Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » СОРРИ, Я ВСЕ ИСПРАВИЛ


СОРРИ, Я ВСЕ ИСПРАВИЛ

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Damian Wolski & Eams Fitzgerald
http://s3.uploads.ru/UeQYk.gif

Случайная встреча, в случайном баре, в неловкий момент.
Эдак в начале августа.

Отредактировано Eams Fitzgerald (2015-10-07 23:07:16)

+3

2

[float=left]http://funkyimg.com/i/23qyA.gif[/float]Я стою рядом со входом в паб и глубоко вдыхаю в свои легкие табачный дым. Подумать только, еще каких-то полгода назад я бы даже сигареты в рот не взял, а теперь я докуриваю десятую за день. В последнее время я слишком много курю. Правда. Хотя, казалось бы, для этого совершенно нет никаких явных причин - на работе у меня все отлично, с друзьями все тоже на "ура", регулярный качественный секс. В общем, жизнь становится все лучше и лучше с каждым днем, а пустых пачек в мусорной урне все больше и больше. Мне иногда даже кажется, что у меня уже зависимость от зависимости. Не то чтобы я сильно нуждался в никотине и в его чудотворной способности успокаивать нервы. Нет, я по натуре очень спокойный и флегматичный. Таким, как я, не нужно курить. Так почему же я пристрастился к этой пагубной привычке? Наверное, все это из-за ночных кошмаров. Я, конечно, давно не маленький мальчик, и понимаю, что это очень глупо, но это не мешает мне в последнее время почти каждую ночь просыпаться и слушать глухие удары сердца, которые отдают в висках, оглушают меня и не дают вновь спокойно уснуть. А ведь я даже не знаю почему мое подсознание вновь вывело воспоминания о Нем на передний план и именно Его решило седлать главным персонажем каждого моего сна. Ведь я даже думать о нем перестал. А все потому что Он оставил за собой слишком много приятных воспоминаний, которым только и суждено остаться лишь воспоминаниями.
Это была последняя затяжка, после чего тлеющий бычок полетел в сторону забитой урны и отскочил на серый асфальт, где уже лежала обертка от Сникерса и скомканная пустая пачка от презервативов.
- Не найдется сигаретки? - раздался совсем рядом хриплый мужской голос. Я повернул голову и сверху вниз осмотрел ободранного бродягу с засаленной головой и рваных брюках с темными пятнами. Стоило заметить, что пах мужчина довольно зловонно и я даже немного сморщился и слегка отшатнулся от него в страхе перенять его "фирменный" аромат. Да, я всегда брезгливо относился к подобным "отбросам общества", как называет их мой отец. И я бы отказал ему, сообщив о том, что сигарет нет и эта была последняя, но я заметил, как у него трясутся руки и бегают маленькие темные глазки. Странно, но в какой-то момент мне даже стало его жаль, но я быстро откинул эти мысли и засунул руку в передний карман штанов, чтобы достать почти нетронутую пачку сигарет.
- Держи, - проговорил я, когда выудил одну сигарету и протянул ее в сторону бездомного. Тот поднял свою тощую грязную ручонку и немного сменился в лице. Кажется, он был немного удивлен и именно поэтому смог проболтать что-то: "О, они такие дорогие, благодарю, сэр. Король Артур никогда не забудет Вашей щедрости." После его слов я поднял вверх левую бровь, внимательно посмотрел ему в лицо. Но бродяга был очень серьезен и даже сделал небольшой поклон в мою сторону. Я кивнул и положил в трясущуюся ладонь сигарету. Тот еще раз поклонился и удалился за первым же поворотом. Я хмыкнул себе под нос, спрятал пачку и направился обратно ко входу в паб. Меня жутко раздражал тот факт, что в этом заведении запрещалось курить за столиком и мне каждый раз, как дураку, приходилось для этого выбегать на улицу. А ведь странно, что в такого рода заведениях действует такой нелепый закон, ведь вряд ли сюда забредут беременная женщина или ребенок, а всем остальным, мне кажется, откровенно плевать курят рядом с ними или нет. Но хватит ворчать, ведь иногда сменить спертый воздух душного паба на свежий было довольно приятно. Особенно радовало то, что в такие моменты мой разум немного прояснялся и я чувствовал себя намного бодрее и трезвее, что давало мне возможность еще повысить количество выпитого алкоголя и опрокинуть в себя еще один стакан замечательного виски, который разливают только в данном заведении.
Несмотря на мое недолгое отсутствие, моя недалекая спутница уже успела куда-то упорхнуть, поэтому мой столик в правом углу зала был абсолютно пуст и одинок, что смотрелось довольно печально и удручающе, честно говоря. Я не любил сидеть в одиночестве. Только не сейчас. Слегка покачиваясь я дошел до столика и присел на немного потертый диванчик. Владелец заведения всячески пытался поддерживать приличный вид внутри своего паба, но денег на новую мебель как не было, так и нет. Но несмотря на слегка потасканный вид (который даже немного добавлял ему очарования, насколько это вообще было возможно), я частенько любил сюда заглядывать. Просто, как я уже упоминал раньше, все дело в замечательном алкогольном напитке, который буквально пленил меня своими яркими вкусовыми качествами. Сделав еле заметный жест рукой, я подозвал к себе официантку и заказал ей еще стакан виски со льдом. Сегодня я хотел выпить много виски. Так много, чтобы у меня отшибло память и я смог наконец-то уснуть мертвецким сном и не видеть Его лицо.
И вот, откуда ни возьмись, рядом со мной вновь возникла моя спутница и в тот же момент рухнула рядом со мной на диванчик и положила свою кудрявую голову мне на плече. Она была очень пьяна для разговоров, но ее рука потянулась к моей ширинке. Я знал, что она хочет сделать, но мой затуманенный алкоголем мозг лишь дал мне сигнал расслабиться и получать удовольствие.


http://funkyimg.com/i/23qyF.jpg

Отредактировано Damian Wolski (2015-10-13 03:08:21)

+3

3

Иногда мне кажется, что я не просто вернулся в Сакрменто, а смог где-то найти портал в прошлое, потому что в одиночестве в этом городе я был очень давно – когда только переехал. Я так же расстался с партнером, я так же был без сестры, я так же бездумно бродил по вечерним улицам, с отчужденным видом. У меня было перманентно подавленное настроение. Как и сейчас.
Единственной отрадой, как бы иронично это не выглядело, стало Скай. Я не женщина и мне нет сорока лет, а я живу один и с котом. Зато Скай — отличная компания. Он разговаривает, он меня слушает, засыпает рядом со мной. Когда я дома у меня нет полного чувства одиночества. Оно хоть немного отступает и прекращает постоянно грызть. Тем не менее, постоянно бежать домой к коту тоже невозможно. Я засиживаюсь допоздна в галерее, роюсь допоздна в интернете, пытаясь найти все больше и больше перспективных художников, преследуя одну цель — найти себе больше работы. В работе люди забываются, а я лучше сделаю это с ней, чем с алкоголем или все-таки сорвусь на наркотики.
Казаться самому себе жалким стало нормой. Я просыпаюсь по утрам без желания куда-либо идти, у меня нет цели, я ощущаю себя ужасно подавленным. Пока я умываюсь и бреюсь, неизменно размышляю над тем, что возможно стоило бы сходить к психологу, чтобы мне уже помогли справиться с таким состоянием. Когда я надеваю свеже-отглаженную рубашку, резко мотаю головой и говорю, что все не так уж и плохо. Все обязательно наладится и помощь мне никакая не нужна. Я сильный, умный, сам справлюсь. Но день я провожу точно так же, как и день до этого, и до этого, и так же, как я проведу последующие – с девяти до девяти на работе, а после дома, с компьютером на коленях и котом под боком.

Мне нужен глоток воздуха, ведь я продолжаю дышать. Неглубоко и слабо, но пока дышу, за это нужно держаться.

