совсем чуть-чуть. Одри делает пару шагов, и из толпы прямо перед ней появляется Фред, забирая из ее рук сумку и прижимая к себе.
- Фред, – едва слышно выдыхает обрадованная Одри, закрывая глаза, крепко прижимаясь к нему и обнимая его обеими руками. - Я так соскучилась по тебе! – В этот момент какой-то мужчина, выходивший в зал, слегка задевает ее по плечу и тут же извиняется, и Одри с сожалением немного отстраняется. - Пойдем отсюда, пока нас не затоптали, – улыбаясь, произносит она, с обожанием глядя на Фреда. - Как прошла встреча с заказчиком? – принимается расспрашивать его Одри, которой интересно все, что связано с ее Фредом. - В каком отеле ты остановился?

+2

4

Фред радостно заулыбался, когда Одри прижалась к нему. Он тоже скучал по девушке, хотя они виделись всего пару дней назад. Скорее, это была тоска только по тому, как они могли бы проводить вместе время, если бы их ситуация была иной. Что же, все вскоре должно было разрешиться, пусть пока он и не очень представлял, как именно.
- Как ты долетела? Надеюсь, все в порядке? – Он немного отстранился, чтобы оглядеть девушку с ног до головы и удостовериться в том, что полет и вправду никак не сказался на ней. Она выглядела немного утомленной, но в целом радостной, и Фред довольно улыбнулся.
Кто-то, протискивающийся через толпу встречающих, задел Диксон по плечу, и, хотя неловкий мужчина тут же извинился, Фредерик смерил его таким взглядом, что казалось, подойди он к ним снова, и тут же окажется втянутым в драку.
- Встреча прошла неплохо, - Монтгомери снова улыбнулся, переводя взгляд на девушку. – Буду работать над целым коттеджным поселком, уже уйма идей.
Он был готов поделиться с ней каждой идеей из всего этого множества и знал, что Одри выслушает его с неподдельным интересом. Это было совсем непохоже на Имельду, которая часто одергивала его и предпочитала рассказывать о собственных планах и мероприятиях. Со временем Фред вообще перестал посвящать невесту в свои дела, предпочитая просто слушать ее щебет. С Одри же они в первый же день знакомства провели несколько часов за разговорами о своей работе, и никому из них не было скучно или утомительно слушать другого.
Но в данный момент Одри была права, их попросту могли затоптать в переполненном зале. Пару минут назад объявили о прилете еще двух самолетов, из Нью-Йорка и Чикаго, и Монтгомери уже ощутил, как прибавилось людей в помещении, нечего и говорить о том, что скоро зал наполнится еще и прилетевшими.
- Пойдем, по дороге расскажу, - Фред продолжал обнимать девушку одной рукой, и двинулся к выходу. Толпа встречающих и прибывших гудела, повсюду сновали студенты, которых в этом штате было едва ли не больше, чем в любом другом городе Америки. То тут, то там виднелись такие же радостные пары, которые могли бы не скрывать своих чувств ни в этом городе, ни где бы то ни было еще, чем Одри и Фредерик похвастаться не могли. Пока не могли, мысленно добавил Монтгомери, отгоняя переживания о грядущем разговоре с невестой как можно дальше. Сейчас он чувствовал себя куда счастливее, чем в любой другой день последних месяцев, и любые переживания казались неуместными и глупыми.