Чтобы прекратить ощущать себя в прошлом, я решил заглянуть в бар, в котором мы любили бывать с Сашей. Ей я ни разу не  пожаловался на свое состояние, чтобы она лишний раз не волновалась и не переживала.
В том баре подавали очень вкусные сырные шарики, которые она любила заказывать. В памяти всплыла картинка смеющейся сестры, как она всегда утягивала меня танцевать, от этого воспоминания, наконец, становится тепло.
— Значит, ты сделал правильное решение, Фитц, — бормочу себе под нос, запихивая руки в карманы пальто. Вечера, а точнее ночи, в Сакраменто очень даже прохладные, но мне не привыкать, в Лондоне, близ Темзы, всегда так. Зимой особенно невыносимо, только и успеваешь пить кружку глинтвейна за кружкой, чтобы не продрогнуть до костей.
Я останавливаюсь рядом с широким окном бара. Каждый раз как кто-то открывает дверь, оттуда доносится веселый шум. А людей ходит много туда-сюда. Да, действительно, теперь же запрещено курить в общественных местах. Я поправляю уже привычным легким жестом очки, заглядывая в окно, чтобы проверить есть ли там места. Есть, у барной стойки точно, значит, ближайшие пару часов я проведу здесь, погружусь в толпу, понаблюдаю за людьми, дам себе немного расслабиться.
Я распахиваю дверь и уверенным шагом прохожу к стойке. Этого бармена я не знаю, видимо новенький. Так что я сажусь на высокий стул и прошу у него джин с тоником. Пока он мне готовит этот незамысловатый, но такой приятный коктейль, я выуживаю телефон из кармана и быстро набираю сообщение в whatsapp Саше.

У меня есть возможность съесть твои любимые сырные шарики, завидуй.
Завидую. Но ты же не будешь без меня ими наслаждаться?
А вот и буду.
НЕ. БУДЕШЬ.
Ладно, да, не буду. Поскучаю и все.

Сообщения сестры неизменно вызывают у меня улыбку. Я выключаю мобильник, кладу его обратно и беру стакан, делая небольшой глоток. Только после это я позволяю себе развернуться лицом к залу, чтобы оглядеть его.
У меня округляются глаза, да и челюсть, наверное, отвисла до самых колен. Я снимаю очки, протираю их, потираю глаза, водружаю обратно на нос и снова смотрю за тот самый столик. Не показалось.
Кого я не ожидал встретиться, так это его. Того, из-за которого я отступил от своих принципов.
Того, кто умудрился украсть меня, при том, что у меня уже был партнер.
Того, кто засел в голову так крепко, что я продолжал его вспоминать по сей день.
Мы с Дамианом расстались как-то очень смазано. Понятное дело, что я не мог дать ему того, чего он, скорее всего, от меня хотел, потому что я был занятым. А потом мне пришлось уехать в Лондон. И нужно сказать, с одной стороны я почувствовал облегчение, потому что жить двумя жизнями оказалось для меня крайне сложно. Нео теперь у меня не было никого якоря, а вот у Вольского, похоже, был. Он находился непосредственно возле него, да  еще и лапал, судя по довольному выражению лица якоря и самого мужчины. Я почувствовал странный укол ревности. Вдохнул, выдохнул, сжал стакан в ладони, спрыгнул со стула и подошел к столику. Дамиан выглядел достаточно хмельным, но вроде бы не вдрызг пьяным.
— Какая занимательная встреча, — нагло ухмыльнулся я, глядя на парочку сверху вниз и щурясь от ухмылки. Вечер обещал быть теперь очень интересным.
И, кажется, бар действительно отбросил меня в настоящее.
— Давно не виделись, пан Вольский, — со славянским акцентом произношу обращение. Мои глаза бегают от него к его спутнице, буквально прожигая его, а возвращаясь к мужчине взгляд немного смягчается. — Гляжу, хорошо живете.


http://ilarge.lisimg.com/image/9238264/ … leston.jpg + имсоочки

Отредактировано Eams Fitzgerald (2015-10-13 22:31:41)

+3

4

Во мне почти два метра роста, я в прекрасной физической форме и выгляжу довольно мужественно [насколько это вообще возможно для представителя бисексуальной ориентации в наше время]. Все это складывается в образ довольно зрелого мужчины, который имеет власть, деньги и переизбыток внимания противоположного пола. И, в общем-то, так оно и есть, но никто не знает, что вместе с этим во мне сидит маленькая девочка-подросток. Она, в свою очередь, то и дело противно ноет, хныкает и роется в своих воспоминаниях, которые уже давно должны были остаться где-то позади и превратиться в пепел без шанса на возрождение в стиле феникса. И я, бесспорно, был бы очень рад, если бы все так и было. Честно. Но пол года назад "родилась" эта самая девочка и с тех самых пор я постоянно заглушаю ее противный вой алкоголем и сигаретами с ментоловой таблеткой, которые впервые так противно жгли ноздри при выдохе. К моему счастью, или может даже сожалению, пока все это помогает. Но черт возьми, я уже правда устал от всего этого. Устал чувствовать себя уязвимым недоалкоголиком, который только то и делает, что заливает в себя ядовитое пойло и смешивает его с сигаретным дымом в легких. А ведь все могло бы быть иначе, если бы однажды я не допустил одну единственную оплошность и не "залил" свое горе стопкой текилы, которая заставила меня поверить в то, что я наконец-то нашел выход. Выход из депрессии и вход на аттракцион, где вместе с билетиком ты получаешь шанс "выиграть" цирроз печени или рак легких.
Сквозь плотную джинсовую ткань брюк чувствую, как ее тонкие пальцы поглаживают меня немного ниже ремня и под влиянием нарастающего возбуждения слегка сползаю вниз под стол. Мне нравятся ее нехитрые манипуляции и я уж было хотел предложить ей укрыться где-то в более укромном месте, но не успел было и рот открыть, как совсем рядом услышал мужской голос. Голос! Подумать только, для любого другого в этом заведении это просто "голос", а для меня это ведро ледяной воды на голову. И я не утрирую, правда. "Что же в нем было такого необычного", - спросите вы, а я даже не смогу толком ответить. Вы бы меня поняли, если бы он постоянно мерещился вам среди людной толпы или почти каждую ночь не звучал в ваших сновидениях от которых вы просыпались в холодном поту. Это был не просто голос. Это был Его голос.
Не буду врать, на какую-то долю секунды я подумал, что это мне опять померещилось и я правда скоро окажусь в психбольнице, где меня будут то и дело накачивать какими-то антидепрессантами, которые в итоге превратят меня в овоща. И все бы так и закончилось, если бы открыв глаза я никого не увидел, или же на его месте стоял кто-то другой. Но нет, передо мной стоял именно он - Имс Кристофер Фитцжеральд собственной кудрявой персоной.
Kurwica! - мысленно воскликнул я и ухватился мертвой хваткой за кисть своей спутницы от чего она тут же взвизгнула от боли.
- Ты придурок что ли? Мне Больно! Отпусти! - завопила девушка и попыталась высвободить свою руку, а я только крепче ее сдавил и не отрывал своего ошалелый взгляда от мужской фигуры. Брюнетка стала вопить и скулить, тем самым привлекая ненужное внимание к нашему столику и я тут же ее отпустил, после чего та схватила свой клатч и быстро зашагала в сторону двери, бросив напоследок: "Ненормальный!".
- Тебе идут очки, - спокойным голосом проговорил я. Тебе идут очки? Серьезно? Это все что ты способен сказать ему после всего, что произошло с тобой за последние пол года по его вине?! - мысленно заорал я, но внешне остался совершенно невозмутимым. Во мне бушевала все та же девочка подросток, которая готова была разгромить все вокруг и устроить довольно занимательный скандал с разбитой посудой и нечеловеческими воплями "как ты мог?!" Но нет, девочка девочкой, а я все-таки был взрослым мужчиной, который через несколько лет уже разменяет пятый десяток. А таким, как я, непозволительно вести себя подобным образом на публике, так как это будет смотреться откровенно странно. Как минимум.
- Действительно занимательная встреча, - мой голос прозвучал все так же спокойно, когда я вспомнил первую фразу Фитцжеральда, - присаживайся, - я указал рукой на соседнее место на диванчике, - поболтаем.

+2

5

Мне хотелось найти приключения — я их нашел. Встреча с Вольским показалась мне каким-то билетиком в более интересную жизнь. Я совершенно точно не собирался его отпускать после сегодняшнего вечера, хотя абсолютно не представлял, чем все это может закончиться.
К моему, пожалуй, стыду, я могу сказать, что не слишком хорошо знаю Дамиана. Я, как оказалось, И Себастьяна-то плохо знал, хотя мы знакомы с ним практически три года и два года прожили вместе. В какой-то момент мне даже почудилось, что я потерял свою проницательность, которой всегда гордился, и которая помогала мне хорошо выполнять свою работу. Но в данном случае у меня было действительно мало времени, чтобы хорошо разобраться во всех тонкостях человеческого характера. Именно поэтому я и не знал, чем обернется мое решение подойти и обратить на себя внимание. Вдруг, Вольский просто встанет и уйдет? Или сделает вид, что не знает меня. Или завяжется драка. В любом случае, это будет большой встряской для меня на фоне всей той унылости, что по пятам преследует несколько недель подряд.
Мое появление явно произвело шок на Дамиана, это даже приятно. Никто из нас не ожидал встретить другого, а я его еще и застукал в такой компрометирующий момент. Уверен, ему стало неловко хотя бы на пару секунд. Мне тоже. Но я бы сам вытурил эту девку, потому что она мне сразу же не понравилась. Чрезмерно пьяная, слишком вульгарная, я такой тип девушек не люблю, да и едва ли назову девушкой. По моим английским представлениям дама не должна так себя вести.
Я человек не жестокий. Очень даже наоборот. Готов сострадать практически каждому, особенно вызывают жалость бедные животные, но когда девушка завизжала от того, что крепкая мужская рука сильно сжала ее запястье, я почувствовал удовлетворение. Мол, так тебе и нужно, коза, нечего тут трогать всяких мужиков в барах. А может, у этих мужиков есть другие мужики? Но что-то меня занесло совершенно в другую степь.
— Вы сговорились? — я недовольно морщусь и запускаю пальцы в чуть отросшие волосы. Себастьян тоже говорил мне про то, как идут мне очки, когда не знал что сказать. Вольский, видимо, выбрал такую же стратегию. — Но спасибо. Я все-таки пытался подобрать так, чтобы выглядеть более менее пристойно, — я тихо усмехнулся и уставился куда-то в пол. Взгляд Дамиана прекрасно ощущался. Я буквально чувствовал, как он прожигает меня. Если бы это было возможно, думаю, так бы и случилось и где-нибудь в моем плече, а хуже – в голове, была бы дырка. Так что нужно как-нибудь сдобрить сурового поляка. Стоит ли мне сгонять за какими-нибудь колбасками или это сделает его только еще злее? Господи, что за идеи возникают у меня в голове…
— Звучит крайне угрожающе, — я тихо хмыкаю и склоняю голову набок. Выгляжу достаточно спокойно. У меня внезапно стало крайне хорошее настроение, поэтому мне хочется играть, чем я и занимаюсь. Ведя себя непосредственно. — Но я присяду, ты не думай. Не могу же упустить такой момент, — а сердце, на самом деле, бьется так, что я чувствую его всем телом, дыхание сбивается, но ни в коем случае нельзя этого показывать.
Я сажусь сбоку от Дамиана, коротко поглядывая на него. Подкладывая под свой стакан подставку, а потом поворачиваюсь к мужчине и смотрю ему прямо в глаза. Дерзко, не правда ли?
—Мне даже жаль, что потревожил тебя с той дамой, — многозначительно смотрю куда-то вглубь зала, куда убежала та  к у р и ц а. — Наверное, намечался очень интересный вечер, а я так некорректно его прервал, — для пущей убедительности цокаю языком и трагично качаю головой. Со стороны может выглядеть так, будто я издеваюсь над Дамианом. Ну, только если совсем немного подначиваю его за то, что он находит всяких девок в барах.
— У тебя нет очков, так что не могу ничего про них сказать. Придется спросить, как у тебя дела. Как дела? — я широко улыбаюсь, подпираю подбородок рукой и с интересом разглядываю Вольского. Кажется, он в мгновение ока протрезвел.
Он не изменился. Конечно, полгода это не слишком большой срок, но в жизни может в один момент случиться всякое. Только взгляд у него замученный, мне это не слишком понравилось. Но черт знает, может, работает много?
— Ты хорошо выглядишь. Несмотря на то, что сейчас поздний вечер и ты выпивший, — у меня этот сомнительный комплимент вырывается случайно. — А еще мне кажется или… — я наклоняюсь к плечу поляка и втягиваю носом воздух. — Ты же не курил раньше, Дамиан, — поднимаю на него удивленный взгляд. — Объяснишь?

+2

6

Почему я был так спокоен? Ведь в своей голове я десятки раз прокручивал нашу первую встречу и каждая из них была наполнена моей нескрываемой яростью, которая побуждала меня высказать ему все прямо в лицо и выкрикнуть ему несколько нецензурных польских выражений. А сейчас я сижу, как истукан, смотрю на него взглядом ипполинского серого козодоя и любезно приглашаю его сесть рядом со мной "поболтать". Еще раз убеждаюсь, что в голове мы значительно храбрее, а в реальности - слабы и боимся обидеть. Обидеть? Ага, как же. Наверное, я просто боюсь его спугнуть, а может, я просто до сих пор не верю в реальность происходящего и думаю, что это все очередная пьяная галлюцинация в стиле фильма "Вечное сияние чистого разума". Такое бывало раньше и я нисколько не удивлюсь, если обнаружится, что так оно и есть.
Тогда почему все это мне кажется таким реальным? Может, из-за очков? В моих галлюцинациях он всегда был без них. Точно! Да-да, все дело именно в очках.
- О, ты выглядишь, - я запнулся, - ты выглядишь очень пристойно, - я улыбнулся уголком рта и немного заерзал на диванчике, чтобы освободить для британца место рядом с собой. Пристойно? Да он выглядит просто сногсшибающе сексуально! - завопила где-то внутри меня девушка-подросток, которая уже сменилась в настроении и пускала радужные слюни глядя на Имса.
- Да, - протянул я, - момент и правда курьёзный, - я судорожно сглотнул, когда Фитцжеральд сел рядом со мной, и положил заключённые в замок пальцы на гладкую холодную поверхность столика. В этот момент, покачивая бедрами, к нам подошла рыженькая полногрудая официантка и поставила два стакана ирландского виски со льдом рядом с моими руками. Я бросил на нее короткий и даже немного испуганный взгляд, а после тут же уставился на свой стакан и стал внимательно разглядывать то, как ровные и гладкие кубики льда застыли в светло-коричневой жидкости. Я пялился на них до тех пор пока Имс снова не заговорил. Его мягкий голос с британским акцентом заставил меня вновь вернуться к реальности и встретиться с ним глазами. Я смотрел на него немного притупленным и слегка пьяным взглядом, как будто через плотную пелену, которая не давала мне ясно, а что самое главное - трезво, посмотреть на сложившуюся ситуацию. Даже сейчас я не мог поверить в реальность происходящего, ведь это и не могло быть реальным! Я хорошо помню, как пол года назад британец рассказал мне о своих дальнейших планах и сообщил о том, что уезжает из страны. Он не говорил о том, что когда-нибудь планирует вернуться, а я, честно говоря, тогда ничего не понял и не стал даже спрашивать. Но знаете, что-то тогда мне подсказывало, что это была наша последняя встреча. И после того злосчастного дня я то и дело постоянно накручивал себя, что все произошло именно по моей вине, что именно я стал поводом его отъезда, так как заставил его усомниться в своих чувствах к Себастьяну и именно это стало причиной нашего с ним разрыва. Что-то я запутался.
- Ты серьезно хочешь сейчас поговорить об этой шлюхе? - хриплым голосом спросил я и нахмурил брови, - да, вечер намечался неплохой, но разве это сейчас важно? - я замотал головой и взял в ладонь свой стакан с виски, чтобы промочить горло. Я просто не понимал, как он может так спокойно подойти ко мне и просто делать вид, что ничего не случилось и в последний раз мы виделись всего несколько дней назад. Или, быть может, он просто издевался надо мной?
[float=left]http://funkyimg.com/i/23vMX.gif[/float]- Дела? У меня все отлично, - я безразлично пожал плечами и сделал небольшой глоток виски, а за ним еще один, но побольше, - вот недавно съездил в Нью-Йорк, где состоялась крупная сделка. Вскоре я должен выручить кругленькую сумму и вот планирую сменить место жительства. Подумываю о том, чтобы переехать в Канаду, - я сделал еще один глоток и почувствовал, как алкоголь снова ударил в голову. Жутко захотелось курить.
- Если это комплимент, то спасибо, - на моем лице расползалась немного пьяная ухмылка и я отставил стакан в сторону, - о, ты заметил? Я курю, да. Курю уже пол года. Вот только не припомню что сподвигло меня на первую сигарету, - я сделал паузу и задумчиво посмотрел в сторону, - ах да, кажется меня бросил какой-то парень и без объяснений укатил на другой конец земного шара. Знаешь, после такого волей-неволей, а переживать будешь, - я уставился на Имса, - особенно, если ты считал этого парня своей первой настоящей любовью в жизни. Что, черт возьми, я несу? Заткнись, пьяный придурок! - мысленно вопил я.