Наконец, протиснувшись через шумную толпу, они вышли к стоянке, где сновали все те же сумасбродные таксисты, за которыми Фред наблюдал, пока коротал время в ожидании рейса Одри. Где-то вдалеке ему даже показалась кучерявая голова того водителя, который привез его сюда, но мужчина поспешно посмотрел в противоположную сторону. С девушкой ему хотелось ехать спокойно, а не так, будто за ними гонится как минимум треть вооруженных сил США. Неподалеку стоял чистый и аккуратный форд с шашечками на бортах. Водитель не пытался выпрыгивать к потенциальным клиентам из-за капота и предлагать свои услуги, выхватывая багаж, а просто стоял около своего автомобиля. Монтгомери он показался достаточно спокойным для того, чтобы доверить ему управление машины, в которой будет ехать Одри Диксон, будь у него возможность, он бы даже лично побеседовал с каждым членом экипажа самолета, в котором прилетела девушка.
К удаче молодых людей, машина оказалась свободной, и водитель согласился подвезти их, куда только заблагорассудится.
- Элиот Сьют, пожалуйста. Бэк-Бей, если я не ошибаюсь, - Фред назвал водителю адрес, припомнив даже название района. Мужчина утвердительно кивнул, захлопнул дверцу за севшими внутрь пассажирами, и принялся убирать багаж. Пользуясь возможностью, Фредерик снова обнял и поцеловал Одри. Ему до сих пор казалось это все чем-то невообразимым и не имевшим никаких шансов на воплощение в реальности, но, все же, девушка сидела рядом, и он мог не думать ни о каких знакомых, ненароком оказавшихся поблизости.
- Мне хотелось остановиться в особенном месте, - Фред пожал плечами, отвечая на вопрос Одри, заданный еще в зале аэропорта. – Отелю чуть меньше ста лет, все в колониальном стиле, он не относится ни к какой сети.
Для Монтгомери это было важно, хотя обычно он не знал, как объяснить свой выбор отелей знакомым. Сетевые гиганты часто оправдывали свои рекламные лозунги, были стерильно чистыми, с одинаковыми номерами, будь то отель в Аргентине или в одной из европейских стран, там подавали одни и те же блюда, вне зависимости от континента и природного разнообразия, а девушки у стойки регистрации одинаково улыбались, одетые в одинаковую форму. В этих отелях были все возможные удобства, но не было души, того, что приобретается со временем, благодаря особенностям места, его истории, характера владельца. И, ко всему прочему, такие отели, даже, если им еле-еле удавалось получить две звезды, все равно могли похвастаться уникальной архитектурой, и не были обычными стеклянными высокими коробками, как большинство сетевых.
- Я не знал, захочешь ли ты, но у меня снят большой номер, с двумя спальнями… - Фреду было неловко об этом говорить, он даже не задумывался о том, где каждый из них остановится, но и отель, и номер он выбирал из расчета на то, что эти своеобразные каникулы они проведут вместе. Теперь ему казалось странным и глупым то, что они не обсудили это все заранее, равно как и то, что он сразу же назвал таксисту адрес, даже не поинтересовавшись у Одри, где она планировала остановиться. Как-то они не обсудили этот вопрос до прибытия в Бостон, а теперь он чувствовал себя по меньшей мере глупо.
- Надо было сразу спросить, где ты хочешь остановиться, - неловко улыбнулся Фредерик, глядя на девушку. – Я сглупил.
Они уже въехали на центральные улицы города, и мужчина даже поразился тому, с какой скоростью это произошло. В водителе он не ошибся, тот никуда не спешил, никого не подрезал и не вел машину в духе таксиста из одноименного французского фильма, но явно был опытным в своей сфере, и какими-то окольными путями они быстро выехали на знакомые Фреду городские улицы. Фредерик предположил, что такими темпами они доберутся до его отеля очень быстро, и надеялся, что Одри примет решение на счет места, где она остановится, до того, как между ними возникнет неловкая ситуация на подъездной парковке Элиота.