Отредактировано Damian Wolski (2015-10-16 13:32:26)

+2

7

Меня на самом деле волновало, как я сейчас выгляжу. Хоть Дамиан и видел меня в разные моменты: и сонным, и после душа, и после бурного секса, и во время серьезных мероприятий, мне все равно хотелось произвести хорошее впечатление — хваленые английские манеры, которые иногда проявлялись крайне гипертрофированно. Если бы было можно, я сейчас отскочил бы в уборную, чтобы проверить – не взъерошенные ли у меня волосы, например. Конечно, стоило бы побриться, но кто знал, что произойдет такая знаменательная встреча? Хоть какая-то польза от рыжей бороды — щетины за день практически не видно.
— Что же, раз ты подтвердил сей факт, я теперь абсолютно уверен в правильности выбора данной оправы, — хмыкнул я. Мне было стыдно смотреть на Вольского постоянно, поэтому то и дело и взгляд отводил, лишь бы не видеть его глаз. Момент не то чтобы курьезный, он еще и крайне неловкий, поэтому в подтверждение этому факту только угукаю в ответ.
Увидев два стакана на столе, я наконец посмотрел прямо на мужчину, недовольно изогнув бровь.
— Тебе не хватит ли алкоголя уже? — мой тон мог прозвучать несколько нравоучительно, но я ничего не мог с собой поделать — забота о Дамиане лезла из меня как-то автоматически. Так случалось, когда человек был мне крайне симпатичен и уж тем более, когда он был мне дорог. А говорить о том, что я испытывал нежные чувства к Вольскому не приходилось. — Дай-ка один мне, — я наглым образом забрал один стакан к себе, хоть виски и не пью. По крайней мере, эта порция алкоголя не достанется поляку.
— Нет, о шлюхе определенно говорить не хочу. Но то, что я испортил, возможно, интересный вечер – важно. Мне жаль. Я не специально пришел сюда, — во мне начало просыпаться чувство вины, которые ело меня постоянно последние пару недель после встречи с Себастьяном. Теперь мне казалось, что я виноват перед всем миром. Перед всеми любимыми людьми, перед своими работниками, перед своей галереей, да даже перед Скаем.
Но тут я второй раз за вечер удивленно замираю и глупо хлопаю глазами, приоткрыв рот. Правда, мне удалось спохватиться, поэтому я быстро поднимаю челюсть — неприлично.
— Как в Канаду? — выдавливаю хрипло из себя. — Зачем в Канаду? Канада это далеко, — мои предложения были бы забавными, если бы я был ребенком, потому что они похожи на детский лепет. Но я взрослый мужик, который сейчас не может нормально связать больше трех слов. Я нервно сглатываю и снова прячусь в своем стакане с джин-тоником, быстро делаю глоток, чтобы промочить горло. Хорошо, что напиток все еще прохладный. Освежает.
— Я же сказал, что это были очень важные семейные дела, — я глухо отзываюсь, сползая немного ниже по спинке дивана, продолжая держать стакан. Пальцы нервно сжимали его и постукивали по стеклу. Мне было слишком стыдно говорить о брате-выродке кому-либо. Мы даже с Сашей нехотя его обсуждали, а я обычно срывался на крик из-за Брэндона, что было для меня крайне необычно.
— И не такой уж и другой край Земли. Я не в Россию уезжал, а всего лишь в Лондон. Я сам переживал, — мои слова якобы_поддержки звучали критично глупо. Я не умел поддерживать людей, я не знал как вести себя правильно. — Дамиан, — я тихо зову его и накрываю руку мужчины своей, я так и не отодвинулся дальше, когда наклонялся провести обонятельную экспертизу. — Это было и для меня болезненное решение. Я не хотел уезжать, бросая все, что у меня тут есть. Достаточно дорогое, чтобы потеря ранила. Но у меня просто не было другого выбора, — мой голос предательски нервно подрагивает, а сердце бьется, как у загнанной собаки.
Еще один мой любимый мужчина, перед которым я оказался виноват. Еще один мужчина, который мне дорог, но если он уйдет, то я его пойму. Мужчина, перед которым я готов просить прощения, лишь бы он не бросал меня.
Последние слова Вольского ударили по самому больному. Я уж не знаю, специально он это сделал или случайно, но это сподвигло и меня на необдуманный поступок.
Набрав побольше воздуха для храбрости, я резко приблизился к нему и прильнул к его губам.
Мне было абсолютно плевать, чем все это обернется. Негативно ли отреагирует Дамиан на мой поступок, или нас выгонят отсюда, или завяжется очередная гомофобная драка, что для меня не впервые. Я лишь хотел каким-нибудь образом доказать поляку, что он мне тоже совершенно не безразличен.
— Я же вернулся, — шепчу ему в губы, сжимая пальцами его ладонь, проводя кончиком носа по его щеке, прикрыв глаза. Такой глупый, простой, сентиментальный жест, но искренний. Я не собирался его обманывать, мне было это не к чему. Но я всегда испытывал проблемы с оценкой правильности демонстрации своих эмоций, поэтому веду себя так, как умею.

Отредактировано Eams Fitzgerald (2015-10-22 20:59:09)

+2

8

Честно говоря, свой переезд в Канаду я никогда не рассматривал серьезно. Да, я хотел чего-то новенького, да мне предлагали там приличное место работы с очень даже приличными клиентами, да мне нравится холодный климат, так как жару я переношу довольно плохо, но мысль о смене места жительства всегда была для меня какой-то эфемерной. Тогда почему я сказал об этом Имсу, как будто все уже было решено? Все просто. Можете считать меня пьяным идиотом, но это было сказано с целью дать понять Фитцжеральду, что я могу исчезнуть из его жизни в любую минуту так же быстро и внезапно, как сделал это он. Я хотел, чтобы он не думал обо мне, как о чем-то само собой разумеющимся и не рассчитывал, что после всего этого я буду бегать за ним, как комнатная собачонка.
- Далеко, - задумчиво протянул я, - но там мне предлагают хорошую работу, а в Сакраменто развития для себя я уже совершенно не вижу. Все те же скупые клиенты, которые готовы удавиться за каждый цент. Да и перекупщиков здесь за последние пару лет развелось, как тараканов, - я вздохнул, - а вот Канада - самое то. Там все будет по-другому, - я посмотрел на Имса, чтобы увидеть его реакцию на свои слова. Понятное дело, я врал. Даже сам не верил во всю ту ахинею, которая только что вырвалась из моего пьяного рта, но в то же самое время, я пытался быть как можно более убедительным для британца, который сидел в десятке дюймов от меня.
- Важные семейные дела, - мои глаза превратились в узкие щели, - не помню, чтобы ты говорил что-то о семье, - я запнулся, и в этот момент попытался прокрутить в голове наш последний разговор, который пройдя сквозь время, стал уже мутным и неясным, а временами даже додуманным, - но даже если так, то ты хотя бы мог мне иногда отписывать или звонить. Честно, если бы ты хотя бы раз отписал мне пару строк или сказал "Привет, у меня все хорошо. Скоро свидимся", то я бы наверняка не обиделся, - я поджал губы, как обиженное дитя. Да, мне было обидно. А тот факт, что все это время я находился в слепом неведении, и вовсе довел меня до второй стадии алкоголизма, курения и грязного полового распутства, коим я вовсе не горжусь. И одна только мысль о том, что Имс даже не удосужился сообщить мне о себе короткой весточкой, делала мне безмерно больно.
- Всего лишь Лондон? - я поднял левую бровь, - ты говоришь так, как будто съездил на летние каникулы в Нью-Джерси, - я немного наклонился вперед, - Лондон - это далеко, Имс. Очень далеко, - я взглянул в его голубые глаза и ненадолго застыл в безмолвии. Я хотел найти там понимание, хотел чтобы он наконец-то взял в расчет и мои чувства, какими бы пустыми они ему не казались.
- Если все дело и правда в семье, как ты говоришь, то я все понимаю, - я набрал в свои легкие воздуха и громко выдохнул, - и я не хочу быть эгоистом, который считает, что он важнее в твоей жизни, чем родные, - я грустно улыбнулся уголком губ, - это не так и никогда таким не станет. Я всегда буду на втором месте, но просто не делай так больше, пожалуйста, ты слишком мне дорог, и честное слово, еще один такой внезапный уезд и я перееду в психиатрическую больницу, - я хрипло засмеялся и покачал головой. И пусть это звучало, как пустые слова, но это была правда, ведь все тех же пол года назад я был на грани нервного срыва. Со мной такое было впервые. Даже самые большие нагрузки на работе, самые выгодные сорванные сделки, проблемы с семьей и друзьями никогда не доводили меня до такого состояния, как это сделал Фитцжеральд за один вечер. Я не знаю, что такого особенного было в нем, ведь он такой же простой человек, как и все остальные [вот только он кудрявый, голубоглазый и у него такой мягкий характер, как у маленького ребенка]. Неужели, это и правда была любовь? Ведь даже после всего этого, сейчас я готов был ему все простить, я не хотел кричать и материться, как это было в моей голове, нет, я хотел вновь почувствовать его тепло в объятиях, прикоснуться к его нежной бледной коже и почувствовать влажные мягкие губы на своих.
Как будто прочитав мои мысли, Имс приблизился ко мне и заключил меня в нежном и слегка страстном поцелуе. Я не стал сопротивляться, потому что абсолютно не видел в этом никакого смысла, так как этот поцелуй был самым долгожданным событием за последние шесть месяцев. Я приобнял мужчину за талию и придвинул его немного ближе. Меня совершенно не смущал тот факт, что в пабе мы были не одни и уже наверняка приковали к себе несколько пар любопытных глаз. Меня даже не волновало то, что в данном заведении найдется парочка гомофобов, которые не побоятся высказать свое "фи", ведь это "фи" я смогу легко засунуть в их "жо".
- И это главное, - улыбнулся я и с закрытыми глазами вновь нашел его губы. Их вкус совершенно не изменился - все такие же сладкие, как и при первом нашем поцелуе, - ты не против, если мы уедем отсюда? Я знаю очень красивое место. Тебе должно понравится.

+2

9

Сначала я послушно слушал, что мне говорил Дамиан. Вся эта история про Канаду, в которой больше перспектив, в которой вроде бы интереснее, все это звучало, как-то странно. Или мне хотелось, чтобы это странно звучало. Конечно же, я понимал, что поступил не очень красиво. Взял и сбежал, не появлялся полгода, а тут оп, здравствуйте, вот я - прекрасный Имс, который ведет себя так будто ничего и не случилось. Ох, знал бы Вольский, как сложно мне это дается, вести себя вот так непосредственно.
В общем, слушать долго все это у меня не получилось.
— Заткнись, — рявкнул я. — Канада настолько же далеко, как и Лондон, а ты сам сказал, что Лондон очень далеко. Так что я считаю, — голос эксперта завил я. — Что ни в какую Канаду тебе не нужно. Тебе нечего там делать, потому что у меня для тебя есть какое-какое предложение. Но мы его обсудим позже. Я сейчас не хочу говорить о работе, — подытожив, я шумно выдохнул. Сам не знаю, что на меня нашло, почему я так резко повел себя, но зато, возможно, я спас нас с Дамианом от его глупого поступка. Теперь, когда я вернулся в Сакраменто, когда у меня больше нет Себастьяна, у нас есть настоящий шанс, которого когда-то не было.
Поцелуй – хороший способ перевести тему. Или закончить ту, которая тебе очень не нравилась. Я не сторонник того, что поцелуями нужно затыкать людей. Затыкать – не очень культурно (хоть я сейчас так и сделал), а поцелуй не всегда подходит для этого. Но в данной ситуации это было именно то, что нужно нам обоим. Каждый из нас ждал этого, хотя бы подсознательно, а я решил дать.
Отрываться от Дамиана совершенно не хотелось. Шум бара для меня как-то сразу снизился, показалось, что и свет немного приглушился, в общем, я превратился в романтичного, великовозрастного придурка.
— Я обещаю, что больше так не сделаю, — прошептал ему на ухо, продолжая сжимать ладонь поляка. — А если сделаю, то заберу тебя с собой. Но я честно, больше не заставлю тебя так переживать. Извини меня, мне стыдно, — быстро выпалил и уткнулся ему в плечо.
Меня даже не отторгал запах сигарет, который активно источала его рубашка  и вообще он сам. У меня было огромное желание запихнуть Вольского в душ и отдраить каким-нибудь приятно пахнущим мылом.
— И давай ты бросишь курить, а? Я не одобряю, — наконец поднял голову  и строго посмотрел на мужчину.
Его слова о том, что он хочет мне что-то показать, сразу же меня заинтересовали. Я хитро заулыбался и склонил голову набок, попутно поправляя очки на носу.
— Если оно очень красивое... Настолько красивое, что с него можно писать картины, которые потом влет продадутся, то я согласен, — я развернулся лицом к залу, все так же не выпуская руку Вольского, и подозвал официантку, которая как раз проходила мимо нашего столика. Пихнул ей большую купюру в ладонь. Этих денег должно было сполна хватить, чтобы покрыть заказы и еще ей останется на чаевые. Ну, судя по лучистому выражению лица девушки.
— Все, теперь нас ничего не останавливает, пошли, — я потянул поляка за собой, вылезая из-за стола, и быстро вышел на улицу, где глубоко вдохнул прохладный, свежий воздух. — Ну что же, веди меня. Хотя подожди… Ты точно не хочешь увести меня в какую-нибудь подворотню и там убить? — я подозрительно прищурился, глядя на мужчину, а потом рассмеялся, показывая, что я просто так шучу. Может быть, не очень удачно, но сказывалась усталость, депрессия и напряженное состояние.

+2

10

Я очень редко видел, как злится Имс. Я видел его расстроенным, недовольным, капризным, но злым... злым я видел его лишь пару раз. Выглядело это, конечно, немного угрожающе, но сейчас ему удается лишь вызвать у меня улыбку в качестве ответной реакции. Мне все-таки удалось его зацепить и он наконец-то доказал мне, что я чего-то стою в его жизни. Пусть моя "цена" была не такой уж и большой, но даже эта мысль грела душу. После шести месяцев метания в догадках спала пелена недосказанности и я наконец-то узнал правду. Давно мне не было так хорошо. Его слова опьяняли меня больше, чем весь выпитый алкоголь до нашей встречи.
- Я тебе верю, - вполголоса проговорил я, - мне просто очень хочется тебе верить, - я глубоко вдохнул аромат парфюма, который доносился от британца. Это был все тот же запах и все тот же Фитцжеральд, которого я когда-то нашел на обочине в полуобморочном состоянии, - и тебе должно быть стыдно. О, ты даже не представляешь как тебе должно быть стыдно, - после этих слов я тихо засмеялся с легкой хрипотцой. Я все так же хотел курить и терпеть уже было невмочь. В желудке появился некий спазм и я немного застонал, когда услышал, как Имс попросил меня бросить пагубную для здоровья привычку. Честно, я был бы и сам рад бросить, но не могу. Я стал слишком зависим и теперь даже не представлял, как проснусь и сразу же не пойду на террасу или балкон, чтобы сделать несколько глубоких затяжек. Курение слишком быстро стало неотъемлемой частью моей жизни, а все потому что я очень быстро привыкаю к чему-либо. Даже к Имсу я умудрился привыкнуть больше, чем ко всем моим бывшим партнерам вместе взятым. А ведь мы только год были вместе.
- Ну это за один день не делается, - протянул я, - вот дай мне месяц и я постараюсь бросить. Правда, - я посмотрел на британца взглядом переполненным мольбы и понимания. Ну неужели он не сможет простить мне какую-то жалкую привычку? Я ведь простил ему намного больше! - пронеслось у меня в голове. И пусть это звучало слишком по-детски и эгоистично, но в тот момент я находил это очень даже несправедливым. В голос так ничего и не сказал. И так слишком много за сегодня успел наговорить. Хватит.
- Ну вот, - я театрально вздохнул, - теперь мне кажется, что мое место не такое уж и красивое, - я покачал головой, - умеете же вы, мистер Фитцжеральд, - я резко замолчал и засмеялся. Честно говоря, я давно мечтал поделиться с Имсом своим тайным местом, но почему-то всегда откладывал это дело. А может, все дело в том, что я тогда не был до конца уверен, что смогу поделиться с кем-то "своим" местом. Ведь "моим" оно было очень давно и все это время оно было связано только с одним человеком, который когда-то впервые мне открыл его. Теперь мне хотелось так же стать таким человеком и для Имса. Я хотел показать ему самое интимное и сокровенное, что только есть в моей жизни. И это было правильно. По крайней мере мне так казалось.
- Да я бы и сам смог заплатить, - слегка обиженным тоном проговорил я, после того, как увидел счастливое лицо рыженькой официантки, которая получила хорошие приличные чаевые от Фитцжеральда.