+1

5

- Да, все в порядке, – тут же отзывается Одри, радостно улыбаясь и сразу же забывая, с каким нетерпением ждала самолет, как скучала в полете, пытаясь чем-то развлечься и не находя интересным ни одно занятие, будь то чтение, музыка или что-то еще. Все эти воспоминания тут же меркнут, растворяются, словно предрассветная дымка в лучах восходящего солнца, стоит ей лишь только увидеть Фреда, и ожидание, которое еще совсем недавно было таким тягостным, отступает на второй план, превращаясь в мелкое недоразумение.
- Пойдем, – соглашается она, когда Фред поддерживает ее идею побыстрее покинуть аэропорт, и приобнимает его за талию, чувствуя руку мужчины на своих плечах. По дороге к выходу, она молчит, что довольно необычно для такой болтушки, как Одри, и только изредка поглядывает на Фреда – просто еще не до конца верит своему счастью, тому, что можно вот так просто идти по улице, обнявшись, чувствуя тепло его руки, прижиматься к нему, приноравливаться к его шагам и знать, что бояться совершенно нечего. Никому в этом огромном городе нет никакого дела до них, они наконец-то предоставлены только друг другу, и Одри в который раз задумывается о том, каким же благословенным событием стала деловая поездка Фреда для них обоих, подарив им немного счастья, покоя и уединения и позволив забыть обо всем, в том числе и о том, что они оба предают одного и того же человека. Но сейчас о предательстве она и не вспоминала, скорее, просто радовалась тому, что не нужно сию минуту принимать никаких важных решений и вступать в неприятные переговоры, они с Фредом могут просто спокойно пожить, не думая ни о чем и наслаждаясь обществом друг друга.
На улице довольно прохладно и сыро, идет дождь, но Одри, обычно такая восприимчивая ко всяким подобным мелочам, словно не замечает этого – окружающий мир воспринимается сквозь призму хорошего настроения и удовольствия быть рядом с Фредом. Сейчас ей кажется, что серый город, окутанный такой же серой туманной пеленой, не такой уж и невзрачный, как могло бы показаться, а этот моросящий дождь здорово освежает вместо того, чтобы заставить недовольно поежиться. И хотя непогода ничуть ее не беспокоит, все же Одри очень довольна, когда они вместе устраиваются в уютном салоне такси, где царит приятное тепло и где она снова оказывается в объятиях Фредах. От его поцелуя кружится голова, а удовольствие мягкой волной прокатывается по телу, заставляя Одри закрыть глаза и слегка прижаться к мужчине. Она берет его лицо в ладони, слегка поглаживая кончиками пальцев его теплую кожу, и забывает обо всем на свете. Оторваться от любимых губ, кажется, просто невозможно, особенно сейчас, когда нет смысла себя сдерживать, но все же спустя несколько потрясающих мгновений поцелуй распадается, но Одри не огорчается, вместо этого она довольно улыбается, чувствуя, как на ее губах остается вкус его поцелуя.
Тем временем водитель занимает свое место, хлопает дверцей, машина плавно трогается с места, и Одри откидывается на спинку сидения. Ее ладонь находит руку Фреда, пальцы молодых людей переплетаются, и Одри всю дорогу держит его за руку. Самое время начать любоваться красотами города, пусть и попавшего в плен ненастья, ведь она ни разу здесь не была, но медленно проплывающие за окном машины, улицы, дома и прохожие совершенно не интересуют Одри – вместо этого она не сводит глаз с Фреда, слушая его рассказ об отеле. При упоминании о колониальном стиле воображение тут же рисует нечто на самом деле особенное, что-то залитое солнцем, которому вроде бы не откуда сейчас взяться, с большими окнами, открывающими прекрасный обзор, выдержанное в пастельных тонах и обставленное мебелью из ротанга. Одри снова улыбается своим мыслям и тому, как вдохновенно Фред говорит об отеле, и думает о том, как же они все-таки похожи. Нет, не во всем, конечно, но вот эта увлеченность своим любимым делом явно была свойственна им обоим.
Слова о том, что Фред снял один номер на двоих, кажется, заставляют сердце пропустить один удар – она не задумывалась о таких нюансах, просто рвалась поскорее к нему, следуя зову сердца и совсем позабыв о всяких бытовых мелочах. Но эти слова ей кажутся чем-то куда большим, чем просто попыткой наладить этот самый быт, ведь они впервые окажутся так близко друг к другу, и в глазах Одри тут же вспыхивает восторг, когда она смотрит на Фреда этим особенным, полным обожания взглядом, который чаще всего старалась скрыть, чтобы никто не догадался, что их связывает нечто большее, чем просто знакомство.
- Ты ничуть не сглупил, Фред, – тихо произносит она, по-прежнему с любовью глядя на мужчину. - Я хочу быть рядом с тобой... – слегка сжав его руку, совершенно искренне добавляет Одри.
Впрочем, это не совсем искренне, ведь в коротенькой фразе не хватает еще одного слова – «всегда». Она не может позволить себе произнести это вслух, не может, просто не имеет права торопить события, но все же представить себе, что однажды расстанется с Фредом, тоже уже не в силах. Он появился в ее жизни совершенно неожиданно, словно яркой вспышкой сверхновой озарил все, что окружало Одри, заставив ее по-иному взглянуть на свою жизнь, измениться и даже совершить предательство, о котором она, впрочем, ничуть не жалела. И сделал ее счастливой. Совершенно и абсолютно. И сейчас, держа Фреда за руку, глядя на него и зная, что они едут в отель, где их ждет один на двоих номер, Одри чувствовала, как это ощущение счастья переполняет сердце и выплескивается наружу, отчетливо читаясь в ее взгляде и делая улыбку девушки особенно светлой.
- А еще я хочу, – продолжает Одри, накрывая его руку второй ладонью и устраивая их переплетенные руки у себя на коленях, - чтобы мы устроили себе настоящие каникулы и отдохнули от всего. Понимаешь? – Она специально не называет имен, чтобы не портить идеальную сказку, в которой сейчас находится, но понятно и так, о ком идет речь. - Давай хотя бы ненадолго сделаем вид, будто нет никаких проблем, что никого нет вокруг, только ты и я, – тихо произносит Одри, ласково поглаживая пальчиками его руку.- Пусть эти дни принадлежат только нам. Ты будешь заниматься своим проектом, а я просто побуду рядом. Только представь, мы будем вместе завтракать, потом ты, наверное, поедешь в офис, а я буду тебя ждать, чтобы вечером куда-нибудь сходить, например, поужинать или просто погулять. А может быть, мы будем проводить вечера в номере отеля, заказывать ужин и смотреть телевизор, разговаривать, сидя в обнимку на диване… – Она едва заметно улыбается, чувствуя, как от невыносимой нежности начинает болеть где-то под ребрами и щипать в глазах. - И я буду скучать по тебе целыми днями, но это совсем не страшно, потому что я точно буду знать, что вечером ты вернешься ко мне.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » would you sail away with me?