- Вот черт, я что, спалился? Ты не думай, в моем багажнике мусорные пакеты и лопата просто так лежат, правда, - я сделал серьезное лицо, - а вообще, - протянул я, - не буду я тебя убивать, - я хитро улыбнулся, - пока.
Мой автомобиль находился недалеко от паба, поэтому идти нам пришлось меньше минуты. На улице уже немного похолодало.
[float=left]http://funkyimg.com/i/23QBb.gif[/float]- Слушай, я курить хочу, - не выдержал я, - давно, - добавил я и виновато посмотрел на британца, - можно выкурить одну сигаретку? Всего лишь одну и я обещаю, что больше не буду об этом просить сегодня. Ну и зачем ты врешь? - из глубины разума донесся саркастический голос совести.
Не дожидаясь ответа я полез в карман брюк, достал пачку сигарет с зажигалкой и быстро закурил. Дым приятно растекся по легким и я с нескрываемым наслаждением выдохнул белый клуб в кристально чистый вечерний воздух.
- Прости, - еще раз извинился я, когда сигарета была докурена, а окурок полетел в сторону урны, которая стояла недалеко от моего автомобиля.
- Садись, - я снял авто с сигнализации и залез на водительское сидение.

Отредактировано Damian Wolski (2015-11-07 20:10:00)

+1

11

Все происходящее казалось мне сном. До тех пор, пока не происходило чего-то очень странно, я просто отказывался в это верить. Как судьба может вот так в лёгкую распоряжаться случаем, чтобы свести двух людей, которым эта встреча требовалась, как живительный глоток воздуха?
Сейчас я понял ужасную вещь. Что если бы не эта воля чего-то всевышнего, то едва ли я бы так быстро собрался появиться в жизни Дамиана. Мне было бы ужасно стыдно из-за того, что я пропал. Я бы как ребенок пытался бы оттянуть неприятный момент серьезного, сурового разговора, лишь бы не испытывать дискомфорт и страх. Но ведь не стоит думать о том, чего уже никогда не произойдет? Наверное, все-таки я очень даже везучий черт. Чтобы считать себя везучим совершенно не обязательно выигрывать в лотереях.
— Месяц,  пан Вольский, месяц вам даю на раскачку и моральную подготовку к тому, что вам нужно бросить курить, — согласно кивнул я. Уж я-то как никто другой понимал, что такое избавляться от вредной привычки.
Самое печальное, что я довел обоих своих мужчина до какой-либо зависимости. У одного обострил более пагубную, у другого просто вызывал. Как после такого можно считать себя хорошим человеком, не поддаваться угрызениям совести, не казаться самому себе ничтожеством?
— Какая разница кто из нас заплатит? В следующий раз будешь платить ты, окей, — я пожал плечами. Мне, в общем-то, было абсолютно все равно. Мы оба находились в таком материальном благополучии, что от ста долларов ни обеднеем и ни обогатеем.
Я недовольно дернул бровью, услышав про желание Дамиана, а потом развел руками, будто даже приглашая это сделать. В конце концов, кто я такой, чтобы запрещать? Тем более, конечно, от зависимости не отказываются за один вечер.
— Волен делать все, что тебе захочется, — без капли обиды ответил я, наблюдая за мужчиной.
Было бы глупо отрицать, что курящий Вольский выглядит красиво. Тлеющая сигарета в его длинных пальцах, дым, который клубом смешивался с воздухом, полуприкрытые глаза. Но мне непозволительно романтизировать такое. Всему нужно знать границы.
— Ты знаешь, что я тоже курил? — вдруг спросил я, разглядывая какой-то листок на земле и ковыряя его носком ботинка. — В период своей бурной молодости, когда я приобрел наркоманию, которая уберегла меня от алкоголизма, — я усмехнулся. — Курить я тоже начал и продолжал, наверное, лет до 28, даже когда уже был в завязке от наркотиков. Но и это смог победить. Так что теперь осталось не спиться, чтобы не иметь полный подарочный набор, — у меня получилось рассмеяться, но не слишком весело.
Я умолчал, что Себастьян-то как раз начал спиваться, потому что считал, что некрасиво своей нынешней пассии [уже нынешней?] рассказывать про бывшую, только если не в ключе чего-то прошлого. Но это не должно касаться настоящего.
— Так, стой, — я замер, открыв дверь на пассажирское место. Дамиан слишком бодро решил, что поведет машину. — Ты выпил гораздо больше меня, так что ты точно за руль не сядешь. Скорее это сделаю я, потому что во мне только один стакан разведенного джина, который был залит почти сорок минут назад. Вылезай, — я обошел автомобиль, дождался пока Вольский освободит место, и уселся в кресло, захлопнув дверь. Сначала я настроил под себя водительское место – ноги Дамиана все-таки были длиннее моих, так что пришлось подкатить кресло ближе к педалям и немного опустить сам руль.
— Я твою машину не грохну, не волнуйся. А если и грохну, то оплачу ремонт. Или куплю новую, — легко сказал я, пожимая плечами и наконец, заводя мотор. — Давай, рассказывай, куда же нам ехать на твое живописное место.
На самом деле, мне было ужасно интересно, что мне хочет показать Дамиан, потому что складывалось ощущение, что это что-то личное. А раз он хочет мне это доверить, значит, он меня действительно простил. Я плавно выехал на дорогу, на которой сейчас было не слишком машин и встал на перекрестке, дожидаясь нужного поворота.

+2

12

За эти пол года у меня было достаточно любовников и любовниц, чтобы я смог наконец-то забыться и выбросить из головы Имса. Но черт возьми, каждый раз, когда я кого-то хорошенько отдирал, я с отвращением смотрел на его довольную физиономию и мне хотелось поскорее остаться одному. С Фитцжеральдом такого никогда не было. Нет, с ним я мог лежать в кровати сколько угодно, я мог поглаживать его кудряшки на голове, проводить кончиками пальцев по его нежной и бледной коже, мог любоваться тем, как он тихо посапывает на моей груди. Честно говоря, я даже никогда не думал, что смогу кого-то так полюбить. Наверное, правду когда-то сказал Сергей Есенин: " В жизни мы любим лишь раз, а дальше лишь ищем похожих". Но как можно было найти кого-то хотя бы немного похожего на него? Нет, таких, как он я никогда не встречал и готов поклясться, что никогда не встречу. Единственный раз, когда в мою голову закралось секундное сомнение - первая ночь с Ноэлем после отъезда Имса. Но тогда я быстро отбросил это и никогда больше к не возвращался, так как даже одна мысль о подобном меня до чертиков пугала. Я держался за Имса до последнего и, как оказалось, совсем не зря. Он вернулся. Вернулся таким же голубоглазым и кудрявым, каким я удерживал его в своей голове.
- Нет, не знал, - протянул я и поднял одну бровь, - ну теперь ты точно меня понимаешь, - на лице от чего-то засияла пьяная ухмылка, - но надеюсь, что больше ты этого делать не будешь. Ты ведь такой идеальный, такой правильный, - я немного отшатнулся назад, но быстро словил равновесие. Я осознавал, что сейчас я был чертовски пьян, и даже немного понимал почему идея, которая пришла в мою голову относительно вождения в пьяном состоянии, вызвала у Фитцжеральда такой ужас. Но ведь пьяным людям всегда свойственно переоценивать свои способности? Алкоголь любого превратит в супергероя с суперсилой. Вот у меня была сила "контроля".
- Иииимс, я пьяный, но я себя контролирую, - просопел я, - я всегда себя контролирую! Ты ведь знаешь! - уже немного повысив голос продолжаю сопеть я. Но сейчас Фитцжеральд был непоколебим. Да, он тоже выпил, но тот мелкий стаканчик - ничто в сравнении с тем, сколько влил в себя я. Да еще если учитывать, что табачный дым усиливает влияние алкоголя на организм, то я вообще, наверное, кажусь в дребезги пьяным со стороны.
Но знаете что? Я соглашаюсь. Да, я супергерой с суперсилой, но внутренний голос мне все-таки посоветовал отступить и дать дорогу менее пьяному Имсу, который хотя бы видит перед собой четкую картинку и сможет не съехать на обочину. А если учитывать, что дорога нам предстоит довольно мудрёная, то это даже к лучшему.
Я влезаю на пассажирское сидение и резко откидываю голову на кожаное сидение. Зря. Меня начинает немного мутить, а вестибулярный аппарат устроил мне веселый вертолет, я открыл окно, чтобы впустить свежий прохладный воздух и прикрыл глаза.
- Купишь мне новую? - из груди вырвался сдавленный смешок, - давно хотел себе новую, дерзай, - я немного сполз вниз, - я бы сейчас и до дома не добрался, давай лучше воспользуемся навигатором. Я как раз сохранил там адрес, - я открываю глаза и пытаюсь сфокусироваться на безумно ярком экране навигатора. Да, адрес там и впрямь был и помощник уже начал прокладывать путь.
- Вот так-то лучше, - я опять откинулся на сидение и сделал глубокий вдох. Машина плавно тронулась и я немного повернулся в сторону Имса, - как давно ты в Сакраменто? - сдавленным голосом спросил я. Честно говоря, ответ на этот вопрос я знать не хотел, ведь если Фитжеральд уже давно, то это причинит мне безумную боль и ничем хорошим это не закончится. Хотя я до последнего надеялся, что это не так, ведь Имс не мог бы так поступить? Нет, не такой, - проносится в моей голове, - ведь он тоже меня любит, верно?
- У тебя был кто-то за эти шесть месяцев? - вырвался из меня вопрос на который я вновь-таки не хотел знать ответа. Не хотел, что задавал. Проклятый алкоголь! Хотя если и был, то мог бы я его за это попрекнуть? Весь сам-то я себе в подобном не отказывал.

+2

13

So honey please don't let go
Or you'll fall into the dead of night
So honey please don't let go
You'd better learn to fly
'Cause they're gonna point you up at the sky

Я могу сказать, что мне повезло — я могу найти положительную сторону во всем. Нет, серьезно, абсолютно во всем. Вот задумайтесь. Что может быть хорошего в большом, увесистом, сером камне на душе? В огромном грузе, который вас преследует всегда и везде, даже отзываясь во сне, хотя, казалось бы, сон должен быть единственной отдушиной.
А я вам скажу, что за положительная сторона. Это то, что когда-нибудь этот камень спадет, и вам станет легко. И будет прекрасно, если это произойдет в один простой момент. В момент, который вы даже не могли предположить. По щечку пальцев, ваши плечи расправятся, голова поднимется, чтобы смотреть вперед, а на губах заиграет улыбка. Наконец.
По второму щелчку появляется уверенность в следующем дне, как бы банально это ни звучало, ведь раньше вы с тяжелым сердцем ложились спать и просыпались даже не желая этого. И все окрашивается совершенно в другие краски.
Для меня желание жить было очень важным. И не потому что я боюсь снова сорваться на наркотики, находясь в подавленном состоянии, а потому что… наверное, потому что я рыжий? Я другого объяснения просто не вижу. Ведь многие говорят, что рыжие – солнечные люди. Не знаю, насколько солнечный я сам, но потребность в этой яркой звезде у меня точно есть. И даже не обязательно, чтобы она пробивалась сквозь облака, мне достаточно того метафоричного определения, которое употребляют люди.
Но я это все веду к тому, что мой камень, наконец, упал. 
Я бросил быстрый взгляд на Дамиана, который сидел на пассажирском месте.
Казалось бы, как вот эта пьяная рожа, которая, судя по всему, сейчас ловит вертолеты, может мне помочь? Наверное, я действительно его люблю? Ну, то что мне было очень важно получить его прощение – это точно, в этом я не испытывал сомнений еще в самом начале. Вольский смог крепко врасти в мою жизнь и в меня самого. Знаю, что я страдаю особой влюбчивостью и быстро привязываюсь к людям. Я знаю, что поступил не очень честно по отношению к Себастьяну, но что я могу с собой сделать?

Пьяная рожа смогла совладать с собой и принялась тыкать в навигатор, который мерзким голосом стал мне указывать, куда ехать.
— Ты знаешь, что я не люблю навигаторы? — поинтересовался я, откидываясь на спинку кресла и поворачивая руль, практически поглаживая его. У меня такая привычка осталась еще с самого детства, когда я смотрел на моего отца, когда он водил машину. Именно он так делал – поворачивал руль очень плавно, гладя его. — Они часто прокладывают неправильную или слишком долгую дорогу. И голоса у них отвратительные, да. Механические голоса, хоть их и озвучивали настоящие люди.
Выбора другого не было, пришлось подчиняться и следовать указам мужика из GPS. Тихо, под нос я передразнивал его американский акцент.
Наконец мы выехали на свободную дорогу, которая вела из города.
— Мне кажется, ты реально решил меня увезти куда-то подальше и расчленить, — рассмеявшись, быстро включил свет в салоне, нашел кнопку опускания стекол на своей двери и приоткрыл окно Дамиана еще сильнее, чтобы его совсем обдуло холодным, отрезвляющим потоком воздуха, после чего выключил свет, который только мешал вести машину.
— Я приехал две недели назад. Кажется, — неуверенно добавил я, потому что этот отрезок времени слился для меня в единое целое. — У меня было много дел, сам понимаешь. Меня не было полгода. Флор хоть и хорошо справлялась, но я не могу избавиться от желания все контролировать, — начал оправдываться я, чтобы Вольский не подумал обо мне еще хуже.
Вопрос о том, был ли у меня кто-то, поставил меня врасплох. Врать не хотелось, делать больно тоже.
— Был, — ничего не остается, как отвечать честно. Будь я на месте Дамиана, не обиделся бы. — Чисто для удовлетворения потребности. Обычная схема – гей-клуб, алкоголь, одна ночь, после даже нет оставленного телефона.
Навигатор гнусным голосом просит свернуть направо и предупреждает, что там начинается грунтовая дорога. Я сбавляю скорость, приподнимаюсь в кресле – еще одна привычка в вождении, которая перешла ко мне от папы. С моим ростом не было потребности подниматься за рулем любой машины.
Аккуратно проезжаю по дороге, следя за ней и боясь пропустить повороты, если они будут. Быстрым движением поправляю очки. Наконец путь заканчивается, и я заглушаю мотор, отстегиваю ремень безопасности и выхожу на улицу, глубоко вдыхая свежайший воздух.
— И так, пан Вольский, куда же вы меня привезли? — с любопытством спрашиваю я, уже с нетерпением ожидая увидеть, что за место он для себя нашел.

Ожидать долго не пришлось. Дамиан провел меня между деревьев, где открылся прекрасный вид на озеро. Прекраснейшее озеро.
На водяной глади отражался яркий полумесяц, который иногда рябил из-за легких дуновений ветра. Но самым интересным было то, что трава вокруг водоема, которой в темноте не было видно, была заполонена светлячками. Они, казалось, просто застилали землю. Хорошо, что на них нельзя наступить не заметив.
Среди деревьев пели цикады, а в остальном была блаженная тишина.
— Хорошо, — шепотом говорю я, будто боясь спугнуть сверчков и цикад. — Это не просто можно рисовать, это нужно рисовать. Я бы купил такую картину.

The more that you want it
The more that you need it
I know you'll be by my side
In the heat of the moment
When the thunder and lightning come
I know that you'll be by my side

+2

14

- А я уже и забыл какой ты ворчун, - из моей груди вырвался сдавленный смешок. Мне нередко казалось, что Имс - моя полная противоположность, ведь он всегда такой правильный, сдержанный, рассудительный и нередко до занудства щепетильный. Но разве это плохо? Нет. Потому что я более чем уверен, что именно этот контраст характеров сыграл не последнюю роль в том, чтобы я бесповоротно и навсегда влюбился в этого человека. Ведь правду говорят, что противоположности притягиваются, так ведь? Легкомысленный поляк-алкоголик и английский джентльмен в одном автомобиле.
- Если этим вечером твоим навигатором буду я, то мы до места назначения вряд ли доедем, - я немного улыбнулся, - поэтому, котик, тебе лучше смириться, - я протянул руку и положил свою ладонь на ногу мужчины. После всего этого у меня появилось жуткое желание трогать его при каждом удобном случае. Наверное, все потому что я до сих пор не мог поверить, что он и правда сидит рядом со мной, такой голубоглазый и кудрявый.
Автомобиль тронулся с места и в салоне повисла звенящая тишина, которую осмеливался нарушить только безжизненный голос навигатора, что периодично приказывал Имсу двигаться вперед, поворачивать направо или налево. Иногда я слышал, как Фитцжеральд под нос передразнивал его и от этого мне становилось почему-то очень смешно.
- А если и так? - на лице расплылась ехидная ухмылка, - испугался? Конечно, я не хотел его расчленять. И причина вовсе не в том, что в пьяном состоянии я вряд ли бы смог замести следы. Нет, я бы сейчас и пальцем его не тронул, ведь теперь я понимаю насколько мне тяжело жить, когда его нет рядом.
Две недели. Эти слова глухим ударом разносятся в моей голове и я слегка сжимаю пальцы в кулак. Неужели все эти две недели он был так далеко и одновременно близко ко мне?
- Много дел, - глухим голосом повторил я, и медленно набрал в легкие воздух, - и даже на смс-ку времени не было? Я не говорю о звонке, нет, просто о коротенькой смс-ке с текстом: "Я вернулся. Скоро встретимся. Люблю. Твой Имс"? - я оторвал свой пустой взгляд от лобового стекла и перевел его на лицо мужчины, черты лица которого сложно было рассмотреть в темноте салона. А, может, он просто не хотел с тобой встречаться, ты так не думаешь? Может, ты просто далеко не самый главный человек в его жизни? - пронеслось в моей голове, и я еще сильнее сжал кулак. От переполняющей обиды хотелось яростно взреветь на весь салон, но я держал себя в руках, так как хотел услышать, что он мне ответит. Я по своей природе априори вспыльчив, да и ко всему этому в моей крови сейчас метался алкоголь. Контролировать себя в таком состоянии было очень сложно.
А добила меня новость о том, что Фитцжеральд имел интимную связь во время своего отсутсвия с каким-то незнакомцем в клубе. Нет, я понимал, что осуждать его было глупо, но я всегда был собственником, который желал держать все под своим контролем и даже не допускать мысли о том, чтобы мой человек был еще с кем-то. Хотя при всем этом я никогда не отказывал себе любимому в интиме с другими. Немного нелогично? Пожалуй.
Я уже успел пожалеть о том, что в моей голове вообще возникла идея озвучить эти вопросы, ведь я прекрасно понимал, что ответы на них могут причинить мне боль. Хотя раньше я никогда не считал себя слишком ранимым человеком, и думал, что я могу стерпеть все. Но все это было до встречи с Имсом. Теперь каждое его слово находило отголосок внутри меня. После встречи с ним я стал немного более уязвимым, чем был когда-то.
- Ладно, давай забудем об этом, - я вздохнул, - прошлое должно оставаться прошлым, верно? Я и сам творил очень много нехорошего за время твоего отсутствия, - я попытался улыбнуться. Наверное, одной из моих наилучших черт характера была моя быстрая отходчивость. Сейчас это нам обоим сыграло на руку.
Автомобиль остановился и Имс вышел на улицу. Я неспешно отстегнул ремень безопасности и немного неуклюже выбрался из машины.
- Это мое любимое место, - проговорил я, и осмотрелся по сторонам. Было довольно темно, но нас спасало полнолуние и безоблачная погода, - я частенько приезжаю сюда, чтобы побыть в одиночестве, - я подошел к Фитцжеральду и взял его за теплую ладонь. Идти нам было совсем недолго, так как я знал очень короткий путь. Спустя пару минут перед нами открылся великолепный вид на озеро и сотни маленьких мерцающих ярких огоньков. Это были светлячки. Помнится, как я впервые приехал сюда с мистером Робертсом. Тогда он рассказал мне небольшую легенду о светлячке и слепом мальчике. Мне нравилось его слушать, а ему нравилось рассказывать.
- А я бы нарисовал тебе ее, если бы мог, - шепотом ответил я, и слегка прикоснулся к руке британца, - Имс, - я сделал короткую паузу, - я скучал. Я смотрю на него влюбленным и затуманенным взглядом, а все, что теперь мне остается - мысленно пообещать себе, что я никогда его не отпущу.

I've been sitting watching life pass from the sidelines
Been waiting for a dream to seep in through my blinds
I wondered what might happen if I left this all behind

http://funkyimg.com/i/25dWX.gif

+1

15

Well, this is life in color,
Today feels like no other.
And the darkest grays
The sun bursts, clouds break.

Интересно, как живут люди, которые хорошо понимают чужие эмоции? Им легко или наоборот, сложнее, чем другим? Я им завидую, это точно. Моя яркая эмоциональность заканчивается на радости. Вот радуюсь я очень активно, а во всем остальном сохраняю странную, нейтральную каменность. Мне сложно чувствовать мелкие перепады настроения других людей, я совершенно не чувствую что им _нужно_ говорить в определенные моменты. Я могу руководствоваться только логикой и своей рассудительностью, но ведь не зря, что это моя логика? Если какой-то ответ подошел бы мне, совсем не обязательно, что он подойдет другому. В этом скрывалась огромная проблема для меня, а так же, причина, почему я не любил выяснять отношения и был готов как угодно, но бегать от этого до последнего. В этот раз жизнь решила подложить мне грабли в виде Себастьян. Мол, добегался, Имс, хватит. Больше так не делай. И к этим граблям стоило прислушаться, потому что он оставил огромный синяк на лбу. Некрасивый такой, болезненный, крайне неприятный. А я изо всех сил стараюсь учиться на своих ошибках. И из-за своей глупости и какого-то нежелания я не могу позволить себе потерять и Дамиана.
— Ты знаешь, бывают моменты, когда ты поглощен исключительно тем, что происходит с тобой в этот момент. Просто поверь мне, пожалуйста, — я спокойно отвечаю. В отличие от Вольского, у меня не бывает резкой злости. Но я решил, что он должен все это знать. Я должен хоть как-то искупить вину перед самим собой. И сейчас я говорил правду.
Проблемы моей семьи захлестнули меня полностью. Только что-то глобальное может заставить меня сорваться, бросить все и уехать на долгий период времени.
— Возможно, я тебе когда-нибудь расскажу, но я не буду обещать, — я покачал головой и снова отвлекся на живописный вид. Стоило немного помолчать, чтобы послушать пение цикад. Они как будто заставляли расслабиться и забыть обо всем, будто бы ласково нашептывали, и отказать им было невозможно.
— Забудем, — я тихо поддакнул, буквально боясь спугнуть волшебных насекомых. Если бы Дамиан мне сейчас сказал, что у него кто-то был, я бы отреагировал совершенно спокойно. Потому что я к этому привык. Стивен поступал со мной еще хуже. Да и, в конце концов, я сам только что признался, что спал с другим мужчиной (плевать, что не помню, кто это).
— Забудем и не будем вспоминать. Ничего не было. У нас есть возможность начать все с начала. Ну, практически с начала. Я отказываюсь снова знакомиться с тобой, — я тихо рассмеялся, нашел его руку, сначала зацепился мизинцем за мизинец, а потом и взял его за ладонь, мягко сжимая.
— Ты не боишься, что это может стать и моим любимым местом? Но если ты не захочешь, то я не буду претендовать, я все понимаю, — я очень серьезно кивнул и даже нахмурился.
Я помню, как Саша ругала меня, когда я случайно нашел ее рядом с озером, к которому она ходила почитать и подумать. Она гневно попросила забыть дорогу к тому месту, то ли действительно из неохоты делить это место, то ли просто из вредности. Но я с уважением отнесся к ее просьбе и больше даже не прогуливался рядом.
— Если бы ты это нарисовал, то это была бы самая дорогая картина в моей коллекции, — я заулыбался, вглядываясь через сумерки в лицо Вольского. Я ни на секунду не забывал его лицо.
Кто-то из моих снов, кого я раньше не мог разглядеть, наконец, обрел точный образ. Мое подсознание пыталось до меня достучаться, но делало это очень неловко, неумело, поэтому к утру я забывал, кого я видел, но теперь я был уверен – это был он. Ужасно романтичная фигня, сентиментальная, но даже взрослые мужчины подвержены ей. Почему бы и нет?
— И я скучал, — у меня не получается произнести это громко, даже не получается сказать громким шепотом, но я не сомневаюсь, что он услышал меня.
Я поддаюсь своим порывам, практически всегда, поэтому подаюсь вперед и наконец, жадно целую Вольского, прижимаясь к нему всем телом. Теперь это можно сделать свободно, тут никто не смотрит, а цикады осуждать не будут.
— Скучал, — выдыхаю ему в губы, на секунду прерывая поцелуй, но снова возвращаясь к нему, не отпуская ладони мужчины, а второй рукой обнимая его за талию.
Я уехал от Себастьяна, чтобы вернуться к Дамиану. Как все быстро может меняться. И я даже не жалею об этом. Себастьяну не нужны были отношения и его нужно отпустить.
А мне теперь кажется, что я приобретаю что-то большее. Я убежден.
— И я люблю тебя, пан Вольский.


Well, this is life in motion,
And just when I could run this race no more.
The sun bursts, clouds break.
This is life in color.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » СОРРИ, Я ВСЕ ИСПРАВИЛ